регистрация / вход

Индивидуально-психологическиеособенности адаптивности женщин к состоянию беременности

Культурно-исторические истоки адаптивности к беременности. Онтогенетические, психосоматические, психофизиологические и социально-психологические подходы к проблемам адаптации к состоянию беременности. Нормы и отклонения в адаптивности к беременности.

Столичная финансово-гуманитарная академия.

Курсовая работа на тему:

«ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ

ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНОСТИ ЖЕНЩИН К

СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ».

Студентки 3 курса,

2 заочного отделения,

группы 04Пс-з,

специальность: психология

Петуховой Е.В.

Научный руководитель:

доцент, канд. биологических наук

Александрова Н.П.

г. Москва, 2006г.


Содержание.

ВВЕДЕНИЕ

Проблема беременности в современном обществе

Адаптация как мера здоровья

Культурно-исторические истоки адаптивности к беременности

Онтогенетические аспекты формирования адаптивности к состоя-

нию беременности

Адаптация в русле психосоматического и психофизиологического

подходов

Социально-психологический подход к проблемам адаптации к состоянию

беременности

Выделение критериев нормы и отклонений в исследовании адаптив-

ности к состоянию беременности

Комплексные исследования адаптации к материнству


ВВЕДЕНИЕ

Одна из принципиальных особенностей современной эпохи – напряженная социокультурная динамика. Быстрое развитие технологий на фоне медленного изменения человеческого сознания обостряет проблему адаптивности человека в меняющемся мире.

Исследование адаптивности к процессу беременности – как частного случая общей проблемы адаптивности – становится особенно актуальным на фоне демографического кризиса. По прогнозам до 2009 года в России на одну женщину репродуктивного возраста придется в среднем 1,1 ребенка (это самый низкий в мире показатель). Усугубляет положение негативная проекция феномена увеличения «темпа жизни» на протекание беременности и здоровье будущей матери, поскольку возрастание динамики является особо критичным для процессов, имеющих стабильные характеристики.

Из множества физиологических систем человека, для которых исследованы частные закономерности развития адаптивных реакций, наименее изученной остается, как это ни парадоксально звучит, репродуктивная система. Сама по себе система репродукции является очень надежной, и по мере эволюции смогла приспособиться ко многим факторам влияния среды обитания. Однако, активное вмешательство человека в природу, стремительное техническое развитие и социальные проблемы, связанные с мощной психоэмоциональной перегрузкой, создают предпосылки для патогенных воздействий на все системы живого организма. Приспособительные реакции, вырабатывающиеся тысячелетиями у множества поколений, не способны адекватно реагировать на абсолютно новые для них воздействия, а функционально целесообразные и стратегически успешные механизмы защиты не могут выработаться в короткий срок и закрепиться генетически.

Анализ социологических и демографических данных за последние 10 лет показывает, помимо общего ухудшения здоровья россиян, следующие негативные тенденции:

• Несмотря на серьезные успехи в развитии медицины и, в частности, фармакологии, увеличилось (более чем на 15%) количество женщин, нуждающихся в стационарном наблюдении и лечении в период беременности.

• В крупных городах средний возраст «первородящей» женщины (без учета мусульманского населения) вырос до 25 – 26 лет, тогда как биологически оптимальным считается возраст 19 – 22 года.

• Современная медицина в состоянии помочь сегодня тем женщинам, которые ранее были обречены на бесплодие вследствие серьезных соматических проблем. Для этих случаев имеет место высокий процент осложнений в родах и рождение ослабленных детей. При общем, критично низком, уровне рождаемости ухудшается, таким образом, качество генофонда популяции в целом.

Осложнения в процессе беременности могут быть вызваны множеством экзогенных и эндогенных факторов. Генетические и негенетические причины нарушений вынашивания плода были объектом изучения в многочисленных исследованиях. Существует, однако, большая группа таких случаев осложненной беременности, которые можно объединить термином «этиология неизвестна». Речь идет о «практически здоровых» (по медицинским показателям) женщинах, у которых проблемы с вынашиванием беременности начинаются не в связи с конкретным заболеванием, неблагоприятной экологией, наличием стрессогенных факторов или социального неблагополучия.

ПРОБЛЕМА БЕРЕМЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Одной из важнейших и естественных задач эволюции является воспроизведение потомства. Причем, речь идет не только о количественном, но и качественном воспроизводстве, то есть таком, при котором каждое последующее поколение как минимум не уступает предыдущему по состоянию физического и психического здоровья. Проблема исследования адаптивности женщин к состоянию беременности на основе изучения комплекса индивидуально психологических характеристик является, таким образом, частью общей проблемы здоровья, как меры адаптации к меняющимся условиям.

По мнению академика М. К. Агаджаняна (цит. по [8]) здоровье или адаптация организма есть «устойчивый уровень активности взаимосвязи функциональных систем, органов и тканей, а также механизмов управления». Такой уровень обеспечивает нормальную жизнедеятельность организма, а главное способность к воспроизведению здорового потомства.

Неутешительные выводы социологических и демографических исследований [16, 21, 35] свидетельствуют о неуклонном ухудшении состояния здоровья россиян в течение последних 10 лет. Согласно определению ВОЗ «здоровье» должно рассматриваться как «состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только как отсутствие болезней или физических дефектов». Очевидно, что комплексное состояние здоровья детерминировано множеством факторов, как биологических, так и социальных.

Интегральной характеристикой жизнеспособности популяции является показатель средней продолжительности жизни. В региональных мониторинговых докладах ООН (UNICEF), продолжительность жизни в России, начиная с 1994 года, оценивается как самая низкая в Европе. Современная демографическая ситуация в России характеризуется не только низкой продолжительностью жизни, но низкой рождаемостью и высокой смертностью. Россия входит в список 22 государств мира, население которых уменьшается. Обращает на себя внимание и следующий факт: в логике эволюции трудные периоды развития сопровождались худшей выживаемостью стариков и детей; сейчас в России, в нарушение всех естественных законов, быстрее умирает работоспособное население в возрасте 20 – 39 лет (цит. по [29]).

Однако, наибольшая опасность для здоровья нации, заключается в нарушении репродуктивной функции. Россия – одна из самых «женских» стран мира (114 женщин на 100 мужчин, пятое место в мировом рейтинге). Низкая рождаемость в России обусловлена не малым количеством потенциальных матерей, а именно нежеланием женщин рожать. Специфическая черта, отличающая Россию от большинства стран мира, состоит в том, что россиянки гораздо чаще делают аборты, чем рожают. По соотношению абортов и родов мы уступаем только Румынии. На 100 родившихся детей в России приходится 179 нерожденных (стандартным уровнем для развитых стран считается показатель – 25 абортов на 100 живорожденных).

В концептуальных исследованиях Г. Г. Филипповой материнство представлено как часть личностной сферы женщины, имеющую фило- и онтогенетическую историю и ориентированную на задачи рождения и воспитанияребенка. Г.Г. Филиппова отмечает, что ситуация в современном евро-американском обществе может быть охарактеризована как «потеря пути к модели материнства». Общество формирует новую модель личности, не обеспеченную соответствующей моделью материнства. Усугубляет положение разрыв межпоколенных связей, потеря традиционных способов передачи опыта и оформления материнско-детского взаимодействия [82, с. 218-219]. Потрясения последних лет в России делают последствия «потери модели материнства»особенно тяжелыми.

Исходя из вышесказанного, репродуктивное здоровье населения не может быть сведено к медицинской проблеме. В общей картине репродуктивного здоровья нации, должны быть представлены, помимо медико-биологического и экологического, такие аспекты, как культурный, религиозно-правовой, социально-экономический, психологический и многие другие. В проблемном поле данного исследования задача всестороннего охвата литературы, посвященной особенностям репродуктивного здоровья нации, не может быть решена.

В рамках заявленных задач следует проработать аспекты, непосредственно относящиеся к такой стороне репродуктивной функции, как адаптация ксостоянию беременности и связанные с этим психологические факторы репродуктивного риска, влияющие на здоровье матери во время беременности и развитие ребенка в перинатальном периоде. То есть, речь идет об адаптивности, трактуемой (в соответствии с принятым определением) как тенденции функционирования целеустремленной системы на основе согласованности результатов действий поставленным целям. В контексте адаптивности к процессу беременности, по состоянию на сегодняшний день, можно выделить несколько основных направлений научных исследований.

АДАПТАЦИЯ КАК МЕРА ЗДОРОВЬЯ

Как показал проведенный анализ, большинство отечественных и зарубежных исследователей [11, 29, 35] мерой индивидуального здоровья считают свойство каждой живой системы адаптироваться к окружающим условиям. Исследователи валеологичекой ориентации И.И. Брехман и А. Г. Щедрина [16] придерживаются мнения о здоровье, как индивидуальном качестве, которое определяется как способность «сохранятьсоответствующую возрасту устойчивость в условиях резких изменений количественных и качественных параметров потока сенсорной, вербальной, структурной информации».

По мнению М. А. Гилинского [22] эффективность приспособления индивида к меняющимся условиям среды обеспечивается не только возможностями специфических систем организма, несущих бремя гомеостатических регуляций, но и способностью центральных механизмов формировать на основе накопленного опыта оптимальную стратегию реагирования. Качество адаптивной реакции зависит от активности ряда систем мозга,выполняющих интегративные и регуляторные функции на пути от запускающего адаптационный процесс стрессора, до комплекса реакций. Необходимыми компонентами физиологических адаптаций являются также привыкание ификсация адаптивного навыка. Привыканию отводится роль основного пути приспособления организма к среде. Существует гипотеза о наличии особой формы вегетативной памяти (С. Слоним, 1989).

Успешность формирования адаптивных навыков в поведенческих моделях в высокой степени определяется эмоциогенностью предъявляемых раздражителей. Адаптация как процесс приспособления живых организмов к тем или иным условиям существования или к меняющимся условиям среды включает в себя все виды приспособительной деятельности организмов на клеточном, органном, системном и организменном уровнях.

Адаптация, с точки зрения С. Глоссарии (S. Glossary, 1987), понимается как совокупность изменений, снижающих физиологическое напряжение, создаваемое стрессирующим компонентами всего окружения.

По Ф. З. Меерсону [45] фенотипическая адаптация есть процесс, в результате которого организм получает возможность жить в условиях ранее не совместимых с жизнью или решать ранее неразрешимые задачи.

А. А. Ильюченок (цит. по [22]) выделяет несколько важных аспектов участия эмоций в адаптации. Эмоция может компенсировать отсутствие специалиированной реакции для достижения цели. Вместе с тем, эмоции могут форсировать течение не только энергетических, но и информационных процессов, ускоряя процедуру адекватной программы действий. Эмоции способствуют также запоминанию и использованию приобретаемой информации, формируя «метки» приоритетных сигналов.

Наконец, упоминается и дезорганизующая роль эмоций, благодаря которой могут пострадать целесообразные процессы. Любой новый раздражитель достаточной интенсивности приводит к появлению различных признаков стрессорной реакции. Изменения при эмоциональном стрессе активности катехоламинов, стероидов и гормонов белково-пептидной природы специфически влияет на процесс формирования системно-структурного следа, составляющего основу адаптации.

По мнению некоторых авторов, психическая адаптация – это всегда регуляция в состоянии стресса.

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОКИ АДАПТИВНОСТИ К

БЕРЕМЕННОСТИ.

В современных исследованиях институт материнства рассматривается как исторически-обусловленный, изменяющий свое содержание от эпохи к эпохе.

Однако имеется значительное разнообразие во взглядах по ключевым аспектам этой проблемы. Культурные и исторические аспекты материнства проанализированы в исследовании М. С. Радионовой [17].

Работы М. Мид [47] показали, что материнская забота и привязанность к ребенку настолько глубоко заложены в реальных биологических условиях зачатия и вынашивания, родов и кормлении грудью, что только сложные социальные установки могут полностью подавить их. Женщины по самой природе своей являются матерями, разве что их специально будут учить отрицанию своих детородных качеств.

Другую крайнюю социоцентрическую позицию занимает Э. Бадинтер.Проследив историю материнских установок на протяжении четырех столетий (с ХVII до ХХ века), она пришла к выводу, что «материнский инстинкт – это миф» (цит. по [17].). Она не обнаружила никакого всеобщего и необходимого поведения матери, а напротив – чрезвычайную изменчивость ее чувств в зависимости от ее культуры, амбиций или фрустраций. Исследовательница рассматривает во взаимосвязи три главные социальные женские роли: матери, жены и свободно реализующейся женщины. Она полагает, что в различные эпохи та или иная из этих ролей становилась главенствующей. Э. Бадинтер указала на связь между общественными потребностями и мерой материнской ответственности за рождение ребенка. При отсутствии контроля рождаемости репродуктивная функция являлась неотъемлемой стороной жизни почти всякой женщины и воспринималась лишь как рядовая, ничем не выделяющаяся, часть ее обязанностей в семье.

Г. Г. Филиппова [82, с.9] отмечает, что во второй половине ХХ века отчетливо проявились тенденции, враждебные «детоцентризму». Социально-политическая эмансипация женщин и все более широкое вовлечение их вобщественное производство делает их семейные роли, включая материнство, не столь всеобъемлющими и, возможно, менее значимыми для них. Самоуважение женщины имеет, кроме материнства, многие другие основания – профессиональные достижения, социальную независимость, самостоятельно достигнутое, а не приобретенное благодаря замужеству общественное положение. Некоторые традиционные материнские функции в институте семьи принимают на себя общественные институты и профессионалы (врачи, воспитатели, специализированные общественные учреждения и пр.). Это не заменяет репродуктивную функцию и ценность материнской любви, но существенно влияет на отношение женщины к детородной функции и характер материнского поведения. Как пишет Ph. Aries (1987), спад рождаемости связан с боязнью будущего, ростом мотивации личностного развития, желанием утвердить свое место в жизни, свою индивидуальность, иметь устойчивое социальное положение раньше, чем посвятить себя заботе о детях. Исследования разных культурных вариантов материнства в современном обществе также свидетельствуют о влиянии имеющихся моделей семьи, детства и ценностей, принятых в данной культуре на отношение к деторождению:

Большой интерес представляет приведенное в этих работах сравнение распределения материнских функций в разных культурах, материнского поведения и отношения к ребенку, которые обеспечивают формирование необходимых в данной культуре личностных качеств (например, особенности когнитивной и эмоциональной сферы, качества привязанности, особенностей переживания успеха и неудачи в достижении цели).

ОНТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ

АДАПТИВНОСТИ К СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ.

Считается, что особенности материнского отношения определяются не только культурным и социальным статусом женщины, но и ее собственной психической историей до и после рождения.

C. Trevarthen считает, что компетентное поведение матери в распознавании эмоционального состояния своего ребенка достигает зрелости лишь после пути развития, который она проделывает в детстве и подростковом возрасте (цит. по [82], с. 28). Разными авторами выделяются этапы развития материнства (как варианта родительства) от планирования до реализации в первом и втором поколениях, этапы беременности, связь беременности с развитием личности, беременность как стадия развития материнства. В течение онтогенеза некоторые виды опыта: взаимоотношения с собственной матерью, контакты с младенцами и возникновении и интереса к ним в детстве, интерпретация материнства в связи с супружеством и половой сферой, а также конкретный опыт взаимодействия с детьми, имеющими определенные особенности (травмы, физические недостатки, слабоумие)влияют на содержание отношения матери к ребенку, к своей материнской роли и на интерпретацию своих переживаний по поводу материнства (И. А. Захаров, С. Ю. Мещерякова, Г. В. Скобло и Л. Л. Баз, Г. Г. Филиппова, W. Miller).

Индивидуальный онтогенез материнства проходит несколько этапов, в процессе которых осуществляется естественная психологическая адаптация женщины к материнской роли. Одним из важнейших считается период беременности, содержание которого определяется изменениями самосознания женщины, направленными на принятие новой социальной роли и формирование чувства привязанности к ребенку.

В. И. Брутман [17] выделяет ряд основных этапов беременности. Первый этап – фаза преднастройки (до беременности – формирование матрицы родительского поведения в онтогенезе); второй этап – фаза первичного телесного опыте (интрацептивный опыт во время шевеления и в период после родов). В отмеченных исследованиях есть обращение к онтогенетическим факторам развития материнской сферы женщины, но нет анализа содержания и механизмов этого развития.

АДАПТАЦИЯ В РУСЛЕ ПСИХОСОМАТИЧЕСКОГО И

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДОВ.

В классическом труде Т. Парсона «Социальная система» (цит. по [15]) разработано представление о болезни, как специфическом типе социальной девиации, изменяющей отношения с окружающими. Автор рассматривает заболевание или отклонение от привычной нормы как динамичный процесс, характеризующийся развитием и сменой качественно различных этапов, выработкой оптимальных типов поведения на основе принимаемых решений.

Говоря о психофизиологических основах поведенческих моделей, принято ссылаться на классические труды И. П. Павлова и У. Кэннона (Cannon). По Кэннону человек находится в готовности переживания, которая позволяет ему опознавать определенные события как экстремальные. Эта готовность к переживанию превращается в готовность к физическим действиям. При этом для появления сопутствующих телесных реакций не имеет значения, идет ли речь о ложном истолковании. С точки зрения нейрофизиологов каждая экстремальная ситуация ведет к активации гипоталамуса, который запускает защитные механизмы на двигательном, висцеральном и нейрогормональном уровнях.

В связи с результатами У. Кэннона, Г. Селье описал патогенез стресса, расширивший данные Кэннона понятием адаптационного синдрома.

Ф. Александер [3, с. 63] предложил обширную и связную теорию объяснения психосоматических связей. Под психосоматическим подходом он понимал «одновременное и скоординированное использование соматических и психологических методов и представлений».

Нарушения в протекании беременности, успешность родов и послеродового периода в связи с левополушарным доминированием, психофизиологическими особенностями эмоциональной сферы женщины исследуются в работах А. С. Батуева (1992), И. В. Добрякова (1989). Uexkuell (1963) говорит в соответствии с концепцией Кэннона о реакциях в экстремальных ситуациях, о «болезнях готовности». В состоянии готовности происходит переход эмоций, вызванный ситуацией, воспринимаемой как опасное событие, в телесную готовность. В этой реакции тело полагается не на рассудок, а на эмоции и аффекты.

Адаптивная роль динамики эмоциональных состояний в беременности и послеродовом периоде, динамика тревожности и ее связь с функциональными нарушениями и активацией органных функций рассматривается авторами P. Shereshefsky и L. Yarrow [131].

Считается, что гормональный фон создает условия для восприимчивости к ситуации взаимодействия с ребенком, однако конкретная интерпретации своих состояний в беременности и раннем материнстве зависит от личностных особенностей, смысла беременности, социальной и семейной ситуации. Такой вывод делают в своих исследованиях авторы: К. Остин и Р. Шорт (1987). К. Флейк-Хобсон с соавт. (1981).

Для целого ряда заболеваний до сих пор не выявлена точная, научно обоснованная причина, поэтому предположительно их называют «эндогенными», «идиопатическими», в лучшем случае – просто «криптогенными», т. е. заболеваниями с неизвестной причиной. Достаточно часто это звучит так – «этиология неизвестна». Предполагается существенное участие психики в проявлении таких болезней, в основе которых лежат так называемые вегетативные расстройства типа функциональных нарушений сердечного ритма, функциональных расстройств кровообращения и симптомокомплекса «вегетативной дистонии». Очень высока частотность проявления подобных нарушений в процессе беременности, однако исследований, посвященных механизмам «запуска» подобных заболеваний практически нет.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К АДАПТАЦИИ К

СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ.

Проблемам адаптации к состоянию беременности в рамках социально-психологического подхода посвящена работа Н. В. Боровиковой. Автор рассматривает феномен адаптации как постоянный процесс активного приспособления индивида к условиям среды. При этом типы адаптации формируются в зависимости от структуры потребностей и мотивов личности и являются решающими при выборе пути адаптации [15].

Боровикова выделяет 3 основных направления этого процесса: социальный, психологический и физиологический и две индивидуальные стратегии адаптации: пассивную и активную. Сутью пассивной стратегии является сохранение женщиной себя, прежде всего, как биологической единицы, желание сохранить в неизменном виде прошлый образ жизни, использование для достижения целей «выживания» в новой ситуации хорошо отлаженных и ранее эффективных стереотипов взаимодействия с окружающими людьми и самой собой. Эгоцентрическая позиция более свойственна активной стратегии адаптации. Беременная женщина не только адаптируется к изменяющемуся образу – Я, но и приспосабливает окружающий мир к своему новому образу. Активная стратегия – это стратегия, центрированная на совершаемых самой женщиной внутриличностных и внешних социальных перестройках, на изменении прежнего образа жизни. Рассматривая этап адаптации, автор включает в него следующие психологические симптомы беременности: установка на беременность; аффект осознания себя беременной; симптом принятия решения; симптом нового Я.

Социальный уровень анализа категории «здоровье» связан, прежде всего, с детерминацией социальных условий, обеспечивающих здоровье человека или группы (общества) и с раскрытием понятий социального статуса, социального благополучия, социальной безопасности и анализируется в предметном слое социологии здоровья, социологии семьи, социальной психологии. Заимствование категории здоровья социальными науками обусловлено глобальными изменениями, происходящими в социальной сфере на микро - и макроуровне и необходимостью выработки ценностного отношения к своему здоровью на уровне сознания, созданию новых способов поведения и жизненных стратегий.

Материнство, как условие социального здоровья женщины, рассматривается в исследованиях А. И. Антонова (1996), В. В. Бойко (1991), И. С. Кона(1990), В. А. Медкова (1987), М. С. Радионовой (1997).

Репродуктивная мотивация, установки, ценности и нормы как субъективный фактор социального здоровья беременных женщин являлись объектом исследования в работах Н. Б. Баркалова (1984). С. И. Голода (1984, 1996). Л. Е.Дарского (1972). В. В. Елизарова (1987).

Психопрофилактической и социальной подготовке будущих мам как основному направлению социальной работы посвящены разработки В. В.Абрамченко (1991), В. М. Астахова (1986), Н. Л. Долженковой (1996), Н. П.Коваленко (1996), О. Л. Тряниной (1989).

Социальному статусу беременной женщины посвящены работы E. Freidson (1985), R. Hessler (1978), J. Mckinlay (1998). Авторы рассматривают беременность с позиций приобретения женщиной нового социального статуса, требующего закрепленных в общественном сознании норм и правил поведения.

Разработке категории социального здоровья на методологическом уровне посвящена работа Т. Е. Большовой (1997). По мнению автора, необходимо одновременное изучение факторов риска и факторов устойчивости социального здоровья в целях преодоления ошибок болезнецентристского подхода. При этом социальный риск трактуется как неопределенность и возможность неблагоприятных последствий в результате поведения социальных субъектов и зависит от их социальной компетентности.

На стыке междисциплинарных медицинских и социологических исследований категория «социальное здоровье» семьи, общества и личности часто используется как цель государственной программы планирования семьи исследователями этого направления: Е. В. Андрюшиной (1997), Н. З. Зубковой (1983), И. П. Катковой (1996), О. Г. Фроловой (1998).

ВЫДЕЛЕНИЕ КРИТЕРИЕВ НОРМЫ И ОТКЛОНЕНИЙ В

ИССЛЕДОВАНИИ АДАПТИВНОСТИ К СОСТОЯНИЮ

БЕРЕМЕННОСТИ.

В особом рассмотрении нуждается вопрос о критериях, выделяемых при рассмотрении адаптивности к состоянию беременности. Практически во всех работах, связанных с проблематикой вынашивания беременности выдвигаются те или иные критерии, с помощью которых оценивается норма, отклонение от нормы или отсутствие нормы в показателях здоровья отдельной личности или группы. Общепринято, в эмпирическом исследовании, деление критериев на объективные и субъективные.

Объективные критерии образа жизни будущих матерей и новорожденных достаточно полно разработаны в исследованиях Е. Б. Бреевой (1994) и Н.М. Римашевской (1998). Среди них: семейное положение, объективные показатели здоровья, доходы семьи, образ жизни, наличие вредных привычек, условия труда в период зачатия и беременности, возраст, хронические заболевания матери, наличие медицинских противопоказаний по отношению к вынашиванию беременности. В основе исследований А. А. Давыдова (1995), И.И. Гребешовой (1990), О. Г. Фроловой (1993) лежит критерий возрастного риска (моложе 18 и старше 35 лет). Социально-экономическое положение семьи беременной женщины рассматривается в работах В. И. Кузнецова (1994), Н. И. Макельской (1992).

Субъективные критерии: удовлетворенность браком, конфликты с родственниками – рассмотрены в исследованиях В. И. Кузнецова (1992), В. А. Сысенко. Т. А. Гурко (1996) предлагает классификацию стрессорных событий, как типологизирующий критерий для выделения различных типов семей и ситуаций. Эмоциональные состояния беременных и психологические реакции, нарушения работоспособности и памяти исследуются в работах М. А. Кочнева (1984), О. Б. Мамиева (1978), В. Н. Прохорова (1991). В. И. Брутман, М. С. Радионова (1996) основным субъективным критерием нормы психологического здоровья в диаде «мать – ребенок» считают формирование материнской привязанности к ребенку во время беременности и определенный творческий склад личности женщины.

О. Н. Безрукова [14] выделяет критерии оценки образа жизни (здоровье, возраст, структура питания, оптимальные условия профессиональной деятельности до и во время беременности); критерии для оценки социальной ситуации беременности (уровень доходов, устойчивость семейного положения, отсутствие/наличие конфликтных ситуаций); критерии для оценки самочувствия (удовлетворенность браком, влияние макро- и микросреды); критерии оценки психологического статуса (адекватность самооценки, уровень тревожности) и т. д.

Репродуктивное здоровье в русле ситуационного контекста исследуется А. И. Антоновым (1994), Н. Б. Борисовым (1996), В. В. Елизаровым (1997) и др. Авторы выделяют ситуации, «способствующие или препятствующие рождению ребенка». Критерием различения ситуаций служит также их устойчивость во времени и продолжительность. В соответствии с последним критерием А. И. Антонов выделяет три уровня ситуаций: ситуации повседневной жизни; ситуации семейного образа жизни; общие ситуации, связанные с глобальной общественно-исторической обстановкой (цит. по [14, с. 37]).

Углубленному изучению системы диспозиций в контексте репродуктивного поведения может служить модель диспозиционной регуляции поведения, предложенная В. Я. Яловым (1984).

В работах D. Bougch (1982), K. Davis (1990), D. Blaick (1987) выделена классификация репродукционных мотивов и связь репродуктивной мотивации с конкурирующими потребностями и ценностями личности [115,121].

КОМПЛЕКСНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ АДАПТАЦИИ К

МАТЕРИНСТВУ.

В комплексных исследованиях состояния женщины во время беременности, связанных с успешностью ее адаптации к материнству и обеспечением адекватных условий для развития ребенка, учитываются разнообразные факторы: личностные особенности, история жизни, адаптация к супружеству, особенности личностной адаптации как свойство личности, удовлетворенность эмоциональными взаимоотношениями со своей матерью, модель материнства своей матери, культурные, социальные и семейные особенности, физическое и психическое здоровье.

Установлено, что успешная адаптация к беременности коррелирует с успешной адаптацией к материнству (как удовлетворенность своей материнской ролью, компетентность, отсутствие проблем во взаимодействии с ребенком, успешное развитие ребенка).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий