регистрация / вход

Представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой

Представление как психологическая категория. Специфика полоролевого воспитания в разных семьях. Анализ особенностей представлений у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой, их отличия на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях.

Тема: «Представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой»


План

Введение

1. Теоретические основы изучения представлений у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой

1.1 Представление, как психологическая категория

1.2 Специфика полоролевого воспитания в семьях с различной структурой

1.2.1 Особенности полной семьи

1.2.2 Особенности неполной семьи

1.3 Особенности представлений у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой

2. Эмпирическое обоснование представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой

2.1 Обоснование методов исследования, базы и выборки

Список литературы


Введение

Несмотря на то, что в последнее время основные функции семьи видоизменились, семья продолжает оставаться ведущим социальным институтом, влияющим на формирование личности. Именно в семье происходит физическое и эмоциональное развитие ребенка, именно в семье формируются фундаментальные ценностные ориентации человека, и происходит овладение социальными нормами и образцами поведения.

К сожалению, в нашем обществе наметилась тенденция к увеличению числа неполных семей, где воспитанием ребенка занимается только мать или бабушка. Жизнь и условия воспитания ребенка без отца имеют явную специфику и существенно отличаются от жизни ребенка в полной семье. Даже если мать старается восполнить отсутствие отца и делает все возможное, чтобы соединить в себе обоих родителей, она в принципе не может реализовать одновременно обе родительские позиции - материнскую и отцовскую. Преобладающее сегодня женское воспитание ведет к изнеженности и избалованности детей, а также их чрезмерной концентрации на мелких бытовых проблемах.

Традиционные роли отца, остававшиеся неизменными на протяжении многих поколений, в настоящее время претерпевают серьезные изменения. Если раньше отец был воплощением власти и инструментальной эффективности, сейчас от мужчин ждут ласки и нежности, мягкой и активной заботы о детях. Роль отца представляет собой определенный пример поведения, источник уверенности и авторитета. Он - олицетворение дисциплины и порядка.

Роль отца в воспитании ребенка трудно переоценить. Модель поведения отцов, хотя и кажется менее ответственной, формирует в детях самостоятельность и эмоциональную устойчивость. Папы же дают больший простор развитию личности ребенка.

Мальчик, в общении с отцом, перенимает истинно мужские черты характера, создает свое представление о роли мужчины в семье. Так же, как его папа, он будет вести себя и, став взрослым: либо нести в свой дом покой и уверенность, либо во всем полагаться на жену. Именно наблюдая за отношениями отца и матери, дети формируют свое представление об отношениях между полами. Это самые важные уроки, ибо они учат жизни.

Девочкам тоже очень необходимо мужское влияние. Тесное общение с отцом способствует формированию у будущих женщин женственности, уверенности в себе, ведет к созданию гармоничного мужского идеала. Именно им девочки будут руководствоваться в будущем, при выборе своего спутника жизни.

Изучением особенностей неполной семьи, проблемам семейных отношений в неполной семье, посвятили свои работы такие известные психологи, занимающиеся вопросами психологии семьи, как В.М. Целуйко, Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, И.В. Гребенников, И.Ф. Дементьева, С.В. Ковалев, Т.В. Корнеева и др.

Проблемы детей в неполной семье, их видение своего окружения изучали Л.М. Шипицына, педагог и психолог Г. Фигдор, Д. Видра, Т.В. Корнеева, Л. Прокофьева, К.Е. Немировский, А.С. Спиваковская и др.

Среди отечественных авторов необходимо отметить работы С.Н. Бакишевой, Ж.А. Бейжановой и Л. Ивлевой, изучавших специфику влияния неполной семьи на становление личности ребенка.

Именно в семье ребенок осваивает родительские роли и функции, т.е. у него формируется представление о роли мужчины в семье и о роли женщины в семье.

Учитывая массовый характер такого явления, как неполная семья, чрезвычайно важно выяснить, каковы представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой, поскольку это может оказать влияние на всю их дальнейшую жизнь, на построение отношений в собственной семье.

Представление о роли мужчины в семье – это, прежде всего, совокупность представлений о последовательно сменяющих друг друга типовых ситуациях, сценариях семейной жизни, когда в результате скоординированной работы нескольких анализаторов складывается определенный образ предмета или явления.

Категория психического образа и представления изначально выступала в качестве основы представлений о душе и сознании в трудах Демокрита и Аристотеля. Проблемой образов и представлений, как психологических понятий, в отечественной науке занимались С.Л. Рубинштейн, А.А. Потебня, Л.С. Выготский, С.Д. Смирнов, Е.В. Руденский, Г.М. Андреева, А.И. Донцов, Т.П. Емельянова, В.Л. Калькова и др. Среди зарубежных психологов необходимо отметить С. Московичи, Ж.-П. Кодол, Д. Жодоле и др. Особое место, данное понятие занимает в трудах гештальтпсихологов М. Вертгеймера, К. Коффки и В. Келлера.

Все выше перечисленное свидетельствует об актуальности и практической направленности данной выпускной работы. В общественном сознании должна произойти переориентация в воспитательных приоритетах в семье. Необходимо поднимать социальную престижность и ответственность отцовства.

Цель исследования – изучить представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой.

Объект исследования: представления о роли мужчины в семье.

Предмет исследования: представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой.

Гипотеза: представления о роли мужчины у детей в семьях с различной структурой будут иметь отличия на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях.

Исходя из цели работы, были выдвинуты следующие задачи:

1) проанализировать категорию «представление» в психологической науке;

2) описать особенности формирования представления у детей о роли мужчины в процессе полоролевого воспитания в семьях с различной структурой;

3) обосновать программу эмпирического исследования;

4) эмпирически описать представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой, обобщить результаты и сделать выводы.

Методы исследования:

1) теоретические методы: анализ научно-психологической литературы по проблеме исследования;

2) психодиагностические методы и методики:

- сочинение на тему «Роль мужчины в семье», позволяющее проследить специфику когнитивного, эмоционального и поведенческого уровней представлений;

- методика «Незаконченные предложения» Дж.М. Сакса (в модификации), направленная на выявление отличий в представлениях у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях;

- метод контент-анализа.

3) математико-статистические методы: - критерий Фишера.

Исследование проводилось на свободной выборке. Время проведения исследования – с января 2010 г. по апрель 2010 г. В исследовании приняли участие 40 детей: 20 детей из полных семей и 20 детей из неполных семей. Возраст испытуемых – 10-12 лет.


1. Теоретические основы изучения представлений у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой

1.1 Представление, как психологическая категория

Для того чтобы наиболее полно и всесторонне изучить представления у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой, нам необходимо более подробно остановиться на таких психологических категориях, как «образ», «представление» и «социальные представления».

Понятие образа – сложная, собирательная категория, отражающая определенные явления в различных областях человеческого знания [Иллюстрированный энциклопедический словарь, с. 324].

Категория психического образа изначально выступала в качестве основы представлений о душе и сознании (Демокрит, Аристотель). Сознание – это, прежде всего, знание субъекта об окружающем мире и самом себе. Знание сообщает нечто о предмете, внешнем по отношению к тому, кто владеет этим знанием. Иначе говоря, за знанием скрыта никогда не разлучаемая связь субъекта с объектом. Психология обращается к данной проблеме с собственными конкретно-научными запросами, вырабатывая категорию образа в качестве особой реалии бытия [Смирнов С.Д., с. 12].

В результате психического процесса как деятельности мозга возникает то или иное образование – чувственный образ предмета, мысль о нем и т.д. Это образование (образ предмета), однако не существует вне соответствующего процесса, помимо отражательной деятельности. С прекращением отражательной деятельности перестанет существовать и образ. Будучи продуктом, результатом психической деятельности, образ, фиксируясь (в слове), в свою очередь становится идеальным объектом и отправной точкой дальнейшей психической деятельности.

По мнению С.Л. Рубинштейна, образ двояко включается в психическую деятельность [Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, с. 319]. Изучать психические процессы, психическую деятельность, - значит тем самым изучать формирование соответствующих образований. Безотносительно к образованию, которое формируется в процессе, нельзя, собственно очертить и сам процесс, определить его в специфическом отличии от других психических процессов. С другой стороны, психические образования не существуют сами по себе вне соответствующего психического процесса. Психическое образование (чувственный образ вещи, чувство и т.д.) – это, по существу, психический процесс в его результативном выражении. Всякий психический процесс есть отражение, образ вещей и явлений мира, знание о них.

С.Ю. Головин отмечает, что образ – это субъективная картина мира или его фрагментов; включает самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий [Словарь практического психолога, с. 349]. В образах выделяются лишь отдельные и обычно биологически ценные свойства раздражителя.

В мыслительный процесс, по мнению С.Ю. Головина включаются наглядные элементы, в том числе, в виде образных представлений о вещах и их свойствах. Не только отвлеченное значение слова, но и наглядный образ может быть носителем смыслового содержания, значения и выполнять более или менее существенные функции в мыслительном процессе, потому что образ является не замкнутой в себе данностью сознания, а семантическим образованием, обозначающим предмет. Поэтому мы можем мыслить не только отвлеченными понятиями, но и образами, как это с особенной очевидностью доказывает существование метафор и вообще художественное мышление.

С.Л. Рубинштейн отмечает, что образ предмета имеет семантическое содержание. Каждый воспринимаемый нами образ фигурирует обычно в связи с определенным значением, выраженным в слове - обозначает предмет. Образ является совершенным носителем мысли [Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, с. 319].

Одним из важнейших свойств образа является его целостность, его можно сравнить с гештальтом - функциональной структурой, которая по присущим ей законам упорядочивает многообразие отдельных явлений. Представители гельштальт-психологии (М. Вертгеймер, К. Коффка, В. Келлер) выдвинули идею целостности образа и несводимости его свойств к сумме свойств элементов. Целостность образа детерменирована онтологически - предметностью объективной реальности, психофизиологически, физиологически и психологически [Смирнов С.Д., с. 98].

Интенсивное изучение образа ведется в когнитивной психологии, где обсуждается проблема соотношения образа, возникающего в результате актуального восприятия, с представлениями тех же самых предметов и событий [Смирнов С.Д., с. 121].

Образ – это существующий только для человека образец способа его же собственной жизнедеятельности, овладевая которым в онтогенезе, он овладевает и своими собственными способностями. Каждый родившийся человек вступает в мир образов-образцов, и именно они, точнее – в общении реализуемое их значение, определяют и направляют жизненную активность индивида, формируя его мотивационную сферу. Овладение «видом», образом предмета (как образцом целенаправленной и лишь в общении совершаемой жизнедеятельности) есть одновременно и овладение тем, что реально предстает перед человеком в качестве предмета и средств его жизнедеятельности. Тем самым это и процесс образования его психики, и образования всех его представлений и чувств, мотивирующих поступки. К тому же каждым предметом культуры он овладевает как образцом всех подобных предметов, и именно в его образе он видит то, что значат они для человечества и каждого отдельного индивида.

Другими словами, не индивид вносит в мир предметов общезначимый порядок, созерцая эти предметы. Наоборот, индивид получает способность что-либо видеть, слышать, созерцать и воспринимать по-человечески, только овладевая исторически выработанными в предметной деятельности поколений образами действия, зависимыми от других людей, от их умений и навыков [Гиппенрейтер Ю.Б. Хрестоматия по ощущениям и восприятию, с. 178].

В информационном отношении образ представляет собой необычно емкую форму репрезентации окружающей действительности. Образы многомерны, многокатегориальны и полимодальны [Смирнов С.Д., с. 132].

Итак, умственные образы являются важнейшим компонентом всего строя психической жизни и тем самым системы научно-психологического знания. Умственный образ совместно с чувственным образом создает один из целостных блоков категориального аппарата психологической науки - представление.

Представление – это воспроизведенный образ предмета, основывающийся на нашем прошлом опыте. В отличие от восприятий, представления могут носить обобщенный характер. Если восприятия относятся только к настоящему, то представления – к прошлому и возможному будущему. Их существование не связано с наличием предмета и его воздействием на органы чувств. Представления актуализируются по ассоциациям «слово–образ», «образ–образ», «чувство–образ», а также непроизвольно – через действие неосознаваемых механизмов. Образ представления проецируется в сфере сознания. Личностные представления объективируются, становятся доступными другим через словесное описание, графическое изображение и связанное с ними поведение. При сравнении качественных характеристик образов восприятия и образов представления бросается в глаза неясность, неотчетливость, неполнота, фрагментарность, неустойчивость и бледность последних в сравнении с образом восприятия. Эти признаки действительно присущи представлениям, но они не существенны.

Представления – исходные данные для оперирования в сознании слепками действительности. Образы представлений вторичны по отношению к образам ощущения и восприятия. Сохраненные в памяти, они становятся достоянием духовной жизни, итогом чувственного познания мира, основой прогноза для познания и действия. Иначе говоря, образ представления – исходная форма развития и развертывания психической жизни личности [Руденский Е.В., с. 137].

Сущность представлений заключается в том, что они есть обобщенные образы действительности, сохраняющие важные для личности особенности мира. В них неизбежно совершается первый шаг на пути к абстракции и обобщению. Воспроизведенные образы памяти, представления являются ступенькой или даже целым рядом ступенек, ведущих от единичного образа восприятия к понятию и обобщенному представлению, которым оперирует мышление. Во-первых, представление может быть более или менее индивидуализированным образом воспоминания об однократной сцене, об определенном лице не вообще, а так, как оно предстало перед нами в один особенно памятный момент. Во-вторых, представление может быть образным, но обобщенным знанием о каком-нибудь предмете так, как он нам вообще представляется, независимо от какой-то определенной частной ситуации, в которой он в том или ином случае был нами как-то воспринят.

Представления отличаются большой неустойчивостью, изменчивостью, текучестью. Неустойчивость представлений, выражающаяся в изменчивости и текучести некоторых частей, свойств или деталей образа-представления, как бы вводит в представление ряд переменных. Это обстоятельство имеет положительное значение. Благодаря ему, представление приобретает большие возможности для обобщенного представительства различных предметов, чем, если оно было бы абсолютно устойчивым образованием, неизменным во всех своих частях, свойствах и деталях. Также представление может быть обобщенным образом не единичного предмета или лица, а целого класса или категории аналогичных предметов [Руденский Е.В., с. 261-262].

Таким образом, представление – это чувственный образ предмета, в данный момент нами не воспринимаемого, но который ранее в той или иной форме воспринимался. В связи с тем, что представление – это наглядный образ предмета или явления (события), возникающий на основе прошлого опыта (данных ощущений и восприятий) путем его воспроизведения в памяти или в воображении, различают представления памяти и представления воображения. Представления могут обладать различной степенью общности. Они образуют целую ступенчатую иерархию все более обобщенных представлений, которые на одном полюсе переходят в понятия, между тем как на другом – в образах воспоминания они воспроизводят восприятия в их единичности.

Огромное значение в психологии играют социальные представления, дающие возможность судить о ценностях, духовном состоянии не только отдельных индивидов, а обособленных социальных групп и общества в целом.

Наиболее разработано данное определение в «теории социальных представлений», автором которой выступил французский социальный психолог С. Московичи.

Классическое определение понятия «социальное представление» дано самим С. Московичи и рядом его сотрудников. С. Московичи понимает под социальным представлением сеть понятий, утверждений и объяснений, рождающихся в повседневной жизни в ходе межличностной коммуникации. Для С. Московичи социальные представления есть осмысленные знания, они являются в современном обществе эквивалентом тому, что в традиционных обществах рассматривается как мифы и верования. Они могут быть названы поэтому «современной версией здравого смысла». Д. Жоделе к этому добавляет: «Категория социального представления обозначает специфическую форму познания, а именно знание здравого смысла, содержание, функции и воспроизводство которого социально обусловлены» [Андреева Г.М. Психология социального познания, с. 207].

В этом определении особенно значимо в нашем контексте подчеркивание той мысли, что социальное представление - это форма познания социальной действительности.

Итак, развивая высказанные в этих определениях мысли, можно сказать, что социальные представления рождаются в обыденном, повседневном мышлении с целью осмыслить, понять окружающий человека социальный мир, осмыслить и интерпретировать окружающую человека социальную реальность. Понятно, что именно через социальное представление, посредством его обыденный человек и осуществляет познание социального мира.

По мнению авторов концепции «социальных представлений» (С. Московичи, Ж.-П. Кодол, Д. Жодоле), для человека всегда есть возможность встречи с чем-то «странным и незнакомым». Такая встреча таит в себе опасность разрушить привычный ход вещей, взорвать устоявшийся образ. С. Московичи полагает, что человек испытывает потребность как-то «приручить» новые впечатления и тем самым уменьшить риск неожиданности, приноровиться к новой информации. Он считает, что именно при помощи социальных представлений «странное и незнакомое» становится со временем понятным и знакомым.

В самом деле, мало кто может точно сказать, не будучи специалистом, что такое биохимия, ядерная физика, социология знания или этология. Но каким-то образом обрывки информации об этих сложных материях просачиваются в массовое сознание, простая сумма сведений о них мелькает в повседневных дискуссиях и разговорах и позволяет даже не очень сведущим людям беседовать на эти сложные темы. В этом процессе принимает участие и предшествующий опыт человека, например, отрывочные сведения, почерпнутые в школе, от знакомых и пр. В общем, с участием многих различных источников представления о «странном» сложным путем проникают в «щель» обыденного сознания и как бы трансформируются в нем в достаточно понятное и не столь странное. Происходит, по мнению С. Московичи, «торжество обычного через овладение странным». Это и есть русло социального познания обыденного человека [Андреева Г.М. Психология социального познания, с. 208].

Все это нужно человеку, чтобы понять смысл окружающего его мира, чтобы облегчить процесс коммуникации с другими людьми по поводу различных событий, наконец, для того, чтобы построить для себя относительно непротиворечивую картину мира. При этом совершается отнюдь не только когнитивная «работа» - трансформации одних понятий и категорий в другие, «понятные». У социального представления «пристрастная», как использовал этот термин А.Н. Леонтьев, природа, поскольку факты окружающего мира подвергаются трансформации и оценке, апеллирующим именно к реальному социальному опыту индивида. По мере введения нового, непривычного, непонятного в сферу обычного представления наполняются реальным смыслом, следовательно, «окрашиваются» определенным образом и как минимум конкретизируются [Андреева Г.М. Психология социального познания, с. 209].

В ряде пунктов теория социальных представлений как бы смыкается с когнитивными теориями соответствия. Как и в них, проводится мысль о том, что в жизни человека поджидает целый ряд неожиданностей и противоречий и это грозит разрушением устоявшейся картины мира - связанной и непротиворечивой. Желание сохранить эту устоявшуюся картину мира приводит индивида - так говорится в теориях когнитивного соответствия - к селективному отбору информации, получению лишь той, которая воссоздает «соответствие». Логика построений в теории социальных представлений сходна, однако здесь нет акцента на потребности человека в «соответствии», но фиксируется потребность понять смысл, т.е. сделать свою жизнь осмысленной, с более или менее ясной стратегией поведения, а для этого ему и приходится преобразовывать «необычное» в «обычное». Поскольку то же самое необходимо и группе, она также участвует в производстве социального представления. Поэтому-то социальное представление и выступает как фактор, конструирующий реальность не только для отдельного индивида, но и для целой группы.

Одна из ключевых идей С. Московичи состоит в том, что социальное представление не есть «мнение» отдельного человека, но именно - «мнение» группы, которое можно рассмотреть как ее своеобразную «визитную карточку». Не случайно Д. Жоделе настаивает на том, что социальное представление - это «общее видение реальности, присущее данной группе, которое может не совпадать или противостоять взглядам, принятым в других группах. Это видение реальности ориентирует действия и взаимосвязи членов данной группы» [Андреева Г.М. Психология социального познания, с. 209].

На рисунке 1.1 представлена структура социального представления.

Рисунок 1.1 Структура социального представления

Рассмотрим более подробно структуру социального представления. Она складывается из трех компонентов: информация, поле представления, установка. Именно эти три компонента пополняются как в ходе социализации, так и в повседневном жизненном опыте:

- информация, как отмечалось, проникает в «щели» обыденного сознания через разные источники;

- поле представления формируется непосредственно в группе - в ней определяется общая смысловая рамка, в которую помещается новая информация, а также диапазон возможных толкований того или иного понятия;

- установка есть интериоризация того, что уже почерпнуто и из полученной информации, и от «поля», созданного в группе, и из собственного опыта [Андреева Г.М. Психология социального познания, с. 210].

Социальное представление выполняет три основные функции:

1) оно является инструментом познания социального мира - его роль здесь аналогична роли обычных категорий, посредством которых индивид описывает, классифицирует, объясняет события;

2) оно есть способ опосредования поведения - способствует направлению коммуникации в группе, обозначению ценностей, регулирующих поведение;

3) оно является средством адаптации совершающихся событий к уже имеющимся, т.е. способствует сохранению сложившейся картины мира [Андреева Г.М. Психология социального познания, с. 210].

Реализацию этих функций обеспечивает особый механизм возникновения социального представления. Он включает в себя три этапа: «зацепление», объектификация и натурализация.

Суть первого этапа - «зацепления» состоит в том, что сначала всякий новый объект (как правило, незнакомый) нужно как-то «зацепить», сконцентрировать на нем внимание, зафиксировать в нем что-то такое, что позволит его вписать в ранее существующую рамку понятий. Тогда на втором этапе можно попытаться превратить обозначение нового неизвестного предмета в более конкретный образ. Этот процесс и называется объектификацией.

Именно в ходе этого процесса незнакомое и абстрактное трансформируется в нечто конкретное, знакомое здравому смыслу. Объектификация чаще всего осуществляется в форме персонализации, т.е. попытки привязать понятие к какой-нибудь личности, более или менее «знакомой». Объектификация может осуществляться и в другой форме: фигурации. При этом содержание понятия, обозначающего для обыденного человека нечто новое, незнакомое, привязывается не просто к имени кого-либо, а к некоторой формуле, связанной с этим именем.

Следующий этап - натурализация, принятие полученного «знания» как некоторой объективной реальности. Неважно, что подобного «знания» едва хватит для разговора в случайной компании, не больше. Важно другое - удовлетворена потребность в приведении новой, встретившейся информации в соответствие с существующей картиной мира, не разрушающей ее; можно сказать, что новое знание «приручено» [Андреева Г.М. Психология социального познания, с. 210-212].

Таким образом, социальные представления рассматриваются как единение природного и духовного начала, природного и духовно-нравственного мира человека. Человек формируется как субъект познания других людей, накапливая и расширяя свой жизненный опыт. Место человека в обществе, его социальная принадлежность, роль в процессе создания материальных ценностей и усваиваемые им в связи с этим морально-этические нормы всегда сказываются на объективности восприятия ими других людей, на его отношение к последним.

Каждый индивид интегрирует и модифицирует в каждый данный момент социальные формы, созданные культурой и отдельными группами. На этом пути ему встречаются различные «посредники»: институты власти, законы, средства массовой информации и пр. Однако самым главным является семья, ее опыт, ее система сложившихся уже ранее представлений. Именно семья призвана обеспечивать ребенку условия, необходимые для его первичной социализации, благодаря которым он осваивает первые социальные роли. У ребенка формируются представления о том, каким должен быть мужчина в семье и о том, какой должна быть женщина. Другими словами формируются определенные полоролевые стереотипы, на которые оказывает влияние структура семьи.

1.2 Специфика полоролевого воспитания в семьях с различной структурой

Половая принадлежность человека – это многоуровневая система, элементы которой формируются на разных стадиях индивидуального развития. Первичное звено этого процесса – хромосомный набор, определяющий пол, который создается в момент оплодотворения и определяет будущую генетическую программу организма. После рождения биологические факторы дополняются социальными. Под влиянием окружающей среды, в процессе социализации формируется половое самосознание, сознание своей половой идентичности и связанная с этим система самооценок и предпочтений [Бороденко М.В., 186].

Совокупность генетических, морфологических и физиологических признаков, на основании которых различают мужской и женский пол, называется половой дифференциацией. Это фундаментальное и уникальное свойство живого, связанное с функцией воспроизведения себе подобных. У человека половая дифференциация имеет социально-культурную обусловленность.

Традиционная система дифференциации половых ролей и связанных с ними стереотипов маскулинности – феминности отличалась характерными чертами:

- мужские и женские виды деятельности и личные качества различались очень резко и казались полярными;

- различия освещались религией или ссылками на природу и представлялись ненарушимыми;

- мужские и женские функции были не просто взаимодополняющими, но и иерархическими – женщине отводилась зависимая, подчиненная роль, так что даже идеальный образ женщины конструировался с точки зрения мужских интересов [Кон И.С., 78].

Другими словами, представления о психологическом типе мужчин и женщин основывались на мифах, религии, сказаниях и письменной литературе. Герои и героини, реальные или вымышленные, несут в себе целый набор стереотипов, что делает их потенциальными поставщиками характеристик, присущих мужскому или женскому полу. Обобщающим понятием здесь выступает категория «маскулинность/фемининность», являющаяся маркером и коррелятом мужской или женской идентичности.

При анализе природы половых различий большинство авторов (И.С. Кон, Т.Б. Щепанская, А.В. Либин, Д.В. Воронцов, Е.П. Ильин, Ш. Берн и др.), отдавая должное генетическим факторам, подчеркивают важность различных условий социализации мальчиков и девочек, начиная с самого раннего возраста. Так, при наблюдении за играми детей было обнаружено, что мальчики стремятся больше к групповому, коллективному общению, ориентируясь на содержание совместной деятельности, разработку правил. Девочки же были более склонны к формированию микрогрупп из двух–трех человек, при этом для них большую роль играет формирование эмоциональной межличностной связи, которая продолжалась бы и вне игры.

Таким образом, мальчики учатся соблюдать установленные правила, овладевают организационными навыками, усваивают роль «обобщенного другого», в то время как игра девочек способствует развитию эмпатии, чуткости, необходимых для принятия роли «конкретного другого».

Как указывает И.С. Кон, половая роль - это нормативные предписания, связанные с принадлежностью к определенному полу, выполнение которых обеспечивает мужской или женский статус. Это существующие в обществе стереотипы маскулинного и фемининного поведения и соответствующие им представления и ожидания, которым индивид должен соответствовать, чтобы быть признанным человеком того или другого пола (1978) [Кон И.С., 82].

Другими словами половая роль - это не абсолютный набор предписаний и моделей, верный в любой ситуации, а целый комплекс ролей, ролевой репертуар, каждая роль которого имеет свои модели, предписания, стереотипы.

Важную роль в полоролевой социализации играет полоролевое воспитание, на специфику которого, несомненно, накладывает отпечаток структура семьи.

Выделяют полные и неполные семьи. Перейдем к описанию особенностей полоролевого воспитания в полных семьях.

1.2.1 Особенности полной семьи

Семья - социальная группа, изначально формирующая личность человека. Она вводит в общество его новых членов, передавая им язык, нравы и обычаи, основные образцы поведения, обязательные в данном обществе, вводит человека в мир духовных ценностей общества, контролирует поведение своих членов. А.З. Шапиро, в частности, говорит о том, что семья создает условия для создания ситуации развития каждого из ее членов [Шапиро А.З., с. 46].

По определению Н.Я. Соловьева «семья – малая социальная группа, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т.е. на отношениях между мужем и женой, родителями и детьми и другими, живущих вместе и ведущих общее хозяйство» [Обухова Л.Ф. Семья и ребенок, с. 49].

Основными функциями семьи, по мнению И.В. Гребенникова, являются:

1) репродуктивная (от лат. productio – самовоспроизведение, размножение, производство потомства) – обусловлена необходимостью продолжения человеческого рода;

2) экономическая и хозяйственно-бытовая функция – общественное производство средств к жизни, восстановление истраченных на производстве сил своих взрослых членов, ведение своего хозяйства, наличие своего бюджета, организация потребительской деятельности;

3) функция первичной социализации – она обусловлена тем, что семья является первой и главной социальной группой, которая активно влияет на формирование личности ребенка. Являясь одним из важных факторов социального воздействия, конкретной социальной микросредой, семья оказывает влияние в целом на физическое, психическое и социальное развитие ребенка. Роль семьи состоит в постепенном введении ребенка в общество, чтобы его развитие шло сообразно природе ребенка и культуре страны, где он появился на свет;

4) воспитательная функция – это сложный социально-педагогический процесс. Он включает влияние всей атмосферы и микроклимата семьи на формирование личности ребенка. Возможность воспитательного воздействия на ребенка заложена уже в самой природе отношения родителей к детям, сущность которой заключена в разумной опеке, сознательной заботе старших о младших. Непосредственно опыт ребенка, приобретенный в семье, в младшем возрасте становится подчас единственный критерием отношения ребенка к окружающему миру, людям;

5) коммуникативная функция – это посредничество семьи в контексте своих членов со средствами массовой информации, литературой и искусством, влияние семьи на многообразные связи своих членов с окружающей природной средой и на характер ее восприятия, организация внутрисемейного общения, досуга, отдыха [Гребенников И.В., с. 88].

Семья играет колоссальную роль в жизни и деятельности общества. Функции семьи можно рассматривать как с позиции реализации целей общества, так и с позиции выполнения своих обязанностей по отношению к обществу. Семья как микроструктура удовлетворяет важные социальные потребности и выполняет важные социальные функции.

Благодаря своей репродуктивной функции семья является источником продолжения человеческой жизни. Это та социальная группа, которая изначально формирует личность человека. Семья способствует увеличению созидательных и производительных сил общества. Семья вводит в общество его новых членов, передавая им язык, нравы и обычаи, основные образцы поведения, обязательные в данном обществе, вводит человека в мир духовных ценностей общества, контролирует поведение своих членов. Социальные функции семьи проявляются не только в отношении детей, но и в отношении супругов, т.к. жизнь в браке является процессом, играющим большую роль в жизни общества.

Рассматривая роль семьи в жизни каждого человека, необходимо также отметить ее огромное психологическое значение, т.к. именно в семье формируются личность.

Итак, важность влияния семьи как института воспитания несомненна, и обусловлена тем, что в ней ребенок находится в течение значительной части своей жизни, и по длительности своего воздействия на личность ни один из институтов воспитания не может сравниться с семьей. В ней закладываются основы личности ребенка. Семья является первым институтом социализации, и именно семья является основным агентом полоролевого воспитания.

Полной семьей называется такая семья, в составе которой присутствуют оба родителя и хотя бы один ребенок [Дружинин В.Н., с. 45].

М.С. Мацковский, анализируя типичные нормы традиционной семьи в разных сферах ее жизнедеятельности, пришел к выводу. В этой модели семьи отец - кормилец, персонификация власти и высшая дисциплинирующая инстанция, пример для подражания и непосредственный наставник во вне семейной общественной жизни. В сфере воспитания одобрялся строгий стиль общения, причем его характер определялся отцом, а непосредственное воспитание осуществлялось матерью. Труд отцов был всегда на виду, что являлось базой для отцовского авторитета. В отношении лидерства власть в семье неоспоримо принадлежала мужчине, который также и принимал все важные решения по семейным вопросам, потому что из всех членов семьи он наиболее умелый, опытный, сведущий. Эмоциональные чувства, теплота, нежность ожидались только со стороны женщины, в то время как для мужчин наличие таких качеств считалось слабостью.

С точки зрения традиционной семьи женщина занимает второстепенное место, и в семье, и в обществе в целом. От нее ожидается подчиненность, мягкость, хозяйственность, слабость, нежность и другие качества, неприемлемые для мужчины. Следовательно, роль женщины весьма ограниченна и характеризуется понятиями «женщина-мать» и «женщина-хозяйка дома». Ожидая от женщины вышеперечисленных качеств, воспитание мальчиков и девочек в русской семье значительно отличается. Девочка в процессе воспитания осваивает роль матери и хранительницы очага, а мальчик – роль хозяина и держателя власти. Агрессивное поведение со стороны мальчиков если не поощрялось, то, по крайней мере, не встречало крайнего неодобрения, в отличие от агрессивного поведения девочек [Мацковский М.С., с. 55-56].

Таким образом, для традиционной модели семьи характерно доминирование мужчины и подчинение женщины. Воспитанием детей, в основном, занимались женщины, дети обязаны были во всем слушаться отца. В воспитании детей преобладал авторитарный стиль, основанный на безусловном послушании. Если мать могла себе позволить проявления родительской любви по отношению к ребенку, то для отца – это считалось слабостью.

На рубеже XIX–XX вв., в связи с революционными изменениями, происходящими в обществе, был зафиксирован кризис семьи, сопровождаемый глубокими внутренними противоречиями. В.Н. Дружинин дает следующее определение типичной семьи того периода - это «вариант модели аномальной семьи. В такой семье мужчина и женщина борются за доминирование. Аномальность этой семьи в том, что мужчина не несет ответственности за семью в целом» [Дружинин В.Н., с. 89].

Авторитарная власть мужчины была потеряна. Семья утратила функции домашнего производства. Нормативной моделью стала нуклеарная семья, состоящая из супругов и детей.

Для семьи этого исторического периода свойственны следующие особенности. Мужчина и женщина в семье борются за доминирование. Победа достается более сильному - не столько физически, сколько психологически. Существуют противостояние поколений, подавление детей и борьба детей с властью родителей. Мужчина не несет ответственности за семью в целом, ответственность за семью в целом несет женщина [Дружинин В.Н., с. 91].

Иначе говоря, для семьи характерно фактическое главенство женщины, что объясняется ее ведущей ролью, как в домашних, так и во вне семейных делах. Главой современной семьи считается наиболее ответственный среди равных. Практически не обладая преимуществами, он имеет больше обязанностей по сравнению с другими ее членами. Как правило, это женщина, причем чаще тяготящаяся вынужденным главенством в семье. Отсутствием психологической и материальной зависимости от мужа повышает уровень требовательности современной женщины к семье, к мужу.

В ходе исторической трансформации образа семьи, произошло изменение традиционных представлений о роли и месте мужчины и женщины в семье, что привело к ослаблению ее крепости, нарушению исторически сложившегося этикета по отношению к пожилым женщинам, детей к матерям, недостаточности воспитания в молодых женщинах хозяйственных навыков. Исследователи (А.С. Еникеева, Т.М. Мастюгина, В.М. Целуйко, В.А. Александрова) считают, что, несмотря на перемены, в современном обществе идеальными качествами супруги в русских семьях по-прежнему остается скромность, спокойствие, верность, а также «отсутствие честолюбия» и ориентацию на дом [Осорина М.В., с. 120].

Однако, несмотря на все перемены, во всех семьях сохраняется сотрудничество поколений («институт бабушек»). Современные работающие бабушки более заняты воспитанием внуков, нежели родители, они - главные лица, передающие традиции и опыт. Это может привести к смешению стилей отношения к ребенку: отец, мать, бабушки и дедушки могут конфликтовать друг с другом, отстаивая каждый свой стиль.

По-прежнему велика роль финансовой поддержки старшим поколением младшего и содержания детьми престарелых родителей. Связь поколений также зависит от женщины и укрепляется при ее участии [Осорина М.В., с. 121].

Другими словами, после революции для семьи стала характерна борьба за лидерство в семье между мужчиной и женщиной, ответственность за семью в целом ложиться на плечи женщины. Для родительского воспитания характерен авторитарный стиль, основанный на доминировании матери. Родительская любовь характеризуется предъявлением повышенных требований к ребенку.

В конце ХХ века и начале ХХI века, происходящие социально-экономические изменения в обществе, вновь внесли стремительные изменения в функционирование семьи.

Сегодня в современном обществе преобладает малая семья: родители-дети. Из-за жилищных проблем, трудностей в воспитании детей, а также по ряду иных (чаще - психологических) причин женатые дети остаются с родителями.

Изменилось выполнение семьей своих традиционных функций:

- хозяйственно-бытовая функция может осуществляться самостоятельно каждым из супругов;

- воспитательная функция реализуется одним из супругов (чаще матерями) с помощью системы общественного воспитания;

- в обществе пропагандируется культ свободных сексуальных отношений;

- репродуктивная функция может осуществляться путем искусственного зачатия и т.д. [Целуйко В.М. Психология современной семьи, с. 118].

Однако, несмотря на представленные факты, к которым мы можем добавить печальную статистику разводов, увеличение числа людей зрелого возраста, не вступающих в брак и количества неполных семей, по мнению О. Карабановой, «наметился явный, безусловно положительный сдвиг в пользу выбора семьи как формы партнерского союза, оптимальной для обеспечения необходимых условий личностного роста и саморазвития» [Карабанова О.А., с. 23]. Ведь за негативными внешними признаками изменения семьи скрывается формирование качественно новых отношений в рамках института семьи. Эти отношения базируются, в первую очередь, на изменении места и роли женщины в производстве и обществе, на праве каждого из супругов на индивидуализацию и полную личностную самореализацию.

Демократические и гуманистические тенденции в обществе породили равноправие супругов в распределении прав и обязанностей в семье, а также новый взгляд на роли отца и матери. Отец и мать в современной семье представлены как равноправные партнеры. Успешное отцовство характеризуется активным участием в воспитании детей, интересом к успехам ребенка и частым общением с ним.

С точки зрения Э. Фромма отцовская любовь, по сравнению с материнской любовью, - «требовательная», условная. Ребенок должен заслужить ее. Отцовская любовь не является врожденной, а формируется, на протяжении первых лет жизни ребенка. Для того чтобы заслужить отцовскую любовь, ребенок должен соответствовать определенным социальным требованиям и отцовским ожиданиям в отношении способностей, достижений, успешности. Любовь отца служит как бы наградой за успехи и хорошее поведение. В ребенке для отца воплощена возможность продолжения рода, поскольку в соответствии с традиционными нормами мужчина должен воспитать наследника как продолжателя рода, хранителя традиций и родовой памяти [Гозман Л.Я., с. 61]. Таким образом, отец выполняет функцию социального контроля и является носителем требований, дисциплины и санкций.

Согласно представлениям А. Адлера роль отца в воспитании заключается в поощрении активности, направленной на развитие социальной компетентности. Если мать предоставляет ребенку возможность ощутить интимность человеческой любви, то отец проторяет ребенку путь к человеческому обществу. Отец является для детей источником познаний о мире, труде, технике, способствует формированию социально полезных целей и идеалов, их профессиональной ориентации [Гозман Л.Я., с. 61].

Как отмечает А. Греймс: «Материнская забота обеспечивает возможность принятия, отцовская же забота побуждает к отдаче. И то и другое необходимо для развития личности» [Гозман Л.Я., с. 62].

В жизни каждого человека родители играют большую и ответственную роль. Они дают ребенку новые образцы поведения, с их помощью он познает окружающий мир, им он подражает во всех своих действиях. Эта тенденция все более усиливается благодаря позитивным эмоциональным связям ребенка с родителями и его стремлением быть похожим на мать и отца.

А.С. Еникеева отмечает, что традиции семейного воспитания в современной семье зависят от возраста, образования супругов, характера их труда [Мацковский М.С., с. 58].

Ж. Бейжанова отмечает, что стали встречаться молодые родители, сознательно воспитывающие также и себя. Когда родители понимают, что от них во многом зависит формирование личности ребенка, то они ведут себя так, что все их поступки и поведение в целом способствуют формированию у ребенка тех качеств и такого понимания человеческих ценностей, которые они хотят ему передать. Такой процесс воспитания можно считать вполне сознательным, т.к. постоянный контроль за своим поведением, за отношением к другим людям, внимание к организации семейной жизни позволяет воспитывать детей в наиболее благоприятных условиях, способствующих их всестороннему и гармоничному развитию [Бейжанова Ж., с. 18].

Таким образом, семья как малая социальная группа оказывает влияние на своих членов. Одновременно каждый из них своими личными качествами, своим поведением воздействует на жизнь семьи. Отдельные члены этой малой группы могут способствовать формированию духовных ценностей ее членов, влиять на цели и жизненные установки всей семьи. Большую роль играют в семье взаимоотношения между представителями разных поколений, а также в пределах одного и того же поколения (супругами, братьями, сестрами, дедушками, бабушками).

Современная семья переживает кризис, разрешение которого обусловит рождение нового типа семьи – с новой функционально-иерархической структурой и качественно иными отношениями между супругами и детьми. Для воспитания детей будет характерно сотрудничество, которое предполагает опосредованность межличностных отношений общими целями и задачами совместной деятельности.

1.2.2 Особенности неполной семьи

Начнем рассмотрения особенностей неполной семьи с того, что дадим определение понятию «неполная семья».

По мнению В.М. Целуйко, неполная семья – это семья, состоящая из одного родителя с одним или несколькими несовершеннолетними детьми [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с.98].

В.М. Целуйко уточняет, что есть дополнительная категория - так называемые функционально неполные семьи. В этой семье двое родителей, но профессиональные или другие причины оставляют им мало времени для семьи. Общение с детьми обычно оказывается возможным только по выходным дням, да и в эти дни ограничивается несколькими часами [Целуйко В.М. Психология современной семьи, с. 105].

Данного определения неполной семьи придерживается И.В. Гребенников, который также считает, что «неполная семья состоит из одного родителя с одним или несколькими несовершеннолетними детьми» [Семейное воспитание, с. 153].

Другими словами, главными отличительными особенностями неполной семьи являются наличие только одного родителя и несовершеннолетних детей (или одного ребенка).

Неполные семьи возникают в силу разных причин: рождения ребенка вне брака, смерти одного из родителей, расторжения брака либо раздельного проживания родителей. Соответственно, выделяются основные типы неполной семьи: внебрачная, осиротевшая, разведенная, распавшаяся. В зависимости от того, кто из родителей занимается воспитанием ребенка, выделяют материнские и отцовские неполные семьи. По количеству поколений в семье различают неполную простую - мать (отец) с ребенком или несколькими детьми и неполную расширенную - мать (отец) с одним или несколькими детьми и другими родственниками.

В качестве вариантов неполной семьи могут выступать такие семьи, в которых родители являются не родными, а приемными или опекунами. Соответственно этому такие неполные семьи называются нетипичными, среди них в свою очередь можно выделить неполные семьи с усыновленными детьми и неполные семьи, воспитывающие чужих детей на правах опеки [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 106].

Рассмотрим более подробно особенности неполной семьи каждого тина.

Осиротевшая неполная семья образуется в результате смерти одного из родителей. Несмотря на то, что потеря близкого человека - это страшный удар для семьи, оставшиеся ее члены способны сплотиться и поддержать целостность семейной группы. Родственные связи в таких семьях не разрушаются: сохраняются взаимоотношения семьи со всеми родственниками по линии погибшего (умершего) супруга, которые продолжают оставаться частью семейного круга.

Семейные отношения с родственниками и друзьями умершего родителя будут продолжаться и впредь, когда овдовевший вновь вступит в брак, так как общественное мнение принимает второй брак после вдовства как само собой разумеющееся явление [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 107].

Жизнь в неполной разведенной семье, по мнению специалистов, приводит к тому, что ребенок получает психологическую травму из-за того, что родители по какой-то причине не смогли или не захотели жить вместе. Последствия развода родителей отражаются на психике ребенка, обусловливая появление у него чувства неполноценности, стыда, страха. Поэтому естественны желание, особенно маленьких детей, надежда на воссоединение, восстановление брачных отношений отца и матери. Тяжелых последствий не бывает только в тех случаях, если развод родителей воспринимается ребенком как освобождение от кошмара [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 108].

Отличительной особенностью неполных разведенных семей является также то, что мать нередко после расторжения брака возвращается вместе с детьми к своим родителям. Характерным феноменом отношений в такой неполной семье будет инверсия воспитательных ролей, когда роль матери берет на себя бабушка с авторитарными чертами личности, а роль отца выполняет мать с твердыми чертами характера и повышенной принципиальностью или дедушка. Оставшиеся с матерью дети нередко становятся своеобразными козлами отпущения для уменьшения у нее нервного напряжения и чувства эмоциональной неудовлетворенности. Закономерным следствием отсутствия эмоционального признания и понимания со стороны матери будет нарастание психического напряжения у детей и появление у них невротических и поведенческих нарушений [Крюкова Т.Л., с. 96].

Свои особенности имеет и такая разновидность неполной семьи, как внебрачная (семья матери-одиночки), возникающая в результате рождения женщиной ребенка вне брака.

В силу различных обстоятельств женщина принимает решение родить ребенка, не вступая в брак. Все проблемы, связанные с устройством семейной жизни одинокой женщиной, начинаются еще в период беременности.

Во-первых, родители не всегда могут понять собственную дочь, поэтому не исключено, что в последующем они откажутся принять внебрачного ребенка в свою семью. В связи с этим одинокая мать не может рассчитывать на помощь с их стороны и ей приходится одной нести все тяготы, связанные с содержанием и воспитанием ребенка.

Во-вторых, родительские обязанности одинокой матери никто вроде бы не усложняет, но никто и не поправляет ее, если она допускает ошибку. Если окружающие не вмешиваются в воспитание, значит, они и не помогают. В результате такого одностороннего воспитания могут появиться серьезные нарушения в развитии личности ребенка [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 110].

Психологи отмечают определенные особенности в психологии матери, которая одна воспитывает ребенка. Во-первых, это ее повышенная тревожность. Во-вторых, женщина, вырастившая ребенка одна, потом включается в его жизнь, семью. Она не хочет ни с кем его делить [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 111].

Отсутствие в семье не просто отца, а, прежде всего, мужчины является важной предпосылкой отклонений в психическом развитии ребенка. Как считают психологи, дефицит мужского влияния в неполных семьях проявляется в следующем:

- нарушается гармоничное развитие интеллектуальной сферы, страдают математические, пространственные, аналитические способности ребенка за счет развития способностей вербальных;

- затрудняется обучение подростков навыкам общения с представителями противоположного пола;

- становится возможным формирование избыточной привязанности к матери, поскольку отсутствует член семьи, который мог бы «оторвать» ребенка от матери, вывести его в более широкий мир;

- менее четким делается процесс половой идентификации мальчиков и девочек [Эйдемиллер Э.Г. Психология и психиатрия семьи, с. 92].

По мнению специалистов, отличительные особенности в развитии интеллектуальной сферы ребенка из неполной семьи наиболее отчетливо начинают проявляться в школьном возрасте, когда умственная деятельность становится наиболее интенсивной.

Для полноценного развития интеллекта ребенка очень важно, чтобы в его окружении начиная с раннего детства, встречались оба типа мышления: и мужской, и женский. Отсутствие отца в семье, с чем бы оно ни было связано: с разводом, смертью, раздельным проживанием или частыми и длительными командировками, - отрицательно сказывается на развитии математических способностей, как мальчиков, так и девочек [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 116].

Известно, что на развитие интеллекта влияют наследственность, социальное окружение, собственный опыт ребенка. Поэтому очень важно, в каком возрасте ребенок был лишен возможности, испытывать на себе влияние обоих родителей, являющихся для него первым источником необходимого жизненного опыта. Как правило, чем раньше ребенок лишился отца, тем больше страдает его умственное развитие.

Как отмечает, Г. Крайг, наличие мужчины (отца) в семье влияет не только на характер умственного развития детей, но и на формирование их интереса к учению и образованию, стимулирует их желание учиться [Крайг Г., с. 543].

Описанные выше варианты влияния отца (мужчины) на умственное развитие и успеваемость ребенка не говорят о наличии каких-то жестких механизмов, причинно-следственных связей. Речь идет лишь о наиболее часто встречающихся тенденциях.

Одна из наиболее распространенных особенностей материнского воспитания в неполных семьях - чрезмерная опека ребенка матерью. Мать хочет уделить ребенку больше внимания, которого он частично лишился в связи с уходом или смертью отца, окружить большей заботой, жертвуя собой, своими интересами и желаниями. Страх, который переживает мать за жизнь, здоровье, учебу, настроение ребенка, невольно передается ему, и ребенок становится нерешительным, несамостоятельным, осторожным и пугливым. К тому же у детей в условиях такого материнского воспитания бывает чрезвычайно ограничена сфера общения со сверстниками. Дефицит общения делает ребенка с самого раннего детства некоммуникабельным, скованным, мешает проявлению способностей, которые мать с таким усердием развивает [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 127].

Многочисленные данные, полученные психологами за последние полвека, свидетельствуют о том, что воспитание ребенка в неполной семье оказывает негативное влияние на становление его личности.

Детские психиатры считают, что у детей из неполных семей часто встречаются патохарактерологические и поведенческие нарушения, а также нарушения психического здоровья. Они отмечают, что у мальчиков дошкольного возраста из неполных семей достоверно чаще встречаются капризность и истеричность в поведении, беспричинное упрямство и негативизм, тики. У девочек в неполных семьях достоверно более частым бывает заикание [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 128].

Установлено (Т.В. Корнеева, Л. Прокофьева), что дети из неполных семей пассивны, не стремятся к положительной оценке своих умений. Подобные реакции относятся к социально нежелательным, так как могут привести к отказу от всяких попыток добиваться реализации притязаний на признание в учебной, спортивной и других видах деятельности [Корнеева Т.В., с. 5].

По данным педиатров, дети из неполных семей значительно чаще, чем дети из полных семей, подвержены острым и хроническим заболеваниям, протекающим в более тяжелой форме. Это связано с низкой медицинской активностью родителя. В неполной семье вся нагрузка о материальной стороне благополучия семьи ложится на мать или отца, что часто идет в ущерб обязанностям воспитания и укрепления здоровья детей. Порой родителю просто не хватает времени обратиться к врачам в случае болезни детей, и даже увидеть симптомы неблагополучия в здоровье ребенка.

Медики также отмечают значимые различия в образе жизни неполной семьи по сравнению с полной семьей. Так, в неполных семьях более высока частота наличия вредных привычек (курение, употребление алкоголя), социально-бытовая и жилищная неустроенность, несоблюдение гигиенических норм жизни, не обращаемость к врачам в случае болезни детей, самолечение и т.п.

Исследования врачей (М.М. Балыгин) показали, что из четырех компонентов здоровья (соматическое, психологическое, физическое, психическое) в неполных семьях первоначально нарушается соматическое и психологическое здоровье, в последующем - физическое и психическое [Немировский К.Е., с. 51].

Если матери приходится воспитывать ребенка одной, трудности и ошибки воспитания неизбежны, ибо в отсутствие отца система отношений «мать - ребенок» значительно усложняется. Результатом издержек материнского воспитания в неполных семьях может стать деформация личности ребенка уже в раннем детстве.

В полной семье эмоциональный фон создает мать. Она поддерживает благоприятную семейную атмосферу понимания, доверительности, душевной близости. Отец выполняет функции нормативного контроля, осуществляет регуляцию поведения. В неполной семье все эти функции пытается реализовать мать, что ей не всегда удается. От издержек материнского воспитания в таких семьях страдают, прежде всего, мальчики. В своем стремлении оградить сына от жизненных трудностей, ответственности и риска матери тем самым парализуют детскую волю, мешают сыновьям стать мужчинами.

Но мужчинами становятся и под влиянием матери. Если мать с раннего детства воспитывает в сыне умение преодолевать трудности, поощряет его самостоятельность и инициативу, она закладывает основы мужского характера. Стимулируя у него желание, быть сильным и смелым, развивая способность рисковать, но рисковать разумно, мать формирует у сына мужской стиль поведения. А, воспитывая, в сыне доброту, чуткость и внимательность, она заслуживает себе право оставаться его другом в течение всей жизни [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 126].

Бывает и так, что мать решает «слепить» из сына идеального (по ее представлениям) мужчину. Она разрабатывает для него непосильную программу действий, в которую входят занятия и музыкой, и языком, и фигурным катанием, и танцами. Интересы, желания и возможности ребенка при этом не учитываются. Иногда у него просто не хватает сил для осуществления ее программы, и тогда может наступить нервный срыв [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 128].

Нередко любовный деспотизм матери («мой, только мой») приводит к деспотической власти сына над матерью. Уже в раннем детстве он начинает эксплуатировать ее в личных корыстных целях, используя и материнскую любовь, и страхи, и самопожертвование. Подобный стиль отношений он по привычке переносит и на других людей: родственников, знакомых, сверстников, из-за чего постоянно конфликтует с ними. Получая отпор со стороны тех, кто не желает подчиняться его капризам, сын еще больше подавляет мать своими требованиями и неуемными желаниями. Так он привыкает потреблять, ничего не предлагая взамен, становится эмоционально холодным и жестоким по отношению и к другим людям, и к матери [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 128].

В.В. Бодалев и А.А. Столин разработали классификацию типов неадекватного отношения матери к ребенку, проявляющиеся в неполных семьях:

1) ребенок, «замещающий мужа». В этом случае мать требует к себе постоянного внимания, заботы, хочет быть постоянно в обществе ребенка, быть в курсе его личной жизни, стремится ограничить его контакты со сверстниками;

2) гиперопека и симбиоз. Мать стремится удержать ребенка при себе, привязать и ограничить самостоятельность из-за страха лишиться ребенка в будущем, она принижает способности ребенка, стремится «прожить за него жизнь», что приводит к личностному регрессу и фиксации ребенка на примитивных формах общения;

3) воспитательный контроль, посредством нарочитого лишения любви. Ребенку говорится, что «мама такого не любит». Ребенка игнорируют, обесценивают его «я»;

4) воспитательный контроль посредством вызова чувства вины. Ребенку говорят, что он «неблагодарный». Развитие его самостоятельности сковывается страхом [Семья в психологической консультации, с. 76].

Работа Е.Т. Соколовой, проделанная на базе психологической консультации, также посвящена проблеме стилей отношений «мать-ребенок» в неполных семьях. Она выделяет следующие стили воспитания:

1) сотрудничество. В общении матери и ребенка преобладают поддерживающие высказывания над отклоняющими. В общении присутствуют взаимоуступчивость, гибкость (смена позиций ведущего и ведомого). Мать побуждает ребенка к активности;

2) изоляция. В семье не принимается совместных решений. Ребенок изолируется и не хочет делиться своими впечатлениями и переживаниями с родителями;

3) соперничество. Партнеры по общению противостоят друг другу, критикуют друг друга, реализуя потребности в самоутверждении и симбиотической привязанности;

4) псевдосотрудничество. Партнеры проявляют эгоцентризм. Мотивация совместных решений не деловая, а игровая (эмоциональная).

Е.Т. Соколова считает, что партнеры при реализации того или иного стиля получают «психологические выгоды» и рассматривает два варианта отношений «матери и ребенка»: доминирование матери и доминирование ребенка и дает следующие психологические характеристики этим типам отношений. Доминирующая мать отклоняет предложения ребенка, а ребенок поддерживает предложения матери, демонстрируя покорность и/или действуя за спиной и под защитой матери. Если доминирует ребенок, мать получает следующие «психологические выгоды»: мать соглашается с ребенком, чтобы обосновать его слабость и тревогу за него или чтобы принять позицию «жертвы» [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 225].

Почти все перечисленные стили, способы, виды и прочие отношения матери к ребенку являются следствием деструкции семьи по одному типу: отсутствие какой бы то ни было организующей функции мужчины-отца в структуре семейных отношений и замыкание всей системы психологических связей на ребенке. Мать и ребенок оказываются по своей воле или по неволе в плену друг у друга, в круговороте действий и эмоций, из которых один выход: невроз (чаще - истерия) и инфантилизация личности ребенка (всевозможные проявления психической незрелости).

Мы видим, что воспитание ребенка в неполной семье имеет определенные трудности и его психическое здоровье во многом зависит от грамотного и мудрого поведения родителей.

Важной психологической проблемой, связанной с воспитанием ребенка в неполной семье, является нарушение и несформированность навыков поло-ролевого поведения.

Психологи отмечают: для ребенка раннего и дошкольного возраста отец - это объект любви, восхищения и идентификации; человек, который является защитником и утешителем.

Дети, находясь в нормальных тройственных отношениях мать - ребенок - отец, учатся взаимодействовать одновременно с двумя родителями. Как отмечает педагог и психолог Г. Фигдор, отсутствие отца нарушает нормальные тройственные отношения и не позволяет ребенку использовать его в качестве объекта разрядки, объекта идентификации в конфликтах с матерью, что часто приводит к детским неврозам.

По мнению Д. Видра, отношения с отцом на втором и третьем году жизни призваны, во многом, облегчить трудный и конфликтный процесс индивидуализации ребенка, они открывают ему альтернативный опыт отношений, благодаря которому малыш может и должен начать воспринимать себя отдельно от матери.

В возрасте четырех лет ребенок вступает в новую фазу развития. В это время акценты в тройственной системе отношений сдвигаются в сторону половой специфики. Вступает в силу Эдипов комплекс: мальчики направляют большую часть своих нежных чувств матери, а девочки - отцу. Из уст ребенка можно услышать: «Я вырасту и женюсь на своей маме!».

Медики и психологи отмечают, что утрата или несформированность чувства пола порождает глубокие изменения всей личности человека. У такого человека наблюдается ощутимая потеря своего «Я», нарушается вся система его отношений с другими людьми. Даже небольшое отклонение от нормы в области полового самосознания чревато негативными последствиями. В развитии специфических половых психологических качеств мужчин и женщин огромная роль принадлежит родителям. В подавляющем большинстве в неполных семьях дети воспитываются без отца. Поэтому чаще всего им не хватает именно мужского примера.

По мнению психологов, первые пять лет жизни играют определяющую роль в развитии черт мужественности у мальчика и в установлении в будущем гетеросексуальных отношений у девочки. И чем дольше в этот период ребенку придется жить без отца (из-за его смерти или развода родителей), тем серьезнее могут оказаться трудности половой идентификации, если никакой другой мужчина не послужит эффективной заменой.

У мальчиков, воспитанных только матерью, можно наблюдать либо развитие женских черт характера, таких, как словесная агрессивность, предпочтение игр и занятий, традиционно свойственных девочкам, либо, напротив, развитие «компенсаторной мужественности», для которой характерно сочетание преувеличенно мужского поведения с зависимым характером [Крюкова Т.Л., с. 117].

Отсутствие отца в семье или человека, его заменяющего, сказывается и на развитии личности и мужского самосознания мальчиков. На этот факт указывают психотерапевты. Они отмечают, что лишенные в детстве возможности достаточного общения с отцом мальчики в последующем часто не умеют исполнять свои отцовские обязанности и, таким образом, отрицательно влияют на личностное становление своих детей. Воспитывающиеся без отца мальчики либо усваивают женский тип поведения, либо у них создается искаженное представление о мужском поведении как антагонистически противоположном женскому и они не хотят воспринимать то, что пытается привить им мать [Эйдемиллер Э.Г. Семейная психотерапия, с. 48].

Психологи также указывают на негативные последствия чисто женского воспитания мальчиков. Отсутствие или дефицит мужского влияния в детстве может привести к возникновению у мальчиков трудностей усвоения адекватной половой роли. Если мальчик воспитывался в женском окружении, при отсутствии мужчины, который мог бы стать для него образцом мужского поведения, у него почти всегда выявляется то, что психологи называют нарушением поло-ролевого поведения, иначе говоря, у такого повзрослевшего мальчишки и в характере, и в поведении слишком много женского [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 122].

В развитии девочки отец играет также важную роль. Для нее он мужчина «№ 1», его черты, особенности поведения, нюансы взаимоотношений с ним запоминаются (порой бессознательно) и становятся образцом, своего рода магнитом, к которому впоследствии будут притягиваться (или от которого будут отталкиваться) все типы и формы отношений будущей женщины с мужчинами [Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи, с. 119].

Другими словами, дефицит мужского влияния в ходе взросления девочки существенно затрудняет ее развитие как будущей женщины, осложняет формирование у нее навыков межполового общения, что впоследствии негативно отразится на ее личной и семейной жизни.

Воспитание в неполной семье накладывает отпечаток на содержательную сторону личностных перспектив детей. Мальчики шести - семи лет чаще ориентируются на хозяйственно-бытовую деятельность. Игры, отдых и развлечения интересуют их значительно меньше, чем сверстников из полных семей. Это связано с объективными бытовыми трудностями, а также с субъективным стремлением детей заменить ушедшего отца.

У девочек старшего дошкольного и младшего школьного возраста таких отклонений не наблюдается. Это еще раз подтверждает тот факт, что мальчики в неполной семье чаще находятся в более сложном психологическом состоянии.

Кроме того, в отсутствие отца ребенок лишен возможности полноценного формирования стереотипа поведения своего пола, и тогда мальчик невольно перенимает женские черты. В результате его психосексуальное развитие отличается противоречивостью. Установлено (А.И. Захаров), что большинство лиц гомосексуальной ориентации выросли в неполных семьях [Немировский К.Е., с. 52].

А.С. Спиваковская выделяет три типа семейного воспитания детей без отца, которые формируют определенные представления о мужчине:

1) первый тип. Мать не упоминает об отце, как будто его не было. Такой подход может быть целесообразным лишь в ситуации, если ребенок действительно не знал отца. Однако и в этом случае ребенку следует дать необходимые пояснения в доступной форме, учитывая его возраст, психологические особенности и социальное окружение. Но если дети до развода воспитывались отцом, то отсутствие информации о нем отрицательно сказывается на их психическом развитии;

2) второй тип. Попытки матери обесценить отца, вычеркнуть из детской памяти даже самые незначительные положительные воспоминания о нем. Негативная характеристика отца не может положительно сказаться на психологическом состоянии ребенка, особенно если у него остались только теплые воспоминания об отце и чувство любви к нему. У девочки недоверие к отцу иногда приводит к недоверию ко всем мужчинам. Впоследствии девушка с такими взглядами сталкивается с трудностями при выборе партнера и создании семьи. Несправедливые высказывания об отце часто оборачиваются негативной стороной и по отношению к матери. В результате возникают глубокие внутренние конфликты, нарушается контакт между ребенком и матерью, который особенно необходим в неполной семье;

3) третий тип связан с созданием у детей представлений об отце как о человеке, у которого есть определенные достоинства и недостатки. Это самый трудный подход в воспитании, который может выбрать мать, так как требует от нее мудрости, терпения и самоконтроля. Однако он наиболее эффективный и психологически оправданный [Спиваковская А.С., с. 125].

Итак, для полноценного развития детям необходимо видеть перед собой пример добрых, уважительных взаимоотношений между обоими родителями. Причем роль каждого взрослого в этом взаимодействии различна: мать обеспечивает базовое доверие к миру, отец - связь с этим миром. Отсутствие такого примера, бесспорно, оказывает влияние на развитие личности ребенка в целом. Часто это приводит к нарушениям детской психики: чрезмерной пассивности или повышенной возбудимости, нарушению сна и др. У многих детей формируется заниженная самооценка. Эмоциональная нестабильность, отсутствие отца как образца идентификации, отклонения от нормы с точки зрения социальных ожиданий приводят к нарушениям в развитии самосознания ребенка.

Таким образом, анализ научной психолого-педагогической литературы по проблеме исследования, позволил нам сделать следующие выводы.

Представления ребенка о роли мужчины в семье проявляются, закрепляются и корректируются в процессе жизнедеятельности.

Семья является для ребенка самым важным и влиятельным фактором социализации. Каждый тип семьи имеет свои специфические особенности, связанные с характером внутрисемейных отношений, что не может не сказаться на развитии психики ребенка и формировании его личностных качеств.

Роль родителей очень многопланова и отражается на формировании личности ребенка уже в раннем детстве. Процесс половой идентификации, т.е. осознание ребенком своей половой принадлежности и приобретения психических особенностей и поведения, характерных для представителей определенного пола, во многом зависит от полноты состава семьи и от того, насколько сильно влияние матери или отца на формирование у ребенка жизненных и ценностных установок. Именно в условиях семейного воспитания дети получают первый опыт личного поведения, эмоционального реагирования на различные ситуации, переживания и проявления различных чувств, учатся познавать окружающий природный и социальный мир, организовывать свой быт, эффективно участвовать в межличностном и межполовом общении.

Структура неполной семьи (родитель и ребенок) оказывает негативное влияние на развитие ребенка. Отсутствие одного из родителей приводит к нарушениям психического (умственного) развития ребенка, снижению его социальной активности, деформациям личности, а также, к различным отклонениям в поведении и в состоянии психического здоровья. Дети из неполных семей чаще других страдают разного рода нервными расстройствами, что ведет к стойким нарушениям их физического и психического здоровья. Как у мальчиков, так и у девочек из неполной семьи чаще проявляются повышенная возбудимость и неустойчивость настроения, конфликтность, упрямство и негативизм. У детей закрепляются модели неблагополучного и противоречивого поведения, в которых важную часть составляют низкая самооценка, депрессия и нарушенные отношения со сверстниками.

Дефицит влияния одного из родителей (чаще всего это мужчина) отрицательно сказывается на процессах социализации и поло-ролевой идентификации ребенка.

На основании сделанных выводов, мы можем сделать следующее предположение. Представления о роли мужчины у детей в семьях с различной структурой будут иметь отличия на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях. Данное предположение нам предстоит проверить эмпирическим путем.


2. Эмпирическое изучение представлений у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой

2.1 Обоснование программы эмпирического исследования

Целью эмпирического исследования является изучение представлений у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой.

В работе была выдвинута следующая эмпирическая гипотеза – представления о роли мужчины у детей в семьях с различной структурой будут иметь отличия на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях.

В соответствие с целью исследования и эмпирической гипотезой был подобран блок диагностических методов и методик:

- сочинение на тему «Роль мужчины в семье», позволяющее проследить специфику когнитивного, эмоционального и поведенческого уровней представлений;

- методика «Незаконченные предложения» Дж.М. Сакса (в модификации), направленная на выявление отличий в представлениях у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях;

- метод контент-анализа.

Сочинение на тему «Роль мужчины в семье», обработанное методом контент-анализа позволила нам проанализировать специфические особенности всех компонентов представлений детей о роли мужчины в семьях с различной структурой – когнитивный, эмоциональный и поведенческий.

Метод сочинения относится к группе проективных методик исследования личности. В течение длительного времени (начиная с 30-х гг.) используется в психодиагностических исследованиях, прежде всего, для изучения личности. Сочинения, которые предлагают написать испытуемым, различаются по степени структурированности (от строго структурированных заданий до просьбы придумать любую историю).

При теоретическом обосновании методики сочинения исходят из положения о том, что при неструктурированной теме составленное обследуемым сочинение позволяет получить данные о личности, недоступные при прямом опросе. В этих сочинениях отражаются сведения о стремлениях, потребностях, конфликтах личности. Поэтому метод сочинения рассматривается как аналогичный методикам типа теста тематической апперцепции.

Суть данного метода заключается в том, что детям необходимо как можно более полно рассказать о том, как они представляют себе роль мужчины в семье.

Информация, полученная в сочинении, поможет нам составить более полную картину особенностей представлений детей о роли мужчины в семьях с различной структурой.

В ходе эмпирического исследования детям предъявлялась следующая инструкция: «Дети, вам необходимо максимально полно, в свободной форме, рассказать о том, какой вы себе представляете роль мужчины в семье. Объем вашего рассказа не ограничивается».

Данная методика является одной из наиболее информативных и достаточно надежных техник, позволяющих нам успешно решить задачу сбора дополнительной, по отношению к результатам беседы с детьми, аналитической информации, позволяющей более полно реконструировать специфику представлений детей о роли мужчины в семьях с различной структурой, а также выявить личностные особенности ребенка.

В литературе, посвященной разработке и применению метода сочинений нет сведений о количественной оценке результатов, приводится только качественный анализ. Отсутствуют сведения о валидности и надежности этой методики, хотя достаточно часто указывается на удовлетворительное соответствие полученных данных результатам других тестов [Бурлачук Л.Ф., с. 250].

Следующая методика, использованная в нашем исследовании – это методика «Незаконченные предложения», которая относится к группе проективных методик и была разработана Дж.М. Саксом (J.M. Sacks).

В нашей работе мы использовали модификацию данной методики, которая позволяет нам изучить особенности представлений детей о роли мужчины в семьях с различной структурой на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровне. Перед началом работы, мы провели пилотажное исследование, которое дало положительные результаты.

Вариант методики, предназначенный для детей, состоит из 14 незаконченных предложений:

1) мужчина …;

2) по моему мнению, роль мужчины в семье …;

3) думаю, что настоящий мужчина в семье…;

4) идеалом мужчины в семье для меня является …;

5) не люблю, когда мужчина в семье …;

6) мне нравится, когда мужчина в семье …;

7) проявление эмоций и чувств для мужчины …;

8) поведение мужчины в семье …;

9) считаю, что большинство мужчин в семье ведут себя …;

10) мне не нравится, когда мужчина в семье ведет себя …;

11) мне нравится, когда мужчина в семье ведет себя …;

12) при возникновении конфликтов в семье мужчина …

13) по отношению к детям, мужчина в семье …;

14) по отношению к остальным членам семьи, мужчина …

Незаконченные предложения, касающиеся вопросов исследования представлений детей о роли мужчины в семьях с различной структурой, позволяют нам изучить особенности представлений детей по следующим компонентам:

- когнитивный компонент (1-4 предложения);

- эмоциональный компонент (5-7 предложения);

- поведенческий компонент (9-14 предложения).

Для получения искренних и естественных ответов необходимо установить контакт с испытуемыми до процедуры исследования. Но даже если тестируемые рассматривают исследование как нежелательную процедуру и, стремятся скрыть мир своих глубоких переживаний, дают формальные, условные ответы, опытный психолог может извлечь массу информации, отражающей систему личностных отношений [Бурлачук Л.Ф., с. 104].

Перед обследованием испытуемым дается следующая инструкция: «Ниже находятся четырнадцать частично незаконченных предложений. Прочитайте каждое и завершите его, записывая первое, что придет на ум. Делайте это по возможности быстро. Если вы не можете закончить тему, обведите номер предложения и вернитесь к нему позже».

Для обработки данных, полученных с помощью сочинения и методики «Незаконченные предложения», нами был использован метод контент-анализа - метод выявления и оценки специфических характеристик текстов и других носителей информации.

Контент-анализ является методом систематизированной фиксации и квантификации единиц содержания в исследуемом материале. Применяется, начиная с 20-х гг. XX в. для обработки материалов средств массовой коммуникации, анализа некоторых социально-психологических явлений в больших социальных группах. В настоящее время метод широко распространен в социальной психологии и социологии. В методическом аспекте контент-анализ находит применение в трех качествах:

- как основной метод, направленный на получение наиболее важной информации об изучаемом явлении;

- как параллельный метод, применяемый в комплексе с другими;

- как вспомогательный метод или процедура обработки данных, полученных при других исследованиях.

В последнем качестве контент-анализ наиболее часто используется в психологической диагностике. В данной работе исследуются отличия в представлениях у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях.

Суть метода: систематическая и надежная фиксация определенных единиц изучаемого содержания, а также квантификация полученных данных.

Объект исследования в контент-анализе: документы (либо сообщения), в которых фиксируется характер объекта, его включенность в социально-психологическую коммуникационную систему.

Основной круг проблематики контент-анализа в социальной психологии:

- изучение социально-психологических особенностей создателей, через изучение содержания их сообщения;

- изучение социально-психологических явлений;

- изучение социально-психологической специфики различных средств коммуникации;

- изучение социально-психологических особенностей реципиента, т.е. кому направлено сообщение;

- изучение социально-психологических особенностей и аспектов воздействия коммуникаций на реципиента;

- для обработки и уточнения данных, полученных с помощью других методов в социально-психологическом исследовании;

- для изучения научной литературы в области социальной психологии [Бурлачук Л.Ф., с. 134].

В нашем исследовании метод контент-анализ был применен как параллельный, для обработки результатов сочинения и методики «Незаконченные предложения».

Итак, данный блок диагностических методик позволяет нам выявить специфику представлений у детей о роли мужчины в семьях с различной структурой.

Для оценки достоверности различий между процентными долями распределения испытуемых в зависимости от структуры семьи был использован - угловое преобразование Фишера. Эмпирическое значение критерия Фишера вычисляется по формуле:

, (1)

где - угол, соответствующий большей процентной доле;

- угол, соответствующий меньшей процентной доле;

n1, n2 – количество наблюдений в сравниваемых группах.

Исследование проводилось на свободной выборке. Время проведения исследования – с января 2010 г. по апрель 2010 г. В исследовании приняли участие 40 детей: 20 детей из полных семей и 20 детей из неполных семей. Возраст испытуемых – 10-12 лет.

Таким образом, выборку можно считать валидной и надежной.


Список литературы

1. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Учебное пособие для студентов вузов / Г.С. Абрамова. - М.: Академия, 1997. - 704 с.

2. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование / Ю.Е. Алешина. - М.: Класс, 1999. - 208 с.

3. Андреева Г.М. Психология социального познания: Учебник для вузов / Г.М. Андреева. – М.: Аспект Пресс, 1999. – 376 с.

4. Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для вузов / Г.М. Андреева. – М.: Аспект Пресс, 1998. - 376 с.

5. Андреева Т.В. Семейная психология: Учебное пособие / Т.В. Андреева. – СПб.: Речь, 2005. – 244 с.

6. Андриенко Е.В. Социальная психология: Учебное пособие для вузов / Е.В. Андриенко. – М.: Академия, 2000. – 264 с.

7. Бабина Ю. Роль отца в воспитании ребенка / Ю. Бабина // Школьный психолог. – 2007. - № 8. - С. 12-15

8. Бакишева С.Н. Специфика психических проявлений у детей в условиях депривации (вследствие развода родителей) / С.Н. Бакишева, Ж.А. Бейжанова // Педагогика (РК). – 2006. - № 5-6. – С. 34-39.

9. Бейжанова Ж. К вопросу о роли семьи в становлении личности ребенка / Ж. Бейжанова // Педагогика (РК). – 2007. - № 3. – С. 18-25

10. Берн Ш. Гендерная психология / Ш. Берн. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. – 320 с.

11. Битянова М.Р. Социальная психология / М.Р. Битянова. - М.: Международная педагогическая академия, 1994. – 106 с.

12. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляции поведения / М.И. Бобнева. – М.: Наука, 1978. – 254 с.

13. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л.И. Божович. - М.: Просвещение, 1968.- 464 с.

14. Бороденко М.В. Феномен гетерогенности пола / М.В. Бороденко, М.В. Колесникова, В.А. Петровский // Мир психологии. – 2001. - № 4. – С. 185-192

15. Бурлачук Л.Ф. Словарь-справочник по психодиагностике / Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов. – СПб.: Питер, 1999. – 528 с.

16. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия: Краткий лекционный курс / А.Я. Варга.– СПб.: Речь, 2001. - 214 с.

17. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия / А.Я. Варга // Журнал практической психологии и психоанализа. - 2000. - № 6. - С. 35-56

18. Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери / Д.В. Винникотт. - М.: Класс, 1998. – 80 с.

19. Витакер К. Танцы с семьей: Семейная терапия / К. Витакер, В. Бамберри. - М.: Класс, 2000.- 156 с.

20. Воспитание детей в неполной семье / Под ред. Н.М. Ершовой. - М.: Педагогика, 1995. - 186 с.

21. Гиппенрейтер Ю.Б. Хрестоматия по ощущениям и восприятию / Ю. Б. Гиппенрейтер, В. С. Михайлович. – М.: Просвещение, 1975. – 310 с.

22. Гозман Л.Я. Социально-психологические исследования семьи / Л.Я. Гозман, Ю.Е. Алешина // Психологический журнал. – 1991. - № 4.- С. 59-67

23. Горбатов Д.С. Практикум по психологическому исследованию: Учебное пособие / Д.С. Горбатов. – Самара: Бахрах–М, 2003. – 272 с.

24. Гребенников И.В. Основы семейной жизни / И.В. Гребенников. – М.: Просвещение, 1991. – 156 с.

25. Дементьева И.Ф. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье / И.Ф. Дементьева // Социологические исследования. – 2001. - № 11. – С. 102-112

26. Дружинин В.Н. Психологические типы семей в европейской культуре / В.Н. Дружинин. – М., 1995. – 158 с.

27. Думитрашку Т.А. Структура семьи и когнитивное развитие детей / Т.А. Думитрашку // Вопросы психологии. – 1996. - № 2. – С. 104-112

28. Дымнова Т.И. Психология семейного образа жизни: Учебно-практическое пособие / Т.И. Дымнова. - М.: Педагогическое общество России, 2005. - 144 с.

29. Емельянова Т.П. Социальное представление как инструмент коллективной памяти / Т.П. Емельянова // Психологический журнал. – 2002. – Т. 23. - № 4. – С. 49-59

30. Емельянова Т.П. Социальное представление – понятие и концепция: итоги последнего десятилетия / Т.П. Емельянова // Психологический журнал. – 2001. – Т. 22. - № 6. – С. 39-47

31. Ивлева Л. О некоторых проблемах становления личности в системе внутрисемейных отношений / Л. Ивлева // Достояние нации. – 2006. - № 3. – С. 275-280

32. Иллюстрированный энциклопедический словарь / Под ред. И.В. Бородулина, А.М. Горкина. - М.: ВЛАДОС, 1995. - 484 с.

33. Калькова В.Л. Исследование социальных представлений в европейской социальной психологии / В.Л. Калькова // Социология: Реферативный журнал. – 1992. - № 4. – С. 32-47

34. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования / О.А. Карабанова. – М.: Гардарики, 2004. - 372 с.

35. Клюева Н.В. Психолог и семья: диагностика, консультации, тренинг / Н.В. Клюева. - Ярославль, 2002. – 540 с.

36. Ковалев А.Г. Воспитание ума, воли, чувств у детей / А.Г. Ковалев. – М.: Знание, 1982. –207 с.

37. Ковалев С.В. Психология семейных отношений / С.В. Ковалев. – М.: Педагогика, 1987. – 159 с.

38. Кон И.С. Психология половых различий / И.С. Кон // Психология индивидуальных различий: Тексты. - М.: Издательство МГУ, 1982. - С. 78-83

39. Кон И.С. Этнография родительства / И.С. Кон. - М.: Гардарики, 2000. – 389 с.

40. Корнеева Т.В. Психологические проблемы детско-родительских отношений в неполной семье / Т.В. Корнеева // Ребенок в детском саду. – 2007. - № 3. – С. 3-7

41. Крайг Г. Психология развития / Г. Крайг. – СПб.: Питер, 2000. – 992 с.

42. Крысько В.Г. Словарь-справочник по социальной психологии / В.Г. Крысько. – СПб.: Питер, 2003. – 416 с.

43. Крысько В.Г. Социальная психология: Учебник / В.Г. Крысько. – СПб.: Питер, 2006. – 431 с.

44. Крюкова Т.Л. Психология семьи: жизненные трудности и совладание с ними / Т.Л. Крюкова, М.В. Сапоровская, Е.В. Куфтяк. - СПб.: Речь, 2005. - 240 с.

45. Кулагина И.Ю. Возрастная психология / И.Ю. Кулагина, В.Н. Комоцкий. – М.: ТЦ Сфера, 2001. – 360 с.

46. Кулик Л.А. Семейное воспитание / Л.А. Кулик, Н.И. Берестов. – М.: Просвещение, 1990. – 213 с.

47. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций / А.В. Либин. - М.: Смысл, 1999. - 532 с.

48. Майерс Д. Социальная психология / Д. Майерс. – СПб.: Питер ком, 1999. – 686 с.

49. Мацкевич И.К. Психология исследования / И.К. Мацкевич.– Усть-Каменогорск, 2003. – 78 с.

50. Мацковский М.С. Социология семьи: Проблемы теории, методологии и методики / М.С. Мацковский. - М.: Наука, 1989. - 116 с.

51. Московичи С. От коллективных представлений – к социальным / С. Московичи // Вопросы социологии. – 1992. - № 2. – С. 31-39

52. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд / С. Московичи // Психологический журнал. – 1995. – Т. 16. - № 1. – С. 3-18

53. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд / С. Московичи // Психологический журнал. – 1995. – Т. 16. - № 2. – С. 3-14

54. Немировский К.Е. Мама и я … - неполная семья (социально-экономические, медицинские и психолого-педагогические аспекты влияния неполной семьи на развитие ребенка) / К.Е. Немировский // Психолог в детском саду. – 2006. - № 4. – С. 46-57

55. Немов Р.С. Социальная психология: Учебное пособие / Р.С. Немов, И.Р. Алтунина. – СПб.: Питер, 2008. – 432 с.

56. Обухова Л.Ф. Семья и ребенок: Психологический аспект детского развития. Учебное пособие / Л.Ф. Обухова. – М.: Просвещение, 1999. – 166 с.

57. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства / Р.В. Овчарова. – М.: Издательство Института Психотерапии, 2003. – 319 с.

58. Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых / М.В. Осорина. – М.: Знание, 1998. – 288 с.

59. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. - - М.: Просвещение, 1990. - 494 с.

60. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования / Под ред. Е.Г. Силяевой. – М.: Академия, 2002. – 192 с.

61. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 2000. – 720 с.

62. Руденский Е.В. Социальная психология / Е.В. Руденский. - М.: Наука, 1998. – 320 с.

63. Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология / Е.Ф. Рыбалко.- Л.: Издательство ЛГУ, 1990. – 252 с.

64. Сатир В. Психотерапия семьи / В. Сатир: Пер. с англ. И. Авидон, О. Исакова. – СПб.: Речь, 2001. – 283 с.

65. Семейное воспитание: Краткий словарь / Сост. И.В. Гребенников, Л.В. Ковинько. – М.: Политиздат, 1990. – 319 с.

66. Семья в психологической консультации / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. М.: Педагогика, 1989. – 245 с.

67. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В. Сидоренко. – СПб: Речь, 2001. – 350 с.

68. Словарь практического психолога / Под ред. С.Ю. Головина. – Минск: Харвест, 1998. – 800 с.

69. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения / С.Д. Смирнов. - М.: Наука, 1985. – 156 с.

70. Соколова В.Н. Отцы и дети в меняющемся мире: Книга для учителей и родителей / В.Н. Соколова, Г.Я. Юзефович. – М.: Просвещение, 1991. – 223 с.

71. Сосновский Б.А. Лабораторный практикум по общей психологии / Б.А. Сосновский. – М.: Наука, 1979. – 230 с.

72. Спиваковская А.С. Популярная психология для родителей / А.С. Спиваковская. – СПб.: Питер, 1997. – 304 с.

73. Столин В.В. Психологические основы семейной терапии / В.В. Столин // Вопросы психологии. – 1982. - № 4. – С. 105-115

74. Фельдштейн Д.И. Детство как социально-психологический феномен и особое состояние развития / Д.И. Фельдштейн // Вопросы психологии. - 1998. - № 1. – С. 3-18

75. Флэйк-Хобсон К. Мир входящему: Развитие ребенка и его отношений с окружающими / К. Флэйк-Хобсон, Б.Е. Робинсон, П. Скин. – М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1992 . – 511 с.

76. Хамяляйен Ю. Воспитание родителей: концепции, направления, перспективы / Ю. Хамяляйен. - М., 1993. – 378 с.

77. Целуйко В.М. Психология современной семьи / В.М. Целуйко. – М.: ВЛАДОС, 2004. – 288 с.

78. Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи / В.М. Целуйко. – М.: ВЛАДОС, 2004. – 272 с.

79. Шапиро А.З. Психолого-гуманистические проблемы позитивности – негативности внутрисемейных взаимоотношений / А.З. Шапиро // Вопросы психологии. – 1994. – № 4. – С. 45-56

80. Шилов И.Ю. Фамилистика. Психология и педагогика семьи. Практикум / И.Ю. Шилов. – СПб.: Петрополис, 2000. – 416 с.

81. Шихарев П.Н. Современная социальная психология / П.Н. Шихарев. – Екатеринбург: Деловая книга, 2000. – 448 с.

82. Шнейдер А.Б Психология семейных отношений. Курс лекций / А.Б. Шнейдер. – М.: Апрель-Пресс, 2000. – 51 с.

83. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий. – СПб.: Питер, 2002. – 656 с.

84. Эйдемиллер Э.Г. Семейная психотерапия / Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис. – Л.: Медицина, 1989. – 192 с.

85. Эйдемиллер Э.Г. Семейный диагноз и семейная психотерапия / Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков, И.М. Никольская. – СПб.: Речь, 2003. – 336 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий