Классификация и применение социально-психологического тренинга

Классификация социально-психологических тренингов как одной из областей применения активных групповых методов. Категории активных групповых методов. Группы трансактного анализа и бихевиористской терапии. Основные цели социально-психологического тренинга.

Классификация и применение социально-психологического тренинга

1. Классификация СПТ как одной из областей применения активных групповых методов

Существует множество методов воздействия, которые можно было бы отнести к активным групповым методам.

Как уже говорилось выше, область применения АГМ чрезвычайно широка. В настоящее время существует целый комплекс АГМ, различных и по целям, и по способам воздействия, и по многим другим характеристикам.

Единой классификации АГМ не существует. Разные авторы классифицируют АГМ исходя из той научной концепции, которой они придерживаются и сферы деятельности, в которой эти методы применяются. Также необходимо отметить такой недостаток, как неполный или неоднородный выбор критериев для классификации. Приведем несколько примеров классификаций, отраженных в работах Морено, Емельянова, Карвасарского, Беличевой, Марасанова, Ромека [29; 24; 115; 75; 101].

Дж. Морено в 1948, проводит классификацию методов в рамках психотерапевтического направления. Он исходит из характеристики трех критериев - субъект, фактор и средство ("медиум") психотерапии, использует двухполюсные категории. Для субъекта (группа), рассматриваемого по составу, месту и цели лечения, характерны следующие черты: состав - аморфный или структурированный (например, по проблемам участников), место проведения - естественная среда или специально созданная организационная структура (например, больница, лаборатория), цель психотерапии - ликвидация симптомов и вызывающих их причин. Фактор психотерапии характеризуется источником и формой воздействия. Источником воздействия может быть психотерапевт и любой член группы. Форма воздействия может быть спонтанной и свободной, запланированной и выученной. Средство психотерапии рассматривается по способу (модальности) воздействия, его характеру и происхождению. Можно воздействовать, используя вербальную активность (лекцию, дискуссию), психодраматическую активность или иную действенную форму (например, музыку, танец). "Медиум" может иметь запрограммированный характер, быть в контексте "лицом к лицу" или находиться на расстоянии (радио, телевидение).

Р. Корзини [147] в 1957 году, классифицирует АГМ в рамках психотерапевтической практики опираясь на три критерия - позицию психотерапевта, способ общения, форму активности участников группы и на цель изменений. В этот период в области практической психологии были еще сильны методы репрессивно-вдохновляющей терапии, но значимое положение занимали и школы К. Левина и К. Роджерса, которые предполагали более свободный стиль общения в группе, консультирующую и помогающую роль тренера. Этим обусловлен первый критерий классификации. В качестве второго критерия используется форма активности участников: работа ведется в виде убеждения или дискуссии, либо группе предлагается более активная роль посредством участия в играх, упражнениях, обмене опытом. Третий критерий предполагает разграничение методов, направленных на снятие негативных симптомов и методов, направленных на поиск и решение проблемы, которая служит причиной личностных расстройств. Корзини предлагает классифицировать активные групповые методы по следующим категориям:

директивно-вербально-поверхностные (имеющие целью достижение симптоматического улучшения);

директивно-вербально-глубинные (направленные на изменение личности);

директивно-действенно-поверхностные;

директивно-действенно-глубинные;

недирективно-вербально-поверхностные;

недирективно-вербально-глубинные;

недирективно-действенно-поверхностные;

недирективно-действенно-глубинные.

Подобная классификация не учитывает важный критерий - характер терапевтического фактора.

С. Либих считает, что классификация методов может быть проведена с учетом их содержания и целей, а используемые технические процедуры должны служить дополнительным критерием. Он предлагает деление на два основных метода групповой психотерапии: патогенетическую или причинную, и симптоматическую. В первой С.С. Либих выделяет следующие разновидности:

1) работа над психогенезом;

2) мотивированное суггестивное воздействие;

3) лечебное перевоспитание;

4) лечебный тренинг и реадаптация. Групповую симптоматическую психотерапию он подразделяет на:

1) успокаивающую;

2) разъясняющую;

3) отвлекающую внимание;

4) активизирующую;

5) опосредованное суггестивное воздействие. С.С. Либих предлагает учитывать третью разновидность групповой психотерапии - аутопсихотерапию, а в ее рамках группы, использующие аутосуггестию, самовоспитание и аутогенный тренинг.

М. Лаккин [152] с учетом типа активности предлагает общий термин "переживающие группы", которые он подразделяет, исходя из целей активности, на терапевтические, тренинговые, encounter, развивающие, самопознавательные, сензитивный тренинг. М. Лаккин выходит за рамки психотерапии и разделяет терапевтическое воздействие и личностное развитие, как различные самостоятельные направления. При этом он обобщает терапевтические методы и, наоборот, детализирует методы развития личности.

В конце 70-х годов ХХ века К. Хок разработал классификацию, основанную на выделении главного действующего фактора:

1) суггестивные группы (гипноз, аутотренинг, релаксация);

2) информирующие (дидактические, дискуссионные, тематические, концентрация на участнике, лабораторный тренинг);

3) активирующие (учебные, спортивные, музыкальные, танцевальные, гимнастические, двигательные);

4) действующие (пантомимические, драматические, с использованием ролевой игры, марионетки и т.п.);

5) динамические (групповой анализ, психоаналитические, групповая психотерапия, динамическая групповая психотерапия, группы Балинта, сенситивный тренинг, тренинговые).

Иные критерии использует в своей классификации П. Петерсен, считающий, что нужно исходить из следующих трех категорий: лечебное средство, социальная форма группы, степень свободы терапевтического процесса. По первому критерию П. Петерсен выделяет:

1) терапию телом и тела (двигательные группы, пантомимические, ритмические, танцевальные, игровые, биоэнергетические и т.п.);

2) терапию искусством (живопись, рисунок, скульптура, музыка и т.п.);

3) социальную терапию (семейные группы, супружеские, терапевтическое сообщество и т.п.);

4) вербальную терапию (психотерапию): а) глубинную (клиент-центрированная психотерапия, психодрама, психоанализ); б) коммуникативную (сенситивный тренинг, групповая динамика); в) поведенческую; г) креативную (импровизация и инсценировка сказок, пьес и т.п.).

Применительно ко второму критерию - социальная форма (группы) - П. Петерсен анализирует отношения между группой и индивидом, кроме того, он учитывает, где приведены в действие лечебные силы, т.е. в группе или индивиде и на основе этого предлагает выделить:

1) терапию группой;

2) терапию в группе;

3) терапию группы.

Третий критерий - степень свободы группы - предполагает, что группа занимает определенное место на континууме, на одном конце которого - крайняя структуризация, на другом - полная импровизация активности участниками группы.

Ю.Н. Емельянов [30] предлагает условно объединить активные групповые методы в три основных блока:

дискуссионные методы (групповая дискуссия, разбор казусов из практики, анализ ситуаций морального выбора и др.);

игровые методы: дидактические и творческие игры, в том числе деловые (управленческие игры), ролевые игры (поведенческое научение, игровая психотерапия, психодраматическая коррекция); контригра (трансактный метод осознания коммуникативного поведения);

сенситивный тренинг (тренировка межличностной чувствительности и восприятия себя как психофизического единства).

Дж. Кори [146] приводит классификацию моделей тренинговых групп созданную им на основе анализа теоретических и практических наработок в области групповых методов, направленных на развитие личности. В качестве основного критерия Кори использует цели тренинга.

Таблица 1.1 "Сравнительный обзор групповых целей".

Модель Цели
1 Психоаналитические группы Обеспечить такой климат, который помогает клиентам вновь испытать ранние взаимоотношения в семье. Вскрыть похороненные чувства, связанные с ранними событиями, которые сказываются на поведении в данное время. Облегчить инсайт в происхождении неправильного психологического развития и стимулировать коррекционный эмоциональный опыт.
2 Адлеровские группы Создать терапевтические взаимоотношения, которые поощряют исследования посылок участников и основных жизненных предпосылок, и достичь более широкого понимания жизненных стилей. Помочь клиентам увидеть их силу и власть с тем, чтобы изменить их и поощрить к принятию полной ответственности за выбранный ими жизненный стиль и любые изменения, которые они хотят произвести.
3. Группы психодрамы Облегчить выход сдерживаемых чувств, обеспечить инсайт и помочь клиенту в развитии новых и более эффективных актов поведения. Открыть неисследованные возможности для разрешения конфликтов и привести к использованию в жизни наиболее сильных своих сторон.
4. Экзистенциальные группы Обеспечить условия, которые максимизируют самоосознание и уменьшают барьеры на пути к развитию. Помочь клиентам найти и использовать свободу выбора и дать им возможность принять на себя ответственность за эти выборы.
5. Группы, центрированные на человеке Обеспечить безопасный климат, где члены группы могут исследовать полный набор своих чувств. Помочь членам группы в становлении более открытыми к новому опыту и к развитию уверенности в себе и своих собственных суждениях. Поощрить клиентов жить в настоящем. Развить открытость, честность и спонтанность. Дать клиентам возможность встречаться общаться с другими здесь и теперь и использовать группу как место для преодоления чувства отчужденности.
6. Гештальт-группы Дать возможность членам группы более внимательно смотреть на то, что происходит вокруг них в каждый момент времени, с тем, чтобы они могли увидеть и интегрировать те аспекты самих себя, которые они не признавали раньше.
7. Группы трансактного анализа / ТА / Помочь клиентам освободиться от сценариев и игр в их интеракциях. Побудить членов вновь рассмотреть свои ранние решения и принять новые, осознанные.

8. Группы

Бихевиористской терапии

Помочь членам группы устранить неприемлемые акты поведения и научиться новым и более эффективным поведенческим паттернам.
9. Группы рационально-эмотивной терапии Научить членов группы тому, что они ответственны за свои проблемы и помочь им идентифицировать и отказаться от процесса самоиндоктринации, который поддерживает их проблемы. Устранить иррациональные и самопораженческие взгляды клиента на жизнь и заменить их более толерантными и рациональными.
10. Группы терапии реальностью Дать членам возможность узнать и научиться реалистическому и ответственному поведению и развить идентификацию успеха. Помочь членам группы оценить их поведение, помочь членам группы составить план изменений.

Кори, как мы видим, выделяет 10 моделей тренинговых групп, в которых применяются активные групповые методы.

Психоаналитическая работа концентрируется на влиянии прошлого как детерминанте текущего функционирования личности. Эта модель основывается на восьми стадиях развития человека Э. Эриксона и на фрейдистских стадиях психосексуального развития.

В системе А. Адлера подчеркиваются социальные детерминанты, а не биологические аспекты поведения, его направленность к цели, целевую природу. Такой социотелеологический подход подразумевает, что люди, прежде всего, создаются социумом, что они мотивированы социальными силами и стремятся достичь определенных целей. Прежде всего, важно стремление к значимости. Стремление к значимости связано с нашим базовым чувством неполноценности по сравнению с другими, что мотивирует нас стремиться к мастерству, превосходству, власти и, в конечном счете, к совершенству. Чувство неполноценности может, таким образом, быть источником творчества. Совершенство, а не удовлетворение является целью жизни.

Психодрама, разработанная Дж. Морено, является подходом групповой терапии, в которой клиент воплощает в действие или в драму прошлое, настоящее или ожидаемые ситуации и роли и пытается достичь более глубокого понимания и катарсиса. Значимые события проигрываются и воспроизводятся, чтобы помочь клиенту получить контакт с непризнанными, невыраженными чувствами, обеспечить канал для полного выражения этих чувств и поощрить новое поведение. По многим аспектам психодрама была предшественником многих других групповых подходов, включая гештальт, прямую встречу - обмен мнениями и некоторых подходов в группах с терапией поведения.

Экзистенциальные группы рассматривают каждого человека как уникального индивида и утверждают, что человеческие существа обладают способностью улучшать себя. Терапевтические взаимоотношения предназначены для усиления самосознания клиента и на том значении, которое он или она придают жизненному опыту. Основная посылка экзистенциально-гуманистического подхода состоит в том, что мы не являемся жертвами обстоятельств, поскольку в значительной степени мы есть то, что мы выбираем.

Группы, центрированные на человеке изначально были разработаны К. Роджерсом. Роджерс глубоко верит в способность группы развить свой собственный потенциал и потенциал ее членов. Эта вера приводит Роджерса к тому, что он отказывается от специфических целей для какой-то конкретной группы. Как он говорит, "группа будет развиваться, в этом я уверен, но будет слишком самоуверенным полагать, что я могу или, что я должен направлять это развитие по направлению к какой-то специфической цели". Условия для движения группы видятся Роджерсом как развитие принятия и доверия, когда члены группы могут показать свою собственную природу, которую они обычно скрывают и двигаться по направлению к новым видам поведения.

Гештальт-терапия имеет несколько важных целей. Одна из них - отбросить поддержку окружения и взять на вооружение самоподдержку. По словам одного из известных представителей гештальт-терапии Перла: "цель терапии состоит в том, чтобы не делать пациента независимым от других, но заставить пациента с самого начала увидеть, что он может сделать многое, значительно больше, чем он думает сам". Гештальт-терапия использует множество техник, предназначенных для усиления того, что члены группы испытывают в данный момент. Поощряется, чтобы человек сам стал конфликтом, или стал тем, что он чувствует, в противоположность простому разговору о конфликтах.

Группы трансактного анализа (ТА) являются интеракционной терапией, базирующейся на предположении, что мы принимаем текущие решения основываясь на предпосылках прошлого, предпосылках, которые когда-то соответствовали нашим насущным нуждам, но не являются таковыми сейчас. ТА выделяет три состояния эго, которые охватывают все различные проявления личности, - Родитель, Взрослый и Ребенок. В соответствии с ТА люди постоянно сменяют одно состояние на другое, и их поведение в любой момент соотносится с состоянием эго в этот момент.

Группы бихевиористской терапии не основаны на какой-то одной органической теории. Это индуктивный подход, основанный на научных экспериментах, в которых экспериментальный метод используется в терапевтическом процессе. К специфическим и уникальным характеристикам терапии поведения можно отнести:

1) центрирование на открытом и специфическом поведении,

2) четкая формулировка целей,

3) формулировка специфической процедуры, направленной на определенную проблему,

4) объективная оценка результатов терапии.

Подобно бихевиористским моделям, рационально-эмотивная терапия (РЭТ) А. Элиса делает акцент на последовательности: размышление, оценивание, решение, выполнение. Это в основном дидактически-директивный подход, направленный больше на область мышления, чем на чувства. В основе РЭТ лежит теория личностной и эмоциональной неуравновешенности АВС. По Элису: "наши личностные черты и наша неуравновешенность формируется главным образом тем, как мы реагируем на условия вокруг нас, а не самими условиями". Как когнитивный тип терапии РЭТ учит людей исследованию их беспокойства, генерируемое системой представлений и, таким образом, осознанию своей нелогичности и самопораженческой философии.

Терапия реальностью - система, разработанная У. Глассер (1965), в основе своей является типом ненавязчивого оперантного научения и может считаться формой модификации поведения. Терапевты реальностью концентрируют свое внимание на том, что клиенты могут сделать в их настоящем положении для изменения своего поведения и на средствах для этого. Главное внимание в терапии реальностью обращается на ответственность, которую Глассер определяет как: "способность удовлетворять свои потребности и удовлетворять их таким образом, чтобы не лишать других способности удовлетворять их потребности" [146].

В классификации Кори рассматриваются модели группового воздействия, направленные на развитие личности, при этом он использует понятие тренинговой группы в рамках области терапевтического воздействия. На наш взгляд, правильным было бы разделять область терапии и область развития личностных характеристик здоровых людей. Приведенные модели используются как в рамках психотерапии, так и в других областях.

Разнообразие классификаций по различным основаниям подтверждает актуальность высказывания В. Хъюлз: "Групповая психотерапия является не очень четко определенным методом, включающим в себя многочисленные и разнообразные процедуры, имеющие между собой мало общего" [24]. Затруднения возникают из-за нечеткости границ между областями практической психологии, общности методов, применяемых в разных областях.

Проблема классификации социально-психологического тренинга, который является областью применения активных групповых методов имеет те же причины, что и проблема классификации АГМ в целом. Но задача упрощается в связи с тем, что СПТ является не только совокупностью методов, но и областью психологической науки. И как сфера деятельности СПТ может включать в себя самые разные методы и формы работы, применяемые в соответствии с специфическими целями и задачами. "Практический метод социально-психологического исследования - это метод вмешательства большего или меньшего. Каким бы методом исследователь не работал, он обязательно оставляет след в обследуемой группе или личности. Но, одно дело, когда это изменение выступает как невольное, непланируемое последствие и ставится задача его учесть. Другое дело - методы, прямо ориентированные на вмешательство и развитие группы или личности с целью оказать планируемое воздействие, вызвать определенное изменение" [88, 56]. Именно планируемое изменение как цель или направленность СПТ должны служить главным основанием для классификации.

В.П. Захаров и Н.Ю. Хрящева, таким планируемым изменением в ходе СПТ называют "развитие компетентности в общении посредством активных методов групповой психологической работы" [38, 138]. На наш взгляд компетентность в общении не является основным и единственным планируемым изменением СПТ. Эта цель характеризует только одну из групп СПТ - коммуникативные тренинги, которыми не исчерпывается все многообразие социально-психологических тренингов.

В отношении групп социально-психологического тренинга, как правило, различают два уровня целей. К первому уровню относят цели самого общего порядка (или метацели): формирование у индивида духа исследования, готовности экспериментировать со своей ролью в мире; расширение объема "межличностного сознания"; достижение большей аутентичности в межличностных отношениях или "просто чувство большей свободы быть самим собой, а не чувствовать себя вынужденным играть роль"; способность взаимодействовать с коллегами, начальством и подчиненными в стиле сотрудничества, а не в понятиях авторитарности и иерархии; способность разрешать конфликтные ситуации через решение проблем, а не через принуждение или использование власти.

К целям второго уровня относят конкретные цели, поставленные исследователями перед той или иной разновидностью групп:

1) более полное осознание своего собственного поведения и его значения в социальном контексте, связываемое с получением сведений относительно того, как другие воспринимают поведение каждого;

2) большая чувствительность к поведению других, связанная, во-первых, с восприятием более полного ряда коммуникативные стимулов, получаемых от других (интонаций голоса, выражений лица, позы тела и прочих контекстуальных факторов. дополняющих слова), и, во-вторых, со способностью делать точные выводы об эмоциональном состоянии другого человека;

3) понимание процессов, облегчающих или тормозящих групповое и межгрупповое функционирование;

4) усовершенствование диагностических навыков (в области межличностных и межгрупповых отношений);

5) приобретение навыков активного вмешательства (на действенном уровне) в интер- и интрагрупповые ситуации с целью достижения большей удовлетворенности членов группы, большей эффективности;

6) развитие способности постоянно анализировать свое поведение в системе межличностных отношений с целью их оптимизации". [104, 112].

Чаще всего можно встретить описания целей, относящихся ко второму уровню. В.П. Захаров и Н.Ю. Хрящева называются такие цели социально-психологического тренинга как:

приобретение знаний в области психологии личности, группы, общения;

формирование умений и навыков в сфере общения;

коррекция, формирование и развитие установок, необходимых для успешного общения;

развитие способности адекватного и полного познания себя и других людей;

коррекция и развитие системы отношений личности [38, 139].

М. Мейгас в статье "Проблемы измерения психологического эффекта социально-психологического тренинга" в определении СПТ акцентирует специфику методов воздействия на аудиторию: "СПТ - это один из методов ускоренного целевого обучения в группе. Интенсивное усвоение достигается благодаря сильному эмоциональному подкреплению и усиленной обратной связи" [76, 21]. Мейгас выделяет задачу ускоренного целевого обучения, что на наш взгляд не охватывает всего спектра возможностей СПТ, пересекающихся не только с областью обучения, но и психотерапии и психокорекцией.

В целом, "…в западной методологии обучения общению при разнообразии конкретных методов сложились два основных подхода: поведенческий, ориентированный на тренинг коммуникативных умений и эффективности в группе, и личностно-развивающий, направленный на изменение личности обучаемого с помощью преобразующего воздействия тренинговой группы" [89, 62].

Перечни целей СПТ чаще всего не подразумевают, что каждая группа тренинга реализует весь этот набор задач. Различие в акцентах на отдельных задачах выступает одним из оснований вариативности групп. Главный водораздел при этом проходит между Т-группами, преимущественно ориентированными на совершенствование умений в области "человеческих отношений", и "группами встреч", нацеленными на "рост личности", понимаемый в традициях гуманистической психологии.

Весьма интересную классификацию СПТ приводит К. Миккин в работе "Три типа социально-психологического тренинга" [78]. Критериями в его классификации являются не только задачи, которые преследуются тренинговой программой, но и мотивация участников, а также специфика формы организации тренинга.

Миккин выделяет 3 типа СПТ: любительский, институциализированный и психокоррекционный. Дадим кратко характеристику каждому из них.

Любительский тренинг.

Инициатором тренинга является тренер - энтузиаст. Тренер сам формирует спрос на тренинг и все доходы получает непосредственно от клиентов. Главная задача любительского тренинга - повышение мотивации тренируемых. Это заставляет тренера в своих действиях ориентироваться на кратковременный внешний эффект, на яркие положительные эмоциональные переживания. В основе мотивации к участию в тренинге лежит любопытство и энтузиазм.

Пониженная ответственность за результаты тренинга создает опасность нанесения ущерба тренируемым без последствий для самого тренера. Этот тип - основной источник угрозы компрометации СПТ.

Институциализированный тренинг.

Здесь труд тренера вознаграждается извне. Чаще всего это какая-либо организация, заинтересованная в результатах тренинга. Таким образом организация может предъявлять тренеру ряд требований. Мотивация участников в этом типе тренинга весьма низкая, так как часто их направляет на тренинг организация. Отсутствует важный мотивирующий фактор - участник не платит за тренинг.

Так как людей направляет организация, а не набирает тренер, то в группе могут оказаться люди, психологически несовместимые с тренером, что создает дополнительные проблемы. Таким образом, здесь важна предварительная работа организации над условиями для проведения тренинга.

Цели институциализированного тренинга формируются в результате компромисса между организацией и тренером. Человек в этом тренинге анализируется с точки зрения его роли в организации.

Психокоррекционный тренинг.

Тренер не может навязать коррекцию личности человеку, который еще не осознал необходимость в этом. Поэтому непременным условием психокоррекционного тренинга является добровольность участия в нем [78, 15].

Группы формируются тренером. Они относительно гомогенны по психологическим признакам и разнородны по социальным.

В данном виде СПТ цели задает тренируемый. Цель тренера - сформулировать их и подобрать из своего арсенала методы для максимального удовлетворения запросов тренируемого [78, 10].

Классификация Миккина, на наш взгляд, содержит структурную ошибку. Первые два вида СПТ выделены по критерию формы организации тренинга, а уже потом охарактеризованы по оставшимся двум основаниям. Третий тип СПТ - психокоррекционный выделен по критерию цели, а остальные критерии используются как сопутствующие. Но несмотря на эту ошибку классификация Миккина заслуживает внимания, так как одна из немногих затрагивает такие немаловажные факторы как форма организации работы тренинговой группы, который включает в себя принципы формирования группы, и мотивы участия в тренинге. Об этих факторах часто забывают при работе с активными групповыми методами вне области психотерапии.

Классификации СПТ проводятся разными авторами по различным основаниям, что позволяет сделать вывод о множественности форм и направлений развития этой области практической психологии. Единой классификации по нескольким критериям, к сожалению, еще не существует. Ю.М. Жуков рассуждая о специфике коммуникативного тренинга, указывает, что в разные периоды попытки выделить те или иные классы тренингов приводили к противопоставлению "тренинга конкретных умений" и "тренинга личностного роста", "универсализирующих" и "специализирующих" тренингов, "дидактических" и "интерактивных" тренингов. В современных условиях, по мнению Жукова, стал господствовать прагматический принцип использования всего того, что "хорошо работает", прежнее противостояние школ и подходов "интериоризировалось" и превратилось в источник внутренних противоречий, заложенных в почти каждой конкретной тренинговой программе [35].

Исходя из указанных проблем классификации уже существующих СПТ, мы примем за более полезный с точки зрения развития теории тренинга и практического его применения принцип классификации будущих социально-психологических тренингов, тех которые находятся на стадии разработки и внедрения.

Как наиболее значительные выделим следующие критерии:

цели, которые ставятся перед СПТ;

направленность изменений;

форма организации тренинга.

Можно представить классификационную модель видов СПТ как трехмерную матрицу, осями которой являются: цели тренинга, направленность изменений и форма организации тренинга.

Рис.2 "Классификационная матрица СПТ".

Цели разделены на 3 типа:

групповая психотерапия,

развитие сферы знаний и навыков (обучение),

изменение личностных диспозиций через новый опыт.

По оси "направленность изменений" выделяем два вида направленности воздействия:

повышение эффективности человеческих отношений,

рост личности.

Ось "организационная форма" представлена двумя формами:

любительский,

институциализированный.

Матрица может быть применена при планировании и разработке новых тренингов, с целью достижения конструктной валидности методов тренинга.

Приведем пример использования классификационной матрицы на этапе разработки тренинга.

Предположим перед тренерами-разработчиками стоит задача создать и осуществить программу тренинга для подготовки беременных женщин к ситуации родов.

В соответствии с матрицей разработчикам необходимо уточнить цель тренингового воздействия. Что ожидается в итоге:

1) будущие мамы будут хорошо знать все особенности предстоящего процесса и научатся владеть техниками расслабления и другими приемами, облегчающими рождение ребенка или 2) женщины более осознанно смогут подойти к предстоящему материнству, сформировать позитивное отношение к предстоящим родам, избавятся от некоторых опасений и комплексов, связанных с предстоящими изменениями в их жизни. Первая группа целей относит нас в область обучения, а вторая - в область обогащения личности новым опытом и новыми установками. Соответственно будут подбираться и методы работы в группе.

В соответствии с второй осью матрицы необходимо определиться, на изменения в какой сфере должен быть направлен тренинг. В данной ситуации скорее всего основные изменения должны быть направлены на развитие личностных качеств участниц, а не на развитие их взаимоотношений в данной группе (как, например, в тренинге командообразования) или с персоналом больницы. Хотя, для качественной подготовки тренинга необходимо продумать возможные элементы тренинга, связанные с развитием отношений. Например, это могут быть отношения с мужем в ситуации партнерских родов. В таком случае, необходимо позаботиться о расширении состава группы и внесении всех дополнительных изменений в план тренинга.

По оси "организационная форма" разработчикам необходимо определиться с тем, как будет формироваться группа участниц. Если организация-заказчик самостоятельно формирует группу и приглашает тренера только для проведения тренинговых сессий, то такую форму можно считать институциализированной и разработчиками необходимо лишь согласовать требования к группе и к программе тренинга с заказчиком. Если же заказчик предоставляет тренерам самостоятельно набирать группу желающих из числа тех, женщин, которые уже являются клиентами заказчика, то на тренеров ложится ответственность за правильное информирование участниц о целях тренинга, о предполагаемых методах работы, времени, и прочих параметрах предстоящего тренинга. Также тренеры должны уделить особое внимание формированию группы и привлечь персонал заказчика для уточнения показаний каждой женщины к участию в групповых занятиях.

2. Применение социально психологического тренинга

Комплекс проблем, затрагиваемых при изучении "прикладных аспектов тренинга", является своеобразной "горячей точкой" и заслуживает более обстоятельного рассмотрения.

"С точки зрения задач и разнообразных вариантов его использования в настоящее время тренинг в первую очередь призван обслуживать определенные сферы практики: менеджмент, образование, медицинские обслуживание, брак и семья и др." [104, 20]. Причем, с одной стороны, тренинг выступает как составная часть систем обучения (он входит, например, в университетские программы факультетов социальных наук, широко представлен в программах подготовки менеджеров и т.д.). С другой стороны, групповой тренинг стал одной из форм работы в системе психологических и социальных служб (например, служб семейного консультирования и служб занятости). Конкретные запросы практики к специалистам в области тренинга на Западе касаются и работы с менеджерами в системе городского управления с целью повышения его эффективности; и подготовки дипломатических работников, направленной на совершенствование управления персоналом посольств; и помощи преподавателям в работе с иностранными студентами; и подготовки студентов, избранных в управление колледжем; и совершенствования взаимоотношений между обслуживающим персоналом и врачами в психиатрических лечебницах и многое другое [37].

Среди наиболее общих принципов использования прикладного тренинга М. Лакин называет понятие так называемых "помогающих" профессий ("helping professions"). Все профессии, объединяемые в этот класс, содержат в себе такие элементы, как развитие понимания и навыков межличностного общения у людей, выступающих в качестве объекта помощи [152].

Описывая схему взаимодействия "помогающего" с тем, кому оказывается помощь, А. Бламберг и Р. Голембиевски отмечают, что во всех видах деятельности, объединяемых понятием "helping", присутствует общий момент это попытка воздействовать на того, кому оказывается помощь, и, следовательно, произвести в нем определенные изменения [104]. Однако различные группы людей нуждаются в различного рода опыте, и в этом смысле конкретные программы тренинга, безусловно, совершенно различны в различных ситуациях.

Необходимо отметить различие в уровне институализированности тренинга в западных странах и в России. В России нет государственной поддержки института тренинга, а также нет закрепленных стандартов подготовки российских тренеров. Все эти факторы в значительной степени влияют на уровень применения СПТ и его эффективность. Широта сфер применения растет, но при этом, каждая организация сама принимает решение, реализовывать ли ей тренинг и какую форму тренинга выбрать. Нередки ситуации, когда предварительной диагностике и индивидуальному подбору программы СПТ уделяется недостаточно внимания. Потенциальные участники не информированы о принципах выбора тренинга для удовлетворения своих нужд, и это влечет к негативным последствиям, как незапланированным, так и вполне прогнозируемым, но поощряемым недобросовестными ведущими из коммерческих соображений.