регистрация / вход

Исследования этнических стереотипов в рамках социальной психологии

Этнос как особая социально-психологическая категория. Сущность и специфика этнических стереотипов. Понятие стереотипа в психологической литературе. Функции и свойства этнических стереотипов. Методы изучения этнических стереотипов.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Я.КУПАЛЫ»

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

КАФЕДРА ОБЩЕЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ СТЕРЕОТИПОВ

В РАМКАХ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

ВЫПОЛНИЛ:

студент 2 курса 3 группы

Литвинов М.М.

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

Вербова К.В. ,

доцент, кандидат педагогических наук

ГРОДНО 2007

Введение. 3

Глава 1: Этнос как особая социально-психологическая категория. 6

Глава 2.:Сущность и специфика этнических стереотипов. 16

2.1. Понятие стереотипа в психологической литературе. 16

2.2. Функции и свойства этнических стереотипов. 19

2.3.Методы изучения этнических стереотипов. 24

Заключение. 32

Список литературы: 34

Введение

Изменение социальной структуры общества способствует видоизменению форм межэтнического общения. В процессе межличностного общения проявляются индивидуально-психологические особенности представителей той или иной этнической общности, происходит обмен информацией, актуализируется национальное сознание, меняются интересы, появляются взаимные симпатии и антипатии. Большинство исследователей исходят из того, что люди, принадлежащие к одной нации или одной этнической общности, наряду с общечеловеческими качествами обладают особенностями, типичными для всех представителей только данной нации или этнической общности и нетипичными для представителей другой. Сам факт существования различий в психологии общностей получил широкое признание: различия могут быть ярко выражены или могут иметь лишь очерченные контуры, но они есть. Обособленность каждой общности, тем не менее, предлагает наличие контактов между ними, в результате которых этносы получают определенную информацию друг о друге. На основании опыта, полученного во время контактов, формируются этнические стереотип, которые представляют собой осознание характерных с точки зрения своей этнической группы признаков собственной и другой группы.

После распада СССР на территории СНГ наблюдается чрезвычайная сложность проявления межнациональных отношений не только между суверенными государствами, но и между этническими общностями внутри государств. Неразрешенность социально-экономических проблем, неустойчивость политической ситуации являются благоприятной средой для возникновения конфликтов как на индивидуальном, так и групповом уровнях.

Этнические стереотипы - обобщенные, устойчивые, эмоционально насыщенные, сложившиеся в исторической практике межэтнических отношений, образы этнических групп, регулирующие восприятие ее представителей и планирование взаимодействия с ними.

Знание социально-психологических особенностей формирования и механизмов функционирования этнических стереотипов представляет ценность для практического решения вопросов регулирования межэтнических отношений и для прогноза их развития как внутри многонационального государства, так и между представителями разных этнических общностей в малых группах.

Проблема содержания и особенностей проявления этнических стереотипов очень слабо изучена в отечественной литературе. До настоящего времени пока нет исследований, специально посвященных роли национальных стереотипов в развитии межнационального конфликта, взаимодействию их компонентов в условиях постоянно меняющейся социально-политической ситуации в стране. Кроме того, совсем не исследованы возможности использования позитивных национальных стереотипов как для урегулирования межнациональных отношений, так и для профилактики, предотвращения и разрешения межнациональных конфликтов на любом уровне. Отсутствуют и исследования, позволяющие прогнозировать эффективность совместной деятельности представителей разной этнической принадлежности.

Актуальность проблемы и ее недостаточная разработанность определили выбор темы исследования.

Объектом исследования являются этнические стереотипы, в первую очередь мышления, а также и поведения людей.

Предметом – изучение этнических стереотипов.

Цель исследования состояла в том, обобщить известные психологической науке данные, различные теоретические исследования и эксперименты, посвященные проблеме этнических стереотипов.

Задачами соответственно являются знакомство с различными теоретическими подходами, имеющимися в литературе по данной теме, структурирование информации, определение взаимосвязей между различными психологическими явлениями, влияющими на процесс образования стереотипов, и выявление закономерностей их формирования.

Анализ понятия "этнический стереотип" логично было бы начать с уточнения и конкретизации того, что понимается под каждой из составляющих этого термина. В первой части работы мы попытаемся проанализировать такое сложное явление, как этнос и обозначить связанные с ним понятия этнической идентичности, этнической группы и этнической психологии в целом. Далее акцентируем внимание на происхождении, свойствах и особенностях термина "социальный стереотип", чтобы затем перейти к более детальному изучению этнических стереотипов: их генезиса, функций и методов исследования.

Глава 1: Этнос как особая социально-психологическая категория

Национальная проблематика - исключительно актуальная в наш бурный век прогресса и социальных потрясений - издавна привлекала внимание мыслителей всех времен и народов. Особая важность этой темы для каждого человека, вероятно, связана с тем, что принадлежность к той или иной нации является универсальной характеристикой, свойственной всем людям без исключения. Вообще, принадлежность к группе, ощущение себя частью "мы" является доминирующим, базовым стремлением человека и уже давно рассматривается в психологии в качестве общего психологического закона. Но формирование чувства причастности к некоему "мы" неразрывно связано, или даже является следствием появления концепции "чужие": "Первым актом социальной психологии надо считать появление в голове индивида представления о "них". Только ощущение, что есть "они", рождает желание самоопределиться по отношению к "ним", обособиться от "них" в качестве "мы"... Именно противопоставление своей общности другой всегда способствовало фиксации и активному закреплению своих этнических отличий и тем самым - скреплению общности" [18].Группы людей, оседавшие на определенной территории, формировали свои этнические особенности, будь то особый говор или уникальная культура быта, причем тем интенсивнее, чем ближе находились поселения "чужих": "Такое различие не могло быть плодом естественных причин. Оно всегда служило искусственным средством для обособления и отличения своих от чужих" [18].
Факт неизбежности, универсальности аутгрупповой враждебности в любом межгрупповом взаимодействии подчеркивает З. Фрейд в работах "Психология масс и анализ человеческого Я" и "Неудовлетворенность культурой". Ученый отмечает, что функцией подобного противопоставления является, прежде всего, поддержание сплоченности и стабильности группы. Причем, действие этого закона распространяется не только на народы, сильно удаленные друг от друга в культурном отношении, но и на относительно похожие. Сюда, к примеру, относится такое явление, как "нарциссизм малых различий", известное по опыту взаимоотношений между близкими по происхождению и языку народами: португальцами и испанцами, шотландцами и англичанами. Фрейд описал механизм формирования враждебности к "чужим" и привязанности к "своим": по его мнению, основную роль здесь играет "Эдипов комплекс", связанный с амбивалентностью ранних эмоциональных отношений в семье, которая переносится на социальное взаимодействие. Любовь к отцу в детском возрасте трансформируется на уровне социума в идентификацию с лидером группы, а также с членами группы, имеющими аналогичную идентификацию, в результате чего враждебность переносится на аутгруппу. Фрейд приходит к заключению, что ингрупповая идентификация и аутгрупповая враждебность представляют собой две взаимозависимые детерминанты социального взаимодействия.
Вывод о неразрывной связи этих двух процессов звучит также в работах английских психологов-когнитивистов А. Тэджфела и Дж. Тернера. Результатом совместного действия социальной идентификации и социальной дифференциации является формирование социальной идентичности, т.е. представления индивида о себе как представителе определенной социальной группы. Этническая идентичность рассматривается в психологии как часть самоконцепции индивида, происходящая из осознания собственного членства в этнической группе, вместе с ценностным и эмоциональным значением, приписываемым этому членству [10]. Прежде чем мы подробнее остановимся на рассмотрении социально-психологических аспектов этнической идентичности, попробуем проанализировать понятие "этническая общность", "этнос".
Как отмечают Ю. Платонов и Л. Почебут, "формирование этнической общности является первым этапом в объединении людей, первичным способом организации их совместного бытия" [ 17].В литературе по этническому вопросу в качестве этнодифференцирующих называются такие признаки, как общая территория, язык, культура, история, психологическое единство и т.д. Одни авторы подчеркивают в качестве решающего социальный аспект этногенеза, другие говорят о генетических или экологических факторах. В каждом из данных подходов есть свое рациональное зерно. Действительно, совместное проживание и смена многих поколений на определенной территории в тех или иных природных и климатических условиях не может не сказаться на формировании особого психологического склада этноса как специфического способа восприятия и отражения членами общности различных сторон окружающей действительности. Другой вопрос, что интерпретация влияния этих факторов на этническое сознание производится некоторыми авторами достаточно произвольно, лишая их выводы подлинно научной основы. Прислушаемся к словам Л. Гумилева: "Нет ни одного реального признака для определения этноса, применимого ко всем известным нам случаям. Язык, происхождение, обычаи, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда - нет. Вынести за скобки мы можем только одно - признание каждой особью: "Мы такие-то, а все прочие другие" [ 7]
Заостряя внимание на этом аспекте проблемы, В. Павленко и С. Таглин в своей работе "Факторы этнопсихогенеза" предлагают деятельностный подход к анализу этнического сознания: "В данном контексте это означает, что комплекс биологических, экологических, социальных, культурных и исторических факторов воздействует на психику не прямо, а опосредованно, через конкретную жизнедеятельность представителей определенной этнической группы. В качестве опосредующего звена выступает жизнедеятельность этноса, в конкретных формах которой своеобразно сочетаются общие для всех этносов и уникальные черты" [13]
Емким и точным в психологическом смысле представляется определение этноса, предложенное Ю. Платоновым и Л. Почебут: "Под этносом мы понимаем большую социальную группу людей, объединенных на основе общих установок и диспозиций, имеющих общие типичные поведенческие реакции на различные события жизни... Этнос - явление социально-психологическое. Оно социально по истокам своего возникновения и психологично по способам своего проявления" [13]. Акцент на факте самокатегоризации и идентификации с группой со стороны ее членов содержится в формулировке Т. Стефаненко: "С позиции психолога можно определить этнос как устойчивую в своем существовании группу людей, осознающий себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как этнодифференцирующие" [20]. Таким образом, внешние, материальные признаки этноса, весьма многочисленные и с трудом поддающиеся однозначной интерпретации, не могут претендовать на исключительность в вопросе описания этнической специфики. С точки зрения психологии на первый план здесь выходит задача изучения внутреннего мира человека в его неразрывной связи с миром внешним, этнокультурным: "Причастность каждого отдельного индивида к этнической общности измеряется не столько биологическими признаками, сколько степенью сознательного приобщения к культурным ценностям, составляющим духовную культуру этноса" [13].
Детальную разработку проблемы нации, этногенеза, национального духа мы находим в работах выдающихся русских мыслителей: Н. Бердяева, Л. Гумилева, П. Сорокина, И. Ильина, А. Потебни, Г. Шпета и многих других. Подчеркивая духовный смысл понятия нации, Бердяев ставит вопрос о характере русской души и выдвигает идею о зависимости ее специфики от географического положения России. Сам ландшафт страны, ее равнины и бескрайние просторы оказывают влияние на психический склад народа и определяют, по мнению философа, такие черты русского характера, как "склонность к странствованию", апокалипсическую настроенность, мистическую одержимость и религиозность [5]. Пограничное положение России между Востоком и Западом придают антиномичность национальному сознанию, обусловленную столкновением и противоборством восточного и западного элементов. Другая антиномия, считает Бердяев, порождена православной религиозностью русских и природным, языческим началом: "Религиозная формация русской души выработала некоторые устойчивые свойства: догматизм, аскетизм, способность нести страдания и жертвы во имя своей веры... устремленность к трансцендентному..." [5].
Интересный взгляд на проблему нации и национальности предлагает другой русский философ С. Булгаков: "Национальность вообще существует как совершенно особая, своеобразная историческая сила... Нация есть не как коллективное понятие или логическая абстракция, но как творческое живое начало, как духовный организм, члены которого находятся во внутренней живой связи с ним" [6]. В этом определении также подчеркивается скорее психологическая, нежели биологическая основа национального чувства: "Национальность опознается в интуитивном переживании действительности или в мистическом опыте" [6].Булгаков предостерегает от враждебности и презрительности к другим народам как оборотной стороны национального чувства, призывая людей к терпимости и духовной любви.
В работах выдающегося русского мыслителя Л. Гумилева мы находим оригинальную и всесторонне разработанную концепцию происхождения и развития "этносферы Земли". Согласно Гумилеву, "этнос - это природный коллектив людей с общим стереотипом поведения и своеобразной внутренней структурой, противопоставляющий себя ("мы") всем другим коллективам ("не мы")... Этнос более или менее устойчив, хотя возникает и исчезает в историческом времени" [7].Ученый четко разводит понятия "этнос" и "раса", понимая под последним чисто биологическое явление, тогда как "этносы являются биофизическими реальностями, всегда облеченными в ту или иную социальную оболочку". Центральным понятием концепции Гумилева выступает пассионарность, под которой понимается способность и стремление этноса к изменению окружения, к нарушению инерции агрегатного состояния среды. Философ отмечает несомненное влияние географического окружения, традиций, культуры, религии на формирование особенностей того или иного этноса, "но, кроме всего этого, есть закон развития, относящийся к этносам, как к любым явлениям природы"[7стр.45] . Этот закон развития Гумилев называет этногенезом, подчеркивая особую важность "этой формы движения материи" для разгадки этнопсихологии. По Гумилеву, этносы отличаются друг от друга своей собственной внутренней структурой и неповторимым стереотипом поведения. Именно этнический стереотип поведения как определенная норма отношений между членами этноса и этносов между собой является категорией, доступной для анализа и установления принципиальных различий между народами. Ученый подчеркивает, что "процессы этногенеза никогда не копируют друг друга" и что "поведение этноса меняется в зависимости от его возраста" [7 стр.54].
Особый подход к "национальному вопросу" находим в работах другого русского мыслителя Питирима Сорокина. По его мнению, "в национальности следует видеть не метафизический принцип, не какую-то таинственную "вне и сверхразумную сущность", а группу или союз людей, обладающих теми или иными признаками, иначе говоря, объединенных той или иной связью" [19]. Философ подвергает критическому анализу все распространенные признаки нации, такие как единство крови, общий язык, религия, общность экономических интересов, "единство исторических судеб", культура и нравы народа, логически приходя к выводу, что "национальности как единого социального элемента нет, как нет и специально национальной связи... Наши "национальные вопросы" составляют одну из глав общего учения о правовом неравенстве членов одного и того же государства... Выкиньте из национальных причин причины религиозные, сословные, имущественные, профессиональные, "бытовые" и т.д. - и из "национальных" ограничений не останется ничего". Сорокин утверждает, что "нет национальных проблем и национального неравенства, а есть общая проблема неравенства, выступающая в различных видах и производимая различным сочетанием общих социальных факторов, среди которых нельзя отыскать специального национального фактора..." [19 стр.86]Таким образом, ученый делает вывод о сугубо социально-экономическом и политическом характере происхождения национального вопроса. Подобная точка зрения может показаться крайней, но она вполне закономерна при рассмотрении этнической проблемы не с позиций психолога, а под углом зрения политолога, социолога, гражданина.
Не менее категорично, хотя и совершенно в ином ключе, звучит вывод великого русского лингвиста А. Потебни: "Единственная примета, по которой мы узнаем народ и вместе с тем, единственное, незаменимое ничем и непременное условие существования народа есть единство языка". Ученый считает, что каждый народ обладает единством приемов мысли, уникальным, неповторимым способом построения мыслительных, а значит и языковых структур. Язык, по мнению Потебни, это средство не только и не столько обозначения мысли, но, прежде всего, ее создания. В этом смысле "перевод с одного языка на другой есть не передача той же мысли, а возбуждение другой, отличной". Потебня приходит к заключению, что "психология народов должна показать возможность различия национальных особенностей и строения языков как следствие общих законов народной жизни".
Первым, кто в России читал в Московском университете курс этнической психологии, был Г. Шпет. По его мнению, этническая психология должна быть описательной, а не объяснительной наукой. Предметом этих описаний, классификаций и систематизаций являются, по Шпету, "типические коллективные переживания" или "дух народа": "Социальные явления, язык, миф, нравы, наука, религия, просто всякий исторический момент вызывают соответствующие переживания человека. Как бы индивидуально ни были люди различны, есть типически общее в их переживаниях, как "откликах" на происходящее перед их глазами, умами и сердцем" . В связи с этим положением Шпет дает свое определение понятию "народ": "Множество индивидов только тогда составляют народ, когда дух народа их связывает в одно, и он-то и есть эта связь, принцип, идея народа, его единство".

Приведенный выше экскурс в этнические теории, далеко не исчерпывает всего спектра концепций. Важным в данной связи является очевидное разнообразие подходов к вопросу наций и национального своеобразия, подтверждающее большой интерес к этой проблеме и ее извечную актуальность. Общей чертой большинства упомянутых исследований является, с нашей точки зрения, взгляд на этнос как на особую историческую и социально-психологическую реальность, отличающуюся несомненным своеобразием и собственной логикой развития. Специфическими для каждого этноса, по мнению большинства мыслителей, являются такие характеристики, как национальный дух, национальный характер, общий стереотип поведения, существование которых рассматривается как непреложный факт и описывается с помощью привлечения данных истории, литературы, этнографии.

С точки зрения современной этносоциологии и этнопсихологии все указанные теории можно отнести к группе так называемых примордиалистских концепций этноса. Их сторонники рассматривают этничность как объективную данность, изначальную характеристику человечества. Этносы понимаются как реально существующие социальные или биологические сообщества с присущими им чертами и глубинно связанные с социально-историческим контекстом. Наряду с этим направлением существуют инструменталистские и конструктивистские подходы к пониманию этнического феномена. Приверженцы теорий первого типа объясняют сохранение этнических групп потребностями людей в преодолении отчуждения, характерного для современного общества массовой культуры, а этничность понимается как средство для достижения групповых интересов. Сторонники второго подхода считают, что этническое чувство и формулируемые в его контексте представления и "доктрины" представляют собой интеллектуальный конструкт писателей, ученых, политиков. Ключевую роль в мобилизации членов этнической группы на коллективные действия во имя политических или социальных целей играют лидеры, которые нередко преследуют собственные цели и далеко не всегда выражают волю народов[2].

Примордиалистское представление об этносе до 60-70-х годов XX века практически доминировало в мировой науке, а в отечественной было единственным до начала 90-х годов. Значение трудов русских мыслителей-примордиалистов(Представления об этносах как сообществах, соединенных кровно-родственными (биологическими) связями) для разработки этнической проблематики трудно переоценить: обилие новых идей, смелые сопоставления и широкие обобщения помогли поставить массу важнейших проблем в области психологии народов и значительно продвинуть в этом направлении научную мысль. Современные открытия в этнопсихологии, опирающиеся на результаты научного эксперимента и данные полевых исследований, подтвердили большинство интуитивных прозрений русских философов. К вопросу о методах этнопсихологического анализа мы еще вернемся в конце работы. Здесь отметим, что этническую психологию мы видим как науку о закономерностях психической жизни и поведения людей, обусловленных их принадлежностью к той или иной этнической группе, нацеленную на обнаружение системы представлений, настроений и действий, свойственных отдельному народу: "Главная задача этнопсихологии состоит в изучении связей между внутренним, психическим миром человека и миром внешним, предметным, социальным, этнокультурным"[17].
Ключевым понятием и главным конструктом здесь выступает этническая идентичность как представление индивида о своей принадлежности к той или иной этнической группе. Действительно, изучение своеобразия этноса в фокусе своего анализа имеет не абстрактного человека в абстрактном обществе, а конкретного человека в конкретной культурной среде, специфической в этническом отношении. Поэтому этническая идентичность становится одной из центральных категорий, доступных для этнопсихологического исследования.
Потребность в этнической принадлежности рассматривается большинством психологов в качестве базовой потребности человека. Как отмечает Г. Солдатова, "это одно из средств приспособления, лучшей ориентации и достижения определенных социальных целей в современном сложном мире. Принадлежать к этнической группе - это также способ выделиться, обратить на себя внимание, через этничность повысить свою ценность"[18].
Наиболее естественным для человека является стремление к сохранению позитивной этнической идентичности. Важной в этой связи представляется следующая закономерность, имеющая статус психологического закона: позитивная этническая идентичность обязательно предполагает наличие достаточно благоприятных образов других этнических групп и высокую толерантность по отношению к ним. Иными словами, чем благоприятнее представление человека о собственной этнической принадлежности, тем терпимее он в отношении других этносов, и тем менее схематизированными и однозначными становятся его представления о "чужих": "Позитивную этническую идентичность следует считать основным конструктом, способствующим сохранению внутри- и межгрупповой гармонии, а также - позитивного личностного самоощущения" [10]Этот аспект этнической идентичности крайне важен при изучении социальных атрибуций и, в частности, этнических стереотипов.

Глава 2.:Сущность и специфика этнических стереотипов

Наше восприятие других людей зависит от того, как мы их "классифицируем". Подобно тому как восприятие отдельных предметов или событий со сходными чертами позволяет нам образовывать понятия, так и люди обычно классифицируются нами по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по их демографическим характеристикам (пол, возраст, цвет кожи и т.п.).

Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта, чаще всего мы приобретаем их от той группы, к которой принадлежим, особенно от людей с уже сложившимися стереотипами (родителей , учителей, приятелей), а также от средств массовой информации, обычно дающих нам упрощенное представление о тех группах людей, о которых мы не располагаем полными и точными сведениями.

В повседневной жизни человек, как правило, лишен возможности подвергать критическому анализу традиции, нормы, ценностные ориентации и правила общественного поведения. Он не всегда располагает также достаточной информацией о событиях, по которым ему приходится высказывать собственное мнение и оценку. Поэтому в обыденной действительности люди часто поступают шаблонно, в соответствии со сложившимся стереотипом.

2.1. Понятие стереотипа в психологической литературе.

Слово "стереотип" происходит от греческих слов stereos твердый и typos-отпечаток. Первоначально оно появилось в полиграфии для обозначения печатной формы-копии с типографского набора. В обыденной жизни понятие "стереотип" употребляется довольно часто как синоним слов "шаблон" или "стандарт".

Термин «социальный стереотип» был введен в научный оборот в 1922 году американским социологом Уолтером Липпманом . В работе "Общественное мнение" он описал стереотип как характерное явление обыденного сознания, основанное на стремлении человека свести разнообразие мира к немногим определенным категориям и, тем самым, облегчить себе восприятие, понимание и оценку явлений.

Стереотип, по У.Липпману, возникает на основе восприятия, не связанного с прямым опытом: - нам говорят о мире до того, как мы его увидим. Мы представляем себе многие вещи до того, как мы их познаем на опыте. Многие стереотипы возникают стихийно и спонтанно из-за неизбежной потребности экономии внимания в процессе усвоения опыта других людей и предшествующих поколений, опыта, закрепленного в виде привычных представлений.

Понятием стереотипа (в понимании У. Липпмана) описывались реальные и социально важные свойства психики. Поэтому в 1920-е годы начался активный поиск эмпирических данных о механизмах и формах стереотипизирования, о внутренней структуре стереотипа, о влияющих на его содержание факторах. Интерес американской социальной психологии к социальным стереотипам объяснялся тем, что ее методологической основой выступал структурный функционализм, который исходил из модели общества как структуры, состоящей из культуры, системы социальных институтов и малых групп; это была наиболее распространенная в США философская парадигма. Такой подход неизбежно привел американских авторов в начале 1930-х годов к исследованию стереотипа прежде всего как этнического феномена. Но и до сих пор этнические стереотипы рассматриваются ими как разновидность социальных стереотипов. Интерес же именно к этническим стереотипам связан с их отчетливостью, рельефностью, яркостью, практической значимостью и актуальностью.
Отечественная психологическая школа также уделяет значительное внимание проблеме этнических стереотипов. В результате проведенных исследований в отечественной науке сложилось определение социального стереотипа как устойчивого психического образования, в котором схематизированно, упрощенно и эмоционально отражается некоторый достаточно сложный факт действительности, прежде всего образ какой-либо социальной группы или общности, с легкостью распространяемый на всех ее представителей. Стереотипы являются чувственно окрашенными образами, аккумулирующими в себе социальный и психологический опыт общения и взаимоотношений индивидов. Необходимо отметить, что как психологический феномен стереотип обладает рядом качеств: в статическом плане - целостностью, оценочностью, ценностной окраской, наличием доли ошибочной информации; в динамическом плане - устойчивостью, ригидностью, консерватизмом, низкой пластичностью в отношении новой информации; в структурном плане - сочетанием эмоционального, волевого и рационального элементов. Этнический стереотип, являясь одной из форм социального стереотипа, обладает всеми свойствами последнего и отличается лишь содержательно.

Под этническим стереотипом сегодня принято понимать обобщенное представление о физическом, нравственном и умственном облике представителей различных этнических групп. Этнический стереотип характеризуется повышенной эмоциональностью и устойчивостью в отражении черт стереотипизируемой группы [16]

Явление стереотипизации - характерная особенность переработки личностью внешнего воздействия. Оно тесно связано со стремлением человека "рассортировать" полученную им информацию, "разложить ее по полочкам" в сознании.

Естественно, что для подобной сортировки необходимы определенные критерии. На уровне обыденного сознания такими критериями стали наиболее характерные, броские, "лежащие" на поверхности черты объекта, явления и т.п. Сознание человека неизменно стремится упрощать эти критерии с тем, чтобы расширить рамки категорий, в которые можно было бы вместить как можно больше явлений. Человеку вообще свойственно искать общее в разном, "суммировать" познание, обобщать его.

Односторонность в подборе черт для определенного стереотипа обусловливается интересами той или иной социальной группы. Для каждой социальной группы социально-психологический стереотип представляет обобщение ее опыта в отношении социально значимых объектов, процессов, явлений, типов людей и т.д. Соответственно, стереотип, характеризующий явление, которое может быть оценено с националистических позиций, неизменно предстает в виде националистически направленного стереотипа.

Стереотипы способствуют закреплению традиций и привычек. В этом плане они выступают как средство защиты психического мира личности и как средство ее самоутверждения. Иначе говоря, стереотипы это - крепость, стоящая на страже собственных традиций, и под ее прикрытием мы можем чувствовать себя безопасно в том положении, которое мы занимаем.

Стереотипы воздействуют на формирование нового опыта: они наполняют свежее видение старыми образами и накладываются на тот мир, который мы воскрешаем в своей памяти.

И все же, стереотипы - преимущественно неточные образы реальности: они могут быть основаны на "ошибке", на привычке принимать предвзятость за истину.

Стереотип однозначен, он делит мир лишь на две категории: "знакомое" и "незнакомое". "Знакомое" становится синонимом "хорошего", а "незнакомое" - синонимом "плохого". Стереотипы выделяют объекты таким образом, что слегка знакомое видится как очень знакомое, а мало знакомое воспринимается как остро враждебное. Следовательно стереотип несет в себе оценочный элемент.

2.2. Функции и свойства этнических стереотипов

Этнические стереотипы — это один из видов социальных стереотипов, а именно те из них, которые описывают членов этнических групп, приписываются им или ассоциируются с ними. До сегодняшнего дня в обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации об этнических стереотипах весьма распространено мнение как о исключительно отрицательном феномене. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Отсюда же проистекает и отождествление стереотипов с предрассудками. Однако необходимо проводить четкое различение между стереотипами как социальным явлением и стереотипизацией как психологическим процессом. В социальной психологии последних десятилетий стереотипизация рассматривается как рациональная форма познания, как частный случай более универсального процесса категоризации: создавая социальные категории, мы обращаем внимание на характеристики, благодаря которым люди, принадлежащие к той или иной группе, воспринимаются похожими друг на друга и отличающимися от других людей.

Объективно необходимой и полезной психологической функцией стереотипизации со времен У. Липпмана, который в 1922 году ввел понятие «социальный стереотип» [20] многими исследователями считается упрощение и систематизация обильной и сложной информации, получаемой человеком из окружающей среды. Так, сторонники теории «сбережения ресурсов» главную функцию стереотипизации видят в обеспечении индивидов максимумом информации при минимальном интеллектуальном усилии. Иными словами, предполагается, что стереотипы в процессе социального познания избавляют индивидов от необходимости интерпретировать социальный мир во всей его сложности, но являются низшей формой представлений о социальной реальности, представлений, которые используются только тогда, когда недостижимы высшие, более точные и индивидуализированные представления.

Однако восприятие человека как члена группы вовсе не означает искажения его «подлинной» индивидуальности, а сами стереотипы представляют собой полезные способы восприятия. Наш мир сложен для восприятия не только из-за количественной перенасыщенности информацией, но и в результате ее качественной неопределенности. Стереотипизацию следует рассматривать как средство постижения социального значения информации, иными словами, она существует главным образом не для того, чтобы экономить познавательные ресурсы воспринимающего индивида, а скорее для того, чтобы отразить социальную реальность.

Британский психолог А. Тэшфел особо подчеркивал, что стереотипы способны защитить не только ценности индивида, но и его социальную идентичность [20]. Исходя из этого, в качестве основных социально-психологических функций стереотипизации следует рассматривать межгрупповую дифференциацию, или оценочное сравнение, чаще всего в пользу своей группы, и осуществляемое с ее помощью поддержание позитивной социальной идентичности. Иными словами, предназначение стереотипов — наладить отношения группы прежде всего не с другими группами, а внутри нее самой, создав образ, позволяющий ее членам идентифицировать себя в водовороте истории. Вспомним классическое: «мы — не рабы, рабы — не мы». С этой точки зрения, «сверхзадача» социальных стереотипов — обеспечить пусть символическую, но целостность социальной общности.

Впрочем, встречаются и проявления предпочтения чужих групп. Низкостатусные группы, например этнические меньшинства, могут соглашаться с относительно более низким их положением в обществе. В этих случаях они склонны развивать негативные автостереотипы (стереотипы своей группы) и позитивные гетеростереотипы (стереотипы чужой группы).

Тэшфел выделил и две социальные функции стереотипизации:

1) объяснение существующих отношений между группами, в том числе поиск причин сложных и «обычно печальных» социальных событий;

2) оправдание существующих межгрупповых отношений, например действий, совершаемых или планируемых по отношению к чужим группам. Так, психологический механизм стереотипизации во все времена использовался в различных реакционных политических доктринах, санкционирующих захват и угнетение народов, для сохранения господства поработителей путем внедрения в массовое сознание негативных стереотипов в отношении побежденных и порабощенных.

Иными словами, содержание стереотипов определяется факторами социального, а не психологического порядка. И именно враждебные, полные предрассудков стереотипы, а не механизм стереотипизации сам по себе — явление сугубо отрицательное, способствующее стабильности межгрупповых отношений, основанных на господстве и подчинении. С другой стороны, этнические стереотипы часто выполняют негативную роль, когда используются индивидом в процессе межличностного восприятия при недостатке информации о конкретном партнере по общению.

Среди наиболее существенных свойств этнических стереотипов выделяют их эмоционально-оценочный характер. Эмоциональные аспекты стереотипов понимаются как ряд предпочтений, оценок и настроений. Эмоционально окрашенными являются и сами воспринимаемые характеристики. Другим важным свойством этнических стереотипов считается их устойчивость, стабильность, даже ригидность. Хотя стабильность стереотипов не раз подтверждалась в эмпирических исследованиях, она все-таки относительна: при изменении отношений между группами или при поступлении новой информации их содержание и даже направленность могут изменяться.

Еще одно свойство этнических стереотипов — согласованность, или консенсус. Именно согласованность считал важнейшей характеристикой стереотипов Тэшфел. По его мнению, социальными стереотипами можно считать лишь представления, разделяемые достаточно большим числом индивидов в пределах социальных общностей. Стереотипы и личные убеждения об этнических группах, хотя и могут частично совпадать, представляют собой различные когнитивные структуры, каждая из которых — лишь часть знаний индивида о своей или чужой группах. Более того, если бы стереотипы не были согласованными, было бы очень мало смысла в их изучении. Опасность враждебных и пренебрежительных стереотипов, а значит, и основная причина их изучения, состоит в возможности сходных реакций в ответ на сходные стереотипы: если бы каждый индивид реагировал на членов унижаемой группы в соответствии со своими собственными убеждениями, негативный эффект стереотипов был бы значительно ослаблен.

Еще одним сущностным свойством стереотипа со времен Липпмана считается их неточность. В дальнейшем стереотипы получали еще менее лестные характеристики и интерпретировались как «традиционная бессмыслица», «прямая дезинформация», «совокупность мифических представлений» и т.п. Впрочем, начиная с 1950-х годов получила распространение гипотеза, согласно которой объем истинных знаний в стереотипах превышает объем ложных — так называемая гипотеза «зерна истины». В настоящее время уже не вызывает сомнений, что этнические стереотипы не сводятся к совокупности мифических представлений, но представляют собой образы этносов, а не просто мнения о них. Они отражает, пусть и в искаженном или трансформированном виде, объективную реальность: свойства двух взаимодействующих групп и отношения между ними [11].

Виды этнического стереотипа.

Этнический стереотип подразделяется на два вида:автостереотипы и гетеростереотипы.

Автостереотипы — это мнения, суждения, оценки, относимые кданной этнической общности ее представителями.Обычно автостереотипы содержат комплекс положительных оценок.

Гетеростереотипы — совокупность оценочных суждений, выносимых о других народах представителями данной этнической общности. В отличие от автостереотипов, гетеростереотипы могут быть как положительными, так и отрицательными, в зависимости от исторического опыта взаимодействия данных народов. Этнический стереотип содержит в себе устойчивое ядро, определенный комплекс представлений о внешнем облике представителей данного народа, о его историческом прошлом, особенностях образа жизни и трудовых навыках. Другой частью этнического стереотипа, помимо ядра, является ряд изменчивых суждений относительно коммуникативных моральных качеств данного народа. Изменчивость оценок этих качеств тесно связана с меняющейся ситуацией в межнациональных и межгосударственных отношениях. Адекватность содержания этнических стереотипов чрезвычайно проблематична. Таким образом, следует полагать, что этнический стереотип — это отражение прошлого и настоящего, негативного и позитивного опыта взаимоотношения народов, особенно в таких сферах деятельности, как торговля,сельское хозяйство, то есть там, где ярче всего проявляются психические особенности межличностных отношений.[3]

2.3.Методы изучения этнических стереотипов

Исторически так сложилось, что подавляющее большинство исследований стереотипов как у нас в стране, так и за рубежом посвящено именно этническим стереотипам. Однако, несмотря на огромное количество собранного эмпирического материала, до сих пор существует неопределенность относительно ряда принципиальных вопросов, в том числе не решены проблемы истинности стереотипов, соотношения между стереотипом и предубеждением, стереотипом и поведением.

Одной из причин того, что эти проблемы до сих пор не получили удовлетворительного решения, является недостаточная методическая вооруженность социальных психологов [2]. Впрочем, этнические стереотипы или, по крайней мере, их отдельные компоненты исследовались и исследуются самыми разными способами — начиная с применения метода наблюдения и заканчивая использованием проективных тестов. При изучении стереотипов чаще всего эмпирическому исследованию подвергаются три их «измерения»: содержание, направленность как общее измерение благоприятности и степень благоприятности [18]. Эти характеристики не являются однопорядковыми: главное в стереотипе — его когнитивное содержание, а направленность — это уже эмоциональная окрашенность того или иного содержания. Классификацию техник изучения этнических стереотипов предложил В. С. Агеев:

метод свободного описания в нескольких его разновидностях;

метод прямого опроса (список личностных черт, диагностический тест отношений и др.);

проективные методы;

психосемантические методы [1].

Конечно, как и при изучении любого другого социально-психологического феномена, не существует универсального метода, позволяющего выявить все компоненты этнических стереотипов, все их характеристики. Каждое методическое средство имеет свои достоинства и недостатки. В настоящее время большое внимание уделяется психосемантическим методам, которые позволяют получить количественное измерение составляющих образа того или иного этноса, а значит, подойти к собственно психологическому его изучению.

В качестве примера использования одного из наиболее известных психосемантических методов — частного семантического дифференциала — можно привести исследование этнических стереотипов американцев, афганцев, индийцев, кубинцев, поляков, русских, финнов и японцев у советских студентов, проведенное Е. Л. Коневой под руководством В. С. Агеева [1]. Стимульный материал представлял собой 40 оценочных биполярных шкал, в основном из варианта вербального семантического дифференциала на базе русской лексики В. Ф. Петренко [14]. Сравнительный анализ этнических стереотипов был проведен по десяти выделенным факторам, в соответствии с которыми по всей выборке дифференцировались образы восьми исследуемых народов. Метод построения субъективных семантических пространств позволил изучить стереотип на уровне образа. Но в то же время полученные результаты, как и в любом другом случае, когда используется семантический дифференциал со стабильным набором оценочных шкал для изучения стереотипов нескольких народов, не позволили выявить достаточно точное содержательное описание стереотипа каждого конкретного этноса. Метод семантического дифференциала с использованием факторного анализа пригоден не для выявления содержания стереотипов, а для более глубинного исследования механизма стереотипизации.

При изучении этнических стереотипов используются и другие психосемантические методики, в частности разработанная В. Ф. Петренко методика «множественной идентификации», при помощи которой проводятся сопоставление ролевых позиций и выявление стоящих за ними идентификаций через описание характерных поступков.

Апробация методики проводилась В. Ф. Петренко совместно с Л. А. Алиевой на материале русской и азербайджанской выборок девушек-студенток, для которых было выделено 90 возможных поступков из семейно-бытовой сферы («познакомиться с парнем на улице», «стремиться к высшему образованию», «распоряжаться семейным бюджетом», «курить сигареты», «не выйти замуж за любимого , так как этого не хотели родители» и т.п.). Поступки выделялись с учетом их типичности для сопоставляемых культур и естественности для исследуемой социальной группы. Испытуемые оценивали вероятность каждого поступка по шестибалльной шкале — от 0 до 5 — с двенадцати ролевых позиций: 1) я сама; 2) моя мать; 3) идеал женщины с моей точки зрения; 4) идеал женщины, принятый в обществе; 5) типичная женщина; 6) женщина 40 лет назад; 7) женщина через 20 лет; 8) женщина с неудавшейся личной жизнью ; 9) презираемая мной женщина; 10) русская (для испытуемых азербайджанок) ; азербайджанка (для испытуемых русских); 11) грузинка; 12) эстонка.

Формой обработки данных и одновременно формой их представления явилось построение субъективных семантических пространств с использованием факторного анализа, который позволил свести множество поступков к обобщенным «поступочным» факторам, объединяющим сходные поступки в одно измерение [14].

Можно согласиться с автором методики, что подобные психосемантические техники обладают большей, чем описания человека с помощью перечня его качеств, «...степенью проективности, так как каждый человек домысливает возможные мотивы поступков исходя из собственных установок и ценностей» [14, с. 221]. Впрочем, описанная выше методика позволяет выявить стереотипы лишь в отношении семейно-бытовой сферы, а для исследования комплексного стереотипа необходимо дополнительно выделить поступки, типичные для определенной культуры в других сферах жизнедеятельности. Однако методика «множественной идентификации» и в своем настоящем виде достаточно громоздка для проведения и обработки данных, чтобы быть широко используемой при массовых опросах.

При изучении этнических стереотипов чаще всего используются методы прямого опроса, намного более простые и доступные, но имеющие серьезный недостаток, заключающийся в возможном влиянии на результаты социальной желательности тех или иных личностных черт.

Наиболее популярны среди социальных психологов следующие опросные техники:

приписывание качеств из набора личностных черт;

биполярные шкалы;

процентная методика Дж. Бригема;

выявление «диагностического коэффициента» К. Макколи и К. Ститта.

Первую методику типа «Приписывание качеств» предложили Д. Кац и К. Брейли в 30-е гг. XX века. В исследовании этих авторов студентам Принстонского университета было предложено выбрать из 84 черт наиболее характерные для 10 этнических групп: белых американцев, негров, китайцев, англичан, немцев, итальянцев, ирландцев, японцев, евреев и турок. После первоначального выбора испытуемых просили вернуться к составленным ими десяти спискам и отметить пять качеств, являющихся наиболее типичными для членов каждой группы. Учитывая только эти пять качеств, Кац и Брейли выделили 12 чаще всего приписываемых каждому народу черт.

Методика получила необыкновенно широкое распространение как в США (например, она использовалась для изучения стереотипов еще трех поколений принстонских студентов — в начале 50-х годов, в конце 60-х годов и на рубеже двадцатого и двадцать первого веков), так и в других странах (во многих государствах Западной Европы, Ливане, Пакистане, Филиппинах и др.). Сторонники описательного направления изучения стереотипов считают методику «Приписывание качеств» непревзойденной до настоящего времени, хотя и критикуют за ограничение описания групп предварительно составленным списком черт, который может не содержать качества, релевантные той или иной группе. Но этот недостаток может быть сглажен, если списки черт составлять, используя неструктурированную информацию, получаемую с помощью свободных описаний, и более релевантную мнениям испытуемых, чем навязанный набор категорий '.

В настоящее время широко распространены и методики изучения стереотипов, в которых использованы наборы черт, составляемые на основе пар полярных противоположностей (метод полярного профиля). Наборы биполярных шкал по форме ничем не отличаются от семантического дифференциала, однако для выявления содержания стереотипов подходят не коннотативные, а денотативные шкалы, привязанные к объективным свойствам этноса, вернее, к тем, которые воспринимаются в качестве таковых [3].

Биполярные шкалы имеют то преимущество, что позволяют выявлять не только качества, по которым группа высоко оценивается, но и антистереотипные характеристики. Кроме того, следует отметить, что точкой согласия среди многочисленных исследователей, принадлежащих к различным отраслям знаний и теоретическим ориентациям, является подчеркивание важности принципа биполярности, в соответствии с которым осуществляется категоризация и стереотипизация как ее частный случай. Поэтому данный метод особенно продуктивен при проведении сравнительного исследования стереотипов двух — чаще всего своей и чужой — этнических групп, так как позволяет выявить то, в какой форме, сопоставления или противопоставления, протекает их дифференциация.

Необходимо иметь в виду, что эта техника также не лишена недостатков. Во-первых, и в этом случае испытуемые при выборе качеств, характерных, по их мнению, для того или иного народа, вынуждены ограничиваться стандартным, как правило, небольшим списком. Во-вторых, в эмпирических исследованиях часто обнаруживаются серьезные расхождения между качествами, которые рассматриваются авторами методик как полярные противоположности. Однако основная причина этого — конструктивные ошибки, недостаточно точное определение противоположных полюсов шкал. Для более точного выбора пар понятий следует использовать словари антонимов и синонимов, а также тезаурус личностных черт, построенный отечественными психологами [22]. Еще один — третий — недостаток биполярных шкал, состоящий в том, что «...исследователи часто задают нормативно-конвенциальную противоположность полюсов конструкта, а не ту, которой в действительности пользуется испытуемый» , нельзя назвать существенным для статистического исследования, каковыми и являются исследования в области этнических стереотипов.

Даже в психологии личности наибольшее распространение получили методы, основанные именно на бинарной оппозиции понятий: семантический дифференциал Ч. Осгуда и репертуарные решетки Дж. Келли, [12] хотя исследователи конструируют и униполярные шкалы.

Создатель процентной методики Дж. Бригем также использовал набор качеств, но просил испытуемых указать, какой процент индивидов определенной этнической группы обладает каждым из них. Преимуществом процентной методики можно считать имплицитное допущение, что представители любой общности различаются по своим психологическим характеристикам. Психологи, использующие технику «Приписывание качеств», часто отмечают, что большой процент испытуемых отказывается вычленять черты, наиболее типичные для целого народа, например, давать этнической общности характеристики типа «склонность к наукам» или «непоседливость». Эта проблема может быть смягчена при использовании процентной методики, так как психологически проще приписывать «склонность к наукам» не этносу, а лишь части — пусть и весьма значительной — его членов. Стереотип в этом случае состоит из черт, которыми, по мнению испытуемых, обладает наибольший процент членов изучаемой группы.

Необходимо отметить, что многие испытуемые затрудняются указать процент всех людей в мире, обладающих той или иной чертой. Видимо, причиной этого является отсутствие стереотипов в отношении такой глобальной общности, как человечество. Встает вопрос: необходимы ли подобные оценки? Может быть, как считают многие исследователи, и нет. Ведь при использовании методики «Приписывание качеств» и процентной методики испытуемых практически никогда не просят оценивать наличие качеств, не являющихся различительными для групп. Еще Кац и Брейли сконструировали свой набор личностных черт из атрибуций, сделанных несколькими группами испытуемых, которых просили составить перечень свойств, наиболее типичных для 10 этнических групп. Учитывая, что одной из основных функций стереотипов является межгрупповая дифференциация, логично предположить, что именно по этим свойствам группы воспринимались испытуемыми как различающиеся между собой, и такие качества, как «смертность», в этот набор попасть не могли. Поэтому для определения содержания стереотипов, видимо, можно ограничиться процентной методикой и методикой «Приписывание качеств».

Необходимо хотя бы кратко остановиться на другом подходе к изучению этнических стереотипов — анализу представлений об этнических группах в литературе и искусстве. Начиная с 40-х годов контент-анализу подвергались: американская журнальная беллетристика, немецкие кинофильмы, странички юмора во французских журналах и многое другое. В силу своей доступности, изобилия, удобства для сравнительного анализа такие материалы нередко представляются многообещающими для изучения этнических стереотипов. Так, И. С. Кон отмечает, что «систематическое изучение своего и чужого народов в литературе и искусстве может дать для понимания этнических стереотипов и межнациональных отношений гораздо больше, чем анкетный опрос» [9, с. 76].

Эта научная ориентация, объединяющая психологов, литературоведов, историков и т.п., получила специальное наименование — «имагология». В рамках этого подхода появляются работы и в России [8]. Однако одна из самых существенных проблем, встающих перед этим направлением, — вопрос о том, насколько адекватно художественная литература, публицистика, различные виды искусства отражают стереотипы, существующие в общественном сознании, остается открытым.

Зарубежные и отечественные авторы единодушны в том, что наиболее полное и глубокое проникновение в содержание этнических стереотипов достигается в случае применения дополняющих друг друга методов свободных описаний и одной из разновидностей метода прямого опроса.

Заключение.

Рассмотренные нами аспекты изучения этнических стереотипов далеко не исчерпывают всего разнообразия подходов и методов исследования этой области социальной психологии. Множественность точек зрения на содержание, своеобразие и роль этнических детерминант восприятия и обилие работ, посвященных этому вопросу за последнее время как у нас, так и за рубежом, лишний раз демонстрируют актуальность и важность изучения особенностей межэтнического восприятия. Характер межнациональных отношений на современном этапе, массовые миграции, нарастание процессов дезинтеграции при одновременном стремлении человечества к объединению и стиранию государственных границ, предъявляют свои требования к выбору тем и методов социальной психологии.

Наиболее спорными на сегодняшний день являются такие вопросы, как проблема истинности этнического стереотипа и отражения в нем реальных черт стереотипизируемой этнической группы, а также объяснение необычайной устойчивости и прочности представленного в стереотипе знания. Важно понять, "каким образом знание "затвердевает", превращается в догму и почему функционирует, даже когда доказана его гносеологическая несостоятельность"[23]. В настоящее время эта проблема только поставлена и ждет своего решения.

В рамках задач этнической психологии, среди которых на современном этапе выделяют: исследование социально-психологических проблем межэтнического взаимодействия, изучение особенностей формирования и актуализации этнической идентичности на индивидуально-личностном уровне, создание и апробирование программ и методов социально-психологического тренинга успешного межкультурного взаимодействия, развитие теории этнической психологии [11], особую значимость приобретает исследование роли этнических стереотипов в процессе формирования позитивной этнической идентичности, изучение влияния стереотипных представлений на успешность адаптации мигрантов к новому культурному окружению, анализ путей и способов преодоления негативного влияния этнических предубеждений на межэтнические отношения и предотвращения перехода от предрассудка как умственного конструкта к открытой этнической дискриминации и национальной вражде.
Круг проблем, стоящих перед этническим психологом, и выбор методов их разрешения поистине необозрим. Но главным принципом, по-видимому, должно являться глубокое и беспристрастное изучение особенностей этнических групп и социально-психологических механизмов межэтнического взаимодействия с целью поиска путей для наиболее адекватного восприятия других народов и общения с ними в духе терпимости и взаимоуважения.

Список литературы:

1. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М., 1990

2. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология. М., 1999

3. Баранова Т. С. Психологическое исследование социальной идентичности // Социальная идентификация личности — 2. М., 1994. Кн. 2. С. 202—237.

4. Баронин А.С. Этническая психология. – Курск, 2000.

5. Бердяев Н.А. Миросозерцание Достоевского//Николай Бердяев. Философия творчества, культуры и искусства. М., 1994

6. Булгаков С.Н. Размышления о национальности//Сочинения в 2-х т. Том 2. 1993

7. Гумилев Л. Психологическое несходство этносов//Психология национальной нетерпимости. Минск, 1998

8. Ерофеев Н. А. Туманный Альбион. М., 1982.

9. Кон И. С. Нужна помощь психологов // Советская этнография. 1983. № 3.

10. Лебедева Н. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1999

11. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. М., 1993

12. Нургалиева У.С. О влиянии этнических стереотипов и предубеждений на деятельность человека // Возрастная, педагогическая и коррекционная психология: сборник научных трудов. Вып. 3. Минск, 2002

13. Павленко В.Н. Использование техники репертуарных решеток для изучения этнического самосознания //Вестник харьковского университета. Вып.366. Харьков, 1992

14. Павленко В.Н., Таглин С.А. Факторы этнопсихогенеза. Харьков, 1993

15. Петренко В. Ф. Основы психосемантики. М., 2005.

16. Платонов Ю.П. Народы мира в зеркале геополитики. М.,2004

17. Платонов Ю.П., Почебут Л.Г. Этническая социальная психология. Санкт-Петербург, 1993

18. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966

19. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998

20. Сорокин П. Национальный вопрос как проблема социального равенства// Психология национальной нетерпимости. Минск, 1998

21. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999

22. Стефаненко Т.Г. Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности. М., 1999 .

23. Шмелев А. Г., Похилъко В. И., Козловская-Тельнова А. Ю. Практикум по экспериментальной психосемантике. М., 1988

24. Шихирев П. Современная социальная психология. М., 1999

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Психология"