регистрация / вход

Исследование имиджа, стиля и стереотипа как психологических феноменов

Изучение подходов к соотнесению понятий имиджа и стереотипа. Исследование взаимосвязи временной перспективы личности и выбора стратегий совладеющего поведения. Определение зависимости жизнестойкости человека от степени его психологической защиты.

Введение

В последнее время проблема формирования имиджа в современной науке занимает одно из центральных мест. Однако ученые не пришли к общепринятой точке зрения на данный феномен, а также на его соотнесение с другими понятиями, в частности – с понятием стереотипа. Г.М. Андреева определяет стереотип как "некоторый устойчивый образ какого-либо явления или человека, которым пользуются как известным "сокращением" при взаимодействии с этим явлением".


Имидж и стереотип в психологии

Широко распространено понимание стереотипа как социальной установки, в структуре которой содержатся три основных компонента: эмоциональный (или оценочный), когнитивный (рассудочный) и собственно поведенческий (аспект поведенческой готовности).

Анализ социально-психологической литературы позволяет выделить три основных подхода к соотнесению понятий "имидж" и "стереотип":

1. Понятие "имидж" синонимично понятию "стереотип". По мнению Н.Ж. Фейзулиной, имидж – это "образ, который может иметь характер стереотипа. Под стереотипом понимается относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта, складывающийся в условиях дефицита информации как результат обобщения личного опыта индивида и нередко предвзятых представлений, принятых в обществе". "Под имиджем понимается некий синтетический образ, который складывается в сознании людей в отношении конкретного лица, организации или иного социального объекта. Имидж… выступает в качестве социальной установки и ценностного стереотипа", - указывают Л.А. Соколова-Сербская и В.И. Сороковикова.

2. Понятие "имидж" включает в себя понятие "стереотип", но не ограничивается им. "Имидж - специально сконструированный образ (квазиобъект), формирующий определенное представление о некотором объекте (предмете имиджирования), изначально предназначенный для некоторого управления адресатом (реципиентом). Он всегда имеет как некую "телесную" основу, несущую знак (систему знаков) с той или иной смысловой нагрузкой, которая "опирается" с одной стороны на качества и состояния человека, свойства и процессы его психики, с другой – на социокультурные аттитюды, стереотипы, архетипы, на все бытующие в культуре предписания, нормы, ценности". Таким образом, по мнению автора, в имидже находят свое отражение стереотипы людей, их установки по отношению к тем или иным предметам, объектам, явлениям.

3. Имидж – нестереотипный образ. Имидж - это "тот образ конкретного объекта (человека, предмета, явления), который был соотнесен со стереотипным образом, и на основании этого соотнесения в психике воспринимающего образ конкретного объекта получил определенную оценку, возникло определенное к нему отношение, возникло мнение о прообразе данного объекта". Таким образом, по мнению А.Ю. Панасюка, имидж – это "не стереотипный образ, имидж – это результат соотнесения возникшего при восприятии объекта образа со стереотипным образом".

Следует отметить, что понятие "образ" является первостепенным для осмысления понятий "имидж" и "стереотип". Однако Е.Б. Перелыгина указывает, что понятия "образ" и "имидж" не синонимичны. Скорее, имидж является разновидностью образа. Аналогичное мнение высказывает Е.А. Петрова, указывая, что "категория "имидж" отлична от традиционной для психологии трактовки "образа" и "мнения" как таковых. Являясь феноменом индивидуального, группового или массового сознания, имидж функционирует как образ-представление, в котором в сложном и определенном взаимодействии соединяются внешние и внутренние характеристики объекта".

Имиджевые стратегии личности

Жизнь человека в современном мире характеризуется высоким темпом, значительной сложностью и зачастую непредсказуемостью. Он просто не может избежать различных сложных жизненных ситуаций, они стали неотъемлемым элементом его ежедневной деятельности. Однако требования действительности таковы, что человеку нужно как можно быстрее разрешать свои проблемы и выходить из трудных ситуаций с минимальными потерями.

Психологический комфорт человека способствует успешности его функционирования во всех областях жизни. Именно поэтому важно выявить те параметры, которые связаны с более или менее эффективным совладением с трудными жизненными ситуациями. Мы выбрали временную перспективу, так как она является одной из глобальных характеристик человека и оказывает влияние на очень многие жизненные процессы. Вместе с тем, временная перспектива личности может изменяться в зависимости от тех или иных внешних и внутренних условий жизни человека.

Разработку проблемы "временной перспективы" связывают с именем К. Левина, который определил ее как включение будущего и прошлого в план данного момента (т.е. настоящего). Внешние обстоятельства, ситуация в обществе и в жизни конкретного человека могут повлиять на содержание, протяженность и другие параметры его временной перспективы. Тем не менее, она оказывается тесно связанной с поведением человека в сложных жизненных ситуациях, помогая лучше с ними справиться. Как показывают исследования, активно противостоять негативному воздействию окружающей среды помогает наличие устойчивой, структурированной временной перспективы. Эта ее функция была впервые выделена еще психоаналитиками, которые отмечали, что активное планирование будущего является одним из защитных механизмов личности. Помимо обеспечения защиты от негативных влияний травматических событий, ориентированность на будущее, прошлое или настоящее может в некоторой степени способствовать выбору той или иной копинг-стратегии в конкретной ситуации.

Изучение вопросов, связанных с совладением с трудностями в психологии берет начало с работ З. Фрейда в рамках психоаналитического подхода. Термин "копинг" является калькой с английского слова "coping" (to cope – преодолевать). В отечественной психологии его переводят как совладеющее, адаптивное поведение или психологическое преодоление. Под копинг-стратегиями понимают осознанные стратегии действий, направленные на устранение угрозы, помехи, лучше адаптирующие человека к требованиям ситуации и помогающие преобразовать ее в соответствие со своими намерениями, либо выдержать те обстоятельства, изменить которые человек не может.

Выбор той или иной стратегии совладения может определяться внешними факторами, более того, один и тот же человек в разное время может применять разные стратегии. Тем не менее, исследователи отмечают наличие наиболее часто используемых и предпочитаемых способов поведения у каждого, которые при необходимости и достаточном уровне активности индивида можно изменить. Эффективные копинг-стратегии позволяют справиться с ситуацией с меньшими потерями и/или в более короткие сроки.

Наше исследование направлено на изучение вопроса о взаимосвязи временной перспективы личности и выбора тех или иных стратегий совладеющего поведения. В качестве трудной жизненной ситуации нами была выбрана потеря работы, так как, с одной стороны, безработица является одной из актуальных проблем современного общества, а с другой, она нередко влечет за собой негативные последствия для конкретного человека, и вопрос успешного совладения стоит в такой ситуации весьма остро. А так как временная перспектива – это весьма широкое понятие, в нашем исследовании акцент был сделан на временных ориентациях, которые представляют собой относительное преобладание прошлого, настоящего или будущего в мыслях человека, отношение человека к психологическим концепциям своего прошлого, настоящего и будущего, и наиболее тесно, на наш взгляд, связанны с изучаемым вопросом.

Целью исследования была проверка гипотезы о взаимосвязи временной перспективы личности и копинг-стратегий. В нем приняли участие 50 человек, работающих и безработных мужчин и женщин. Для проведения исследования были использованы 2 методики – Опросник Зимбардо по временной перспективе (Zimbardo Time Perspective Inventory / ZTPI) и Опросник способов совладания (Ways of Coping Questionnaire / WCQ) Р. Лазаруса и С. Фолкман.

На основе данных, полученных с помощью опросника Зимбардо по временной перспективе, испытуемые были разбиты на три подгруппы: ориентированных на прошлое (17 человек), ориентированных на настоящее (6 человек) и ориентированных на будущее (27 человек). К сожалению, мы не можем анализировать данные, полученные для подгруппы ориентированных на настоящее из-за ее маленького размера. Поэтому мы сравнивали лишь стратегии, используемые подгруппами ориентированных на прошлое и на будущее. Маленький объем выборки не позволяет выявить значимость различий в использовании той или иной стратегии совладения разными группами испытуемых, поэтому в данном случае мы можем говорить лишь о наличии определенных тенденций.

Для выявления преимущественно используемых копинг-стратегий мы воспользовались тестовыми нормами Опросника способов совладения для российской выборки. В результате, по каждой копинг-стратегии мы вычислили процент испытуемых, которые получили высокие значения (то есть предпочитают использовать данную стратегию) и низкие значения (не используют эту стратегию). На основе сравнения этих двух показателей можно делать вывод о наличии определенных тенденций к использованию либо не использованию каждой из стратегий.

В итоге, по результатам нашего исследования были сделаны следующие выводы о тенденциях, характеризующих особенности взаимосвязи временной перспективы личности и стратегий совладения со сложными жизненными ситуациями:

Для людей с ориентацией на будущее характерны такие копинг-стратегии как самоконтроль, планирование решения проблемы и дистанцирование. Такое поведение можно описать как попытки отстраниться от проблемы и рационально обдумать способы ее решения, при этом сохраняя над собой контроль.

В случае ориентации на прошлое существует вероятность позитивной переоценки ситуации, принятия ответственности, избегания и, временами, планирования решения проблемы. То есть человек может пытаться найти положительные моменты в происходящем, либо направить усилия на то, чтобы не обращать внимания на проблему, "уйти" от нее. В другом случае может присутствовать признание собственной роли или даже вины в ситуации, за которым последуют попытки найти решение, выход.

К копинг-стратегии, связанной с поиском социальной поддержки, прибегают как люди, ориентированные на прошлое, так и люди, ориентированные на будущее. Это может свидетельствовать о ее универсальности, так как контакты со значимыми людьми могут быть как элементом прошлого, к которому человек возвращается в сложные минуты, так и частью будущего.

Реже всего обеими группами используется конфронтативный копинг. По какой-то причине люди не готовы рисковать, либо не хотят проявлять агрессию и враждебность.

Полученные данные хотя и не позволяют нам делать широких обобщений, все же свидетельствуют в пользу наличия связи копинг-стратегий и временной перспективы личности. Поэтому актуальным становится вопрос о характере этой связи. И дальнейшие исследования будут направлены на выявление причинно-следственных зависимостей между этими параметрами.

Проблема жизненного стиля

В последнее время отечественными и зарубежными психологами активно изучается такая личностная характеристика как жизнестойкость. Впервые о данном феномене упомянул С.Мадди, согласно которому жизнестойкость - отражает психологическую живучесть и расширенную эффективность человека, связанную с его мотивацией преобразовывать стрессогенные жизненные события. В противоположность этому, человек с низкой жизнестойкостью окажется максимально чувствительным к различным жизненным трудностям. Как следствие, у него будет развиваться физическое и психическое истощение, ему будут свойственен высокий уровень психических защит.

Но вот возникает вопрос, какие типы психических защит используют люди с разной степенью выраженности жизнестойкости?

Для выявления взаимосвязи между жизнестойкостью и психическими защитами было проведено исследование, в котором приняли участие 177 студентов, обучающихся по очной и очно-заочной форме на факультете психологии Томского государственного университета и Барнаульского государственного университета (мужчины и женщины в возрасте от 17-45 лет). Респондентам было предложено выполнить методику "Жизнестойкость" (автор С.Мадди), позволяющую оценить такие личностные свойства как вовлеченность, контроль и склонность к риску, а также методику "Индекс жизненного стиля" (Р. Плутчик в адаптации Л. И. Вассермана, О. Ф. Ерышева, Е. Б. Клубовой и др.), позволяющих определить характер психических защит личности.

Полученные данные позволили выявить положительную корреляцию показателей методики жизнестойкости: вовлеченности, контроля, и итогового показателя жизнестойкости с защитой "отрицание" ("вовлеченность" r=0,325, p=0,00; "контроль" r=0,306; p=0,00; "жизнестойкость" r=0,317; p=0,00). Исходя из этого, можно предположить, что молодые люди, демонстрирующие высокий уровень защиты "отрицание", отличаются высокой психологической живучестью, склонностью смело вовлекаться в новую деятельность и расширенной эффективностью, которая связана с наличием у них мотивации преобразовывать стрессогенные события в новые жизненные возможности.

Вместе с тем вовлеченность и контроль отрицательно коррелируют с психической защитой "регресс" ("вовлеченность" r=-0,398; p=0,00; "контроль" r=-0,324; p=0,00). Данные закономерности свидетельствуют о том, что респонденты, сталкиваясь с жизненными трудностями, не заменяют решение субъективно более сложных задач на относительно более простые и доступные в сложившихся ситуациях. Скорее наоборот, чувствуют в себе силы и достаточно мотивированны на преодоление жизненных трудностей.

Наряду с этим, у участников нашего исследования была обнаружена отрицательная корреляция между вовлеченностью и психическими защитами "проекция" и "замещение" ("проекция"r=-0,324; p=0,00; "замещение"r=-0,309; p=0,00), а также между жизнестойкостью и психической защитой "проекция" ("жизнестойкость"r=-0,310; p=0,00). В ходе анализа, мы предположили, что вовлеченные люди не впадают в состояние беспомощности и пассивности в ответ на изменения, происходящие в окружающем мире. В большинстве случаев они находят выход эмоциональному напряжению, возникшему под влиянием фрустрирующей ситуации, что в свою очередь приводит к облегчению или достижению поставленной цели. Им свойственно, невзирая на трудности, брать ответственность за принятые решения на себя, а не перекладывать на других.


Заключение

Полученные факты позволяют сделать заключение о том, что жизнестойкость человека способствует преодолению стресса и достижению высокого уровня физического и психического здоровья. Судя по нашим данным, высокая жизнестойкость человека сопровождается наличием у него низкой степени психических защиты.


Список литературы

1. И.Г.Малкина-Пых. Техники психоанализа и терапии Адлера. - М., 2008

2. Л.Хьелл, Д.Зиглер. Теории личности.- СПб, 2007.

3. Мадди С., Хошбаба-Мадди Д. Жизнестойкость, ее диагностика и тренинг. Видеозапись авторского семинара с русским переводом. - М., 16 июня 2007.

4. Абульханова – Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Изд-во "Мысль", 2001.

5. Абульханова К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2007.

6. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал, 2004. Т. 15. № 1.

7. Арестова О.Н. Операциональные аспекты временной перспективы личности // Вопросы психологии, 2008. №4.

8. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев, 2004.

9. Головаха Е.И., Кроник А.А. Понятие психологического времени // Категории материалистической диалектики в психологии. Под ред. Л. И. Анциферовой. М.: "Наука", 2008.

10. Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. Кострома, 2005.

11. Крюкова Т.Л., Куфтяк Е.В. Опросник способов совладания (адаптация методики WCQ) // Психологическая диагностика, 2005. № 3.

12. Москвин В.А., Попович В.В. Философско-психологические аспекты исследования категории времени // Credo, теоретический философский журнал, 2008. № 6 (12).

13. Нартова-Бочавер С.К. "Coping behaviour" в системе понятий психологии личности. Психологический журнал, 2007. Т. 18. №5.

14. Андреева Г. М. Социальная психология. - М.: Аспект Пресс, 2001.

15. Гильманов С. А. Структура имиджа и способы его функционирования. // Имиджелогия-2006: актуальные проблемы социального имиджмейкинга: Материалы Четвертого Международного симпозиума по имиджелогии. / Под ред. Е. А. Петровой. – М.: РИЦ АИМ, 2006. – С. 55-59

16. Панасюк А.Ю. Формирование имиджа: стратегия, психотехнологии, психотехники. – М.: Издательство "Омега-Л", 2008.

17. Перелыгина Е. Б. Психология имиджа. – М.: Аспект Пресс, 2002.

18. Петрова Е. А. Имидж как социально-психологический феномен: Текст доклада на секции психологии Центрального дома ученых, 14 февраля 2006 г. – м.: АИМ, 2006.

19. Соколова-Сербская Л.А., Сороковикова В.И. Культурологическая составляющая имиджа. // Имиджелогия-2007: имидж как феномен современной цивилизации: Материалы Пятого Международного симпозиума по имиджелогии. / Под ред. Е. А. Петровой. – М.: РИЦ АИМ, 2007. – С. 42-45

20. Фейзулина Н.Ж. Понятие имиджа в современной российской науке. // Имиджелогия-2007: имидж как феномен современной цивилизации: Материалы Пятого Международного симпозиума по имиджелогии. / Под ред. Е. А. Петровой. – М.: РИЦ АИМ, 2007.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий