регистрация / вход

Проблема профессионально важных качеств профконсультанта

Подготовка психологов-профконсультантов в современных условиях. Сложные моменты формирования ценностно-смыслового содержания профессиональной деятельности профконсультантов. Активизация профессионального самоопределения школьников 10-х–11-х классов.

1. Проблема профессионально важных качеств профконсультанта

1.1 Проблемы подготовки и переподготовки психологов-профконсультантов в современных условиях

Психологи-профконсультанты в условиях затянувшихся социально-экономических преобразований, происходящих в современной России, выполняют важнейшую миссию. Эта миссия заключается не только в том, что они участвуют в решении проблемы безработицы, но и в том, что они пытаются помочь своим клиентам найти свое место, самоопределиться в конкретном социо-культурном «пространстве», в «пространстве» недосамоопределившегося российского общества. Таки образом, сама подготовка и переподготовка специалистов-профконсультантов должна быть ориентирована не только на решение острых социально-экономических проблем, но и проблем социо-культурных, и в немалой степени проблем этических, поскольку каждый не самоопределившийся, не нашедший себя в реальном обществе человек (выпускник школы, безработный) – это настоящая трагедия.

Сейчас времени среди специалистов, так или иначе связанных с подготовкой и переподготовкой кадров утвердилось мнение, что именно личностная составляющая профессиональной деятельности является наиважнейшей. Еще в 1913 г. известный отечественный ученый С.М. Богословский определял профессию как «деятельность, посредством которой данное лицо участвует в жизни общества и которая служит ему главным источником материальных средств к существованию», но при этом специально подчеркивал, что названная профессиональная деятельность еще должна «признаваться за профессию личным самосознанием данного лица».

Современный исследователь А.К. Маркова, рассуждая о «модели специалиста», выделяет «модель деятельности специалиста» и «модель личности специалиста». Но при этом сама «модель личности специалиста» определяется часто как «совокупность его качеств, обеспечивающих успешное выполнение задач, возникающих в производственной сфере, а также самообучение и саморазвитие работника». Хотя известно, что личность – это не просто «совокупность» или набор качеств, это принципиально новое, качественно-своеобразное психологическое состояние.

Э.Ф. Зеер, рассуждая о профессиональном становлении личности, говорит об этом как о «процессе прогрессивного изменения личности под влиянием социальных воздействий, профессиональной деятельности и собственной активности, направленной на самосовершенствование и самоосуществление» и подчеркивает, что «становление обязательно предполагает потребность в развитии, возможность и реальность ее удовлетворения». Такое понимание формирования личностной составляющей деятельности специалиста, на наш взгляд, схватывает некоторые сущностные моменты («самосовершенствование», «самоосуществление», «собственная активность» и «потребность в развитии»), но остается неясным сам механизм такого формирования. При этом сам Э.Ф. Зеер пишет, что на сегодняшний день «понятие профессиональное становление личности в психологии еще не закрепилось».

Таким образом, можно более четко обозначить проблему формирования «личностного ядра специалиста». Во-первых, следует еще разобраться, что понимается под личностной составляющей профессиональной деятельности, чем вообще характеризуется «личностное ядро специалиста». Во-вторых, следует уточнить особенности «личностного ядра» работников социономических профессий, представляющих гуманитарные направления (типа педагога и психолога) и уже на этой основе определить специфику личностной составляющей психологов-профконсультантов. В-третьих, хотя бы ориентировочно наметить варианты формирования «личностного ядра специалиста-профконсультанта», уже исходя из специфики его работы. В настоящей статье будет предпринята попытка обобщить опыт работы с профконсультантами на базе Российского учебного центра при Министерстве труда и социальных вопросов РФ, с учетом особенностей начинающих профконсультантов и профконсультантов, проходящих переподготовку, т.е. уже имеющих определенный опыт практической работы.

Как уже отмечалось, личность не сводится к набору определенных черт, качеств и, тем более, к набору способностей, поскольку в этом случае теряется главная особенность личности – ее целостность. Естественно, различные характеристики человека во многом определяют личность. Но при этом возникает сложнейшая проблема – выделение главной, системообразующей черты или качества подлинной личности. Из всего разнообразия философско-психологических представлений о сущности личности нам наиболее близки следующие взгляды, которые и будут положены в основу дальнейших рассуждений.

Известный отечественный философ Э.В. Ильенков считал, что понять личность можно только в контексте «организации всей совокупности человеческих отношений», т.е. личность, в отличие от понимания «человека» и «индивида», имеет в основе не столько естественно-природный, сколько социально-исторический характер. Он отмечал далее, что «действительная личность обнаруживает себя тогда и там, когда и где индивид в своих действиях и продукте своих действий вдруг производит результат, всех других индивидов волнующий, всех других касающийся, всем другим близкий и понятный, короче – всеобщий результат, всеобщий эффект… Чем шире круг людей, тем значительнее личность. Поэтому сила личности – это всегда индивидуально выраженная сила того коллектива, того «ансамбля» индивидов, который в ней идеально представлен, сила индивидуализированной всеобщности устремлений, потребностей, целей, ею руководящих».

Определение личности Э.В. Ильенкова не следует соотносить только с конкретным коллективом, поскольку всегда возникают случаи «непонимания» творческой позиции работника со стороны его коллег и начальства. Под «всеобщим эффектом» следует понимать вклад человека в общество и даже в культуру, даже при неприятии творчества данного человека конкретной группой и в конкретное время.

Подчеркивая активный характер личности, В.В. Столин говорит о «конфликтном личностном смысле» и «личностном поступке»: «Единицей самосознания личности является конфликтный смысл «Я», отражающий столкновение различных жизненных отношений субъекта, столкновение его мотивов и деятельностей. Это столкновение осуществляется путем поступков, которые, таким образом, являются пусковым моментом образования противоречивого отношения к себе… единица самосознания (конфликтный смысл «Я») – это не просто часть содержания самосознания, это процесс, внутренняя работа, внутреннее движение». Получается, что подлинная личность – это просто какая-то застывшая целостность, это скорее стремление к целостности путем преодоления внутренних рассогласований. Остается понять, какие внутренние конфликты и рассогласования могут обеспечить личностный рост и развитие психолога-профконсультанта. Поняв это, можно более целенаправленно планировать и сам процесс профессиональной подготовки и переподготовки профконсультантов.

Если объединить представления о «конфликтном личностном смысле» и «поступке» с представлениями о «сопричастности» подлинной личности обществу и всей человеческой культуре в целом, то можно предположить, что для специалиста-человековеда (в частности, для профконсультанта) в первую очерередь должны быть личностно значимы именно общественные, социально-экономическкие и духовные проблемы страны. Однако такое понимание личностных смыслов в работе профконсультанта далеко не всегда приветствуется. До сих пор существует представление о том, что для психолога-профконсультанта на первый план должны выходить проблемы данного клиента, что и является проявлением «личностного подхода». При всей привлекательности подобной логики рассуждений, следует не забывать, что человек (клиент) все-таки самоопределяется в обществе, его главная проблема – найти свое место в обществе, поэтому важно понять, что из себя представляет это общество. А это уже является выражением «сопричастности» общественным проблемам или, по крайней мере, выражением не безразличия к этим проблемам.

Если же ориентироваться только на интересы и потребности консультируемого клиента, то в некоторых случаях возможны и варианты помощи в эгоистическом самоопределении. Но будет ли в этом случае клиент обязательно счастлив? Не проклянет ли он в будущем такого профконсультанта, который своевременно не предостерег его от противопоставления обществу, своей стране и т.п.? Анализируя и развивая адлерианские подходы, Ева Дрейкурс-Фергюсон отмечает: «Если человек не удовлетворен своим положением среди других людей и не может внести вклад в общее дело, он будет преодолевать чувство неполноценности стремлением к превосходству и исходить при этом из своих ошибочных представлений… Главное, в чем нуждается любой человек – это потребность чувствовать себя принятым, найти свое место среди людей… незаинтересованность в благополучии других ограничивает возможности таких людей, по этой же причине у них отсутствуют необходимые навыки межличностного понимания и общения. Одной уверенности в себе как убеждения «Я могу» недостаточно для того, чтобы иметь чувство удовлетворенности жизнью. Социальная заинтересованность дает чувство свободы, которое позволяет человеку поступать смело в разных ситуациях при решении многих задач»».

Близкие рассуждения можно найти и у Е.А. Климова: «…каждый человек живет в своем мире… и этот «свой мир» должен частично совпадать, иметь черты сходства, общности с мирами других людей, и, следовательно, с миром культуры человечества в целом. Вот с этой задачей непременного приобщения к бесконечно великой общечеловеческой культуре и должна быть обязательно сопряжена задача профессионального самоопределения».

На наш взгляд, приведенные выше рассуждения относятся не только к самоопределяющемуся клиенту, но и к самим профконсультантам, поскольку и они продолжают самоопределяться в своей профессии, и они часто нуждаются в чувстве уверенности и свободы своих действий, в том числе, и при выполнении своих профессиональных обязанностей. Чувство общественной значимости своего труда (а не только конкретная помощь данному человеку) является своеобразным «психологическим тылом», позволяющим профконсультанту не только «подстраиваться» под директивы своего начальства или под «запросы» и «ожидания» клиента, но и иметь собственную точку зрения. Как отмечал Е.А. Климов, «независимость субъекта труда – важное условие успешности его деятельности».

Прежде всего, такой «психологический тыл» является морально-волевым образованием и может рассматриваться как важная составляющая личностной, а значит, морально-нравственной подготовки специалиста-профконсультанта. Еще Л.И. Божович, А.Н. Лентьев, Ю.Б. Гиппенрейтер и др. подчеркивали, что важнейшими критериями формирования личности является именно ценностно-смысловые, нравственные составляющие. В частности, Ю.Б. Гиппенрейтер, рассуждая о формировании высшего, «духовного слоя» личности, говорит о том, что именно на этом уровне происходит «осмысление собственной жизни» и «координация всей личности в целом», но при этом отмечает, что, к сожалению, «этот вопрос встает не перед каждой личностью и не с равной силой». Следовательно, можно предположить, что не каждый профконсультант готов поставить перед собой вопрос о смысле собственной жизни и профессиональной деятельности. Но тогда возникает и другой вопрос: а способен ли такой профконсультант помочь разобраться в жизненных проблемах другому человеку (клиенту)? Но если не все профконсультанты (еще только обучающиеся или уже работающие) способны ставить перед собой эти самые главные вопросы, т.е. не способны работать именно на личностном уровне, то спрашивается, как можно было бы повысить у них такую готовность в ходе специальной профессиональной подготовки и переподготовки?

Если исходить из специфики работы педагога, психолога, социального педагога, профконсультанта и др. представителей социономических, гуманитарных профессий, то суть их можно свести к нескольким основным моментам. Во-первых, это помощь в приобщении ко всей человеческой (общечеловеческой) культуре, включая и усвоение определенных знаний, и способов поведения (жизни) в обществе и осознание существующих общественных проблем. Во-вторых, это помощь в нахождении своего места в социуме, в социально-профессинальной конкретной группе и коллективе, так и в обществе (культуре) в целом. При этом предполагается формирование именно активной жизненной позиции учащихся и воспитанников, что, в свою очередь предполагает и активность (личностное неравнодушие, сопричастность общественным проблемам) и самого педагога, психолога, профконсультанта. В-третьих, педагогу и психологу желательно так организовать свою образовательно-воспитательную деятельность, чтобы обучающиеся и воспитанники становились подлинными личностями и индивидуальностями, чтобы они уходили от «стандарта» общественного сознания и поведения, т.е. чем более разнообразными (непохожими друг на друга) становятся учащиеся, тем в большей степени удалось педагогу или психологу реализовать в своей работе личностный подход. Но при этом и сам педагог или психолог должны быть Личностями, т.е. демонстрировать своим учащимся образец достойного, но одновременно и неординарного поведения.

Как уже отмечалось, главная особенность личности – это «сопричастность общественным процессам». Заметим, что именно такая сопричастность, неравнодушие к проблемам общества – есть важнейшая характеристика интеллигентности. Известный отечественный философ А.Ф. Лосев писал: «…интеллегентен тот, кто блюдет интересы общечеловеческого благодентствия. Интеллигент живет и работает в настоящее время так, как в будущем станет жить и работать человек в условиях общечеловеческого благоденствия… Интеллигент, который не является критически мыслящим общественником, глуп, не умеет проявить свою интеллигентность, то есть перестает быть интеллигентом…». Мы считаем, что по своей сути работа педагога и психолога уже предполагает определенную интеллигентность. Педагог или психолог, не стремящийся стать интеллигентом, т.е. человеком, не равнодушным к общественным проблемам – это нелепица.

Но к сожалению, формирование у профконсультантов ценностно-нравственной основы, способствование их личностному росту и интеллигентности трудно оформить на уровне директивных документов и различных «образовательных стандартов»: как показывает опыт, воспитание, заключенное в официальные рамки неизбежно начинает бюрократизироваться и быстро доводится до абсурда. Однако, на уровне директивных документов и образовательных «госстандартов» можно было бы обозначить саму проблему и основные направления формирования ценностно-смысловой основы в ходе подготовки и переподготовки подготовки профконсультантов, но ни в коем случае не указывать, как именно эта подготовка должна проводиться. Включение в учебный процесс данных проблем – это дело конкретного преподавателя, которому неизбежно придется учитывать не только особенности каждой конкретной аудитории, но и особенности конкретной социально-экономической, политической и духовной ситуации в стране. Главное при этом – не делать вид, будто в обществе не происходит ничего безнравственного. Еще великий Данте говорил: «Самые раскаленные места в аду предназначены для тех, кто во времена великих моральных испытаний хранил нейтралитет»…

Особенно недопустимо равнодушие к социальным проблемам, которыми буквально пронизана жизнь современной России со стороны специалистов-человековедов. Педагоги, психологи, профконсультанты уже по роду своей профессии должны стремиться к пониманию и переживанию общественного неблагополучия, иначе они – не педагоги, не психологи, не профконсультанты. Даже если они и обладают определенными профессиональными знаниями и умениями, но им еще далеко до высшего, личностного уровня развития профессионализма, и тогда таких специалистов можно было бы назвать «псевдо-специалистами».

Спецификой профконсультационной помощи является также решение конкретных жизненных проблем, связанных с выбором профессии и учебного заведения, с поиском места работы, а главное – с поиском личностного смысла во всех этих выборах. Для профконсультанта (особенно работающего в Центре занятости, в частности в отделе психологической помощи незанятому населению) ситуация часто осложняется тем, что безработный клиент не очень-то склонен рассуждать о нравственности и личностном самоопределении: часто он видит свою главную задачу в том, чтобы поскорее «трудоустроиться» и «хоть как-то определиться в этой жизни»… и тогда вроде бы получается, что наиболее важные, ценностно-смысловые проблемы самоопределения уходят на второй план. Но в том-то и заключается творчество профконсультанта, чтобы с одной стороны, действительно, помочь безработному клиенту в выборе профессии и варианта трудоустройства, а с другой стороны, все-таки вывести клиента на обсуждение и осмысление проблемы смысла своих выборов. В определенном смысле. Работа профконсультанта – это этическая импровизация, поскольку настоящие нравственные проблемы, в отличие от моральных проблем, решение которых подсказывают уже выработанные обществом нормы поведения, требуют самостоятельного ответа на сложные вопросы жизненного, личностного и профессионального самоопределения.

1.2 Проблемные моменты деятельности профконсультантов

На основании имеющегося опыта работы со специалистами (профконсультантами) центров занятости населения можно выделить следующие сложные, проблемные моменты, связанные с формированием ценностно-смыслового, «личностного ядра» профессиональной деятельности профконсультантов в ходе их специально организованной подготовки и переподготовки:

1. Явный недостаток адекватных и эффективно работающих методов как для практической профконсультационной работы (этим методам можно было бы обучать профконсультантов), так и психолого-педагогических технологий специального рассмотрения общественных нравственных проблем. Проблема заключается в том, что существующие средства рассмотрения ценностно-смысловых проблем больше относятся к конкретным людям, но мало моделируют отношения человека с социумом и, тем более, почти не затрагивают проблему самоопределения в обществе, которое в духовном отношении переживает не лучшие времена.

В качестве общих требований к таким методикам и психолого-педагогическим технологиям можно выделить: 1) завуалированность главной цели методики, ее непонятность для обучающегося (иначе вся работа будет восприниматься как «очередное морализаторство»); 2) отсроченность эффекта формирования ценностно-нравственной, мировоззренческой позиции (в таком сложном деле наивно было бы рассчитывать на «быстрый» эффект); 3) интересность, интрига процедуры методики, что позволяет на то, что методика запомнится и тогда, возможно, проявится ее эффект; 4) отсутствие в методике грубых и нетактичных элементов. которые могли бы оскорбить уже существующие взгляды на эти проблемы конкретных участников; 5) личное принятие преподавателем главной идеи и процедуры данной методики или психолого-педагогической технологии; 6) обязательную включенность ценностно-нравственных психолого-педагогических технологий в общую схему подготовки и переподготовки профконсультантов (в этом случае достаточно непростые рассуждения о нравственности и интеллигентности будут восприниматься некоторыми наиболее болезненно реагирующими на это специалистами более спокойно и естественно).

2. Декларативный характер многих психолого-педагогических занятий, где хотя бы делаются попытки рассмотреть общественные проблемы несколько иначе, чем это делается в официальных средствах массовой информации. Проблема осложняется не только тем, что конкретному профконсультанту (который также является работником государственной службы) трудно противодействовать великолепно работающей пропагандистской машине, но т и тем, что немалая часть обучающихся профконсультантов уже привыкла именно к декларациям «по поводу нравственности и духовности», но не к откровенному и личностно-заинтересовенному разговору на эти непростые темы.

Вариантом преодоления декларативных методов является более смелое использование на занятиях игровых ситуаций, дискуссий, а также специально подготовленных активизирующих вопросов к аудитории. Опыт показывает, что такие активизирующие вопросы даже без их последующего подробного рассмотрения имеют высокий активизирующий эффект – эффект незавершенного действия. Дело в том, что если слушатели, стремясь сохранить свое стереотипизированное представление по данному вопросу, выстраивают определенный «внутренний барьер» и начинают активно высказываться, то иная точка зрения так и не воспринимается ими. В случае же, когда точка зрения преподавателя просто обозначена (как одна из множества возможных) слушатель. Не имея возможности заговорить («заболтать») ее, вынужден размышлять о новом для себя видении проблемы уже за рамками учебного занятия. К сожалению. Часть преподавателей понимает активизацию слушателей как непременную организацию обсуждения, забывая при этом, что даже в хороших группах общения высказаться успевают далеко не все желающие. В этом отношении лекция со специально подготовленными активизирующими вопросами обладает достаточно сильным стимулирующим на самостоятельные размышления эффектом.

3. Неизбежность уступок со стороны преподавателя, работающего с профконсультантами, часто приводящая и к внутренним компромиссам, и к соответствующей неудовлетворенности своей работой, когда не всегда удается сказать о том, что сам преподаватель считает особенно важным. Это часто объясняется следующими причинами: 1) неготовностью некоторых обучающихся консультантов воспринять иные точки зрения на происходящие в обществе процессы, а значит, и неготовностью понять ситуацию в обществе и понять особенности самоопределения в этом обществе (имеется в виду и самоопределение самого профконсультанта); 2) неготовностью преподавателя найти простые и понятные слова для обучающихся (заметим, что настоящие нравственные проблемы – это проблемы, которые еще только пробивают себе путь, это проблемы, предполагающие определенную этическую импровизацию преподавателя и, соответственно, такому преподавателю сложно использовать на своих занятиях хорошо отточенные и многократно «проговоренные» слова и образы…

2. Активизация профессионального самоопределения школьников 10-х – 11-х классов

2.1 Общее представление об активности

Понятие «самоопределение» уже по своему звучанию – «самоопределение» – предполагает самостоятельность человека, поэтому важно разобраться, какова природа такой самостоятельности, природа внутренней активности самоопределяющейся личности. Для рассмотрения активности важно также понять, как она соотносится с такими понятиями как мотив, воля, действие. В психологии имеется богатый опыт теоретического и экспериментального изучения активности, который может стать основой современного рассмотрения проблемы внутренней активности личности, что позволит нам приблизиться к пониманию проблемы активизации профессионального самоопределения.

Разделение активности на внешнюю и внутреннюю носит условный характер, но это разделение позволяет рассмотреть вопрос о видах активности, которая по-разному может проявляться у тех или иных самоопределяющихся людей. Для выделения внешней и внутренней активности мы воспользовались близкими нам основаниями, предложенными Э. Фроммом, который рассуждал следующим образом: «Модус бытия имеет в качестве своих предпосылок независимость, свободу и наличие критического разума. Его основная черта – это активность, не в смысле внешней активности, занятости, а в смысле внутренней активности, продуктивного использования своих человеческих потенций. В современном понимании активности не делается различия между активностью и простой занятостью. Однако между этими двумя понятиями существует фундаментальное различие, соответствующее терминам «отчужденный» и «неотчужденный» применительно к различным видам активности. При отчужденной активности я, в сущности, не действую, действие совершается надо мной внешними или внутренними силами. В случае неотчужденной активности я ощущаю самого себя как субъекта своей деятельности. При этом подразумевается, что моя активность есть проявление моих потенций и что я и моя деятельность едины».

Таким образом, внешняя активность носит адаптивный характер, является отчужденной, личностно пассивной, в то время, как внутренняя активность инициативна, способствует личностному развитию и продуктивна в высшем (наиболее сложном) смысле этого слова.

Очень интересный вклад в понимание природы активности внесли исследования В.А. Петровского и А.Г. Асмолова, позволившие выделить «надситуативную активность» – готовность человека не только самостоятельно и осознанно совершать различные действия и поступки, но и стремиться к новому, незапланированному в рамках уже осуществляемой деятельности», а также «неадаптивную активность» – готовность не только следовать к намеченной цели, но и конструировать новые, более интересные цели и смыслы уже в процессе своей деятельности. Говоря о такого рода активности, А.Г. Асмолов отмечает, что она проявляется «в творческом преобразовании ситуации, в саморазвитии личности как субъекта деятельности», при этом личность неизбежно сталкивается с «проблемой выбора в возникшей неопределенной ситуации». Для нас важно здесь то, что подлинная, творческая активность напрямую связана с проблемой выбора, а проблема выбора, как известно, в наиболее сложном своем выражении буквально пронизывает всю теорию и практику профессионального самоопределения (выбор профессии, выбор пути подготовки к профессии и саморазвития, построение карьеры и всей жизни, нравственные выборы).

2.2 Проблема активизации, активности и самоактивизации

Если исходить из главной цели, основных задач профессионального самоопределения и уровней их решения, то сам смысл профориентации сводится к формированию субъекта профессионального самоопределения. Если обратиться к уровням решения профориентационных задач, то первый, наиболее простой и примитивный уровень предполагает взаимоотношения психолога и клиента по схеме «субъект-объектных» отношений. В этом случае ни об активности, ни об активизации говорить не приходится: клиент выступает в роли ведомого «объекта». Здесь скорее можно говорить, вслед за Е.А. Климовым, о традиционной профориентации, когда клиента просто «ориентируют». А вот профессиональное «само-определение» предполагает переход к последующим уровням решения профконсультационных задач.

Второй уровень предполагает организацию реального диалога, взаимодействия психолога с клиентом по решению профориентационных проблем. В данном случае реализуется схема «субъект-субъектных» отношений и можно уже говорить об «активизации» клиента через специально организованное взаимодействие и сотрудничество.

Наконец, на третьем уровне профконсультант постепенно формирует у клиента готовность самостоятельно решать свои разнообразные профориентационные проблемы. Здесь уже можно говорить о формировании у клиента «внутренней активности», когда он фактически обучается решать свои проблемы без помощи психолога. При этом схему взаимоотношений между психологом и клиентом можно обозначить как «объект-субъектную», когда профконсультант постепенно уступает клиенту свою инициативу, т.е. постепенно превращается из «субъекта» в более пассивного наблюдателя и советчика (почти в «объект»). А сам клиент из «объекта» психолого-педагогической помощи все больше превращается не просто в активизируемого «субъекта» (как это было на втором уровне), а в «субъекта» со сформированной внутренней активностью, который может обойтись и без помощи психолога. Конечно, все это соотносится с почти идеальной ситуацией, но имея перед собой идеал, профконсультант хотя бы знает к чему надо стремиться в своей работе.

Поскольку главная (идеальная) цель профориентационной помощи – формирование субъекта профессионального самоопределения, следует разобраться, что можно было бы понимать под «субъектом». Для рассмотрения нашей проблемы важно выделить две характеристики субъектности. Во-первых, это готовность к непредсказуемым, спонтанным действиям, готовность сделать что-то «просто так», а не «потому что». В этом случае человека сложно просчитать и главное – сложно сказать о нем, что он «стоит столько-то и столько-то», т.е. сложно назначить ему «продажную цену». Во-вторых, подлинный субъект способен на рефлексию своих ответственных действий и всей своей жизни, т.е. о личности можно сказать, что она является одновременно субъектом своего счастья лишь тогда, когда она способна на постоянное размышление о самой себе и своих поступках. Ведь если человек не будет хотя бы стремиться осмыслить свои действия и найти в них определенный личностный смысл, то тогда не человек будет выполнять действие, а само «действие будет совершаться над ним», – отмечал Э. Фромм, размышляя о «субъекте деятельности» и пытаясь развести «внешнюю» и «внутреннюю активность».

Как отмечают В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев, именно феномен рефлексии является «центральным феномен человеческой субъективности». При этом сама рефлексия определяется как «специфическая человеческая способность, которая позволяет ему сделать свои мысли, эмоциональные состояния, свои действия и отношения, вообще всего себя предметом специального рассмотрения (анализа и оценки) и практического преобразования (вплоть до самопожертвования во имя высоких целей и смерти «за други своя»)».

Интересные размышления о развития субъектности и личности приводит В.А. Петровский. «Развивается ли личность? – спрашивает В.А. Петровский, – Кощунственное сомнение возникает в связи с тем, что без другого человека никакое собственное развитие индивида, очевидно, не происходит… Человек включен в другого человека и через эту включенность развивается как личность». Развитие личности – это становление целостности в четырех основных формах субъектности: субъект витального отношения к миру («Природа»); субъект предметного отношения к миру («Предметный мир»); субъект общения («Мир людей»); субъект самосознания (Я сам»). Человек входит во все эти «миры», но их значимость для человека меняется на каждом этапе его развития. «Суть образовательного процесса согласно личностно-ориентированному подходу заключается в порождении человека как субъекта активности в единстве четырех ипостасей» (природы, предметного мира, других людей и самого себя): – обучать – это значит порождать средства освоения универсума в четырех ипостасях; воспитывать – приобщать к ценностям постижения и действования (ценности Истины, Творчества и Любви – соприкасаются и с четырьмя ипостасями…). Важно исследовать саму «потребность ребенка стать личностью»…

Интересны также рассуждения о развитии субъектности В.А. Татенко. Субъект психической активности понимается как «регулятивно-развивающий центр» на всех уровнях психического. Субъектное ядро рассматривается как некая центральная часть, вокруг чего группируются другие ядра в процессе развития. Субъектное ядро составляет субстанциональную (самопричинную и самодействующую) основу активности человека как субъекта психики. Субстанциональные интуиции субъектного ядра – «изначально интегрированные онтопсихические образования, несущие в себе «сущностный код» онтопсихических превращений индивида в направлении достижения им подлинного человеческого бытия в мире».

Состав субстанциональных интуиций субъектного ядра: экзистенциальная (я присутствую, существую, живу…); интенциональная («я хочу, желаю, стремлюсь…»); потенциальная («я могу, умею, способен…»); виртуальная («я выбираю, намереваюсь, решаю…»); актуальная («я реализую, выполняю, достигаю…»); рефлексивная («я оцениваю, примеряю, сравниваю…»); экспириентальная («я имею, содержу, владею…»).

Выделяются «субъектные механизмы психической активности»: самовопрошание – возглавляет и завершает развитие, основное переживание: «я существую» («снимает» экзистенциальную интуицию субъектного ядра); антиципирующее целеполагание – основное переживание: «хочу быть человеком» (реализует интенциальную интуицию); самопотенциирование – переживание: «я могу быть человеком» (снимает потенциальную интуицию); самоопределение – способность к соотнесению поставленных целей, избранных средств и ситуации действования, основное переживание: «я уверен в успехе, принимаю решение и начинаю действовать» (снимает виртуальную интуицию); самоактуализация – превращает намерение в действие, идеальное в реальное, цель в результат…; основное переживание: «я должен достичь поставленную цель» (снимает актуальную интуицию); самооценивание – – устанавливает факт достижения или не достижения цели, это интеграция всех названных механизмов; основное переживание: «я доволен/не доволен полученным результатом» (снимает рефлексивную интуицию); самоапперцепция – воспроизводство индивидуального психологического опыта; переживание: «я обретаю необходимый опыт субъектной активности в становлении себя человеком» (снимает экспириентальную интуицию).

В ходе развития субъект психической активности: является образованием единым, целостным и неделимым, не подлежащим в онтологическом смысле удвоению, раздвоению и тиражированию; допустимо мыслить лишь возможность создания самим субъектом живой проекции себя как «внутреннего оппонента» или как предмет интроспекции, самопознания и т.п. Психоэнергетический источник субъектной активности – противоречие между субстанциальным содержанием, заложенном в субъектном ядре и реальными психо-биологическими и психо-социальными условиями осуществления этой сущности. «Таким образом, речь должна идти не о возникновении субъектной психической активности в дошкольном, младшем школьном, подростковом или каком-либо другом возрасте, но о ее генетических уровнях и формах. Причем на каждом из этапов онтогенеза индивид выступает как целостный субъект психической активности определенного уровня развития… Иными словами, субъект всегда имеется (имеет себя), «наличествует» и всегда находится в состоянии самостановления, самосовершенствования и саморазвития». Автор считает, что к этапу совершеннолетия: «самопробуждаются» все субстанциальные интуиции субъектного ядра; включаются в развитие все соответствующие им субъектные механизмы психической активности; «новообразуются» все основные психические функции.

Таким образом, можно говорить (о развитии самой субъектности). При этом развитие субъекта профессионального самоопределения неизбежно проходит через кризисы, которые еще предстоит осознать, чтобы контролировать и корректировать процесс их протекания. Поскольку кризисы становления субъекта неизбежны, то на первый план выдвигается такое важное условие полноценного формирование субъекта профессионального самоопределения как готовность клиента преодолевать эти кризисные ситуации. И здесь важнейшим для него становится не столько интеллект (или другие традиционно выделяемые «качества»), а морально-волевая основа самоопределения. При этом сама воля имеет смысл лишь при осознанном выборе жизненной и профессиональной цели, а также при стремлении к этой цели.

В связи с этим возникают даже несколько парадоксальные ситуации. Первая такая ситуация связана с часто возникающей необходимостью субъекта профессионального самоопределения сознательно отказываться от тех своих желаний (и соответствующих целей), которые уже не соответствуют его изменившимся (или развившимся) представлениям о счастье и жизненном успехе. Здесь приходится ставить под сомнение традиционно выделяемое в профориентации требование всегда учитывать желания самоопределяющегося человека (его «хочу»).Другая ситуация связана с необходимостью отказываться от учета имеющихся способностей и возможностей для достижения профессиональных и жизненных целей. Поскольку способности не только меняются сами в ходе развития самоопределяющегося подростка, но и изменяются им самим (или с помощью воспитателей и родителей) произвольно, то традиционное «могу» также ставится под сомнение. Если мы основываемся в своих рассуждениях на «морально-волевую» составляющую субъектности, то должны ориентироваться на неизбежное изменение имеющихся способностей («могу») в результате волевых усилий становящегося субъекта профессионального самоопределения.

Наконец, сомнения вызывает и традиционно выделяемое в профориентации «надо», т.е. учет потребности общества («рынка труда») в выбираемой профессии. Неясно, кто определяет это «надо» и всегда ли оно вызвано объективными социально-экономическими обстоятельствами. Мы можем предположить, что развитый субъект самоопределения (как и развития личность) должен самостоятельно определять, что является «должным» и «сущностным» как для своего собственного развития, так для развития общества, а не просто подстраиваться под конъюнктуру «рынка труда» и имеющиеся общественные предрассудки. Все это так же предполагает у клиента развитую волю, т.е. его готовность самостоятельно ориентироваться в общественных процессах, мучительно преодолевая стереотипы общественного (массового) сознания.

Процесс активизации клиента предполагает особое участие в этом самого профконсультанта. Как субъект организации взаимодействия с клиентом профконсультант сам должен выступать в роли субъекта, т.е. он сам должен обладать определенной волей. Еще Г. Мюнстенберг писал, что сама личность педагога и личности учеников… это определенные «волевые центры» и что «когда мы входим в класс и заинтересовываемся учениками, мы в их глазах являемся волей, а они являются волей в наших глазах». Важно лишь объединить эти «волевые центры» и направить энергию воли на конструктивное решение профориентационных проблем.

Активизирующая работа профконсультанта предполагает развитую профессиональную этику, т.е. сведение к минимуму манипуляцию сознанием клиента. Но реально вообще отказаться от манипуляции невозможно, например, немало ситуаций, когда клиент просто неопытен или находится в состоянии аффекта (в этих и подобных случаях определенная ответственность за принятие решения ложится на профконсультанта и неизбежными становятся «субъект-объектные» отношения между ним и клиентом).

Но и здесь возникает парадоксальная ситуация: профконсультант может и не занимать активную позицию в своей работе, т.е. он может отказаться от права быть полноценным субъектом своей профессиональной деятельности. На практике это не только возможно, но часто и делается. Например, профконсультант подходит к своей работе не творчески (работает по инструкции, как «положено»), сознательно уходит от обсуждения сложных мировоззренческих вопросов и т.п. Для профконсультанта быть полноценным субъектом – это иметь возможность выбирать активизирующий вариант работы с клиентом или обычный, не требующий никаких морально-волевых затрат и творчества, а лишь предполагающий «грамотное» соблюдение существующего порядка работы.

В целом можно выделить следующие типы (а заодно и уровни) профориентационной помощи самоопределяющемуся клиенту:

1. Традиционная профконсультация: психолог – «объект», добросовестный «исполнитель» существующих инструкций; клиент – также «объект» психолого-педагогических воздейстивий,; а реальным «субъектом» является либо администратор, определяющий порядок работы, либо ученый-проектировщик, разрабатывающий методики и технологи профориентационной работы.

2. «Рыночная» профориентация: психолог – «объект», подстраивающийся под конъюнктуру рынка труда; клиент – также «объект», идущий на поводу у общественных предрассудков или же вынужденный совершать те или иные профессиональные выборы из-за необходимости найти «хоть какую-нибудь» работу; сами ученые-проектировщики также часто оказываются «объектами», вынужденные разрабатывать то, что легче «продать» на рынке психолого-педагогических услуг.

3. Активизирующая профконсультация: профконсультант – «субъект», организующий взаимодействие с клиентом – «субъектом»: и даже ученые-разработчики могут позволить себе не только подстраиваться под так называемый «общественный запрос», но и предлагать методы и процедуры, ориентированные на перспективу развития общества и отдельной личности.

Парадокс в том, что правомерными являются все варианты (уровни) оказания профориентационной помощи, ведь никто не вправе заставлять профконсультанта, самоопределяющегося клиента или психолога-разработчика быть полноценным субъектом, а значит и полноценной личностью. Суть личности в том, что она сама делает выбор в пользу субъектности, а задача психолога – помочь человеку в таком очень непростом выборе.

2.3 Проблема метода активизации профессионального и личностного самоопределения

Главный вопрос: как «клиента-объекта» превратить в «клиента-субъекта»? Но здесь неизбежно возникает и другой (сопутствующий) вопрос: всякого ли «клиента-объекта» следует превращать в «клиента-субъекта».

Если следовать традиционным путем, то можно условно выделить следующие формы (виды) активизации: 1) мотивационно-эмоциональную; 2) познавательно-интеллектуальную; 3) практико-поведенческую активность.

При этом общая схема активизации часто представляется (в идеале) примерно следующим образом. Сначала формируется эмоциональная ктивность (интерес), на основе чего можно уже формировать и мотивационную готовность к решению конкретных профориентационных проблем. Формирование мотивации предполагает уточнение профконсультационных целей. Выделение целей и начало их реализации часто вызывает первые трудности, которые становятся основой для кризиса развития субъекта профессионального самоопределения. Все это создает основу для готовности клиента к формированию морально-волевого ядра, о котором уже говорилось в предыдущем разделе как о важнейшем условии полноценного самоопределения.

Практически эмоционально-мотивационная активизация может осуществляться через привлечение внимания клиентов и учеников с помощью активизирующих вопросов, с помощью обозначения неожиданных проблемных ситуаций, связанных с выбором профессии и т.п.

Познавательнао-интеллектуальная активизация может проводиться с опорой на традиционную схему организации проблемного обучения. Эта схема предполагает: 1) включение клиентов в совместную деятельность по решению внешне простых и понятных задач (обсуждение и анализ профконсультационных ситуаций), когда на первых этапах эти задачи даже решаются, а клиенты получают соответствующее поощрение в виде похвалы или комплиментов психолога; 2) далее клиентам предлагаются более сложные задачи, но внешне кажущиеся вполне доступными для решения; при этом важно так организовать познавательную активность, чтобы имеющиеся у клиента способы не позволяли ему легко найти правильное решение, а самое главное – вызвать у клиента «удивление» по поводу своей неспособности разобраться в предлагаемой задаче-ситуации и на этой основе сформировать у него потребность в подсказке со стороны профконсультанта; 3) далее формируется способность к решению задач данного типа (на примере анализа разных типов профконсультационных ситуаций, близких и понятных для клиентов данной образовательно-возрастной группы); в ходе такой работы психолог не просто дает клиенту готовый ответ, а использует систему небольших подсказок, оставляющих для самоопределяющегося клиента возможность прийти к пониманию ситуации самостоятельно; 4) наконец, можно выделить и идеальный результат формирования познавательно-интеллектуальной активности – формирование своего, индивидуального способа анализа профконсультационных ситауаций. Обращаем внимание, что формирование познавательной активности самоопределяющегося клиента по представленной схеме в качестве центрального момента предполагает специально спровоцированное «удивление» клиента и его потребность обратиться за помощью к перофконсультанту, т.е. в основе познавательной активности опять же лежит интерес («удивление»).

Практико-поведенческая активность формируется с помощью примерно следующих приемов работы. Профконсультант не может постоянно отслеживать и корректировать все действия клиента, направленные на решение его профориентационных проблем, но он должен дать толчок его самостоятельным действиям (например, давать на профконсультациях «домашние задания» клиенту и в последующих встречах контролировать их выполнение). Профконсультант должен использовать любую возможность для включения клиента в совместную деятельность по анализу и решению возникающих в ходе консультации проблем и обязательно положительно подкреплять любые успешные высказывания и действия клиента. Все это должно способствовать формированию у клиента чувства уверенности в своих силах и в возможности решать свои проблемы самостоятельно (заметим, что и в этом случае психолог опирается на эмоционально-мотивационную и даже на познавательную составляющую самоопределения, т.е. фактически все они формируются параллельно). В ходе формирования практико-поведенческой активности профконсультант должен стремиться к тому, чтобы постепенно передавать инициативу успешно действующему клиенту, а в итоге – вообще показать клиенту, что он способен обходиться при решении своих проблем без посторонней помощи.

Формирование морально-волевой активности клиента предполагает примерно следующие действия профконсультанта. Постоянно показывать клиенту свою готовность подстраховать его в сложной ситуации (клиент, особенно на первых этапах совместной работы, должен чувствовать «надежный тыл»). Профконсультант может рассказать об успешных примерах самоопределения его бывших клиентов в других ситуациях, близких к ситуации клиента (если таких примеров нет, то можно немного и пофантазировать по этому поводу, но так, чтобы клиент поверил в реальность таких успешных примеров). Совместно обсуждать примеры ситуаций, близких к обсуждаемой ситуации клиента. По возможности, проиграть некоторые ответственные действия по достижению намеченных целей (в беседе с работодателем, с членами приемных комиссий, с возражающими против данных выборов подростка родителями и другими близкими людьми и т.п.). Нередко уверенность действий клиента повышается, когда такие обсуждения и игровые ситуации организуются в небольшой микрогруппе (из 4–6 человек). Как видно, и здесь морально-волевая активность формируется параллельно с эмоциональной, познавательной и поведенческой активностью.

Само выделение разных форм (видов, типов) активизации сделано для удобства анализа. Кроме того, для каждого вида активизации можно более целенаправленно разрабатывать конкретные методики и технологии. Иногда в практической профориентационой работе могут возникнуть проблемы, связанные с чрезмерным увлечением каким-либо одним видом активизацими, т.е. с «застреванием» только на эмоциональной или только на познавательной активности. Как мы только что показали, более желательный вариант работы, когда все формы активизации взаимодополняют друг друга.

При обсуждении проблемы форм и методов активизации перед профконсультантом все время (в каждом конкретном случае) стоит непростой вопрос: нужно ли специально провоцировать кризисы развития субъекта профессионального самоопределения (что и обеспечивает полноценное развитие самоопределяющейся личности – см. предыдущий раздел), или же в работе с данным клиентом стараться поменьше беспокоить его сложными мировоззренческими проблемами и ограничиваться «правильной», шаблонной профконсультационной помощью. Для ответа на подобные вопросы следует учитывать специфику кризисов становления субъекта профессионального самоопределения.

Заключение

Таким образом, формирование «личностного ядра» специалиста профконсультанта – это, прежде всего, формирование его чувства «сопричастности» общественным проблемам. Сама по себе работа профконсультанта предполагает определенный уровень интеллигентности его труда: именно через стремление к интеллигентности профконсультант реализует себя не только как «профессионал, знающий свое дело» и «свое место», но и как Личность, которой есть дело до всего, что касается счастья и благополучия безработных клиентов и всех людей. Живущих в данном обществе…

Подводя итог, мы может кратко отметить, что проблема активизации профессионального самоопределения находит все больше своих исследователей.

«Подготовка подрастающего поколения к созидательному труду на благо общества – важнейшая задача общеобразовательной школы. Ее успешное осуществление связано с постоянными поиском наиболее совершенных путей трудового воспитания и профессиональной ориентации. Передовой педагогический опыт, результаты научных исследований показывают, что только комплексный подход к решению вопросов трудового самоопределения школьной молодежи способствует успеху профориентационной деятельности.

И в то же время профессиональная ориентация содействует рациональному распределению трудовых ресурсов общества в соответствии с интересами, склонностями, возможностями личности и потребностями народного хозяйства в кадрах определенных профессий.

Профессиональная ориентация – это государственная по масштабам, экономическая по результатам, социальная по содержанию, педагогическая по методам сложная многогранная проблема.


Список литературы

1. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. – М.: Изд-во МГУ, 1988.

2. Дрейкурс-Фергюсон Е. Психология, которая принесет вам пользу.

3. Зеер Э.Ф. Психология профессий. – Екатеринбург: Изд-во УГППУ, 1997.

4. Ильенков Э.В. Что такое личность?/ Психология личности. Тексты (под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея). – М.: МГУ, 1982, с. 11–19.

5. Маркова А.К. Психология профессионализма. – М.: «Знание», 1996.

6. Пряжников Н.С. Проблема «психологических тылов» в профессиональном самоопределении // Прикладная психология, 1998. №2.

7. Пряжников Н.С., Пряжникова Е.Ю. Психология труда и человеческого достоинства. – М.: Академия, 2004. – 480 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Психология"