регистрация / вход

История психологии труда

Предмет, задачи, методы психологии труда. Основные психологические признаки труда. Источники и задачи психологии труда. История психологии труда. Петровские преобразования и психология труда. Вопросы психологии труда в творчестве К.Д. Ушинского.

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: «История психологии труда»

По предмету: Психология труда

План – содержание:

Введение 3

Глава 1. Предмет, задачи, методы психологии труда

1.1. Основные психологические признаки труда 4

1.2. Предмет и методы психологии труда 6

1.3. Источники и задачи психологии труда 14

Глава 2. История психологии труда

2.1. Петровские преобразования и психология труда 17

2.2. Психологическое знание о труде в сочинениях

М. В. Ломоносова и А. Н. Радищева 21

2.3. Вопросы психологии труда в творчестве К.Д. Ушинского.

И.М. Сеченов и отечественная психология труда 24

Заключение 33

Библиографический список 34


Введение

Важным фактором повышения эффективности деятельности любой орга­низации в условиях рыночной системы хозяйствования является активизация человеческого фактора, обеспечение возможности развития творческого потенциала каждого человека в процессе труда. Очевидно, решение данной проблемы невозможно без знания психологических механизмов и факторов труда; психологических особенностей успешного выбора и овладения про­фессией; условий самореализации личности в трудовой деятельности.

Труд - это явление, прежде всего, социально-экономическое, и су­ществуют вопросы его принципиально-научного понимания, плани­рования и организации на уровне системы народного хозяйства, от­расли, предприятия, вопросы его учета и вознаграждения. Этому соответствуют философские, социологические и экономические под­ходы к пониманию труда.

Психология труда опирается на систему философского знания или на методологию, с одной стороны, и предоставляет конкретно-научный материал для развития философии - с другой.

Психология труда,являясь отраслью психологической науки, изучает психологические особенности различных видов трудовой дея­тельности в их зависимости от общественно-исторических и конкрет­ных производственных условий, от орудий труда, методов обучения труду и от психологических качеств личности работающего.

Структурно курсовая работа состоит из: введения, 2-х глав, заключения, библиографического списка. Библиографический список содержит в себе 15 источников.


Глава 1. Предмет, задачи, методы отечественной психологии труда

1.1. Основные психологические признаки труда

Выделим основные психологические признаки труда:

1. Сознательное предвосхищение социально ценного результата.

Способность предвосхищать результат деятельности очень разви­та у человека и не свойственна ему как субъекту труда. Наличие мыс­ленного предвосхищения результата активности еще не делает ее трудом.

Чтобы деятельность можно было назвать трудовой, предвосхи­щаемый результат должен мыслиться как ценный для широкого кол­лектива, т. е. как социально ценный. В связи с обсуждаемым психологическим признаком труда важно отметить, что слово «предвосхищение» указывает одновременно и на гностический, и на аффективный компоненты образа результата деятельности. Ведь «восхищение» - это некоторый подъем чувств.

Таким образом, в рассматриваемом признаке можно выделить три относительно самосто­ятельных компонента:

а) более или менее ясное знание о продукте деятельности;

б) более или менее четкое осознание его социальной ценности;

в) более или менее выраженный аффективный тон соответствую­щих знаний, представлений, образов.

2. Сознание обязательности достижения социально фиксирован­ной цели.

Только лишь сознание обязательности и связанные с этим воле­вые усилия по ее реабилитации специфичны не только для труда. Де­ятельность становится трудом в том случае, если имеются не только идея обязательности, а и внешние по отношению к субъекту формы фиксации целей его деятельности и формы социального санкциони­рования, одобрения этих целей. Ведь сознание обязательности и мо­билизация волевых усилий могут характеризовать и деятельность по реализации чисто личных, даже и эгоистических или асоциальных замыслов.

Для детей и подростков социально значимые цели или задания формулируют взрослые люди - роди­тели, учителя, а в отдельных случаях - друзья. Исключением из этого ряда может быть деятельность творческого, поискового ха­рактера, когда субъект сам ставит перед собой цели и определяет задачи.

3. Сознательный выбор, применение, совершенствование или созда­ние орудий, средств деятельности.

Использование орудий - достаточно общий признак деятельно­сти человека. Своеобразие труда сводится к тому, что его орудия, средства оказываются предметом особого внимания, интереса более или менее широких общностей людей и в связи с этим оказываются очень «живучими» в методическом плане. Они становятся предметом культивирования и, следовательно, культуры народов.

Если иметь в виду определенного, конкретного трудящегося чело­века, то его деятельность тем в большей степени будет иметь, при прочих равных условиях, психологические признаки труда, чем луч­ше он ориентирован в орудийных средствах деятельности - внеш­них и внутренних - и правилах их применения. Короче говоря, чтобы деятельность стала трудом (т. е. той деятельностью, которая создала человека, выделив его из животного мира, и которая про­должает его ваять), недостаточно, чтобы человек взял в руки, ска­жем, лопату, сварочную горелку, встал за пульт робототехнического комплекса, или организовать команду для достижения какой-то цели. В труде предполагаются знания возможностей и ограничений, вариантов применения орудий, средств труда и, следовательно, соот­ветствующий выбор (или знание, что существует наиболее предпоч­тительный вариант или наилучший способ применения их).

4. Осознание межличностных производственных зависимостей, отношений («живых» и овеществленных).

Практически всегда если не объекты, то вещественные орудия труда, условия его скрывают в себе овеществленные межличностные отношения: инструменты кем-то сделаны, кем-то доставлены; мате­риалы кем-то добыты, подготовлены, изготовлены; условия труда кем-то организованы, поддерживаются в норме и пр. Если человек беспечно, бездумно теряет или ломает инструмент, «запарывает» за­готовки, полуфабрикаты, то его деятельность теряет признаки тру­довой, даже если она протекает на штатном рабочем месте. Она при­ближается скорее к так называемым орудийным действиям антро­поидов (высших обезьян), которые могут не только использовать палку, чтобы достать предмет, который их привлек, но и вставить одну палку в другую и этим новым орудием достать недоступную приманку. Но это еще не делает их активность трудовой деятель­ностью.

Этот психологический признак имеет когнитивные и аффектив­ные компоненты (знание о соответствующих межличностныхотно­шениях и то или иное эмоциональное сопровождение его).

1.2. Предмет и метод психологии труда

Предметом психологии труда является психологическая сущность трудовой деятельности, особенности личности работающего (профессиональные способности) и его взаимодействие с производствен­ной средой.

Психологическая сущность трудовой деятельности заключается в тех требованиях к психическим свойствам, состояниям и процессам, которые предъявляет к работающему его профессия. Для успешного осуществления профессиональной деятельности (профессии и специ­альности) необходимы различные особенности личности рабочего: его опыт, характер, психическое состояние, внимательность, воспри­ятие, память, мышление, эмоциональность, психомоторика, опреде­ляющие способности к этой деятельности.

Таким образом, предмет психологии труда - это субъект труда, т.е. работник, способный к спонтанности и рефлексии своей спонтанности в условиях производственной деятельности.

Общим методом психологии труда является исследование и развитие субъекта труда. Проблема в том, чтобы при этом не терялся сам субъект, т.е. чтобы субъект труда не превращался в объект для манипуляций со стороны психолога, руководства или коллег работника. Отсюда, перед каждым психологом труда неизбежно возникает сложнейший вопрос, должен ли метод быть только объективным или такой метод является сочетанием объективных и субъективных средств и подходов... Заметим, что данный вопрос (проблема метода) стоит не только перед психологией труда, но и перед всей современной психологией, которая все больше отходит от традиционных (естественнонаучных) оснований производства нового знания и пытается освоить герменевтические методы

Активность человека, использующего производственное обору­дование, инструменты на штатном рабочем месте, вовсе не обяза­тельно является трудом в психологическом значении слова.

Общим методом психологии труда является исследование и развитие субъекта труда. Проблема в том, чтобы при этом не терялся сам субъект, т.е. чтобы субъект труда не превращался в объект для манипуляций со стороны психолога, руководства или коллег работника.

Методы психологии труда - это совокупность способов и прие­мов изучения различных аспектов трудовой деятельности.

Психология труда использует основные методы общей психоло­гии, специфические методы психологии труда, а также некоторые методы других наук.

Существует ряд основных требований к практическому примене­нию методов психологии труда:

1. Принцип объективности

Принцип объективности требует не ограничиваться поверхностными проявлениями изучаемых явлении и своими мнениями о них, а находить закономерности, управляющие ими, обосновывать выводы зарегистрированными фактами, доступ­ными проверке другими людьми.

2. Принцип единства личности и деятельности

Каждая трудовая деятельность, как и каждая личность работаю­щего, имеет свою психологическую структуру, раскрываемую при ее изучении разными методами. Не вся психологическая структура кон­кретной трудовой деятельности или личности равнозначна: отдель­ные ее профессионально значимые компоненты весьма существенно влияют на конечный эффект деятельности, другие могут совсем не влиять; одни ее компоненты оказываются устойчивыми в неблаго­приятных условиях, другие - чрезвычайно уязвимы. При изучении психологической структуры трудовой деятельности особое внима­ние необходимо уделять как профессионально значимым, так и лег­ко уязвимым компонентам их структуры.

Принцип единства личности и деятельности требует при изучении трудовой деятельности учитывать особенности личности, при этом профессионально важные ее свойства следует изучать не в одном, а в разных видах деятельности. Личность работающего и трудовую дея­тельность необходимо исследовать в их развитии и изменении под влиянием благоприятных и неблагоприятных внешних факторов. Если же изучение проводится однократно, оно должно рассматри­ваться только в качестве «среза».

3. Принцип целенаправленности

Исследователю должно быть ясно, какие именно практические или теоретические вопросы ему нужно решать. Метод должен быть под­чинен решаемой задаче, а не задача должна применяться к методу. Поскольку исследования по психологии труда, кем бы они ни прово­дились, имеют целью научное обоснование ответов на вопросы прак­тики, нередко весьма эффективна такая последовательность постро­ения исследований: широкое наблюдение и массовый опрос практиков; анализ собранного материала и отбор заслуживающих внимания мнений и предложений с целью определения наиболее актуаль­ных психологических проблем; разработка рабочей гипотезы и методики исследования с при­менением соответствующих решаемым проблемам методов.

Лучше всего, когда любая задача решается не одним, а нескольки­ми методами, взаимно дополняющими друг друга.

Основными методами психологии труда (как и общей психо­логии) являются наблюдение и эксперимент. Остальные методы выс­тупают как вспомогательные. Рассмотрим специфику основных ме­тодов.

Наблюдение

Наблюдение является важным методом психологии труда. Оно дает много ценных сведений и в теоретической, и в практической об­ластях деятельности психологии. Этот метод можно рассматривать как самостоятельный, но чаще всего его используют в сочетании с каким-либо другим методом. Например, наблюдение может быть дополнением эксперимента. Наблюдение как метод является не­отъемлемой частью любого вида деятельности психологии труда. Он находит применение при анализе организации рабочего места, при решении вопросов, связанных с обучением, в социально-психологи­ческих исследованиях, психодиагностике и т. д.

Разновидностью метода наблюдения выступает трудовой метод. Чтобы изучить психологическую сущность какой-либо профессии или специальности, исследователь сам включается в эту деятельность, начиная осваивать ее, обучаться или практически работать, если эта специальность ранее была освоена, но при этом анализирует свои производственные действия на основе самонаблюдения и ведения со­ответствующих повседневных записей.

Эксперимент

Сущность эксперимента заключается в том, что явление изучает­ся в специально созданных или обычных, естественных условиях. Так, например, если требуется в современном производстве опреде­лить возможности оператора по выполнению сложных операций, используется моделирование данной ситуации и соответственно изме­няются условия, предусмотренные планом проведения эксперимента. Преимущество эксперимента состоит в том, что исследователь может скорректировать условия исследования, точно зафиксировать полу­ченные результаты и использовать их непосредственно в конкретной обстановке. Положительным фактором является также возможность создания определенных условий, совершенной системы измерения и контролирования различных переменных, повторения эксперимен­та, гарантирование соблюдения его условий.

Можно выделить два наиболее известных и наиболее распростра­ненных вида эксперимента: естественный и лабораторный . В психо­логии труда естественный эксперимент еще называют производствен­ным.

Естественный эксперимент удобно проводить в конкретных усло­виях производства, в которых психолог исследует типичные фак­торы и на которые может воздействовать. Примером такого экспе­римента может быть решение следующего задания: изменить суще­ствующий технологический процесс в определенном подразделении и сопоставить достигнутую им производительность труда с произво­дительностью в других подразделениях.

Лабораторный эксперимент позволяет установить более точный контроль за многими переменными и создать условия, которые мож­но считать сходными с естественными. Речь идет о моделировании ситуаций в лабораторных условиях, что, с одной стороны, позволяет проводить опыты с большей точностью, но, с другой стороны, соз­дает атмосферу «искусственной» ситуации.

Отрицательный момент лабораторного эксперимента - неесте­ственные, искусственно созданные условия. Неудобство состоит не только в том, что требуется совершенно точно моделировать дей­ствительную ситуацию, но и в том, что испытуемые объекты оказы­ваются в новых условиях, что само по себе может отрицательно воз­действовать на результаты эксперимента.

Беседа

Беседа является методом получения информации на основе отве­тов собеседника на вопросы, поставленные психологом при прямом контакте. Беседа базируется на личном общении, что устраняет неко­торые отрицательные моменты, возникающие при использовании опросника, анкеты. Беседа дает и большую уверенность в правильном понимании вопросов, поскольку исследователь имеет возмож­ность детально объяснить вопрос.

Недостатком метода беседы по сравнению с опросом и анкетиро­ванием является растянутость, медленное накопление данных при обследованиях массового характера. На практике охотнее прибега­ют к опросу, так как он обеспечивает экономию времени.

Беседа, проводимая специалистом, отличается от обычного раз­говора и беседы целенаправленностью, плановостью, точностью фор­мулировок. Беседа может вестись на свободные темы и по определен­ной тематике, с соблюдением определенных правил или без них. Целенаправленная, так называемая управляемая беседа строится в строгом соответствии с условиями, которые необходимо точно со­блюдать. К таким условиям относятся, например, постановка вопро­сов, их очередность, продолжительность разговора.

Опрос (анкетирование)

Сущность этого метода заключается в том, чтобы получить от опрашиваемых ответы на предложенный опросник (анкету) в пись­менной форме. Применяя этот метод, исследователь не вступает в прямой контакт с опрашиваемыми. С помощью опросника можно собрать за короткий срок данные от большого количества людей, что, бесспорно, является важным преимуществом этого метода.

Для исследования имеет значение структура анкеты, которая обусловливается спецификой исследуемой проблемы и методически­ми принципами построения опросника, а также плана исследования в целом. Непосредственно перед исследованием необходимо провес­ти предварительную проверку анкеты, чтобы опробировать все ее пункты. На этом этапе можно исключить лишние вопросы, уточнить формулировки.

Анкету следует сопроводить небольшим вступлением с объясне­нием цели исследования, инструкцией по заполнению опросника, об­разцом ответов на вопросы.

Индивидуальная психологическая экспертиза

Специалист-психолог, используя доступную ему информацию и логические средства, должен построить ответственное заключение (о частном случае деятельности, психологических причинах опреде­ленной аварии, достоинствах и недостатках рабочего места, личных качествах выбирающего профессию или профессионала и т. д.). Ре­зультатом экспертизы может быть прогностическая оценка о влия­нии особенностей условий труда на того или иного человека или группу людей.

Психологический консилиум

Заключение принимает один специалист - психолог, опираясь при этом на согласованное мнение группы коллег, к которой он обращается в связи с тем, что затрудняется решить поставленную за­дачу индивидуально. Простейший вариант консилиума - коллек­тивное обсуждение задачи, ситуации, случая, средств, стиля деятель­ности профессионала и пр. Задача руководителя обсуждения - до­биться максимально согласованного мнения группы экспертов.

Метод независимых характеристик объекта

Психолог рассматривает в качестве экспертов таких людей, кото­рые могут быть источниками сведений, представляющих ценность для психолога, но сами психологами не являются. Например, нужно отобрать для изучения группу выдающихся работников определен­ного профиля - учителей, водителей, пилотов и т. д. В группу экс­пертов должны входить разные люди, способные оценить испытуе­мого по уровню профессиональной квалификации: руководители соответствующих трудовых коллективов, коллеги по работе, подчи­ненные.

Анализ документов

Психолог на производстве изучает какую-либо проблему не изо­лированно, а во взаимосвязи со многими явлениями и фактами, в том числе такими, которые могут стать хорошим исходным материалом для получения новых данных. Психолог может почерпнуть ценные сведения по проблемам труда из материалов о травматизме, текучес­ти кадров, выполнении плана, о качестве продукции и др.

Важно собирать информацию, содержащуюся в официальных отчетах, знать условия труда на аналогичных предприятиях, изу­чать историю предприятия, производственную специализацию, виды, номенклатуру и особенности продукции и т. п. Такой факти­ческий материал можно рассматривать как вспомогательную ин­формацию для получения полного представления об исследуемой проблеме.

Анализ продуктов деятельности

Умельца видно по его изделиям. Они же показывают и неумельца, а также халатно относящегося к работе, допускающего небрежность, ошибки и брак. По изделиям можно отличить способного, но неуме­лого и совсем неспособного к данной работе. Если проанализиро­вать количество и качество изделий в течение рабочего дня по от­дельным отрезкам времени, можно обнаружить продолжительность интенсивного труда, период наивысшей производительности труда и начало усталости или утомления и сделать выводы о наилучшем ре­жиме труда. Количество изделий за единицу времени с учетом уров­ня квалификации показывает расторопность или медлительность, устойчивость внимания, прочность навыков, срывы в работе и мно­гое другое.

Анализ ошибочных действий

Эффективность анализа ошибочных действий определяется зако­ном, сформулированным так: «Закономерность, которая не наруша­ется, может быть скрыта, а ее нарушение способствует ее проявле­нию». Так, в патологии лучше проявляется то, что в норме бывает скрыто. Ошибочные действия - это своего рода «патология деятель­ности». Ошибки в труде в зависимости от их характера, стойкости и повторяемости показывают: незнание техники выполнения не удающихся действий, отсутствие каких-то конкретных навыков и умений, неспособность правильно выполнять эти действия; в чем-то прояв­ленную невнимательность, халатность или небрежность, плохой са­моконтроль, быструю утомляемость, подавленное или стрессовое психическое состояние и т. д.

Учет повторяемости ученических ошибок позволяет определить процесс формирования навыков, умений и мастерства, а на основе этого оценить эффективность упражнений. Выявление и устранение причин ошибочных действий дает возможность усовершенствовать методику обучения, условия и режим труда, повысить производи­тельность и качество трудовой деятельности.

Мы рассмотрели только основные методы из многих, имеющихся в арсенале психологии труда. Они, как правило, применяются в соче­тании друг с другом. Поэтому важно ориентироваться в особеннос­тях использования каждого из методов, а также в возможностях их сочетания для исследования тех или иных проблем труда.

1.3. Источники и задачи психологии труда

Если, как мы условились в п. 1.2., понимать под предметом изучения в нашем случае любое полезное психологическое знание о труде и трудящемся, сохраняемое людьми тем или иным способом (и следовательно, в той или иной мере отра­жающее, моделирующее истину), то круг возможных источ­ников истории психологии труда становится весьма широким, разнообразным, и сводится к следующему:

· высказывания, предметом которых является психологичес­кий аспект труда отдельного человека или группы людей, включая характеристики и самого субъекта труда (индиви­дуального или коллективного);

· вещественные и функциональные продукты труда в той части, в какой они ориентированы на особенности человека (его потребности, способности, отношения), так или иначе отражают эти особенности;

· орудия, средства, условия труда (предметные и социаль­ные) в той мере, в какой они отражают психические особен­ности человека, группы;

· факты, закономерности идеологии, образа жизни в той ме­ре, в какой они позволяют характеризовать субъекта труда, процессы труда, его организацию, вещественное оснащение и т. д.

Предлагаемый подход несет с собой ряд трудностей для исследователя. Так, часто можно оказаться в море уникаль­ного, недостаточно обобщенного, т.е. находящегося далеко за пределами собственно науки, психологического знания о тру­де и трудящемся (хотя и истинного и полезного), в связи с чем возникают специальные задачи проведения большой ра­боты по его описанию, схематизации, классификации. По­скольку внедренное психологическое знание - это знание как бы исчезнувшее в продукте, или средствах, или условиях тру­да, формах его организации, то возникают специальные зада­чи по его реконструкции, а еще раньше - задачи по распоз­нанию тех фактов, событий, которые могут послужить основа­нием, материалом такой реконструкции.

Основные задачи, стоящие перед психологией труда в прикладных исследованиях, - это гуманизация труда и повышение его производительности. Под гуманизацией труда понимаются профилактика переутомления, профессиональных заболеваний, предупреждение производственного травматизма и профессиональной деформации личности, повышение содержательности труда, создание условий для всестороннего развития трудящегося, расцвета его способностей.

Психология труда решает задачи гуманизации труда своими средствами. Оптимизация использования свойств индивида, оптимизация состояний человека в труде достигаются такими практическими мероприятиями, как профессиональный психологический отбор, совершенствование профессиональной подготовки (и переподготовки), рационализация социальной и физической среды с учетом психологических способностей работающих. В психологии труда используются методы оценки и анализа деятельности, методы диагностики и прогнозирования способностей, методы изучения социальной структуры и психологического климата в коллективе, методы оценки состояний..

Теоретическим фундаментом для решения прикладных задач должны служить исследования в области следующих научных проблем:

Изучение путей становления гармонии между человеком и его профессией. Иными словами, изучение становления динамического равновесия системы «субъект труда - профессиональная среда».

Изучение структуры и динамики профессионально значимых свойств индивида и личности. Изучение структуры умений и навыков, обеспечивающих решение профессиональных задач в оптимальных и экстремальных условиях, а также факторов, определяющих устойчивость и динамику этой структуры.

Изучение структуры трудовых установок и мотивов трудовой деятельности, закономерностей формирования и перестройки этой структуры.

Изучение структуры состояний человека в труде и закономерностей динамики этих состояний.

Изучение взаимосвязей индивидуальных свойств отношения личности и психических состояний как фактора успешности и безопасности труда»


Глава 2. История психологии труда

2.1. Петровские преобразования и психология труда

Сразу же оговоримся, что названный период в жизни стра­ны совершенно не разработан в истории психологического знания о труде, в то время как есть веские теоретические ос­нования ожидать здесь некоторого взлета психологической рефлексии, поскольку перед людьми возникали задачи освое­ния новых, непривычных видов деятельности. Это неизбежно порождает трудности, в частности, психологического порядка и, как закономерное следствие, осознание психологических условий успеха-неуспеха.

Главным событием хозяйственной и политической жизни начала XVIII в. были реформы Петра I, которые основыва­лись на достижениях товарного капитала, купцов и в то же время проводились в условиях феодального крепостничества, власти дворян. Петровские реформы содействовали созданию и развитию крупных мануфактур, но в отличие от стран Западной Европы не на основе свободного наемного труда, рынка труда, а на основе труда подневольного, труда крепостных, приписанных и фабрикам и мануфактурам.

Пока еще не изученные в контек­сте истории психологии труда письменные источники этого периода могут содержать богатые сведения, важные для под­готовки кадров (сведения о психологических особенностях труда разных профессионалов, особенностях профессиональ­ного обучения и пр.). Материалы «указов», «инструкций» и других письменных источников этого периода должны непре­менно стать особым материалом для историков в области психологии труда.

Мысль о «человеческом факторе» проскальзывает даже при описании «воинских артикулов» (действий с ружьем): «Мушкет на караул (всегда подобает приказывать, когда на караул солдат мушкет держит, чтоб большой палец на курке, а большой перст назад язычка в обереженье были»).

Есть проблеск идеи о том, что одни качества (личност­ные, как теперь бы сказали) человека являются в своем роде опорными для других (обученности, навыков, умений, выра­жаясь по-современному): «Понеже в России мануфактура еще вновь заводится, и уже, как видно... некоторые из Рос­сийского народа трудолюбивые и тщательные к оной фабри­ке шерсть прясть и ткать научились, а красить, лощить, и гла­дить, и тискать, сукон пристригать, и ворсить еще необыкно­венны, и для того всех тех мастерств договариваясь с масте­рами обучать из Российского народа безскрытно, дабы в Рос­сии такого мастерства из Российских людей было довольное число» (Указ 17 февр., 1720 г.). В указе от 30 апреля 1720 г. имеется ход мысли, свидетельствующий о том, что при определенных условиях Петр видел зависимость меж­ду результатами обучения ремеслу и мотивацией учения: «принимать во учение из посадских детей таких, которые са­ми собой к той науке охоту возымеют».

Что касается «персон», то «какие у них с которым госу­дарством будут поступки в воинских и политических делах...», ... «о самом салтане, в каком состоянии себя держит и пос­тупки его происходят, и прилежание и охоту имеет к воин­ским ли делам или по вере своей каким духовным и к домо­вым управлениям, и государство свое в покое или в войне со­держать желает, и во управлении государств своих ближних людей кого, над какими делами имеет порознь, и те его ближ­ние люди, о котором состоянии болши радеют и пекутца: о войне ли или о спокойном житии и о домовом благополучии, и какими поведениями дела свои у салтана отправляют, через себя ль, какой обычай во всех государей, или что через лю­бовных его покоевых». И далее предписывается П. А. Толстому узнавать, что любят и «кому не мыслят ли учинить отмщение».

После пунктов о хозяйстве, армии и флоте Петр снова воз­вращается к «психологическим» вопросам: «к народам приез­жим в купечествах склонны ль, и приемлют дружелюбно ль, и которого государства товары в лутчую себе прибыль иупотребление почитают». Из рассматриваемой программы нетрудно ре­конструировать некоторую психологическую модель государ­ственного деятеля и социально-психологическую (типовую) модель населения соседней страны, которыми руководствуется Петр. В эту модель входят, прежде всего, выражаясь совре­менным языком, ценностные представления, отношения к лю­дям и вещам, намерения, неотреагированные эмоции («не мыс­лят ли учинить отмщение»), потребности, способы и стиль межлюдского взаимодействия, решения вопросов.

Петр ясно отдает отчет в том, что формирование нужной умелости это есть процесс, требующий времени и, естественно, соответствующей деятельности, поэтому он считает нужным часть флота выделить для чисто тренажерных функций, как теперь бы сказали, а именно, в инструкции Ф. М. Апраксину (январь 1702 г.) он пишет: «Учинить два крейсера ради опа­сения и учения людей, чтоб непрестанно один был с море, также и галер по возможности, а наипаче для учения греб­цов, что не скоро сделается». Если объединить раз­розненные высказывания Петра об учении, обучении, то скла­дывается совсем неплохой комплект предполагаемых им пси­хологических условий учения, обучения: личностные качества (например, «тщательность», «трудолюбие»), мотивы («охо­та»), упражнения, повторение действий, как это видно из только что приводившегося отрывка.

Выделение не только результативных и операциональных сторон деятельности, но и личностных свойств человека и именно, прежде всего направленности личности Петром не случайно и воспроизводится в самых разных ситуациях. В одном из указов (1720 г., 5 февр.), ориентированных на привлечение вольных работников для «канальной перекопной работы, которая будет делана от Волхова в Неву», Петр об­наруживает отличное понимание того, что человек мотивиру­ется в труде не только оплатой, но и свободой, отсутствием притеснений: «...Понеже отнюдь никому на той канальной ра­боте ни в чем никакой неволи и обиды не будет... а неволею и задержанием отнюдь никого работать не заставят». Указы, разумеется, не обязательно исполняются. По­нимая это, Петр в свое время издает указ о «хранении прав гражданских» (1722, 17 апреля), в котором, оговорив, что «зачем всуе законы писать», подчеркивает важность соблюде­ния писаных законов.

XVIII в., его вторая половина (особенно период правле­ния Екатерины II), с одной стороны, сопровождаются даль­нейшим развитием мануфактур, а с другой - превращением крепостных крестьян по сути в рабов, так как они оказыва­ются полностью бесправными под властью помещиков или капиталистов-купцов, к которым их приписывают как крепо­стных.

Только в первой половине XIX в. крепостное право прихо­дит к кризисному положению, ибо вольнонаемный труд ока­зывается гораздо более производительным на фабриках, ис­пользующих машины, паровые двигатели, чем труд подне­вольный, каторжный. Но уже во второй половине XVIII в. прогрессивные отечественные деятели Н. И. Новиков, А. Н. Радищев пытаются доказать своим современникам пре­имущества отмены крепостного права и использования пов­семестно труда вольнонаемного.

Таким образом, в рассматриваемый период велико зна­чение мастерства трудящихся, будь то крестьянин-землепа­шец, ремесленник-кустарь, рабочий мануфактуры или ма­шинной фабрики. Поэтому при поиске и анализе историчес­ких источников, вероятно, можно рассчитывать на интерес­ные находки, связанные прежде всего со способами фиксации профессионального опыта и способами передачи профессио­нального мастерства, с идеями и принципами трудового вос­питания.

2.2. Психологическое знание о труде в сочинениях М. В. Ломоносова и А. Н. Радищева

Если культура есть совокупность достижений людей в ма­териальном и духовном производстве, умственном, нравст­венном развитии и общественном устройстве и если труд, та­ким образом, не может не быть ее существенным условием и звеном, то характеристика места и значения М. В. Ломо­носова в отечественной культуре была бы неполной, если бы мы не приняли во внимание его идеи и разработки, относя­щиеся к вопросам психической регуляции труда как важней­шей стороны человеческой активности.

Существенное специфическое основание для рассмотрения затронутого вопроса состоит в своеобразном складе личности самого Ломоносова, что ставит его на особое место среди людей, мнение которых о труде и его психологических осо­бенностях может представлять историко-культурную, а сле­довательно, и актуальную ценность.

Реконструируя склад личности Ломоносова, выделим сле­дующие его особенности, существенные в контексте задачи уразумения его взглядов на психологические составляющие и факторы труда.

1. Широкое понимание Ломоносовым труда вообще как созидательной деятельности в любой области науки и прак­тики. Слова «труд», «труждаться» он применяет и к рудоко­пу, и к полководцу, и к живописцу, и члену Императорской Академии Наук, и к мореплавателю, и т. д.

2. Уважительное отношение к человеку как субъекту тру­да, доверие к его инициативе и интеллекту. Наряду с тем, что Ломоносов в необходимых случаях разрабатывает под­робные предписания о выполнении каких-либо работ, он соз­нательно оставляет те или иные стороны труда «на произво­ление» людей, занятых им.

Давая подробнейшие рекомендации к снаряжению экспе­диции по освоению «Сибирского океана» (Северного морско­го пути), Ломоносов считает нужным в заключительном раз­деле отметить: «Сии предписанные для показанного морско­го путешествия пункты наблюдать господам командирам со всякою исправностью; однако смотря по обстоятельствам, имеют позволение делать отмены, служащие к лучшему ус­пеху, что полагается на их благорассуждение и общее согла­сие, которое им паче всего рекомендуется, чтобы единодушным рачением и якобы единым сердцем и душою внимали, прилежали и усердствовали...».

Излишне говорить, что приведенные высказывания харак­теризуют не только стабильное отношение Ломоносова к лю­дям, занятым делом, но и вполне определенные взгляды на вопросы управления людьми - психологии управления, как мы бы сказали.

3. Отношение к всякому труду «без гнушения», а точнее, уважительное отношение ко всякому труду: «...предостеречь мне должно, дабы кто не подумал... якобы я с некоторыми нерассудными любителями одной своей должности с презре­нием взирал на прочие искусства. Имеет каждая наука рав­ное участие в блаженстве нашем».

4. Глубокая личная (мотивационная и операциональная) включенность в разнообразные виды труда, сопровождающа­яся соответствующей умелостью. Идет ли речь об «учинении проекта» нового «Регламента» Академии Наук или об изго­товлении цветного стекла, о написании трагедии по повелению ее императорского величества или о проведении химических, физических опытов, анализах солей, «пробах» руд по «орде­ру» академической канцелярии, Ломоносов обнаруживает и глубокое понимание общественного смысла, перспективного значения творимого, и дотошность, настойчивость, изобрета­тельность в исполнении дела.

5. Неуемная любознательность, необычайная широта и ак­тивность интересов. Эта сторона личности М. В. Ломоносова многократно отмечена и общепризнана.

6. Широкая и детальная осведомленносгь в мире труда. Обсуждая вопросы физики, химии, физической химии, Ломо­носов очень часто делает экскурсы в соответствующие облас­ти практического труда, обнаруживая дотошное знание под­робностей.

7. Гармоничное сочетание теоретического и практического творческого ума. Это утверждение едва ли нуждается в спе­циальном обосновании - весь неподдающийся охвату вклад М. В. Ломоносова в отечественную культуру говорит об этом как нельзя более красноречиво.

А. Н. Радищеву (1749-1802) принадлежит выдающееся место в истории отечественной передовой общественной мыс­ли второй половины XVIII в. Он первый в нашей стране ре­волюционер, выступивший публично на борьбу с самодержа­вием и крепостничеством с проповедью идеалов буржуазно-демократической республики.

А. Н. Радищев опирался на передовые идеи французских деятелей просвещения (прежде всего Гельвеция), а также оте­чественных ученых-материалистов (М. В. Ломоносова и др.).

Психологические представления о труде и роли труда в жизни личности являются органичной частью системы ма­териалистической философской концепции А. Н. Радищева.

В главном труде его жизни «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищев рисует картины жизни крестьян в ус­ловиях крепостного права.

В главе «Любань» А. Н. Радищев оказывается в роли ин­тервьюера, беседующего с пашущим крестьянином. Он описы­вает старательность крестьянина, легкость, с которой он ма­нипулирует сохой.

Материал беседы представлен так, чтобы читатель был причастен к событиям и убедился в разнице труда на себя, труда свободного, которым был занят крестьянин, и труда под­невольного, при отработке барщины, а также в различном по­ложении крестьян, принадлежащих помещикам (с их неогра­ниченной хищнической эксплуатацией крестьян), и крестьян «казенных», озабоченных фиксированным размером оброка.

В главе «Крестьцы» А. Н. Радищев обращается к своим детям с наставлениями им к будущей жизни и показывает чи­тателю, одновременно какими целями, способами и принципами он сам руководствовался в их воспитании. Оказывается, что, несмотря на то, что дети его - дворяне, они умеют до­ить корову, варить «щи и кашу», они быстро бегают, могут поднимать тяжести «без натуги», умеют «водить соху», вско­пать грядку, владеют косою и топором, стругом и долотом. Зачем эти умения нужны в жизни? Чтобы суметь «заставить сделать» и быть снисходительным к погрешностям, зная трудности исполнения. Он отмечает необходимость в фи­зическом развитии и поддерживании тела в крепком, здоро­вом состоянии, ибо укрепляя тело, одновременно укрепляем и дух.

Деятельная позиция в жизни рекомендуется им как сред­ство преодоления недуга, болезни. Если нет аппетита, нездо­ровится, нужно привести себя в движение, поголодать, дове­сти себя до усталости и тем самым вернуть аппетит и хоро­ший сон. Человеку необходимо равновесие рассудка и страс­тей; последнего можно достичь только трудом, трудолюбием.

Нужно «трудиться телом» и тем самым управлять волне­нием, страстями; «трудиться сердцем», упражняясь в соболез­новании, милосердии (чтобы страсти имели благое, нравственное начало); необходимо «трудиться разумом», упражня­ясь вотыскании истины, тем самым «разум управлять будет вашею волею и страстями»

2.3. Вопросы психологии труда в творчестве К.Д. Ушинского. И.М. Сеченов и отечественная психология труда

Выдающийся педагог К. Д. Ушинский (1824-1879) взял на вооружение идеи революционеров-демократов о том, что далеко не всякий труд оказывает благотворное влияние на личность человека, но лишь обладающий определенным рядом признаков, а именно: такой труд должен быть свободным, человек должен сам приниматься за него по сознанию необ­ходимости; труд должен быть общественно полезным, разум­но организованным, то есть организованным в соответствии с особенностями и возможностями человеческого организма.

В статье «Труд в его психическом и воспитательном зна­чении» (1860) К. Д. Ушинский на многочисленных примерах из жизни, литературы, истории показывает, что только сво­бодный общественный труд может развить и поддерживать в человеке его высшие нравственные качества, чувство челове­ческого достоинства. Человек, лишенный, в силу разных жиз­ненных обстоятельств, необходимости трудиться либо не вос­питавший в себе потребности и удовольствия трудиться и жи­вущий в условиях праздности, обречен, согласно К. Д. Ушинскому, на нравственную гибель, разрушение личности еще при жизни. Нельзя жить наслаждениями, они «приедаются», ве­дут к разврату, извращению мыслей и поступков, к формиро­ванию дурных, антиобщественных наклонностей. Поэтому од­на из главных целей школьного и семейного воспитания сос­тоит в том, чтобы «...готовить дитя к труду». Человек, по мнению К. Д. Ушинского, утративший или не нашедший для себя дела, труда, становится либо жертвой недоволь­ства жизнью, мрачной апатии, либо оказывается жертвой доб­ровольного самоуничтожения, опускается до детских прихотей или скотских наслаждений.

Огромное значение труда в жизни человека связывалось К. Д. Ушинским с «психическим законом», характеризующим динамику чувствований человека. Этот закон обосновывается им более тщательно в книге «Человек, как предмет воспита­ния. Опыт педагогической антропологии» (1868-1869). Со­гласно «психическому закону» наслаждения должны «урав­новешиваться трудом». При этом способе значение имеют не сами продукты труда, а «внутренняя, животворная сила тру­да».

Основой души человека у него являются стремления. Если использовать современную терминологию, то понятие души Ушинского соотносится с понятием личности, ее «ядра», пред­ставляющего собой иерархизированные потребностно-мотивационные образования, включающие в себя как ценности, убеж­дения, идеалы, так и ситуативные эмоциональные установки.

Общий закон, или «норма» душевной жизни, о котором го­ворит К. Д. Ушинский, по его словам, не является его собст­венным открытием или заслугой отдельных философов (И. Канта, в частности).

Программа, которую он наметил, - весьма перспективна и для психологов наших дней: это вопрос о том, каково долж­но быть содержание деятельности (свободной и излюблен­ной), к которой стремится человеческая душа.

В контексте современных проблем психологии труда этот вопрос может звучать так: какой должна быть трудовая дея­тельность человека по содержанию, формам ее организации и способам исполнения, чтобы современный человек мог найти в ней цели, задачи своей жизни, полюбить ее, быть удовлет­воренным ею? Этот вопрос по-разному, вероятно, должен ре­шаться для детей, подростков, взрослых людей.

Ушинский разработал представление о волевых проявле­ниях в труде, которое имеет несомненную ценность и для со­временной психологии труда. Он выделил 3 рода врожденных стремлений человека (имея в виду их фундаментальный ха­рактер, связь с удовлетворением различных жизненных по­требностей). Итак, это органические, душевные и духовные стремления человека. Душа - понимается как «принцип жиз­ни в организме» или деятельность чувства и воли. Чувства по­глощают как свою разновидность и явления сознания.

Труд должен быть деятельностью сложной, иметь препят­ствия, он должен быть труден. И только по пути к достиже­нию таких трудных трудовых целей человек может быть счаст­лив.

Далее рассматриваются основные виды «фальшивых» жиз­ненных путей, которые делают человека несчастным. Их два:

1) способ обойти трудности, и на этой основе возникают ложные увлечения и наклонности, которые принято обозна­чать словом «ленность». При этом развиваются стремления к перемене впечатлений, привычке, подражанию. Все эти «фальшивые стремления» Ушинский называет «слабостями воли».

2) «Заблуждения воли». В отличие от «слабости во­ли» они состоят не в том, что используются ложные средства достижения цели, но сами цели оказываются ложными, недо­стойными человека, презираемыми людьми, ненужными об­ществу.

Для психологии труда представляет интерес своеобраз­ная «анатомия» лени (стремления человека к легчайшей де­ятельности) и ее форм (стремления к привычке, подража­нию, развлечению и новизне).

Итак, в творчестве К. Д. Ушинского трудовая деятель­ность выделялась из всех других форм и видов деятельно­сти людей, как играющая особую роль в историческом и он­тогенетическом развитии человека.

Целительная и развивающая роль труда связана с таки­ми его признаками, как общественно-ценный результат тру­да, свободный и осознанный характер труда, возможность проявления самостоятельности и творческого начала в труде.

Особое место и значение среди отечественных публика­ций изучаемого периода имеют работы И. М. Сеченова (1829-1905) - выдающегося физиолога и одного из осно­вателей материалистической линии психологии в России.

В условиях бурного развития капитализма в России, обострения классовых противоречий между трудом и капи­талом определяющим направлением профилактической меди­цины в России 70-90-х гг. стала «общественная» (или «со­циальная») медицина. Важное значение приобрела входящая в нее профессиональная гигиена. Стремление к гигиенической регламентации производственных процессов с целью сниже­ния профессиональных заболеваний, травматизма трудящих­ся с необходимостью привело к постановке проблем научно­го исследования физиологических процессов в организме ра­ботающего человека, ибо требовалось установить закономер­ности их нормального протекания и вредных для здоровья и результатов труда отклонений от нормы.

Именно эти проблемы физиологии человека в процессе труда начинает исследовать И. М. Сеченов в течение своего десятилетнего профессорства на медицинском факультете Московского университета.

Изучение И. М. Сеченовым прикладных проблем труда, таким образом, не должно рассматриваться как единствен­ный и первый прецедент научных исследований в данной об­ласти в России, а само обращение И. М. Сеченова к вопро­сам труда следует трактовать не как «поворот его творчес­кой фантазии» или следствие внутренней логики развития его научной концепции, но, скорее, как результат внимания И. М. Сеченова к объективным, социально-значимым проблемам практики, которые сформировались и были отрефлексированы в общественном сознании независимо от работ и личности И. М. Сеченова.

Как отмечено выше, проблематика прикладных исследо­ваний И. М. Сеченова была тесно связана с задачами про­фессиональной гигиены. Так, он дает физиологическое обос­нование длительности рабочего дня, которая не должна пре­вышать 8 часов (1897); конструирует вместе с М. Н. Шатерниковым прибор для оценки процессов газообмена у челове­ка при ходьбе (1896); описывает биомеханические особенно­сти рабочих движений человека; указывает на принцип оп­тимальных условий для работы разных групп мышц с точки зрения характера самих усилий, которые совершает человек, организации движений в пространстве и времени (1899; 1901); ищет оптимум работы в условиях чередования видов нагрузки, рабочих органов, физиологически обосновывая принцип «активного отдыха» как способ повышения продук­тивности работы; физиологически обосновывает также прин­цип перерывов в работе, дает научное объяснение природы утомления человека в труде, указывая на определяющую в нем роль центральной нервной системы (1903 - 1904).

Среди этих работ, однако, лишь последняя содержит об­ращение И. М. Сеченова собственно к психическим явлени­ям; в остальных случаях речь идет о функциональных сис­темах, работающих относительно независимо от высших проявлений психики человека.

В этом смысле эти исследования являются, скорее, фун­даментом для биологических наук о труде (физиологии, био­механики труда), и оказываются, действительно, лишь пред­посылкой собственно научно-психологических исследований труда. И если ограничиться только этими работами, то прав Н. Д. Левитов, действительно, здесь еще нет развернутой разработки представлений о психике человека и ее роли в его трудовом поведении.

Но у И. М. Сеченова можно найти и такие варианты об­щих представлений о человеке в труде, в которых высшим ре­гулятором его поведения оказываются именно психические образования. Так, в статье «Участие нервной системы в ра­бочих движениях человека» (1900) И. М. Сеченов демонст­рирует представление о работающем человеке так, как если бы требовалось создать машину, полноценно заменяющую человека в труде, машину, обладающую существенными че­ловеческими качествами. Работающий человек здесь пред­ставлен следующим образом: «Рабочую деятельность всей нервно-мышечной механики можно сравнить с исполнением на фортепианах заученной пианистом пьесы. Струны будут мышцами; клавиши - нервными центрами; рычаги от них к струнам - нервами; а музыкант будет представлять неиз­вестного нам по природе агента, действующего из нервных центров по нервам на мышцы. При этом музыканта следует представлять себе неразрывно связанным с инструментом в одно целое...».

Итак, можно зафиксировать, что И. М. Сеченов пользует­ся не одной, а несколькими моделями работающего челове­ка. И это, вероятно, не случайность. Есть основания считать, что И. М. Сеченов намеренно упрощал картину предмета ис­следования, делая яркими наиболее существенные моменты и устраняя второстепенные. Причем эти упрощенные модели он использовал лишь в пределах рассмотрения конкретных практических задач, не перенося эти модели на другие слу­чаи, в которых требовалось учесть уровень сознательной, це­ленаправленной, произвольной регуляции поведения челове­ка. Вероятно, это был способ абстракции, устранения второ­степенных и выделения существенных для данной задачи фак­торов. М. Г. Ярошевский специально подчеркивает мысль о том, что И. М. Сеченов использовал такого рода модели, как ориентиры, которые позволяли «исходя из того, что провере­но естественно-научным опытом, продвигаться вперед в не имеющей надежных опорных точек области исследования психических явлений». Этот прием описан и са­мим И. М. Сеченовым в первом варианте его статьи «Эле­менты мысли» (1878), переизданном в форме «Примечаний» ко второму варианту текста этой статьи в публикации 1903 г.

В тесной связи с общей моделью работающего человека находится представление И. М. Сеченова о произвольном действии, которое может быть и чрезвычайно сложным, но оно должно, как минимум, обладать признаками, необходи­мыми и достаточными для выполнения трудовых действий. Эти признаки приводятся при обсуждении И. М. Сеченовым генезиса произвольных действий у ребенка. Так, И. М. Сече­нов намечает функциональную структуру сознательно регу­лируемого целенаправленного действия, состоящую из сле­дующих элементов:

«1) побуждение к действию;

2) отличение себя от предмета, на который имеет быть устремлено действие;

3) сознание в себе силы или способности к действию;

4) различение субъективных и объективных условий дей­ствия, т. е. оценка положения и свойства предмета, рядом с оценкой собственных сил (т. е. по силам ли действие или нет), из чего определяется:

5) начало действия во времени;

6) самый способ действия и

7) результат.

Здесь особое внимание уделяется ориентирующей и регу­лирующей функции психики, сознания в процессе подготовки и выполнения произвольного действия.

И, наконец, последним, весьма значимым для психологии и психофизиологии труда направлением исследований И. М. Сеченова является проблема оптимизации труда, его условий, способов работы, состояния работника. И. М. Сече­нов пытался определить оптимальные условия выполнения разного рода трудовых задач. Такого рода аналитические ис­следования представлены в «Очерке рабочих движений человека» (1901), в лекциях в Московском университете по физи­ологии нервной системы (1899). В России эти работы были первыми в своей области и нашли внимательных читателей в лице врачей-гигиенистов и инженеров, занятых проблема­ми профилактики несчастных случаев на производстве, в частности, по причине неудобных, не соответствующих при­роде человеческих действий орудий труда, приспособлений.

В итоге можно утверждать, что И. М. Сеченов действи­тельно является одним из первых отечественных ученых (в области физиологии и психологии), кто заложил основы фун­даментальных проблем не только материалистической пси­хологии в целом, физиологии труда, но и психологии труда.

И. М. Сеченов в отличие от гигиенистов, идущих к науч­ным обобщениям от эмпирического материала, во многих своих работах обсуждал различные аспекты произвольной целесообразной деятельности человека, которые в целом создают общую картину функционирования психических и физиологических систем работающего человека. И. М. Сече­нов пользовался «аналитическим методом», останавливаясь на наиболее существенных моментах, объясняющих поведе­ние человека в типичных, общих жизненных ситуациях (и, в частности, ситуациях, имеющих отношение к трудовой дея­тельности).

Суждения о психологических и психофизиологических ас­пектах труда буквально «рассыпаны» во многих его рабо­тах и не ограничиваются текстами, имеющими очевидную прикладную направленность. Это связано, как нам представ­ляется, с тем, что И. М. Сеченов постоянно стремился в сво­их научных трудах, в публичных выступлениях не просто из­лагать сумму накопленных наукой фактов и закономерностей о человеке, но и демонстрировал их проявление на жизнен­ных примерах. Его интересовали не отдельные «феномены», но психические и психофизиологические процессы деятель­ного человека как целого. В большинстве своем это - мыс­ли, касающиеся проблем функционирования человека - субъекта трудовой деятельности.

Общее идеальное (модельное) представление о человеке, выполняющем трудовую деятельность, и о структуре отдель­ного трудового действия И. М. Сеченова оказалось адекват­ным теоретическим основанием для обсуждения (тоже в об­щем виде) типовых задач, имеющих важное значение для об­щественной практики, а именно: для формирования трудовых навыков, профессионально-важных свойств органов чувств; в связи с проблемой компенсации дефектов органов чувств и, наконец, для задач оптимизации условий и процесса труда (в целях достижения высокой и устойчивой продуктивности труда при функционировании систем организма человека, не выходящем за границы нормы).


Заключение

В современных условиях обеспечение развития творческого по­тенциала каждого человека в процессе труда является важным фак­тором повышения эффективности деятельности любой организации. Помочь личности самореализоваться в труде призвана психология труда.

Психология трудаизучает психологические особенности различ­ных видов трудовой деятельности в их зависимости от общественно-исторических и конкретных производственных условий, от орудий труда, методов обучения труду и от психологических качеств лично­сти работающего.

Психология труда изучает проблемы, связанные с рабочими кадрами, условиями труда и оборудованием; рассматривает такие конкретные задачи и вопросы: подбор и расстановка кадров, их под­готовка, взаимоотношения в процессе труда, повышение работоспо­собности, безопасность труда, рационализация и проектирование новой техники и новой трудовой деятельности.

Проблемы, изучаемые психологией труда, связаны с рабочими кадрами, условиями труда и оборудованием. Психология труда по­могает решать такие задачи, как подбор и расстановка кадров, их подготовка, установление положительных взаимоотношений в про­цессе труда, повышение работоспособности, безопасности труда, ра­ционализация и проектирование новой техники и новой трудовой деятельности.


Библиографический список:

1. Бодров В. А. Психология профессиональной пригодности. - М., 2001

2. Брагин А. М, Сеченов и общественное движение в России // Иван Ми­хайлович Сеченов. К 150-летию со дня рождения. М., 1980

3. Введение в психологию труда. - Саратов: изд-во Саратовского университета, 1978

4. Климов Е. А., Носкова О. Г. История психологии труда в России. Учеб. пособие. – М., 1992

5. Замфир К. Удовлетворенность трудом. Мнение социолога.- М., 1983

6. Климов Е. А. Введение в психологию труда: Учеб. для вузов. - М., 1998

7. Климов Е. А. Психологическое знание о труде в сочинениях М. В. Ло­моносова // Вестн. Моск. ун-та. Серия 14. Психология. 1986. № 3

8. Котелова Ю. В. Очерки по психологии труда. М., 1986

9. Леонова А.Б., Чернышева О.Н. Психология труда и организационная психология: современное состояние и перспективы развития: Хрестоматия. М., 1995

10. Лукашевич Н. П. Психология труда: Учеб. пособие / Н. П. Лукашевич, И. В. Сингаевская, Е. И. Бондарчук. - 2-е изд., доп. и перераб. - Киев, 2004

11. Платонов К.К. Вопросы психологии труда. – М., 1970

12. Психология труда / Пер. со словац. Г. В. Матвеевой-Муниповой. - М., 1979

13. Пряжников Н.С. Психологический смысл труда. Учебное пособие. - М., Воронеж, 1997

14. Пряжников Н.С. Психология труда. – СПб., 2003

15. Щёкин Г. В. Практическая психология менеджмента: В 2-х кн. - Как делать карьеру. - Киев, 1994

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий