регистрация / вход

Поведение человека в толпе

Основные идеи теории Ле Бона о причинах антисоциального поведения человека в толпе. Влияние идеологии и политики на поведение больших групп согласно теории Стивена Райкера. Мнение Фрейда о данном явлении. Основные черты, характеризующие человека в толпе.

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ВИТЕБСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ВЕТИРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ

КАФЕДРА

РЕФЕРАТ

ПО ПРЕДМЕТУ ПСИХОЛОГИЯ

на тему: «Поведение человека в толпе»

Выполнила: студентка

Могилев 2008

СОДЕРЖАНИЕ

1) Введение

2) Критика Ле Бона

3) Позиция З. Фрейда

4) Заключение

5) Список используемой литературы

Введение

Существование специфических общностей людей, как толпа, масса, публика или аудитория большого массового зрелища предполагает наличие в этих условиях специфических форм общения и воздействия.

Говорить о человеке в толпе можно много, но основным моментом, который хотелось бы отметить - это поведение человека в толпе. Человек в толпе, превращается в саму толпу, человеком начинает двигать ни что иное, как стадное чувство. Человек теряет своё определение, как личность и им движут животные инстинкты, инстинкт самосохранения. Это оправдано, поскольку именно этот инстинкт позволяет отдельно взятому человеку выжить в экстремальных для него условиях. Именно этот инстинкт позволяет человеку не начать движение против или поперёк толпы, именно этот инстинкт заставляет человека оставаться на ногах, а в случае падения попытаться как можно быстрее встать на ноги, чтобы не быть растоптанным. Однако ввиду различий силы нервной системы каждого человека, иногда психика человека в толпе даёт сбой и человек входит в состояние аффекта. В этом состоянии человек начинает кричать, противостоять толпе, двигаться в непредсказуемых направлениях и, как правило, чаще всего именно такая реакция приводит к летальным исходам.


Критика Ле Бона

Люди считают, что в толпе стираются различия между людьми и люди выплескивают нередко в жестоких действиях свои страсти и грёзы – от низменных до героических, от иступлённого восторга до мученичества.

Густав Ле Бон пережил Парижскую коммуну и как истинный французский аристократ мучился от перманентного страха "черни" и революции. Его ценности и опасения очевидны и в его работе, и в том, какие исторические фигуры были его поклонниками - Ленин, Муссолини, Гитлер и Геббельс. "Психология толп" стала настольной книгой власть имущих: "Предостерегающий голос авторитетных психологов прошлого избавит нас от взрывов "революционной энергии" масс - энергии всеразрушающей". На японский язык "Психология толп" была переведена министром иностранных дел, на арабский - министром юстиции. Ле Бон полагал, что в толпе люди опускаются до примитивного состояния, которое характеризуется иррациональным поведением, доминированием бессознательных мотивов, подчинением индивида коллективному разуму или "расовому бессознательному". В толпе человек становится варваром, движимым инстинктами, он склонен к насилию/героизму, снижаются его интеллектуальные способности и чувство индивидуальной ответственности за свои поступки, эмоции выходят из-под контроля. На самого Ле Бона повлияли идеи эволюционизма (с ними связано его мнение, что в толпе люди регрессируют на более низкие эволюционные ступени) и расцвет гипноза в тогдашней Европе. Как известно, под гипнозом человек теряет самоконтроль и становится очень восприимчивым к внушениям гипнотизера, и лебоновские представления о взаимоотношении толпы и ее лидера во многом из этого исходят. Поклонником Ле Бона был Фрейд. Его "Психология масс и анализ человеческого Я" - во многом отклик на лебоновскую "Психологию толп". Интересно, что буквально до 1980-х гг. в области поведения толпы психология практически ничего не могла противопоставить идеям Ле Бона и Фрейда. Флойд Олпорт критиковал и того и другого, но его идиосинкразия ко всему "социальному" в психологии сводила эту критику к биологическому редукционизму и парадоксальному на первый взгляд выводу, что в толпе человек еще больше индивидуализируется (более ярко проявляются инстинкты и эмоции). Авторство наиболее продуктивной и всесторонней критики принадлежит Стивену Райкеру, который в 1985 г. совместно с Джонатаном Поттером указал на 5 ошибок традиционных теорий толпы (включая лебоновскую):

I. Поведение толпы рассматривается этими теориями вне социального контекста. Таким образом, упускается из виду то, что за действиями толпы стоит, как правило, межгрупповой конфликт - между подчиненной группой и группой, которой принадлежит экономическая и политическая власть в обществе.

II. Игнорируется политическая и идеологическая подоплека поведенческой динамики толпы. С точки зрения традиционных теорий люди ведут себя в толпе бессмысленно, иррационально вплоть до серии стереотипных поведенческих паттернов. До середины 1980-х никто не рассматривал поведение толпы как направленное на поддержку интересов группы и социальной идентичности ее членов.

III. Традиционные теории подчеркивают, что одна из причин антисоциального поведения человека в толпе - анонимность. Это не так. Эмпирически установлено, что многие люди в толпе очень часто знают и узнают друг друга.

IV. Мотивы индивида в толпе. Сведение их к иррациональным инстинктам фактически означает, что попытка объяснения провалилась. СМИ порой вносят свой вклад в это заблуждение, замалчивая мотивы и представляя бунт, конфликт, стычку как не поддающееся рациональному объяснению "происшествие".

V. Подчеркивание негативного аспекта поведения толпы - деструктивность и т.д. Однако бывают и миролюбиво настроенные толпы, чья позиция нередко приводит к позитивным социальным изменениям. Кроме того, установлено, что деструктивность всегда преувеличивается масс-медиа. Например, драки футбольных болельщиков - очень часто всего лишь ритуальный обмен взаимоустрашающими жестами, без побоев и травм. Что интересно, журналисты об этом и не подозревают - потому что футбольные фанаты в интервью очень ярко живописуют свои мнимые расправы с "неприятелем" и порой искренне верят, что так оно и было на самом деле.

Стивен Райкер рассматривает поведение больших групп в широком социальном контексте и описывает процесс, в котором поведение индивидов в толпе приобретает идеологически значимые формы. В своем объяснении он исходит из феномена социальной идентичности и процессов социальной категоризации, дополняя разработанные ранее теории собственными идеями относительно того, как на процесс самокатегоризации индивида влияют идеология и политика. В обыденной жизни человек определяет себя в терминах соответствующих категорий. В ситуации толпы как межгруппового конфликта - когда всегда есть "мы" и "они" - членство в одной из этих категорий/групп становится особенно выпуклым (например, "студент" vs "полицейский" или, если угодно, "омоновец"). Индивид быстро осознает стереотипные нормы и типичное поведение, характерное для этой категории в данной ситуации. В этом ему помогает то, что в толпе обязательно есть некто прототипический, наиболее экстремистски настроенный, в чьем поведении наиболее полно выражается настроение группы. Этот прототип - совсем не обязательно вождь авторитарного типа. Это скорей "заводила", который первым из толпы швыряет пивную банку в шеренгу полицейских и, таким образом, запускает групповое действие. Не прибегая к спекуляциям относительно "животного" и "изначально злого в человеческой природе", Райкер дает ответы на два вопроса, мучившие многие поколения социальных психологов, начиная с Ле Бона: люди, до этого не знавшие друг друга, в толпе практически мгновенно организуются в некую однородную коллективность, осуществляющую целенаправленное поведение; и почему законопослушные граждане вдруг начинают чинить безобразия и насилие. В целом поведение толпы видится Райкеру (в противовес Ле Бону) рациональным и имеющим смысл: люди отстаивают свою социальную идентичность и интересы группы.

Позиция Фрейда

Интересна позиция Фрейда на поведение человека в толпе. Он задаётся вопросом: «Почему мы изменяемся, присваиваем мысли других людей, хотим быть похожими на других?». Ответ традиционен – действие внушения, гипноза. Каковы же причины его? Фрейд, объясняя то, что связывает людей в толпе, предлагает понятие либидо. Оно охватывает все виды любви – к себе, к детям, своим идеям и др. Именно под воздействием импульса любви образуются связи между людьми. В любых отношениях с виду абстрактных и безразличных, нейтральных, как те, которые связывают солдата и офицера, студента и преподавателя, работника и начальника, кроются сильные и смутные эмоции, которые мы меньше всего осознаём. Человек, отдающий свою жизнь за руководителя, совершает акт любви. Либидо – фундамент, единство толпы. Но в то же время толпа имеет антисоциальные наклонности, которые препятствуют объединению. Потому любая толпа, чтобы установить длительную связь, должна их преодолеть. Выделяются две антисоциальные тенденции: 1) нарциссизм – исключительная любовь к собственному «я», которая делает человека нечувствительным к желаниям других, нетерпимым ко всему, что не есть он сам. В широком смысле нарциссизм – это любовь к своему городу, к стране, активистов к их партии и вождю и др. С другой стороны есть антипатия ко всему чужому – другая нация раса и др. 2) стремление к немедленному удовлетворению желаний и инстинктов, особенно сексуальных. Эротическое влечение соединяет людей, но при удовлетворении – разделяет и вновь необходимо время для накопления либидо. Потому отказ от удовлетворения влечений создаёт постоянную толпу, базирующейся на организации и высшем идеале. Человек, поглощённый толпой, отказывается от личного и позволяет воздействовать на себя другим, так как испытывает необходимость в согласии с другими членами толпы больше, чем в разногласии с ними: следовательно, он делает это из любви к другим. Предводитель – нарцисс не любит никого кроме себя в силу исключительной веры в свои способности, идеи, и чувства превосходства. Его воля не нуждается в поддержке других, в оценках окружающих. Толпа же испытывает потребность чувствовать себя любимой, так же как и любить самой. Члены толпы ладят с собой в той мере, в какой ими восхищаются. Везде присутствует иллюзия видимого или невидимого лидера: Христос, Главнокомандующий др., который любит равным образом всех членов этого общества. Всё остальное увязывается с этой иллюзией. Каждый думает, что получает плату за свою любовь. Но, если лидера заподозрят в неодинаковой любви, толпа распадётся.


Заключение .

Человека в толпе характеризуют следующие черты:

Анонимность.Немаловажная особенность самовосприятия индивида в толпе — это ощущение собственной анонимности. Затерявшись в «безликой массе», поступая «как все», человек перестает отвечать за собственные поступки. Отсюда и та жестокость, которая обычно сопровождает действия агрессивной толпы. Участник толпы оказывается в ней как бы безымянным. Это создает ложное ощущение независимости от организационных связей, которыми человек, где бы он ни находился, включен в трудовой коллектив, семью и другие социальные общности.

Инстинктивность.В толпе индивид отдает себя во власть таким инстинктам, которым никогда, будучи в иных ситуациях, не дает волю. Этому способствует анонимность и безответственность индивида в толпе. У него уменьшается способность к рациональной переработке воспринимаемой информации. Способность к наблюдению и критике, существующая у изолированных индивидов, полностью исчезает в толпе.

Бессознательность.В толпе исчезает, растворяется сознательная личность. Преобладание личности бессознательной, одинаковое направление чувств и идей, определяемое внушением, и стремление превратить немедленно в действие внушенные идеи характерно для индивида в толпе.

Состояние единения (ассоциации).В толпе индивид чувствует силу человеческой ассоциации, которая влияет на него своим присутствием. Воздействие этой силы выражается либо в поддержке и усилении, либо в сдерживании и подавлении индивидуального поведения человека. Известно, что люди в толпе, ощущая психическое давление присутствующих, могут сделать (или, напротив, не сделать) то, чего они никогда бы не сделали (или, напротив, что непременно сделали бы) при иных обстоятельствах. Например, человек не может оказать, без ущерба для собственной безопасности, помощь жертве при враждебном отношении к этой жертве самой толпы.

Г. Лебон отмечает самый поразительный факт, наблюдающийся в толпе: каковы бы ни были индивиды, составляющие ее, их образ жизни, занятия, характеры, ум, одного их превращения в толпу достаточно для того, чтобы у них образовался род коллективной души, заставляющей их чувствовать, думать и действовать совершенно иначе, чем чувствовал, думал и действовал каждый из них в отдельности. Существу ют такие идеи и чувства, которые возникают и превращаются в действия лишь у индивидов, составляющих толпу. Одухотворенная толпа представляет временный организм, слившийся из разнородных элементов, на одно мгновение соединившихся вместе.

Состояние гипнотического транса.Индивид, пробыв некоторое время среди действующей толпы, впадает в такое состояние, которое напоминает состояние загипнотизированного субъекта. Он уже не осознает своих поступков. У него, как у загипнотизированного, одни способности исчезают, другие же доходят до крайней степени напряжения. Под влиянием внушения, приобретаемого в толпе, индивид совершает действия с неудержимой стремительностью, которая к тому же возрастает, поскольку влияние внушения, одинакового для всех, увеличивается силой взаимности.

Ощущение неодолимой силы.Индивид в толпе приобретает сознание неодолимой силы, благодаря одной только численности. Это сознание позволяет ему поддаться скрытым инстинктам: в толпе он не склонен обуздывать эти инстинкты именно потому, что толпа анонимна и ни за что не отвечает. Чувство ответственности, сдерживающее обычно отдельных индивидов, совершенно исчезает в толпе — здесь понятия о невозможности не существует.

Заражаемость.В толпе всякое действие заразительно до такой степени, что индивид очень легко приносит в жертву свои личные интересы интересу толпы. Подобное поведение противоречит самой человеческой природе, и потому человек оказывается способен на него лишь тогда, когда он составляет частицу толпы.

Аморфность.В толпе полностью стираются индивидуальные черты людей, исчезает их оригинальность и личностная неповторимость.

Утрачивается психическая надстройка каждой личности и вскрывается и выходит на поверхность аморфная однородность. Поведение индивида в толпе обусловливается одинаковыми установками, побуждениями и взаимной стимуляцией. Не замечая оттенков, индивид в толпе воспринимает все впечатления в целом и не знает никаких переходов.

Безответственность.В толпе у человека полностью утрачивается чувство ответственности, практически всегда являющееся сдерживающим началом для индивида.

Социальная деградация.Становясь частицей толпы, человек как бы опускается на несколько ступеней ниже в своем развитии. В изолированном положении — в обычной жизни он скорее всего был культурным человеком, в толпе же — это варвар, т.е. существо инстинктивное. В толпе у индивида обнаруживается склонность к произволу, буйству, свирепости. Человек в толпе претерпевает и снижение интеллектуальной деятельности.


Список используемой литературы:

1. Преступная толпа. — М., 1998.

2. Психология масс: Хрестоматия. — Самара, 1998.

3. Психология толп. — М., 1998.

4. Фрейд 3. «Я» и «Оно». — Тбилиси, 1991.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий