регистрация / вход

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Ретроспективный анализ изменения стереотипа внутрисемейных ролей супругов в связи с профессиональной деятельностью. Традиционная дифференциация половых ролей. Исследование влияния профессиональной занятости супругов на уровень конфликтности в семье.

ХРИСТИАНСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

Факультет гуманитарный Кафедра гуманитарных дисциплин

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

НА ТЕМУ:

«ВЛИЯНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

СУПРУГОВ НА КОНФЛИКТНОСТЬ В СЕМЬЕ»

студентки

Научный руководитель

канд. психол. наук, доцент

Прокофьева-Акопова С.А.

Рецензент-консультант

Допустить к защите

Зав. кафедрой____________

«______»__________2008г.

Одесса-2008г.

содержание

введение. 3

глава 1. ретроспективный анализ изменения стереотипа внутрисемейных ролей супругов в связи с профессиональной деятельностью. традиционная дифференциация половых ролей в семье. 6

1.1. современные аспекты полоролевых стереотипов и основные направления их изучения. 10

глава 2. полоролевая дифференциация и межличностные отношения супругов 18

2.1. влияние распределения ролей в семье на поведение супругов. 18

2.2. социально-психологические факторы конфликтных взаимоотношений супругов. 24

2.2.1 профессиональная деятельность супругов как одна из причин конфликтных ситуаций в современной семье. 37

глава 3. исследование влияния профессиональной занятости супругов на уровень конфликтности в семье. организация и методики диагностики 42

3.1. Процедура проведения исследования. 43

3.2. результаты и их обсуждение. 44

выводы.. 53

список литературы.. 55

введение

Актуальность. Все человеческие проблемы начинаются и заканчиваются в семье. Семья сложный и одновременно целостный организм, который функционирует по определенным законам, имеет свои стадии развития и свои «подводные камни».

В последние несколько десятилетий представления о том, что такое семья, каковы в ней роли мужчины и женщины, о том, как семья должна быть устроена, начали сильно изменяться.

Раньше все было просто. Создание семьи считалось безусловной ценностью. Особенно для женщин было важным выйти замуж до определенного возраста, создать семью, родить и воспитать детей. Иначе они считались неполноценными. Более того, из поколения в поколение передавались правила жизни семьи. Мужчина был единоличным главой семьи, женщина должна была его слушать, играя роль подчиненного. Женщина занималась хозяйством и детьми, а мужчина зарабатывал деньги, строил карьеру, реализовывал себя. Младшие должны были беспрекословно подчиняться старшим, мнение детей мало учитывалось. Ценность семьи как целого была большей ценностью, чем отдельного ее члена.

Но постепенно, с конца ХІХ века, эта модель начала изменяться. Большие патриархальные семьи, где проживали совместно несколько поколений, рушились (в основном по причине большого переселения людей в города).

Женщины начали работать, проявлять себя, развивать свои способности, делать карьеру, зарабатывать деньги, принимать участие в жизни общества. Демократичность в отношениях стала провозглашаться одной из базовых ценностей.

Ценность семьи и принадлежность к ней стала в наше время значительно ниже. Разрушить семью раньше, было практически невозможно – церковь и общество этого не допускали. С началом разрешения разводов супругов, ранее существовавшее равновесие жизни было нарушено. Старые модели отношений уже не действуют.

Одновременно люди стремятся создать семью. Они влюбляются, женятся, рожают детей – объединяются в семьи в поисках тепла близости, понимания, поддержки и защищенности. Им труднее быть вместе, нежели их бабушкам и дедушкам, которые более-менее знали, как жить в семье. Многие из вступающих в брак ищут удовлетворения только собственных потребностей, не желают мириться с потребностями и желаниями второй половины, ведь сегодня легче уйти, чем изменить себя.

Переход к рыночной экономике и изменение форм собственности в странах бывшего Советского Союза, привели к стремительному развитию деятельности в различных сферах бизнеса, которая привлекает не только мужчин, но и женщин. Указанная деятельность, как правило, связана с увеличением длительности пребывания на службе (командировки, ненормированный рабочий день, деловые встречи в вечернее время и пр), что может вызывать недовольство одного из супругов.

Анализ литературы свидетельствует о том, что проблема влияния профессиональной деятельности супругов на характер их взаимоотношений в последнее время все больше интересует психологов. Эту проблему изучали Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубровская, В.П. Левкович, О.М. Разумникова, однако она еще недостаточно изучена.

Основная цель исследования: изучение влияния профессиональной деятельности супругов, связанной с повышенной занятостью на особенности взаимоотношений и конфликтность в семье.

Для достижения основной цели предполагается решить следующие задачи:

- провести ретроспективный анализ теоретических подходов по исследованию изменений внутрисемейных ролей в связи с профессиональной деятельностью супругов;

- исследовать основные факторы, влияющие на конфликтность в семье, вызываемые высокой занятостью в профессиональной сфере одного из супругов;

- выявить отдельные составляющие удовлетворенности браком супругов;

- подобрать адекватную психодиагностическую методику для исследования;

- провести эмпирическое исследование супружеских пар, в которых один из супругов имеет более высокую профессиональную занятость в профессиональной деятельности.

Объект исследования: супружеские пары, где один из супругов имеет более высокую занятость в профессиональной сфере.

Предмет исследования: особенности супружеских взаимоотношений.

В качестве гипотезы мы выдвигаем такое предположение:

в двухкарьерных браках, где женщины имеют более высокую занятость в профессиональной деятельности, чем мужчины, – уровень конфликтности во взаимоотношениях супругов будет выше, а количество проблемных и нестабильных браков больше, чем в семьях, где высокую профессиональную занятость имеют мужчины.

Методы исследования: теоретические: анализ, синтез, классификация, систематизация; эмпирические: тест-опросник «Методика выявления характера взаимодействия супругов в конфликтной ситуации» Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозмана, Е.М. Дубровской; Опросник удовлетворенности браком В.В. Столина, субъективные: Беседа с супружескими парами в целях выяснения их субъективной удовлетворенности браком и стратегии поведения в решении семейных конфликтов.

Структура и объем работы: работа состоит из введения, трех глав, выводов, списка литературы, приложения. Общий объем работы 62с.

глава 1. ретроспективный анализ изменения стереотипа внутрисемейных ролей супругов в связи с профессиональной деятельностью. традиционная дифференциация половых ролей в семье

По древней герметической доктрине, цивилизация, как и все живое, развивается и функционирует согласно семи герметическим законам, один из которых – закон пола. Мужское начало всегда задавало направление, структуру; женское – наполняло энергией, содержанием, смыслом. Мужское начало относится к так называемому объективному разуму, сознательному, добровольному, активному и т.п.; женское – к субъективному, подсознательному, невольному (пассивному). Такой подход, как считали герметики, является основой для объяснения многих процессов, происходящих в мире.

Вся история развития человеческого общества – проявление мужского и женского начал в их единстве, но единстве далеком от истиной гармонии [37, с.17]. Человек полностью ушел в парадигму приоритетности [7, с.15]. В результате, на долгие столетия возобладал мужской принцип организации общества.

Семья как относительно замкнутая малая группа обладает своей социально-психологической структурой межличностных отношений. При их изучении на первый план выступают функционально ролевые связи – следования социально заданным нормам поведения, образцам и ролям, зафиксированным в этой или иной культуре [33, с.69].

В недалеком прошлом главным образом мужчина выполнял наиболее тяжелую физическую работу и нес основную моральную и материальную ответственность за благополучие семьи. Мужчина являлся бесспорной главой семьи. Именно он определял статус семейного союза, устанавливал круг общения семьи, принимал важнейшие решения по всем важным вопросам. За это он освобождался от всех домашних обязанностей [16, с.114].

Патриархальные отношения в семье, т.е. главенство мужа, существовало и на Руси. Причем взаимоотношения между супругами регламентировались очень четко. Так, в литературном памятнике Древней Руси «Домострое» (XVI в) подробно расписаны семейные роли мужа и жены. Моральные нормы были для них одинаковыми, однако сферы деятельности строго разделены: муж – глава, он вправе поучать жену и детей, жене надлежит быть трудолюбивой, хорошей хозяйкой и во всем спрашивать совета мужа. Однако фактически часто жены имели на мужа большое влияние и командовали в семье.

В XVII - XIX вв. в большинстве семей дети жили в доме до смерти родителей. Роль домохозяйки и матери оставалась до конца жизни, с одной стороны самодостаточной, а с другой – исчерпывающей и изнуряющей.

В ХIХ веке женщины из среднего класса не работали вне дома. Экономические и политические дела входили в обязанности мужчин; домашняя работа была уделом женщин. Семья была своего рода укрытием от стрессов и напряжения повседневной жизни; хорошая жена создавала атмосферу покоя, любви и тепла. Забота о детях стала не просто одной из многих забот, а «священным долгом» и самой главной обязанностью женщины.

Роль женщины определялась на основе следующих убеждений:

женщины наделены особой способностью воспитывать детей (ведь им свойственны нежность и высокие моральные качества);

привязанность к дому защищает женщин от пороков внешнего мира, которому им трудно приспособится, поскольку они слишком ранимы и благородны;

благодаря материнству, воплощенному в воспитании детей, они могут улучшить общество. Это единственный способ женского воздействия на общество.

Барбара Велтер назвала это новое определение роли женщины «культом Истинной Женственности». Подобный «культ» поддерживался в журналах для женщин и религиозных брошюрах.

Следует отметить, что на рубеже ХIX и ХХ вв. даже слабые намеки на необходимость достижения равноправия полов вызывали непонимание, а подчас воинственное неприятие со стороны мужских «интеллектуальных» кругов. В многочисленных работах того времени, посвященных женскому освободительному движению, акцент делался на психофизическом своеобразии полов, иногда доходящих, по мнению С.И. Голода, до абсурда [12, с.14]. Так, например, Прудон писал: «Допуская к исполнению общественных обязанностей женщину, предназначенную природой и супружескими законами к занятиям чисто семейным – мы пятнаем семейную честь, делаем из женщины лицо общественное, провозглашаем смешение полов, общность любви, уничтожение семьи, абсолютизм государства, гражданское рабство и шаткость собственности» [16, с.18].

Таким образом, главным для женщины в традиционной семье считалось образцовое ведение хозяйства, присмотр за детьми, их воспитание. Патриархальная семья основывалась на зависимости женщины от родителей и от мужа и детей.

В середине ХIХ века миграция, социальные реформы, индустриализация общества развеяла культ Истинной Женственности и способствовали вовлечению женщин в деятельность вне дома. Однако, глубоко укоренившиеся взгляды на половые роли, по-прежнему были сильны.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что до конца XIXстолетия, существовавшее на Западе определение роли полов, за редким исключением, не менялось. Для этого периода характерно четкое разграничение функций мужчин и женщин, доводившееся в некоторых случаях до бескомпромиссного дуализма в рамках жесткой иерархической модели. Его сторонники апеллировали к природе, религии, традициям, которые якобы существовали с древнейших времен. Женщина вела хозяйство, рожала детей. Мужчина завоевывал мир и отвечал за жизнь семьи, добывая для нее все необходимое. Роли полов определялись соответственно «месту» каждого из них. Для женщины – это в первую очередь дом. Внешний мир – мастерские, фабрики и деловые конторы – принадлежал мужчинам.

Однако, массовое вовлечение с конца ХIХ в. женщин в профессиональную деятельность способствовало ее общественно-политической активности и отразилось на социально-экономическом статусе мужчин – все это вместе взятое, как отмечает С.И. Голод, способствовало кризису патриархальных ценностей, что нашло отражение не только в научном, но и в обыденном сознании [12, с.13].

Женщины стали осваивать новые сферы деятельности: обще6ственно-трудовую и политико-культурную, а также преобразовывать семейную. Мужчины же, утратив профессиональную монополию, не спешили расставаться с традиционными семейными «привилегиями».

В последующие годы изменению положения женщин в семье, а вместе с тем и взгляду на ее профессиональный труд, в частности, способствовали получение образования и профессиональной подготовки, отмирание двойного стандарта в отношении ее участия в общественной деятельности и индустриализации домашнего быта, рост числа детских воспитательных учреждений и возможность планировать количество детей.

Экономическая самостоятельность женщины перечеркнула ее исключительную зависимость от главы семьи. Более того, произошел «надлом», кризис патриархальной моногамии.

Однако, новое положение женщин не в значительной степени отразилось на ее социальном статусе в семье. Взгляд на женщин как на существа подчиненные, ущербные проглядывались во многих работах даже первой половины ХХ в.К. Юнг [7,c.148] писал, что женщина всегда стоит там, где падает тень мужчины, поэтому ему очень легко их перепутать. Его удивляло и озадачивало, что женщины думают, чувствуют, работают, а не сидят дома с детьми, носят брюки, а не юбки.

Считалось также, что женщина может работать, только обладая в большей степени мужскими чертами, и что даже это не должно слишком сильно мешать выполнению ею роли жены, матери, которая соответствует ее женским биологическим потребностям. Так, например, О. Вейнингер говорит о женщинах, которые изменили свою социальную роль или стремятся к этому, как о недоразумении [9,c.116].Ф. Каприо пишет, что женщины - существа второго сорта, а независимая женщина – такое же извращение, как и однополая любовь [18,c.99].

Таким образом, можно сделать вывод, что в основу традиционной поролевой дифференциации семейных отношений легли сложившиеся на протяжении веков гендерные различия между мужчиной и женщиной, которые сформировались с помощью образцов идентификации, гендерных идеалов и\или культурных стереотипов поведения мужчин и женщин. До конца XIX в. труд женщины внутри дома был не менее важным, чем труд мужчины. Преимущественное большинство женщин не работали вне дома; мужчина был кормильцем семьи, а жена – домохозяйкой.

1.1. современные аспекты полоролевых стереотипов и основные направления их изучения

Экономический рост в Западной и Центральной Европе в 50 - е начале 70-х гг. прошлого века сформировал устойчивый спрос на женскую рабочую силу.

Во всех европейских промышленно развитых странах была зафиксирована тенденция к увеличению числа замужних женщин, занятых профессиональным трудом. Как отмечает Р. Зидер, увеличение численности работающих по специальности замужних женщин, не в последнюю очередь объясняется растущей долей женских профессий, которые требуют высокой квалификации, обеспечивают высокий уровень самоидентификации, и, прежде всего на государственной службе, позволяет занимать определенное положение [17, с.6].

Спектр женских профессий изменился кардинальным образом: доля занятых в промышленности упала с 50% до 30%; доля женщин-служащих (прежде всего в сфере здравоохранения, образования культуры, а также государственном и коммунальном управлении) с начала века увеличилась более чем в десять раз.

Хотя большинство женщин находились, да и находятся сейчас среди категорий низкооплачиваемых работников, эти структурные изменения указывают на то, что полноценный труд по специальности, чаще позволяет женщинам самоидентифицироваться и получать от работы удовлетворение.

Увеличение числа работающих женщин не от случая к случаю, а на постоянной основе в течение всей своей жизни, обострило структурное противоречие между традиционной семейной жизнью и внедомашним трудом замужних женщин и матерей. Все больше женщин в ограничении себя ролями домохозяйки и матери видят однообразный и бедный социальными контактами образ жизни.

Если, основная цель работы замужних женщин в 20-е - 30-е или 50-е годы была четко «ориентирована на семью» (большинство женщин работало для пополнения семейного бюджета, так как заработной платы мужей не хватало), то в 70-е годы на передний план все очевиднее выходили личные мотивы.

Женщины заявляют, что они хотят своей работой обеспечить собственный доход, относительную независимость от мужа, получить удовлетворение от профессии или расширить возникающие в профессиональном труде социальные контакты [1, с.42].

Рост профессиональных интересов замужних женщин не в последнюю очередь выявляет то обстоятельство, что с увеличением продолжительности жизни после отделения от семьи детей, остается как минимум 20 лет, когда в изменившихся условиях вновь встает вопрос о наполнении смыслом деятельности. В тоже время, в сфере труда произошли перемены, которые существенно ограничивают возможность профессионального роста после длительного перерыва в работе.

В 70-е годы, традиционные «роли полов» и «модель буржуазной семьи» все больше попадали под обстрел психологически и социологически информированной критики. Женское движение требовало равноправия полов и стремилось к его реализации в рамках «частной семейной сферы». Без сомнения, публичная дискуссия поставила для определенной части населения под вопрос традиционные представления о ролях полов.

Однако исследования последних лет постоянно подтверждают, что прием на работу, оценка и практическое ролевое поведение лишь в незначительной степени приспособилось к возросшей трудовой активности замужних женщин.

Повсеместно жена занята приготовлением еды и ежедневным обслуживанием детей, вне зависимости от того, работает она или нет. Разрешение проблем с детским садом или школой, преимущественно берут на себя женщины. Работа о престарелых родителях, организации семейных праздников и тому подобное также в значительной мере относится к сфере задач женщин.

Таким образом, если раньше женщина была только женой-хозяйкой и находила себе многостороннюю, хотя и замкнутую в тесные рамки, деятельность (ибо она была универсальным работником семьи), то современной профессиональной работнице предоставлена возможность развития в более многочисленных сферах, однако в каждой из них крайне односторонне.

Совмещение женщиной профессиональных и семейных ролей отражается на ее духовных возможностях двояким образом. С одной стороны, производственная работа расширяет круг ее контактов (появляется внеродственная и внесупружеская коммуникации), способствующих обогащению личности, и, следовательно стимулируется духовная жизнь, повышается интерес к социальной информации, а с другой – большой круг обязанностей по ведению домашней работы, воспитанию детей в сочетании с профессиональными обязанностями, существенно ограничивает ее личностный рост по сравнению с мужчинами [23, с.14].

Типичный мужчина все еще чувствует себя, отвлекаясь от его роли главного «добытчика», прежде всего ответственным за внешнюю сферу деятельности: например, «бумажную войну с властями». В хозяйстве он скорее займется необходимым ремонтом (который имеет то преимущество, что происходит не регулярно и дает возможность продемонстрировать техническую компетенцию) и позаботиться об автомобиле.

В тот период, когда «разделение труда» между мужчиной и женщиной постоянно публично дискутировалось, доля мужей, существенно помогавших женам в работе по дому, повысилась лишь незначительно.

В современном обществе по-прежнему существует мнение, что одним из признаков «мужественности» является хорошее финансовое положение мужчины. Многие женщины за рубежом, а теперь и в нашей стране оценивают мужчин именно с финансовой точки зрения. Причем этот стереотип выявляет совпадение взглядов взрослых мужчин и женщин, а также молодежи, относительно того, что мужчина должен зарабатывать много денег.

У подростков, отмечает Т.И. Юферева [47, с.85] представления о мужественности и женственности, очевидно являются просто усвоенными соответствующими взглядами взрослых. У старших школьников представления о мужественности и женственности базируются на взаимоотношениях с ровесниками противоположного пола, в ходе которых происходит осознание себя как представителя определенного пола, своих потребностей. Причем девочки старшего возраста отмечают, что мужчина должен быть смелым, мужественным, настойчивым, гордым. Женщина, должна быть ласковой, нежной, мягкой. Стереотипы мужественности и женственности описываемые и мальчиками и девочками, оказались во многом сходными.

Рассмотрим теперь основные направления в исследованиях гендерных стереотипов.

Первые исследования полоролевой стереотипизации были связаны с попытками вычленить типичные различия, относящиеся к представлениям женщин и мужчин друг о друге и о себе. Подытоживая эти исследования, в 1957г. Дж. Мак Ки и А. Шеррифс заключили, во-первых, что типично мужской образ – это набор черт, связанный с социально не ограничивающим стилем поведения, компетенцией и рациональными способностями, активностью и эффективностью. Типично женский образ напротив, включает в себя социальные и коммуникативные умения, теплоту и эмоциональную поддержку. При этом, чрезмерная акцентуация как типично мускулинных, так и типично феминных черт приобретает уже негативную оценочную окраску: типично отрицательными качествами мужчины признаются грубость, авторитаризм, излишний рационализм и пр., а женщин – формализм, пассивность, излишняя эмоциональность и пр. Авторы пришли к выводу о том, что в целом, мужчинам приписывается больше положительных черт, чем женщинам.

Начиная с 60-х годов большую популярность приобретают исследования стереотипных представлений о способностях мужчин и женщин, их компетентности в различных сферах деятельности и причинах их профессиональных успехов.

Так, П. Голдберг обнаружила известную долю предубежденности женщин против самих себя в сфере научной деятельности. Эти данные были подтверждены экспериментальными исследованиями, проведенными П. Голдберг [28,c.43].

Получив сходные с предыдущими результаты, К. Доу попыталась интерпретировать их с помощью теории каузальной атрибуции, в соответствии с которой, успех или неудача в какой-либо деятельности объясняются по-разному в зависимости от того, являются ли они неожиданными или, напротив, ожидаемыми, вероятными. Ожидаемому поведению обычно приписываются так называемые стабильные причины, а неожиданному – нестабильные. Поэтому в соответствии с полоролевыми стереотипами хорошее выполнение задачи, высокий результат в чем-либо, достигнутый мужчиной, чаще всего объясняют его способностями, а точно такой же результат, достигнутый женщиной, объясняется ее усилиями, случайной удачей или другими нестабильными причинами.

С. Кислер установила, что и «способности» и «усилия» могут иметь различные оценочные коннотации при объяснении поведения мужчин и женщин [34,c.77]. Так, например, при объяснении успеха женщины фактор усилий рассматривается чаще всего, как нестабильный и в целом имеет некоторую негативную оценочную окраску, а применительно к профессиональным успехам мужчин этот фактор интерпретируется как стабильный и имеющий положительную оценочную валентность, как необходимое условие «естественной мужской потребности в достижении», как средство преодоления барьеров и трудностей, возникающих на пути к цели.

В реальном межличностном взаимодействии и в чисто личностном плане компетентность оказывается для женщин скорее отрицательным, чем положительным фактором: высококомпетентные женщины не пользуются расположением ни мужчин, ни женщин. Такой вывод логически следует из экспериментального исследования, в котором было показано, что в целом мужчины и женщины стремятся исключить из своей группы компетентных женщин. Авторы интерпретируют полученные ими результаты так: высокая компетентность женщины опровергает существующие стереотипы. При этом возникает несколько способов отреагировать на это противоречие: 1) изменить стереотип; 2) опровергнуть факт наличия компетентности; 3) вообще устранить противоречие путем фактического устранения, исключения компетентной женщины из группы. Два последние, как отмечает В.С. Агеев, используются чаще всего, причем не только в экспериментальной ситуации, но и в реальной жизни [1,c.26].

Следует отметить, что, по мнению западных исследователей, имеется тенденция к расширению мужской родительской роли. Есть немало свидетельств того, что эта роль постепенно вбирает в себя некоторые составляющие, традиционно приписываемые материнскому поведению. Например, в Скандинавских странах воспитание 2-3 летнего ребенка стало добровольно осуществляться одним из родителей. Как правило, на работу выходит тот, у кого выше профессиональная квалификация, а второй получает пособие по воспитанию ребенка. И как показывает практика, мужчины оказались весьма дееспособными в воспитании. Это свидетельствует о том, что наметилась явная тенденция к сближению специфических характеристик отцовства и материнства. Любовь перестает быть прерогативой матери, а отец уже не является единственным воплощением авторитета, закона и внешнего мира. Все это относится в равной мере к обоим полам, и распределение ролей скорее зависит от личностных характеристик, чем от принадлежности к тому или иному полу.

В последние годы представления о мужских и женских ролях подвергаются критике со стороны ряда авторов. Представители новой точки зрения считают, что традиционные половые роли ограничивают и сдерживают развитие не только женщин, но мужчин Они служат источником психической напряженности мужчин и непригодны для воспитания мальчиков. Указывается, что эти стереотипы не подходят большинству мужчин. Более того, они вредны, потому что мужчины, не принимающие их, подвергаются общественному осуждению; те же, кто пытается им следовать, совершают над собой насилие [23, с. 20].

Как отмечает Б. Борисов, существующие в обществе гендерные стереотипы действительно могут играть негативную роль, во многом искажая истинную картину [6,c.33].

Первый отрицательный эффект заключается по мнению автора в том, что существующие стереотипы образов мужчин и женщин действуют как увеличительное стекло, и различия между мужчинами и женщинами подчеркиваются в гораздо большей степени, чем есть на самом деле.

Второй отрицательный эффект половых стереотипов – это разная интерпретация и оценка одного и того же события в зависимости от того, к какому полу принадлежит участник события.

Третий отрицательный эффект гендерных стереотипов заключается в торможении развития тех качеств, которые не соответствуют данному полоролевому стереотипу.

Обобщая данные проведенного исследования проблем полоролевого стереотипа, можно сделать следующие выводы.

Традиционные представления о предназначении мужчин и женщин в обществе характеризовались следующими особенностями: женщина неполноценное и зависимое существо; низшее по сравнению с мужчиной существо, так как ей присущи крайняя слабость и ограниченность; ее основное предназначение - служить мужчине и быть ему полезной.

Можно с уверенностью сказать, что с начала ХIX в до начала 60-х годов на Западе определение ролей полов не менялось. Для этого периода характерно четкое разграничение функций мужчин и женщин, доводившееся в некоторых случаях до бескомпромиссного дуализма, в рамках жесткой иерархической модели. Женщина рожала детей и вела хозяйство. Мужчина завоевывал мир и отвечал за жизнь семьи.

Роли полов определялись соответственно «месту» каждого из них. Для женщины – это в первую очередь – дом, для мужчины – работа вне дома.

В настоящее время многие из этих представлений потеряли силу, стали предрассудками, однако сам по себе вопрос о предназначении мужчин и женщин не потерял свою остроту. Мешают решению этого вопроса по-прежнему существующие в обществе гендерные стереотипы.

глава 2. полоролевая дифференциация и межличностные отношения супругов

Многими авторами высказываются соображения о большом значении и одновременно о тесной связи друг с другом параметров, характеризующих распределение и реализацию супружеских ролей в семье, что позволяет рассматривать их как детерминанту многих внутрисемейных процессов. Комплексный показатель, учитывающий как реальное распределение ролей в семье, так и отношение к нему супругов, получил в литературе название полоролевой дифференциации. Полоролевая дифференциация в широком смысле определяется на основании таких основных характеристик, как представления супругов о ролях мужчины и женщины в семье и их распределении; реальное распределении ролей и их влияние на поведение супругов.

2.1. влияние распределения ролей в семье на поведение супругов

В культуре семейные роли укоренились весьма глубоко, и поэтому каждое вступление в брак заставляет участников вновь образованного союза примерять на себя роли мужа - жены, вступать вольно-невольно в ролевое общение.

По данным психологических исследований именно не соответствие ролевых ожиданий чаще всего оказывается причиной неуспеха супружества.

В зависимости от индивидуальных особенностей каждого, исполнение семейных ролей может существенно отличаться от подобающего образца.

Все эти представления глубоко индивидуальны, и нет ничего странного в том, что у разных людей они могут не совпадать. Муж и жена могут ожидать от супружества очень разного, по-разному представлять себе свою семейную жизнь. При этом, чем более не совпадают эти представления, тем менее прочной является семья, тем больше в ней возникает опасных для нее самой ситуаций.

Если члены семьи по-разному понимают свои роли и предъявляют друг другу несогласованные, отвергаемые другими ожидания и соответствующие им требования, семья заведомо является малосовместимой и конфликтной. Ведь поведение каждого, отвечающее его индивидуальным представлениям о своей семейной роли, будет рассматриваться им как единственно правильное и желаемое, а поведение другого партнера, не отвечающего этим представлениям, - как неверное, неумное и даже злонамеренное [15; 109].

Однако сценарий ролевой игры супругов на первой и последующей стадии семейного цикла как бы предопределен режиссером – культурой, жизнью. В. Бондаровская отмечает: «Стиль исполнения ролей может видоизменяться актерами супружеской драмы, но не бесконечно, а в пределах пьесы, давно написанной предшествующими семейными поколениями. Интернализация собственных ролей и ролей другого супруга, степень идентификации каждого из супругов с этими ролями является важной характеристикой ролевого поведения личности и супружеской пары» [5, с.112].

Степень принятия своих ролей – это индикатор не только эффективности их усвоения, но и показатель успеха ролевого поведения индивида.

Первое условие осуществления ролевых игр в семье – четко усвоить свою роль. Но это условие непременно включает в себя и учет реакции других людей на собственное поведение. А это в свою очередь активизирует механизм ролевого общения и взаимодействия по тем правилам, которые описываются в теории ролей. Исполнение ролей предполагает принятие ролей другого, т.е. у каждого участника есть образ другого, представление о его ролях. При непосредственном общении включается механизм межличностного восприятия, индивидуального определения семейных ситуаций взаимодействия, и тут важно совпадение представлений супругов о выполняемых ими ролях. Чем больше зона совпадения, тем больше «поле» согласованного в этом смысле взаимодействия, тем больше взаимопонимания и совместимости [24, с.60].

В настоящее время изменение стереотипов полоролевых функций мужа и жены в современной семье связанное с ее социально-экономическими изменениями, не могло не привести к серьезной перестройке самосознания женщины. Теперь у женщины появились возможности для самоутверждения себя как личности и вне семьи. Эти обстоятельства повлияли и на соответствующее изменение статуса мужчины в семье – его роль перестала быть заведомо главенствующей благополучия.

Содержание понятия семейного главенства связывается с осуществлением управляющих (распорядительных) функций: общим руководством семейными делами, принятием ответственных решений, касающихся семьи в целом, регулированием внутрисемейных отношений, выбором метода воспитания детей, распределением бюджета семьи и т.д.

При этом встречаются два типа главенства: патриархальное (главой семьи обязательно является муж) и эгалитарное (в семье руководство осуществляется совместно).

Изучение этого вопроса Н.Ф. Федотовой выявило, что мужское главенство отметило 27,5% мужчин и 20% женщин, причем число семей, где оба супруга считали главой семьи мужа, составляло лишь 13% от общей выборки. В более половины случаев наблюдалось расхождение во мнении, кто является главой семьи: муж считал таковым себя, а жена – себя, что нередко создавало конфликтую ситуацию [38, с.90].

Среди вступающих в брак отдают главенство в семье мужу 18% женихов и (% невест. Среди мужчин патриархальных взглядов в основном около 40% придерживаются выходцы из сельской местности и имеющие среднее образование [14, с.100].

При сопоставлении данных исследований, проведенных в нашей стране за последнее десятилетие, отчетливо просматривается следующая динамика: чем старше возраст опрашиваемых, тем чаще встречается мнение, что семья должна быть построена по эгалитарному типу.

Эти ответы отражают наметившийся в настоящее время постепенный переход от патриархального типа организации семьи, когда ее главой является только мужчина, к демократическому, в основе которого лежит правовое и экономическое равноправие мужчины и женщины.

Несмотря на эту тенденцию, остается еще много семей, где главенствующая роль, как и прежде, играет муж, хотя во многом это главенство носит формальный характер. Имеются также семьи, где главой является жена. Это объясняется тем, что наметилась тенденция к изменению полового стереотипа. Как отмечает Ю.Е. Алешина, исследования последних лет продемонстрировали, что среди тех учащихся выпускных классов, которые в наибольшей степени соответствуют школьным требованиям, подавляющее большинство (85%) составляют девушки [2, с.58]. Девочки больше мальчиков занимаются общественной работой, т.е. проявляют дополнительную активность, чаще мальчиков поддерживают контакты с другими людьми (одноклассниками, учителями, организациями, другими людьми), они более ответственны, чем мальчики. Такая ситуация приводит к формированию различия между полами, не соответствующих традиционным.

Подобное нарушение полового стереотипа не случайно и имеет глубокие корни в нашей культуре. Провозглашаемая ориентация на социальное равенство мужчин и женщин приводит к тому, что их готовят к очень сходному жизненному пути6независимо от пола всем необходимо получить образование и работать, семья для женщины выступает лишь как «дополнительная» сфера реализации.

В то же время в нашем обществе очень влиятельными остаются традиционные взгляды на отношения полов как иерархические. Подобная ситуация стимулирует у женщин развитие мускулинных качеств: конкурентности, стремлению к доминированию, сверхактивности.

Таким образом, полоролевая социализация в ее современном виде приводит к парадоксальным результатам6 мальчиков, как бы толкают на пассивность или внесоциальную активность, девочек же напротив – на гиперактивность и доминантность. В то же время, жить им приходится в обществе во многом ориентированном на традиционные полоролевые стандарты, что в семейной жизни может привести к возникновению конфликтов при распределении ролей в семье.

Принятие решений в семье может быть объективным критерием главенства мужа и жены Т.А. Гурко полагает, что в настоящее время практически во всех сферах семейной жизни жена чаще чем муж принимает решения, однако, было выяснено, что принадлежность решающего голоса мужу или жене зависит от типа семьи. В эгалитарных семьях чаще решения принимаются мужем и женой совместно, независимо от сферы жизнедеятельности. В традиционных семьях это касается только досуга. В финансовой и хозяйственной сферах чаще всего решение принимает жена [14,c.105].

В тех случаях, когда жена приписывает себе главенство, она оценивает качества мужа намного ниже, чем при других типах главенства и, естественно ниже, чем свои качества. Это снижение оценок наблюдается по всем личностным качествам, но особенно отчетливо оно выражено в оценках волевых и интеллектуальных свойств личности мужа, а также качеств, характеризующих его отношение к производственному и домашнему труду. Жена как бы вынуждена взять на себя главенство, не потому что хочет и подходит для этой роли, а потому, что с этими обязанностями не справляется муж. Мужчины признают главенство жены потому, что видят у нее те качества, которые присущи мужчине.

Материальное обеспечение семьи при всех типах главенства признается ведущей ролью мужа, но только в том случае, когда расхождение между заработком мужа и жены большое.

Однако возложение на мужа роли добытчика приводит ко многим негативным явлениям. Например, выбор высокооплачиваемой работы может не совпадать с профессиональными интересами мужчины: очень часто такая работа ему не нравится.

Профессиональный труд мужей и нужды профессиональной жизни, стремление к неограниченным профессиональным обязанностям, высокая психическая и физическая нагрузка на работе – ограничивают участие мужей и в воспитании детей. Например, в Японии, где понятие мужественности связано с полной самоотдачей на работе, отцы проводят со своими детьми в среднем 3 минуты по будним дням и 19 минут по выходным.

Усиление роли традиционной полоролевой дифференциации наблюдается после рождения первого ребенка. Уход за ним ложится на мать; кроме того, она начинает отвечать за все, что происходит в доме, а потребность в профессиональной деятельности отходит на второй план4 муж же больше ориентирован на события, происходящие вне семьи, его роль более инструментальна.

Немаловажным остается факт, что домашние дела у женщин являются каждодневными (приготовление еды, мытье посуды, уход за ребенком и т.п.), в то время как домашние обязанности мужчин носят эпизодический характер (сделать ремонт, перенести тяжелые вещи) и позволяют им более свободно распоряжаться своим временем.

Ролевые установки в семьях с детьми у супругов часто не совпадают, а ролевые ожидания жен в отношении мужей не оправдываются. В семьях с детьми больше преобладают традиционные ролевые установки (в основном в позициях женщин, которые уделяют больше внимания сфере хозяйства и быта, воспитания детей, эмоционально-моральной поддержки семейного климата). В семьях, не имеющих детей, полоролевая дифференциация выражена гораздо слабее, отношения между супругами носят эгалитарный характер [3,c.58].

Замечено, что в семьях, со стажем 5-6 лет мужчины больше внимания уделяют профессиональной деятельности, меньше всего возлагают на себя обязанности в воспитании детей.

Таким образом, очевидно, что воспитание остается в женских руках. Проведенные в 70-х годах эмпирическое исследование показало, что 67% опрошенных мужчин убеждены, что они в принципе меньше подходят для воспитания детей, чем женщины [4; 129]. Эти суждения сохраняют живучесть и сегодня не в последнюю очередь благодаря способам, которыми они попадают в сознание людей. Несовпадение представлений супругов о распределении внутрисемейных ролей ведет к изменению в отношениях, вызывает разногласия и конфликты.

2.2. социально-психологические факторы конфликтных взаимоотношений супругов

Брак - это психологическое путешествие по лабиринтам души, начинающееся с экстатического взаимного притяжения, проходящее через скалистые уступы самопознания и достигающее своей вершины в процессе формирования близких, доверительных, приносящих обоюдную радость отношений, продолжающихся всю жизнь. Удастся ли полностью реализовать подобный потенциал, заложенный в институте брака, зависит не столько от правильно сделанного выбора спутника жизни и способности быть для него привлекательным, сколько от желания глубже познать скрытые стороны собственной натуры.

Успешный брак - это брак, в котором внутренняя сплоченность супружества и семьи поддерживается воздействием как внутренних, так и внешних сил.

К внутренним силам относятся:

1) взаимная любовь там, где она является решающей в выборе супруга.

2) чувство долга по отношению к супругам и детям;

3) взаимное стремление к продвижению, карьере, благоустроенности;

4) забота о совместном жилище, доме, домашнем хозяйстве, забота о детях, разделение труда в этой сфере;

5) осознанное или неосознанное желание оправдать ожидания среды, родственников и более широких групп;

6) стремление к осуществлению собственных мечтаний и представлений периода обучения;

7) возможность гармоничного развития личности и использования брака как средства реализации экспансивных стремлений личности.

Внешние силы - это:

1) магические санкции, делающие иногда невозможным развод;

2) давление общественного мнения или системы санкций, когда отказывают в признанном положении в обществе людям из распавшихся семей;

3) давление экономических условий;

4) предъявляемые средой требования заботы о детях [50,c.65].

По мнению многих авторов, степень устойчивости, стабильности характеризуется уровнем конфликтности и сплоченности.

Отдельные исследователи склонны связывать факторы, стабилизирующие семью, с характером потребностей, интересов супругов и выполнением разнообразных функций.

Обобщив вышесказанное, мы выделили общие критерии здоровых семейных отношений:

Высокая удовлетворенность браком у обоих супругов – это признание каждым супругом того, что их реальная семейная жизнь согласуется с личными ожиданиями.

Развитое представление друг о друге - супруги хорошо представляют себе, как себя чувствует, что думает, как ведет себя в определенных ситуациях другой супруг.

Согласованность семейных ценностей – это отражение согласованности представлений супругов о значимости в семейной жизни: сексуальных отношений, личностной общности мужа и жены, родительских обязанностей, профессиональных интересов каждого из супругов, эмоциональной и моральной поддержки, внешней привлекательности партнеров.

Адекватность ролевых ожиданий и притязаний супругов - выражается в том, насколько согласованы представления супругов о желаемом распределении ролей в семье, и насколько ролевые ожидания одного из супругов близки ролевым притязаниям партнера.

Нарушения функций семьи – это такие особенности ее жизнедеятельности, которые затрудняют или препятствуют выполнению семьей ее функций. Способствовать нарушениям может весьма широкий круг факторов: особенности личности ее членов, взаимоотношений между ними, определенные условия жизни семьи.

Отличительной чертой негармоничной, неудачной, несчастливой семьи считаются признаки отсутствия взаимопонимания в семье: ссоры, споры, разногласия и нарушенные коммуникации.

Представители отечественной психологии дали нездоровой семье следующие определения:

Неблагополучные брачные союзы разделяют на конфликтные, кризисные, проблемные.

Конфликтными супружескими союзами мы называем такие, в которых между супругами имеются постоянные сферы, где их интересы, потребности, намерения и желания приходят в столкновение, порождая особо сильные и продолжительные отрицательные эмоциональные состояния. Однако брачный союз может длительно сохраняться благодаря другим факторам, укрепляющим брак, а также благодаря взаимным уступкам и компромиссным решениям [15,c.453].

Кризисными супружескими союзами можно назвать такие, где противостояние интересов и потребностей супругов носит особо резкий характер и захватывает важные сферы жизнедеятельности семьи. В подобных брачных союзах супруги занимают непримиримые, и даже враждебные позиции по отношению друг к другу, не соглашаясь ни на какие уступки или компромиссные решения. К кризисным брачным союзам можно отнести все те, которые или распадаются, или находятся на грани распада [15,c.455].

Проблемными супружескими союзами можно назвать такие, перед которыми возникли особо трудные жизненные ситуации, способные нанести ощутимый удар стабильности данного брака (например, отсутствие жилья, тяжелая и продолжительная болезнь одного из супругов, отсутствие средств на содержание семьи, осуждение за уголовное преступление на длительный срок и целый ряд других чрезвычайных жизненных обстоятельств).

Как известно, брак заключается для взаимного удовлетворения самых разнообразных потребностей. Частично и полное неудовлетворение тех или иных потребностей одного или обоих супругов ведет к ссорам, а затем и «к хроническим конфликтам, разрушая устойчивость брака. Конфликты на почве неудовлетворенных потребностей и легли в основу предлагаемой нами классификации.

Конфликты, размолвки, возникающие на основе неудовлетворенной потребности в ценности и значимости своего «Я», нарушение чувства достоинства со стороны другого партнера, его пренебрежительное, неуважительное отношение. Обиды, оскорбления, необоснованная критика.

Конфликты, размолвки, психические напряжения на базе неудовлетворенных сексуальных потребностей одного или обоих супругов.

Психические напряжения, депрессии, конфликты, ссоры, имеющие своим источником неудовлетворенность потребности одного или обоих супругов в положительных эмоциях, отсутствие ласки, заботы, внимания и понимания психологическое отчуждение супругов [16,c.213].

Конфликты, ссоры, размолвки на почве пристрастия одного из супругов к спиртным напиткам, азартным играм, и, другим гипертрофированным потребностям, приводящим к неэкономным и неэффективным, а порой и бесполезным затратам денежных средств семьи.

Финансовые разногласия, возникающие на основе преувеличенных потребностей одного из супругов. Вопросы взаимного бюджета, содержания семьи, вклада каждого из партнеров в материальное обеспечение семьи.

Конфликты, ссоры, размолвки на почве удовлетворения потребностей супругов в питании, одежде, на почве благоустройства домашнего очага, а также затрат на личные нужды каждого из супругов.

Конфликты на почве потребности во взаимопомощи, взаимоподдержки, в кооперации и сотрудничестве, а также связанные с разделением труда в семье, ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми.

Конфликты, размолвки, ссоры на почве разных потребностей и интересов в проведении отдыха и досуга, различных хобби [37,c.34].

Дисфункциональная семья – это семья, которая не обеспечивает личностного роста каждого из своих членов.

Термин «дисфункциональная семья» обычно применяется в широком контексте как семейная система, которая является источником дисфункционального, неадаптивного, нездорового поведения одного или нескольких своих членов.

Также показателем нарушения здоровья семьи, а в частности нарушением межличностных коммуникаций в семье – является симптом, который избирается в качестве средства, помогающего достичь относительного равновесия в обладании властью в семье [31,c.288].

«Симптом» – один из способов контролировать поведение окружающих Отношения в семье определяются исходом борьбы супругов за контроль над другими членами семьи. С коммуникативной точки зрения, симптоматическое поведение представляет собой неконгруэнтность между одним из уровней сообщения и метакоммуникативным уровнем. Член семьи каким-то своим действиям придает экстремальную форму или избегает чего-либо, показывая, что не в состоянии помочь себе» [45,c.72].

К семейным дисфункциям относятся:

Супружеский раскол или изоляция – это хроническая неспособность супругов приспособиться друг к другу, достигнуть ролевого соответствия.

Супружеское смещение – один супруг занимает зависимую подчиненную позицию, а другой, лидирующий имеет серьезную психическую патологию [48,c.18].

В. Сатир так описала проблемные семьи:

«В проблемных семьях лица и тела людей говорят об их страданиях. Их тела скованны и напряженны или неуклюже сутулятся. Их лица кажутся мрачными, угрюмыми или печальными или могут ничего не выражать, словно маски. Глаза смотрят в пол, они не видят других людей. Кажется, что не только не видят, но и не слышат. Трудно заметить хоть какие-то проявления дружеского расположения между членами этих семей, где никто никогда не улыбнется. Кажется, что эти люди живут друг с другом исключительно по обязанности. Редкие проблески света от одного из членов семьи, и все попытки разрядить обстановку натыкаются на глухое сопротивление. Юмор в таких семьях чаще превращается в иронию, сарказм или даже насмешку. Взрослые настолько заняты, ибо без конца диктуют детям и друг другу, что должно и не должно делать, что у них просто не остается возможности для радостного общения. Нередко члены проблемных семей искренне поражаются тому, что можно наслаждаться обществом друг друга.

В некоторых таких семьях люди просто избегают друг друга: они настолько погружаются в свою работу или в какие-то дела вне дома, что все реже и реже общаются со своими близкими. Это же очень просто – жить с кем-то под одной крышей и не видеться целыми днями.

Семья может стать тем местом, где каждый найдет любовь, понимание и поддержку, даже если жизнь за пределами дома складывается не очень удачно. В семье можно отдохнуть и набраться сил, чтобы чувствовать себя увереннее в окружающем мире. Но для миллионов неблагополучных семей все это больше похоже на сказку» [46,c. 201].

Вряд ли представляется возможным отождествлять стабильность брака с благополучием. Вполне стабильный (устойчивый) брак может быть неблагополучным, конфликтным, но по тем или иным причинам может продолжать функционировать вплоть до своего естественного конца. Люди могут сохранять свой брак из-за трудностей психологического разрыва, по невротическим причинам (осознание вины, боязнь перемен, эмоциональной нестабильности, необоснованных надежд) и по другим факторам, вынуждающим терпеть дискомфортные отношения. Все это может быть справедливо для стабильных браков, не дающим эмоционального удовлетворения партнерам.

Таким образом, нездоровая – это семья, не дающая эмоциональное удовлетворение партнерам, неспособная удовлетворять потребности своих членов в личностном и духовном росте.

Отличительные черты нездоровой семьи: отсутствие взаимопонимания в семье: ссоры, споры, разногласия и нарушенные коммуникации. А также наличие психического напряжения, депрессий, конфликтов, имеющих своим источником неудовлетворенность потребности одного или обоих супругов в положительных эмоциях, отсутствие ласки, заботы, внимания и понимания, психологическое отчуждение супругов.

В сложном комплексе причин, вызывающих дезорганизацию и даже распад семьи, значительное место занимают причины, связанные с негативным характером взаимоотношений и общения супругов в семье, выражающийся в конфликтном взаимодействии супругов.

Супружеский конфликт представляет собой сложное явление, которое охватывает различные уровни взаимодействия супругов. Супружеские конфликты имеют свои особенности. Прежде всего, анализируемые конфликты отличаются особым предметом, специфика которого обусловлена уникальностью супружеских отношений [33,c.64]. Важнейшей особенностью супружеских отношений является то, что их основное содержание составляют как межличностные отношения, так и правовые и нравственные обязательства, связанные с реализацией функций семьи.

Другим пластом межличностных отношений в семье являются эмоционально-оценочные связи, которые включают мнения, представления супругов о тех или иных свойствах, чертах характера, поступках друг друга. Эти оценки располагаются преимущественно на оси «нравится-не нравится». Чувство влюбленности, которое является наиболее распространенным поводом для вступления молодежи в брак, почти целиком ориентировано на первый компонент композиции. В объекте влюбленности любые его проявления кажутся милыми и трогательными. С течением времени эти субъективные оценки подвергаются коррекции – те же самые свойства характера, привычки, манеры супруга вызывают иные, порой прямо противоположные эмоции. Подобные метаморфозы оказываются во многом причиной появляющегося иногда «несходства характеров» супругов, что в конечном итоге может привести к разрыву семейных уз [32,c.33].

Важнейший аспект семейных связей составляют личностно-смысловые отношения, предполагающие ориентировку в мотивах и личностных смыслах другого человека. Этот пласт отношений проявляется в установках на совместную деятельность ради этого человека, во имя общего благополучия семьи. Признаком наличия благоприятных личностно-смысловых отношений в семье является полное взаимопонимание супругов, выражающееся во взаимной готовности и умении сочувствовать и сопереживать, видеть настроение друг друга, понимать, что любит и чего не любит, что хочет и чего не хочет супруг или супруга.

Когда молодые люди вступают в брак, то у них, в принципе, существуют одинаковые общечеловеческие ценности. Примерно одинаковыми будут и их групповые ценности, если они принадлежат к одной и той же социальной группе. Однако, как отмечает В. А Сысенко, это еще не означает, что их представления и взгляды совпадают, так как индивидуальные особенности, жизненный опыт каждого неизбежно дают такие вариации, которые бывают весьма далеки друг от друга [37,c.127].

Каждый из супругов к моменту вступления в брак имеет сложившиеся потребности, которые не могут быть идентичными у обоих брачных партнеров. Нередко эти потребности оказываются противоречивыми. Совместная жизнь требует от супругов готовности к компромиссу, умение считаться с потребностями партнера, уступать друг другу, развивать в себе такие качества как взаимное уважение, доверие, взаимопонимание.

Одним из важнейших психологических механизмов налаживания личностно - смысловых взаимоотношений является механизм идентификации – способность встать на позицию другого человека, приводящая к взаимному согласованию оценок и взглядов на мир, рождающая основу взаимопонимания. Расхождение в индивидуальных системах ценностных ориентациях супругов является главной преградой интеграции семьи, ее полноценного функционирования. Острые конфликты, возникающие на этой почве, делают невозможным нормальное внутрисемейное общение и создают опасность для существования семьи.

Система ценностных ориентаций не является постоянной в течении всего жизненного цикла семьи. Общесемейные ценности не всегда включают в себя ценностные ориентации каждого ее члена. Диапазон ценностных ориентаций отдельных лиц может быть шире или уже чем общесемейный. Чем более широкий объем индивидуальных ценностей супругов, тем больше у них возможности для взаимопонимания, то есть единства [30,c.77].

Система ценностей дает возможность решить, что для человека более значимо и важно в семейной жизни. Такими ценностями могут быть: дети, их здоровье и благополучие; любовь, ласка, нежность со стороны партнера; материальное благополучие – высокая материальная обеспеченность, хорошие жилищные условия; профессиональный успех и карьера и др.

Ценностные ориентации современных супругов сильно изменились по сравнению с прошлым. Если век назад в брачных взаимоотношениях присутствовали понятия морали, идеи социального равенства, долга, жертвенности, то сегодняшние семьи поднимают на щит справедливое распределение меры участия в хозяйственно-бытовых и воспитательных хлопотах, исполнение супружеского долга и неудовлетворенность в сфере сексуальности, высокая материальная обеспеченность, возможность профессионального и карьерного роста.

Расхождения в системах ценностных ориентаций супругов могут служить почвой для многих семейных конфликтов, в частности таких как, конфликт семейных ролей, борьба за лидерство в семье, конфликт как способ снятия напряженности, конфликт как защита своего «Я».

Ю.А. Алешина, которая немало своих исследований посвятила изучению семейных конфликтов, приводит следующую структуру основных супружеских проблем, каждый пункт из которых включает множество более частных случаев и типов ситуаций.

1. Различного рода конфликты, взаимное недовольство, связанное с распределением супружеских обязанностей.

2. Конфликты, проблемы, недовольство супругов, связанные с различием во взглядах на семейную жизнь и межличностные отношения.

3. Сексуальные проблемы, недовольство одного супруга другим в этой сфере, взаимное неумение наладить нормальные сексуальные отношения.

4. Сложности и конфликты во взаимоотношениях супружеской пары с родителями одного или обоих супругов.

5. Болезнь одного из супругов, проблемы и трудности, вызванные необходимостью адаптации семьи к заболеванию, негативным отношением к себе и окружающим самого больного или членов семьи.

6. Проблемы власти и влияния в супружеских взаимоотношениях.

7. Отсутствие тепла во взаимоотношениях супругов, дефицит близости и доверия, проблема общения [2, с.42].

Особенности семейных конфликтов проявляются в их динамике, а также в формах протекания. В целом динамика супружеских конфликтов характеризуется классическими этапами (возникновение конфликтной ситуации, открытое противоборство, его развитие, разрешение конфликта и эмоциональное переживание конфликта) [12,c.107]. Такие конфликты отличаются повышенной эмоциональностью, скоростью протекания каждого из этапов, формами противоборства (упреки, оскорбления, ссоры, семейные скандалы, нарушение общения и т.д.), а так же способами их разрешения (примирение, достижение согласия, притирка отношений на основе взаимных уступок, развод и др.).

Возникновение конфликтов, как отмечает В. Валерстайн, связано со стремлением людей удовлетворить те или иные свои потребности или создать условия для их удовлетворения без учета интересов другого супруга или членов семьи [8,c.15].

Семейные конфликты могут быть легко разрешимыми и трудноразрешимыми. Во-первых, причину можно легко установить и устранить. Трудноразрешимые конфликты даже при выявлении причины нелегко ликвидировать, поэтому отношения между супругами остаются напряженными. Однако причину, испортившую отношение, нужно постараться устранить как можно скорее.

Конфликт может зарождаться и протекать на уровне взаимоотношений супругов, не реализуясь определенное время в их поведении (стадия скрытого конфликта). Например, негативные межличностные отношения между супругами (недоверие, безразличие, недовольство и др.) могут некоторое время не находить отражения в их общении как совокупности наблюдаемых актов поведения. Обострение во взаимоотношениях супругов приводит к тому, что конфликт охватывает и сферу их общения, проявляясь в различных формах конфликтного поведения (вербального и невербального). Переход конфликта на поведенческий уровень является свидетельством его обострения и перерастания из скрытой стадии в открытую стадию.

Конфликты могут возникать не только в результате негативных межличностных отношений супругов, но и как следствие дезорганизации их общения. Например, несоблюдение супругами элементарных норм повседневной жизни, выражается в язвительности, грубости, невнимательности, провоцирует конфликты именно на поведенческом уровне. При частом повторении такие конфликты формируют негативные взаимоотношения супругов. Они становятся более устойчивыми, труднее преодолеваются.

Возникновение супружеских конфликтов зависит не только от объективных причин (например, от специфики условий протекания конфликта и характеристик его участников), но и от субъективных факторов – представления участников конфликта о самих себе (о своих потребностях, ценностях, мотивациях и т.д.) и представления о брачном партнере. Осознание конфликта участниками взаимодействия может быть адекватным и неадекватным (когда супруги воспринимают объективную конфликтную ситуацию искаженно) и даже ложным (когда конфликтное взаимодействие супругов возникает на основе неправильной оценки себя и партнера) [22,c.33].

Выбор средств взаимодействия конфликтующими сторонами зависит от их культуры, типа темперамента, особенностей характера, степени психолого-педагогической готовности к семейной жизни, возраста и пр.

В зависимости от средств, выбираемых супругами для разрешения конфликта, он может выполнять как разрушительную, так и созидательную роль. К средствам, разрушающим семейные отношения, относятся оскорбления, унижение человеческого достоинства, стремление проучить, сильнее обидеть, свалить вину за возникший конфликт друг на друга. В итоге исчезает взаимное уважение, исчезает взаимная эмоциональная привлекательность супругов, супружеское взаимодействие становится неприятной обязанностью.

Остановимся на некоторых важных факторах дестабилизации супружеской жизни.

Так, например, практика свидетельствует, что эгоистические черты характеров супругов, их концентрация на своем «Я» - один из наиболее распространенных дестабилизирующих факторов семейной жизни. Эгоизм и эгоцентризм супругов приводит, по словам В.А. Сысенко, - к крушению брачного корабля [37, 102]. Парадоксальность ситуации заключается в том, что супруги, как правило, видят эгоизм своего партнера, но не видят собственный. Концентрация на своем «Я» мешает занять необходимую и объективную позицию, проанализировать собственные поступки несколько отвлеченно и беспристрастно.

«Борьба» с другими вытекает из ложной жизненной позиции, из ложного противопоставления «Я» и «Они», из ложного понимания нравственных отношений с другими людьми. Очень часто при бракоразводных процессах наблюдается, что за внешними нагромождениями взаимных претензий бывших супругов, выявляется жестокая борьба двух эгоистов, не желающих ничего видеть и слышать, не способных ни о чем думать, кроме как о своих корыстных интересах.

Актуальнейшим фактором сегодняшнего дня в дестабилизации супружеских отношений выступает бытовое пьянство, алкоголизм, наркомания. Пьянство и алкоголизм – традиционный мотив конфликтов и разводов в большинстве стран мира. К сожалению, бытовое пьянство тесно связано со сложившимися традициями и обычаями в проведении любых торжеств, праздников, с низким культурным уровнем проведения отдыха, с неумением людей занять себя. Характерным для современного времени стал женский алкоголизм. Нередко женский алкоголизм сопровождается сексуальной распущенностью, отсутствием должной заботы о семье, детях, нарушением взаимоотношений в коллективе.

Дезорганизующее влияние пьянства и алкоголизма на супружескую жизнь и воспитание детей многообразно. Во-первых, в семье создается напряженная конфликтная ситуация; во-вторых, меняется, деградирует сама личность пьющего человека; в – третьих, встречаются, на почве пьянства, случаи бессмысленной жестокости, грубости, безнравственности, хулиганства со стороны пьющего человека.

Для стабильности семьи немаловажным обстоятельством является то, что при систематическом пьянстве увеличиваются расходы семьи. Существующие в семейных отношениях разногласия и конфликтные ситуации, в таких случаях приобретают особую остроту.

Таким образом, можно сделать вывод, что основными причинами межличностных супружеских конфликтов являются:

- несогласованное и несправедливое разделении труда в семье;

- хроническая неудовлетворенность каких-либо потребностей одного или обоих супругов;

- конфликты, связанные с недостатками воспитания, характера, личности супругов.

При рассмотрении причин супружеских конфликтов важно учитывать факторы микро - и макросферы. К факторам микросферы следует, по мнению В.П. Левковича [21,c.46] следует отнести ухудшение материального положения, чрезмерную занятость обоих супругов на работе, невозможность нормального трудоустройства супругов или других членов семьи, длительное отсутствие жилья, отсутствие возможности устроить детей в детские учреждения и др.

Рассмотрим еще одну проблему супружеских конфликтов, которая в последние годы стала значительно влиять на взаимоотношения супругов. Это - чрезмерная занятость супругов в профессиональной сфере.

2.2.1 профессиональная деятельность супругов как одна из причин конфликтных ситуаций в современной семье

Принято считать, что в сфере занятости имеет место горизонтальная профессиональная сегрегация, т.е. асимметричное расположение мужчин и женщин в профессиональной структуре. Так по данным Калабихиной (Калабихина И. Социальный пол и проблемы населения, 1995. -c. .34) в России в сфере здравоохранения и социального обеспечения женщины составляют 83%, в торговле и общественном питании – 82%, в образовании - 91%. Раньше, как известно, в сфере здравоохранения и в торговле было больше мужчин, а профессия повара и вовсе была мужской.

В ряде стран в последние десятилетия женщины успешно пробиваются в традиционно мужские профессии. Так, в период с 1985 по 1995гг в США число женщин-судей возросло с 7% до 18%, операторов и специалистов информационных систем – с 11% до 28%, экономистов – с 13% до 34%, архитекторов – с 4% до 11% [46,c.311.]. Надо отметить, что распределение мужчин и женщин в различных профессиях во многом определяется сложившимися в той или иной стране традициями и экономическим положением.

Мужчин в бизнесе больше, хотя по результатам проводимых опросов женщин, желающих заняться бизнесом гораздо больше, чем мужчин. Профессиональный профиль женского предпринимательства в основном традиционен: легкая промышленность, ремесла, косметические и консультативные услуги. В последние годы во всем мире растет количество женщин, участвующих в принятии решений в экономической сфере.

В ряде западных стран женщины довольно активно участвуют в службе в армии. Так, в Израиле женщин в армии – 11%, в Канаде – 10,9%, в Великобритании - 6%. Дальше всех в этом отношении пошли в США.В. В. Пешков с соавторами [27,c.13] приводят данные, согласно которым, в военной авиации США численность женщин военнослужащих составляет 13%, причем женщины служат в качестве пилотов в штурмовой и истребительной военной авиации. Россия пока отстает от Запада, хотя в последние годы приток женщин в армию увеличился. Следует читывать такой неблагоприятный для женщин фактор как сексуальные домогательства. В ряде исследований американских психологов было обнаружено, что там, где преобладают мужчины, женщины чаще испытывают на себе нежелательное сексуально окрашенное внимание сослуживцев-мужчин, чем те, кто работает в смешанных коллективах. Если в коллективе мало женщин, мужчины смотрят на них прежде всего как на женщин, а потом уже как на работников.

Опрос взрослых женщин в России показал, что 40% из них работают только ради денег. Второй по распространенности у них мотив – желание быть в коллективе, и лишь третий – интерес к содержанию профессиональной деятельности. [42,c.14]. Н.Ф. Наумова и М.А. Слюсаринский отмечают, что для мужчин более важны содержание и общественная значимость работы, творческий характер и ее разнообразие [43,c.57]. Таким образом, выявляется тенденция, что для мужчин труд и профессия имеют большее значения, чем для женщин.

Таким образом, за последние 30-40 лет изучение полоролевых стереотипов в психологии не только резко интенсифицировалось, но и качественно изменилось. Если первые исследования ограничивались лишь описанием главных содержательных особенностей стереотипа, то в настоящее время, на первый план выступает не только стремление объяснить природу и функции полоролевой стереотипизации, но и исследовать тенденции, связанные с изменением ролевых стереотипов, изучить влияние произошедших изменения на межличностные отношения супругов.

Переход к рыночной экономике и появление работодателей-собственников привели к стремительному развитию новых социальных групп работников, к которым предъявляются требования повышенной деловой активности (ненормированный рабочий день, встречи и общение с деловыми партнерами в вечернее время, корпоративные вечеринки и т.д.). Причем в современных условиях в повышенную трудовую активность все больше включаются и женщины. Женщины заняли прочное место в различных сферах общественной жизни, появились даже (хотя и в единичных случаях) в органах государственной власти. В настоящее время женщины стремятся утвердиться в профессиональной деятельности, реализовать себя через участие в общественно-политической жизни.

Характерной особенностью последних лет является ориентация все большего количества женщин на профессию, что, по их мнению, позволяет им быть независимыми и самодостаточными, однако влечет за собой чрезмерную профессиональную занятость.

В семьях, где уровень материальной обеспеченности благодаря работе мужа достаточно высокая, профессиональная деятельность жен вызывает зачастую негативное отношение со стороны мужей. Их мотивы могут звучать как протекционистские («надо уйти с этой работы»), экономические (плата за детский сад может быть больше зарплаты матери) или чаще всего связанные с интересами ребенка/детей (наш младший сын неважно учится – с ним надо позаниматься»). Существуют также мотивы, о которых редко говорят мужья, но о которых говорят их жены: «Он не хочет, чтобы я работала, из соображений престижа. Раз он хорошо зарабатывает, то жена не должна работать. И еще ему важен психологический комфорт единственного в доме добытчика [19,c.57]. Таким образом, повод для конфликтов – распределение гендерных ролей.

Данная ситуация особенно наглядно проявляется в семьях, «новых русских», где жены являются домохозяйками и все благополучие семьи держится исключительно на желаниях супруга. Мужчина чувствует свою власть, и поэтому здесь создаются самые жесткие патриархальные модели взаимоотношений. Женщина занимает место обслуживающего персонала не только «по факту», но и символически. Она лишена психологической поддержки, повышения самооценки, которая дает профессиональная деятельность, и что самое важное, попадает в психологическую зависимость от мужа.

Мужья же, имеющие возможность обеспечить материальное благополучие семьи, чрезмерно заняты профессиональной деятельностью – трудятся с большим напряжением, рано уезжают из дома, поздно возвращаются, переутомленные и раздраженные. И свое раздражение срывают на семье. Выматываясь на работе, они считают, что приносят себя в жертву семье, в то время как остающиеся дома женщины живут намного легче. Эта подсознательная агрессия часто прорывается на поверхность, создавая конфликтные ситуации.

Особые проблемы возникают в семьях, где оба супруга работают, ориентируясь на продвижение в профессиональной деятельности (так называемые двухкарьерные браки) [10, с. 19].

В семье каждый из них выполняет роли партнера, хозяина и родителя, а на службе – работника и коллеги. Каждая роль требует затраты определенной энергии, причем общее количество энергии в системе, естественно ограничено. Следовательно, если для какой-либо из этих ролей понадобится дополнительная энергия, то для другой ее уже не хватит. В наше время почти невозможно, чтобы муж и жена полноценно работали, целиком посвящая себя карьере, и при этом эффективно воспитывали более одного ребенка.

Так, в семьях, где, повышенная профессиональная деятельность присуща обоим супругам, также наблюдаются конфликты. Причинами служат следующие обстоятельства: супруги большое количество времени проводят раздельно, возникают новые интересы и производственные проблемы, с которыми не знаком второй из супругов; супруги вынуждены (или предпочитают) подчиняться корпоративным традициям проведения досуга и т.д. Такой образ жизни нарушает доверительность отношений супругов, вызывает ревность и приводит к высокому уровню конфликтности в семье.

Еще одна ситуация влияния профессиональной занятости на взаимоотношения в семье, когда только жена чрезмерно занята профессионально занята, а муж, например, имеет обычный график трудовой деятельности. В таких семьях, мужья зачастую не могут смириться с тем, что жены редко бывают дома, не выполняют свойственных им ролей домашней хозяйки и матери. Попытаемся эмпирическим путем установить показатели конфликтности в семьях с повышенной профессиональной занятостью супругов.

глава 3. исследование влияния профессиональной занятости супругов на уровень конфликтности в семье. организация и методики диагностики

Объектом нашего исследования стали работающие супружеские пары в возрасте до 35 лет, проживающие в г. Одессе. Семьи подбирались методом свободной выборки таким образом, чтобы деятельность одного из супругов характеризовалась повышенной занятостью в профессиональной сфере. В нашем исследовании приняли участие 16 супружеских пар: 8 семей, где мужчинам присуща более высокая профессиональная занятость, чем женщинам (группа №1) и 8 семей, где женщинам присуща более высокая профессиональная занятость, чем ее супругу (группа №2).

Характеристика выборки.

Выбор данных методик обусловлен тем, что все они направлены на комплексное исследование полоролевой дифференциации и включают в себя измерение удовлетворенности браком, выявления конфликтных сфер взаимодействия и позволяют определить стабильность семьи.

В качестве методик исследования были выбраны:

1. Методика выявления характера взаимодействия супругов в конфликтной ситуации Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозмана, Е.М. Дубровской [3]. Методика представляет собой 32 ситуации семейного взаимодействия, которые носят конфликтный характер. Содержание вопросов интегрировано в восьми блоках. Кроме того, ситуации могут быть разделены на две группы по основанию «виновного в конфликте». В качестве ответа респондентам предлагается шкала возможных реакций на определенную ситуацию, в которую заложены два признака: активность или пассивность реакции и согласие или несогласие с супругом. Результаты методики получают путем расчета общего индекса по каждому блоку.

Опросник удовлетворенности браком, разработанный В.В. Столиным и др. (Еникеев М.И., 2002; Столин В.В. и др., 1984), где удовлетворенность браком понимается как стойкое эмоциональное образование.

Беседа с супружескими парами в целях выяснения их субъективной удовлетворенности браком и стратегии поведения в решении семейных конфликтов.

Беседа предполагает выявление мнения супругов об уровне стабильности и удовлетворенности браком до появления повышенной профессиональной занятости и на момент исследования.

3.1. Процедура проведения исследования

Опрос супружеских пар проводился на дому, в спокойной, благоприятной обстановке по согласию обоих супругов. Главным условием явился самостоятельный характер выполнения методик – заранее было обсуждено исключение обмена данными между испытуемыми. Также исследование носило конфиденциальный характер. Эти меры были приняты для максимально возможного снижения установок на социальную желательность испытуемых.

Каждая методика использовалась в двух вариантах: для мужчин и женщин. Уровень стабильности каждой семьи определялся на основе полученных результатов, позволяющих отнести каждую супружескую пару к одному из трех типов:

1) стабильные пары - успешно преодолевающие конфликтные ситуации, удовлетворенные браком, конструктивно решающие проблемы. Для супругов характерны низкий уровень конфликтности и позитивная семейная мотивация, они отмечают устойчивость позитивных отношений в семье, не допускают возможности ее распада.

2) проблемные пары - которые в большинстве случаев могут конструктивно разрешать конфликты, неудовлетворенные браком, но не желающие по разным причинам его расторжения. Для данных супружеских пар характерен средний уровень конфликтности.

3) нестабильные - пары с высоким уровнем конфликтности, не преодолевающие семейные противоречия при наличии негативной семейной мотивации, не удовлетворенные браком и готовые принять решение о его расторжении или уже пришедшие к этому.

3.2. результаты и их обсуждение

В итоге проведенного исследования и обработки данных были получены следующие результаты.

1. Исследование характера взаимодействия супругов в конфликтной ситуации по методике Ю. Алешиной, Е. Гозмана, Е. Дубровской.

В результате проведенного опроса мы получили следующие данные: См. Табл.1 Приложение.

Анализ эмпирических данных позволил установить, что уровень конфликтности супругов в семьях, где женщины имеют более высокую занятость в профессиональной деятельности, чем их мужья, - значительно превышает его по сравнению с семьями, где более высокую профессиональную занятость имеют мужчины и равны соответственно 85 баллам и 61 баллу.

Эта закономерность прослеживалась в разных сферах взаимодействия супругов. Во взаимной информированности партнеров о различных сторонах жизни друг друга в семьях: в группе 1 – уровень конфликтности равен 6,2 балла; в группе 2 - 6,9 балла (при максимуме 10 баллов).

В группе №1 (мужчины с более высоким уровнем профессиональной занятости) жены порицают мужей за то, что те не стремятся обсуждать с ними свои проблемы и планы на будущее, не интересуются трудностями, возникающими у женщин в бытовом плане. Недостаток внимания мужей к женам в группе №1 влияет на дисгармонию супружеских отношений, способствует взаимному недоверию.

В группе №2 мужья проявляют недовольство тем, что жены не уделяют должного внимания дому и семье; недостаточно интересуются семейными проблемами; стремятся переложить на мужа многие заботы по дому; не делятся с ними своими успехами и неудачами в профессиональной деятельности; ведут себя слишком независимо, провоцируя тем самым возникновение супружеских конфликтов.

Выявлено, что в семьях №1 и семьях №2 супруги часто стремятся автономно проводить досуг: посещение корпоративных вечеринок, ресторанов и других мест отдыха с партнерами по работе. В группе №1 жены отметили, что мужья часто возвращаются домой очень поздно, а иногда вообще не ночуют дома, не считая при этом необходимым объяснить женам свои поступки. Женщины этой группы отмечают, что такое положение отрицательно влияет на доверительность отношений супругов и приводит к высокому уровню их конфликтности: в блоке взаимодействия в сфере досуга уровень конфликтности составил в группе №1 – 7,8 балла (при максимуме 10 баллов).

В группе №2 конфликтность супругов в сфере досуга выявилась еще выше, чем в группе №1 – 8,1 балла. Это можно объяснить тем, что в семьях, где женщины имеют более высокую занятость в профессиональной деятельности, мужья, ориентируясь на традиционные образ жизни и и ролевую структуру семьи, не могут смириться с тем, что жены редко бывают дома и в свободное время находятся в компании друзей, партнеров по работе. Это вызывает недоверие и ревность мужей, обостряет супружеские конфликты. Нередко эти конфликты возникают из-за употребления женщинами спиртных напитков. В группе №2 количество семей, в которых наблюдались конфликты по поводу употребления супругами спиртных напитков составили 50% от общего числа семей, а в группе № 1 – 25%.

Наибольшая конфликтность во взаимодействии супругов в обеих группах респондентов обнаружена в ролевой сфере. В семьях, где женщины имеют более высокую профессиональную занятость, чем их мужья (гр. №2) - уровень конфликтности супругов наиболее высок, по сравнению с другими сферами и составил 8,9 балла. В семьях, где мужчины имеют более высокую профессиональную занятость этот показатель – 7,2 балла (при максимуме 10 баллов).

Выявлено, что семьях группы №2 жены занимают жесткую позицию в отношении лидерства в семье: проявляют жесткость, властность, стремятся единолично решать семейные дела. В семьях, где мужчина традиционно считает себя главой семьи такое положение способствует возникновению деструктивных супружеских конфликтов.

В группе №1, где мужья имеют более высокую занятость в профессиональной сфере, чем их жены, конфликты в ролевой сфере протекают не так однозначно, как в группе №2.

Таким образом, исследовав взаимоотношения супругов в конфликтной ситуации по Методике выявления характера взаимодействия супругов в конфликтной ситуации Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозмана, Е.М. Дубровской, можно сделать следующие выводы:

наибольший уровень конфликтности в семьях, где супруги имеют высокую профессиональную занятость в профессиональной деятельности выявлен в сферах: ролевых, взаимной информированности, проведения досуга;

в семьях, в которых жены имеют более высокую по сравнению с мужьями, занятость в профессиональной деятельности – уровень конфликтности выше по всем сферам супружеского взаимодействия.

Результаты, полученные эмпирическим путем данных о характере взаимоотношений в 16-ти семьях по методике Выявления характера взаимодействия супругов в конфликтной ситуации позволил определить количество стабильных, проблемных и нестабильных семей с повышенной профессиональной занятостью мужчин и женщин см. (табл.2).

Данные Таблицы 2 свидетельствуют, что в семьях, где женщины имеют высокую профессиональную занятость количество проблемных и нестабильных семей больше, чем в семьях, где высоко профессионально занятыми являются мужчины, что собственно подтверждает выдвинутую нами гипотезу.

Анализ полученных результатов показывает, что эта закономерность прослеживалась во всех сферах взаимодействия супругов.

Таблица 3.1. Количество стабильных, проблемных и нестабильных семей в группах (№1 – мужчины с высокой профессиональной занятостью), (№2 – женщин с высокой профессиональной занятостью)

Типы семей Группа №1 (8 семей) Группа №2 (8 семей)

Стабильные семьи

Проблемные семьи

Нестабильные семьи

3

2

3

2

4

2

Исследование удовлетворенности браком. Опросник удовлетворенности браком В.В. Столина и др.

Понятие удовлетворенности браком является интегративным качественным показателем семейной системы. По мнению Столина В.В. это сложное, широко генерализованное чувство, не разлагаемое на части. Однако, можно предположить, что у мужчин и у женщин степень удовлетворенности по разным областям совместной жизни может различаться.

Одной из задач данного исследования явилось выявить отдельные составляющие показателя удовлетворенности браком, полученные с помощью методики В.В. Столина.

При содержательном анализе вопросов опросника удовлетворенности браком В.В. Столина, было выделено 3 группы факторов, которые описываются следующими вопросами:

«Отношение к партнеру»:

-Если бы Вы могли, то многое изменили бы в характере Вашего супруга (супруги).

-Если бы Вам вновь пришлось вступить в брак, то Вашим мужем (женой) стал бы: а) другой человек, б) не знаю, в) тот же самый.

-Вы гордитесь тем, что рядом с Вами находится такой человек, как Ваш супруг (супруга).

-Недостатки моего супруга (супруги), к сожалению, перевешивают его (ее) достоинства.

-Основные помехи для нашей счастливой жизни кроются в характере моего супруга (супруги).

-Мой супруг (супруга) обладает такими достоинствами, которые компенсируют его недостатки.

-Мне кажется, что мой супруг (супруга) часто делает глупости: говорит невпопад, неуместно шутит и т.п.

-Как правило, общество моего супруга (супруги) доставляет мне удовольствие.

«Отношение к браку вообще»:

-Когда люди долго живут вместе друг с другом, как это происходит в браке, они неизбежно теряют остроту восприятия друг друга, а их взаимопонимание нарушается.

-Одна из проблем современного брака состоит в том, что со временем все в нем становится менее привлекательным, в том числе сексуальные отношения с супругом (супругой).

-Жизнь без семьи и близкого человека – слишком высокая цена за полную самостоятельность.

-Большинство людей обманывается в своих ожиданиях относительно брака.

-Брак уменьшает творческий потенциал человека и его возможности.

-Не правы те, кто считает, что человек в семье может рассчитывать на уважение к себе.

«Отношение к собственному браку»:

-Ваши отношения с супругом (супругой) приносят Вам: а) беспокойство и страдание, б) затрудняюсь ответить, в) радость и удовлетворение.

-Родственники и друзья оценивают Ваш брак как: а) удачный, б) нечто среднее, в) неудачный.

-Когда Вы сравниваете Вашу семейную жизнь с семейной жизнью ваших друзей и знакомых, то Вам кажется, что Вы: а) несчастнее других, б) трудно сказать, в) счастливее других.

-Я считаю, что без меня жизнь моего супруга (супруги) была бы неполноценной.

-Вы давно уже думаете о разводе, и только ряд обстоятельств мешает Вам принять решение.

-Первоначальные чувства, с которыми Вы вступали в брак, со временем усилились.

-В моем браке с эмоциональной поддержкой друг друга не все, к сожалению, обстоит благополучно.

-Моя семейная жизнь мало зависит от моей воли.

-Моя семейная жизнь оказалась не такой, какую я ожидал(а).

-В моей супружеской жизни нет и не было ни одного светлого момента.

По каждому из факторов был посчитан средний показатель удовлетворенности браком для мужчин и женщин. Средний показатель представляет собой среднее значение суммарного балла ответов на вопросы, принадлежащие данному фактору. В данном опроснике на каждый вопрос предлагается 3 варианта ответа. Ответ, относящийся к «высокой удовлетворенности» оценивается в 2 балла, к низкой – в 0 баллов, средней – 1 балл. Таким образом, средний показатель меньше 1 – соответствует низкой удовлетворенности,1 – 1,5 - средней, стремящийся к 2 - высокой.

Данные, полученные по опроснику В.В. Столина сгруппированы в таблицы (см. Приложение 2).

По этой методике были получены балльные оценки, диапазон разброса которых составил: для мужчин [5; 47], для женщин [8; 46]. Средние значения этого показателя – 33 для мужчин, 31,9 – для женщин.

По результатам методики испытуемые были разделены на три группы по степени удовлетворенности браком - с низкой, средней и высокой удовлетворенностью.

Количество неудовлетворенных браком супругов составляет 23% и 32% среди мужчин и женщин соответственно, удовлетворенных – 67% и 60%. Средние значения для этого показателя составляют 19,75 для мужчин и 19,00 для женщин в группе с низкой удовлетворенностью брака, и 39,10 для мужчин и 38,10 для женщин в группе с высокой удовлетворенностью. Таким образом, подтверждаются полученные ранее данные о том, что мужчины обычно больше удовлетворены браком, чем женщины (Антонов А.И., 1998; Гроздова, Лидерс, 1997; Карабанова О.А., 2001 и др.).

Полученные данные, также подтверждают положение Столина (Столин В.В. и др., 1984) о том, что удовлетворенность браком представляет собой «широко генерализованное чувство», которое влияет и определяет различные представления о браке: в группе с высокой удовлетворенностью повышаются значения всех трех факторов, в группе с низкой удовлетворенностью, все три понижаются. Интересным является то, что для неудовлетворенных браком женщин, сильнее всего «страдает» отношение к партнеру, в то время как для мужчин средний показатель этого фактора является самым высоким в этой группе.

Для неудовлетворенных супругов картина для этого теста несколько меняется. При общем уровне снижения средних показателей, уровень удовлетворенности мужчин ниже, чем у женщин. Причем, наиболее низкий показатель по фактору «Эмоциональный комфорт». Это входит в конфронтацию с полученными данными по опроснику удовлетворенности браком В.В. Столина – по данным опросника Ю.Е. Алешиной, мужчины в группе неудовлетворенных браком показывают большую неудовлетворенность, чем женщины, а в группе удовлетворенных браком показатели мужчин и женщин совпадают. Такая картина, возможно, вызвана тем, что содержательное наполнение опросников различно – и по одним показателям (факторы первой группы) мужчины удовлетворены больше, чем по другим показателям (факторы второй группы).

Для сопоставления особенностей взаимоотношений супругов до начала высокой профессиональной занятости и в исследуемый период с каждым из супругов была проведена беседа с целью выявления субъективной удовлетворенности браком и стратегии поведения в решении семейных конфликтов.

В результате полученных данных было установлено, что в группах №1 и №2 после того, как один из супругов стал чрезмерно занят профессиональной деятельностью, уменьшилось количество стабильных семей и возросло количество проблемных и нестабильных (табл.3.2).

Беседа с респондентами показала, что после того как для мужей (группа 1) и для жен (группа 2) стала характерной повышенная занятость в профессиональной сфере, возросло количество деструктивных конфликтов между супругами во многих сферах жизнедеятельности, что затрудняло их взаимную адаптацию в новых условиях.

Таблица 3.2. Количество стабильных, проблемных и нестабильных семей в группах №1 и 2 до и после начала высокой профессиональной занятости одного из супругов

Группа 1 Группа 2
До начала высокой профессиональной занятости После начала высокой профессиональной занятостью До начала высокой профессиональной занятостью После начала высокой профессиональной занятостью

Стабильные семьи

Проблемные семьи

Нестабильные сем

7

1

-

5

2

1

7

2

-

4

3

1

Особенно остро эти конфликты протекали в ролевой сфере, а также в сферах досуга и взаимной информированности о различных сторонах жизни друг друга. Субъективный опрос респондентов об особенностях взаимоотношений супругов, что повышенная занятость в профессиональной сфере одного из них связано с повышением уровня конфликтности в отмеченных выше сферах. (см. табл.3.4).

Таблица 3.4. Средний показатель в баллах уровня конфликтности супругов в различных сферах до и после начала высокой занятости в профессиональной сфере

Сфера взаимодействия супругов Группа 1 Группа 2
Уров. конфл. супругов до начала высок. профес. занятости Уров. конфл. супругов после начала высок. профес. занятости Уров. конфл. супругов до начала высок. профес. занятости Уровень кнфл. супругов после начала высок. профес. занятости

Ролевая

Взаимная информированность

Проведение досуга

2,7

2,1

2,6

4,1

3,9

4,2

2,8

2,9

3,1

5,0

4,9

4,8

Из таблицы видно, что повышенная занятость в профессиональной сфере жен (группа №2) привела к более заметным негативным изменениям супружеских отношений в указанных сферах взаимодействия супругов, чем повышенная занятость в профессиональной деятельности мужей (группа 1).

Таким образом, все три методики подтверждают данные о том, что высокая занятость супругов в профессиональной деятельности негативно влияет на их супружеские взаимоотношения: уровень конфликтности, сферу взаимодействия, удовлетворенность браком и его стабильность.

Полученный разброс и вариативность показателей объясняется использованием субъективных оценок супругами своего брака.

Суммируя итоги проведенного исследования, можно сделать выводы.

выводы

В последние несколько десятилетий представления о том, что такое семья, какие роли в ней у мужчины и женщины значительно изменились. Традиционная модель семьи, просуществовавшая несколько столетий и точно определявшая ценности, правила и семейные роли, под влиянием изменений в жизни общества начала разрушаться и перестала быть единственно возможной и правильной. Мужчина перестал быть единоличным главой семьи, единолично зарабатывать деньги и делать карьеру. Женщина же, наоборот, перестала выполнять в семье только роль зависимой от супруга домохозяйки и стала зарабатывать деньги, делать карьеру и принимать активное участие в жизни общества.

Существовавшее равновесие жизни нарушилось, но традиционные гендерные стереотипы продолжают оставаться достаточно сильными. Это находит отражение в полоролевой дифференциации взаимоотношений супругов.

Под полоролевой дифференциацией мы понимаем степень жесткости (или специализации) в распределении семейных ролей.

Характер взаимоотношений в современных семьях в значительной степени определяет уровень занятости в профессиональной деятельности супругов.

Мы предположили, что степень занятости супругов в профессиональной деятельности по-разному влияют на мужчин и женщин, а в семьях, где женщины имеют более высокую занятость в профессиональной сфере, уровень конфликтности выше, а количество нестабильных и проблемных браков больше.

Целью нашего исследования было выявление влияния высокой занятости в профессиональной деятельности одного из супругов на конфликтность в семье.

Выбранные нами методики дали возможность определить, что:

Характер взаимодействия супругов в решении семейных конфликтов изменился в сторону их деструктивного решения с началом повышенной профессиональной занятости одного из супругов (в семьях с высокой профессиональной занятостью женщин, этот показатель более высокий).

Особенно остро протекают конфликты в ролевой сфере, взаимной информированности, а также в сфере досуга.

В семьях, где повышенная профессиональная занятость характерна для женщин, выявлены более разрушительные тенденции в характере супружеских отношений, чем в семьях, где повышенная занятость в профессиональной сфере характерна для мужчин. Это находит выражение в снижении стабильности семей, в повышении уровня конфликтности супругов и более низкой удовлетворенности браком.

Таким образом, проведенное исследование свидетельствует о негативных тенденциях в супружеских семьях, где один из супругов чрезмерно занят своей профессиональной деятельностью, а в тех семьях, где женщина имеет более высокую профессиональную занятость, чем мужчина, уровень конфликтности во взаимоотношениях выше, что собственно подтверждает выдвинутую нами гипотезу.

Полученные данные свидетельствуют о том, что процесс адаптации супругов к новым условиям профессиональной деятельности, сопряженной с высокой профессиональной занятостью, требованиями корпоративных традиций и др. причинами проходит сложно и ставит перед супругами ряд серьезных проблем (количество стабильных семей сокращается, растет число нестабильных и даже проблемных семей). Это свидетельствует о необходимости оказания таким семьям квалифицированной психологической помощи.

список литературы

1. Агеев В.С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. -1987. -№2. -С.23-30.

2. Алешина Ю.Е., Борисов И.Ю. Полоролевая дифференциация как комплексный показатель межличностных отношений супругов // Весник МГУ. Сер.14. Психология. -1989. -№2. -С.40-46.

3. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и

4. женщины // Вопросы психологии. -1991. -№4. -С.56-61.

5. Алешина Ю.Е., Гозман Л.Я. Дубовская Е.М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений. Спецпрактикум по социальной психологии. - М.: МГУ, 1987. -126с.

6. Бондаровська В. Сім’я як система // Психологічна допомога сім’ї /Упоряд.Т. Гончаренко. - К.: Вид. Дім «Шкільний світ», 2005. - 128с.

7. Борисов И.Ю. Полоролевая дифференциация во взаимоотношениях супругов на различных стадиях жизненного цикла семьи // Вестник МГУ. Сер.14. Психология. -1987. -№1. -С.33-35.

8. В предверии торжества женской цивилизации (женщина и бизнес) // Все для вчителя. -2004. -№7-8. -С.147-151.

9. Валерстайн Д. Психологические задачи брака // Семейная психология и семейная терапия. -2004. -№3. -С.14-33.

10. Вейнингер О. Пол и характер. Мужчина и женщина в мире страстей и эротики. -М.: Прогресс, 1991. -211с.

11. Витек Карел Проблемы супружеского благополучия. - М.: Прогресс,

12. 1988. -144с.

13. Головаха Е., Панина Н. Психология человеческого взаимопонимания. -К.: Политиздат Украины, 1989. -189с.

14. Голод С.И. Будущая семья: какова она? - М.: «Знание», 1990. -63с.

15. Гришина Н.В. Психология конфликта. -СПб.: Питер, 2000. -210с.

16. Гурко Т.А., Босс П. Отношения мужчин и женщин в браке // Семья на пороге третьего тысячелетия. -М.: Мысль, 1995. -177с.

17. Дуткевич Т.В. Конфліктологія з основами управління. - К.: Центр

18. навчальної літератури, 2005. -456с.

19. Здравосмыслов А.Г. Социология конфликта. -М.: Аспект Пресс, 1994. -317с.

20. Зидер Р. Социальная история семьи. - М.: Просвещение, 1997. - 145с.

21. Каприо Ф.С. Многообразие сексуального поведения. -М.: Здоровье, 1995. -216с.

22. Ковалев С.В. Психология современной семьи. - М.: Просвещение, 1987. -282с.

23. Левкович В.П. Взаимоотношения супругов в семьях предпринимателей // Психологический журнал. -2004. -№5. -С.24-31.

24. Левкович В.П. Социально-психологическая диагностика супружеских отношений. Учебное пособие. - М.: Институт молодежи, 1998. - 110с.

25. Левкович В.П., Зуськова О.Э. Социально-психологический поход к изучению супружеских конфликтов // Психологический журнал. - 1985. -№3. -С.30-38.

26. Минева О. Лидерс А. Имплицитные теории семьи // Семейнная психология и семейная терапия. -2004. -№4. -С.3-22.

27. Миронова С. Представления об отношениях полов у женщин разного статуса // Вопросы психологии. -2005. -№5. -С.57-65.

28. Новицкая М.С., Ананьїна Н.С. Взаимосвязь протекания супружеских конфликтов со стажем семейной жизни // Психология зрелости и старения. -2006. -№2. -С.5-15.

29. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1979. -212с.

30. Петрова Е.Ю. Бизнес по-дружески, или о том, где кончается дружба // Семейная психология и семейная терапия. -2004. -№3. -С.91-95.

31. Плисовская Э., Линовицкая М. Современное общество: роль мужчины и женщины // Философская и социологическая мысль. -1995. -№1-2. -С.40-46.

32. Поздняков В.П. Психологические отношения и деловая активность российских предпринимателей. - М.: ИП РАН, 2001, 228с.

33. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: Учебное пособие. -Самара: Изд. Дом «БАХРАХ-М»,, 2002. -672с.

34. Психологическая культура семейных отношений. Методические материалы. - М.: Высшая школа, 1988. -336с.

35. Психологія /За ред. Ю.Л. Трофімова. - К.: Либідь, 2000. -558с.

36. Рабочая книга практического психолога /Под ред.А. А. Бодалева, А.А. Деркача, Л.Г. Лаптева. - М.: Изд-во института Психотерапии, 2003. -640с.

37. Разумникова О.М. Взаимодействие гендерных стереотипов и жизненных ценностей как факторов выбора профессий // Вопросы психологии. -2004. -№4. -С.76-83.

38. Семечкин Н.И. Социальная психология. - СПб.: Питер, 2004. -375с.

39. Социальная психология /под ред. А.В. Петровского. - М.:

40. Просвещение, 1987. -224с.

41. Сысенко В.Л. Супружеские конфликты. -М.: Мысль, 1989. -173с.

42. Федотова Н.Ф. Глава семьи: мотивы признания // Вопросы психологии. -1988. -№5. -С.87-94.

43. Фотеева Е.В. Образы мужа и жены: стерертипы обыденного сознания // Семья в представлениях современного человека. -М.: Знание, 1987. -144с.

44. Харли У. Законы семейной жизни. -М.: Прогресс, 1992. -205с.

45. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. -М.: Статистика, 1979. -176с.

46. Харчев А.Г. Женский труд и семья // Производственная деятельность женщин и семья. -Минск, 19722. -С.14-18.

47. Харчев А.Г., Голод С.И. Профессиональная работа женщин и семья:

48. Социологическое исследование. -Л., 1971. -144с.

49. Холмогорова А., Великова С. Семейные факторы депрессии // Вопросы

50. психологии. -2005. -№6. -С.63-71.

51. Шишкина О.В. К вопросу о современных супружеских отношениях // Психология и педагогика – новая интеграция: Материалы 24-й научной конференции. -СПб.: Питер, 1998. -С.71-75.

52. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. М.:

53. Апрель-Пресс, 2000. -512с.

54. Юферева Т.И. Образ мужчин и женщин в сознании подростков // Вопросы психологии. -1985. -№3. -С.84-90.

55. Ядов В. Семейный ресурс // Знание-сила. -2003. -№1. -С.16-21.

56. Янкова З.А. Городская семья. -М.: Знание, 1979. -155с.

57. Янкова З.А., Ачильдиева Е.Ф., Лосева О.К. Мужчина и женщина в семье. -М.: Знание, 1983. - 187с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий