регистрация / вход

История исследования сознания

Донаучное изучение сознания. Научные и околонаучные исследования сознания в новое время. Психологические концепции сознания XVIII - XIX вв. Освоение и расширение новых практических возможностей сознания. Психологическая концепция Зигмунда Фрейда.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра психологии

РЕФЕРАТ

История исследования сознания

выполнила:

студентка III-го курса

психологического факультета

Васильева Е.С.

проверила:

Литягина Е.В.

САМАРА 2002

ПЛАН.

ВВЕДЕНИЕ

1. ДОНАУЧНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СОЗНАНИЯ

2. НАУЧНЫЕ И ОКОЛОНАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЗНАНИЯ В НОВОЕ ВРЕМЯ

3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ СОЗНАНИЯ

18-19 ВВ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.

Сегодня мы без труда можем обнаружить недостатки в научной методологии даже величайших мыслителей прошлого, и вряд ли можно сомневаться в том, что профессиональные маги средневековья и последовавшей за ним эпохи Возрождения зачастую оказывались простодушными жертвами собственных предрассудков и суеверия. Однако магия была также исскуством привнесения божественной жизни в материальную сферу, искусством обогащения и интенсификации психической жизни человека. Психологические опыты и эксперименты, которые эти люди выполнили в опыте собственной внимательной интроспекции, могут по праву считаться вкладом прошлых эпох в современную экспериментальную научную психологию. Как бы ни называть те цели, которые преследовали духовидцы, визионеры, прорицатели и др., - «сверхестественный опыт», «божественное откровение» и т.д. – и как бы к ним ни относиться, бесспорно одно: независимо от их собственных целей и от того, как сами эти люди истолковывали свою собственную практику, косвенным образом они чрезвычайно обогатили психологический опыт человечества и привнесли много нового и неожиданного в развитие наших знаний о психическом.

Такого подхода к так называемым парапсихологическим и оккультно-религиозным явлениям придерживается, в частности, Уильям Джеймс, авторитетнейший психолог 20-го века, автор фундаментального психологического исследования религиозно-мистического опыта («Многообразие религиозного опыта»).

«…нетрудно увидеть, что на протяжении всей

культурной истории «маги» были подлинными

художниками, способными вдохнуть

в свою жизнь и в плоды своего труда тонко

уравновешенное сознание. Они были людьми, от-

крывающим свою интуицию глубочайшим

уровням сущего и являя затем озарения,

достигнутые благодаря своей интеллекту-

альной прозорливости и тщательно выверенному

мастерству. Именно процессы такого рода

лежат в основе мышления всякого гения».[1]

1. ДОНАУЧНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СОЗНАНИЯ.

Характерно, что в до-научные исторические эпохи проблема сознаниябыла связана прежде всего с измененными состояниями сознания. В той или иной мере такой подход к сознанию сохранился, претерпев некоторые изменения, вплоть до появления экспериментальной психологии как науки и философско-теоретического обоснования проблемы сознания у Декарта и Локка в 17-м веке…

1.1. Фундамент современных исследований необычных проявлений сознания был заложен людьми доисторических времен и первобытных культур.

Людям этих эпох было присуще так называемое анимистическое видение мира. Что означает этот термин?

Речь идет о таком утерянном современным человеком мироощущении, когда человек и его сознание находятся в полном и гармоническом соответствии с окружающим миром и силами природы. В этом смысле на данной ранней стадии развития человечества еще трудно говорить о со-знании (в современном, новоевропейском значении этого слова). Ведь сам термин «со-знание», как указывают многие исследователи, предполагает наличие некоторой раздвоенности человека, то есть, другими словами, наличие рефлексивной дистанции по отношению к себе самому или к окружающему миру.

Но людям древних эпох такой раскол единого Космоса на объект и научно исследующий его субъект был совершенно чужд. Они обитали в мире, который от начала и до конца был полностью живым, был буквально пронизан одухотворенностью. Такой мир был густо заселен духами, привидениями и божествами, способными вступать в контакт с людьми и неживыми объектами. Духи могли входить в тела людей и животных, принося в них болезни, но они могли приносить с собой также и высшую мудрость. Кроме того, они могли наделять людей необычными психическими силами.

Связующим звеном между миром людей и миром духов были шаманы, совмещавшие в себе функции жреца, знахаря, психиатра, учителя и пророка. Как свидетельствоподлинной связи шамана с параллельным нашему миру миром духовных сущностей рассматривалась его способность входить и долгое время пребывать в так называемых измененных состояниях сознания. К последним относятся прежде всего экстаз, транс, а также всякого рода галлюцинаторные видения, слышание голосов и т.д.

Измененные состояния сознания достигались с помощью специальных психотехнических приемов, галюциногенных препаратов естественного происхождения (например, настой мухоморов или кактус пейот, содержащий сильный галлюциногенный алкалоид – мескалин), а также долгих, подчас изнуряющих тело и душу ритмических танцев. В процессе погружения в свои трансы и экстазы шаман исследовал те необычные планы сознания, в которых он оказывался, и учился использовать обитавшие на этих планах силы.

При все еще двойственном и осторожном отношении современной науки к парапсихологическим явлениям подобного рода, остается бесспорным тот факт, что пребывая в измененных состояниях сознания шаманы могли безошибочно определять многие заболевания и исцелять их, заглядывать в будущее, видеть предметы на огромных расстояниях, ходить по раскаленным углям, беседовать с духами умерших м т.д.

Интересно также заметить, что сон в доисторические эпохи развития человечества рассматривался как естественный выход в потусторонний мир. Однако, в отличии от простого человека, шаман, как предполагалось, знал «где здесь что». Шаман исследовал эту область и умел толковать сны.

Характерным примером до-научного опыта освоения сознания может служить яркая иллюстрация из книги современного писателя, лично практикующего техники измененных состояний сознания Карлоса Кастанеды:

«Удивительным было то, как я, успокоив ум,

следовал затем совершенно независимой от

моей воли силе, которая внезапно погружала меня

в чрезвычайно детальные воспоминания какого-то

незначительного события из моей жизни.

…Способность концентрироваться, выработанная

благодаря практике сновидения, позволила мне

проникнуть в свою жизнь так глубоко, что ни-

когда ранее я и представить не мог ничего

подобного. В ранее недоступных глубинах моего

ума были сокрыты залежи эмоций, заряженных

отрицательной энергией. И стоило только вернуться

к практике сновидения, как в тот же день

мне приснилось, что я видел себя спящим.»2

Аналогичные описания характерны также для современного психолога и психотерапевта Станислава Грофа с его теорией холотропных состояний сознания, исследующей парапсихологические явления.

1.2. Дальнейшее развитие исследование сознания (и в частности – измененных состояний сознания) получает в Древней Греции с ее храмовыми оракулами, эливсинским культом мистерий и пифагорейским братством.

Известно, к примеру, что Сократ обладал даром предвидения, объясняя свои способности помощью личного «даймония» – трудноуловимого благосклонного полубожественного существа, голос которого он слышал время от времени с самого детства.

Относительно ученика Сократа – Платона – нужно заметить, что он проводил строгое различие между простым гаданием (которое является попыткой постичь дела Бога посредством чисто рационального процесса) и истинным пророчеством, как у Сократа (основанным на внутренних «голосах», внетелесных состояниях, снах и трансах).

1.3. Средневековый иудейский философ Моисей Маймонид верил, что человек по своей природе обладает естественным даром прорицания, причем в некоторых людях, - говорил он, - «воображение и прорицание столь сильны, что верно предвещают» большую часть будущих событий.

Альберт Великий, написавший шесть книг по психологии, верил, что Бог действует во всех естественных явлениях и посредством естественных причин. Про него было известно, что с самого раннего детства он имел чудесные видения. Он был также страстным философом магии и весьма положительно отзывался о библейских магах, как об учителях, «размышляющих о вселенной и ищущих будущее в звездах». Он также живо интересовался использованием психических сил для нахождения металлов под землей. В том, что касается последнего, он рекомендовал применение снадобий, которые помрачают чувства, вызывая таким образом видения. Он благосклонно относился к толкованию снов, утверждая, что если что-то не срабатывает, то изъян следует искать не в науке естественной магии, а в душе человека, неправильно ее применяющего.

Четырнадцатый век дал таких великих европейских мистиков, как Мейстер Экхарт и Фома Кемпийский. Примером, иллюстрирующим их учение, окрашенное элементами Каббалы и мистицизма, может служить книга неизвестного автора «облако незнания». Тот сущностный опыт, к которому они призывали, состоял в превосхождении всякого эмпирического и теоретического знания и во вхождении в некую «тьму», «мрак», «облако» незнания, которые скорее нужно понимать метафорически, как символы определенных состояний психики и сознания. Согласно их мистически-психологическим описаниям, состояния высшего неведения озаряются затем «светом» божественной любви, то есть состоянием радикально иного порядка.

1.4. Данте Алигьери стоит на рубеже средневековья и итальянского Возрождения. Его «Божественная комедия», в которой он описывает свои видения миров ада, чистилища и рая, является вершиной европейской поэзии. Причем его описания загробного мира удивительно напоминают те, которые раньше можно было обнаружить в Египте, на Тибете, у Платона, а также в видениях жившего позднее Эмануэля Сведенборга. Знакомство Данте с рядом систем средневекового мистицизма дает нам возможность предполагать, что сны и грезоподобные состояния использовались им в качестве одного из источников творческого вдохновения. Целый ряд отрывков из его «божественной комедии» в некоторой степени напоминают аналогичные описания внетелесных переживаний у других авторов.

2. НАУЧНЫЕ И ОКОЛОНАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЗНАНИЯ В НОВОЕ ВРЕМЯ

Эпоха Нового Времени, которую еще принято называть «веком Разума», была ознаменована появлением науки (науки как таковой), самой идеи научного знания и исследования самых различных объектов. Последнее не могло не сказаться на низменении характера изучения сознания, которое отныне становится объектом строгого научного (и прежде всего философского) рассмотрения. Данный период связан главным образом с именами крупнейших философов и ученых-естествоиспытателей 17-18веков: Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646 – 1716), Джордж Беркли (1685-1753), Рене Декарт (1596-1650) и английский философ и ученый, заложивший основы современной экспериментальной психологии и метода интроспекции как способа научного исследования психики Джон Локк.

Продолжив традицию пифагорейско-платонического учения о вселенской гармонии, Лейбниц разработал изысканно-величественную философию, основанную на понятии монады , - эволюционирующей единицы сознания.

Благодаря монадам вся материя является живой и одушевленной. Монада представляет собой принцип, связывающий физическую и психологическую сферы. Согласно этому учению Лейбница, тот же принцип, который выражает себя в сознании, активно действует также и в неодушевленных веществах, растениях и животных, то есть во всей природе. Следовательно, - заключает Лейбниц, сущность монады легче всего постичь путем исследования наших внутренних духовных и психических процессов.

Монады различаются по количеству сознания и ясности восприятия. Определенные физические факты и явления – такие, например, как принцип наименьшего действия, - свидетельствуют, по Лейбницу, о наличии начал разумной сознательности уже в основных, физических «кирпичиках» творения. С другой стороны, открытия психологии свидетельствуют о существовании таких областей сознания, которые являются бессознательными по самой своей природе. В низших монадах материя, сознание и бессознательное начало смешаны и разделены нечетко. Такие монады пребывают как бы во сне.

Здесь важно особенно подчеркнуть, что именно никто иной, как Лейбниц, является первооткрывателем понятия бессознательного, психологическую разработку которого в 20-м веке предложил Зигмунд Фрейд. По Лейбницу, ни сознательный разум, ни бессознательное, ни материя, не существуют в чистом виде, но каждая ступенька в эволюции живой и «неживой» природы представляет собой ту или иную степень преобладания либо сознательного, либо бессознательного начала. Это справедливо относительно всей иерархии природы – от самых низших существ до венца творения – человека с его сознанием. Только в человеке, согласно лейбницевскому учению, сознание достигает уровня апперцепции, то есть рефлексии, познания, обращенного на самого себя.

С точки зрения психологии сознания здесь важно следующее. В каждом пункте непрерывной цепи бесконечно малых градаций от недвижимого неорганического вещества до Бога (монады всех монад) действует принцип параллелизма между ментальным и физическим состоянием каждой монады. Тело представляет собой материальное выражение жизни сознания. Однако эти два явления (смутно сознающее себя тело и душа с ее ясным и отчетливым самосознанием) подчиняются двум принципиально разным закономерностям. В то время как тело осуществляет свое движение в соответствии со строго механическими причинно-следственными законами физического мира, душа движется в соответствии с телеологическими принципами к конечной цели, каковой является завершение ее эволюции. Таким образом тело и душа с ее сознанием и самосознанием пребывают в гармонии.

Лейбниц также доказывал и утверждал, что

«…каждое тело чувствует все события

Вселенной, а посему тот, кто способен

к видению, может прочесть в любой от-

дельной вещи обо всем остальном, более

того, - обо всем, что случилось и случится,

постигая в непосредственной данности то,

что удалено во времени и пространстве.»[2]

Другим известным философом, глубоко затронувшим проблемы сознания, был епископ Джордж Беркли. Как строгий идеалист, Беркли пытался показать, что объектами нашего опыта могут быть только восприятия, мысли и чувства, которые являются всего лишь порождениями нашего собственного сознания, то есть своеобразными «иллюзиями». Предполагать существования материального мира вне нас вовсе не обязательно – в этом нет никакой необходимости, - считает философ. Если разобраться, то внешний мир, который изучают естественные науки и прежде всего физика – всего лишь плод воображения. Все, что мы видим, или каким-либо другим образом чувствуем, представляет собой ничто иное, как ряд ощущений, принадлежащих нашему же собственному сознанию. Окружающий физический мир с его материальными объектами представляет, таким образом, для Беркли комплексы ощущений , которые распадаются на два вида – «внешнее чувство» и «внутреннее чувство», и ничего более. Сознание при этом как бы обречено всегда «вариться в собственном соку»: на что бы оно ни направляло свое внимание, оно всегда имеет дело только с самим же собой. За свои же пределы сознание выйти не может, оно в принципе не способно прорваться к внешним объектам, при этом само существование последних проблематично и сомнительно.

Согласно Беркли, причиной, порождающей внутренние ощущения и переживания сознания (наши мысли, данные сознанию посредством «внутреннего чувства») не может являться внешний мир. Поэтому такая причина представляет собой единый и неделимый дух, который и производит в нашем сознании все эти эффекты. Хотя этот дух во всей своей полноте никогда не доступен нашему восприятию (ни внешнему чувству, ни внутреннему чувству) – и в этом он разделяет судьбу «выдумки, называемой материей» – мы все же имеем о нем некоторое представление, некое предчувствие более великой реальности, потусторонней по отношению к реальности нашего сознания. Нетрудно заметить, что такой дух, о котором говорит Беркли – только другое название для Бога.

Многие комментаторы учения Джорджа Беркли неоднократно подчеркивали близость отдельных ходов и рассуждений этого мыслителя восточным философско-психологическим концепциям сознания и в частности буддийской психологии. Это во многом также справедливо и применительно к программе исследования сознания другого английского философа - Давида Юма.

Психологическая теория Джона Локка занимает свое место в истории исследований сознания главным образом благодаря его знаменитой концепции сознания как « tabula rasa» (лат. – «чистая доска»).

Согласно этому английскому философу, сознание не имеет собственной реальности, которая была бы отлична от ощущений, поставляемых сознанию внешними органами чувств. Изначально, без материала психо-физических ощущений, сознание пусто и ничего из себя не представляет. Оно есть как бы чистая грифельная доска, на которой органы чувств («перцепции») пишут свой текст посредством контакта с внешним миром. Однако это не значит, что данные сознания и ощущений представляют собой одно и то же. Воспринимающее сознание не тождественно своим перцепциям, но является их комбинацией , осуществляя тем самым их активную вторичную обработку.

Другое важное открытие – учение об ассоциациях как специфическом способе связи переживаний сознания и учение о разных типах внутренней рефлексии сознания, в актах которой оно способно воспринимать само себя в абсолютно адекватной форме , не искаженной восприятиями внешнего мира. Благодаря последнему открытию в современной психологии активно применяется метод интроспекции (самонаблюдения), с помощью которого субъект имеет возможность получать адекватные данные о процессах своей собственной психики, строя на этой основе теоретические умозаключения всеобщего характера…

Среди ученых Нового времени, так или иначе посвятивших себя изучению проблемы сознания, особняком стоит барон Эммануэль Сведенборг (1688-1772).

Он начал с того, что сделал обзор всех современных ему знаний в области психологии, опубликовав его впоследствии в нескольких томах. Затем он начал записывать и толковать собственные сны. Кроме того, Сведенборг разработал собственную технику задержки дыхания и напряженного сосредоточения внимания вовнутрь сознания, которая в своих основных чертах схожа с аналогичной техникой древнеиндийских йогов. Последнее дало ему возможность наблюдать тонкие символообразующие процессы сознания. Он также тщательно исследовал гипногогические состояния, которые можно охарактеризовать как «нейтральную полосу» между сном и бодрствованием, в которой сознание творит свои наиболее фантастические образы.

По мере того, как он усиливал этот процесс, он начал чувствовать, будто бы в его внутренних состояниях присутствуют другие существа. Такое чувство является обычным для гипнагогического состояния. Однако Сведенборгу эти случайные и мимолетные проникновения «в иной мир» принесли совершенно неожиданные плоды. Начиная с этого момента Сведенборг, как он утверждал, находился в непрерывном контакте с миром духов. Пребывая в бодрствующем и абсолютно вменяемом состоянии, он исследовал обширные области «рая» и «ада», вступая в долгие и обстоятельные беседы с «ангелами» и «духами».

Логично предположить, что на этой точке своего развития Сведенборг просто лишился рассудка. Однако на протяжении всей своей жизни он никогда не выказывал ни малейших признаков умственного расстройства, окружающие также неизменно находили его абсолютно здоровым психически. И тем не менее за этот 27-летний период он написал 282 работы, где подробнейшим образом изложил весь опыт своих внутренних исследований.

С целью дискредитации феномена Сведенборга его изучением занимался великий немецкий философ Иммануил Кант. Он, однако, не смог объяснить хорошо задокументированный случай, имевший место в 1756-м году, когда Сведенборг, сам будучи в одном городе, «ясновидел» и подробно описывал пожар, бушующий в это время в другом городе за триста миль.

В стороне от строгих научных исследований сознания находится также великий немецкий поэт и драматург Иоганн Вольфганг фон Гете (1749-1832).

Большим владом Гете в развитие психических исследований стало осознание им того факта, что архетипические импульсы, которые являются в том числе источниками и его собственной поэзии, и первичные идеи, которые, с другой стороны, проявляются в мире природы, представляют собой единое целое. Гете предчувствовал, что, подобно тому, как он был способен, воспринимая в себя эти архетипы, воплощать их затем в поэзию,точно также можно было, воспользовавшись воспринимающей способностью своего мышления, достичь научного понимания Идей, присущих внешней природе. Для этого, однако, необходимо было развить свой чувственный опыт до уровня духовного созерцания.

Ученые того времени не смогли оценить величайшего открытия Гете поскольку оно не было облечено в доступный им язык строгих научных формул. Отдавая должное другим его исследованиям, они не способны были уяснить всю важность призыва к развитию самого тонкого и одновременно самого мощного инструмента исследования вселенной – их собственного сознания. Так, из биографии Гете известно, что он обладал редкой психологической способностью во всех деталях мысленно визуализировать в собственном воображении любой физический объект. Например, для достижения более отчетливого понимания закономерностей процессов растительной жизни, к которому он стремился, Гете визуализировал весь полный цикл развития растения, проходя последовательно все его фазы от семени до цветка. Согласно Гете,

«…взяв в руки какой-нибудь предмет и сосредоточившись

на нем, следует представлять, что в это время

через ваш ум проходит вся его естественная

история. Посредством практики вы сможете

достичь уровня восприятия, лежащего выше

ваших субъективных впечатлений; вы постепенно

начнете визуализировать внутреннюю дея-

тельность Идей, проявляющихся затем во

внешней природе. Процесс такого восприятия,

в ходе которого человек оказывается, коснувшись

предмета, или же всего лишь приблизившись к

нему, описать всю его прошлую историю,

называется в психологии психометрией »[3]

3.ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ СОЗНАНИЯ 18-19ВВ.

Знаменательно, что именно в восемнадцатом столетии, в Век Разума, произошло второе рождение древних и эзотерических методов врачевания, вхождения в трансовые и измененные состояния сознания, оказавшихся теперь в центре всеобщего внимания.

Особый вклад в развитие концепции сознания связан с нетрадиционными и новаторскими для своего времени психотерапевтическими методами к.18-к.19 вв.

Франц-Антон Месмер, практикующий гипноз («животный магнетизм») психотерапевт 18-го века одним из первых осмелился сделать сознание и психику объектом непосредственного экспериментального исследования.[4] Согласно Месмеру, психические и психосоматические заболевания вызываются неравномерным распределением в организме так называемого «флюида»; воздействуя на больного и вызывая конвульсивные кризы, гипнотизер («магнетизер») добивается гармоничного перераспределения флюида, что и ведет к излечению. Месмер, кроме того, открыл и тщательно исследовал так называемые состояния сомнамбулизма у своих пациентов. Он отмечает, что, выходя из гипнотического транса, пациент удивительным образом теряет память о том, что с ним за это время произошло. В самом же состоянии сомнамбулизма пациент оказывается способным говорить, ходить, совершать те или иные поступки. Отсюда и название этого странного и до сих пор малоизученного психологического явления – «магнетический сомнамбулизм» (в отличии от естественного сомнамбулизма, спонтанно возникающего у некоторых людей). Однако сам Месмер был в большей мере ориентирован на физиологическое объяснение наблюдаемых им явлений и поэтому не уделил должного внимания их психологической разработке. Однако его последователи пошли дальше в вопросах экспериментального изучения необычных явлений сознания.

Среди открытых и исследованных ими психических феноменов можно выделить следующие: амнезия, ясновидение, ярко выраженное перевоплощение в другое лицо, улучшение способности к запоминанию, обострение чувств, многообразные формы галлюцинаций, способность излечивать себя и других и др.

В различные периоды 19-го века исследователи попеременно сосредоточивали свой научный интерес то на наблюдениях, то на терапии, выводя теоретические следствия из обеих форм своей деятельности. До 1889-го года в основном преобладал интерес к тому, как на бодрствующее сознание воздействуют бессознательные влияния. Затем в центре внимания оказались личностные изменения и их объяснение ослаблением внимания (понимаемым как особого рода диссоциация). После открытия случаев чрезвычайно редкого и своеобразного психического заболевания, получившего название «множественная личность», с особым вниманием начинают изучаться феномены раздвоения личности. Интересно заметить, что среди психиатров того времени эта тема стала средоточием всеобщего интереса, почти манией. Казалось возможным полностью свести этот феномен к объяснению через состояние ослабления внимания, это состояние исследовалось крупнейшими учеными того времени. В результате психологи пришли к выводу, что у разных людей при самых различных условиях нормальное единство сознания распадается: возникают отдельные обособленные, автономные сознания, каждое из которых может обладать своим собственным восприятием, памятью и даже нравственными установками. Новые психологические знания о тонком исложном механизме раздвоения личности дает изучения феномена внушения, переносящего сознание пациента в его прошлое. Прежде всего было установлено, что все те воспоминания о прошлом, которые кажутся нам забытыми навсегда, поскольку мы не можем вызвать их по нашему желанию, продолжают жить в глубинах нашего сознания.

«Нет абсолютной границы между тем, что

хранится в нашей памяти, и тем, что присутствует

в нашем сознании в данный момент.

За границами этого нашего сознания

есть и воспоминания, и восприятия, и

размышления: то, что мы знаем о себе , -

это лишь небольшая часть того, что мы

собой представляем на самом деле.»[5]

Законы ассоциации идей , которые вслед за английскими психологами столь часто и порой неверно использовались для объяснения всей совокупности психических явлений, оказываются в данном случае недостаточными. Дело в том, что они не способны объяснить нам, какие конкретные скрытые от сознания психические механизмы не позволяют хранящимся в психике воспоминаниям оживать по ассоциации с новыми впечатлениями.

Французский психолог этого времени Бине заключал отсюда, что какое-нибудь событие детства, о котором человек больше не вспоминает, но которое может быть восстановлено путем обращенного в прошлое внушения, и в обычной жизни не раз могло бы всплыть на поверхность сознания – ведь с тех пор произошло множество сходных событий. Однако, поскольку сходные сигналы остались без ответа, механизм ассоциации идей явно для этого недостаточен и тем самым не объясняет развитие и функционирование нашей психической жизни. Наши идеи связаны не этими тонкими нитями, а чем-то другим. Под действием более глубоких причин, которые ускользают от сознания, наши идеи, восприятия, воспоминания и вообще любые состояния нашего сознания складываются в самодостаточные независимые целостности. Находясь внутри одной из них, трудно вызвать какую-либо идею, если она относится к другой целостности, - таков вывод, к которому приходит Бине. Лишь спустя какое-то время – нередко благодаря специальной тренировке и внушению – эти разрозненные элементы, по Бине, организуются в новые личностные структуры, то есть, другими словами, искомое единство сознания укрепляется.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Итак, можно выделить некоторые общие закономерности процесса исследования сознания в зависимости от эпохи, в которую он осуществляется.

На стадии доисторических времен и первобытных культур главная черта подхода к проблеме сознания заключается в следующем:

опыт измененных состояний сознания и сновидения рассматривался в качестве даже более реального и содержательного, чем опыт бодрствующего состояния.

Что касается эпохи Нового времени, то в области психологического исследования сознания она отмечена двойственностью. Два различных подхода к сознанию реализуются здесь параллельно. С одной стороны, впервые развивается строго научный подход к проблеме, для которого характерна прежде всего претензия на универсальность, общезначимость и анонимность полученных результатов, в том числе и в области психологических концепций сознания (Локк, Декарт, Беркли и др.). С другой же стороны, получает новое развитие линия, идущая от античности, через Средневековье и Возрождение. Это линия деятельного, жизненного освоения и расширения новых практических возможностей сознания. Опытное исследование здесь осуществляется индивидуальностью, «на свой страх и риск», и имеет прежде всего личностное значение. Такие «концепции» сознания, не имея строго научных результатов, неотрывны от самой личности их создателей. В Новое время двумя наиболее яркими представителями такого подхода к сознанию являются Гете и Сведенборг.

Специфику исследования сознания и психики в период 18-19вв. можно охарактеризовать следующим образом:

психологи 18-19 вв. обращали мало внимания на тот факт, что исследуемый феномен касается и их самих, сосредоточившись почти исключительно на отстраненном, «объективистском» исследовании своего предмета. За некоторым исключением психологи этого времени в большинстве своем еще рассуждают так, как если бы их собственное сознание не составляло проблемы, то есть как если бы у них самих не было бессознательного.

Лишь с наступлением двадцатого века и с появлением психологической концепции Зигмунда Фрейда научная общественность и культурное человечество в целом сталкивается с тем фактом, что сознание, представляя из себя прежде всего жизненную проблему, обладает и своей оборотной стороной – бессознательным…

Литература.

Станислав Гроф. Космическое сознание. - М.: 2001

В.И.Курбатов История философии. Конспект. - Ростов-на-Дону: 1997

Л.Шерток, Р.де Соссюр. Рождение психоаналитика. От Месмера до Фрейда. - М.1991

Джеффри Мишлав. Корни сознания. - Киев.1995

Карлос Кастанеда. Огонь изнутри….Искусство сновидения. - М. 2002

Л.Шерток, Р.де Соссюр. Рождение психоаналитика. От Месмера до Фрейда. М.1991


[1] Джеффри Мишлав. Корни сознания. Киев.1995. с.55

2 Карлос Кастанеда. Огонь изнутри….Искусство сновидения. М.2002. с.635

[2] Джеффри Мишлав. Корни сознания. Киев. 1995. с.73-74

[3] там же, с.80

[4] Л.Шерток, Р.де Соссюр. Рождение психоаналитика. От Месмера до Фрейда. М.1991. сс217-228, 121, 214, 231-232.

[5] Там же, с.216

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий