регистрация / вход

Личностные особенности психосоматических больных

Понятия физического и психического здоровья, определение степени нормы и патологии. Личностные особенности больных сердечнососудистой системы и желудочно-кишечного тракта. Эмпирическое исследование личностных особенностей психосоматических больных.

Введение

Актуальность изучения данной проблемы обусловлена тем, что на современном этапе в практике лечения и оказания психологической помощи пациентам, страдающим хроническими заболеваниями наиболее важной и в то же время сложной задачей, является определение личностно-типологических особенностей больных и характеристики типов личностного реагирования на соматическое заболевание. Следует отметить, что диагностика нервно-психических расстройств у хронических больных представляет собой довольно трудную задачу, требует много времени для кропотливого расспроса и изучения нервно-психического статуса. В обычной практике терапевта нюансы психики не всегда удается установить. Больные зачастую не стремятся обращать внимание врачей на изменения в нервно-психической сфере. Они не хотят, чтобы их сочли больными «нервными». Вследствие перечисленных трудностей большую актуальность приобретает изучение личностных особенностей психосоматических больных. (Кулаков С.А., 2003.)

В последние десятилетия ХХ века изучению психологического профиля соматических больных были посвящены многочисленные работы как отечественных, так и зарубежных авторов. Эти исследования были направлены на понимание роли, характера действия заболевания на изменение личностных особенностей пациента и адаптацию человека в сложных стрессовых условиях, в качестве которых могут выступать заболевания. Ряд исследования был направлен на количественные и качественные измерения механизмов совладающего поведения. Вместе с тем, в существующей литературе отсутствуют монографические научные работы, в которых личностный профиль соматического больного изучался бы одновременно в различных плоскостях (клинико-биологической, психологической и социальной). (Кулаков С.А., 2003.)

Таким образом, многосторонний анализ о монографическое описание личности психосоматических больных является актуальной проблемой психологии и психотерапии, поскольку будет способствовать углублению представлений о механизмах развития невротических и пограничных с ними расстройств с учетом их распространенности и влияния на психическое здоровье общества. Этим и был обусловлен выбор темы нашего исследования: «Личностные особенности психосоматических больных». (Кулаков С.А., 2003.)

Объект исследования – психосоматические больные районной поликлиники №197 г. Москвы.

Предмет исследования – личностные особенности психосоматических больных.

Цель исследования – изучить и сравнить личностные особенности психосоматических больных.

Для достижения цели решались следующие задачи:

1. Проанализировать литературу по данной теме.

2. Изучить факторы, влияющие на развитие психосоматики.

3. Провести эмпирическое изучение личностных особенностей психосоматических больных.

4. Проанализировать полученные результаты сформулировать выводы.

Гипотеза исследования – пациентам с психосоматическими заболеваниями свойственны такие личностные особенности: высокая тревожность, агрессивность, носящая защитный характер, а также невротизация личности в форме депрессии.

Методы исследования:

– наблюдение,

– беседа,

– тестирование,

– математическая обработка данных.

1. Психологическое содержание проблем психосоматических заболеваний

1.1 Современные концепции личности

Термин «личность » имеет разные значения. Наука о личности – персонология – это дисциплина, стремящаяся заложить фундамент для лучшего понимания человеческой индивидуальности путем использования различных исследовательских стратегий. Современная психология личности, являясь научной дисциплиной, трансформирует умозрительные рассуждения о природе человека в концепции, которые могут быть подтверждены экспериментально.

Направленность личности определяет цели, жизненный план человека, степень его жизненной активности. Характер человека предполагает наличие чего-то значимого для него в мире, в жизни, от чего зависят мотивы его поступков.

Решающим для понимания характера является взаимопонимание между общественно и личностно значимым для человека. В основе единства, цельности, силы характера лежит направленность личности Обладание целями жизни – главное условие образования характера. Однако характер и направленность личности не одно и то же. Направленность личности накладывает огромный отпечаток на все поведение человека. И хотя поведение определяется целостной системой отношений, в этой системе всегда что-то выдвигается на первый план, доминируя в ней, придавая характеру человека своеобразный колорит.

В сформировавшемся характере ведущим компонентом является система убеждения. Убежденность определяет долгосрочную направленность поведения человека, его непреклонность в достижении поставленных целей, уверенность в справедливости и важности дела, которое он выполняет. Сходство интересов не предполагает аналогичных особенностей характера. (Фрейд З., 1990.)

Различие теорий личности может быть проиллюстрировано на примере. Карл Роджерс определял личность в терминах самости: как организованную, долговременную сущность, составляющую сердцевину наших переживаний. Гордон Олпорт определял личность как то, что индивид представляет собой на самом деле, как внутреннее нечто, детерминирующее характер взаимодействия человека с миром. Джордж Келли рассматривал личность, как присущий каждому индивидууму уникальный способ осознания жизненного опыта. А Эрик Эриксон представлял личность как функцию результатов психосоциальных кризисов в течение жизни человека. (Фрейд З., 1990.)

Зигмунд Фрейд: психодинамическое направление в теории личности.

Фрейд ввел в анатомию личности три основных структуры: Ид, Эго и Суперэго. Сфера Ид полностью не осознаваема, в то время как Эго и Суперэго действуют на всех трех уровнях сознания. Сознание охватывает три личностные структуры, хотя основная его часть сформирована импульсами, исходящими от Ид.

Ид по Фрейду означает примитивные инстинктивные и врожденные аспекты личности. Оно целиком функционирует в бессознательном и тесно связано с инстинктивными биологическими побуждениями, которые наполняют наше поведение энергией. Ид – нечто темное, не подчиняющееся правилам. Оно выражает первичный принцип всей биологической жизни – немедленную разрядку психической энергии, производимой биологически обусловленными побуждениями (особенно сексуальными и агрессивными). Последние, когда они сдерживаются и не находят разрядки, создают напряжение в личностном функционировании. Поскольку Ид не ведает страха и тревоги, оно не прибегает к предосторожностям в выражении своей цели.

Эго – это компонент психического аппарата, ответственный за принятие решений. Эго стремится выразить и удовлетворить желание Ид в соответствии с ограничениями, налагаемыми внешним миром. Это помогает обеспечить безопасность и самосохранение организма. В борьбе за выживание, как против внешнего социального мира, так и инстинктивных потребностей Ид. Эго является «исполнительным» органом личности и областью протекания интеллектуальных процессов и решения проблем.

Суперэго – это интернализованные общественные нормы и стандарты поведения, полученные в процессе «социализации». Суперэго, пытается полностью затормозить любые общественно осуждаемые импульсы, со стороны Ид, пытаясь направить человека к абсолютному совершенству в мыслях, словах и поступках. (Фрейд З., 1990.)

Альфред Адлер : индивидуальная теория личности.

Индивидуальная психология Альфреда Адлера имеет несколько ключевых принципов, исходя из которых, описывает человека:

1) человек является единым самосогласующимся и целостным;

2) человеческая жизнь – это динамическое стремление к превосходству;

3) индивидуум – есть творческая и самоопределяющая сущность;

4) социальная принадлежность индивидуума.

Согласно Адлеру, люди стараются компенсировать чувство собственной неполноценности, которое они испытывали в детстве, и переживая неполноценность, в течение жизни борются за превосходство.

Согласно Адлеру, стиль жизни особенно ясно проявляется в установках личности и ее поведении, направленном на решении трех основных жизненных задач: работа, дружба и любовь.

Центральным понятием всей теории Альфреда Адлера является творческое «Я». В этом понятии воплощается активный принцип человеческой жизни, то, что придает ей значимость; то, под чьим влиянием формируется стиль жизни. Эта творческая сила отвечает за цель жизни человека и способствует развитию социального интереса. (Фрейд З., 1990.)

М. Эриксон, К. Хорни : теория личности в эго-психологии.

В теории Эрика Эриксона наибольшее значение имеет Эго и его адаптивные способности. К другим особенностям его теории, названной эго-психология, относятся:

– акцент на изменениях, происходящих в процессе развития на протяжении жизни человека;

– упор на психически здорового человека;

– особая роль идентичности;

– сочетание клинических наблюдений с изучением культурно-исторических факторов в изучении структуры личности.

Э. Эриксон описал восемь стадий психосоциального развития личности:

– младенчество (базальное доверие – базальное недоверие);

– раннее детство (автономия – стыд и сомнение);

– возраст игры (инициативность – вина);

– школьный возраст (трудолюбие – неполноценность);

– юность (эго-идентичность – ролевое смешение);

– ранняя зрелость (интимность – изоляция);

– средняя зрелость (продуктивность – инертность);

– поздняя зрелость (эго-интеграция – отчаяние).

Карен Хорни отвергла положение З. Фрейда о том, что физическая анатомия определяет личностные различия мужчин и женщин, утверждая, что решающим фактором в развитии личности является характер социальных отношений между родителями и ребенком. Согласно К. Хорни в детстве основными являются потребности в удовлетворении и безопасности. Если поведение родителей не способствует удовлетворению потребности в безопасности, это приводит к возникновению базальной враждебности, а та ведет к возникновению базальной тревоги – основе невроза. Базальной тревогой она назвала ощущение беспомощности во враждебном мире.

К. Хорни описала десять невротических потребностей, которые люди используют с целью совладания с недостатком безопасности и беспомощностью, порожденными базальной тревогой. В отличие от здоровых людей, невротики опираются на одну потребность при реагировании на различные ситуации. Десять невротических потребностей следующие:

– в любви и одобрении;

– в руководящем партнере;

– в четких ограничениях;

– во власти;

– в эксплуатировании других;

– в общественном признании;

– в восхищении собой;

– в честолюбии;

– в самодостаточности и независимости;

– в безупречности и неопровержимости. (Фрейд З., 1990.)

Г. Олпорт, Р. Кеттел, Г. Айзенк : диспозитивное направление.

В основе диспозиционального направления психологии личности лежат две общие идеи. Первая заключается в том, что люди обладают широким набором предрасположенностей реагировать определенным образом в различных ситуациях. То есть люди демонстрируют определенное постоянство в поступках, мыслях и эмоциях. Вторая основная идея связана с тем обстоятельством, что нет двух людей, в точности похожих друг на друга.

Личность, по Г. Олпорту, есть динамическая организация тех психофизиологических систем в индивиде, которые определяют характерные для него поведение и мышление, детерминируют его приспособление к среде.

С точки зрения теории Г. Олпорта, можно определить черту личности как предрасположенность вести себя сходным образом в широком диапазоне ситуаций.

Г. Олпорт различал индивидуальные и общие черты. При этом собственно чертой Г. Олпорт называл лишь общие черты, а индивидуальные – личной диспозицией или морфогенной чертой. Реальное различие между ними в том, что личные диспозиции, в отличии о черты, определяются как принадлежащие индивиду. Используя понятие об общих чертах, можно осуществить сравнительное изучение одной и той же черты, выраженной у различных индивидов или групп индивидов. Он считал, что хотя черты и личные диспозиции реально существуют в человеке, они непосредственно не наблюдаемы и должны быть выведены из поведения.

Г. Олпорт никогда не практиковал в психотерапии и поэтому отказывается верить в то, что зрелые и незрелые люди имеют много общего. Г. Олпорт длительное время работал над сознанием адекватного описания «зрелой личности», заключив, в итоге, что психологически зрелый человек руководствуется шестью чертами:

1) зрелый человек имеет широкие границы «Я»;

2) зрелый человек способен к теплым, сердечным социальным отношениям;

3) зрелый человек демонстрирует эмоциональную неозабоченность и самопринятие;

4) зрелый человек демонстрирует реалистичное восприятие, опыт и притязания;

5) зрелый человек демонстрирует способность к самопознанию и чувство юмора;

6) зрелый человек обладает цельной жизненной философией.

Раймонд Кеттел – следующий представитель диспозиционного направления. Подход Кеттела основан на исполнении точных эмпирических методов исследования. Согласно Р. Кеттелу, личность-это то, что позволяет нам предсказать поведение человека в данной ситуации. Он рассматривает личность как сложную и дифференцированную структуру черт, где мотивация по преимуществу зависит от субсистемы так называемых динамических черт. Черта – наиболее важное понятие у Р. Кеттела.

Центральным для Р. Кеттела является различение между поверхностными и исходными чертами. Он считает исходные черты более важными, чем поверхностные. Динамические черты можно разделить на три группы: аттитюд, эрг и чувство.

Теория типов личности Г. Айзенка основывается на факторном анализе. Его иерархическая модель структуры личности включает типы, черты личности, привычные реакции и специфические реакции. Типы представляют собой множества, в которых между двумя экстремальными точками располагаются характеристики индивидов. Г. Айзенк подчеркивает, что большинство людей не подпадает под крайние категории. По Г. Айзенку, в основе структуры личности лежит два главных типа (суперчерты): интроверсия – экстраверсия и стабильность – нейротизм, представляемой в виде «круга Айзенка». (Фрейд З., 1990.)

Эрих Фромм : типологические модели социальных характеров.

Эрих Фромм продолжил постфрейдистскую тенденцию в психологии личности, акцентируя внимание на влияние на личность социально-культурных факторов. Э. Фромм утверждал, что определенной частью людей движет желание бегства от свободы, осуществляющееся посредством механизмов авторитаризма, деструктивности и конформизма. Здоровый путь освобождения по Э. Фромму – в обретении позитивной свободы благодаря спонтанной активности.

Э. Фромм описал пять экзистенциальных потребностей, присущих человеку: в установлении, в преодолении, в корнях, в идентичности, в системе взглядов, в преданности.

Э. Фромм полагал, что основные ориентации характера являются следствием способа удовлетворения экзистенциальных потребностей.

Непродуктивные типы характера по Э. Фромму:

1) рецептивный (сентиментальный, зависимый и пассивный, считающий, что надо быть любимым, а не любить),

2) эксплуатирующий (человек, который добивается от других желаемого силой и обманом),

3) накапливающий (скупой, упрямый, ориентированный на прошлое).

Э. Кречмер : типологическая модель личности.

Существует целый ряд концепций, в которых свойства темперамента, принимаемые как наследственные или врожденные, связывались с индивидуальными различиями в особенностях телосложения. Эти типологии получили название конституционных типологий. Наибольшее распространение получила типологическая модель, предложенная Э. Кречмером, который в 1921 г. опубликовал свою знаменитую работу «Строение тела и характер». Главная идея заключалась в том, что люди с определенным типом сложения имеют определенные психологические особенности. Им было проведено множество измерений частей тела, что позволило ему выделить 4 конституционных типа:

1 . Лептосоматик – характеризуется хрупким телосложением, высоким ростом, плоской грудной клеткой; плечи узкие, худые и длинные нижние конечности;

2. Пикник – человек с выраженной жировой тканью, чрезмерно тучный, характеризуется малым или средним ростом, расплывающимся туловищем с большим животом и круглой головой на короткой шее;

3. Атлетик – человек с развитой мускулатурой, крепким телосложением, характерен высокий или средний рост, широкие плечи, узкие бедра;

4. Диспластик – люди с бесформенным, неправильным строением; индивиды этого типа характеризуются различными деформациями телосложения (например: чрезмерный рост, непропорциональное телосложение).

С названными типами строения тела Э. Кречмер соотносит два главных типа темперамента, которые он называет шизотимический и циклотимический. Шизотимик имеет астеническое телосложение, замкнут, склонен к колебаниям эмоций, упрям, мало податлив к изменению установок и взглядов, с трудом приспосабливается к окружению. Циклотимик имеет пикнитическое телосложение, его эмоции колеблются между радостью и печалью, он легко контактирует с людьми и реалистичен во взглядах.

Э. Кречмер развивает свою теорию темпераментов, отдельно выделяя таблицей «специальные дарования», свойственные полноценным социальным вариантам темпераментов. Например: поэт – циклотимик для него «реалист, юморист», а шизотимик – скорее романтик, художник формы. Подобным образом разделяет он характеры исследователей и вождей.

Теория Э. Кречмера была очень распространена в Европе, а в США приобрела популярность концепция темперамента У. Шелдона, сформированная в 40-х годах прошлого столетия.

К. Леонгард : типологические модели акцентуаций и психопатий.

Типологическая модель К. Леонгарда включает в себя 10 типов акцентуированных личностей. Они разделены на 2 группы:

– акцентуации характера (демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый);

– акцентуации темперамента (гипертимический, дистимический, тревожно – боязливый, циклотимический, аффективный).

К. Леонгард считает, что люди отличаются не только акцентуированными чертами. Черты, определяющие индивидуальность, относятся к разным психическим сферам:

1) к сфере направленности интересов и склонностей;

2) к сфере чувств и воли;

3) к сфере ассоциативно – интеллектуальной.

Проблема личности – проблема необъятная, значимая и сложная, охватывающая огромное поле исследований. До сих пор еще не сложилось достаточно обоснованного и общепринятого определения многозначность содержания этого понятия обусловлена многоаспектностью проявлений личности, многообразием ее становления и развития. Не всегда легко, считает К. Леонгард, провести разницу между акцентуированными чертами и чертами, определяющими вариации индивидуальности человека. (Фрейд З., 1990.)

1.2 Понятия физического и психического здоровья: норма, патология

«Здоровье – это состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов», – записано в уставе Всемирной организации здравоохранения.

В общем понятии здоровья имеются две неотделимые составляющие: здоровье духовное и психическое.

Духовное здоровье человека зависит от системы его мышления, отношения к людям, событиям, ситуациям, своему положению в обществе. Оно достигается умением жить в согласии с окружающими людьми, способностью анализировать различные ситуации и прогнозировать их развитие, а также вести себя в различных условиях с учетом необходимости, возможности и желания.

Психическое и духовное здоровье находятся в гармоничном единстве и постоянно взаимно влияют друг на друга.

Слово «здоровье» первоначально означало «целостность». Психически здоровые люди пытаются сбалансировать и развить различные стороны своего «я» – физическую, психическую, эмоциональную, а иногда и духовную. Они ощущают целесообразность своего существования, контролируют свою жизнь, чувствуют поддержку окружающих и сами оказывают помощь людям. (Малкина-Пых И.Г., 2004.)

Психическое здоровье – это не состояние непрерывного блаженства, а взаимодействие как отрицательных, так и положительных эмоций и настроений.

Критерии психического здоровья (по ВОЗ):

– осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я»;

– чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях;

– критичность к себе и своей собственной психической деятельности и ее результатам;

– соответствие психических реакций (адекватность) силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;

– способность самоуправления поведением в соответствии с социальными нормами, правилами, законами;

– способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать это;

– способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств.

Понятие нормы и нормальной личности перестало быть безликим, усредненным и среднестатистической единицей. То, что представляет собой статистически усредненную норму, в конкретном случае выглядит как отсутствие индивидуальности, характер, который в быту называют «пирожок – ни-с-чем». Такие люди вполне приспособлены к жизни, ни чем не интересные и не имеющие никаких проблем. Они как эхо отражают наиболее расхожие социальные веяния и тенденции, все делают «как все», чрезвычайно конформны и не имеют собственного мнения. Им не нужны советы психолога, индивидуализированная профессиональная или семейная консультация, так как у них нет психологических проблем.

Интерес с любой точки зрения представляют люди с очерченным характером: проблемы у них тесно связаны с индивидуально – личностными особенностями, чем и обуславливается необходимость личностно-ориентированного подхода, идет ли речь об учебном процессе, кадровом и профессиональном отборе, семейном консультировании и пр. (Малкина-Пых И.Г., 2004.)

Черты характера, т.е. особенности, развивающиеся в процессе взаимодействия врожденных индивидуально-типологических свойств с ближайшим окружением, отражаются в методике разнообразными профилями с достаточно большим разбросом показателей по разным шкалам в пределах нормы.

Однако «коридор нормы» вполне широк, а верхняя граница сближает то, что мы называем характером нормальной личности с акцентуированной личностью, в профиле которой некоторые шкалы завышены и выделяют трудно компенсируемые черты, затрудняющие адаптацию человека в сложных условиях. (Малкина-Пых И.Г., 2004.)

Взаимовлияние соматического и психического здоровья бесспорно. Известно, что соматические заболевания изменяют психическое состояние больных и способствуют патологическим изменениям личности.

1.3 Личностные особенности больных сердечнососудистой системы и желудочно-кишечного тракта

Гипертоническая болезнь (ГБ) – одно из самых распространенных заболеваний населения в развитых странах. Как отмечают О.В. Кербиков, М.В. Коркина, А.В. Снежневский, заболевание возникает в результате более или менее интенсивных и длительных состояний психического напряжения организма человека. (Сперанский И.И., 1961.)

Работами Г.Ф. Ланга, А.А. Мясникова и многих других ученых установлено, что ГБ развивается преимущественно у лиц, рабочая и обычная обстановка которых включает чрезмерное нервное напряжение, частые психические травмы, эмоциональное перенапряжение, переутомление нервно – психической сферы. Классическим примером этих факторов является резкое увеличение заболеваний ГБ жителей Ленинграда во время блокады в годы Великой Отечественной войны. (Гасшин В.С., 1972.)

Представители западной психосоматической медицины, получившей широкое распространение в США, такие как Александер, Данбер, Ринч, Соколов и др. считают, что именно психика, склад личности являются основной определяющей причиной гипертонической болезни. (Репина Н.В., 2003.)

Еще в конце прошлого века У. Ослером были описаны особенности личности «коронарных» больных. Он характеризовал их сильными, уверенными в себе, энергичными и честолюбивыми людьми. В современной зарубежной психосоматической литературе «коронарная личность» описывается в виде сочетания качеств, способствующих достижению успеха в деятельности, – стремления к достижению поставленной цели, настойчивости в соревновании, стремления к признанию и продвижению по службе, привычки к ускорению жизненного темпа, отсутствия удовлетворенности от завершения работы и неумения отдыхать. (Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А., 1998.)

Многочисленными работами было доказано, что частота гипертонических состояний увеличивается по мере приближения к урбанизированным центрам цивилизации, население которых вовлечено в ритмику современной жизни с ее напряженностью и ускоренным темпом, а также имеет широкую зону межличностных контактов, создающих возможность конфликтов.

Сильные, но сдерживаемые эмоции и служат причиной того невроза сосудодвигательных центров, которые касаются рефлексов ситуационных, защитных, которые И.П. Павлов понимал как рефлексы, связанные с людскими общественными отношениями, с состояниями угрозы, обороны. (Сперанский И.И., 1961.)

В. Коган и Н. Шабалина в своем обследовании гипертонических больных выделили следующие психологические особенности, характерные для данной группы. У больных ГБ в начальной стадии преобладают признаки эмоциональной возбудимости, которая проявляется в ригидности скоростной установки, преобладании быстрого темпа. При ГБ II стадии отмечается торможение ассоциативных реакций. В познавательной сфере наблюдается сужение объема сознания, замедление умственной работоспособности вследствие утомляемости. (Коган В., Шабалина Н., 1969.)

А.А. Рухманов отмечает у больных ГБ ригидность самооценок, отсутствие динамичности в определении связей между характерологическими особенностями личности и окружающей средой, высокий уровень тревоги, зависимости, повышенную интенсивность эмоциональной агрессивности, низкую комфортность, нарушение уровня социальной адаптации. Тест Розенцвейга по данным ряда авторов, показывает преобладание инрапунитивного типа реагирования, т.е. тенденции к самообвинению, гипертрофированному чувству вины, что ставит адаптацию больных под угрозу срыва.

По данным Рухманова при исследовании больных тестом Роршаха на первый план выступает непродуктивная форма контроля: эмоции не регулируются, а подавляются, приводя к высоко – эффективной напряженности. Наряду со снижением категориальной четкости познавательных процессов и возможных интеллектуальных достижений, повышенная тревожность усиливается чувством неудовлетворенности собой и окружением, трудностями принятия решений, ведет к состоянию фрустрации и может легко привести к аффективной дезорганизации психической деятельности, к декомпенсации. (Рухманов А.А., 1981.)

Н.Б. Шабалина при исследовании уровня умственной работоспособности на различных стадиях ГБ, отмечала, что для больных характерно привлечение внимания окружающих к своему состоянию, имеющимися затруднениями и конфликтами; на более поздней стадии наблюдались выраженные нарушения динамики в интеллектуальной деятельности. (Шабалина Н.Б., 1972.)

И.К. Шхвацабал были отмечены тенденции к пессимистической оценке больными ГБ перспектив, раздражительность, внутренняя направленность, повышенная активность, несмотря на свойственное им быстрое физическое утомление. Стремление доминировать, авторитарность, склонность к независимости сочетались с высокой чувствительностью к психосоциальным стрессам. (Шхвацабая И.К., 1979.)

Общий облик больного остается в большинстве случаев депрессивно – астеноидным. Часто наблюдается слабодушие, тоскливость, плаксивость, неуверенность в своих действиях, подозрительность. В деловой жизни больные обнаруживают безынициативность, утомляемость, неспособность приспосабливаться к меняющейся обстановке среды. Память у больных почти всегда понижена. (Оганесян Л.А., 1975.)

Часто меняющаяся жизненная обстановка сопровождается настройкой адаптационных механизмов. Ситуация «стресса» предъявляет к ним повышенные требования, что проявляется различными свидетельствами адаптационного напряжения, в том числе повышением артериального давления. Психологические стрессоры играют важную роль в возникновении гипертонии. Реакции кровяного давления на такие стрессоры различны у различных лиц: при ГБ они четко выражены.

Отрицательные эмоциональные реакции повышают артериальное давление у здорового человека, но давление вновь становится нормальным, как только раздражители, вызывающие данные реакции ликвидированы. Для лиц, больных ГБ, характерно хроническое повышение артериального давления; в условиях же воздействия на них отрицательных раздражителей артериальное давление более повышается, что может привести к сердечно – сосудистым нарушениям (гипертоническим кризам, инсультам). (Меерсон Ф.М., 1981.)

Именно длительное психоэмоциональное напряжение приводит к возникновению и развитию гипертонической болезни сердца, считают В.П. Соколов и Г.Т. Ковалевская. Психическая напряженность – это своеобразная форма отражения субъектом трудной (фрустрирующей) жизненной ситуации. Психическая напряженность возникает в результате не разрешения противоречий между личностью и значимыми для нее сторонами действительности. Неумение найти выход из фрустрирующей ситуации влечет за собой психическую и физиологическую дезорганизацию личности, что впоследствии сможет вызвать функциональные нарушения, в частности – ГБ. (Соколов В.П., Ковалевский Г.Т., 1971.)

В работах «ранних» психосоматиков К. Бингер, Ф. Александера, В. Харис, подчеркивались как основные личностные черты больных ГБ: скрытность, упрямство, неудовлетворенность собой и окружением, враждебная настроенность, сочетающаяся с выраженным контроле и подавлением агрессивных тенденций поведения, что приводило к постоянной внутренней напряженности и тревоге. Однако в дальнейших исследованиях отмечались и неуверенность, и личная несостоятельность, и чувствительность к критике, и тенденция обнаруживать интенсивную реакцию в форме депрессии на психологический стрессор. (Кулаков С.А., 2003.)

Дисгармоничность, акцентуированность личностных характеристик больных отмечена в работах Ленинградского института им. В.М. Бехтерева и в исследованиях последних лет, проведенных в 1-м Московском медицинском институте А.Д. Соловьевой, Ф.И. Комаровым, А.М. Вейном и С.Н. Коцюком. Особенности личности выступают, по мнению А.М. Вейна, как фактор, обусловливающий негативное поведение вегетативных реакций, сопровождаясь избыточным увеличением тонуса сосудов сопротивления при физической нагрузке и недостаточным приростом сердечного выброса при напряжении. (Губачев Ю.М., Стабровский Е.М., 1981.)

Ведущей причиной, нарушающей равновесие этой сбалансированной системы, являются длительные, застойные психоэмоциональные перенапряжения, особенно при их сочетании с выраженным неудовольствием.

Принципиально важно установление нейропсихологических предпосылок для особенно тяжелого течения ГБ с частыми кризами. Больные, характеризующиеся «кризовым» течение ГБ, по своим личностным особенностям отличались выраженной эмоциональной лабильностью, легко расстраивались даже по незначительным поводам, были вспыльчивы, имели агрессивные тенденции, но гнев проходил у них довольно быстро, фронт конфликтных отношений был довольно обширен, тревога наблюдалась постоянно. (Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В., 1976.)

Постоянно повторяющиеся личностные черты гипертоников описываются как трудолюбие, приверженность долгу, общительность, большое чувство ответственности. В связи с этим у них возникают внутренние и внешние конфликты, от которых они не могут эмоционально отстраниться. В своей специфической установке на скромность они отказываются от своих потребностей в пользу других, желая получить от них одобрение и не провоцировать агрессию или неприязнь. Именно эти признаки, описываемые независимо друг от друга разными исследователями как готовность помочь, стеснительность, хронически подавляемая агрессивность, и составляют манифестные свойства личности, которые имеют большое значение для формирования характерных реакций подавления потребностей, воспринимаемых как опасные, т.е. представляет собой форму защиты от собственных агрессивных побуждений. (Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А., 1998.)

На гипертониках Александером были проведены систематические психоаналитические исследования. В одном из таких исследований было обнаружено, что хронически подавляемые агрессивные импульсы, которые всегда связаны с тревогой, сильно влияют на уровень кровяного давления. Несмотря на то, что в группе больных были представлены самые разные типы личности, общим для всех больных свойством была их неспособность свободно выражать свои агрессивные импульсы. Иногда у таких больных случаются вспышки гнева, но в целом у них достаточно высокий самоконтроль, так что при поверхностном обследовании они производят впечатление хорошо приспособленных, зрелых людей. Действительно, довольно часто эти пациенты были чрезвычайно милыми и уступчивыми и изо всех сил старались понравится.

В психодинамических наблюдениях поддерживается психосоматическая точка зрения относительно этиологии генерализованного сужения кровеносных сосудов, характерного для гипертонии. Страх и гнев – как у животных, так и у человека – быстро проходят; эти эмоции связаны с временными физиологическими изменениями, посредством которых тело становится готовым к концентрированному усилию, направленному на борьбу или бегство. Повышение артериального давления – один из компонентов этой физиологической подготовки. Когда ситуация, вызывающая страх, прекращается, давление также возвращается к норме. В современном обществе свободное выражение агрессии запрещено; человек часто испытывает враждебные чувства, но не имеет возможности выразить агрессию непосредственно, в свободном поединке. Наше общество требует, чтобы человек полностью контролировал все свои агрессивные импульсы. При этом, хотя это ограничение распространяется на всех, некоторые люди подавляют свою способность выражать агрессивные и самоутверждающие тенденции сильнее, чем другие, которые не могут дать выход своим агрессивным импульсам, даже каким-либо вполне легитимным и доступным способом. Соответственно они живут в состоянии хронического подавления агрессии. Можно предположить, что хронически подавляемый гнев, вызываемый подобными ограничениями, может приводить к хроническому повышению кровяного давления, поскольку гнев не разряжается ни с помощью телесной агрессии, ни с помощью какой-либо сублимированной формы поведения, направленного на самоутверждение. Таким образом, невыраженные агрессивные чувства могут стать источником постоянной стимуляции сердечнососудистой системы; это аналогично ситуации, в которой организм постоянно находился бы в процессе подготовки к сражению, которое никогда не состоится. (Энциклопедия глубинной психологии: Т.2. – М., 2001.)

Язвенная болезнь желудка . Заболевание органов пищеварения занимает второе место по распространенности среди населения, уступая лишь патологии сердечно – сосудистой системы. Пептидная язва поражает более 10% населения, в основном мужской пол. В происхождении пептической язвы имеет значение наследственная предрасположенность. У больных отмечается астеническая конституция и влажность ладоней, усиленное потоотделение, температурные аномалии. В детстве у таких людей наблюдаются проявления невропатии, их перекармливают, наказывают за нарушение жесткого пищевого режима.

Заболевание развивается на фоне дистимии, которая связана с длительной психотравмирующей ситуацией. (Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В., 1976.)

Издавна известна роль депрессивно-ипохондрических расстройств в развитии желудочно-кишечных болезней. В состоянии тревоги, стресса повышается кислотность желудочного сока и уровень пищеварительных ферментов пепсина с повреждением слизистой оболочки. Язва может возникать во время стресса в течение нескольких суток. Развитие язвенной болезни приводит к дезактуализации психотравмы, после чего больные сосредоточены на телесных страданиях. Они фиксируются на проблемах питания: выборе продуктов, приготовлении пищи и ее приеме через определенные промежутки времени. Больные устанавливают себе строгую диету, опасаются употреблять некоторые продукты. (Ковалев Ю.В., Золотухина О.Н., 2001.)

В. Зандер считает, что пусковым фактором в развитии болезни является зависть: «Язва возникает, когда человек с голодной установкой должен видеть, как питается другой». Имеется ввиду глубокая связь, существующая между желанием ребенка быть любимым и накормленным. (Старшенбаум Г.В., 2005.)

В глубине души язвенный больной бессознательно стремится к защищенному существованию маленького ребенка. Он тщательно скрывает эту зависимую установку от самого себя и подавляет ее, так что она не находит своего выражения в открытом поведении и в личных отношениях. Подавленное желание любви – это бессознательный психологический стимул, непосредственно связанный с физиологическими процессами, ведущими в итоге к образованию язвы. Это желание является причиной благотворного влияния лечения отдыхом, во время которого больной освобождается от постоянной ответственности и ежедневной борьбы. После того как симптоматика становится угрожающей или происходит кровоизлияние, больной может, открыто выразить желание снять с себя ответственность, и тогда ему уже не нужно больше подавлять в себе это желание. Серьезное органическое заболевание как бы оправдывает такую слабость.

Если желание получить, быть любимым, зависеть от других отрицается взрослым «эго» или фрустрируется внешними обстоятельствами, не находя удовлетворения в контактах с людьми, то может возникать регрессия: желание быть любимым преобразуется в желание быть накормленным.

(Старшенбаум Г.В., 2005.)

Стиль питания есть отражение аффективных потребностей душевного состояния человека; последнее, в свою очередь, находится под его воздействием. При этом нельзя пройти мимо тесной связи тем любви и питания. Это нашло отражение в многочисленных бытовых оборотах – говорят о любовном голоде, о том, что любовь идет через желудок или, что кого-то готовы «прямо-таки съесть». Наш орган приема пищи, рот, остается одновременно пожизненным слугой нежности и любви. Эта связь питания и любви прослеживается вплоть до ранних фаз развития.

Кауфманн обратил внимание на то, что различные средства питания указывают на определенные особенности структуры потребностей. В капитальной работе он классифицировал пищу относительно ее психологического фона. Так, он различает пищу с компонентами уверенности, вызывающую чувство защищенности (напр., молоко); пищу с магическим действием, дающую физическое укрепление (бифштекс, кровяная колбаса); пищу, подчеркивающую социальный статус (икра и прочие редкости); пищу взрослых, которая запрещена для детей (кофе, пиво, вино) и пищу, означающую благодарность или вознаграждение (например, сладости). (Любан-Плоцца Б., Пельдингер В., Крегер Ф., 1996.)

Миллер Экхарс удачно заметил, что многие женщины ищут в кондитерских изделиях те сладости, которых им не хватает в любви. Поэтому страсть к лакомствам часто занимает место самовознаграждения на фоне скуки и недостатка любви. Прием пищи находится не только в тесной связи с потребностью в любовной заботе, он является коммуникативным процессом.

По мнению С.М. Сальникова, возможной причиной развитии заболевания могут являться условия труда, требующие длительного напряжения психической активности человека. Основное значение при этом имеет несоответствие психических возможностей, внутреннего ритма психической активности ритму, задаваемому условиями профессиональной деятельности. Подобная ситуация наблюдается и при развитии язвенной болезни в детском возрасте, когда имеет место несоответствие между возможностями ребенка и предъявляемыми ему требованиями. (Кулаков С.А., 2003.)

В многочисленных работах показано изменение отдельных функций желудка в условиях психологического дискомфорта. Г. Энгел нашел, что напряжение, беспокойство, тревога, чувство обиды, негодования и гнева почти всегда сопровождается увеличением секреции соляной кислоты и пепсина. Одновременно выявился гиперкинез желудка. Подобные реакции наблюдались и у здоровых лиц, но у больных язвенной болезнью был выражены резче.

С. Волф и Х. Волф при изучении динамики показателей секреции и изменения состояния слизистой желудка через фистулу определили относительно специфические сдвиги в условиях провоцирования различных психологических состояний. Реакции агрессивного типа (враждебность, негодование, ярость) сопровождались развитием гиперемии слизистой, появлением кровоточащих эрозий и повышением секреции, тогда как пассивные реакции (тревога, обида) сочетались с побледнением слизистой, уменьшением секреторной и моторной активности желудка. (Губачев Ю.М., Стабровский Е.М., 1981.)

Изучение М.В Черноруцким личностных особенностей больных язвенной болезнью определяет как наиболее частое качество их повышенную эмоциональную возбудимость и склонность к эмоциям тревоги, опасения и страха. Именно это качество реагирования определяется чертами личности, выявлен у больных другими авторами: тщеславием, ранимостью, впечатлительностью и робостью по Ф. Александеру, развитой психоастеничностью в сочетании со стремлением к самоутверждению и честолюбием, мнительностью при склонности к ипохондризации и замкнутости по И.Ф. Лорису. Астенические личностные черты нередко сочетаются у больных язвенной болезнью с повышенной самооценкой, ответственным отношением к своим обязанностям, прямолинейностью в демонстрации развитого чувства долга, утрированной приверженностью морально – этическим стандартам по В.П. Белову и Т.А. Немчину.

Развивая представления Ф. Александера применительно к язвенной болезни, С. Кобб создал теорию «модели охранительной реакции», в соответствии с которой при данном заболевании выявляется дисбаланс между моделью защиты и моделью нападения. Ф. Ринг, выделив личностные типы чрезмерно, недостаточно и сдержанно реагирующих, отнес больных язвенной болезнью к чрезмерно реагирующим. Работы последующих лет С. Дурента – Коссинса и О. Бока подтвердили значение эмоционального стрессирования при доминировании депрессивных тенденций как ведущих факторов патогенеза заболевания. (Бреннан Р., 1998.)

Алварес рассматривает хроническую стимуляцию пустого желудка как один из этиологических факторов при пептической язве. Этот аспект затрагивался также в экспериментах Зильбермана с ложным кормлением собак. Производился искусственный разрез пищевода, и пища, прожеванная собакой, падала на пол, не достигая желудка; собака снова хватала пищу, и этот процесс повторялся – иногда целых три четверти часа. Настолько мощная стимуляция желудочной секреции пустого желудка согласно Зильберману обычно ведет к образованию язвы. Пациент с пептической язвой во многих отношениях сродни собаке в экспериментах Зильбермана; его желудок находится в состоянии хронической стимуляции, но не в результате принятия пищи, а вследствие подавляемой психологической потребности быть любимым, получать или агрессивно добиваться того, что не получается взять свободным образом. Поскольку эти желания подавляются и не высвобождаются естественным образом через произвольное поведение, возникает постоянное напряжение. Желание быть любимым, будучи тесно связанным с желанием быть накормленным, стимулирует желудочную активность через парасимпатическую нервную систему.

Б. Миттельман и Х.Г. Вольф подвергли экспериментальному изучению влияние эмоций на желудочную активность. Они стимулировали возникновение острых эмоциональных расстройств у нормальных испытуемых и у больных, страдающих от язвы, гастрита и др. У всех испытуемых наблюдалось повышение секреции соляной кислоты, слизи и пепсина, а также усиление желудочной перистальтики; но эти явления в ответ на создаваемое в условиях опята стрессовое состояние, описываемое авторами как ощущение незащищенности, наличие тревоги, чувства вины и фрустрации, часто возникала болевая реакция, начиналось усиленное выделение желчи и кровотечение. Было отмечено также, что в ситуациях, вызывающих чувство эмоциональной защищенности и уверенности, желудочные функции возвращались в нормальное состояние. (Энциклопедия глубинной психологии: Т. 2., 2001.)

2. Эмпирическое исследование личностных особенностей психосоматических больных

2.1 Организация и методики исследования

Эмпирическое исследование осуществлялось на базе городской поликлиники №197 г. Москвы.

Объект исследования – психосоматические больные районной поликлиники.

Предмет исследования – личностные особенности психосоматических больных.

Цель исследования – изучить и сравнить личностные особенности психосоматических больных.

Задачи исследования:

1. Проанализировать литературу по данной теме.

2. Изучить факторы, влияющие на развитие психосоматики.

3. Провести эмпирическое изучение личностных особенностей психосоматических больных.

4. Проанализировать полученные результаты и сформулировать выводы.

Гипотеза исследования пациентам с психосоматическими заболеваниями свойственны такие личностные особенности: высокая тревожность, агрессивность, носящая защитный характер, а также невротизация личности в форме депрессии.

В эксперименте участвовали 40 человек в возрасте 25–55 лет. Экспериментальную группу составили 20 чел., из них 5 мужчин и 5 женщин с установленным и подтвержденным диагнозом артериальной гипертензии, и 5 мужчин и 5 женщин с установленным диагнозом язвенная болезнь желудка. Контрольную группу составили 20 человек, из них 10 мужчин и 10 женщин, практически здоровый контингент.

Все пациенты из экспериментальной группы находятся на диспансерном учете по заболеваниям (гипертоническая болезнь и язвенная болезнь желудка) и проходят амбулаторное лечение в поликлинике у врача-терапевта. Пациенты контрольной группы с нормой здоровья проходили диспансеризацию от предприятий по месту жительства.

Все пациенты охотно входили в контакт и доброжелательно и с интересом относились к процедуре проведения тестирования.

Критериями исключения из группы являлись любые клинически значимые изменения: некомпенсированные заболевания почек, печени, сердечнососудистой и дыхательной системы и другие серьезные прогрессирующие соматические заболевания, органические поражения ЦНС, любая клинически значимая патология, выявляемая во время обследования.

Эмпирическое исследование проводилось в трех выборках.

Первая выборка – гипертонические больные, вторая выборка – больные с заболеваниями желудка, третья выборка – практически здоровый контингент (контрольная группа).

Для исследования личностных особенностей психосоматических больных были использованы следующие психодиагностические методики:

1. Модифицированный восьмицветовой тест Люшера;

2. ТАСТ (тест акцентуаций свойств темперамента).

Модифицированный восьмицветовой тест Люшера .

Цветовой тест Люшера – психологический тест, разработанный доктором Максом Люшером. Цветовая диагностика Люшера позволяет измерить психофизиологическое состояние человека, его стрессоустойчивость, активность и коммуникативные способности. Тест Люшера позволяет определить причины психологического стресса, который может привести к появлению физиологических симптомов.

Тест Люшера основан на том опытном факте, что выбор цвета отражает нередко направленность испытуемого на определенную деятельность, настроение, функциональное состояние и наиболее устойчивые черты личности. Это т.н. «глубинный» тест. Предпочтение того или иного цвета неосознанное. Значения цветов в их психологической интерпретации определялись в ходе разностороннего обследования многочисленного контингента различных испытуемых. Макс Люшер выяснил, что восприятие цвета объективно и универсально для всех, но индивидуальные предпочтения в выборе цветов субъективны. Это отличие позволяет измерять субъективные состояния при помощи тестовых цветов.

Процедура проведения теста.

Инструкция (для психолога): «Перемешайте цветные карточки и положите цветовой поверхностью наверх. Попросите испытуемого выбрать из восьми цветов тот, который ему больше всего нравится. При этом нужно пояснить, что он должен выбрать цвет как таковой, не пытаясь соотнести его с любимым цветом в одежде, цветом глаз и т.п. Испытуемый должен выделить наиболее приятный цвет из восьми. Карточку с выбранным цветом следует отложить в сторону, перевернув цветной стороной вниз. Попросите выбрать из оставшихся семи цветов наиболее приятный. Выбранную карточку следует положить цветной стороной вниз справа от первой. Повторите процедуру. Перепишите номера карточек в разложенном порядке.

Через 2–3 минуты опять положите карточки цветовой стороной кверху и проделайте то же самое. При этом поясните, что испытуемый не должен вспоминать порядок раскладки в первом выборе и сознательно менять предыдущий порядок. Он должен выбирать цвета, как будто впервые.

Первый выбор характеризует желаемое состояние, второй действительное. В зависимости от цели исследования можно интерпретировать результаты соответствующего тестирования».

В результате тестирования получаем восемь позиций:

Первая и вторая – явное предпочтение (обозначаются ++);

Третья и четвёртая – предпочтение (обозначаются хх);

Пятая и шестая – безразличие к цвету (обозначаются = =);

Седьмая и восьмая – антипатия к цвету (обозначаются – -).

На основании анализа более 36 000 результатов исследования М. Люшер дал примерную характеристику выбранных позиций:

1-ая позиция отражает средства достижения цели (например, выбор синего цвета говорит о намерении действовать спокойно, без излишнего напряжения);

2-ая позиция показывает цель, к которой стремится испытуемый;

3-я и 4-ая позиции характеризуют предпочтение цвету и отражают ощущение испытуемым истинной ситуации, в которой он находится, или же образ действий, который ему подсказывает ситуация; 5-ая и 6-ая позиции характеризуют безразличие к цвету, нейтральное к нему отношение. Они как бы свидетельствуют, что испытуемый не связывает своё состояние, настроение, мотивы с данными цветами. Однако в определённой ситуации эта позиция может содержать резервную трактовку цвета, например, синий цвет (цвет покоя) откладывается временно как не подходящий в данной ситуации;

7-ая и 8-ая позиции характеризуют негативное отношение к цвету, стремление подавить какую-либо потребность, мотив, настроение, отражаемые данным цветом.

Тест акцентуаций свойств темперамента (ТАСТ)

Назначение методики

Стандартизированный тест акцентуаций свойств темперамента (ТАСТ) предназначен для диагностики акцентуаций как отдельных свойств, так и акцентуированных типов темперамента. Состав шкал теста, информативность вопросов, психометрические характеристики выверены на основе факторного анализа обширной выборки отечественных испытуемых. По результатам применения теста разработана факторная модель структуры свойств темперамента. На её основе создана новая классификация типов акцентуаций свойств темперамента, предложены уравнения регрессии для практической диагностики акцентуированных типов.

ТАСТ может найти широкое применение в контексте исследований особенностей личности и предназначен для клинических психологов, нейро-и патопсихологов, психотерапевтов, судебных психологов, специалистов в области психологии и физиологии труда, при решении вопросов профориентации, профотбора, рациональной расстановки кадров, а также для специалистов смежных областей.

Темперамент является формально-динамической характеристикой психических процессов и отражает устойчивые особенности эмоционального реагирования (возбудимость, реактивность, устойчивость) и активности (интенсивность психомоторного, интеллектуального, социального взаимодействия с реальностью). Темперамент не связан с каким-либо специфическим социально или предметно значимым содержанием ситуаций, а обобщенно характеризует индивидуальную динамику психических процессов (скорость, темп, интенсивность) в различных ситуациях.

Биопсиходинамический подход предполагает взаимоувязанное изучение как психодинамических (темперамент), так и биологических характеристик индивидуальности. Темперамент вместе с биологическими характеристиками может рассматриваться как одно из системных отображений индивидуальности, в котором связи между психологическими и биологическими свойствами образуют целостную систему свойств. Свойства темперамента оценивались опросником структуры темперамента (ОСТ) В.М. Русалова, а глобальные черты характера и свойства темперамента – опросником акцентуаций характера Ле-онгарда-Шмишека. При изучении психосоматических расстройств у испытуемых исследовались свойства темперамента, близкие к ним глобальные черты характера в сопоставлении с нейрофизиологически-ми, вегетосоматическими, нейроэндокринными показателями. Эмоциональная сфера испытуемых дополнительно изучалась с помощью опросников ЕР1 Айзенка, личностной тревожности Тейлора, реактивной и личностной тревожности Спилбергера-Ханина, фрустрационного теста Розенцвейга. Наиболее информативными для дифференциации акцентуаций свойств темперамента и глобальных свойств характера, близких к свойствам темперамента, оказались ОСТ В.М. Русалова и опросник акцентуаций характера Леонгарда-Шмишека.

Однако, по мере использования опросников В.М. Русалова и Леонгарда-Шмишека, наряду с достоинствами стали выявляться и определенные недостатки, ограничения в ряде случаев возможностей дифференцированной оценки клинически различных типовакцентуаций свойств темперамента. Это послужило стимулом для разработки на их базе усовершенствованного теста акцентуаций свойств темперамента (ТАСТ). Понятие «акцентуация», введенное К. Леонгардом для описания ярко выраженных (акцентуированных) свойств темперамента и глобальных черт характера нами трактовалось более широко. Предполагалось, что усиление психодинамических характеристик неизбежно сочетается с усилением тесно с ними связанных биологических параметров, что должно приводить к существованию акцентуированных психобиологических типов. Эти типы, являясь неравновесными (неустойчивыми) системами при взаимодействии с факторами предметной и социальной среды выявляют ограниченные адаптивные резервы, что может составлять фактор риска психосоматических расстройств.

В основу разработки теста положены результаты факторного анализа обширного экспериментального материала (в том числе на уровне отдельных вопросов опросников), позволившего установить состав шкал ТАСТ, выявить наиболее информативные для отечественной выборки вопросы. По результатам применения ТАСТ разработана факторная модель свойств темперамента и на её основе – классификация типов акцентуаций, уравнения регрессии для их диагностики, определены частота встречаемости каждого из типов акцентуаций в нормативной выборке испытуемых. Тест стандартизирован, определены его психометрические характеристики, разработаны статистические нормы по шкалам, определены конвергентная валидность и тета-надежность теста. Тест акцентуаций свойств темперамента предназначен для диагностики акцентуаций свойств темперамента и типов акцентуаций свойств темперамента.

ТАСТ разрабатывался в контексте биопсиходинамической концепции психосоматических расстройств, поэтому основная область его применения – соматическая клиника. Тест может использоваться для исследования индивидуального своеобразия личности пациентов с различными соматическими и психосоматическими расстройствами. Результаты тестирования можно использовать для оценки личностных факторов риска различных заболеваний, индивидуализации терапии, для выбора методов психотерапевтических воздействий, профилактики заболеваний. Тест будет полезен в неврологической и психиатрической клиниках при нейро- и патопсихологических исследованиях пациентов.

ТАСТ предназначен для обследования клиентов старше 16 лет.

Разработка ТАСТ преследовала цель создания усовершенствованного инструмента диагностики акцентуаций, как отдельных свойств темперамента, так и типов темперамента.

В основу ТАСТ были положены хорошо себя зарекомендовавшие для диагностики типов акцентуаций опросники структуры темперамента (ОСТ) В.М. Русалова [12] и акцентуаций характера Леонгарда-Шмишека. В процессе длительного использования нами этих тестов наряду с достоинствами стали выявляться и определенные их недостатки, а также возможные пути устранения этих недостатков в новом тесте.

Описание шкал ТАСТ

Тест акцентуаций свойств темперамента сконструирован на основе опросников Леонгарда – Шмишека [3], ОСТ Русалова [12], ПДО А.Е. Личко [4], ММРI [2], ПДТВ. М. Мельникова и Л.Т. Ямпольского [5], реактивной и личностной тревожности Спилбергера [15], личностной тревожности Тейлора [11], методики диагностики показателей и форм агрессии А. Баса и А. Дарки, теста Я. Стреляу и других.

При проведении комплекса процедур факторизации выделился ряд биполярных шкал.

Биполярный фактор гипертимной активности – дистимной пассивности был главным и наиболее устойчивым фактором. На одном полюсе фактора размещались гипертимные личности с повышенным настроением, высоким жизненным тонусом, жаждой деятельности, оптимизмом, словоохотливостью, повышенной активностью, идеаторной, моторной активацией. На противоположном полюсе – личности с дистимной пассивностью: они безрадостны, застенчивы, всегда серьезны, замкнуты, пассивны, сосредоточены на мрачных, печальных сторонах жизни, социально мало активны с идеаторной и моторной замедленностью. Гипертимический полюс характеризовался высокими значениями шкал социальной активности (социальная эргичность, социальный темп, социальная пластичность) и предметной активности (пластичность, темп). Дистимический – низкими значениями этих шкал.

Шкала гипертимности ТАСТ (Г) состоит из 12 вопросов, 7 – вопросы шкал Леонгарда-Шмишека, 5 – ПДО А.Е. Личко.

Наиболее информативные вопросы шкал ОСТ В.М. Русалова (социальный темп, социальная эргичность, социальная пластичность) составили в ТАСТ единую шкалу социальной активности (СА).

Шкала энергичности ТАСТ (Эн) полностью воспроизводит шкалу предметной эргичности ОСТ В.М. Русалова и содержит 12 вопросов] из этой шкалы. В факторных решениях эта шкала всегда образовывала! самостоятельный фактор, связанный, вероятно, со стойкой диспозицией субъектов к интенсивной волевой мобилизации в процессе субъект-объектных отношений.

Психическое свойство тревожности – одно из наиболее интенсивно исследуемых в мировой литературе. Шкалы тревожности под разными названиями включены практически во все многофакторные личностные опросники: шкала психастении (ММР1, ПДО А.Е. Личко), шкала тревожности (16-РР Кеттелла, опросник личностной тревожности Тейлора, опросник реактивной и личностной тревожности Спилбергера и т.д.), шкала робости (ПДТ В.М. Мельникова и Л.Т. Ямпольского) и др.

Между тем, психическое свойство тревожности весьма неоднозначно и по структуре, и по проявлениям. Выделяется личностная тревожность как предрасположенность к состояниям тревоги, реактивная тревожность как актуально переживаемое состояние тревоги. Имеется тревожность как «сквозной» симптом неврозов, включающий психические, вегетативные, соматические проявления. Наконец, тревожность может проявляться как акцентуированная черта, изолированно характеризующая особенности субъект-субъектного взаимодействия: робость, неуверенность, застенчивость, нерешительность, боязливость и т.д.

При конструировании шкалы робости ТАСТ в нее были включены вопросы шкал дистимности и тревожности опросника Леонгарда-Шмишека, сенситивности и дистимности ПДО А.Е. Личко, личностной тревожности Тейлора, личностной тревожности Сприлбергера, диагностики темперамента Я. Стреляу, депрессии ПДТ В.М. Мельникова и Л.Т. Ямпольского и ММР1.

В шкалу робости ТАСТ были отобраны 17 наиболее информативных вопросов, отражающих переживание чувства малоценности, неуверенности в себе и робость, беспокойство, страх при субъект-субъектных и субъект-объектных взаимодействиях.

В шкалу сенситивности ТАСТ (Сен) входят наиболее информативные вопросы из шкал эмотивности тревожности и дистимности опросника Леонгарда-Шмишека и вопросы из опросников ММР1, ПДО А.Е. Личко, измеряющих данное психическое свойство. Шкала состоит из 12 вопросов.

Одиннадцать вопросов шкалы ипохондрии ММРI и один вопрос шкалы ипохондрии Личко образуют шкалу нейротизма ТАСТ (Н). Для конструирования в ТАСТ шкалы агрессивности (Агр) были использованы шкала возбудимости опросника Леонгарда-Шмишека (1 вопрос), наиболее информативные вопросы методики диагностики показателей и форм агрессии А. Баса и А. Дарки (6 вопросов), шкалы агрессивности методики диагностики психических состояний Айзенка (1 вопрос), методики диагностики темперамента Стреляу (1 вопрос), шкалы импульсивности 16-РР Кеттелла (2 вопроса), психопатии ММРI (1 вопрос). По результатам факторного анализа на уровне вопросов выделилась достаточно гомогенная шкала агрессивности ТАСТ.

В шкалу эмоциональной лабильности ТАСТ (ЭмЛ) вошли вопросы шкал циклотимности и экзальтированности опросника Леонгарда-Шмишека, шкала циклотимности ПДО А.Е. Личко. Кроме того, шкала была дополнена вопросами, направленными на выявление избыточной возбудимости вегетативной нервной системы в ситуациях психоэмоционального напряжения, заимствованные из различных опросников. Шкала эмоциональной лабильности отражает высокую эмоциональную возбудимость и неустойчивость эмоций, сопровождающиеся гиперактивностью вегетативной нервной системы. Шкала содержит 12 вопросов.

Для разработки в ТАСТ шкалы ригидности (Риг) вопросы шкал застреваемости и педантичности опросника Леонгарда-Шмишека были объединены и дополнены наиболее информативными вопросами из других известных опросников вопросы, направленных на измерение данного психического свойства: 16-РР Кеттелла, ММРI, тест Я. Стреляу, методика самооценки психических состояний Айзенка. Всего шкала включает 15 вопросов, отражающих психическую ригидность и упорство в достижении цели, настойчивость, негибкую целеустремленность. При высоких значениях шкала ригидности ТАСТ выявляет настойчивых, упрямых, противящихся изменениям, недоверчивых испытуемых, косных, трудно переключающихся в процессе деятельности, длительно переживающих одни и те же эмоции.

Шкала контроля ТАСТ включает 9 вопросов, заимствованных их шкалы искренности ЕРI Айзенка. Вопросы направлены на выявление установки испытуемого произвести на экспериментатора благоприятное впечатление и давать неискренние, социально желательные ответы. Высокие значения по этой шкале означают, что пациент отрицает отступление даже от незначительных требований

и правил, которые не соблюдаются большинством людей. При значениях по шкале контроля более 5, ответы опросника считались недостоверными.

ТАСТ в окончательном виде имеет 125 вопросов, включенных в 10 шкал, 9 из которых (помимо шкалы контроля) измеряют биполярные свойства темперамента, а именно:

1. Гипертимность – гипо-тимность (дистимность);

2. Социальная активность – социальная пассивность;

3. Энергичность – пассивность;

4. Робость – социальная приспособленность;

5. Сенситивность – реалистичность;

6. Нейротизм – психовегетативная стабильность;

7. Агрессивность – эмоциональная уравновешенность;

8. Эмоциональная лабильность

– эмоциональная стабильность;

9. Ригидность – гибкость.

Графически диагностируемые ТАСТ свойства представлены на рис. 1, кроме свойства ригидность – гибкость.

Выше нулевой линии располагаются свойства, отражающие, в основном, проявления активности и стенический полюс эмоций: жизнерадостность, оптимистичность (гипертимность), интенсивность субъект-субъектного (социальная активность) и субъект-объектного (энергичность) взаимодействия. Сюда же относятся свойства, характеризующие стабильность эмоционального фона, эмоциональную уравновешенность, психовегетативную стабильность, практическую направленность интересов (реалистичность), социальную приспособленность. Ниже нулевой линии представлены эмоции астенической направленности: пессимистичность (гипотимность), робость в социальных взаимодействиях (робость), впечатлительность, ранимость (сенситивность), бедность субъект-субъектных (социальная пассивность) и субъект-объектных (пассивность) взаимодействий. Ниже нулевой линии находятся также свойства, отражающие повышенную возбудимость и неустойчивость эмоционального фона: вспыльчивость, раздражительность, вербальную конфликтность (агрессивность), колебания фона настроения (эмоциональная лабильность), неопределенные жалобы на соматическое неблагополучие (нейротизм). В эту дихотомию свойств не вписывался лишь один вектор, измеряемый ТАСТ – ригидность – гибкость. Полюса этого вектора трудно интерпретировать в терминах стенических – астенических проявлений. Возможно, это связано с тем обстоятельством, что параметр гибкость – ригидность является не столько свойством темперамента, сколько когнитивным стилем.

Порядок проведения тестирования

Материал и оборудование

Тестирование может проводиться как с использованием бланкового варианта методики, так и компьютерного. При обследовании бланковым вариантом методики необходимо иметь текст опросника ТАСТ, состоящий из 125 вопросов; ключи для обработки; бланк для ответов; ручку или карандаш; бланк фиксации результатов (см. Приложения №№4–5). Правила работы с компьютерным вариантом теста описаны в Руководстве пользователя компьютерной программы ТАСТ.

Процедура исследования

Процедура тестирования достаточно проста и позволяет проводить как индивидуальное, так и групповое обследование.

Перед началом тестирования для того, чтобы снизить вероятность искажения результатов, важно установить благожелательную атмосферу и создать у испытуемого мотивацию к сотрудничеству.

После этого экспериментатор предъявляет текст опросника и бланк ответов. Экспериментатор предупреждает, что никаких пометок в самом тексте опросника делать нельзя. Затем тестируемый приступает к знакомству с инструкцией, приведенной перед текстом опросника: «Вам предлагается ответить на вопросы, касающиеся Вашего обычного способа поведения. Постарайтесь представить типичные ситуации и дайте первый ответ, который Вам придете голову. Если Вы согласны с утверждением, рядом с его номером на бланке ответов отметьте «Да», если нет – «Нет». Помните, что нет «хороших» и «плохих» ответов». Экспериментатор отвечает на возникшие вопросы, и предупреждает, что исправлять ответы можно, но все исправления должны быть четко видны. Далее от испытуемого требуется при ответах на вопросы теста выбирать один из двух вариантов ответа: «Да» – «Нет». Время выполнения теста не ограничивается.

В ходе тестирования необходимо следить за тем, чтобы опросник заполнялся последовательно, без пропусков. Если какой-либо

вопрос вызывает у испытуемого затруднение, нельзя подсказывать ответ, давать какую-либо дополнительную информацию, которая может спровоцировать выбор того или иного варианта ответа.

В конце тестирования экспериментатор просит испытуемого еще раз просмотреть бланк ответов и убедиться, что в нем нет пропусков.

Психологическая интерпретация шкал ТАСТ

Шкала Гипертимности (Г)

8–10 стенов – гипертимность. Характерны: повышенный фон настроения, оптимизм, общительность, активность, предприимчивость, словоохотливость, остроумие, жизнерадостность, живая психомоторика, гиперсоциальность. Такие люди являются центром внимания в коллективе, склонны к отступлению от морально-этических норм.

1 -3 стена – гипотимность (дистимность). Для таких людей свойственны сниженный фон настроения, пессимистичность, пассивность, серьезность, ответственность, ограничение социальных контактов, замедленность ассоциативных процессов, снижение инициативы, двигательная замедленность.

Шкала Социальной активности (СА)

8–10 стенов – социальная активность. Свойственна выраженная потребность в социальных контактах, жажда освоения социальных форм деятельности, импульсивность в социальном взаимодействии, легкость переключения в процессе общения от одного человека к другому, высокая скорость речедвигательных актов в общении.

1 -3 стена – социальная пассивность. Для таких людей характерна невысокая потребность в социальных контактах, сдержанность в процессе социальных взаимодействий, необщительность, предпочтение уединения компаниям, замедленность речедвигательных актов в процессе общения, трудность переключения в процессе общения от одного человека к другому, ограниченность коммуникативных программ.

Шкала Энергичности (Эн)

8–10 стенов – энергичность. Характерны ощущение избытка сил и энергии, активность, инициативность, склонность к интенсивной волевой мобилизации психофизиологических ресурсов в процессе деятельности, выраженная потребность в освоении предметного

мира, стремление к умственному и физическому труду, тяга к напряженной ответственной деятельности. Такие люди реалистичны, имеют высокую потребность в осознанном планировании своего поведения, легко выделяют значимые условия и устойчивые цели деятельности, детализировано продумывают способы своих действий, легко корректируют программы поведения для получения приемлемого результата.

1–3 стена – пассивность. Такие испытуемые ощущают слабость, недостаток энергии, пассивны, безынициативны, инертны, вялы, несобранны, безвольны, не склонны к мобилизации усилий, предпочитают работать с прохладцей, без особого напряжения, не стараются брать на себя лишней ответственности, уклоняются от выполнения дополнительных обязанностей. Потребность в планировании и программировании поведения у них развита слабо, цели деятельности подвержены частой смене и редко бывают достигнутыми, планирование малореалистично. Из-за слабой сформированности процессов моделирования поведения они неадекватно оценивают внутренние условия и внешние обстоятельства деятельности, не всегда замечают изменения ситуации, с трудом определяют цели и адекватные текущей ситуации программы действий. Такие люди предпочитают действовать импульсивно, часто сталкиваются с неадекватность полученных результатов целям деятельности, действуют путем проб и ошибок.

Шкала Нейротизма (Н)

8–10 стенов – нейротизм. Характерны переживания физического неблагополучия, постоянная озабоченность соматическим состоянием, высказывание неопределенных соматических жалоб, характерных для астенических личностей, описываемых в пограничной психиатрии. Психовегетативная неустойчивость, усиливающаяся при действии различных истощающих факторов, проявляющаяся жалобами на общую слабость; отсутствие чувства отдыха после сна, трудность концентрации внимания, неприятные ощущения в голове, различных частях тела, связанные с повышенной чувствительностью к интеро-и проприоцептивным раздражителям.

1 -3 стена – психовегетативная стабильность. Лицам с такими значениями по шкале свойственна психовегетативная стабильность,

ощущение соматического благополучия, силы, здоровья, выносливости, бодрости, хорошей работоспособности. Для них характерно спокойствие, непринужденность, эмоциональная зрелость, серьезность, объективность в оценке себя и других людей.

Шкала Сенситивности (Сен)

8–10 стенов – сенситивность. Таким испытуемым свойственны: ранимость, впечатлительность, мягкосердечность, чувствительность, жалостливость, обидчивость, склонность к волнениям, утонченная эмоциональность; негативная самооценка, связанная с осознанием собственной эмоциональной впечатлительности; художественно-интуитивное восприятие мира, эстетическая направленность интересов (природа, поэзия, музыка). В реальной жизни – недостаток практичности, решительности и настойчивости в отстаивании своих интересов: уступчивость, недостаточная смелость, избегание конфликтных ситуаций.

1 -3 стена – реалистичность. Это эмоционально зрелые люди, рационалистичные, рассудочные, уравновешенные, здравомыслящие, реалистичные, не склонные к фантазиям, с прагматической ориентацией интересов, хорошо разбираются в практических вопросах жизни. Им не свойственна сентиментальность, эмоциональная утонченность, впечатлительность. Их интересы узки и однотипны, в своем поведении они руководствуются надежными реально ощутимыми ценностями. В общении им не хватает деликатности и тактичности, возможна бесцеремонность, самоуверенность, грубость, жесткость, которые воспринимаются как прямота и откровенность, а не как проявления озлобленности.

Шкала Робости (Роб)

8–10 стенов – робость. Этим испытуемым свойственны: тревожность, низкая самооценка, чувство малоценности и неуверенность в себе, робость, беспокойство, застенчивость, скованность, стеснительность в социальных контактах, неумение отстаивать свои интересы, уход от конфликтных ситуаций, повышенная впечатлительность, уступчивость, неагрессивное поведение, неуверенность при субъект-объектных отношениях.

1–3 стена – социальная приспособленность. Такие значения по шкале характерны для спокойных, решительных, смелых, уверенных в себе, жизнерадостных людей, с адекватной самооценкой, склонных к риску, адекватно реагирующих на ситуацию общения, при необходимости вступающих в конфликтные ситуации и умеющих отстаивать свои интересы. Такие люди быстро принимают решения, незамедлительно их осуществляют, не умеют терпеливо ждать, в коллективе держатся свободно, независимо.

Шкала Агрессивности (Агр)

8–10 стенов – агрессивность. Характерны вспыльчивость, раздражительность, склонность к проявлениям вербальной агрессии (ссоры, оскорбления, угрозы), легкость и импульсивность возникновения агрессивных, гневных реакций, которые плохо контролируются. Такие испытуемые в поведении раскованы, несдержанны, склонны к взрывным реакциям агрессии по незначительным поводам, считают себя незаслуженно обиженными окружающими, обнаруживают выраженную тенденцию к противодействию внешнему давлению, прямолинейному выражению своего неодобрения окружающим.

1 -3 стена – эмоциональная уравновешенность. Такие люди невозмутимы, сдержаны, спокойны, собраны, рассудительны, с ровным фоном настроения, хорошо контролируют свои эмоциональные реакции, тактичны в общении.

Шкала Эмоциональной лабильности (ЭмЛ)

8–10 стенов – эмоциональная лабильность. Этим испытуемым свойственна избыточная реактивность и неустойчивость (лабильность) эмоциональных состояний. Самые незначительные события вызывают у них легкую смену спадов и подъемов настроения; малейшие неприятности погружают их в угрюмое, мрачное настроение, а приятные события легко поднимают настроение, возвращают веселье, жизнерадостность, оптимизм. Нередко колебания настроения возникают как бы спонтанно, без видимых внешних поводов. Усиленная эмоциональная реактивность сопровождается повышенной возбудимостью вегетативной нервной системы: захватывает дыхание, бросает в дрожь, пересыхает во рту, тело покрывается потом.

1 -3 стена – эмоциональная стабильность. Характерно сохранение эмоциональной стабильности, организованного поведения и ситуативной целенаправленности в обычных и стрессовых ситуациях.

Такие испытуемые отличаются зрелостью, отличной адаптацией, устойчивостью настроения, отсутствием большой напряженности, беспокойства, склонны к лидерству и общительности.

Шкала Ригидности (Риг)

8–10 стенов – ригидность. Испытуемые с такими значениями консервативны, упрямы, упорны, настойчивы, аккуратны, педантичны. Они привержены порядку, правилам, предписаниям, предпочитают устоявшиеся, неизменные способы деятельности. Им сложно переключится с одних способов деятельности на другие, т. к. сначала должны все спланировать. В быстро меняющейся обстановке они проявляют неуверенность, с трудом привыкают к переменам, подозрительно относятся ко всему новому, недоверчивы к окружающим, обидчивы, застревают на негативных переживаниях. В большей части они не способны адекватно реагировать на изменения ситуации, быстро и своевременно изменить деятельность и поведение, выделить значимые условия, оценить рассогласование полученных результатов с целью деятельности и внести коррективы.

1 -3 стена – гибкость. Таким испытуемым свойственна высокая пластичность всех регуляторных процессов, быстрое реагирование на стремительные изменения событий, находчивость, изобретательность, сообразительность. При возникновении непредвиденных обстоятельств они не склонны к планированию своих действий, быстро оценивают и моделируют изменения условий, легко перестраивают планы и корректируют свое поведение. Они склонны к риску и успешно решают возникающие в ситуации риска проблемы.

Сведения об авторах

ПЛОТНИКОВ Вадим Владимирович

доктор мед. наук, профессор,

заведующий кафедрой психиатрии с курсом ФПО

Курского государственного

медицинского университета,

заведующий психосоматической лабораторией

Центрально-Черноземного научного центра РАМН

СЕВЕРЬЯНОВА Людмила Анатольевна

доктор медицинских наук, профессор,

заведующая кафедрой

патологической физиологии

Курского государственного медицинского университета,

заведующая лабораторией экологии поведения Центрально-Черноземного научного центра РАМН

ПЛОТНИКОВ Дмитрий Вадимович

доктор медицинских наук,

профессор кафедры психиатрии с курсом ФПО Курского государственного медицинского университета

БЕРДНИКОВ Дмитрий Валериевич

канд. медицинских наук, старший эксперт – психолог

ГУ Курская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ

2.2 Анализ и обсуждение результатов исследования

Данные полученные при помощи экспериментально-психологического исследования позволяют нам выделить особенности личности, свойственные для разных групп пациентов. Анализируя результаты, мы выяснили, какие личностные особенности характерны для гипертонических больных, а какие для больных с заболеваниями ЖКТ.


Таблица №1. Таблица сводных данных по методике Цветовой тест М. Люшера (стандартизированный вариант) ГП №197 г. Москвы 2009 год

ГРУППЫ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ
ХОРОШЕЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОЕ ПЛОХОЕ
Экспериментальная группа с гипертонической болезнью 0% 30% 70%
Экспериментальная группа с заболеваниями желудочно-кишечного тракта 0% 0% 100%
Контрольная группа с нормой здоровья 0% 0% 100%

Где, 1 – хорошее нервно-психическое состояние;

2 – удовлетворительное нервно-психическое состояние;

3 – плохое нервно-психическое состояние.

По изучению нервно-психического состояния в экспериментальной и контрольной группах, получены следующие результаты: плохое нервно-психическое состояние наблюдается в 100% пациентов экспериментальной группы с заболеваниями ЖКТ и 100% в контрольной группе с нормой здоровья.

В экспериментальной группе с гипертонической болезнью плохое нервно-психическое состояние зарегистрировано у 70% обследованных, а у 30% исследованных нервно-психическое состояние удовлетворительное.

По результатам проведенного обследования видно, что люди не имеющие хронических заболеваний и психосоматические больные имеют одинаково плохое нервно – психическое состояние.

Таблица №2. Таблица сводных данных по методике Цветовой тест М. Люшера(стандартизированный вариант)по шкалам: «адаптивность», «утомляемость», «невротизация»ГП №197 г. Москвы2009 год

ГРУППЫ АДАПТИВНОСТЬ УТОМЛЯЕМОСТЬ НЕВРОТИЗАЦИЯ
Высокий уровень Низкий уровень Высокий уровень Низкий уровень Высокий уровень Низкий уровень
Экспериментальная группа с гипертонической болезнью 20% 80% 70% 30% 30% 70%
Экспериментальная группа с заболеваниями желудочно-кишечного тракта 40% 60% 70% 30% 80% 20%
Контрольная группа с нормой здоровья 10% 90% 100% 0% 20% 80%

По результатам исследования наблюдается низкий уровень адаптивности у всех исследованных групп.

Высокий уровень утомляемости выявлен также у всех обследованных групп. Самый высокий уровень невротизации выявлен в экспериментальной группе с заболеваниями ЖКТ – 80%, соответственно на 2 месте – 30% экспериментальная группа с ГБ, а невротизация в контрольной группе с нормой здоровья составляет – 20%.

Это объясняется повышением уровня утомляемости, результатом чего является плохая адаптация к рабочим условиям, что подтверждается вследствие проведенной беседы в контрольной группе.

По данным исследования психосоматических больных выявлены следующие личностные особенности.

Агрессивность отмечена у 20% гипертонических больных, и у 10% больных с заболеваниями ЖКТ и отсутствует у контрольной группы с нормой здоровья.

Эмоциональная лабильность свойственна группе с ГБ – 40% в экспериментальной группе и 10% в группе с заболеваниями ЖКТ.

Ригидность присутствует как акцентуация характера у 10% больных с ГБ и 25% в контрольной группе с нормой здоровья и отсутствует у больных с заболеваниями ЖКТ.

У всех исследованных групп отмечается низкий уровень социальной активности. Таким образом мы можем сделать вывод о том, что в контрольной группе низкий уровень адаптивности отмечен у 90%, что гораздо выше, чем в экспериментальных группах. Отмечена 100% утомляемость, но вместе с тем невротизация в 80% имеет низкий уровень. Данный показатель невротизации в контрольной группе имеет низкий уровень по сравнению с экспериментальной группой.

По результатам тестирования по методике Люшера выделены шкалы адаптивности, утомляемости и невротизации, которые имеют 2 уровня проявлений: высокий и низкий. По полученным данным в группе с Гипертонической болезнью, как видно из схемы №1 высокий уровень адаптивности - 20%, низкий уровень адаптивности – 80%, высокий уровень утомляемости – 70%, низкий уровень утомляемости – 30%, высокий уровень невротизации – 30%, низкий уровень невротизации – 70%. Эта группа отличается низким уровнем адаптации у 80%. Высокий уровень утомляемости – 70%, но невротизация имеет низкий уровень – 70%.

Таким образом, уровень адаптивности в группе больных гипертонической болезнью выше, чем в группе пациентов с заболеваниями ЖКТ, и ниже, чем в контрольной группе. Уровень утомляемости одинаков с группой пациентов с заболеваниями ЖКТ, но гораздо ниже, чем в контрольной группе. Уровень невротизации выше, чем в контрольной группе, но ниже, чем в группе с заболеваниями ЖКТ. Невысокий уровень невротизации связан с возможностью отреагирования вовне стрессовых ситуаций.

По сравнению с группой больных гипертонической болезнью, группа с заболеваниями ЖКТ (см. схема 2) мы видим, что адаптивность более высокая у 60% пациентов, что на 20% ниже, чем у гипертоников. Утомляемость в одной и другой группе составляет 70% и не отличается друг от друга. Зато уровень невротизации в группе пациентов с заболеваниями ЖКТ имеет высокие значения у 80%, что на 50% выше, чем в группе больных гипертонической болезнью.

Таким образом, в группе пациентов с заболеваниями ЖКТ более высокий уровень адаптивности, чем в группе гипертоников, при одинаковом уровне утомляемости, но невротизация в группе пациентов с заболеваниями ЖКТ гораздо выше, чем в группе пациентов с заболеваниями ГБ. Эти данные показывают, что в группе с заболеваниями ЖКТ при интровертированных переживаниях стрессовых состояний повышается уровень невротизации до 80%.

По результатам тестирования в контрольной группе низкий уровень адаптивности отмечен у 90%, что гораздо выше, чем в экспериментальных группах. Отмечено 100% утомляемости, но вместе с тем невротизация в 80% имеет низкий уровень по сравнению с экспериментальной группой.

По данным исследования психосоматических больных выявлены следующие личностные особенности.

Агрессивность отмечена у 20% гипертонических больных, и у 10% больных с заболеваниями ЖКТ и отсутствует у контрольной группы с нормой здоровья.

Эмоциональная лабильность свойственна группе с ГБ – 40% в экспериментальной группе и 10% в группе с заболеваниями ЖКТ.

Ригидность присутствует как акцентуация характера у 10% больных с ГБ и 25% в контрольной группе с нормой здоровья и отсутствует у больных с заболеваниями ЖКТ.

У всех исследованных групп отмечается низкий уровень социальной активности.

Таким образом мы можем сделать вывод о том, что в контрольной группе низкий уровень адаптивности отмечен у 90%, что гораздо выше, чем в экспериментальных группах. Отмечена 100% утомляемость, но вместе с тем невротизация в 80% имеет низкий уровень. Данный показатель невротизации в контрольной группе имеет низкий уровень по сравнению с экспериментальной группой.

2.3 Выводы

Выводы по научной работе:

1. Проблема психосоматических заболеваний актуальна на сегодняшний день и требует дальнейшего изучения и новых открытий.

2. Гипотеза исследования о том, что пациентам с психосоматическими заболеваниями свойственны такие личностные особенности: высокая тревожность, агрессивность, носящая защитный характер, а также невротизация личности в форме депрессии – полностью подтвердилась.

3. Качественный анализ результатов исследования позволяет говорить о том, что для больных гипертонической болезнью и язвенной болезнью желудка характерен высокий уровень невротизации, и повышенная утомляемость.

4. Цель настоящего исследования – изучить и сравнить личностные особенности психосоматических больных – была достигнута.

5. Поставленные практические задачи – изучить факторы, влияющие на развитие психосоматики, провести эмпирическое изучение личностных особенностей психосоматических больных – были решены с помощью следующих методик «модифицированный восьмицветовой тест Люшера, и тест акцентуаций свойств темперамента (ТАСТ).

Гипотеза о том, что пациентам с психосоматическими заболеваниями свойственны такие личностные особенности: высокая тревожность, агрессивность, носящая защитный характер, а также невротизация личности в форме депрессии – полностью подтвердилась.

Заключение

Анализ литературы по теме исследования позволяет говорить о том, что изучение личностных особенностей психосоматических больных является очень трудной, но важной задачей для оказания психологической помощи и лечения таких пациентов. Многосторонний анализ и монографическое описание личности психосоматических больных является актуальной проблемой психологии и психотерапии, поскольку будет способствовать углублению представлений о механизмах развития невротических и пограничных с ними расстройств с учетом их распространенности и влияния на психическое здоровье общества.

Психосоматические болезни – это болезни нарушенной адаптации (приспособления, защиты) организма. Человек постоянно существует в условиях стресса, т. к. он не изолирован от влияния окружающей среды. Однако, воздействие внешнего фактора может быть настолько сильным, что защитные силы организма не справляются со стрессом, и возникает болезненное состояние. Граница между реакцией адаптации и болезнью условна и зависит как от силы и длительности самого воздействующего фактора, так и от психологического и физического состояния человека. Именно от исходного состояния зависит, будет ли человек активно искать выход из стрессовой ситуации или пассивно обречет себя на «разрушение» ею.

Существует множество теорий возникновения психосоматических заболеваний. Это может быть наследственная предрасположенность к психосоматическим расстройствам; определённый тип личности и, следовательно, склонность к определённому заболеванию; внутренний конфликт между одинаковыми по интенсивности, но разнонаправленными мотивами индивида; психическое и физическое состояние на момент психотравмирующего события; неблагоприятные семейные или другие длительно действующие и непреодолимые психотравмирующие события.

Перечисленные факторы не только участвуют в генезе психосоматических расстройств, но каждый отдельно или в разных комбинациях делают человека уязвимым к эмоциональным стрессам, затрудняют психологическую и биологическую защиту, облегчают возникновение и утяжеляют течение соматических расстройств.

Для исследования личностных особенностей в этой области мы отобрали три выборки: первая выборка – гипертонические больные, вторая выборка – больные с заболеваниями ЖКТ, третья выборка контрольная группа с нормой здоровья. Использованы следующие психодиагностические методики: модифицированный восьмицветовой тест Люшера и тест акцентуаций свойств темперамента (ТАСТ), с помощью которых были выявлены личностные особенности больных с психосоматическими заболеваниями.

Рассматриваясостояние научной разработанности проблемы,необходимо отметить, что в последнее время отечественными и зарубежными учеными проведен ряд исследований, направленных на решение вопросов, связанных с анализом волнующей нас проблемы.

Рядом авторов был обобщен опыт работы в изучении проблемы психосоматических заболеваний: Губачев Ю.М., Стабровский Е.М., Кулаков С.А., Курцин И.Т., Малкина-Пых И.Г., Пезешкиан Н., Соколова Е.Т., Николаева В.В., Старшенбаум Г.В., Тополянский В.Д., Струковская М.В.и др.

Литература

1. Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине. – М., 1998.

2. Батаршев А.В. Диагностика темперамента и характера. – М., 2006.

3. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности. – М., 1976.

4. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. – М., 2001.

5. Бреннан Р. Пособие по применению методики Александера. – СПб., 1998.

6. Гасшин В.С., Романов А.И. Эмоции и сердце. – М., 1972.

7. Губачев Ю.М., Стабровский Е.М. Клинико-физиологические основы психосоматических состояний. – СПб., 1981.

8. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов. – М., 2006.

9. Карвасарский Б.Д. Клиническая психология. – СПб., 2002.

10. Квасенко А.В., Зубарев Ю.Г. психология больного. – СПб., 1980.

11. Ковалев Ю.В., Золотухина О.Н. Депрессия. – Н. Новгород, 2001.

12. Коган В., Шабалина Н. Психологические исследования при гипертонической болезни и симптоматической гипертонии. – М., 1969.

13. Кулаков С.А. Основы психосоматики. – СПб, 2003.

14. Курцин И.Т. Теоритические основы психосоматической медицины. – СПб, 1973.

15. Лагерлеф Х. Психофизиологические реакции в период эмоционального стресса. – СПб, 1970.

16. Лоуэн А. Биоэнергетика. – СПб, 1998.

17. Лоуэн А. Радость. – М., 2000.

18. Любан-Плоцца Б., Пельдингер В., Крегер Ф. Психосоматический больной на приеме у врача. – СПб, 1996.

19. Макарова О.Ф. Подростки: агрессивность и Психосоматика. – Ярославль, 1999.

20. Макарова О.Ф. Психология и практика. – Ярославль, 1998.

21. Малкина-Пых И.Г. Психосоматика. – М., 2004.

22. Меерсон Ф.М. Адаптация, стресс и профилактика. – М., 1981.

23. Менделевич В.Д., Соловьева С.Л. Неврозология и психосоматическая медицина. – М., 2002.

24. Мясищев В.Н. и др. Основы общей и медицинской психологии. – СПб., 1975.

25. Никифоров А.С., Коновалов А.Н., Гусев Е.И. Клиническая неврология: Т.2. – М., 2002.

26. Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику: Психологическое исследование. – М., 1987.

27. Оганесян Л.А. О психологическом профиле сердечного больного. – СПб., 1975.

28. Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. – М., 1996.

29. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. – Самара, 2006.

30. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций – М., 1979.

31. Репина Н.В., Воронцов Д.В., Юматова И.И. Основы клинической психологии – Ростов, 2003.

32. Рухманов А.А. Особенности структуры личности больного гипертонической болезнью. – М., 1981.

33. Селье Г. Стресс без болезней. – СПб., 1994.

34. Сельченок К.В. Взаимосвязь психики и здоровья: Хрестоматия. – М., 1999.

35. Сельченок К.В. Психологические методы обретения здоровья: Хрестоматия. – М., 2001.

36. Смулевич А.Б. и др. Депрессии у соматических больных. – М., 1997.

37. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности – М., 1989.

38. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. – М., 1995.

39. Соколов В.П., Ковалевский Г.Т. Эмоции и воображение в условиях нормы и патологии человека. – СПб., 1971.

40. Сперанский И.И. Роль нервного фактора в происхождении гипертонической болезни. – М., 1961.

41. Старшенбаум Г.В. Психосоматика и психотерапия: Исцеление души и тела. – М., 2005.

42. Тополянский В.Д., Струковская М.В. Психосоматические расстройства. – М., 1986.

43. Уилбер К. Никаких границ. – М., 1998.

44. Фрейдимен Дж., Фрегер Р. Теория и практика личностно-ориентированной терапии. – М., 1996.

45. Фрейд З. Психология бессознательного. – М., 1990.

46. Хорни К. невротическая личность нашего времени. – М., 1993.

47. Шабалина Н.Б. Уровень умственной работоспособности на различных стадиях гипертонической болезни. – М., 1972.

48. Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии. – СПб., 1998.

49. Шхвацабая И.К. Поведенческие факторы в проблеме лечения больных артериальной гипертензией. – М., 1979.

50. Энциклопедия глубинной психологии: Т. 2. – М., 2001.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий