Процесс становления личности

Процесс становления человеческой личности как неотъемлемый компонент формирования его сознания и самосознания. Первый этап в реальном формировании личности. Развитие речи как существенное звено в истории становления самосознания, мотивация деятельности.

Процесс становления человеческой личности включает в себя как неотъемлемый компонент формирование его сознания и самосознания. Личность как сознательный субъект осознает не только окружающее, но и себя самое в своих отношениях с окружающим. Если нельзя свести личность к ее самосознанию, а «Я», то нельзя и отрывать одно от другого. Поэтому вопрос, который встает перед нами в плане психологического изучения личности, это вопрос о ее самосознании, о личности как Я, которое в качестве субъекта сознательно присваивает себе все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки, и сознательно принимает на себя за них ответственность в качестве их автора и творца.

Реальная история развития самосознания неразрывно связана с реальным развитием личности и основными событиями его жизненного пути.

Первый этап в реальном формировании личности как самостоятельного субъекта, выделяющегося из окружающего, связан с овладением собственным телом, с возникновением произвольных движений, Которые вырабатываются в процессе формирования первых предметных действий.

Дальнейшей ступенькой на этом пути является начало ходьбы, самостоятельного передвижения. Здесь важна не столько техника передвижения, сколько то изменение во взаимоотношениях индивида с окружающими людьми, к которому приводит возможность самостоятельного передвижения, так же как самостоятельного овладения предметом, посредством хватательных движений. Одно, как и другое, одно вместе с другим порождает некоторую самостоятельность ребенка по отношению к другим людям. Ребенок реально начинает становиться относительно самостоятельным субъектом различных действий, реально выделяясь из окружающего. С осознанием этого объективного факта и связано зарождение самосознания личности, первое представление ее о своем Я. При этом человек осознает свою самостоятельность, свое выделение в качестве самостоятельного субъекта из окружения лишь через свои отношения с окружающими его людьми, и он приходит к самосознанию, к познанию собственного Я через познание других людей. Не существует Я вне отношений к ТЫ, и не существует самосознания вне осознания другого человека как самостоятельного субъекта. Самосознание является относительно поздним продуктом сознания.

Существенным звеном в истории становления самосознания является и развитие речи. Развитие речи, являющейся формой существования мышления и сознания в целом, играет значительную роль в развитии сознания ребенка, и вместе с тем увеличивает возможности ребенка, изменяя, таким образом, взаимоотношения ребенка с окружающими. Вместо того чтобы быть лишь объектом, направляющихся не него действий окружающих его взрослых, ребенок, овладевая речью, приобретает возможность направлять действия, окружающих его людей по своему желанию и через других людей воздействовать на мир. Все эти изменения в поведении ребенка и в его взаимоотношениях с окружающими порождают, осознаваясь, изменения в его сознании, в свою очередь, ведут к изменению его поведения и его внутреннего отношения к другим людям. В развитии личности и ее самосознания существует целый ряд ступеней. В ряду внешних событий жизни личности сюда включается все, что реально делает человека самостоятельным субъектом общественной и личной жизни, как-то: сначала у ребенка развивающаяся способность к самообслуживанию и, наконец, у юноши, у взрослого, начало собственной трудовой деятельности, делающей его материально независимым; каждое из этих внешних событий имеет и свою внутреннюю сторону; объективное, внешнее изменение человека взаимоотношений с окружающими, отражаясь в его сознании, изменяет и внутреннее, психическое состояние человека, перестраивает его сознание, его внутреннее отношение и к другим людям и к самому себе.

Однако этими внешними и внутренними событиями и теми внутренними изменениями, которые они вызывают, не исчерпывается процесс становления личности и ее развития. Они заключают лишь фундамент, создают лишь основу личности, осуществляют лишь первую, грубую ее формовка; дальнейшие достройка и отделка связаны с другой более сложной внутренней работой, в которой формируется личность в ее самых высших проявлениях.

Самостоятельность субъекта не исчерпывается способностью выполнить задания, она включает еще более существенную способность самостоятельно, сознательно стравить перед собой задания, цели, определять направление своей деятельности. Это требует большой внутренней работы, предполагает способности самостоятельно мыслить, и связано с выработкой цельного мировоззрения. Лишь у подростка, у юноши совершается эта работа; вырабатывается критическое мышление, формируется мировоззрение; к тому же приближение поры вступления в самостоятельную жизнь невольно с остротой ставит перед юношей вопрос о том, к чему у него есть особые склонности и способности; это заставляет серьезно задуматься над самим собой и приводит к значительному развитию у подростка и юноши самосознания. Развитие самосознания проходит при этом чрез ряд ступеней – от наивного неведения в отношении самого себя ко все большему углубленному самопознанию, соединяющемуся затем со все более определенной и иногда резко колеблющейся самооценкой. В процессе этого развития самосознания центр тяжести для подростка все более переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне, от отражения более или менее случайных черт к характеру в целом. С этим связаны осознание – иногда преувеличенное – своего своеобразия и переход к духовным, идеологическим масштабам самооценки. В результате человек самоопределяется как личность в более высоком плане.

В широком смысле все переживаемое человеком, все психическое содержание его жизни входит в состав личности.

Но в более специфическом смысле своим, относящимся к его Я, человек признает не все, что отразилось к его психике, а только то, что было пережито в специфическом смысле этого слова, войдя в историю его внутренней жизни. Не каждую мысль, посетившую его сознание, человек в равной мере признает своей, только такую, которую он не принял в готовом виде, а освоил, продумал, т.е. такую, которая явилась результатом собственной его деятельности.

Точно так же и не всякое чувство, мимолетно коснувшееся его сердца, человек в равной мере признает своим, а только такое, которое определило его жизнь и деятельность. Но все это – и мысли, и чувства, и желания – человек в большей части в лучшем случае признает своим, в собственное Я он включает лишь свойства своей личности – свой характер и темперамент, свои способности – и к ним присоединит он разве мысль, которой отдал все свои силы и чувства, с которыми срослась вся его жизнь.

Реальная личность, которая, отражаясь в своем самосознании, осознает себя как Я, как субъекта своей деятельности, является общественным существом, включенным в общественные отношения и выполняющим те или иные общественные функции. Реальное бытие личности существенно определяются ее общественной ролью, поэтому, отражаясь в ее самосознании, это общественная роль тоже включается человеком в его Я. Самосознание человека, отражая реальное бытие личности, делает это – как и сознание вообще – не пассивно, не зеркально.

Представление человека о самом себе, даже о собственных своих психических свойствах и качествах, далеко не всегда адекватно их отражает; мотивы, которые человек выдвигает, обосновывая перед другими людьми и перед самим собой свое поведение, даже и тогда, когда он стремится правильно осознать свои побуждения и субъективно вполне искренен, далеко не всегда объективно отражают его побуждения, реально определяющие его действия.

Самосознание не дано непосредственно в переживаниях, оно является результатом познания, для которого требуется осознание реальной обусловленности своих переживаний. Оно может быть более или менее адекватно. Самосознании, включая то или иное отношение к себе, тесно связано с самооценкой. Самооценка человека существенно обусловлена мировоззрением, определяющим нормы оценки.

Самосознание не изначальная данность, присущая человеку, а продукт развития. В ходе этого развития, по мере того, как человек приобретает жизненный опыт, перед ним не только открываются все новые стороны бытия, но и происходит глубокое переосмысление жизни. Этот процесс ее переосмысливания, проходящий через всю жизнь человека, образует самое сокровенное и основное содержание его внутреннего существа, определяющее мотивы его действий и внутренний смысл тех задач, которые он разрешает в жизни.

Способность, вырабатывающаяся в ходе жизни у некоторых людей, осмыслить жизнь в большом плане и распознать то, что в ней подлинно значимо, умение не только изыскать средства для решения случайно вспыхнувших задач, но и определить самые задачи и цель жизни так, чтобы по настоящему знать, куда в жизни идти и зачем – это нечто бесконечно превосходящее всякую ученость, хотя бы и располагающую большим запасом специальных знаний, это драгоценное и редкое свойство – мудрость.

Жизненный путь личности – это путь становления ее индивидуальности. Чтобы понять закономерности развития индивидуальности личности, полный противоречий процесс персоногенеза, необходимо проделать движение в направлении от личности к деятельности и увидеть личность еще в одной проекции – «личность как субъект выбора».

Говоря о превращении личности на определенном этапе ее развития из «элемента», усваивающего в ходе его первоначального формирования нормы и ценности социальной культуры, то есть функционально-ролевые системные качества той или иной общности, в субъект социальной группы, А.Н. Леонтьев подчеркивает, что на этом рубеже коренным образом изменяется «механизм» формирования личности. Чем более зрелой становится личность, чем более разветвленной становится система ее связей, реализуемых потоком деятельности в обществе, чем чаще сталкивается она с проблемой выбора между различными и порой весьма противоречивыми мотивами, тем не менее, действенной становится привычная для психолога формула о личности как продукте прошлого опыта, тем утопичнее выглядят попытки вывести все поступки и действия человека, апеллируя исключительно к его биографии.

Дело заключается в том, что вследствие изменения механизма формирования личности прошлые события и собственные действия субъекта фактически перестают выступать для него «…как покоящиеся пласты его опыта. Они становятся предметом его отношений, его действий и потому меняют свой вклад в личность. Одно в этом прошлом умирает, лишается своего смысла и превращается в простое условие и способы его деятельности – сложившиеся способности, умения, стереотипы поведения; другое открывается ему совсем в новом свете и приобретает прежде не увиденное им значение; наконец, что-то из прошлого активно отвергается субъектом, психологически перестает существовать для него, хотя и остается на складах его памяти. Эти изменения происходят постоянно, но они могут и концентрироваться, создавая нравственные переломы. Возникающая переоценка прежнего, установившегося в жизни приводит к тому, что человек сбрасывает с себя груз своей биографии.

Изучая человека как субъект выбора, исследуют то, как личность преобразует, творит действительность, в том числе и самое себя, вступая в активное отношение к своему опыту, к своим потенциальным мотивам, к своему характеру, способностям и к продуктам своей деятельности. При анализе человека как индивидуальности исследователи сталкиваются с такими проблемами психологии, как проблема воли, характера, способностей и одаренности, или, иными словами, проблемами анализа индивидуальности личности, которые, несмотря на обилие попыток их изучения в истории психологии, до сих пор остаются terraincognita и одновременно «синей птицей» для психологов самых разных школ и направлений.

Эпизодические всплески интереса ко всем этим проблемам сменяются долгими периодами разочарования, проявляющимися в признании отсутствия общих теоретических подходов и методических схем к их исследованию, а порой и в форме прямого отказа от их изучения методами традиционной «объяснительной» психологии, решительно высказанного представителями описательной «понимающей» психологии В. Дильтеем и Э. Шпрангером. Одним из главных препятствий, затрудняющих продвижение в области исследования указанного круга проблем, является то, что большинство из них ставились изолированно, выхватывались из контекста не только той или иной теории личности, но и, прежде всего, из общепсихологической теории в целом. Вследствие этого часть принималась за целое, характер растворялся в личности, способности отрывались от воли, воля корректировалась с типом телосложения, а затем из всего этого, без заранее выбранного фасона, как бы «скраивалась» индивидуальность личности. При рассмотрении же проявления индивидуальности личности в особой проекции – проекции личности как субъекта выбора – открывается возможность корректно поставить некоторые вопросы изучения индивидуальности и наметить в ряде случаев методические пути их решения.

При изучении проявлений индивидуальности могут быть выделены два плана анализа этих проявлений: продуктивный и инструментальный.

Под продуктивными проявлениями индивидуальности, прежде всего, имеются в виду те процессы активности, в которых человеку приходится осуществлять выбор между различными мотивами, позициями и ролями, отыскивать, а иногда и создавать приемы и средства для овладения своим поведением, использовать различные защитные механизмы и средства для разрешения и перестройки, приводящих к отклонению от нормативно заданной линии поведения ситуаций.

К продуктивным проявлениям личности как субъекта выбора также относятся те преобразования, те «личностные вклады», которые личность своими действиями вводит в смысловую сферу других людей и культуру. Если продуктом первого обозначенного круга проявлений индивидуальности является, прежде всего, преобразование себя, то продуктом второго круга проявлений – преобразование других. Нет нужды специально оговаривать условность последнего разграничения, критерием которого является исключительно позиция исследователя, в зависимости от которой объектом анализа становятся либо те, либо другие продуктивные проявления индивидуальности. В реальности же оба эти аспекта нерасторжимы, и личность, как правило, изменяет себя через преобразования социальной реальности.

К инструментальным проявлениям индивидуальности относятся характер и способности. При этом характер понимается как фиксированная форма смыслового опыта, смысловых установок личности, актуализирующихся в присущем данной личности индивидуальном стиле действования, посредством которого достигаются те или иные мотивы индивидуальности. Если мотивационные линии задают стратегию жизни человека, то характер определяет тактику поведения человека, действующего ради достижения своих мотивов.

В целом индивидуальность понимается как совокупность смысловых отношений и установок человека в мире, которые присваиваются в ходе жизни в обществе, обеспечивают ориентировку в иерархии ценностей и овладение поведением в ситуации борьбы мотивов; воплощаются через деятельность и общение в продуктах культуры, других людях, себе самом ради продолжения существования образа жизни, являющегося ценностью для данного человека.

При анализе развития индивидуальности различают функциональную динамику ее развития, наиболее явно проявляющуюся в проблемно-конфликтных ситуациях (например, стресс, конфликт, кризис), и изменения ее «большой динамики» в ходе жизненного пути.

В отечественной психологии представления о мотивационно-смысловых отношениях индивидуальности начинают формироваться в исследованиях школы Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия.

А.Н. Леонтьев и П.Я. Гальперин выделяют понятие личностного смысла – отражения в сознании личности отношения мотива деятельности к цели действия. Будучи порождением жизни, жизнедеятельности, субъекта, система личностных смыслов является характеристикой индивидуальности человека. В них действительность открывается со стороны жизненного значения знаний, предметных и социальных норм для самого действующего ради достижения тех или иных мотивов человека, а не только со стороны объективного значения этих знаний.

Личностный смысл представляет собой индивидуализированное отражение действительности, выражающее отношение человека к тем объектам, ради которых развертывается ее деятельность и общение. Самые различные проявления культуры и, шире, общественных отношений, усваиваемые субъектом в процессе интериоризации социальные нормы, роли, понятия языка, ценности и идеалы, воспринимаемые им действия и поступки других людей могут приобрести для него личностный смысл, тать «значением-для-меня». Взаимоотношения между опредмеченными в действительности значениями и личностными смыслами – это взаимоотношения между социальными и индивидуальными в жизни личности. Введение представлений о личностных смыслах позволяет понять двойственную качественную структуру такого общественного явления, как индивидуальность человека. Личностно-смысловые качества не противостоят социально-типическим системным качествам личности, а представляют собой специфическую, преобразованную в процессе деятельности форму их существования в индивидуальной жизни личности.

Личностный смысл представляет собой важный, но не единственный момент функционального развития мотивационно-смысловых отношений личности. При анализе этих отношений необходимо учитывать движение как от деятельности к индивидуальному сознанию, так и от индивидуального сознания к поведению индивидуальности.

Мотивационно-смысловые отношения индивидуальности личности обладают рядом особенностей. Центральная из этих особенностей – производность мотивационно-смысловых отношений от места человека, его социальной позиции в обществе и набора возможных мотивов деятельности, задаваемых этой социальной позицией. Детерминированность мотивационно-смысловых отношений социальной позицией и обусловленность этой позицией отношений деятельности субъекта определяют другие особенности их психологической природы:

- опосредованность изменения мотивационно-смысловых отношений изменением лежащей в ее основе деятельности (принцип деятельностного опосредствования мотивационно-смысловых отношений индивидуальности);

- недостаточность осознания личностью смысла для его изменения;

- невозможность непосредственного воплощения личностного смысла в значениях.

Из принципа деятельностного опосредствования мотивационно-смысловых отношений вытекает, что перемена социальной позиции человека в мире влечет за собой переосмысление его отношений к действительности. В ряде случаев резкая перемена социальной позиции человека может привести к глубоким перестройкам всей совокупности личностных смыслов, порой драматически проявляющихся в таких феноменах, как феномены «потери себя» и утраты смысла существования.

Принцип деятельностного опосредствования личностных смыслов позволяет отграничить личностные смыслы от существующих на поверхности сознания субъективных переживаний вроде симпатий, антипатий, желаний, хотений и т.п., изменяющихся непосредственно под влиянием речевых воздействий. Подобные субъективные переживания, как и эмоции, выполняют функцию оценки личностных смыслов и тем самым способствуют осознанию субъектом его отношения к действительности. При несовпадении субъективных переживаний и личностных смыслов, например несовпадений антипатии к близкому человеку, возникающей в какой-либо прямо не затрагивающей мотивы субъекта ситуации, и личностного смысла этого человека, изменяется скорее направленность и знак субъективных переживаний, чем личностный смысл этого человека.

Кардинальное отличие мотивационно-смысловых отношений от таких существующих на поверхности сознания образований, как субъективные переживания (желания, хотения и т.п.), изменяющихся непосредственно под влиянием вербальных воздействий, состоит в том, что изменение личностных смыслов и смысловых установок всегда опосредствовано изменением деятельности, реализующей объективное отношение субъекта к миру. Производность смысловых образований личности от порождающей их совокупности деятельностей, ее места в системе общественных отношений представляет собой центральную характеристику их природы, выражающую социальную детерминацию этих образований. Яркие факты, полученные в самых разных исследованиях по психологии личности, доказывают то, что, только изменив социальную позицию субъекта, его место в системе общественных отношений, можно трансформировать смыслообразующие мотивы личности и ее установки.

Динамика смысловых отношений личности не сводится, тем не менее, к их изменению через смену социальной позиции личности. Эти отношения обладают и своим собственным движением, своей внутренней динамикой. Разгадку механизма внутриличностной динамики следует искать в той иерархической связи между смысловыми системами, возникновение которой и знаменует, собственно говоря, момент рождения личности. А.Н. Леонтьевым описана психологическая сущность феномена «горькой конфеты», за которым стоит полимотивированность, соподчиненность действий маленького ребенка. Конфликт между мотивом, побуждающим и направляющим деятельность ребенка, выражающую его отношение к взрослому, и мотивом получить награду приводит к тому, что достигнутая цель действительно приобретает для ребенка резко негативный личностный смысл. Именно противоречие, а иногда и конфликт между находящимися в определенной иерархической связи мотивами личности выступает как механизм особого внутреннего движения в индивидуальном сознании.

Несмотря на важность выявления конкретных закономерностей внутриличностной динамики, разработка этой проблемы до сих пор находится в зачаточном состоянии.

Неосознанные мотивы и смысловые установки личности представляют собой нереализованные предрасположенности к действиям, детерминируемым тем желаемым будущим, ради которого осуществляется деятельность и в свете которого различные поступки и события приобретают личностный смысл.

Впоследствии для объяснения природы этих явлений, а затем и для понимания разноуровневых мотивационных структур личности З.Фрейдом было введено понятие «динамическое вытесненное бессознательное». Под бессознательным понимались нереализованные влечения, которые из-за конфликта с социальными запросами общества не допускались в сознание или загонялись, отчуждались из него с помощью такого защитного механизма психики, как вытеснение. Будучи вытесненным, из сознания личности, эти явления образуют сферу неосознаваемых динамических диспозиций – срытые аффективные комплексы, предрасположенности к действиям, активно воздействующие на жизнь личности и проявляющиеся порой в непрямых символических формах (юморе, сновидениях, забывании имен и намерений, обмолвках и т.п.).

Существенная черта этих динамических проявлений личности состоит в том, что осознание личностью причинной связи нереализованных влечений с приведшими к их возникновению в прошлом травматическими событиями не приводит к исчезновению обусловленных этими влечениями переживаний (например, страхов), так как узнанное субъектом воспринимается им как нечто безличное, чуждое, происходящее не с ним. Эффекты бессознательного в поведении устраняются только в том случае, если вызвавшие их события проживаются личностью совместно с другим человеком или другими людьми, а не только узнаются ею.

Особо важное значение для понимания этого класса проявлений бессознательного и приемов его перестройки имеют феномены и механизмы бессознательного в межличностных отношениях, связанных с установлением эмоциональной интеграции, психологическим слиянием взаимодействующих людей в одно нераздельное целое. К этим феноменам относятся эмпатия, первичная идентификация, трансферт, проекция. Во всех этих проявлениях бессознательного побуждающий человека мир и сам человек представляет одно неразрывное целое.

Каждый человек может задать себе извечный вопрос «ради чего я живу?» и попытаться прорваться через завесу мотивировок к истинным мотивам своего поведения. Отвечая на подобные вопросы, человек каждый раз решает особую задачу, «задачу на смысл», результатом которой является осознание личностного смысла, подлинного «значения-для-меня», тех или иных целей и обстоятельств жизненного пути.

В ходе решения «задачи на смысл» происходит внутренняя работа личности по соотнесению проявлений мотива в нескольких пересекающихся друг с другом в нескольких пересекающихся друг с другом плоскостях: в отношении мотива к преодолеваемым личностью ради его достижения внешним и внутренним преградам (побудительная сила мотива); по сопоставлению мотива с другими выступающими в сознании субъекта возможными мотивами той же деятельности; по оцениванию мотива в его отношении к принятым личностью нормам и идеалам; по соотнесению мотива с реальными с точки зрения личности ее возможностями, т.е. с воспринимаемым образом «Я» (реалистичность мотива); по сравнению собственного мотива с предполагаемыми мотивами других субъектов (социальная идентичность мотива).

Все эти проявления различных аспектов мотивации как в едином фокусе концентрируются в личностном смысле, отражающем отношение мотива к конкретным обстоятельствам и целям действий личности. Однако выявлением всех этих граней представленности мотива в деятельности и сознании «внутренняя работа» по осознанию смысла не заканчивается. Еще одним препятствием на пути осознания смысла является невозможность непосредственного воплощения личностного смысла в системе значений, в которых этот смысл в конечном итоге должен быть вербализован, а тем самым коммуницирован для других.

Когда же «задача на смысл» все же решена и речь идет об осознавании наиболее общих смысловых образований, то уместно говорить о ценностях личности. Ценность, таким образом, это осознанный и принятый человеком общий смысл его жизни. Осознанные личностные смыслы, даже если они оказываются неприглядными и противоречащими разделяемым личностью нормам и идеалам общества, не изменяются от самого факта их осознания.

Личностный смысл какого-либо действия или события и есть то, что мы находим в единицах структуры личности, рассматривая их в плане содержания. Иными словами, личностный смысл – это составляющая динамической смысловой системы, отражающая в индивидуальном сознании личности содержание ее отношения к действительности. На возникновение личностного смысла как бы заканчивается движение от деятельности к индивидуальному сознанию личности. С этого момента начинается жизнь личностного смысла в самом индивидуальном сознании и его обратное движение к деятельности.

В каких формах сохраняется личностный смысл в сознании, когда приведший к его возникновению конкретный мотив еще не достигнут или же, напротив, уже достигнут? Ведь всем очевиден тот факт, что возникшее по ходу осуществления деятельности отношение к другому человеку, к себе или случившемуся событию может остаться на долгие годы и даже превратиться в качество личности. Возникает вопрос о том, как отраженная в личностном смысле направленность по отношению к действительности или событию фиксируется во времени и принимает участие в регуляции деятельности субъекта.

При анализе движения от индивидуального сознания к деятельности выделяется такая составляющая «динамических смысловых систем», как смысловая установка личности. Смысловая установка личности представляет собой форму выражения личностного смысла в виде готовности к совершению определенным образом направленной деятельности. Личностный смысл есть содержание установки.

Смысловая установка, включая эскиз будущей деятельности, может фиксироваться, существовать в латентной потенциальной форме во времени и актуализироваться, обуславливая наиболее устойчивые способы поведения в соответствующей ей ситуации. Именно смысловая установка определяет в конечном итоге устойчивость и направленность деятельности индивидуальности, ее поступки и деяния.

В поступках и деяниях экстериоризируется отношение индивидуальности к миру, осуществляются «личностные вклады» в других людей, в социальное конструирование различных «жизненных миров».

Превращение личностного смысла в систему опредмеченных в мире культуры значений – последняя инстанция на пути движения от индивидуального сознания личности к продуктам ее деятельности.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Асмолов А.Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека / Александр Асмолов. – М.: Смысл: Издательский центр «Академия», 2007.

2. Мадди С. Теория личности: Сравнительный анализ. – СПб, 2002.

3. Оллпорт Г.В. Личность в психологии. М. – СПб.: 1998.

4. Райгородский Д.Я. Психология личности. Т. 1. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом «Бахрах-М», 2000.

5. Старовойтенко Е.Б. Психология личности в парадигме жизненных отношений: Учебное пособие для студентов ВУЗов. – М.: Академический проект; Трикста, 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ