Индивидуальность человека

История изучения индивидуальности в зарубежной и отечественной психологии. Усиление субъектного подхода к анализу психики. Многообразие подходов к определению и изучению индивидуальности. Типология и проблемы изучения индивидуальности в психологии.

Введение

В настоящее время проблема изучения индивидуальности человека является одной из центральных тем теоретических и прикладных исследований в психологии.

Актуальность темы определяется появлением целого комплекса методологических и концептуальных вопросов уже на этапе постановки проблемы. На сегодняшний день представляются наиболее значимыми, но далекими от разрешения проблемы:

- интеграции междисциплинарных исследований, направленных на изучение индивидуального своеобразия личности;

- применения принципов системного подхода к исследованию специфики индивидуальности;

- соотношения биологического и социального в структуре индивидуальности, «внешнего» и «внутреннего», объективного и субъективного и т.д.

Социальная практика в настоящее время ставит задачу развития индивидуальности человека как приоритетного направления в системе дошкольного, среднего, среднего профессионального и высшего образования.

Решение многих прикладных психологических задач требует знания особенностей индивидуальности, надежной диагностики и оценки её свойств как целостной системы - в конечном счете, именно понимание индивидуальности ребенка и взрослого лежит в основе успешного обучения и воспитания, профориентации и профотбора, эффективной психотерапии и т.д.

Изучение индивидуальности в психологии имеет большую историю. Многие науки претендуют на монопольное исследование индивидуальности, но узкий подход к исследованию индивидуальных различий препятствует интеграции знаний о закономерностях формирования индивидуальности.

На сегодняшний день наиболее адекватной стратегией исследования индивидуальности является использование принципов системного подхода.

Проблема системного исследования индивидуальности рассматривается в работах В.В. Белоуса (1982, 1989, 1996, 2000), Э.А. Голубевой (1983), М.С. Егоровой (1995, 1997), А.И. Крупнова (1983, 1987), И.В. Равич-Щербо (1999), В.М. Русалова (1982, 1985, 1986, 1989), Т.Ф. Базылевич (1998, 1999, 2000), О.А. Ахвердовой (1998), И.В. Боева (2000), В.А. Барабанщикова (1997, 2000, 2003) и др.

В рамках системного подхода изучаются, как правило, развивающиеся целостности, при этом изучаемые явления рассматриваются как полисистемные. Данный подход открывает возможность изучения условий развития субъекта в его взаимосвязи с другими системными образованиями. Системная концепция противостоит представлениям линейного детерминизма, позволяя более дифференцированно подойти к решению ряда фундаментальных проблем психологии и акцентировать не всегда выделяемые измерения детерминационных процессов: динамичность, нелинейность и опосредствованность.

Современные исследования в рамках общей психологии и психологии личности характеризуются акцентированием интегративности и целостности психических явлений. Эта тенденция связана с усилением субъектного подхода к анализу психики (С.Л. Рубинштейн, Д.Н. Узнадзе).


Глава 1. История проблемы изучения индивидуальности в психологии

1.1 История изучения индивидуальности в зарубежной психологии

Интерес к проблеме индивидуальных различий прослеживается уже в работах древнегреческих и древнеримских философов и врачей (Гиппократа, Феофраста, Галена). Исследователей того времени интересовал, главным образом, вопрос взаимосвязи психики и анатомо-биологических особенностей человека. Практически до второй половины XIX века идеи об индивидуальной неповторимости человека представляли собой умозрительные рассуждения, основанные на житейских наблюдениях или медицинской практике. Позже в связи с внедрением в психологию эксперимента и изменением ее методологических оснований, исследования индивидуальных различий становятся более фундаментальными и доказательными. Появляется отдельная область психологического знания, занимающаяся изучением индивидуальных различий людей - дифференциальная психология. Её зарождению современная наука обязана западноевропейским ученым, в первую очередь, англичанину сэру Френсису Гальтону, французскому исследователю Альфреду Бине, немецкому психологу Вильяму Штерну.

Начало научного изучения индивидуальности связано, прежде всего, с именами английского ученого Френсиса Гальтона и немецкого Вильяма Штерна.

Ф. Гальтон был первым, кто сделал индивидуальные различия между людьми специальным предметом исследования, создал измерительные процедуры и начальный статистический аппарат для оценки различий, собрал большой экспериментальный материал о разных уровнях в структуре индивидуальности и поставил вопрос о происхождении индивидуальных особенностей.

В. Штерн, ученик Г. Эббингауза, в 1900 г. в книге «О психологии индивидуальных различий (идеи к дифференциальной психологии)» впервые ввел в употребление сам термин «дифференциальная психология» для обозначения новой области, «эмансипировавшейся», по его словам, от материнской науки — общей психологии. Впоследствии книга переиздавалась в 1911, 1921 и 1994 гг. под названием «Дифференциальная психология в ее методических основаниях». В предисловии к изданию 1994 г. А. Анастази назвала ее «книгой эпохального значения», а видный немецкий исследователь К. Павлик — «путеводной для психологической науки». В. Штерн впервые ввел понятие дифференциальная психология, сформулировал методологические и экспериментально-методологические подходы, базовые понятия, многие статистические приемы, некоторые из которых верны и сейчас.

Конечно, реальное существование индивидуально-психологических особенностей и их значение в жизни стимулировали изучение их с самых разных сторон — в рамках «характерологии», «этологии», «специальной психологии», «индивидуальной психологии» и т.д. Появились клинические работы Э. Крепелина (1856-1921), работы А. Бине (1857-1912) и др. Несколько позже была издана работа Г.И. Россолимо (1860-1928) «Психологические профили», в которой дано комплексное описание индивидуальности, и многие другие работы.

Реальное существование индивидуально-психологических особенностей и их значение в жизни стимулировали изучение их с самых разных сторон.

Складывались еще две отрасли науки, без которых дифференциальная психология не могла бы развиваться: психологическая диагностика (тестология) и статистика.

Таким образом, в первые десятилетия ХХ века дифференциальная психология вполне сформировалась как самостоятельная область знаний. Однако в последующие годы проблема индивидуальности то выдвигалась на передний край науки, то отрицалась вообще.

Дж. Хирш образно описывает эту ситуацию: «Экспериментально–психологические исследования психологических различий напоминают гамлетовское «Быть или не быть...» Дж. Кеттелл исследовал их, Уотсон хоронил их, Трайтон подчеркивал их важность, Халп минимизировал их значение для теории, Хантер приведен ими в недоумение, Скиннер и его коллеги заведены ими в интеллектуальный тупик, а авторы формальных моделей предпочли фиксировать элементарные софизмы, чем знание о них…».

М.С. Егорова выделяет такую последовательность работ, приведших к оформлению новой отрасли психологии: Ф. Гальтоном были разработаны экспериментальные методики, для изучения индивидуальных различий в восприятии цветов, веса предметов и в скорости реакции на различные стимулы, ставшие первыми тестами умственного развития. Позже А. Бине создал комплекс методик для диагностики памяти, воображения, внимания и других сложных психических процессов. В. Штерном были проанализированы и обобщены имевшиеся в начале XX века знания об индивидуально-психологических различиях и разработана методологическая основа новой психологической отрасли, получившей название "дифференциальная психология", в отечественной литературе начала XX века она обозначалась как «индивидуальная психология»[13].

А. Анастази, М.С. Егорова, К. Купер, Т.Д. Марцинковская, К.С. Холл, Г. Линдсей, Л. Хьелл, Д. Зиглер, Д.П. Шульц, М.Г. Ярошевский и другие психологи, и историки науки в своих исследованиях подробно проанализировали становление зарубежной дифференциальной психологии, обрисовали круг разрабатываемых ею проблем[22].

1.2 История изучения индивидуальности в отечественной психологии

Значение проблемы индивидуальности менялось в ходе развития научного знания. В послереволюционные десятилетия абстракции класса, масс, народа полностью заслонили десятилетия живого Я. В конечном счете, это вело к полному растворению личности в коллективе, к разрушению возможностей личного творчества и индивидуальной инициативы, к формированию катастрофической для общественного и индивидуального развития человека презумпции заменимости. Нетерпимость к индивидуальности представляет собой, видимо, необходимую психологическую подоплеку административной системы.

Определяющие характеристики человека как субъекта — его уникальность, ценность и непредсказуемость — веками и десятилетиями крушили все попытки понять человека по образу технических или биологических систем и руководить им путем программирования или дрессировки. За этим следовал идущий еще дальше вывод о том, что индивидуальность вообще не может быть предметом науки, исследующей якобы лишь общие или массовые случаи, и что гуманитарное знание не является научным знанием.

Нивелировка индивидуальности и тенденция к ориентировке на "среднего ученика" или "среднего человека" привела к тому, что прекрасные работы отечественных психологов, занимавшихся психологией индивидуальных особенностей, в 30-е годы были отринуты и надолго. За рубежом же эти исследования продолжались. В связи с такой историей нашей психологии в настоящее время нам приходится встречать созданные когда-то у нас методики, усовершенствованные на западе. При этом возникает необходимость заново их реадаптировать, т.е. приспосабливать к нашим условиям и разрабатывать собственные стандарты[22].

Отечественная психология в начале ХХ в. - не только теоретическая и практическая наука, но область знания, популярная в обществе, интересная для врачей, педагогов, исследователей не-психологов, — психология стала звеном, соединяющим эти науки. Недаром речь Г.И. Челпанова в 1911 г. на торжественном заседании, посвященном 25-летию Московского психологического общества, называлась «Современная индивидуальная психология и ее практическое значение».

После 1917 г. перед советской психологией и педагогикой была поставлена задача формирования «нового человека». Для этого было необходимо переосмыслить значение факторов, определяющих развитие психики и личностных особенностей человека.

В это время в психологии реально существуют две методологические концепции - естественнонаучная и философско-идеалистическая, в каждой из которых разрабатываются свои подходы к изучению индивидуальности. Однако актуализация проблемы индивидуальности в это время связана, в первую очередь, с появлением и закреплением в науке нового метода исследования - эксперимента.

С внедрением эксперимента психология становится действительно самостоятельной наукой, в корне меняется вся ее методология. Стоит уточнить, что эксперимент не вытеснил из психологии эмпирические и умозрительные методы. Эксперимент - в отличие от других методов - открыл перспективы математически точной формулировки реальных психологических закономерностей. В это время происходит поиск разнообразных способов, экспериментальных программ по изучению закономерностей функционирования психики человека. Постепенно эксперимент распространяется на все области психологических исследований, начинает применяться к различным объектам и служит решению разных задач фундаментальной науки.

Проблема индивидуальных различий интересовала философов и педагогов, медиков и моралистов, писателей и художников с древнейших времен. Знания о различиях между людьми накапливались сначала на основе эмпирических знаний. "Но только с внедрением в психологию эксперимента и появлением новых критериев научности ее представлений создаются предпосылки для зарождения соответствующих этим критериям знаний об индивидуальных различиях между людьми". Эксперимент создал для науки об индивидуальных различиях людей новые исследовательские возможности, но активизация интереса к подобным разработкам складывалась под влиянием запросов педагогической, медицинской, индустриальной практики. Однако в отечественной науке того времени, кроме зарождающихся экспериментальных исследований индивидуальности, существовал довольно большой пласт работ, в которых индивидуально-психологические различия обсуждались на основе эмпирических наблюдений, имеющегося педагогического, клинического опыта и т.д. Несмотря на естественное в этом случае отсутствие строгих экспериментальных критериев, эти работы содержат и основные проблемы, встававшие перед практиками - психологами, педагогами, медиками, физиологами, и - иногда - анализ и решение этих проблем. Поэтому именно этот массив работ адекватно отражает «массовую» репрезентацию задач, связанных с психологией человеческой индивидуальности.

Отечественная психология конца XIX - середины 30-х годов XX века, в первую очередь,- прикладная наука, ориентированная на жизнь, на практическое использование научного запаса знаний во всех сферах деятельности человека, в школе и на производстве. Она пыталась решить задачи, которые выдвигало перед ней общество. В это время активно развиваются педология, психотехника, в недрах которых активно разрабатывалась проблема индивидуальности.

Эти тенденции отечественной науки оказали существенное влияние на формирование интереса к проблеме индивидуальности и ее активную разработку.

Как известно, в истории отечественной психологии отмечается несколько попыток создания комплексной дисциплины, основным ядром которой выступают понятия личности, индивидуальности человека. Первая из них относится к середине XIX века и связана с творчеством известного русского ученого А.И. Галича. В своей фундаментальной работе «Картина человека» (1834) он поставил вопрос о необходимости создания самостоятельной науки, отличной и от физиологии, и от психологии (которую он понимал лишь как учение о духовном в человеке), названной им человековедением или человекоучением. Объектом ее изучения, согласно Галичу, должна стать человеческая индивидуальность в целостности ее «духовного характера» и «телесного бытия». Следующий шаг в этом направлении был сделан А.Ф. Лазурским, основоположником отечественной индивидуальной (в современной терминологии – дифференциальной) психологии. В 1904 году им была опубликована программа исследования личности, которая легла в основу его учения о характерах. При этом личность человека понималась как сложное, «организованное единство» двух сторон психической организации человека – эндо- и экзопсихики. Менее известны исследования А. Гайворонского, который в 1927 году предложил модель построения «общей науки о личности», названной им «индивидуалогией». Согласно его мнению, «в науке о личности» должны концентрироваться «самые многообразные области изучения, начиная с естественнонаучных дисциплин, и кончая дисциплинами социологическими и философскими». Наконец, следует упомянуть и о концепции «синтетического человекознания», разработанной известным советским психологом Б.Г. Ананьевым. В рамках этой области знания он предлагал объединить достижения всех наук о человеке – как индивиде, личности, индивидуальности и субъекте деятельности. Таким образом, за всеми этими попытками просматривается стремление исследователей обосновать многоаспектность индивидуального бытия человека, потребность, по словам Б.Ф. Ломова, «создания цельной картины, объединения накапливаемых данных о человеке», вплоть до формирования «некоторой единой (одной) науки о человеке»[15].

Актуализация и развитие дифференциально-психологической проблематики в России начинает происходить на фоне формирования новой научной психологии, укрепления и признания теоретических и методологических основ экспериментального метода этой науки. Этот постепенный процесс начинается уже во второй половине XIX века. С другой стороны, хотя со второй половины XIX века научная мысль начинает готовиться к грядущим кардинальным изменениям, практически до конца его основной пласт отечественных психологических работ представляет собой переводную литературу, и только в последние десятилетия XIX века в России начинают появляться первые отечественные труды по психологии. П.Д. Боборыкин в предисловии к работе Д.Г. Льюиса "Изучение психологии. Ее предмет, область и метод" [1880] писал, что первой отечественной работой по психологии можно считать диссертацию М.М. Троицкого "О немецкой философии в текущем столетии". В этой работе он сравнивал методологию английской и немецкой науки. По его мнению, именно английские ассоцианисты стали первыми изучать психическую жизнь с помощью объективных методов, тем самым сделав психологию позитивной наукой. Анализируя методологические основания английской и немецкой наук, М.М. Троицкий подготавливал почву для возникновения позитивной психологии в России.

Кроме того, анализ психолого-педагогической литературы конца XIX -середины 30-х годов XX века, научных материалов, описаний результатов экспериментальной работы, в той или иной степени касающихся проблемы индивидуальности, приводит к выводу, что в конце XIX века интерес к проблеме индивидуальности только начинал активизироваться (работы Е. Брикман, И. Гвоздева, Н.П. Гундобина, К. Ельницкого, Н.Н. Ланге, Ф.С. Матвеева, Л.Е. Оболенского и др.). В это время постепенно расширяются направления эмпирических исследований, появляются первые экспериментальные работы, определяется круг основных вопросов. С начала XX века интерес к вопросам индивидуальных различий постепенно увеличивается.

Исторический анализ вопросов дифференциальной психологии в рамках отечественной науки представлен очень конспективно. Отдельные аспекты становления отечественной дифференциальной психологии представлены в работах Е.А. Будиловой, А.Н. Ждан, Т.Д. Марцинковской, А.А. Никольской, А.В. Петровского, А.А. Смирнова, М.Г. Ярошевского и других исследователей, направленных на изучение истории психологии в целом.

В работах других отечественных психологов дан анализ отдельных частных проблем этой области психологического знания. Так, исторический ракурс в анализе исследований, посвященных психологии характера, темперамента, направленности, воли, способностей и т.д. присутствует в научных трудах Л.Ф. Железняка, А.Г. Ковалева, В.А. Крутецкого, Н.С. Лейтеса и других.

Существует круг историко-психологических исследований, направленных на анализ творчества и идей отдельных отечественных психологов конца XIX - первой трети XX века, занимавшихся вопросами индивидуальной психологии, а именно: диссертации П.И. Садчиковой, В.А. Смирнова посвящены изучению психологических идей А.Ф. Лазурского, Д.С. Тимофеева - научному творчеству И.А. Сикорского, Э.Г. Исаевой - научным воззрениям М.Я. Басова, В.В. Аншаковой - вопросам психологии в трудах А.П. Нечаева и другие исследования. Все эти исследования представляют собой как бы отдельные фрагменты мозаичной картины, не дающие возможность увидеть целостное полотно, создать полное представление об особенностях становления отечественной дифференциальной психологии и формирования круга ее проблем.

Постановление 1936 г., ликвидировавшее педологию и психотехнику, приостановило, но не ликвидировало, естественно, разрабатывавшихся в них проблем, и через некоторое время они возродились в трудах А.А. Смирнова, Б.М. Теплова и других отечественных психологов. Таким образом, период с конца XIX до середины 30-х годов XX века является цельным временным отрезком, в течение которого оформилась и постановка, и пути исследования проблемы индивидуальности, этот период представляет собой особый интерес для историко-психологического анализа вообще, и проблемы индивидуальности – в частности[13].

Первая и единственная до сих пор работа, направленная на комплексное освещение истории отечественной дифференциальной психологии, принадлежит Ю.Н. Олейнику. Основные задачи этого исследования заключались в изучении предпосылок оформления дифференциальной психологии в самостоятельную отрасль психологической науки; в раскрытии ее проблематики, создании периодизации отечественной психологии индивидуальных различий; в анализе состояния дифференциальной психологии в России конца XX века, выявлении тенденций и перспектив развития этой научной области.

В своем диссертационном исследовании Ю.Н. Олейник проанализировал становление, формирование и развитие отечественной дифференциальной психологии с XI в. до конца 80-х годов XX века. По его мнению, этот большой временной промежуток включает в себя два самостоятельных периода: с XI в. до конца XIX в, и с начала XX века до 80-х годов этого же века.

Первый - с XI в. до конца XIX в. - представляет собой время формирования «донаучного индивидуально-психологического» знания. Этот период содержит в себе два самостоятельных этапа: XI в. до начала XVIII в. и с начала XVIII до конца XIX в.. Ю.Н. Олейник полагает, что до начала XVIII в. дифференциально-психологические идеи в России существуют только в отдельных письменных источниках, но в это время начинает формироваться социальная потребность в познании индивидуально-психологических различий. Первые попытки понять их сущность появляются к началу XVIII в. С начала XVIII практически до начала XX в. предпринимаются первые попытки формирования категориально-понятийного аппарата и основных подходов к изучению проблемы индивидуальности, формируются предпосылки для появления дифференциальной психологии как самостоятельной научной области.

Дифференциальная психология становится самостоятельной областью психологической науки с начала XX века. С этого времени до конца 80-х годов (второй период развития дифференциальной психологии) эта область научного знания проходит три этапа своего развития: 1) с начала XX в. до конца 30-х годов происходит разработка концептуальной основы отечественной дифференциальной психологии и оформление проблематики этой науки. До конца 30-х годов исследователей интересовало, главным образом, изучение целостной индивидуальности; 2) с конца 30-х годов до середины 80-х годов их интерес, в первую очередь, обращен на проблему индивидуально-психологических различий в рамках психофизиологического подхода и на проблему личности; на протяжении этого этапа формируются научные школы, с разных сторон исследующие психологические различия людей; 3) начиная с середины 80-х годов, происходит постепенный переход к интенсивному развитию дифференциальной психологии; этот этап характеризуется расширением проблематики и разработкой общей теории индивидуальности.

По мнению Ю.Н. Олейника, динамика развития отечественной дифференциальной психологии полностью зависит от практических запросов общества. Смена или усиление действия социокультурных факторов приводят к существенному изменению проблематики, динамики, структуры этой области психологического знания. Им был выявлен ряд научных традиций в познании индивидуальности человека, которые прослеживаются на протяжении всех временных периодов становления дифференциально-психологического знания в России.

Первая традиция - это гуманистический подход, сущность которого заключается в понимании и признании ценности всех индивидуально-психологических особенностей, самоценности человека; исследователи, работавшие в этом направлении, ориентировались на поиск путей всестороннего развития личности. Вторая традиция представляет собой естественнонаучный подход к изучению индивидуальности. Она нашла свое воплощение в теориях типологических свойств высшей нервной деятельности как основы индивидуально-психологических различий; для этого подхода свойственно приоритетное применение экспериментальных методов исследования. Изучение индивидуальности как целостного феномена - третий подход, обозначенный Олейником в отечественной дифференциальной психологии. Его сущность проявляется в рассмотрении единства природного и социального в человеке. Эта традиция характеризуется применением совокупности методов и методических приемов для изучения индивидуальности и процессов, оказывающих влияние на ее формирование и развитие. Четвертая тенденция являет собой прикладную ориентированность психологии индивидуальных различий, отразившуюся в понимании ценности знаний об индивидуальности как основы воспитания и обучения, в необходимости оптимизации различных сфер практической деятельности человека в соответствии с его способностями и потребностями.

Тщательное исследование истории становления и развития отечественной психологии индивидуальности позволило Ю.Н. Олейнику сделать прогноз дальнейшего развития этой области психологии в России. По его мнению, общественное состояние России конца XX века характеризуется существенным интересом к проблемам дифференциальной психологии и активной их разработкой, социальная ситуация в обществе и в науке характеризуется необходимостью "... интенсификации дифференциально-психологических исследований и их переориентации с исследований абстрактно трактуемой личности, "усредненной" по своим характеристикам, на глубокий анализ конкретного человека в реальных условиях его общественно-исторического бытия".

Ю.Н. Олейником проделана огромная, очень тщательная работа по изучению зарождения, формирования, развития индивидуально-психологического знания в России и изменений, происходящих в этой отрасли психологии. При этом речь идет о дифференциальной психологии как целостной области знаний[13].

Глава 2. Анализ проблемы изучения индивидуальности в психологии

2.1 Понятие индивидуальности в психологии

В психологии существует несколько традиций понимания индивидуальности.

Первая традиция связана с пониманием индивидуальности как единичности. Индивидуальность в этом случае понимается как неповторимое сочетание разных по степени выраженности, но присущих всем без исключения людям, то есть общих личностных черт. Однако очень ярко выраженная черта – это гипертрофия, приближение к границе нормы и патологии, в потенции – патология. С этой точки зрения, чем ярче выражена индивидуальность, тем ближе человек к патологии. Как считают психиатры: нет акцентуации (выделение одной гипертрофированной черты в человеческом характере) – нет характера. Описание индивидуальности с этой точки зрения – это определение линии потенциальных патологических изменений личности. Конечно, в промежутке между нормой и патологией ярко выраженные индивидуальные особенности могут приводить к нестандартному восприятию, и понимаю окружающего мира, к нестандартным, нетривиальным способам деятельности, которые в зависимости от результата могут оцениваться и как творчество, и как отсутствие адаптации.

Вторая традиция – понимание индивидуальности как дополнения общих личностных черт, характерных для популяции и выражающих общие тенденции ее развития, таким, которые обнаруживаются только у отдельного конкретного человека и генетически связаны с конкретными, не закономерными, случайными обстоятельствами его развития. В этом случае индивидуальные черты приобретают статус чего-то второстепенного, незначительного, маловажного с точки зрения понимания общих законов развития личности и существенны только с точки зрения психологической практики, работы с этим конкретным человеком. Индивидуальность в этом смысле есть некое дополнение к личности как носителю существенных черт и определяется как совокупность индивидных и личностных черт, отличающих конкретного человека от других людей.

Третья традиция – понимание индивидуальности как целостности и как принципиально нового уровня рассмотрения личности. Следовательно, в этом смысле можно рассматривать индивидуальность как принципиально новое образование в структуре человека. Если рассматривать ряд «индивид – субъект деятельности – личность», то в этом ряду целостности каждого уровня является предпосылками, возможностями и одновременно формой проявления психического образования следующего уровня.

Таким образом, исходным пунктом в рассмотрении сложившейся индивидуальности должна быть более или менее сложившаяся, зрелая личность, то есть человек, интегрированный в общество и являющийся полноценным субъектом деятельности, обладающий сформированным интеллектом.

2.2 Многообразие подходов к определению и изучению индивидуальности

В своей книге «Психология индивидуальных различий» Егорова М.С. делает анализ двух подходов к исследованию индивидуальности.

Существуют два подхода к исследованию психологических явлений. Один из них – номотетический – ориентирован на выяснение общих закономерностей психической деятельности. Второй – идиографический – предполагает изучение конкретного человека.

Исследование общих закономерностей и их вариаций является главной задачей традиционных экспериментальных исследований и представляет собой так называемый номотетический подход, название которого происходит от греческого слова «номос», означающего «закон» («номо-тетео» – устанавливать законы).

Другим подходом или, вернее, другой традицией исследования индивидуальности является идиографический анализ, цель которого состоит в описании особенностей конкретного человека (греческое слово «идиос», от которого происходит название этого подхода, означает «своеобразное», «принадлежащее кому-то», а слово «идиографический» – «описывающий своеобразие, особенности»).

Однако вплоть до сегодняшнего дня право идиографического подхода как научного метода познания не является общепризнанным, а соотношение номотетического и идиографического подходов описывается в терминах, подчеркивающих их различие.

Невнимание к индивидуальному анализу, рассмотрение его как побочного по сравнению с номотетическим, не только препятствует пониманию того, как общие закономерности проявляются у конкретного человека, но и накладывает определенный отпечаток на тематику психологических исследований, сужая круг психологических характеристик, которые, в принципе, могут быть предметом исследования в психологической науке.

По ее мнению и тот, и другой подход к исследованию являются взаимно дополняющими.

Большинство исследований, проводимых идиографическим методом, содержат в себе хотя бы элементы номотетического анализа, которые заключаются либо в использовании психологических показателей, выделенных в номотетическом исследовании, либо в явном или имплицитном определении места индивида среди других людей по изучаемой психологической переменной, либо в обобщении данных идиографического анализа. В связи с этим отнесение методов исследования к идиографическим не предполагает, что эти методы полностью ограничены лишь рассмотрением конкретных индивидов. Под названием «идиографические» объединяются те методы, которые в той или иной степени содержат анализ конкретных случаев, методы, в которых основным объектом анализа является индивидуальность, а не группа, не совокупность людей.

К таким методам исследования Егорова М. С. относит следующие:

Анализ профилей психологических черт как один из вариантов идиографического метода, предложенный Штерном, используется для анализа индивидуальности с тех пор, как появилась психология индивидуальных различий. В современных работах этот метод применяется: 1) для пояснения индивидуальной структуры психологических черт; 2) для доставления индивидуальных и групповых (усредненных) профилей; 3) для установления изменений, происходящих в процессе развития.

Биографический метод, как и анализ профилей наиболее соответствует целям идиографического описания индивидуальности.

В основе каузометрического анализа лежат представления о том, что несовпадение психологического и хронологического (паспортного) возраста человека, субъективная оценка связанности друг с другом его оценок прошлого и будущего, а также значимости ожидаемых жизненных событий определяет системообразующие свойства личности.

Получаемая в результате картина, – несомненно, субъективна. Однако в отличие от субъективности автора традиционных биографий, который может, например, привносить свои мотивы в описание анализируемой им личности, субъективность в данном случае сама имеет диагностический характер: то, как человек видит и оценивает свой жизненный путь, имеет не меньшее значение для его личностных особенностей, чем реальные объективные данные.

Этологический подход, представляющий собой наблюдение за поведением человека в реальной ситуации, включают в себя (или, по меньшей мере, позволяют включить) компоненты идиографического анализа на всех стадиях исследования. Постановка гипотезы исследования и отбор показателей, т.е. выбор параметров, по которым будет вестись структурированное наблюдение. Как правило, учитывают широту различий индивидуальных реакций и разную субъективную значимость, разный психологический смысл одних и тех же поведенческих проявлений.

Материалы исследования представляют собой детальное описание реакций и действий каждого конкретного индивида. Учитывая то, что в современные этологические исследования обычно используют видеоаппаратуру, эти описания могут содержать в себе как легко замечаемые особенности поведения, так и едва уловимые нюансы, например, тончайшие изменения мимики.

Но самое главное – это то, что обобщение результатов этологического исследования позволяет не только вывести общие закономерности, но и проанализировать «нетипичные», «неклассифицируемые» случаи, которые теряются при стандартном номотетическом анализе.

По мнению М.С. Егоровой невнимание к индивидуальному анализу, рассмотрение его как побочного по сравнению с номотетическим, не только препятствует пониманию того, как общие закономерности проявляются у конкретного человека, но и накладывает определенный отпечаток на тематику психологических исследований, сужая круг психологических характеристик, которые, в принципе, могут быть предметом исследования в психологической науке[12].

Современное учение об индивидуальности характеризуется многообразием и многоплановостью. Психологическая наука располагает несколькими подходами к ее исследованию, каждый из которых — будь то аддитивный или неаддитивный, редукционистский или интегративный — отражает определенный и одинаково необходимый аспект объективной реальности. Одни авторы делают ставку на изучение внутренней структуры индивидуальности; другие — на ее взаимосвязи и взаимоотношения с иными системами действительности; третьи — на выяснение функциональной роли целостной индивидуальности и т.д.

Как уже было отмечено, ведущим на сегодняшний день является системный подход к изучению индивидуальности.

Истоки сегодняшнего представления о целостной индивидуальности мы обнаруживаем в трудах С.Л. Рубинштейна. Разработанный им принцип детерминизма психического позволяет рассматривать «совокупность внутренних условий» или целостную индивидуальность в многоаспектных качествах, в плане соотношения внешнего и внутреннего, всеобщего, особенного и единичного, а также в ракурсе общепсихологических проблем психологии развития и т.д. Основополагающим принципом построения целостной индивидуальности выступают у С.Л. Рубинштейна взаимосвязь, логическое соединение частей в целое. Так, он писал, что «хотя в личность включается и тело человека и его сознание, никак не приходится говорить о физической личности и личности духовной, поскольку включение тела в личность или отнесение его к ней основывается именно на взаимоотношениях между физической и духовной стороной личности. Физическое и духовное — это стороны, которые входят в личность лишь в их единстве и внутренней взаимосвязи» [4; 242]. Части целого понимались автором не как равноправные образования, а как подчиненные определенной субординации. Короче говоря, целостная индивидуальность в трактовке С.Л. Рубинштейна насыщалась разноуровневыми свойствами, представляющими собой одновременно сплав биологического и социального.

Ананьев Б.Г. развивал идею комплексного подхода к изучению человека. Он отмечал, что «индивидуальность человека можно понять лишь при условии полного набора характеристик человека». И далее: «...индивидуальность может быть понята лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида» [1,305]. Применив аппарат точных наук, Ананьев Б.Г. и его сотрудники, математизировали комплексный (многомерный и междисциплинарный) подход к индивидуальности человека и раскрыли влияние одних разноуровневых основ индивидуальности на другие.

Для того чтобы подойти к проблеме индивидуальности с точки зрения целого (на молярном уровне), нужно представить человека не только как открытую систему, но и как систему «закрытую», замкнутую вследствие внутренней взаимосвязанности ее свойств (личности, индивида, субъекта). Конечно, такой подход к человеческой индивидуальности не является исключением, так как, по справедливому замечанию. Бехтерева В. М, «мир строится в форме замкнутых систем, представляя собой особые индивидуальности. Каждая индивидуальность может быть различной сложности, но она представляет всегда определенную гармонию частей и обладает своей формой и своей относительной устойчивостью системы... Гармония частей есть основа индивидуальности».

Подход с этой стороны к явлениям человеческой индивидуальности Ананьеву Б.Г. представляется весьма перспективным. Именно в этих явлениях как бы замыкается внутренний контур регулирования всех свойств человека как индивида, личности с ее множеством противоречивых ролей и субъекта различных деятельностей. В такой относительно замкнутой системе, «встроенной» в открытую систему взаимодействия с миром, образуется определенное взаимосоответствие тенденций и потенций человека, самосознание и «я» – ядро человеческой личности.

Благодаря противоречивому сочетанию в человеке свойств открытой и закрытой систем его сознание является одновременно субъективным отражением объективной деятельности и внутренним миром личности. В этом относительно обособленном от окружающего внутреннем мире складываются комплексы ценностей (жизненных планов и перспектив, глубоко личностных переживаний), определенные организации образов («портретов», «пейзажей», «сюжетов») и концептов, притязаний и самооценки.

Индивидуальное фигурирует и в собственном смысле, как психологическая неповторимость отдельного, единичного человека, взятого в целом, во всех его свойствах и отношениях, и в естественнонаучном толковании человека как индивида с комплексом определенных природных свойств. Подобное сближение, а в некоторых случаях и отождествление оправдано тем, что индивидуальность всегда есть индивид с комплексом природных свойств, хотя, конечно, не всякий индивид является индивидуальностью. Для этого индивиду нужно стать личностью.

Но как психологии, так и социологии не удается определить индивидуальное лишь в качестве неповторимости единичного феномена – человеческого существования. В естествознании накопилось много фактов, доказывающих существование такого феномена не только на молярном, но и на молекулярном уровне.

Факты исключительной вариативности всех реакций и процессов, взятых порознь и в разных условиях, говорят и о том, что индивидуальное своеобразие есть также свойство любой части этого целого. Новое в этой мысли, по мнению Ананьева Б. Г., заключается в допущении, что индивидуальное своеобразие части (функции, ткани, процесса и т.д.) в какой-то степени независимо от целого, а в какой-то степени даже детерминирует организм как целое. Диалектика целого и частей выступает и в этой области во всем своем значении.

Единичный человек как индивидуальность может быть понят лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида. Иначе говоря, индивидуальность человека можно понять лишь при условии полного набора характеристик человека.

Если С.Л. Рубинштейн и Б.Г. Ананьев трактовали индивидуальность с позиции принципа аддитивности (совокупность, набор или симптомокомплекс свойств), то В. С. Мерлин, опираясь на положения теории систем, первым, пожалуй, стал широко употреблять понятие «интегральная индивидуальность». Он рассматривал интегральную индивидуальность как большую саморегулируемую и самоорганизующуюся систему, состоящую из разнопорядковых подсистем действительности. Главным в теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлин считал поиск путей гармонизации разноуровневых свойств индивидуальности. На основе значительного экспериментального материала, полученного под его руководством, он пришел к выводу о том, что системообразующую функцию в согласовании разноуровневых свойств интегральной индивидуальности выполняет индивидуальный стиль деятельности.

Традиционным для психологии является частичное, фрагментарное изучение личности человека, ее психических функций, деятельностей и т. д.

Такой частичный, нецелостный подход к индивидуальности обусловлен тем, что психология как наука родилась в недрах естественных наук, восприняв не только их методы, но главное – их методологию. И если методы с тех пор она во многом изменила, придала им психологическое содержание, то основные особенности методологии естественных наук в основном сохранились.

Это относится и ко многим направлениям в той его части, которая претендует на научный подход. Эти установки не реализуются в последовательной и целостной психологической системе знаний (теоретических и особенно эмпирических), методов и т. д.

Поэтому кажется целесообразным рассматривать исследования индивидуальности человека с точки зрения дифференциальной психологической парадигмы.

Дифференциальная психология изучает природу и источники индивидуальных различий. Такие различия присущи не только человеку, но и всему животному миру. Исследования поведения животных, начиная от одноклеточных и кончая человекоподобными обезьянами, показали существование индивидуальных различий в характере научения, эмоциональных реакциях, мотивации и других аспектах поведения. Эти внутривидовые различия настолько велики, что иногда превосходят межвидовые различия.

Теория интегральной индивидуальности В.С. Мерлина позволяет устанавливать на основе сочетания поэлементного и системного подходов закономерности половых различий не только для отдельных уровней, но и в целом в психике человека.

Человеку присущи свойства всех ступеней развития материи, начиная от химического и заканчивая социально-историческим. Одно и то же свойство может быть одновременно типичным и индивидуальным, если рассматривать его в определенном отношении. Каждое отдельное свойство человека индивидуально также количественно, по степени его выраженности. Индивидуально неповторимо сочетание типичных свойств различных ступеней развития материи у каждого отдельного человека: биохимических, соматических, нейродинамических, психодинамических свойств личности и т. д. Целостную же характеристику индивидуальных свойств человека В. С. Мерлин обозначал как «интегральная индивидуальность».

В.С. Мерлин утверждал, что установление многообразных связей между индивидуальными свойствами различного иерархического уровня и подчиняющихся различным закономерностям естественно приводят к «мысли о существовании целостной системы этих свойств, характеризующих интегральную индивидуальность».

Человеку присуще бесконечное количество свойств и особенностей. Очевидно, что для того, чтобы исследование индивидуальности было интегральным, достаточно изучить связи между ограниченным количеством индивидуальных свойств, но относящимся к разным иерархическим уровням. При этом под разными иерархическими уровнями надо понимать такие, которые предположительно определяются разными закономерностями. В качестве представителей разных уровней необходимо выбирать не любые изолированные свойства, а лишь такие комплексы, которые определяют закономерную, относительно замкнутую систему. Например, для нейродинамического уровня такими образцами могут быть показатели силы и лабильности, потому что их сочетание характеризует тип нервной системы. Для психодинамического – эмоциональность и экстраверсия, потому что их сочетание характеризует тип темперамента.

Во всякой характеристике какого-либо иерархического уровня (биохимического, нейрофизиологического, психического) в школе В. С. Мерлина различали нечто типичное, общее для людей вообще и нечто индивидуально своеобразное, неповторимое, присущее только одному человеку.

Это понимание типичного неприменимо к интегральной характеристике человека. Точно так же нельзя применить типы низших иерархических уровней к свойствам высших уровней.

Для распознавания разноуровневых свойств интегральной индивидуальности В.С. Мерлин использовал математический принцип значности. Опираясь на экспериментальный материал, накопленный в отечественной и зарубежной психологической науке, он выдвинул и обосновал мысль о существовании трех типов математической зависимости: равновероятных (много-многозначных) и разновероятных (многозначных и взаимооднозначных). Много-многозначные связи относятся к классу межуровневых и выражают реальность и объективность существования человека как большой интегральной системы. Многозначные и взаимооднозначные связи относятся к классу одноуровневых и описывают сущность подсистем интегральной индивидуальности. Следовательно, математический принцип значности позволяет различать «вертикальные» и «горизонтальные» связи интегральной индивидуальности. Сам факт установления многозначной связи между разными уровнями индивидуальности означает их относительную самостоятельность, замкнутость и несводимость друг к другу.

Таким образом, целостная картина многогранных свойств и качеств индивидуальности может воссоздаваться именно при системном видении объекта изучения, только системные исследования являются оптимальной стратегией интеграции данных о соотносимости разнообразных особенностей человека.

Концепция личности В.С. Мерлина раскрывается через его подход к пониманию человека как интегральной индивидуальности, т. е. взаимосвязям ряда свойств, относящихся к нескольким иерархическим уровням, подчиненным различным закономерностям. Например, интегральным явлениям изучение связи свойств нервной системы и свойств темперамента или связи свойств личности и взаимоотношений в социальной группе. Свойства каждого иерархического уровня являются его образцами, отражают своеобразие связи между уровнями и образуют закономерную систему. Так, для нейродинамического уровня такими образцами являются показатели силы и динамичности нервных процессов; для психодинамического – экстраверсия и эмоциональность; для социально-психологического – ценностные ориентации и межличностные отношения. Во всякой характеристике любого иерархического уровня (биохимического, физиологического, психологического) есть нечто типичное, общее для определенной группы людей, и нечто индивидуально-своеобразное, неповторимое, присущее только одному чел. Основная проблема психологии личности состоит в том, чтобы определить соотношение социально-типичных и индивидуально-своеобразных черт.

Социально-типичное – это обобщенное отношение к определенным сторонам действительности (к людям, коллективу, труду, к самому себе, культуре и др.), отражающее направленность личности.

В индивидуальное включены две группы психических особенностей. Первая группа – свойства индивидуума (свойства темперамента и индивидуальные качественные особенности психических процессов).

Свойства темперамента – это психические свойства, обусловленные общим типом нервной системы и определяющие динамику психической деятельности при самом различном ее содержании. Индивидуальна в каждом свойстве темперамента лишь количественная его сторона – степень выраженности, определяемая соответствующими поведенческими количественными показателями. Качественная же сторона каждого свойства темперамента характерна для определенного его типа. Индивидуальные качественные особенности психических процессов определяют продуктивность психической деятельности (например, острота и точность восприятия).

Ко второй группе индивидуальных особенностей относятся, во-первых, устойчивые и постоянные мотивы действий в определенных ситуациях (например, мотив самолюбия, честолюбия, интерес к музыке и др.). Так как социально-типичное отношение личности определяется системой мотивов, то и каждый отдельный мотив является необходимым компонентом отношения личности.

Во-вторых, индивидуальные черты характера: инициативность или пассивность, общительность или замкнутость в установлении социальных контактов. Индивидуальное своеобразие черт характера выражается в особых качествах действий и поступков в определенных типичных ситуациях. Черты характера проявляются в динамических особенностях мотивов и отношений (например, в устойчивости социальных связей или их кратковременности и неустойчивости).

И, наконец, в-третьих, это – такие свойства восприятия, памяти, мышления и т. п., от которых зависит продуктивность деятельности. Они определяются качественными особенностями психических процессов.

Все индивидуальное в личности, возникая на почве психических свойств индивидуума, формируется в зависимости от ее определенных социально-типичных отношений. Индивидуальное и социально-типичное – это не разные группы свойств личности, а различные стороны одних и тех же свойств.

Неразложимым компонентом личности являются свойства, каждое из которых есть выражение и способности, и характера, и направленности. Таким образом, структура личности представляется как взаимная связь и организация свойств личности. Структурные образования личности характеризуются понятием «симптомокомплекса». Индивидуальное и социально-типичное нельзя рассматривать как два различных симптомокомплекса или фактора личности [14].

Оригинальный субъектно-объектный подход к индивидуальности предлагает А.В. Брушлинский. Он считает, что «внутри бытия субъект и объект — это всегда единая нераздельная система, они соотносительны и не существуют друг без друга» [10; 3]. Человек как субъект выступает у него преобразователем мира и создателем материальных и духовных ценностей общества, человек как объект — носителем и участником сложившихся общественных отношений. Субъектом человек не рождается, а становится благодаря изначально присущей ему активности в деятельности и общении. Активность человека как субъекта определяется сложнейшим сплетением и взаимовлиянием «противоречивых качеств в первую очередь психических процессов, психических состояний и свойств, его сознания и бессознательного»[ 10; 10].

Специальную теорию целостной (системной, интегральной) индивидуальности разрабатывает В.М. Русалов. Он стремится «раскрыть... где, как, каким образом свойства одних ступеней развития материи вступают во взаимодействие с другими то в качестве условий, предпосылок, то в качестве ведущих факторов, то в качестве необходимых компонентов» [21;3]. В специальной теории индивидуальности В.М. Русалов выделяет два уровня: формально-динамический, представленный темпераментом человека, и содержательный, включающий интеллект и характер субъекта деятельности. Опираясь на данные руководимой им лаборатории, он пришел к выводу о том, что «развитие высших уровней организации личности (т.е. интеллекта и характера) происходит... путем преобразования низших уровней (т.е. темперамента), приведения их в соответствие с высшими, т.е. путем одновременной дифференциации и реинтеграции всей конкретной индивидуальности человека» [21;10].

Своеобразный структурно-функциональный подход к пониманию целостной индивидуальности предлагает Э.А. Голубева. Она выделяет в ней многоуровневую структуру и спектр системообразующих признаков, к которым относит такие понятия, как эмоциональность, активность, саморегуляцию (волю) и побуждения. Основная функция системообразующих признаков заключается в том, что они, по мнению Э.А. Голубевой, «фиксируют определенное соотношение подструктур индивидуальности — мотивации, темперамента, способностей и характера, не позволяя изъять какую-либо из них, не разрушая целостную структуру индивидуальности. Так, эмоциональность — это и проявление мотивации и свойства темперамента, активность — признак и темперамента, и способностей и т.д.»[11; 70].

Эволюционно-системную целостную индивидуальность воссоздает Т.Ф. Базылевич. В структуре целостной индивидуальности автор выделяет свойства организма, индивида, личности и раскрывает особенности их взаимодействия на примере анализа произвольных действий человека.

В зарубежной психологической литературе проблема многоуровневой индивидуальности представлена в трудах Г. Айзенка и Р. Кеттелла. Так как познание целостной индивидуальности осуществляется средствами только математической статистики, то ее в научном мире чаще всего называют «факторной теорией индивидуальности».

В центре внимания сторонников этой концепции индивидуальности — построение многоуровневой конструкции темперамента и личности. Как правило, решение этого вопроса проводится с позитивистских позиций. Проиллюстрируем это на примере факторной теории индивидуальности Г. Айзенка.

В фундаменте многоярусной структуры индивидуальности располагаются отдельные специфические реакции. Так как эти специфические реакции не вступают во взаимодействие и не образуют никакой организации, то весь комплекс этих показателей Г. Айзенк обозначает как нулевой уровень. На основе взаимодействия показателей исходного уровня возникает первая целостность, именуемая автором уровнем привычных реакций, или подсистемой навыков. Более высокий уровень целостности возникает на основе взаимодействия привычных реакций — это уровень черт личности (первичные факторы). Вершиной иерархического конструирования индивидуальности у Г. Айзенка выступает уровень типа. Он возникает на основе уровня черт личности и представляет собой теоретическую конструкцию более высокой степени обобщенности — вторичный фактор[6].

Таким образом, различные структурные уровни индивидуальности расположены в определенной последовательности: от простых и элементарных эмпирических данных до сложных факторов теоретического порядка.

Пестрота подходов к индивидуальности (аддитивный, комплексный, субъектно-деятельностный, интегральный, специально-целостный, структурно-функциональный, эволюционно-системный, факторный) говорит о том, что формой существования человеческой индивидуальности является полиморфность ее проявления.

В.В. Белоус, представитель Пятигорской психологической школы, под руководством которого проведено множество работ по изучению индивидуальности, предлагает всеобщую модель индивидуальности.

Данная модель базируется на многообразии (полиморфности) человеческой индивидуальности, в котором она частичкой, отдельной стороной или сущностью конкретизируется и проявляется. Будучи абстрактным образованием, всеобщая модель индивидуальности обладает всеми теми качествами, которыми характеризуется любая саморегулируемая и самоорганизующаяся система: относительной автономностью, т.е. независимостью от особенностей функционирования частных моделей индивидуальности; обобщенностью, что дает возможность отражать стержневые качества человеческой индивидуальности; способностью к прогнозированию еще неизвестных нам конструктов целостной индивидуальности; универсальностью, что выражается в противодействии среде за счет включения механизмов компенсации; динамичностью, гибкостью и функциональной инвариантностью системы в целом и т.д.

Все это вместе взятое придает любой разновидности всеобщей индивидуальности равнозначность и одинаковую необходимость в решении определенных задач научного порядка.

В реальной жизни всеобщей модели индивидуальности соответствует небольшая группа людей, обладающих надындивидуальными, или общевидовыми качествами. Их психологический портрет подразумевает интеграцию таких важнейших образований, как открытость и независимость от взглядов и убеждений отдельных людей; способность к выдвижению, разработке и осуществлению магистральных идей; умение выражать интересы разнотипных индивидуальностей; общепризнанный авторитет и духовное лидерство; масштабность интеллекта, его глобальность и ответственность; опыт и разумность его использования и т.д.[5].

Еще раз подчеркну, что по В.В. Белоусу модель всеобщей индивидуальности представляет собой абстрактное (идеальное) понятие , включающее то типичное, что свойственно многообразным индивидуальностям. И только некоторые (пока единицы) могут достигнуть полного слияния с образцом (сущностью) всеобщей индивидуальности. Остальные индивидуальности соответствуют ей частичкой, отдельной стороной или каким-либо элементом. В.В. Белоус полагает, что большая часть людей XXI в. будет находиться в согласии с предложенной им психологией всеобщей индивидуальности.

2.3 Типологии индивидуальности

Выделение закономерностей сочетания индивидуальных черт конкретных людей имеет в научной психологии различные стратегии и результаты. С одной стороны, индивидуальностью человека можно считать именно совокупность, набор его психических свойств и качеств как отдельных элементов, составляющих в сумме определенный класс. Результатом классификации индивидуальностей будет собрание различных наборов индивидуальных черт, объединенных по законам статистики и наблюдаемых в эмпирии с той или иной частотой. С другой стороны, индивидуальность определяется как тип – целостная структура, внутри которой каждое конкретное свойство и качество человека получает закономерное объяснение. В результате построения типологии выделяются качественно своеобразные типы индивидуальностей, соотнесенные между собой и принципиально отличные друг от друга.

Способы выделения классов или типов индивидуальностей различаются также по характеру используемых критериев. Это могут быть эмпирические критерии, полученные при анализе и обобщении конкретных опытных данных. Как правило, эмпирическая классификация индуктивно, путем закономерного перехода от частных случаев к общим. Дедуктивный же способ построения типологии индивидуальностей – от общего к частному – предполагает теоретическое выделение ее основных принципиальных признаков, различений и затем – проверку, и обоснование полученных типов на эмпирическом материале.

Общие подходы к типологии индивидуальности определяются основными познавательными и практическими задачами ее изучения. Рассмотрим три соответствующих им подхода, открытые в психологической науке и прикладных областях.

Первый из них связан с поиском объективных основ тех или иных устойчивых сочетаний психических свойств и качеств конкретных людей. Такова собственно познавательная задача изучения индивидуальности. Как правило, попытки ее объяснения выходят здесь за пределы собственно психических свойств и направлены на установление их соответствия особенностям организма – аналитическим и физиологическим – данным природой. Наличие психотелесных соответствий, если только оно доказано статистически, получает свое практическое значение: знание о них может стать хорошей опорой успешных профессиональных и межличностных отношений.

Второй подход дифференциально-психологического исследования заключается в том, чтобы описать все возможные сочетания индивидуальных психических черт. Ведь знание о конкретных поведенческих реакциях человека в тех или иных социально-житейских ситуациях необходимо для правильной организации взаимодействия и общения между людьми. Признание своеобразия и уникальности каждой человеческой индивидуальности – характерная черта данного подхода. Конечно, оба эти подхода являются эмпирическими, основанными на непосредственном опыте, который и определяет выделение индивидуальных типов.

Третий подход отвечает задаче осознания, осмысление человеком собственной индивидуальности. Он является теоретическим и состоит в дедуктивном выделении принципов построения типологии индивидуальностей, отвлекаясь от обилия эмпирических деталей. По существу, этот подход может быть также назван философским, ведь здесь возникает вопрос о том, почему эмпирически определенные типы индивидуальности складываются именно так, а не иначе. Однако чистая теория едва ли имела бы смысл при отражении постоянно меняющейся психической жизни. Поэтому результаты третьего подхода – знания о принципиальных типах человеческой индивидуальности – обретают статус тех реальных средств, с помощью которых люди могут представлять себе свои психические особенности, типологические отличия от индивидуальности других людей.

Каждый из названных подходов связан, главным образом, с изучение одного из трех основных уровней индивидуальности: организма, социального индивида, личности. Так, установление психотелесных соответствий индивидуальных черт и причинно-следственных связей между ними направлено на выделение того вклада, который вносят в индивидуальность человека врожденные особенности его организма. Описание разнообразия типичных сочетаний психических черт, поведенческих реакций и относится, прежде всего, к прижизненным образованием и изменениям социального индивида. Понимание принципов разделения индивидуальностей на типы дает человеку средства сознательного овладения своим поведением самоопределения, личностного развития[17].

Согласно принципам построения биологических систем, каждая разновидность всеобщей модели индивидуальности имеет (должна иметь) свой типологический фундамент. Однако в реальности такого рода совпадение учений об индивидуальности и ее типологии является скорее исключением, чем правилом. Чаще всего мы встречаемся либо с разработкой только типологии (Э. Кречмер, У. Шелдон и другие), либо с разработкой только целостной индивидуальности (например, Б.Г. Ананьев). Среди сторонников поступательного движения научной мысли от типологии к целостной индивидуальности не обнаруживается единства. Одни придерживаются в решении этой проблемы формально-динамических аспектов индивидуальности, другие делают упор на ее содержательной стороне, третьи стремятся сочетать оба подхода одновременно.

Среди представителей формально-динамического подхода к индивидуальности и ее типологии можно выделить английского психолога Г. Айзенка. Опираясь на два ортогональных симптомокомплекса психических свойств — фактор экстраверсии/интроверсии и фактор нейротизма (эмоциональности) — он выделяет с помощью системы координат четыре непересекающихся психологических типа: тип экстраверта эмоционального, тип экстраверта неэмоционального, тип интроверта эмоционального и тип интроверта неэмоционального. В совокупности (аддитивной) названные выше психологические типы образуют факторную модель индивидуальности[5].

В отечественной дифференциальной психофизиологии формально-динамический подход к типологии целостной индивидуальности развивает В.М. Русалов [21]. Взяв за основу два базальных свойства темперамента — общую активность и общую эмоциональность, каждое из которых представляет собой синтез различных проявлений в психомоторной, интеллектуальной и коммуникативной сферах человеческой деятельности, В.М. Русалов создал типологию, состоящую из девяти дифференциальных типов темперамента. Критерием выделения дифференциальных типов служило сочетание общей активности и общей эмоциональности в зависимости от степени их выраженности — низкой (меньше нормы), средней (норма) и высокой (выше нормы).

При этом важно подчеркнуть, что вариант содержательной типологии целостной индивидуальности, включающий интеллект и характер человека, В.М. Русаловым пока не исследовался.

Исключительно содержательную типологию субъектно-деятельностной индивидуальности создают ученики С.Л. Рубинштейна. Так, в исследовании Г.Э. Белицкой, выполненном под руководством К.А. Абульхановой-Славской с опорой на понимание взаимоотношений человека с обществом в понятиях субъекта-объекта, обосновывается типология проблемности социального мышления личности [7]. В частности, автором установлено, что «всем типам со стереотипизированным мышлением соответствует личностный конструкт “Я — объект — Общество — объект”; всем созерцательным — “Я — объект — Общество — субъект”; деятельным типам — “Я — субъект — Общество — объект” и проблематизирующим типам — “Я — субъект — Общество — субъект”» [7].

Рассматривая типы личностного осознания социальных проблем в зависимости от сложившейся в России к середине 90-х гг. общественно-политической ситуации, А.В. Брушлинский наполняет типы личностных конструктов «Я — Общество» совершенно новым содержанием. Представителей проблематизирующего типа социального мышления личности он называет интерналами и подчеркивает, что «они... строят свою деятельность самостоятельно. Вместе с тем не только себя, но и общество в целом они считают суверенным субъектом... Во вторую группу входят экстерналы, рассматривающие общество как субъекта, а самих себя лишь как объектов, от которых якобы ничто не зависит. Это люди созерцательного типа. Третью... группу составляют респонденты, считающие себя субъектами, хозяевами. Они представляют в основном новый у нас тип менеджеров и предпринимателей, рассматривающих общество как объект для извлечения собственной выгоды» [9; 11]. Последнему типу в классификации К.А. Абульхановой-Славской — Г.Э. Белицкой соответствует деятельный тип личности. Построение типологических конструкций в структуры индивидуальности чрезвычайно важно, прежде всего, в теоретическом отношении. Во-первых, облегчается и конкретизируется процесс познания всех разновидностей моделей индивидуальности. Более того, типы выступают связующим звеном в гармонизации отдельных, видовых и всеобщих особенностей индивидуальности. Наконец, типологический подход имеет первостепенное практическое значение в сфере управления развитием любой полиморфной индивидуальности, а также в решении задач прикладного аспекта и т.д.


Заключение

Проанализировав литературу по вопросу об изучении индивидуальности в психологии, к кругу проблем, описанных мною во введении (которые в основном касаются взаимодействия психологии с другими науками и отраслями человеческой деятельности в разработке понятия индивидуальности), можно прибавить отсутствие среди ученых-психологов, занимающихся изучением проблемы, единого мнения и даже определения, что такое индивидуальность.

В настоящее время проблема изучения индивидуальности человека является одной из центральных тем теоретических и прикладных исследований в психологии. Современное учение об индивидуальности характеризуется многообразием и многоплановостью. Психологическая наука располагает несколькими подходами к ее исследованию. Одни авторы делают ставку на изучение внутренней структуры индивидуальности; другие — на ее взаимосвязи и взаимоотношения с иными системами действительности; третьи — на выяснение функциональной роли целостной индивидуальности и т.д. Не смотря на это, точного определения, что такое индивидуальность в психологии нет.

В многообразии представлений об индивидуальности можно выделить следующие основные направления:

1. Первое понимание по признаку "различия" (уникальности, неповторимости, отличия от других и т.д.). Индивидуальная особенность по отдельно взятой психологической характеристике выступает как одна из многочисленных форм проявления индивидуальности. Однако, лишь совокупность индивидуальных особенностей по различным психическим характеристикам может дать более полное представление об индивидуальности в целом.

2. Попытка объяснить наблюдаемые психологические различия, обуславливая их биологическими и социальными предпосылками. Акцент делается на установление связей, а не на описание различий. Наиболее разработанными в этом отношении является изучение психобиологических связей.

3. Системная целостность человека как предмет исследования. Акцент делается на изучение разных видов связей между более или менее полными наборами свойств, относящихся к биологическому, психологическому, и социальному уровням.

Т.е. каждое определение индивидуальности будет верным с точки зрения того или иного подхода, выбранного для ее изучения.

На сегодняшний день наиболее адекватной стратегией исследования индивидуальности является использование принципов системного подхода. В рамках системного подхода изучаются, как правило, развивающиеся целостности, при этом изучаемые явления рассматриваются как полисистемные. Данный подход открывает возможность изучения условий развития субъекта в его взаимосвязи с другими системными образованиями.