Проявление личностных особенностей детей беженцев и вынужденных переселенцев в совладании с акультурационным стрессом

Психологические и этнопсихологические особенности проявления акультурационного стресса у детей беженцев и переселенцев из стран ближнего зарубежья. Адаптация мигрантов к новым социокультурным условиям, возрастные особенности данного вида адаптации.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РФ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАЛУЖСКИЙ ФИЛИАЛ

ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ им.Л.С. ВЫГОТСКОГО

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

ПРОЯВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ДЕТЕЙ БЕЖЕНЦЕВ И ВЫНУЖДЕННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ В СОВЛАДАНИИ С АКУЛЬТУРАЦИОННЫМ СТРЕССОМ

(АДАПТАЦИЯ К НОВЫМ СОЦИОКУЛЬТУРНЫМ УСЛОВИЯМ)

Дипломная работа

Содержание

Введение. 4

Глава 1. Психологические особенности проявления акультурационного стресса у детей беженцев и вынужденных переселенцев из стран ближнего зарубежья 8

1.1 Этнопсихологические особенности проявления акультурации беженцев и вынужденных переселенцев. 8

1.1.1 Психологические особенности этнического своеобразия и культурного разнообразия поведения в современной западной этнической психологии 8

1.1.2 Традиционная структура психологии этноса. 13

1.1.3 Этнические особенности познавательных процессов. 16

1.1.4 Этнические факторы развития личности. 20

1.1.5 Этническая общность. 24

1.1.6 Этнические стереотипы.. 25

1.1.7 Этнические диспозиции. 32

1.1.8 Этнические ценности. 35

1.1.9 Этнические экспектации и нормативное поведение. 39

1.1.10 Этнопсихологический аспект в педагогике. 45

1.1.11 Психологическая культура этноса. 50

1.1.12 Русскость и русская ментальность. 54

1.1.13 Этнический конфликт. 55

1.1.14 Значение этнопсихологических факторов при переезде в другую страну на постоянное место жительства. 58

1.1.15 Адаптация мигрантов к новым социокультурным условиям, возрастные особенности данного вида адаптации. 65

1.2 Самосознание, как фактор психического развития и личностного становления ребенка. 69

1.2.1 Самосознание и его место в психической жизни. 69

1.2.2 Понятие, значение и структура Я-концепции в адаптационном процессе у вынужденных мигрантов. 71

1.2.3 Этничность, как составляющая самосознания личности. 76

Выводы по главе 1. 80

Глава 2. Исследование Я-концепции и личностных особенностей детей вынужденных переселенцев. 86

2.1 Условия, в которых происходят адаптационные процессы у вынужденных переселенцев и членов их семей. 86

2.2 Исследование характеристик Я-концепции у детей мигрантов и детей местных жителей. 88

2.2.1 Процедура исследования. 88

2.2.2 Описание методик, применявшихся в исследовании. 89

2.2.2.1 Тест "20-ти высказываний" М. Куна. 89

2.2.2.2 Экспресс-анализ самооценки с помощью моторной пробы.. 90

2.2.2.3 Ориентационная анкета определения направленности личности Б. Басса 91

2.2.2.4 Шкала оценки потребности в достижении и мотивации одобрения Д. Крауна и Д. Марлоу. 92

2.2.3 Результаты исследования. 92

2.3 Программа коррекции Я-концепции и личностных особенностей детей вынужденных переселенцев с целью совладания с акультурационным стрессом 100

Заключение. 109

Литература. 112

Введение

В 90-е годы ХХ века организованные потоки трудовых мигрантов сменились на стихийное движение вынужденных переселенцев и беженцев из стран – бывших республик СССР, с мест локальных конфликтов на территории России. Достаточно неблагоприятная демографическая ситуация в РФ, кроме перераспределения рабочей силы и увеличением доли пенсионеров и нетрудоспособных граждан, усугубляется падением рождаемости, оттоком квалифицированной рабочей силы. Важнейшими проблемами на сегодня являются миграция и проблемы русского и русскоязычного населения в новых независимых государствах.

За последние годы резко возросло количество вынужденных переселенцев в Россию из стран Ближнего Зарубежья. Кроме того, наблюдается перераспределение трудоспособного населения и отток населения из районов Крайнего Севера в центральные и южные районы, более благоприятные для жизнедеятельности. Центральная Россия оказалась весьма привлекательной из-за своей политической стабильности и достаточно большого экономического потенциала привлекательной для мигрантов. Психологическая адаптация мигрантов и членов их семей – одна из основных проблем, с которыми сталкиваются мигранты.

Проблемой психологической адаптации мигрантов и членов их семей в России стали заниматься сравнительно недавно. Разработки по проблеме адаптации вынужденных переселенцев принадлежат Н.С. Фрейнкман-Хрусталева (38), А.И. Новиков, Т.Г. Стефаненко (33, 34), В.В. Гриценко, Л.Е. Ананьина, Л.Л. Москалев, С.Г. Климова и др.

Наиболее актуальны проблемы социальной адаптации, связанные с незнанием прав и обязанностей, трудностями привыкания к новым климатическим, экономическим, культурным условиям. Наличествует языковой барьер, который в более короткие сроки преодолевается детьми и мужчинами. Особое беспокойство вынужденных мигрантов вызывает отсутствие благоустроенного постоянного жилья и работы со стабильно выплачиваемой заработной платой. Прибывшие из районов социальной напряженности, испытывают страх перед неопределенностью и нуждаются в социально-психологической помощи. Проблемы адаптации к новым условиям в первую очередь затрагивают детей вынужденных переселенцев, причем если взрослые люди, несмотря на проблемы, могут осознать необходимость перемен и примириться с этим, то психика детей не выдерживает напора травмирующих ситуаций и напряженной обстановки в целом.

Международные документы о правах человека требуют создания условия для жизнедеятельности мигрантов, обеспечивающих их достойное существование. Законы РФ "О беженцах", "О гражданстве Российской Федерации", федеральная программа "Дети России", Законы о мигрантах, утвержденные Законодательным Собранием Калужской области позволяют прошедшим регистрацию и ставшим на учет вынужденным переселенцам получить единовременные пособия, пенсии, материальную помощь по оплате проезда и провоза багажа, а со временем, жилья и работы. Наблюдение показало, что создание даже минимальных социальных условий для переселенцев, позволяет пройти период социальной адаптации успешно. Согласно статистическим данным ФМС от 31.03. 2001г. № 719 среди Центральных регионов РФ Калужская область входит в число лидирующих по приему вынужденных переселенцев. Так, за 1999г. в Калужской области зарегистрировано 1459 человек (больше, чем в других областях Центральной России), а на 01.01. 2001г. на территории Калужской области было официально зарегистрировано 13 234 человека. Реальное количество вынужденных переселенцев, проживающих в Калужской области, значительно превышает указанное количество. В республиках, откуда приехали семьи, как правило, была социально и психологически напряженная обстановка (например, национальное противостояние), во многих районах шли военные действия.

Посттравматический стресс провоцирует нервозную атмосферу в семьях. Учитывая то, что ребенку приходится реально адаптироваться к новым экономико-социальным условиям (школа, город, отношения), ребенок оказывается окружен проблемами, непониманием: так, прибыв в Россию, многие дети с трудом адаптируются в среде сверстников, замыкаются в себе. К тому же, отсутствие у подавляющего большинства семей мигрантов элементарных социально-бытовых условий (регистрации, постоянного жилья, работы) самым негативным образом сказывается на психологическом климате в семье, и особенно на психологическом состоянии ребенка. Из-за наличия существенных различий в школьных программах России и стран СНГ у детей беженцев и вынужденных переселенцев растет неуспеваемость, снижается самооценка, нарастает психическое напряжение, приводя к ухудшению психического и физического здоровья.

Объект исследования - процесс адаптации детей беженцев и вынужденных переселенцев к новым социокультурным условиям.

Предмет исследования: проявление личностных особенностей детей беженцев и вынужденных переселенцев в совладании с акультурационным стрессом при адаптации к новым социокультурным условиям.

Целью нашего исследования является изучение особенностей адаптации детей вынужденных переселенцев к новым социокультурным условиям, с учетом личностных особенностей детей мигрантов, влияющих на процесс их адаптации.

Задачи исследования:

На основе анализа профильной литературы выявление проблем, возникающих в случае перемены этнической общности, а также культуральных особенностей смены базового этноса у вынужденных переселенцев;

Выяснение особенностей проявления акультурационного стресса у детей беженцев и вынужденных переселенцев;

Изучение психологических аспектов проблемы адаптации детей беженцев и вынужденных переселенцев из стран Ближнего Зарубежья;

Анализ значения самосознания для процесса успешной адаптации детей мигрантов;

Сравнительное исследование личностных характеристик детей мигрантов и детей местных жителей;

Сравнительное исследование личностных характеристик (Я-концепции) у детей мигрантов и детей местных жителей;

Составление и реализация программы социально-психологической помощи детям беженцев и вынужденных переселенцев в совладании с акультурационным стрессом.

Гипотеза:

У детей – выходцев из семей беженцев и вынужденных переселенцев Я-концепция характеризуется меньшей сформированностью и имеет аутодеструктивную направленность, поэтому предполагается наличие значимых различий по следующим показателям личностного развития: дифференциация самосознания; идеологические установки личности; самооценка; направленность на дело, на общение и на себя, общая направленность личности; мотивация достижения; мотивация одобрения.

В исследовании используются следующие методы: метод наблюдения, метод тестов, методы статистической обработки данных.

Испытуемые: дети вынужденных переселенцев из стран Ближнего Зарубежья (20 человек) и дети коренных калужан (20 человек) в возрасте от 9 до 13 лет.

Дипломная работа состоит из введения 2-х глав, заключения, списка литературы, включающего 41 наименование и приложений к проведенному исследованию.

Глава 1. Психологические особенности проявления акультурационного стресса у детей беженцев и вынужденных переселенцев из стран ближнего зарубежья

1.1 Этнопсихологические особенности проявления акультурации беженцев и вынужденных переселенцев

1.1.1 Психологические особенности этнического своеобразия и культурного разнообразия поведения в современной западной этнической психологии

Большой вклад в становление культурно-исторической концепции роли этнического в социальном взаимодействии народов внесли работы Л.С. Выготского, Г.Г. Шпета, Б.Ф. Поршнева, Ю.В. Бромлея, Л.Н. Гумилева. Выделяя в качестве ведущих такие категории, как психический склад нации, национальный характер, национальные чувства, национальное самосознание, эти авторы доказали, что этнические различия в психологии народа - неоспоримая реальность.

Когда говорится о психологии народа (этноса), имеется в виду отражение множества связей и отношений, в которых реально формируется и развивается конкретный народ или его часть. Исследование этнических особенностей осуществляется при помощи таких понятий, как "основная" или "модальная" личность, описывающих наиболее существенные признаки исследуемого народа, единые для всех его членов. На этом основании большинство этнокультурных феноменов рассматривается через призму указанных понятий. Любая историческая общность (нация, этнос) несет в себе способность развивать самостоятельное волевое единство, в определенной мере подчиняющее отдельных лиц, ее составляющих. Передаваемые из поколения в поколение язык, система духовных ценностей, символы, отношения к вещам и людям, унаследованные способы поведения как образцы для действий - факторы, определяющие "типические коллективные переживания" или особенности тех или иных этнических общностей. У каждого народа складывается свой субъективный психологический образ или стереотип как специфическая национальная норма поведения.

Обычно, в качестве основной составляющей предмета этнической психологии выделяют этнические стереотипы как разновидность социальных стереотипов. Под этническим стереотипом понимают упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и чрезвычайно устойчивый образ какой-либо этнической группы или общности, распространяемый на всех ее представителей. С помощью этнических стереотипов формируется значительная часть представлений о других народах.

Кроме того, предмет этнической психологии характеризуют экспектации. В основе этнических экспектаций лежит ролевая и нормативная регуляция социального взаимодействия людей, т.к без прогнозирования ответного поведения невозможно представить нормальное, конструктивное взаимодействие, а неадекватность этнических экспектации служит причиной большинства конфликтов, возникающих на этнической "почве". Поэтому становление этнических экспектации, их динамика должны быть предметом этнопсихологического изучения.

Таким образом, этнические стереотипы, диспозиции и экспектации взаимодействующих субъектов выступают этническими детерминантами человеческого поведения.

Наиболее разработанной является этнопсихологическая концепция В. Вундта, послужившая основой психологических исследований больших социальных групп. Она возникла из идеи Вундта о несводимости общепсихологических процессов к индивидуальной психологии и необходимости изучения социально-психологических закономерностей функционирования социальных общностей и всего общества. Задачу народной психологии В. Вундт видел в изучении тех психических процессов, которые лежат в основе общего развития человеческих сообществ и возникновения общих духовных продуктов всеобщей ценности. Под народным духом, который составляет предметную область новой науки, он понимал высшие психические процессы, возникающие при совместной жизни многих индивидов. Народная душа (этническая психология), по Вундту, не имеет неизменной субстанции (как у X. Штейнталя и М. Лацаруса). Тем самым Вундт закладывал идею развития и не соглашался со сведением социально-психологических процессов к некоему бытию (субстанции), стоящему за ними. По мнению Вундта, психические процессы обусловливаются активностью души (апперцепция или коллективной творческой деятельностью).

Г. Лебон целью этнопсихологических исследований считал описание душевного строя исторических рас и определение зависимости от него истории народа, его цивилизации, утверждая, что история каждого народа зависит от его душевного строя, преобразование души ведет к преобразованию учреждений, верований, искусства.

Проблема своеобразия духовного облика народов занимала умы многих мыслителей и ученых, причем особо содержательным является подход к этой проблеме школы "психологии народов", поэтому с деятельностью представителей этого направления и связано становление этнической психологии как науки.

Развитие западной этнической психологии в XX в. обусловили два важнейших фактора: стремление свести все проблемы, касающиеся различных структурных уровней этнических общностей, прежде всего, к индивидуально-личностному аспекту и проявление при этом философско-методологических пристрастий; того или иного исследователя. Основной тенденцией стало совмещение психологии, ориентированной на "микропроблемы", т.е. ограниченные во времени и пространстве и связанные с неисторичными и внекультурными явлениями, и антропологии с ее "макропроблемами" исторического и эволюционного характера. К числу общих проблем, изучаемых этнопсихологами. относятся: особенности формирования национального характера; соотношение нормы и патологии в различных культурах; значение ранних опытов детства для формирования человеческой личности.

В работах Р. Бенедикт и М. Мид аспекты этнического рассматриваются со значительным уклоном в психоанализ и экспериментальную психологию. Методологическая концепция их работ во многом заимствована из исследований 3. Фрейда, методика - из немецкой экспериментальной психологии (В. Вундт). Этнологам понадобилась психологическая теория, ориентированная на исследование антропологических особенностей происхождения, развития и жизнедеятельности личности и базирующаяся на психологических методах ее изучения. Такой теорией и методом в то время стал психоанализ.

Другое направление западной этнопсихологии связано с изучением личности в различных культурах: ряд сравнительных исследований этнических групп с применением разнообразных психологических тестов (Роршаха, Блеки и др.) позволил исследователям сделать вывод о существовании некоей "модальной личности", отражающей национальный характер. "Модальной личностью" оказывался личностный тип, к которому относится наибольшее число взрослых членов данного общества. В этом случае национальный характер определялся с учетом частоты распространения определенных типов личности в данном этносе. Существование "модальной личности" обосновывалось результатами вариационной статистики ("модальная личность"-это не конкретный, а некоторый "средний", обобщенный этнофор). При этом допускалось, что в популяции может быть представлен ряд типов (с переходными формами между ними), причем ни один из них не может оказаться абсолютно преобладающим. Концепция модальной личности использовалась для характеристики не только национальных, но и религиозных, профессиональных и других групп населения. В связи с вопросом, насколько полно отражается психологический тип данной общности в характеристиках "модальной личности" из-за значительной внутригрупповой вариабельности, распространение получила концепция мультимодальной нации: каждая нация представлена не одной модальной личностью, а несколькими, что позволяет выделять "характеристики нации" как коллектива.

С точки зрения американского Дж. Хонимана главной задачей современной науки является исследование того, как индивид действует, мыслит, чувствует в условиях конкретного социального окружения. Им выделяются два типа явлений, связанных с культурой: социально стандартизованное поведение (действия, мышление, чувства) некоторой группы и материальные продукты поведения такой общности. Хониман вводит понятие "модель поведения", которое определяет как закрепленный индивидом способ активного мышления или чувствования (восприятия). "Модель" может быть универсальной, реальной или идеальной. В качестве идеальной модели рассматриваются желаемые стереотипы поведения, не получившие, однако, реализации в конкретной жизни. Посредством анализа этнокультурных моделей поведения личности и социально стандартизованных образцов поведения им формулируется следующий основной вопрос этнопсихологии: как осуществляется вхождение личности в культуру. Хониман выделяет ряд определяющих этот процесс факторов: врожденное поведение; группы, членом которых является индивид; ролевое поведение; разного рода служебные обстоятельства; географическое окружение и др. В дальнейшем Хониман еще более детализирует поведение человека, особо выделяя эмоциональную сферу и используя понятие "этнос" (подразумевая под ним эмоциональное состояние социально моделируемого поведения, которое отражает и потребностно-мотивационную сферу личности). Эмоции, по мнению Хонимана, отражают судьбу человеческих мотивов и являются результатом воспринимаемой ситуации. Он считал, что поведение личности в этнокультурной среде - во многом продукт научения, т.к. во всех этнических общностях люди одинакового возраста, пола, статуса показывают относительно однообразное поведение в сходных ситуациях.

Ф. Хсю предложил переименовать направление "культура и личность" в "психологическую антропологию", поскольку, по его мнению, это название в большей степени отражало содержание этнопсихологических исследований.

М. Спиро формулирует основную проблему современных этнопсихологических исследований как изучение психологических условий, повышающих стабильность социальных и культурных этносистем, предлагая сделать акцент на изучении роли личности как в изменении, так и в сохранении целых культур и этнических общностей и сосредоточиться на описании индивидуального поведения как микрофеномена. А. Уоллес продолжает традицию сведения всего этнокультурного разнообразия к особенностям личности.

Таким образом, важнейшие направления современных западных этнопсихологических исследований связаны с модификацией теоретических ориентации или типов психологических теорий, базирующихся на метатеоретических основах различных философских систем (экзистенциализм, неопозитивизм, необихевиоризм и т.д.). Их влияние проявляется в различном понимании человека, личности, культуры, в отношении к бессознательному, в объяснении механизмов активности личности. В январе 1990г. в России было принято решение о создании в Институте Психологии РАН Лаборатории психологии межгрупповых отношений, тем самым был дан импульс активному участию социальных психологов в изучении проблем столь сложного и многомерного явления, как межнациональные отношения.

1.1.2 Традиционная структура психологии этноса

В структуре этнической психологии традиционно выделяют статические (долговременные) и динамические (кратковременные) компоненты. Когда психические явления, сложившиеся в процессе исторического развития этноса, долгое время сохраняются и закрепляются в психологических особенностях отдельных людей, они относятся к статическим, устойчивым компонентам (психический склад этноса и этническое сознание). Если же психические явления кратковременны, появляются и пропадают или видоизменяются, то их считают динамическими компонентами (этнические чувства и этнические вкусы). Психический склад этноса - специфический способ восприятия и понимания членами этнической общности различных сторон окружающей действительности, который состоит из следующих элементов: этнический характер (специфика исторически сложившихся свойств психики, отличающих один этнос от другого); этнический темперамент (внешнее выражение этнического характера, независящий от типа нервной системы, определенный стандарт реагирования на конкретную ситуацию, присущий не каждому представителю этнической общности, а лишь ее большей части); этнические традиции и обычаи, обусловленные не только объективными социальными отношениями, но и субъективными идеями, представлениями, верованиями, мифами, легендами, передающимися из поколения в поколение. Субъективные представления о нормах и правилах поведения объективируются в виде обычаев и традиций. Этнические обычаи - те порядки и правила поведения, которые охватывают преимущественно сферу бытовых отношений. В основе обычаев лежат привычки, которые закрепляются, отшлифовываются, проверяются на практике и приобретают устойчивую форму. Этнические традиции влияют на психику человека прямо и опосредованно и обращены к духовному миру человека, играют роль стабилизаторов и воспроизводителей общественных отношений посредством формирования психических качеств, требуемых для этих отношений.

Этническое сознание имеет сложную структуру. По критерию направленности сознания представителей этнической общности на себя или на другие общности, его можно разделить на два вида: 1) этническое самосознание, включающее в себя восприятие, представление и понимание своей собственной этнической общности, и 2) осознание других этносов, т.е. восприятие, представление и понимание особенностей других этнических общностей.

Этническое самосознание есть осознание принадлежности к определенной этнической общности, сознательное отражение этнического бытия. В своем развитии этническое самосознание проходит несколько стадий: 1. Осознание национальных чувств, начальный этап выделения своего этноса и дифференцирования его от других этнических общностей, противопоставление "мы" и "они".2. Осознание своей этнической принадлежности, формирование этнической идентификации.3. Осознание приверженности к определенным национальным ценностям, общности интересов – начало формирования этнического самосознания.

Этнические чувства тесно связаны с этническим сознанием, они дают толчок осознанию своей этнической принадлежности, своей культуры. Выражая эмоциональное отношение людей к своей этнической общности и ее интересам, а также к другим этносам и их интересам, этнические чувства всегда имеют конкретно-историческое содержание. Их формирование определяется современными экономическими и политическими условиями жизнедеятельности этноса, причем на степени выраженности этнических чувств, прежде всего, сказываются межнациональные отношения, войны, национальная экспансия, экономические кризисы, идеи национального развития, и историческим прошлым народа.

Этнический вкус - оценка правильности, нормальности, красоты, морали и норм общественного поведения, обусловленная спецификой явлений, происходящих в этносе на протяжении длительного периода. Эти явления вырабатывают у этноса определенный способ оценки внешнего мира, четкие критерии, которые дают возможность подмечать и обнаруживать черты, скрытые от представителей других этносов, причем на основе указанных критериев в этнической общности и формируется национальная культура. Этнические вкусы выполняют роль критерия восприятия и отношения человека к окружающей действительности. Они не противопоставляются общечеловеческим вкусам, а представляют собой сложный набор всех вкусов человечества. В реальной жизни общечеловеческое проявляется в национальной форме, поэтому общечеловеческая культура не существует вне рамок национальной культуры.

1.1.3 Этнические особенности познавательных процессов

Изучение влияния этнических особенностей на структурно-функциональную организацию психики на отдельных этапах онто- и филогенеза - важнейшее условие для понимания психофизиологических отличий представителей разных народов.

Некоторые ученые, считая культуру универсальным механизмом адаптации общества к природной и социальной среде, рассматривают предмет этнопсихологии как часть культуры, как производное от нее. Таким образом, они сводят изучение этнопсихологических проблем исключительно к определению условий жизни и способов выработки определенных поведенческих, реакций на конкретные жизненные обстоятельства того или иного этноса. Другие предупреждают о возможном обеднении содержания этнопсихологической науки из-за сведения ее предмета к рассмотрению исключительно таких понятий, как "национальный характер" или "национальные потребности", которые обнаруживаются обычно на уровне обыденной психологии и часто метафоричны. Они обращают внимание на необходимость рассматривать предмет этнопсихологии не в системе социально-психологических явлений, а, прежде всего в системе общей психологии как науки, изучающей наиболее общие психологические закономерности, принципы и понятия. Только тогда этнопсихологические особенности проявятся не как перечень отличий, а во взаимосвязи друг с другом и с другими общечеловеческими, присущими конкретному обществу групповыми и индивидуально-личностными психологическими особенностями.

По мнению И.С. Кона, исследования в этнической психологии могут быть либо социокультурными (характеристики общества, культуры), либо психологическими (свойства индивида, входящего в тот или иной этнос). Поэтому вполне закономерно, что в зависимости от изучаемого предмета меняется и методический аппарат, и логика исследования. Это можно проследить на примере различных подходов к изучению такого психического процесса, как мышление.

Еще в XIX в. психология игнорировала факт социально-исторической детерминации высших психических функций. Считалось, что внутренние свойства и основные законы психической жизни (ассоциации, апперцепции, структурность восприятия, условные связи) остаются неизменными, и, таким образом, общественные формы деятельности - это проявления психологических свойств человека, установленных в психологии. Так, В. Вундт в "Психологии народов" сделал попытку расшифровать такие социальные явления, как религия, мифы, мораль, право, с позиций индивидуальной психологии, видя в них проявление законов ассоциации и апперцепции. Понимание психических процессов как продуктов эволюции связано с теориями Ч. Дарвина и Г. Спенсера. Они пытались проследить, как развиваются сложные формы психической деятельности, как в результате эволюции элементарные формы биологического приспособления к изменяющимся условиям среды превращаются в сложные формы адаптации.

С середины XIX в. широкое распространение получили идеи о том, что развитие индивида воспроизводит развитие рода ("биогенетический закон", "закон рекапитуляции"). Они были использованы для следующего вывода: мышление отсталых народов приближается к мышлению детей, а отсюда - расовая неполноценность отсталых народов. Преобладающая во второй половине XIX в. биологическая ориентация выражалась и в отождествлении культурных различий - с расовыми. Так, Спенсер приписывал меньшие умственные способности не только "низшим" расам, но и "низшим" классам в промышленных странах, которые, как он считал, занимают свое место в обществе в результате естественного отбора. Тайлор не отказывался от классификации рас по грубой шкале развития цивилизации и делал вывод о том, что цивилизованный человек не только умнее и способнее дикаря, но даже лучше и счастливее его.

В противовес биологизаторским теориям французская школа пыталась показать, что основные формы психической жизни человека - продукт общественной жизни. Л. Леви-Брюль, считал, что мышление человека, живущего в условиях примитивной культуры, является продуктом господствующих в этом обществе общих взглядов или "коллективных представлений", оно дологично, диффузно и работает по закону сопричастности. Такое мышление имеет магический характер, т.е. отражает не практические отношения человека с реальной действительностью, а систему тех верований и примитивных представлений, которые складывались в первобытном обществе.

С 1930-х годов во всем мире возникает и увеличивается интерес к сравнительно-историческому анализу психических процессов человека - кросскультурные исследования или исследования проблем формирования психики в условиях различных культур.

В целом выделяют две основные концепции изучения психических процессов, которые, по словам А.Р. Лурия, способствовали внедрению научного метода в этнопсихологические исследования. Первая концепция сформулирована в трудах французского исследователя К. Леви-Стросса, исходившего из того, что основные логические операции на разных этапах исторического развития остаются одними и теми же (человек примитивного общества так же, как и человек развитой культуры, ищет пути к объективному знанию, исходит из активных гипотез, пытается упорядочить свое мышление и свой опыт в известные логические системы, но, классифицируя поступающую информацию, он выбирает иные, более наглядные и непосредственно воспринимаемые признаки, способы обобщения остаются многообразными и неустойчивыми). Если у культурного человека в основе мышления лежат устойчивые, однозначно логические основания, то примитивного человека отличает тенденция связывать вещи, которые могут быть связаны друг с другом только в соответствующей ситуации. Эти положения Леви-Стросса близки к концепции выдающегося отечественного психолога Л.С. Выготского, сформулированной на три десятилетия раньше. Выведение причин различных форм логического мышления из основных форм практики субъекта, а не из его внутренних психологических особенностей - один из наиболее прогрессивных выводов современной сравнительной психологии.

Вторая важная для развития этнопсихологии концепция была предложена антропологической лингвистикой. В ее основе лежит утверждение, что особенности человеческого сознания можно понять, лишь учитывая тот язык, который применяется для выражения мысли. Язык человека не только выражает мысль, но и принимает непосредственное участие в ее формировании - суть гипотезы, получившей название "гипотеза Сепира - Уорфа".

По-видимому, представители разных культур отличаются тем, какие мыслительные процессы им чаще надо использовать в конкретных практических ситуациях. Для развивающихся культур более характерны целостное чувственное отражение (конкретное узнавание, зрительно-пространственный анализ, целостное восприятие), эффективность в конкретных видах деятельности с опорой на прошлые знания, что обычно рассматривается как функции "правополушарных" процессов и стабильное ядро мозговой организации человека любой культуры. В то же время такие "левополушарные" процессы, как абстрактное познание с помощью речи, аналитическое восприятие, обобщенное узнавание, произвольность и возможность прогнозировать - те оперативные процессы, которые более характерны для представителей развитых культур, они формируются в ходе воспитания и образования человека любой культуры и обеспечивают его индивидуально-изменчивое поведение.

Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1. Основной в определении этнических особенностей психики является социокультурная детерминанта.2. Структура познавательной деятельности на разных этапах исторического и культурного развития не остается постоянной, а перестраивается с изменением условий общественной жизни и конкретной практики. Главная особенность наблюдаемых сдвигов - это переход от непосредственного наглядно-действенного опыта к основам теоретического знания путем постепенного овладения отвлеченными понятиями, закрепленными в языке, т.е. в общефилософском смысле-переход от чувственного к рациональному.3. Принципы функциональной асимметрии и межполушарного взаимодействия мозга человека, единые для людей разных культур как видовые, в конкретных функциональных связях могут быть неодинаковыми для представителей разных этносов. Вместе с тем при соответствующих внешних условиях (среда обитания, воспитание, образование) именно эти принципы мозговой организации психической деятельности обеспечивают каждому человеку, независимо от его национальной или расовой принадлежности, равные познавательные возможности.

1.1.4 Этнические факторы развития личности

Основной задачей этнопсихологического подхода к изучению личности является определение закономерностей ее развития в постоянно меняющемся мире. Становление личности идет параллельно становлению индивидуальности: личность и индивидуальность взаимосвязаны и взаимообусловлены. Формирование личностных качеств человека находится в тесной взаимосвязи с его индивидуальным сознанием, которое зависит не только от статуса и роли личности, но и от ее индивидуального отношения к своему положению (статусу, роли). Это объясняет тот факт, почему в условиях одной и той же этносоциальной среды могут существовать разные социальные типы личности.

Основными путями формирования личности являются социализация и индивидуализация. Социализация - процесс становления личности путем освоения индивидом основного набора духовных ценностей, выработанных человечеством. Индивидуализация - процесс становления личности путем селекции, информации, получаемой индивидом из окружающей среды, в производства новых духовных ценностей, значимых для общества. Индивидуализация осуществляется в основном посредством выбора (книг, друзей, профессии, места работы и жительства и т.п.). Социализация же осуществляется в основном посредством принуждения (обязательное среднее образование, обязанность трудиться и пр.). Социализация - долг личности, а индивидуализация - ее право.

В.А. Ядов выделяет четыре этапа процесса социализации личности: 1) освоение предметной деятельности в семье; 2) освоение общения в различных малых группах; 3) освоение профессиональной деятельности в учебных и трудовых коллективах; 4) освоение культурных ценностей общества посредством включения в целостную систему общественных отношений.

Наиболее значимым фактором социализации личности является процесс усвоения языка. Не менее важным фактором социализации личности является уровень культурно-исторического развития общества. Имеются различные модели личности в зависимости от этнокультурных традиций и общественно-экономического строя, причем различные социальные общности предъявляют к формированию личности свои специфические требования.

И.С. Кон проводит сравнение моделей личности, сформировавшихся под влиянием западной (европейской) и восточной (японской) культурных традиций, отмечая, что западная модель человека является активно предметной, западная (европейская) культура дает установку личности формироваться в деятельности, в деяниях и поступках. Поэтому не случаен психологический принцип единства сознания и деятельности, так, восточная культура не придает такого значения предметной деятельности как западная, утверждая, что творческая активность, служащая пружиной активности личности, развертывается лишь во внутреннем духовном пространстве и познается не практикой, а в акте мгновенного озарения, инсайта. Третьим важным фактором социализации является общение.

Вне связи с проблемой индивидуальности личность - абстракция и в реальном мире не существует. По мнению И.И. Резвицкого, личность социальна по своей сущности, неиндивидуальна по способу своего существования. Индивидуализация включает в себя как процессы формирования (развития) индивидуальности, так и процессы ее самореализации во внешнем социальном мире. Индивидуализация - не только выделение человека из общности, но и интеграция (включение в систему общих связей и отношений). Действительный критерий индивидуализации человека состоит в его общественной направленности. Социальное призвание личности заключается в сохранении и развитии человеческого общества. Поэтому противоположным процессу автономизации выступает процесс конкордации (формирование установок, интересов, умений и навыков личности, дающих возможность осуществить свою жизнедеятельность согласованно с деятельностью других членов общества). Конкордация не предполагает изменения самобытности человека, речь идет о его умении согласовывать жизненные цели, действия с целями и действиями других.

Двигаясь по пути социализации и индивидуализации, личность создает свою систему отношений к окружающим ее людям и предметам, к самой себе. В социальной психологии отношение личности к самой себе известно под термином "Я-концепция". По определению Т. Шибутани, "Я-концепция" - то, что человек значит для самого себя, это способ его поведения. Она формируется с помощью двух механизмов: персонификации и идентификации. Персонификация - перенесение своего "Я", своих личностных качеств на другого человека в процессе сравнения себя с ним. Идентификация - перенесение личностных качеств другого на самого себя, стремление актуализировать в своей личности те качества, которыми обладает избранник.

Этническая идентификация означает осознание личностью своей принадлежности к определенному этносу. Для осознания необходимости этнической идентификации важны две основные потребности личности, которые вступают в противоречие друг с другом: 1) потребность принадлежности к общности, группе; 2) потребность в самобытности, уникальности своего "Я", уверенности в себе, независимости от других. Личности необходимо удовлетворить обе эти потребности и, следовательно, согласовать их между собой. Процесс согласования выражается в том, что человек, с одной стороны, удовлетворяя свою потребность в принадлежности к общности, идентифицирует себя с этнической общностью и формирует чувство "мы", а с другой стороны, удовлетворяя потребность в самобытности, отделяет свою общность, определяет ее специфичность в сравнении с другими общностями и формирует чувство "они".

Таким образом, основными путями формирования личности являются процессы социализации и индивидуализации, первая из которых подразделяется на социумизацию, этнизацию и культуризацию, а вторая складывается из самоопределения, самопроявления и самодостаточности. Этническая идентификация как осознание личностью своей принадлежности к определенной этнической общности необходима для удовлетворения двух противоречивых потребностей: потребности в самобытности и независимости от других людей и в то же время потребности в принадлежности к группе. В стабильном обществе необходимость этнической идентификации находится в скрытом состоянии, актуализируется же она в нестабильном обществе, в ситуации межнационального конфликта.

1.1.5 Этническая общность

Этническое - явление социально-психологическое. Этническая общность является субъектом этногенеза и оказывает значительное влияние на исторический процесс. Формирование этнической общности - первый этап в объединении людей, первичный способ организации их совместного бытия. Под этносом понимается большая социальная группа людей, объединенных общими установками и диспозициями, стереотипами поведения и взаимосогласованными экспектациями типичных реакций на различные события жизни. Этнос - явление социальное по основе своего возникновения и психологично по способам своего проявления. Под социумом понимается большая социальная группа людей, объединенных на основе общей территории, экономики и политики, выработавшая единые поведенческие требования (законы и социальные нормы) к различным событиям жизни, причем социум - явление общественное по форме и по сущности.

Так, социальная общность имеет две взаимопроникающие формы: этнос и социум. Следовательно, одна из главных задач этнопсихологии - в изучении типичных для личности качеств, интегрирующих ее с другими представителями данного этноса. Этническое - это целостная система отношений личности к миру людей (общество), к миру идей (идеология и мораль), к миру вещей (природа).

Современная (весьма условная, естественно) классификация этносов включает в себя.1. Гомеостатические и динамические этносы (основание для классификации - отношение к природе; 2. Комплиментарные и некомплиментарные этносы (основание для классификации - отношение к миру людей); 3. Креативные и аккомодативные этносы (основание для классификации - отношение к идеям, культурным ценностям).

Этнические особенности - явление социально-психологическое, поскольку с их помощью осуществляется связь между психикой человека и окружающей социальной средой, причем для понимания этнического целесообразно разделить социальные общности на два типа: этнос (исторически первичный способ организации совместного бытия людей, большая социальная группа, объединенная в единое целое на основе общих психологических установок, диспозиций, экспектаций и стереотипов поведения) и социум (исторически более сложный способ организации совместного бытия, большая социальная группа, сложившаяся на основе процесса разделения труда, который предполагает специализацию каждого человека, что приводит к формированию личности и развитию индивидуальности).

Люди образуют этнические общности, живут в них, действуют по правилам и традициям своих общностей, удовлетворяют потребности, реализуя природные и социальные возможности и, тем самым, обеспечивая с помощью этнических установок и отношений взаимосвязь внешней среды со своим внутренним психическим миром. Так, этническая общность предоставляет личности один из необходимых для нее способов существования, самореализации.

1.1.6 Этнические стереотипы

Впервые понятие "стереотип" было введено в науку У. Липпманом. В 1922 году в книге "Общественное мнение" он использовал термин "социальный стереотип", определяя его как упорядоченную, схематичную, детерминированную культурой "картинку мира" в голове человека, указав на две важнейшие причины стереотипизирования: первая - в реализации принципа экономии усилий, характерного для повседневного человеческого мышления (люди не стремятся реагировать на окружающие явления каждый раз по-новому, подводя их под уже имеющиеся категории); вторая - связана с защитой групповых ценностей как чисто социальной функцией, реализующейся в виде утверждения своей непохожести, специфичности. Любое посягательство на стереотипы - покушение на безопасность индивида, которое он расценивает как покушение на основы своего миропонимания.

Отсюда следуют две важных посылки: 1. Функция защиты социальных (групповых) ценностей неизбежно требует от индивида пусть и непостоянного, периодического, импульсивного, но крайне необходимого обращения к вербальной форме подачи информации о ценностях своей группы и их отличиях от ценностей других групп, и, если на уровне экономии усилий процессы категоризации могут идти бессознательно, то защита групповых ценностей требует знания этих ценностей, умения их выделить и обобщить. 2. Индивид должен уметь отнести себя к конкретной, определенной группе, ценности которой выступают точкой отсчета в процессах стереотипизирования. Именно поэтому социальную стереотипизацию следует рассматривать как функцию межгрупповой дифференциации, т.е. оценочного сравнения своей и чужой групп.

Указанная дифференциация может принимать две формы: противопоставления ("внутригрупповой фаворитизм") и сопоставления ("миролюбивая нетождественность"). В случае межэтнических контактов эта дифференциация может иметь принципиальное значение. Понятием стереотипа (по У. Липпману) описывались реальные и социально важные свойства психики. Интерес же именно к этническим поведенческим стереотипам связан с их отчетливостью, рельефностью, яркостью, практической значимостью и актуальностью.

В отечественной науке в результате проведенных исследований сложилось определение социального стереотипа как устойчивого психического образования, в котором с немотивированно, упрощенно и эмоционально отражается некоторый достаточно сложный факт действительности, прежде всего, образ какой-либо социальной группы или общности, с легкостью распространяемый на всех ее представителей. Стереотипы являются чувственно окрашенными образами, аккумулирующими в себе социальный и психологический опыт общения и взаимоотношений индивидов. Как психологический феномен стереотип обладает рядом качеств: в статическом плане (целостностью, оценочностью, ценностной окраской, наличием доли ошибочной информации); в динамическом плане (устойчивостью, ригидностью, консерватизмом, низкой пластичностью в отношении новой информации); в структурном плане (сочетанием эмоционального, волевого и рационального элементов). Этнический стереотип, являясь одной из форм социального стереотипа, обладает всеми свойствами последнего и отличается лишь содержательно. Под этническим стереотипом сегодня принято понимать обобщенное представление о физическом, нравственном и умственном облике представителей различных этнических групп, причем он характеризуется повышенной эмоциональностью и устойчивостью в отражении черт стереотипизируемой группы.

В стереотипе выделяются четыре основных параметра: содержание - набор характеристик, приписываемых этнической группе; степень согласованности - единообразие характеристик, приписываемых этнической группе; направленность - общее положительное или отрицательное восприятие объекта стереотипизирования (выводится непосредственно из содержания стереотипа); интенсивность - степень предубежденности по отношению к стереотипизируемой группе, выраженная в стереотипе (получается ранжированием характеристик, приписываемых этнической группе).

Феномен стереотипизирования раскрыть с помощью ряда положений: 1. людям психологически легче характеризовать обширные человеческие группы (как по социальному, так и по национальному признакам) недифференцированно, грубо и пристрастно; 2. Указанная категоризация имеет внутренне присущую тенденцию сохранять стабильность в течение длительных отрезков времени; 3. изменения (не всегда или отсрочено) в социальной, политической и экономической сферах могут обусловливать изменение стереотипа; 4. стереотипы усваиваются очень рано в качестве "чувственной ткани мира" (по А.Н. Леонтьеву) и начинают использоваться детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся; 5. социальные стереотипы редко проявляются на поведенческом уровне при отсутствии явной враждебности в отношениях между группами, но в условиях напряженности или конфликта они же становятся определяющими детерминантами, слабо поддающимися модификации и управлению, они ужесточаются, заостряются и начинают играть доминирующую роль в реальном поведении индивидов, вплоть до откровенной враждебности.

На содержание этнических стереотипов влияют три группы факторов: 1) специфика стереотипизируемой группы (закрепленная в культуре и в обыденном сознании система ценностей, общественно-историческое развитие); 2) социально-политические и экономические условия развития групп и специфика взаимоотношений между ними, сложившаяся на данный момент; 3) длительность и глубина исторического контакта (далеко не всякое межэтническое общение формирует позитивные межэтнические стереотипы).

Условиями оптимальной организации контакта этносов выступают: признание безусловного равенства сторон; наличие обстановки открытости и доверия; принятие общих, значимых для обеих сторон целей; уважение к традиционным нормам, ценностям, правилам поведения, образу жизни друг друга. Выполнение перечисленных условий требует наличия в национальных идеологиях контактирующих этносов неконкурентных, недискриминационных стратегий, а это возможно лишь при наличии у этносов полновесных, зрелых, конгруэнтных этносу элит. Поскольку этнические стереотипы не существуют "вообще", сами по себе, а выполняют в общественном сознании определенную функцию, то они нерасторжимо связаны с социумом, с общественными условиями и, объединяя ранее отчужденных индивидов, структурируют этносы в целостные образования для решения следующих специфических этносоциальных задач: - защита территории этнических границ; - предпочтение соотечественников мигрантам, базирующееся на усилении чувства солидарности со своими и чувства вражды (часто непримиримой) по отношению к мигрантам.

На социальном уровне этнический стереотип имеет две функции: идеологизирующую (формирование и сохранение групповой идеологии, объясняющей поведение группы) и идентифицирующую (создание и сохранение положительного образа "мы", формирование которого происходит, прежде всего, с помощью ритуалов и невербальных средств). Этнический стереотип, как любой социальный стереотип, может быть автостереотипом (описывающим собственную" группу), и гетеростереотипом (описывающим другую этническую группу).

На становление этнических авто- и гетеростереотипов влияют три группы условий:

1. Политическая, экономическая и религиозная системы общества, формирующие определенный набор норм, ценностей, идеалов, императивов. В идеальном случае их формирование происходит в непротиворечивом единстве, присущем ценностному отражению, ценностному атрибутированию действительности этнической элитой.

2. Социально-психологическая представленность норм, ценностей, идеалов и императивов внутри непосредственного окружения индивида, причем, чем больше коммуникативных связей индивида замыкается внутри нее, тем легче он идентифицирует себя с определенной группой.

3. Индивидуально-психологическое бытие индивида (совокупность реальных фактов жизни индивида).

Особенностью автостереотипов является стремление этнической общности внести в их содержание нечто от идеала, подчеркнуть наиболее самобытные черты национального характера. Различные типы культур по-разному диктуют субъективную ориентированность на норму: в одних случаях высоко оценивается "правильное поведение", в других поощряется стремление к оригинальности и необычности, основанное на возможности альтернативного поведения. Именно эта субъективно-культурная вариативность норм дает возможность существовать различным этническим оценкам относительно тех или иных поступков (нормы выступают как выражение некоей внешней точки зрения, в соответствии с которой данный поступок может быть охарактеризован). В случае же необходимости оценивания поступков индивида, принадлежащего к иному этносу, вступают в действие законы межэтнического взаимодействия.

Согласно концепции этногенеза Л.Н. Гумилева, типов взаимодействия может быть несколько, в зависимости от уровня этнической истории, отражающегося на содержании и динамике этнических стереотипов: на уровне консорций - нестойкие этнические сочетания, слабо отражающиеся на этнических стереотипах; на уровне конвиксий - деформированные этнические сочетания, при которых у отдельных индивидов можно наблюдать эффект "разбухания" нижних (аффективных) этажей этнических диспозиций, что, безусловно, сказывается на этнических стереотипах наименее социально и этнически толерантных членов конвиксий; на уровне субэтносов - симбиозы (формы взаимополезного существования этносов, при которых этносы сохраняют свое своеобразие компенсацией "разбухания" нижних (аффективных) этажей этнических диспозиций конструктивными элементами национального самосознания и складывающейся национальной идеологии); на уровне этносов – ксении (нейтральное сосуществование этносов при сохранении ими своеобразия, мало сказывающееся на этнических стереотипах в силу адекватно выработанных национальных идеологий).

Во всех выше указанных случаях речь идет о контакте этносов, принадлежащих одному суперэтносу. На уровне же суперэтносов возможны еще четыре варианта этнического контакта и соответствующие им варианты развития этнических стереотипов: 1. В случае контакта пассионарно-ненапряженного этноса с пассионарно-напряженным этносом наиболее вероятна ассимиляция или вытеснение слабого этноса. Вариативность динамики этнических авто - и гетеростереотипов здесь весьма велика и зависит от всего комплекса указанных ранее факторов.2. Два или более слабо пассионарных этноса в большинстве случаев находят взаимоприемлемый способ существования и не подавляют друг друга, этнические стереотипы при этом мало подвержены влиянию - в основном изменяются когнитивные и поведенческие составляющие стереотипов. 3. Если контактирующие суперэтносы сильно, но одинаково пассионарны, то происходит метисация, причем деформируется поведенческая составляющая стереотипов. Как правило, в этом случае начинает нарастать тенденция к индивидуалистской стратегии поведения с утратой общих ценностных норм, идеалов, императивов, что неминуемо ведет к уничтожению одного из этносов.4. Если при контакте сильных, одинаково пассионарных этносов процесс метисации сопровождается пассионарным толчком, то возникает новый этнос с новыми авто - и гетеростереотипами.

В отечественной социальной психологии подход к данной проблеме разрабатывается в рамках теории отношений, при этом стереотип и установка рассматриваются как стадии созревания и становления психологических отношений, понимаемых как целостная система индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности.

Таким образом, можно выделить четыре подхода к проблеме этнических стереотипов.1. Стереотип есть "необходимое зло", изначально присущее человеку и неизбежно искажающее реальность.2. Стереотип лишь в крайне малой степени соответствует тем фактам, которые пытается отразить.3. Стереотип близок к истине, хотя в ходе попыток обобщения реальных фактов действительности происходит их определенное искажение.4. Стереотип как факт психологической реальности, детерминирующий межэтнические отношения независимо от того, соответствует он действительности или нет.

1.1.7 Этнические диспозиции

Этническое в личности - целостная система отношений и установок, выработанная в процессе исторического развития этнической общности и проявляющаяся, актуализирующаяся в данное историческое время, в данной этносоциальной среде. Этническая установка призвана регулировать способ социального существования (бытия) человека, поскольку этническая общность является одним из видов социальных общностей. Любая социальная установка включает в себя три основных компонента: эмоциональный, когнитивный и поведенческий, представляя собой целостную систему.

В.А. Ядов в своей диспозиционной концепции вводит понятие "диспозиционная структура личности", понимая диспозицию как продукт столкновения потребности и ситуации (условий деятельности), в которой соответствующая потребность может быть удовлетворена и закрепляется в личностной структуре в ходе онтогенеза. Предлагая 4-уровневую диспозиционную структуру личности, Ядов строит ее на основе структуры потребностей, условий деятельности и реализации поведения. В момент, непосредственно предшествующий поведенческому акту, поступку или деятельности, в соответствии с уровнем деятельности (предметная среда, социальная среда, сфера специальной профессиональной деятельности или общие условия жизнедеятельности) вся диспозиционная система приходит в состояние актуальной готовности, т.е. образуется актуальная диспозиция, которая, в свою очередь, регулирует поведение и деятельность личности (таблица).


Диспозиционная структура регуляции поведения и деятельности.

Ситуация (условия деятельности) Диспозиция Потребность
Предметная ситуация (например, прием пищи) Элементарные фиксированные установки. Поведенческий акт Витальные потребности (потребность в пище)
Социальная среда (например, групповое общение) Социальные установки. Поступок или привычное действие Социальные потребности (включение в первичную контактную группу)
Социальная деятельность (например, труд) Общая направленность личности: интересы, мотивы. Поведение Сложные социальные потребности (включение в деятельность)
Социальная жизнедеятельность в целом (например, социальная ситуация в стране) Система ценностных ориентации на цели жизнедеятельности и средства их достижения. Жизнедеятельность в целом Высшие социальные потребности (включение в социальную среду и реализация индивидуальных и социальных ценностей)

Таким образом, регуляция жизнедеятельности проходит по схеме:

Ситуация Диспозиция Потребность


Деятельность

Исходя из диспозиционной концепции В.А. Ядова, можно описать структуру этнических диспозиций личности следующим образом: окружающая среда включает в себя два основных вида условий: географические условия (например, равнина или горы, пустыня или берег моря, степь или леса); плотность окружения данной этнической общности другими этносами. Предположим, что этническая общность имеет три уровня потребностей: потребность в выживании; потребность в общении и взаимодействии с другими этносами; потребность в создании социума.

Этносоциальные установки формируют стереотипы чувствования, стереотипы поведенческих реакций, стереотипы познания окружающих людей. Воспитываясь в этнической среде, человек усваивает сложившиеся там ранее этносоциальные установки и стереотипы и руководствуется ими при взаимодействии со своим и чужими этносами. Оценивать этнические установки как плохие или хорошие неправомерно. Они существуют в реальности длительное время и способствуют выживанию этносов в окружающем этническом и социальном мире.

Принято выделять четыре варианта базовых этнических установок: 1) поведенческие реакции, дозволенные в своей, но не дозволенные в чужой этнической общности; 2) поведенческие реакции, дозволенные и в своей и в чужой этнической среде; 3) поведенческие реакции, не дозволенные ни в своей, ни в чужой этнической среде; 4) поведенческие реакции, не дозволенные в своей, но дозволенные в чужой этнической среде. Наиболее ярко этнические установки проявляются в невербальных формах общения (позы, движения, жесты, мимика, дистанция, интонации и пр), типичных для различных этнических групп. Базовые этнические установки создают предпосылки для формирования более сложной диспозиционной системы.

Этнические установки на восприятие своего и других народов основываются не только на знании традиций этих народов, в которых наиболее ярко представлены стереотипы поведения, и истории межнациональных отношений, в которой проявляются стереотипы восприятия друг друга, - в них обязательно содержатся эмоциональный и оценочный компоненты. Одно и то же поведение в зависимости от отношения к его субъекту может интерпретироваться полярно: "наглость - внимательность", "безответственность - очень большая занятость", "небрежность - творческое отношение к делу".

Таким образом, этнические установки формируют: 1. этнические стереотипы восприятия друг друга; 2. этнические стереотипы интерпретации и оценки поведения друг друга; 3. этнические стереотипы поведения в окружении своего и чужого этносов.

Этнические стереотипы довольно жестко закрепляются в этно- и онтогенезе. Поступая определенным образом по отношению к представителю своего или чужого этноса, человек не задумывается о мотивах своего поступка. Поступать подобным образом принято, стереотипизировано.

Таким образом, можно сделать следующие выводы: 1. Этническое в личности - целостная система диспозиций, выработанная в процессе исторического развития этнической общности и актуализирующаяся в данное историческое время в данной социальной среде.2. В этногенезе при взаимодействии людей, принадлежащих к одной этнической общности, в диспозиционной структуре их личностей постепенно утверждаются базовые, основополагающие установки, регулирующие этническое поведение.3. Структура базовых этнических установок и диспозиций определяется природными и социальными условиями жизнедеятельности этнической общности и ее основными потребностями.4. Базовые этнические установки регулируют стереотипы восприятия и интерпретации личностных качеств представителей своей и чужих этнических общностей, стереотипы их поведения и деятельности в ситуациях межэтнического взаимодействия.5. Представители разных этносов различаются не набором личностных качеств, а спецификой базовых этнических установок на приемлемость либо неприемлемость того или иного стереотипа поведения в своей и чужих этнических общностях.

1.1.8 Этнические ценности

В современной социально-психологической науке под ценностью понимают предельно обобщенный социальный опыт, получаемый в фило- и онтогенезе.

Процесс иерархизации ценностей, выделения высших из них, осуществляется в группе, в том числе этнической, при совместной деятельности и общении. Существует горизонтальная (внутри группы, этноса) и вертикальная (межпоколенная) передача ценностей. Индивид, принявший присущую группе систему ценностей, становится носителем группового сознания. Если же речь идет об этнических ценностях, то употребляется термин "этнофор", обозначающий индивида как носителя этнического сознания. Поэтому этнические ценности всегда двойственны по своей структуре, так как психологичны по локусу существования и социальны по функции.

В этнической психологии существует несколько классификаций этнических ценностей. Одна из последних предложена А.О. Бороноевым и П.И. Смирновым, на примере русского этноса выделившими 5 групп ценностей: 1) модусы социальной значимости, включающие в себя целевые ценности субъекта деятельности (духовность, знания, слава, мастерство, дело, власть, богатство); 2) инструментальные ценности социального происхождения (право, справедливость, свобода, солидарность, милосердие); 3) инструментальные ценности природного происхождения (жизнь, ум, здоровье, ловкость, сила, красота); 4) целевые ценности субъекта, содержащие в себе характеристики природной среды (вещество, энергия, пространство); высшие общечеловеческие ценности (бог, общество, родной народ, человек ("ближний").

Присущий этническим ценностям аффективный элемент реализуется через индивидуальные и коллективные ценностные отношения к действительности, которые фиксируются в идейно-психологических формах (в которых отражены представления о действительности, желаемом, должном, справедливом): мнениях, образах, персонификациях общественных отношений.

Выделяются также различные стороны отражения этнического в структуре личности. Наиболее проработанные в теоретическом плане концепции этнического предлагают многоуровневую структуру этого социально-психологического образования. Национальная идеология, вырабатываемая государством и обществом в виде социальных институтов. Это теоретически оформленная система взглядов этнофора на: национальные проблемы, национальные интересы, национальные (этнические) ценности - высший уровень национального, когда сильны когнитивные элементы, аффективные элементы много слабее, но могут вноситься в национальную идеологию осознанно. Такие идеологии всегда строятся при обильном использовании мифов, стереотипов, предрассудков, "образа врага", а такое понимание этнического фактически воспроизводит структуру стереотипа, в том числе этнического стереотипа, где принято выделять когнитивную, аффективную и поведенческую составляющие.

Процесс формирования и становления у индивида этнического проходит ряд стадий, соответствующих уровням диспозиционной регуляции социального поведения личности. Базирующаяся на ценностных ориентациях личности система диспозиций в качестве регуляторов социального поведения личности впервые была предложена В.А. Ядовым: 1 уровень этнических диспозиций соответствуют национальные чувства (в процессе социализации (этнизации) вырабатывается комплекс стойких поведенческих реакций на представителей своего этноса.2. Зрительское, а затем и непосредственное участие в ритуалах, основанных на национальных традициях (национальная психология).3. уровне национального самосознания (примат когнитивных компонентов над аффективными).4 уровень национальной идеологии (усвоение (интериоризация - по Л.С. Выготскому) выработанных обществом и государством концепций этнического, схем межэтнических отношений, представлений об этносах, норм поведения в полиэтническом социуме, идеалов "желаемого будущего", "справедливого будущего", "базовой для конкретного этноса личности" и других идеально-ценностных конструкций, призванных выполнять регулирующую функцию в обществе).

Диспозиционный подход к пониманию этнического как ценности, проявляющейся в поведении, выводит нас на проблему усвоения индивидом как человеком конкретного этноса определенных матриц поведения, вырастающих из этнических стереотипов. Общество через систему санкций и поощрений способствует полному и адекватному в случае благоприятной социальной ситуации усвоению этнического стереотипа поведения. Он поддерживает индивида в реализации данного стереотипа поведения, облегчает его становление и развитие. Окраска в ценностные тона стереотипов поведения, вырастающих из этнических традиций, обычаев, норм, играет социально-регулирующую роль.

Таким образом: 1. Этническое как ценность имеет двойственную структуру: оно психологично по локусу существования и социально по функциям. 2. Этническое как ценность существует в форме диспозиций и может быть представлено на четырех уровнях (от нижнего к верхнему): национальные чувства, национальная психология, национальное самосознание, национальная идеология. Перемещение от нижнего уровня к верхнему сопровождается двумя изменениями: нарастанием доли когнитивных элементов и уменьшением (но не исчезновением!) доли аффективных элементов. Только на уровне национальной идеологии возможно теоретическое отражение действительности, тогда как предшествующие уровни связаны с обыденным сознанием. Набор поведенческих матриц индивида как представителя этноса определяется этническими диспозициями всех четырех уровней. 3. Глубина и размах межэтнических конфликтов на межличностном уровне зависят от характера коммуникативного поведения партнеров. Обращение к партнеру в межэтническом общении должно исключать пересекающиеся коммуникации - следствие общения с разных уровней этнических диспозиций. 4. Этнопсихологическая маргинальность, существующая в формах объективной этнопсихологической маргинальности и этнопсихологической двойственности, может обострять переживания этнического как ценности и выступать фактором дестабилизации межэтнических отношений. 5. Наряду с традиционными средствами этнической консолидации (флаг, греб, гимн) существуют и более современные: этническая элита и истеблишмент, баланс между которыми влияет на стабильность государства и общества. Национальная идеология вырабатывается элитой, однако ее реализация осуществляется истеблишментом.

1.1.9 Этнические экспектации и нормативное поведение

В отечественной этносоциологической и этнопсихологической литературе большинство авторов ставят вопрос об "объективной властности этнических норм", т.е. о том, насколько нормы обусловливают социальное поведение "человека этнического", независимо от каких бы то ни было типов "конвенций" или "авторитетности", субъективных воль, желаний и предпочтений индивидов и общностей. Основное назначение и действие этнических норм, равно как и мотивация согласия личности с этими нормами, состоят в обеспечении существования и функционирования этноса в качестве организованного целого, а ее участников в качестве членов организационной системы, занимающих определенное положение в ее функциональной, операциональной и статусной структурах и обеспечивающих существование этноса как единого целого.

Социальное взаимодействие людей обусловлено множеством факторов, среди которых этнические экспектации (или ожидания) имеют особое значение. Выступая в определенной роли, каждый человек обладает правами по отношению к другим участникам взаимодействия: его права образуют ожидания, обращенные к другим участникам и побуждающие их что-то делать ради него. Поскольку роли взаимосвязаны, то зкспектации обязательно взаимодополнительны, что составляет право для одного партнера, то является обязанностью для другого. Суть социальных ролей заключается в том, чтобы исполнять обязанности, которые налагаются определенной ролью, и осуществлять свои права по отношению к другим.

В этнической психологии такой подход находит самое широкое применение, т.к. идентификация субъекта с определенным этносом и осознание себя как представителя этноса, этнической группы начинается, прежде всего, с принятия роли представителя данной этнической группы. Множественность обусловливающих реальный процесс этнического взаимодействия объективных и субъективных факторов предопределяет то, что функционально-ролевая структура группы "стремится" к социальной адекватности, к соответствию объективным требованиям более мощных социальных систем. Это предполагает наличие в разной степени осознанной критической оценки членами этнической группы как собственной функциональной роли в структуре взаимодействия, так и самой структуры в целом. Поскольку функционалыно-ролевая структура группы в значительной степени мобильна, то степень ее полноты, адекватность персонификации ролей возможностям и способам действий исполнителей закономерно продуцируют определенную степень напряженности и конфликтогенности межличностных и межэтнических отношений, особенно когда этнофоры не адекватны в своем поведении существующим этническим экспектациям и ролям. Таким образом, кооперация может протекать без помех в том случае, если ясно определены роли, и эти определения в достаточной степени разделяются всеми участниками и обязательны в организованном взаимодействии.

При анализе социального взаимодействия индивидов норма выступает как эталон, образец, регулирующий психологические механизмы деятельности, как организационно-структурный "параметр", компонент "планов" поведения, как образ, регулирующий процесс деятельности. К механизмам такой регуляции относятся: сопоставление реального поведения и образца, оценка отклонения, выбор альтернативных вариантов поведения с учетом заданной нормы, выбор самого образца (нормы), сопоставление результатов деятельности с заданными образцами. Воздействие на поведение человека через сознание путем прямого представления нормы в словесной формулировке - один из важнейших каналов социализации индивида и приобретения им знаний о нормах. Но и этот путь, и структурные преобразования внутреннего мира личности под влиянием социальных норм наиболее эффективны при организации условий, форм, способов поведения, в которых заложены, объективированы необходимые социальные нормы, в частности нормы этнические. Таковыми обычно являются как стихийно складывающиеся, так и исторически детерминированные этнические нормы поведения. С учетом этнических норм могут быть специально организованы конкретные условия деятельности и поведения человека, а в более широком контексте - этнической группы и общности. Ведь формирование личности и ее субъективного мира протекает в конкретных, частных условиях, в непосредственном окружении и главным образом в прямом контакте и во взаимоотношениях с членами реальных групп.

Каждый член этнической группы выполняет множество обязанностей. Одни из них четко нормированы предписаниями (например, должностными инструкциями); другие регулируются распоряжениями, приказами руководителей, референтных лидеров; третьи обусловлены определенным социально-психологическим статусом каждого члена группы. Выполнение обязанностей контролируется, и если они не выполняются, применяются соответствующие санкции. При этом мера исполнения членом группы ролевых предписаний может зависеть и от того, в какой степени этим предписаниям следуют другие члены социальной или этнической группы.

Принятие роли - сложный процесс, включающий в себя, прежде всего, идентификацию с другим человеком, ведь только вообразив себя на месте другого, человек может представить его внутреннее состояние, однако, способность человека постигать поведение других, ограничена его культурой и личным опытом. Изучение психологических механизмов функционирования этнических обычаев и норм может осуществляться по двум направлениям: как анализ механизмов социальной нормативной регуляции индивидуального поведения и как исследование механизмов трансформации индивидуального поведения в элементы совместной деятельности членов этнической группы. Проблема психологических механизмов достаточно детально разработана социальными психологами. Особое внимание обращено на регуляцию поведения индивида посредством выработанных в обществе и группе норм, образцов, стереотипов и пр.

Большинство положений о природе социальных норм тяготеет к одному из двух полюсов: конвенциальному (социальные нормы сводятся к правилам, результатам договора, соглашения, сделки) или авторитарному (нормы считаются навязанными авторитетом, причем обычно речь идет о "надгрупповой" сущности, "надчеловеческом" содержания норм, о привнесении их извне, об их априорности, стабильности). Если в одних общностях вырабатываются и действуют нормы, опирающиеся на всевозможные формы авторитета (начиная с группового лидера), а в других - конвенциальные нормы (нормы-соглашения, нормы-сделки, нормы-правила), то истоки этого следует искать в объективных условиях. Содержание норм во многом определяется не только характером группового взаимодействия, но и социальными этническими факторами.

Социальные психологи, конфликтологи, юристы уделяют большое внимание разработке средств такого согласования и анализу причин, вызывающих аномальное, отклоняющееся, противоправное поведение. Противоречие между функциональными влечениями, мотивами человека и функциональными требованиями общества неизбежно вызывает конфликт при социализации личности. Низкая мотивация превращает человека в автомат, повинующийся внешним импульсам и стимулам. Взаимосвязь мотивации и нормативной регуляции в конфликтной ситуации возможна в двух случаях: 1) когда выполнение ролей и следование нормам направлены на достижение личного статуса и 2) когда общество представляет лицам, занимающим определенный статус, социальные награды.

Существуют ситуации, когда мотивация к несогласию с нормами несравненно сильнее, чем мотивация к согласию с ними и в этих случаях исследователи обращаются к теории социального контроля: наличия высокой мотивации личности недостаточно для обеспечения следования нормам, необходимо привлечение вырабатываемых обществом средств внешнего принуждения и побуждения. Стремление к "согласию с нормами" может привести к возникновению глубоких конфликтов личности с нормативными требованиями социума, если имеет место фрустрация влечений, которая, в итоге, разрушает побудительную мотивацию и приводит к несогласию с социальными нормами, в том числе этническими. Фрустрация побуждений и влечений может стать базисом для мотивации поведения, идущего вразрез с предписанными, запрещающими нормами. Для предотвращения открытого выражения личностью противоправного поведения и предлагается использовать средства и методы социального контроля.

Проблему защиты общества от фрустрированных (конфликтогенных) влечений личности сторонники психоанализа связывают с возможностью использования в этих целях механизмов, разрабатываемых в психоаналитической персонологии, как механизмы защиты "эго" от "страдания" (механизмов замещения, сублимаций). Защитные механизмы должны освободить личность от внутреннего конфликта с нормами, дать ей возможность каким-то образом реализовать побуждение и мотивацию. В ряде случаев предлагаются технологические процедуры, которые могут быть использованы как частные средства психологической помощи и терапии. В работах этого направления идет активный поиск средств защиты, как социума, так и личности в целях обеспечения и упрочения стабильности существующей нормативной системы. Вопрос о преобразовании, переструктурировании, изменении мотивационной сферы личности в ходе ее социализации не ставится.

Среди институциональных способов регулирования нормативного поведения наиболее популярны и эффективны две группы: требовательности и стимулирования. Наиболее популярным способом проявления требовательности к этнофорам или всей этнической общности является приказание. Приказание-это категорическая форма требования. Категоричность - высокая степень волевого побуждения - может быть выдержана в общей деперсонифицированной форме, но может формулироваться и в отношении к конкретному лицу (лицам), которое проявляет тенденцию к девиантному этническому поведению. Требовательность как способ регулирования предполагает строгое и четкое регламентирование поведения и деятельности, при этом важное значение приобретают последовательность и систематичность социального контроля общности над конкретным субъектом. К популярным способам нормативного регулирования через стимулирование относятся такие, как доверие и одобрение.

Сформулируем основные принципы регулирования нормативного поведения:

Принцип определенности (лидер или сама этническая общность должны определить, насколько выбранный способ воздействия может стимулировать нормативное поведение). Так, поощрение в виде одобрения в разных формах должно побуждать к проявлению добросовестности, ответственности и дисциплинированности, но возможна ситуация, когда этот способ воздействия не будет эффективным.

Принцип адекватности (система применяемых способов воздействия должна быть понятна всем членам этнической группы или общности и расцениваться как справедливая, что необходимо для соблюдения меры объективности и соразмерности одобрения). Только на основании такого подхода можно оценить достижения субъекта и определить справедливую меру поощрения или наказания, ведь наказание в нормативной регуляции не только мера ущемления субъекта, но и основание для раздумий и переоценки поведения и деятельности, а для этого необходимо, чтобы субъект понимал смысл воздействия и считал его объективным. Объективность и соразмерность коррегирующего воздействия - важные аспекты принципа адекватности регулирования нормативного поведения, Но они должны быть таковыми не только по содержанию, но и по форме, т.к в разнообразии форм и заложена возможность индивидуального подхода к личности этнофора.

Принцип своевременности применения социальных санкций (отклонение от норм, не исполнение в должной мере социальной роли карается группой или общностью, но важно, чтобы как поощрение, так и наказание наступали вслед за совершенным поступком). При стимулировании своевременность является одной из форм проявления объективности и быстроты оценки выполнения существующих норм, положений или распоряжений.

Принцип наглядности (предметное выражение того, что нужно познать и как лучше сделать, помогает активизировать воздействие). Формы наглядности весьма разнообразны и зависят от возможностей этнической группы (общности). Наиболее эффективны те, которые используются в средствах массовой информации. Этот принцип должен обязательно соблюдаться лидерами.

Названные принципы нормативного регулирования безусловно должны применяться комплексно. Ни один из них не может быть назван хорошим или плохим, адекватным или неадекватным без учета конкретной социальной ситуации. Социальные условия и системы норм в обществе изменчивы. Человек может быть полноценным и активным участником этнического социального взаимодействия усваивая жестко фиксированные, конкретные по содержанию и направленности нормы и гибко приспосабливаясь к ним. Системы норм (трудовых, политических и пр), используемые при регуляции частных, конкретных актов этнического поведения и взаимоотношений, достаточно мобильны, поэтому нормативная регуляция служит принципом организации реальной динамической системы поведения и деятельности личности или целой общности.

1.1.10 Этнопсихологический аспект в педагогике

Целостное описание этнической общности предполагает изучение особенностей ее системы воспитания как института передачи поколениями своего культурно-исторического опыта. В современном мире личность выступает членом нескольких сообществ: этноса, государства, мирового сообщества, но исторически всего прочнее - ее этническое окружение. Этнографические и этнопсихологические исследования образа жизни различных народов фиксируют устойчивую этническую специфику поведения, которая в ряде случаев носит доминантный характер.

В понимании Ф. Гальтона воспитание выступает как процесс социализации, протекающий в форме последовательного и постепенного усвоения индивидуумом и группой социально выработанных норм, ценностей, способов деятельности. Как явление, присущее любым этносоциальным сообществам, воспитание имеет некоторые общие признаки (передача накопленного опыта, овладение знаниями, забота о здоровье и физическом развитии, формирование мировоззрения и т.д.), но по своим целям, содержанию, организации и методам существенно зависит от истории развития социальных отношений в конкретном этническом сообществе.

Ядром направленного воспитания является образование - процесс передачи накопленных прошлыми поколениями знаний и культурных ценностей. Образование, в свою очередь, включает в себя целенаправленное, специализированное и формализованное по своим методам обучение, а также просвещение как процесс распространения национальной культуры, предполагающий относительно самостоятельный и свободный выбор индивидами сообщаемой информации. Поскольку образование, и особенно обучение, ассоциируется преимущественно с передачей интеллектуальной информации, воспитание можно рассматривать как систему эмоциональных воздействий, формирующих нравственный, эстетический, т.е. ценностно-ориентационный мир личности и ее социализацию.

Термин "социализация" многозначен, и его интерпретации разными авторами не совпадают. В самом общем виде социализацию определяют как влияние среды в целом, которое приобщает индивида к общественной жизни, учит его восприятию культуры, поведению в коллективах, самоутверждению и выполнению различных социальных ролей.

Эволюция содержания и методов социализации неразрывно связана с историческим изменением социально-экономической структуры общества. По мере усложнения и обогащения культуры объем передаваемых из поколения в поколение знаний, умений и навыков увеличивается, а сами формы их передачи дифференцируются и специализируются. Дифференциация процессов и институтов социализации тесно связана с усложнением социальной структуры и организации общества на макроуровне. По мере урбанизации и индустриализации значение общественных институтов и средств социализации неуклонно возрастает. Воспитание становится непосредственно общественным, государственным делом, требующим планирования и систематической координации усилий отдельных институтов. Однако эти общие тенденции не являются линейными и реализуются сложным и противоречивым образом. Сравнительно-историческое изучение стиля социализации у разных народов показывает, что в различных типах этнических культур выстраиваются собственные модели воспитания.

Согласно принципу культурного детерминизма, конкретный этнокультурный тип личности формируется исключительно воспитанием через процессы самоопределения личности. Ключевой единицей самоопределения с общепсихологической точки зрения являются "конфликтные смыслы "Я", т.е. представления личности о своей социальной ценности. В качестве критерия для самооценки выступает "референтная группа", состоящая из реальных или воображаемых лиц. Формирование референтной группы как основного компонента личностной определенности - процесс универсальный, общечеловеческий, однако в каждой этнической культуре он подчиняется различным принципам.

В качестве образца для формирования референтной группы может выступать реальная социальная группа (например, родовая, семейно-родственная, иногда персонифицированная в легендарных или реальных предках и т.д.). Очевидным признаком культур, где распространен такой вариант формирования референтной группы, являются разного рода генеалогии, имеющие большое значение для коллективной памяти этнического сообщества. Референтной может быть и условная социальная группа, выделяемая на основе общности целей деятельности (общественный слой, сословие, конфессиональная группа и пр).

Национальная принадлежность и социально-классовое положение (вместе и порознь) влияют на педагогические взгляды и эмоциональные реакции родителей. Во всех этнических группах родители из более низких социально-экономических слоев склонны к большей строгости и требовательности, чем представители средних слоев: у разных народов это проявляется по-разному, в зависимости от конкретной шкалы (типа поведения), связанной с различным отношением к тем или иным поступкам (так как терпимость в одном отношении часто сочетается с повышенной строгостью в другом). Стиль воспитания обусловлен наличием в данной культуре тех или иных мотивационных синдромов (потребность в достижениях потребность в аффилиации, ориентация на других). Родители, в этнической культуре которых сильно выражена потребность в достижениях, больше, склонны опекать своих детей, незамедлительно откликаясь на их просьбы о внимании. Установка на воспитание в детях послушания, даже в ущерб их инициативе и самостоятельности, может социально детерминироваться потребностью поддерживать стабильность существующего общественного строя, что характерно для консервативных, традиционных систем.

С этих позиций педагогика различных народов выглядит схожей, выступая одновременно как теоретическая и прикладная. Наследование и преемственность социально-этнического опыта осуществляются на основе традиций семейного воспитания, раскрывающих народные педагогические воззрения. Традиции и обычаи - взаимосвязанные формы институциональных воздействий на подрастающее поколение: если обычаи передают конкретные образцы конкретных поступков, действий, то традиции (на которых основывается трудовое, физическое, эстетическое и религиозное воспитание) формируют социально значимые качества члена этнической группы. . Определенные педагогические функции выполняют и средства воспитания – этнические поведенческие реликты (колыбельные песни, приговоры, сказки, легенды и предания). Традиции включают в свой состав обычаи, обряды, ритуалы как нравственные и другие стереотипизированные формы социального поведения. Обычаи строго регламентируют поступки членов этноса в конкретных ситуациях, регулируют поведение личности в той или иной сфере жизни и деятельности, в том числе и в межличностных отношениях, требуя проявления нравственных, а также трудовых качеств, типичных для данного этноса.

Педагогический аспект обычаев, таким образом, состоит в выработке у детей определенных привычек и стандартов поведения. Дидактическое начало в этом случае проявляется, прежде всего, в виде правил для подражания. Нравственное обучение в этнопедагогике выступает в форме устного народного творчества, которое сохраняет в памяти поколений преимущественно идеальные нормы и правила поведения, высоконравственные требования и постулаты. Сила эмоционального воздействия нравственных идеалов позволяет регулировать эмоциональные состояния и корректировать нравственный опыт детей. Одним из важнейших индикаторов направленного развития этнокультурных процессов является установка обследуемого населения на язык школьного обучения, определяемая по степени осознания необходимости преподавания детям языка своей национальности и по выбору типа школы и языка обучения своих детей.

В современном обществе индивид может одновременно относиться ко многим социальным группам, но чтобы стать членом этнической группы, он должен знать ее символы, нормы поведения, стандарты коммуникации, которые задаются обществом, культурой. Шаблоны поведения, характерные для той или иной этнической общности, обнаруживают различия главным образом в вербальных и. невербальных средствах коммуникации.

Причастность каждого отдельного человека к национальной истории предопределяется не биологической наследственностью, а степенью сознательного приобщения к тем ценностям, которые образуют духовную культуру этноса. Национальность - порождается актом выбора, человек определяет себя, относя к конкретному народу, причем он может даже "переменить" народ, но не произвольно, а путем долгого и упорного пересоздания детерминирующей его системы ценностей.

Этнокультурные ориентации индивидов складываются, таким образом, под воздействием многих факторов и определяются социально-этническими макросредой (моно - или иноэтнической) и микросредой (система воспитания, время проживания в иной этнической среде), а также социально-демографическими характеристиками самой личности. Индивид считается взрослым, если закончился процесс его воспроизводства как полноценного члена этнической общности, т.е. если он соответствует всем требованиям, предъявляемым ее взрослым членам.

1.1.11 Психологическая культура этноса

Как известно, понятие культуры имеет несколько значений. Два из них являются основными: 1. культура как результат материальной и духовной деятельности людей; 2. культура как уровень развития, степень совершенствования различных сфер жизни и деятельности.

Психологическая культура - совокупность имеющихся у индивида, группы или этноса представлений о психике, используемые формы регулирования и развития психики. Носителями, обладателями психологической культуры могут быть разные субъекты: личность, группа (возрастная, профессиональная и др.), этнос, социум. Соответственно психологическая культура этноса - характерные для данного этноса представления о психике, формы регулирования и развития психики, включающие в себя осознание существования психики и ее регулирующей роли в деятельности, поведении и во всех проявлениях активности личности. В психологическую культуру личности также входят представления не только о психике вообще, психических особенностях своего этноса и людей из близкого окружения. Психологическая культура личности формируется при достаточно развитом уровне сознания и самосознания, но не тождественна самосознанию личности, хотя это связанные и пересекающиеся понятия. В самосознание входят представления не только о собственной психике и ее особенностях, но и о ролях, статусе личности и многих других характеристиках человека: социальных, демографических, физических и пр. Психологическая культура этноса, в основном, определяется обыденными представлениями о психике. Успешность внедрения научных психологических знаний зависит не только от наличного уровня психологической компетентности людей, которым адресованы знания, не только от потребности и готовности воспринять предлагаемые психологические подходы, методы, приемы, но и от состояния психологической культуры как общества в целом, так и тех групп, к которым они обращены. Эффективное внедрение психологических разработок возможно на основе учета и изучения состояния, уровня психологической культуры, отдельных ее характеристик: освоение любой технологии обычно происходит путем замены или модификации старой.

В психокультурологии могут быть выделены разделы: психологическая культура чувств и эмоций; психологическая культура познания и интеллекта; психологическая культура воли и саморегуляции; психологическая культура сознания и самосознания; психологическая культура самосовершенствования и саморазвития личности.

Основные компоненты психологической культуры:

презентативный компонент образован комплексом представлений о природе психики, ее возможностях, закономерностях функционирования и стереотипами восприятия, понимания, интерпретации психических феноменов, в том числе индивидуальных особенностей психики. Он включает в себя также представления о влиянии на личность социума, группы, семьи, представления о психическом здоровье, психических расстройствах и заболеваниях. Презентативный компонент является одной из важнейших составляющих этнической картины мира, существующей в данной этнической общности, - целостного представления о мире и способах поведения, учитывающего различные силы этого мира (природные, социальные, сверхъестественные). В качестве составляющих презентативного компонента могут быть рассмотрены: а) представления о психике вообще, о ее универсалиях, природе, половых и возрастных различиях; б) представления о групповых особенностях психики: этнических, профессиональных, свойственных референтной группе и т.д.; в) представления о собственной психической индивидуальности.

Источниками наполнения презентативного компонента являются: собственный опыт, обыденные знания, полученные из общения, научные знания, усвоенные организованно и неорганизованно. В него входят также мифологические представления о психических явлениях, индивидуальных особенностях психики, иллюзии, предрассудки.

регулятивный компонент включает в себя способы контроля за психическими состояниями, процессами, функциями, способы психической регуляции поведения, деятельности, познания, общения, приемы восстановления уровня функционирования психических процессов, методы коррекции личности, отдельных психических качеств, профилактики и устранения психических расстройств, лечения психических заболеваний, методы сохранения психического здоровья. Регулятивный компонент психологической культуры этноса представлен эталонами и нормами, которым придается статус обязательных. Отклонение от норм контролируется с разной степенью жесткости. Это в первую очередь относится к эталонам психологической саморегуляции. У субъекта, принадлежащего к тому или иному этносу, складываются собственные эталоны психологической культуры, культуральные установки. Они формируются под влиянием эталонов, принятых в этносе, но содержат индивидуальные модификации, возникающие под влиянием микросоциума и личного опыта, личностных и индивидуальных особенностей.

формирующий компонент образован целями, принципами и методами развития психики, традициями ее развития и совершенствования. В формирующем компоненте важнейшее значение имеют ценностные ориентации на совершенствование психики, выбор предпочтительной модели строения и функционирования психики. Ценностные ориентации, оценки, ожидания, модели могут быть осознаны и не осознаны, т.к они исторически и этнически обусловлены, а каждый этнос имеет свои доминанты в этом компоненте психологической культуры.

Психологическая культура этноса неоднородна, в ней обычно можно выделить различные психологические субкультуры. В любом этносе особую субкультуру составляют люди, осуществляющие психологическое воздействие как основной вид деятельности. И каждой этнической психологической культуре видное место занимают формы и методы укрепления психического здоровья. Социокультурные факторы влияют на определение вида расстройства и оценку его глубины. Различные психологические и психиатрические симптомы получают разную степень одобрения социумом. Социокультурные факторы могут оказать и искажающее влияние на постановку диагноза. На объяснение причин и особенностей возникновения психических нарушений влияют национальные, религиозные традиции и установки, мифология, фольклор, распространенные эпические произведения. Существуют этнические психозы, в основе которых - механизм самовнушения, связанный с бытующим в данном этносе мифом.

Таким образом: 1. Психологическая культура каждого этноса является неотъемлемой частью его духовной культуры. Она определяется обыденными представлениями о психике, формируется под влиянием культурно-исторических традиций и комплекса социально-экономических факторов. 2. Истоки психологической культуры этноса - в мифологических представлениях о природе человека и его души, в связанных с этими представлениями архетипах. 3. В психологической культуре могут быть выделены три основных компонента: презентативный, регулятивный и формирующий. 4. Психологическая культура этноса выполняет этнообразующую функцию и входит важной частью в картину мира этноса, в его самосознание.

1.1.12 Русскость и русская ментальность

Россию (впоследствии - СССР) всегда отличала от стран Запада неравномерность исторического развития, "рваный ритм". История России примечательна, прежде всего, тем, что все попытки русских приблизиться к Европе по уровню цивилизованности при своей чрезвычайной дороговизне, в целом были малоуспешны. Кратковременные (иногда, впрочем, блестящие) успехи достигались в отдельных сферах деятельности.

Кроме того, многими исследователями отмечается некий стереотип, отражающий русский характер. Существует взаимосвязь между особенностями развития России и русским этническим характером. Для понимания сущности этнического русского характера очень важно также то, как узакониваются притязания индивидов на ту или иную ценность. Существуют два основных способа, с помощью которых человек признается законным обладателем какой-либо из них (можно назвать их "способами получения социального признания"): 1. "личный" - через экспертов или судей (ими могут быть все члены сообщества), признающих право именно этого конкретного индивида на обладание властью, богатством, почестями, мастерством и пр. (выборы президента, присуждение ученой степени, оглашение завещания и т.п.); 2. "безличный" - через рынок, когда притязания субъекта узакониваются с помощью акта купли-продажи. Возможны различные комбинации обоих способов, но принципиально они отличаются тем, что экспертиза оценивает именно этого конкретного человека, а для рынка конкретный человек сам по себе безразличен и имеет значение лишь как носитель какой-то социальной функции.

Наиболее существенное изменение характера происходит тогда, когда перестраивается структура этнических ценностей (в нее вводятся новые ценности, или из нее выбывают прежние, или меняется иерархия ценностей), причем перестройка ценностей может включать в себя "переоценку ценностей" (идеологическое обоснование отказа от старых и необходимости принятия новых ценностей), массовую пропаганду неизбежности и полезности изменений и властное введение в жизнь (или искоренение) образцов деятельности, утверждающих соответствующие ценности. Реально народный характер изменяется лишь тогда, когда социальные нормы, соответствующие измененной структуре ценностей, воспринимаются как естественные и привычные.

Именно в России впервые были сформулированы устойчивые теоретические этнопсихологические взгляды и проведены первые исследования национально-психологических особенностей ее народов. В 80-е и 90-е годы ХХ века складываются научные коллективы и школы, занимающиеся проблемами собственно этнопсихологии. В Институте этнологии и антропологии РАН был организован отдел этносоциологии, преобразованный впоследствии в отдел социально-психологических проблем национальных отношений, возглавляемый Л.М. Дробижевой. В ИП РАН из лаборатории социальной психологии выделилась лаборатория психологии межгрупповых отношений под руководством П.Н. Шихирева. В С-ПбГУ активно разрабатывает проблемы этнической психологии коллектив во главе с А.О. Бороноевым.

1.1.13 Этнический конфликт

Предмет этнического конфликта - конкретная проблема, вокруг которой складывается конфликтное взаимодействие этнических групп (2, с.25-30). Этнические конфликты возникли в глубокой древности (межплеменные войны, которые велись за территории охоты, рыболовства, то есть за обладание средой обитания). С возникновением государственности государство выступает как мощный организующий фактор в этнических процессах, в том числе в этнических конфликтах. ХХ век является столетием небывалых социальных потрясений. Западное обществоведение давно окрестило ХХ век веком национализма, более того, в исследованиях последних лет содержатся прогнозы, что национализм будет играть ведущую роль и в ХХI веке.

После распада СССР на его бывшей территории обострились многие этнические конфликты, и это связано с рядом факторов. Во-первых, произошло кардинальное изменение этнической структуры и этнической стратификации общества: многочисленное русское и русскоязычное население бывших союзных республик приобрело статус национальных меньшинств, а воспринимаемый статус национального меньшинства невысок, даже если отсутствуют явные виды дискриминации. Во-вторых, распад СССР после обретения независимости обострил проблемы сепаратизма в России, Украине, Молдавии, Грузии, Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, Литве. В-третьих, сформировались конфликтные ситуации между сопредельными государствами-бывшими союзными республиками. Кроме того, новые независимые государства оказались вовлеченными в систему геополитических отношений, которая, в свою очередь, претерпевает кардинальные изменения.

Развернувшиеся по всей территории бывшего СССР этнические конфликты, угроза актуализации латентных конфликтов и формирование новых конфликтных ситуаций породили ряд следствий. Важнейшим из них является миграция и проблемы русского и русскоязычного населения в новых независимых государствах.

По материалам опроса мигрантов, прибывших в Российскую Федерацию из бывших республик СССР, обострение межнациональных отношений является одной из двух основных причин переезда, а мигранты из Азербайджана, Таджикистана, Грузии, Литвы, Узбекистана, Армении, Кыргызстана, Латвии и Молдавии назвали межнациональные конфликты в качестве главного мотива своего отъезда. Эта же причина является основой и для внутрироссийской миграции, особенно выезда русских из Чечни и Тувы. Вторая причина – это социально-экономический кризис (15, с.176-178).

Проблема "коренных" и "некоренных" народов, взаимоотношения между этими слоями населения – одна из наиболее сложных проблем. Конфликтогенный потенциал взаимодействия этих этнических групп определяется, прежде всего, следующим: 1. Резкое изменение статуса этнических групп (превращение русских и русскоязычных общин в бывших республиках СССР из части всесоюзного национального большинства в национальное меньшинство резко понижает их политический статус независимо от официальной политики новых суверенных государств в отношении национальных меньшинств).2. Принципиально изменившаяся этнокультурная среда (расширяется сфера использования языков титульного этноса, одновременно сокращается использование русского языка, что имеет практическое и символическое значение для русскоговорящих общин, т.к обострение языковой проблемы – один из главных побудительных мотивов выезда русских и русскоязычных граждан из этих государств).3. Ставшие более отчетливыми культурно-антропологические различия (утратив Москву и Санкт-Петербург в качестве объединительных центров, азиатские мусульманские республики вовлекаются в естественный для них азиатский культурный пласт, включаются в сферу влияния традиционных центров азиатской культуры, т.к в обыденном лексиконе и средствах массовой информации Средней Азии уже давно сложилось деление населения на местное, т.е. азиатское и европейцев, а также выходцев с Кавказа).

Одним из основных аспектов противоречия между русским и нерусскими народами России являются противоречия в языковой сфере. Государственным языком РФ является русский язык – родной более чем для 80% населения, поэтому независимо от статуса других народов России носители русского языка оказываются в преимущественном положении, что неизбежно создает этнолингвистическую иерархию, а опыт развития языковых конфликтов в бывшем СССР свидетельствует, сколь потенциально взрывоопасной является эта сфера. Согласно Конституции России республики-субъекты федерации могут устанавливать свои государственные языки, что и было сделано в большинстве из них. В результате нетитульное население оказалось языковым меньшинством. Таким образом, в республиках-субъектах федерации складывается второй уровень этнолингвистической стратификации.

Так, все перечисленные выше аспекты межэтнических взаимодействий прямо или косвенно влияют миграционные процессы в этих государствах в целом и на социально-психологическую ситуацию каждой семьи вынужденных переселенцев в частности. Дети, как самая слабоорганизованная общность, с низким уровнем саморегуляции и наиболее зависимая от внешних условий в подобных условиях страдает больше всего (психически, морально, материально).

1.1.14 Значение этнопсихологических факторов при переезде в другую страну на постоянное место жительства

Вопросы, связанные с принадлежностью к этнической общности, как и к другим социальным группам, вовсе не всегда являются центральными, т.к для большинства людей более важными оказываются проблемы повседневной жизни – работа, зарплата, воспитание детей, проведение свободного времени. Тем не менее, не следует игнорировать и психологические проблемы, связанные с групповым членством.

Нередко подобные проблемы возникают уже в детстве, в процессе формирования этнической идентичности, причем чаще всего с ними сталкиваются члены групп меньшинств. Группа меньшинства – не обязательно меньшая по численности группа. Это – низкостатусная группа, члены которой по своим физическим или культурным особенностям отличаются от других членов общества и подвергаются дискриминации (29, с.28). На последовательных этапах развития этнической идентичности формируется как этническая осведомленность, включающая в себя знания о своей и чужих группах, так и этническое самоназвание. В исследовании развития этнической идентичности, проведенном О.Л. Романовой (Беларусь), высказывания дошкольников о различиях между этническими группами были достаточно аморфны: "Люди там живут по-другому, не так как мы". Разные понятия – житель города, гражданин республики, член этнической общности – оказались для них равнозначными, и только в младшем школьном возрасте наблюдался значительный рост этнических знаний, не простое повторение, а систематизация информации, полученной от взрослых. Подростки делали еще более четкие и конкретные замечания о существующих между народами различиях культуры, исторических судеб, политического устройства и т.п. (Романова О.Л., 1994). Когнитивный компонент этнической идентичности отвечает за способность ребенка структурировать информацию об этнических характеристиках, но дети пытаются и оценивать этнические группы. Так, различия в степени выраженности этнической идентичности обнаружены у детей, живущих в разных гетерогенных средах. Когда этот показатель сравнивался у русских в Беларуси и Казахстане, то выяснилось, что этническая идентичность сильнее выражена у тех, кто живет в культурной среде, значительно отличающейся от собственной (в Казахстане). А для детей, живущих в Беларуси, культура народа которой близка к русской, осознание этнической идентичности не является жизненно важной проблемой (25, с.64).

Точность знаний о своей принадлежности к определенной этнической общности во многом зависит от того, к какой группе ребенок принадлежит – группе большинства или группе меньшинства. В процессе социализации, когда новому поколению передаются нормы и ценности социокультурной среды, ребенок приобретает все новые знания о межэтнических различиях и более четко определяет свою принадлежность к определенной группе. В результате каждый новый член общества оказывается приписан к тому или иному этносу. Несмотря на это "приписывание" не обязательно оказывается пожизненным: при переселении в другое государство или республику ребенок попадает в новые социокультурные условия, и в зависимости от внешних обстоятельств, отношений, установок, этническая принадлежность, как и самосознание может меняться. Процесс такого изменения обычно бывает затруднен с психологической точки зрения. Отвергать этнос, в котором оказывается ребенок – значит этнос отвергнет его. Причислить себя к "новому" этносу – значит изменять себя изнутри, ломать стереотипы и этническую идентичность. На такой выбор способна только зрелая личность, в случае же ребенка, ему многое помогают осознать родители, которые в данном вопросе играют практически главную роль. В случае неблагоприятного межгруппового сравнения индивид может выбрать и стратегию индивидуальной мобильности, которая состоит в попытке сменить группу. Имеется в виду именно осознанная смена группы, приводящая к формированию измененной, а не ложной идентичности, которая выявлена у маленьких детей с еще не сформировавшейся этнической идентичностью, воспринимающих себя в качестве членов доминантной группы.

Что касается малых групп, то при неадекватном неблагоприятном оценивании собственной группы, как правило, существует объективная возможность перехода в другую группу. Более сложная проблема при негативном восприятии собственной большой группы: социального слоя, пола, расы, то есть групп с низким или нулевым уровнем межгрупповой мобильности. Во все времена отдельные представители социальных низов выбивались наверх благодаря таланту, усилиям, удаче. Одни общества и эпохи способствуют индивидуальной мобильности больше, другие – меньше.

При рассмотрении этноса как биосоциального организма, можно говорить, что этничность есть неизменное наследуемое качество, и никто не может выбирать этническую группу, к которой хотел бы принадлежать. Однако в наше время редко кто из исследователей придерживается столь крайней точки зрения и определяет этническую принадлежность по "крови". Большинство ученых согласны с тем, что она представляет собой скорее приписываемое (обществом), чем наследуемое качество, и рассматривают этнос как своего рода связующее звено между двумя типами групп: принадлежность к которым практически невозможно изменить и которые человек выбирает себе сам.

В нашей стране понимание этничности как приписываемого качества часто встречает отторжение на уровне обыденного сознания. Так, в этносоциологическом исследовании, проведенном в 1995 г., 48,6% опрошенных россиян продемонстрировали сакральное, по терминологии Э. Дюркгейма, понимание национальной принадлежности – национальность дана человеку от природы или от бога и менять ее нельзя. И только 9,7% придерживались мнения, что человек вправе делать сознательный выбор национальности (24, 28-33). Во многом эти результаты есть последствие того, что отечественная паспортная система "приковывает" человека к этносу, определяя его этническую принадлежность по кровному родству. В реальности люди имеют больше вариантов выбора, чем полная идентификация с одной из этнических общностей. Индивид может одновременно идентифицировать себя с двумя группами. Такую идентичность могут иметь не только выходцы из смешанных браков, но и люди, живущие в полиэтническом обществе. У них "национальность для себя" может обозначаться не одним словом, а описательно: "ближе к русской национальности", "скорее между русскими и украинцами".

Исследователи, полагающие, что индивид с разной степенью интенсивности может идентифицировать себя с одной, так и одновременно с двумя этническими общностями, предложили модель двух измерений этнической идентичности (см. рис.1). Она включает 4 типа этнической идентичности, при которых связи с двумя группами могут осуществляться относительно независимо друг от друга.


Высокий уровень идентификации со своей этнической группой

А Б


В Г

Высокий уровень идентификации с чужой этнической группой

Рис.1. Модель двух измерений этнической идентичности: (А – моноэтническая идентичность со своей этнической группой; Б – биэтническая идентичность; В – моноэтническая идентичность с чужой этнической группой; Г – маргинальная этническая идентичность).

Для большинства индивидов характерна моноэтническая идентичность, совпадающая с официальной этнопринадлежностью. Как и другие варианты идентичности, она проявляется в многочисленных уровнях интенсивности. При благоприятных социально-исторических условиях позитивная этническая идентичность сопровождается патриотизмом, гордостью за достижения своего народа и его великих представителей, адекватно высокой самооценкой, чувством собственного достоинства и т.п. На основе результатов многочисленных исследований можно считать, что "формирование этнической идентичности по типу "нормы" (позитивная этническая идентичность) предполагает соотношение в структуре идентичности позитивного образа собственной этнической группы с позитивным ценностным отношением к другим этническим группам" (32, с.332).

Моноэтническая идентичность с чужой этнической группой (измененная этническая идентичность) возможна в случаях, когда в полиэтническом обществе чужая группа расценивается как имеющая более высокий экономический, социальный и т.д. статус, чем своя. Конечным результатом идентификации с чужой группой является полная ассимиляция, то есть принятие ее традиций, ценностей, норм, языка и т.п., вплоть до (при условии принятия индивида группой) полного растворения в ней. Так, приоритетное положение русского языка в Казахстане в советский период привело к значительному снижению значимости собственного языка, как жизнеспособного средства коммуникации и к языковой ассимиляции части казахов, прежде всего горожан. По результатам репрезентативного социологического исследования, проведенного в уже независимом Казахстане, в середине90-х гг.74,5% казахов свободно владеет русским языком и только 71% - казахским.

Сильная, хотя и разного уровня интенсивности, идентификация с двумя группами приводит к формирования биэтнической идентичности. Имеющие такую идентичность люди обладают психологическими особенностями обоих групп, осознают свое сходство с ними и обладают бикультурной компетентностью. Кроме перечисленных вариантов этнической идентичности, возможен и еще один – это слабая, четко не выраженная этническая идентичность или даже ее полное отсутствие, по крайней мере, на осознаваемом уровне. Но вытеснение из структуры социальной идентичности одной из ее важнейших составных частей – этнической идентичности – грозит, с одной стороны потерей целостности Я-образа, а с другой – потерей связи с какой бы то ни было культурой. Утрата этнической идентичности может привести к негативным последствиям для идентичности человека в целом.

Как уже упоминалось важную роль в формировании этнической идентичности и в межгрупповых отношениях играют многочисленные этнические стереотипы – упрощенные, схематизированные образы социальных объектов, характеризующиеся высокой степенью согласованности индивидуальных представлений. Они усваиваются в раннем детстве (обычно из вторичных источников, а не из непосредственного опыта) и используются детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они принадлежат. Они – упорядоченные, детерминированные культурой "картины мира", которые экономят усилия человека при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права (15). Иными словами, стереотипы ориентируют человека в море социальной информации и помогают сохранить высокую самооценку. Исторически так сложилось, что подавляющее большинство исследований посвящено этническим стереотипам, т.е. упрощенным образам этнических групп.

Среди наиболее существенных свойств этнических стереотипов выделяют их эмоционально-оценочный характер. Начиная с Липпмана в социальной психологии долгое время акцент делался именно на эмоциональных аспектах стереотипов. Но с середины 50-х гг. под прямым влиянием идей когнитивизма исследователи начинают все более пристальное внимание обращать на их когнитивный компонент, а негативные стереотипы даже рассматривать как когнитивный компонент предубеждения (негативной социальной установки). Еще одно свойство социальных стереотипов, которое входит почти во все определения – согласованность, т.е. высокая степень единства представлений среди членов стереотипизирующей группы. Социальными, в том числе и этническими, стереотипами можно считать лишь представления, разделяемые достаточно большим числом индивидов в пределах социальных общностей. Существуют даже попытки выделения не совпадающих с социальными индивидуальных стереотипов, когда индивидом на основе ограниченной информации об отдельных представителях каких-либо этнических групп строятся предвзятые выводы относительно всей группы. Социальными психологами предпринимались попытки выделить и другие свойства стереотипов: интенсивность распространенности среди членов описываемой группы, сложность, дифференцированность, иерархичность структуры и целый ряд других параметров, частично пересекающихся с уже перечисленными.

Таким образом: 1. Такие явления, как этническая идентичность и этнические стереотипы – взаимозависимы.2. Этническая идентичность и этнические стереотипы весьма значимы при изучении проблемы адаптации мигрантов к новым условиям.

1.1.15 Адаптация мигрантов к новым социокультурным условиям, возрастные особенности данного вида адаптации

В условиях перемещения из одной социокультурной среды в другую возникает необходимость адаптироваться к новым условиям жизни, причем успешность такой адаптации зависит от многих факторов. Выделяют несколько видов миграций (29, 57-59): Переселенцы – покидают родину навсегда; визитеры (дипломаты, шпионы, деловые люди и студенты) длительное время живут в чужой стране (туристы, участники научных конференций и т.п.) приезжают в незнакомое место на непродолжительный срок. Переселенцы нами рассматриваются как вид мигрантов.

Установление непосредственных контактов между представителями разных стран и народов часто приводит к негативным последствиям и отношениям между ними: все мигранты в той или иной мере сталкиваются с трудностями при взаимодействии с местными жителями, поведение которых они не способны предсказать, а обычаи страны пребывания кажутся им странными, как и сами люди. При рассмотрении проблем взаимоотношения переселенцев с коренным населением необходимо учитывать следующие факторы, от которых зависит благоприятность взаимодействия представителей разных культур и этносов: а) территория, которая может быть общей или "своей" лишь для одной из групп; б) продолжительность взаимодействия (постоянное, долговременное, кратковременное); в) цель (совместная деятельность, совместное проживание, учеба, досуг); г) тип вовлечения в жизнь общества (от участия до наблюдения); д) частота и глубина контактов; е) относительное равенство статуса и прав; ж) численное соотношение (большинство – меньшинство); з) явные различительные признаки (язык, религия, раса).

Кроме того, даже при самых благоприятных условиях контактах (постоянное взаимодействие, совместная деятельность, частые и глубокие контакты, относительно равный статус, отсутствие явных различительных признаков) у переселенца могут возникнуть сложности и напряженность при общении с представителями страны пребывания. Поэтому необходимо рассматривать процесс межкультурной адаптации (сложный процесс, благодаря которому человек достигает соответствия с новой культурной средой, а так же результат этого процесса). Обычно выделяют внутреннюю сторону адаптации, выражающуюся в чувстве удовлетворенности и полноты жизни, и ее внешнюю сторону, которая проявляется в участии индивида в социальной и культурной жизни новой группы.

Успешное приспособление обычно определяется как ощущение гармонии с ближайшим окружением, а так же чувство удовлетворенности, психологического благополучия и душевного здоровья. Для характеристики аккультурационных изменений вводится понятие "культурный шок" (термин был введен американским антропологом К. Обергом, который исходил из идеи, что вхождение в новую культуру сопровождается неприятными чувствами – потери друзей и статуса, отверженности, удивления и дискомфорта при осознании различий между культурами, а так же путаницей в ценностных ориентациях, социальной и личностной идентичности). Степень культурного шока и продолжительности межкультурной адаптации определяются очень многими факторами, которые подразделяются на индивидуальные и групповые.

К факторам первого типа относятся:

1. Индивидуальные характеристики – демографические и личностные (прежде всего, возраст). Так, маленькие дети адаптируются быстро и успешно, для школьников же этот процесс оказывается мучительным, так как в классе они должны во всем походить на своих одноклассников – внешним видом, манерами, языком и даже мыслями. Очень тяжелым испытанием оказывается изменения культурного окружения для пожилых людей: по мнению психологов, многие пожилые эмигранты совершенно не способны адаптироваться в инокультурной среде (38). Результаты некоторых исследований свидетельствуют, что женщины имеют больше проблем в процессе адаптации, чем мужчины.

Г. Триандис отмечает, что для жизни в чужой культуре лучше всего подходит профессионально компетентный, имеющий высокую самооценку, общительный индивид экстравертного типа; человек, в системе ценностей которого большое место занимают общечеловеческие ценности, открытый для самых разных взглядов, интересующийся окружающими, а при урегулировании конфликтов выбирающий стратегию сотрудничества.

2. Обстоятельства жизненного опыта индивида. Немаловажное значение имеет готовность мигрантов к переменам. Одним из важнейших факторов, благоприятно влияющих на процесс адаптации, является установление дружественного отношения с местными жителями. Среди влияющих на адаптацию групповых факторов необходимо выделить характеристики взаимодействующих культур: 1. Степень сходства или различия между культурами. 2. Объективная культурная дистанция; 3. Наличие или отсутствие конфликтов – войн, геноцида и т.п. – в истории соотношение между двумя народами; 4. Степень знакомства с особенностями культуры страны пребывания и компетентности в чужом языке. Так, человек, с которым мы можем свободно общаться, воспринимается как более похожий на нас; 5. Равенство или неравенство статусов и наличие или отсутствие общих целей при межкультурных контактах.

Естественно, что процесс адаптации будет менее успешным, если культуры воспринимаются как менее сходные, чем они есть на самом деле. Но сложности при адаптации могут возникнуть и в противоположном случае: человек оказывается в полном замешательстве, если новая культура кажется ему очень похожей на свою, но его поведение выглядит странным в глазах местных жителей. Особенности страны пребывания, прежде всего, способ, которым "хозяева" оказывают влияние на приезжих: стремятся ли их ассимилировать или более толерантны к культурному разнообразию.

Характеристика мигрантов и взаимодействующих культур оказывают взаимосвязанное влияние на адаптацию. Например, индивиды с готовностью к переменам, оказавшись в мультикультурном обществе, будут чаще контактировать с местными жителями, и, следовательно окажутся в меньшей степени подвержены культурному шоку. Как свидетельствуют статистические данные, в миграционном потоке, направляющемся в Россию из стран ближнего зарубежья, наибольшую долю составляют представители славянских национальностей, преимущественно русские (от 70% до 90% в разных районах). Данное обстоятельство, на первый взгляд, является благоприятным фактором для "вживаемости" их в среду русского населения, этнически однородного на территории Российской Федерации. Однако, специфика миграционных процессов из постсоветских государств состоит в том, что среди мигрантов преобладают люди, жившие на прежнем месте длительное время, часто с рождения или с детства. Следовательно, за принадлежностью к русской национальности может скрываться несоответствие между ожиданиями и реальными проявлениями этнических, культурных, а иногда и религиозных черт в поведении, что в свою очередь может выразиться в нежелательных социальных действиях, особенно в местах массового вселения мигрантов. Так, несмотря на принадлежность к общему материнскому этносу – русскому, между русскими, а это и вынужденные мигранты из постсоветских государств, и коренные жители принимающей территории – все же существует определенная социокультурная дистанция. Под социокультурной дистанцией понимается субъективный феномен удаления от других из-за истинного или мнимого различия в образе жизни, системе ценностей и установок, взглядов и оценок и т.п.

Можно рассматривать психологическую устойчивость национального (этнического) самосознания переселенцев, а в частности детей, которая определяется саморегулятивной и креативной способностями человека порождать новые установки и гетеростереотипы, оптимизирующие поведение личности в условиях маргинальной ситуации развития; стабильность, ригидность этнического самосознания заключается в неукоснительном следовании автостереотипам и национальным традициям, обычаем, религии, устойчивым нормам и правилам поведения; изменчивость самосознания этноса в условиях этноэтнической ситуации может рассматриваться как ассимиляция, то есть приспособление к условиям существования, языку, традициям и религии той нации, среди которой находятся представители этого этноса.

Итак, важнейшими характеристиками адаптивных возможностей мигрантов, определяющими их поведенческую стратегию в новой социокультурной среде, а так же индивидуальными особенностями эмоционального реагирования в условиях стрессовой ситуации могут служить переживаемые переселенцами эмоциональные состояния (с учетом их интенсивности, длительности, возрастных особенностей).

1.2 Самосознание, как фактор психического развития и личностного становления ребенка

1.2.1 Самосознание и его место в психической жизни

Проблеме самосознания посвящено немало исследований в отечественной психологии. Эти исследования сконцентрированы в основном вокруг двух групп вопросов. В работах Б.Г. Ананьева (3), Л.И. Божович (6), А.Н. Леонтьева (16), С.Л. Рубинштейна (26), И.И. Чесноковой (38), В.В. Столина (34), А.Г. Спиркина (32) в общетеоретическом и методологическом аспектах проанализирован вопрос о становлении самосознания в контексте более общей проблемы развития личности. В другой группе исследований рассматриваются более специальные вопросы, прежде всего связанные с особенностями самооценок, их взаимосвязью с оценками окружающих. Исследования А.А. Бодалева по социальной перцепции заострили интерес к вопросу связи познания других людей и самопознания (6, 123-124). Немало опубликовано и философско-психологических и собственно философских исследований, в которых анализируются проблемы, связанные с личной ответственностью, моральным самосознанием. И.С. Коном были удачно синтезированы философские, обще - и социально-психологические, историко-культурные аспекты, теоретические вопросы и анализ конкретных экспериментальных данных, открыли новые грани этой, пожалуй, одной из старейших проблем в психологии.

Самосознание - сложная психологическая структура, включающая в себя в качестве особых компонентов, как считает В.С. Мерлин, во-первых, сознание своей тождественности, во-вторых, сознание своего собственного "Я" как активного, деятельного начала, в-третьих, осознание своих психических свойств и качеств, и, в-четвертых, определенную систему социально-нравственных самооценок. Все эти элементы связаны друг с другом функционально и генетически, но формируются они не одновременно. Зачаток сознания тождественности появляется уже у младенца, когда он начинает различать ощущения, вызванные внешними предметами, и ощущения, вызванные собственным телом, сознание "Я" - примерно с трех лет, когда ребенок начинает правильно употреблять личные местоимения. Осознание своих психических качеств и самооценка приобретают наибольшее значение в подростковом и юношеском возрасте. Но поскольку все эти компоненты взаимосвязаны, обогащение одного из них неизбежно видоизменяет всю систему. Благодаря самосознанию человек осознает себя как индивидуальную реальность, отдельную от природы и других людей. Он становится существом не только для других, но и для себя. Основным значение самосознания, по мнению А.Г. Спиркина, следует считать “просто сознание нашего наличного бытия, сознание собственного существования, сознание самого себя, или своего "Я" (32, 143).

Самосознание позволяет человеку не только отражать внешний мир, но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относится к себе. Осознание себя в качестве некоторого устойчивого объекта предполагает внутреннюю целостность, постоянство личности, которая независимо от меняющихся ситуаций способна оставаться сама собой. В современной психологической литературе существует несколько подходов к исследованию проблемы самосознания, один из которых опирается на анализ итоговых продуктов самопознания, которые выражаются в строении представлений человека о самом себе или "Я-концепции".

1.2.2 Понятие, значение и структура Я-концепции в адаптационном процессе у вынужденных мигрантов

Феномены самопознания касаются вопроса о том, как происходит самопознание, в том числе и того, что уже усвоено или присвоено, превращено в "Я" субъекта и в его личность, и какие формы приобретают результаты этого процесса в самосознании. Как научное понятие Я-концепция вошла в обиход специальной литературы сравнительно недавно, может быть потому в литературе, как отечественной, так и зарубежной, нет единой его трактовки; ближе всего по смыслу к нему находится самосознание. Но Я-концепция - понятие, включающее в себя оценочный аспект самосознания - динамическая система представлений человека о самом себе, в которую входит как собственно осознание своих физических, интеллектуальных и других качеств, так и самооценка, а также субъективное восприятие влияющих на данную личность внешних факторов. Р. Бернс, один из ведущих английских ученых в области психологии, серьезно занимавшийся вопросами самосознания, так определяет это понятие: "Я-концепция - это совокупность всех представлений человека о самом себе, сопряженная с их оценкой. Описательную составляющую Я-концепции часто называют образом Я или картиной Я. Составляющую, связанную с отношением к себе или к отдельным своим качествам, называют самооценкой или принятием себя. Я-концепция, в сущности, определяет не просто то, что собой представляет индивид, но и то, что он о себе думает, как смотрит на свое деятельное начало и возможности развития в будущем" (5, 31).

С момента своего зарождения Я-концепция становится активным началом, выступающим в трех функционально-ролевых аспектах: 1. Я-концепция как средство обеспечения внутренней согласованности. 2. Я-концепция как интерпретация опыта. 3. Я-концепция как совокупность ожиданий.

Во многих психологических теориях Я-концепция является одним из центральных понятий. Вместе с тем до сих пор не существует ни ее универсального определения, ни единства в терминологии. Термины, которые одни авторы употребляют для обозначения Я-концепции в целом, другие используют для обозначения отдельных ее элементов. Рассмотрим схему, предложенную Р.Б. Бернсом (5, 62), которая, с одной стороны наиболее полно отражает структуру Я-концепции, а с другой - упорядочивает терминологию, встречающуюся на страницах психологической литературы.

Я-концепция (рис. 2.) представлена в виде иерархической структуры, когда на ее вершине располагается глобальная Я-концепция, включающая всевозможные грани индивидуального самосознания. В связи с тем, что человек с одной стороны обладает сознанием, а с другой - осознает себя как один из элементов действительности, У. Джеймс, первый из психологов кто начал разрабатывать проблематику Я-концепции, глобальное, личностное Я (Self) рассматривал как двойственное образование, в котором соединяются Я-сознающее (I) и Я-как-объект (Me). Это - две стороны одной целостности, всегда существующие одновременно. Одна из них являет собой чистый опыт, а другая - содержание этого опыта (Я-как-объект). Однако не следует забывать об условности такого разграничения, которое, в сущности, является лишь удобной семантической моделью. Невозможно представить себе сознание, лишенное содержания, как и содержание психических процессов, существующих в отрыве от сознания. Поэтому в реальной психической жизни эти элементы настолько слиты, что образуют единое, практически нерасторжимое целое. Как мы видим из определения Р. Бернса, в Я-концепции выделяются описательная и оценочная составляющие, что позволяет рассматривать Я-концепцию как совокупность установок, направленных на себя. В большинстве определений установки подчеркиваются три главных элемента: 1. Убеждение, которое может быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая установки).2 Эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоционально-оценочная составляющая).3. Соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении (поведенческая составляющая).

Применительно к Я-концепции эти три элемента установки конкретизируются следующим образом: Образ Я - представления индивида о самом себе. Самооценка - аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа Я могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением. Потенциальная поведенческая реакция, то есть те конкретные действия, которые могут быть вызваны образом Я и самооценкой.

Выделив три основные составляющие Я-концепции не следует забывать о том, что образ Я и самооценка поддаются лишь условному концептуальному различению, поскольку в психологическом плане они неразрывно связаны. Образ и оценка своего "Я" предрасполагают человека к определенному поведению, потому глобальную Я-концепцию мы рассматриваем как совокупность установок человека, направленных на самого себя. Однако, эти установки могут иметь различные ракурсы или модальности.

Обычно выделяют, по крайней мере, три основные модальности самоустановок (рис.2).

1. Реальное Я - установки, связанные с тем, как человек воспринимает свои актуальные способности, роли, свой актуальный статус, то есть с его представлениями о том, каков он есть в настоящем времени.

Глобальная Я-концепция

Аспекты,

выделенные Я-сознающее Я-как-объект

Джемсом (процесс) (содержание)

непрерывное

взаимодействие

Компоненты самооценка

установки или приятие образ Я

себя

тенденции

поведения

Я-концепция как

совокупность

установок “на себя”

реальное Я идеальное Я зеркальное Я

Модальности или или или

Представление представление представление

о том, каков я о том, каким я… о том, как меня…

Аспекты физическое физическое физическое

социальное социальное социальное

умственное умственное умственное

эмоциональное эмоциональное эмоциональное

Рис.2. Структура Я-концепции.

2. Зеркальное Я - установки, связанные с представлениями человека о том, как его видят другие. Зеркальное Я выполняет важную функцию самокоррекции притязаний человека и его представлений о себе. Этот механизм обратной связи помогает удерживать Я-реальное в адекватных пределах и оставаться открытым новому опыту через взаимообратный диалог с другими и с самим собой.

3. Идеальное Я - установки, связанные с представлением человека о том, каким он хотел бы стать. Идеальное Я формируется как некоторая совокупность качеств и характеристик, которые человек хотел бы видеть у себя, или ролей, которые он хотел бы исполнять. Причем идеальные элементы своего Я личность формирует по тем же основным аспектам, что и в структуре Я-реального. Идеальный образ складывается из целого ряда представлений, отражающих сокровенные чаяния и устремления человека. Эти представления бывают оторваны от реальности. Противоречия между реальным и идеальным Я составляет одно из важнейших условий саморазвития личности.

Кроме трех основных модальностей установок, предложенных Р. Бернсом многие авторы выделяют еще одну, которая играет особую роль.

4. Конструктивное Я (Я в будущем). Именно ему свойственна обращенность в будущее и построение проективной модели "Я". Главное отличие конструктивного Я-проекта от идеального Я заключается в том, что он пронизан действенными мотивами и они больше соответствуют признаку "стремлюсь". В Я-конструктивное трансформируются те элементы, которые личность принимает и ставит для себя как достижимую реальность.

Таким образом, Я-концепция представляет собой совокупность представлений человека о самом себе и включает убеждения, оценки и тенденции поведения. В силу этого ее можно рассматривать как свойственный каждому человеку набор установок, направленных на самого себя. Я-концепция образует важный компонент самосознания человека, она соучаствует в процессах саморегуляции и самоорганизации личности, поскольку определяет интерпретацию опыта и служит источником ожиданий человека.

1.2.3 Этничность, как составляющая самосознания личности

Свое начало исследования идентичности берут в психоанализе: З. Фрейд в работе "Групповая психология и анализ Эго" (1914) понятие "идентификация" впервые использовал в психологическом контексте. Однозначное мнение, что личностная идентичность формируется в процессе социального взаимодействия через сопоставление и противопоставление позиций различных групп и общностей, было выражено в символическом интеракционизме. Дж. Мид в качестве инструмента идентификации индивида с группой ввел понятие "обобщенный другой", под которым имел ввиду совокупность обезличенных установок, норм и ценностей общества.

В России 90-х гг., как и в США в середине века, проблема идентичности на социально-политическом уровне также приобрела статус стратегической, что выразилось в поисках национальной идеи, способной интегрировать общество. В соответствии с особенностями постсоветского пространства проблема социальной идентичности получила отчетливую "этническую" окраску. В условиях роста межэтнической напряженности на этничность или этническую идентичность, как вид социальной идентичности, выпадает основная нагрузка по ориентации индивида в обществе. Этничность превращается в форму взаимодействия между культурными группами, действующими внутри общего социального контекста. Выполняя функцию внутриэтнической интеграции, она определяет развитие дезинтеграционных тенденций в обществе в целом. Переход от одного образа этнической идентичности в другой приводит к доминированию этнических форм взаимодействия внутри группы. При смене места жительства актуализируется та сторона этничности, которая является результатом принятия субъектом ценностей, норм и образцов поведения новой группы.

"Концепция идентичности" имеет, прежде всего, психологическое значение, т.к. соотносится с восприятием каждым индивидом самого себя, с осознанием своего существования как личности в отношении других индивидов, принадлежащих к одной социальной группе. Это восприятие - результат взаимного признания индивида и общества, имеющее субъективный аспект (восприятие самоидентификации и устойчивость собственного существования во времени и пространстве) и общественный аспект (восприятие того, что другие признают за индивидом его идентификацию и устойчивость личности) (29, 656-665). В процессе становления этническая идентичность проходит ряд этапов, соотносимых с этапами психического развития ребенка. Одним из первых концепцию развития у ребенка осознания принадлежности к национальной группе предложил Ж. Пиаже, проанализировавший в исследованиях 1951 года (как две стороны одного процесса) формирование понятия "родина" и образов "других стран" и "иностранцев". Развитие этнической идентичности он рассматривал как создание когнитивных моделей, связанных с понятием "родина", а этнические чувства, по его мнению, являются своего рода ответом на знания об этнических явлениях. Пиаже выделяет три этапа в формировании этнической идентичности:

1. 6-7 лет - ребенок приобретает первые (фрагментарные и несистематичные) знания о своей этнической принадлежности, причем наиболее значимыми для него являются не страна и этническая группа, а семья и непосредственное социальное окружение;

2. 8-9 лет - ребенок уже четко идентифицирует себя со своей этнической группой, выдвигая основания для этой идентификации (национальность родителей, место проживания, родной язык), проявляются национальные чувства;

3. 10-11 лет (младший подростковый возраст) - этническая идентичность формируется в полном объеме, в качестве особенностей разных народов ребенок отмечает уникальность истории, специфику традиционной бытовой культуры.

К настоящему времени проведено достаточное количество исследований, в которых уточняются и конкретизируются возрастные границы этапов развития этнической идентичности. Подчиняясь общим закономерностям формирования социальной идентичности, этническая идентичность (как форма внутриэтнического и межэтнического взаимодействия) имеет свои особенности. (15, 65):

Этничность – "родом из прошлого". Даже если это возрожденная, навязанная этничность, формирующаяся в значительной степени этнократической политикой и мало считающаяся с естественными факторами. Как форму идентификации, обращенную в прошлое и воплощенную в культурной традиции индивида или группы, этничность рассматривает Ж. Девос, для которого она – одна из трех ориентаций "образа" (а именно, ориентация на прошлое).

Этничность мифологична, в этом ее мобилизующая сила, причем главная опора – идея или миф об общей культуре, происхождении, истории (по Г. Лебону иллюзии, из всех факторов развития цивилизаций, составляют едва ли не самый могущественный).

Этничность – зависимая переменная, возрастающая или ослабевающая в соответствии с внешними обстоятельствами. Поэтому этничность становится важнейшим идеологическим инструментом в борьбе за власть.

Этничность обладает "двойным дном" (по С. Лурье), т.е. этническая культура, лежащая в ее основе, разделяется на культуру для "внешнего" пользования и для "внутреннего" пользования, скрытую от посторонних. М. Росс в теории психокультурной интерпретации этнических конфликтов в качестве фундаментальных ориентиров определения идентичности "Я" и "других" рассматривает психокультурные предрасположенности, коренящиеся в раннем опыте личности: одобряемые культурой способы отношений "внутри" и "вне", являющиеся основой интерпретации действий и мотивов сторон в ситуациях межличностной напряженности, причем различия между этими областями этничности (эзотерическим и экзотерическим) усиливается по мере роста межэтнической напряженности.

Этничность связывает и солидаризует на основе группового членства, причем солидарность выделяется в качестве одного из главных признаков этничности.

Этничность (по своей сути) конфронтационна и это функция отношений с другими этническими группами, которые складываются по принципу оппозиции, поэтому рост этничности связан с ростом этнической нетерпимости, которая является проявлением конфронтационности. Важнейшим фактором усиления этничности является так же желание отделиться от других.

Этничность – категория "эмоционально-нормативная" и важнейшими критериями межэтнического сравнения являются: достоинство, гордость, обида, страхи. Эти чувства опираются на глубокие эмоциональные связи с этнической общностью, и моральные обязательства по отношению к ней, формирующиеся в процессе социализации индивида. Эмоциональные императивы влияют на образы восприятия и в значительной степени определяют иррациональность поведения сторон в этнических конфликтах или при переселении членов одной этнической общности в иную этническую атмосферу. Сплав эмоций и моральных норм (по П. Стерну), именно тот психологический фактор, который заставляет людей жертвовать во имя своего народа даже в ущерб личным интересам.

В силу своей специфики этничность особенно чувствительна к изменениям межэтнической атмосферы, и ее актуализация, как форма внутригруппового и межгруппового взаимодействия ведет к росту межэтнической напряженности и дезинтеграции межэтнического общества. Это определяет центральное место этничности в феноменологическом поле межэтнической напряженности.

Итак, можно отметить, что этничность частично определяет специфику самосознания личности и играет решающую роль при смене места жительства, и смене этнической атмосферы. Этничность формируется постепенно, с раннего возраста, и на каждом уровне имеет свои особенности, которые необходимо учитывать при рассмотрении проблемы адаптации мигрантов к новым социокультурным условиям.

Выводы по главе 1

Важнейшие направления современных западных этнопсихологических исследований связаны с модификацией теоретических ориентации или типов психологических теорий, базирующихся на метатеоретических основах различных философских систем и их влияние проявляется в различном понимании человека, личности, культуры, в отношении к бессознательному, в объяснении механизмов активности личности.

В структуре этнической психологии традиционно выделяют статические (долговременные) и динамические (кратковременные) компоненты. Психический склад этноса как специфический способ восприятия и понимания членами этнической общности различных сторон окружающей действительности состоит из следующих элементов: этнический характер; этнический темперамент; этнические традиции и обычаи, обусловленные не только объективными социальными отношениями, но и субъективными идеями, представлениями, верованиями, мифами, легендами, передающимися из поколения в поколение (они объективируются в виде обычаев и традиций).

Основной в определении этнических особенностей психики является социокультурная детерминанта. Структура познавательной деятельности на разных этапах исторического и культурного развития не остается постоянной, а перестраивается с изменением условий общественной жизни и конкретной практики. Главная особенность наблюдаемых сдвигов - переход от непосредственного наглядно-действенного опыта к основам теоретического знания путем постепенного овладения отвлеченными понятиями, закрепленными в языке (переход от чувственного к рациональному).

Основными путями формирования личности являются процессы социализации (социумизация, этнизация и культуризация) и индивидуализации (самоопределение, самопроявление, самодостаточность). Этническая идентификация как осознание личностью своей принадлежности к определенной этнической общности необходима для удовлетворения двух противоречивых потребностей: потребности в самобытности и независимости от других людей и в то же время потребности в принадлежности к группе. В стабильном обществе необходимость этнической идентификации находится в скрытом состоянии, актуализируется же она в нестабильном обществе, в ситуации межнационального конфликта.

Люди образуют этнические общности, живут в них, действуют по правилам и традициям своих общностей, удовлетворяют потребности, реализуя природные и социальные возможности и, тем самым, обеспечивая с помощью этнических установок и отношений взаимосвязь внешней среды со своим внутренним психическим миром. Так, этническая общность предоставляет личности один из необходимых для нее способов существования, самореализации.

Выделяют четыре подхода к проблеме этнических стереотипов. 1. Стереотип - "необходимое зло", изначально присущее человеку и неизбежно искажающее реальность. 2. Стереотип лишь в крайне малой степени соответствует тем фактам, которые пытается отразить. 3. Стереотип близок к истине, хотя в ходе попыток обобщения реальных фактов действительности происходит их определенное искажение. 4. Стереотип как факт психологической реальности, детерминирующий межэтнические отношения независимо от того, соответствует он действительности или нет.

Этнические установки формируют: - этнические стереотипы восприятия друг друга; - этнические стереотипы интерпретации и оценки поведения друг друга; - этнические стереотипы поведения в окружении своего и чужого этносов. Этнические стереотипы довольно жестко закрепляются в этно- и онтогенезе. Поступая определенным образом по отношению к представителю своего или чужого этноса, человек не задумывается о мотивах своего поступка.

Этническое в личности - целостная система диспозиций, выработанная в процессе исторического развития этнической общности и актуализирующаяся в данное историческое время в данной социальной среде. В этногенезе при взаимодействии людей, принадлежащих к одной этнической общности, в диспозиционной структуре их личностей постепенно утверждаются базовые, основополагающие установки, регулирующие этническое поведение. Структура базовых этнических установок и диспозиций определяется природными и социальными условиями жизнедеятельности этнической общности и ее основными потребностями. Базовые этнические установки регулируют стереотипы восприятия и интерпретации личностных качеств представителей своей и чужих этнических общностей, стереотипы поведения и деятельности в ситуациях межэтнического взаимодействия. Представители разных этносов различаются спецификой базовых этнических установок на приемлемость/неприемлемость того или иного стереотипа поведения в этнических общностях.

Этническое как ценность имеет двойственную структуру: оно психологично по локусу существования и социально по функциям. Этническое как ценность существует в форме диспозиций и может быть представлено на четырех уровнях (от нижнего к верхнему): национальные чувства, национальная психология, национальное самосознание, национальная идеология. Перемещение от нижнего уровня к верхнему сопровождается двумя изменениями: нарастанием доли когнитивных элементов и уменьшением (но не исчезновением!) доли аффективных элементов и только на уровне национальной идеологии возможно теоретическое отражение действительности, тогда как предшествующие уровни связаны с обыденным сознанием.

Набор поведенческих матриц индивида как представителя этноса определяется этническими диспозициями всех четырех уровней. Глубина и размах межэтнических конфликтов на межличностном уровне зависят от характера коммуникативного поведения партнеров. Обращение к партнеру в межэтническом общении должно исключать пересекающиеся коммуникации - следствие общения с разных уровней этнических диспозиций. Этнопсихологическая маргинальность, существующая в формах объективной этнопсихологической маргинальности и этнопсихологической двойственности, может обострять переживания этнического как ценности и выступать фактором дестабилизации межэтнических отношений.

Наряду с традиционными средствами этнической консолидации (флаг, греб, гимн) существуют и более современные: этническая элита и истеблишмент, баланс между которыми влияет на стабильность государства и общества. Национальная идеология вырабатывается элитой, однако, ее реализация осуществляется истеблишментом.

Социальные условия, как и системы норм в обществе, изменчивы. Человек может быть полноценным и активным участником этнического социального взаимодействия не только усваивая нормы, но и гибко приспосабливаясь к ним. Системы норм, особенно норм трудовых, политических, используемые при регуляции частных, конкретных актов этнического поведения и взаимоотношений, достаточно мобильны, поэтому нормативная регуляция служит принципом организации реальной динамической системы поведения и деятельности личности или целой общности.

Этнокультурные ориентации индивидов складываются, таким образом, под воздействием многих факторов и определяются социально-этническими макросредой (моно- или иноэтнической) и микросредой (система воспитания, время проживания в иной этнической среде), а также социально-демографическими характеристиками самой личности. Индивид считается взрослым, если закончился процесс его воспроизводства как полноценного члена этнической общности, т.е. если он соответствует всем требованиям, предъявляемым ее взрослым членам.

Психологическая культура каждого этноса является неотъемлемой частью его духовной культуры, определяясь обыденными представлениями о психике, формируется под влиянием культурно-исторических традиций и комплекса социально-экономических факторов. Истоки психологической культуры этноса - в мифологических представлениях о природе человека и его души, в связанных с этими представлениями архетипах. В психологической культуре могут быть выделены три основных компонента: презентативный, регулятивный и формирующий. Психологическая культура этноса выполняет этнообразующую функцию и входит важной частью в картину мира этноса, в его самосознание. Явления этнической идентичности и этнических стереотипов – взаимозависимы. Этническая идентичность и этнические стереотипы весьма значимы при изучении проблемы адаптации мигрантов к новым условиям. Этничность частично определяет специфику самосознания личности и играет решающую роль при смене места жительства, и смене этнической атмосферы. Этничность формируется постепенно, с раннего возраста, и на каждом уровне имеет свои особенности, которые необходимо учитывать при рассмотрении проблемы адаптации мигрантов к новым социокультурным условиям. Все аспекты межэтнических взаимодействий прямо или косвенно влияют на миграционные процессы в этих государствах в целом и на социально-психологическую ситуацию каждой семьи вынужденных переселенцев в частности. Дети, как самая слабоорганизованная общность, с низким уровнем саморегуляции и наиболее зависимая от внешних условий в подобных условиях страдает больше всего (психически, морально, материально).

Переживаемые переселенцами эмоциональные состояния, их интенсивность, длительность, возрастные особенности, а так же индивидуальные особенности эмоционального реагирования в условиях стрессовой ситуации могут служить важнейшими характеристиками адаптивных возможностей мигрантов, определять их поведенческую стратегию в новой социокультурной среде.

В современной психологической литературе существует несколько подходов к исследованию проблемы самосознания, один из которых опирается на анализ итоговых продуктов самопознания, которые выражаются в строении представлений человека о самом себе или "Я-концепции". Я-концепция представляет собой совокупность представлений человека о самом себе и включает убеждения, оценки и тенденции поведения. Ее можно рассматривать как свойственный каждому человеку набор установок, направленных на самого себя. Я-концепция образует важный компонент самосознания человека, она соучаствует в процессах саморегуляции и самоорганизации личности, поскольку определяет интерпретацию опыта и служит источником ожиданий человека.

Глава 2. Исследование Я-концепции и личностных особенностей детей вынужденных переселенцев

2.1 Условия, в которых происходят адаптационные процессы у вынужденных переселенцев и членов их семей

Миграционное поведение переселенцев в своей основе имеет определенный мотив, направляющий его: переселенец желает получить равноправие с коренными жителями, тем самым, подводя базу под право на собственность, право на работу, отдых, образование, жилье и другие социальные блага. На этом правовом поле существенно пересекаются, если не сталкиваются интересы переселенцев и коренных жителей. Как правило, переселенцы занимаются неквалифицированным трудом, длительное время бедны относительно местного населения и полностью зависимы от местной власти, при этом местное население повышает свой социальный статус, переходя на более престижные и квалифицированные работы. Исследования показывают, что социальная адаптация не проходит бесследно для здоровья и детей, и взрослых, причем важнейшим оценочным критерием состояния здоровья является образ жизни, а одним из факторов, в свою очередь, определяющих, образ жизни, является семья. Основными характеристиками семьи являются ее тип и структура, численность, жизненный цикл. Так, на основе оценки условий и образа жизни семьи можно прогнозировать частоту заболеваний у ее членов.

Включенность в переселенческие процессы сопровождается длительным стрессом и приводит к повышению уровня заболеваемости. Многие дети переселенческих семей прибывают из районов, в котором организация медицинского обслуживания была на низком уровне. Поэтому хронические заболевания своевременно не выявлялись, санитарно-гигиеническое просвещение родителей практически отсутствовало. Важнейшим направлением семейной политики в области является забота о здоровье детей вынужденных переселенцев - расширяется сеть социальных учреждений, оказывающих социальную, медицинскую, психолого-педагогическую помощь. Кроме того, переселенцам оказывают помощь некоммерческие, благотворительные организации, национальные землячества, благотворительные фонды, церковь, частные лица.

Специальных медицинских требований к переселенцам в РФ не существует. Врачи, педагоги и социальные работники работают с детьми вынужденных переселенцев, основываясь на данных, предоставленных их родителями. Так как многие из вынужденных переселенцев – выходцы из республик Средней Азии и Кавказа - они недостаточно грамотны и культурны, а также испытывают недоверие к врачам, педагогам и не обладают культурой здорового образа жизни.

По отношению семей переселенцев к своему здоровью и здоровью детей можно выделить следующие типы: 1. Родители внимательны к собственному здоровью и здоровью детей; 2. Родители невнимательны к собственному здоровью и здоровью детей; 3. Родители ведут асоциальный образ жизни и оказывают отрицательное воздействие на детей. Поэтому от определенной части родителей помощи в профилактике детских болезней, лечении детей и ликвидации постстрессового состояния у них не приходится: они не посещают детские учебные, медицинские учреждения, обращаются за помощью только в безвыходной ситуации. При этом следует учитывать то обстоятельство, что, если дети из обеспеченных семей могут получить любую квалифицированную помощь, то дети из малообеспеченных семей могут получить помощь только при получении статуса вынужденного переселенца.

Нами было проведено исследование личностных особенностей и Я-концепции детей вынужденных переселенцев. Исследовательская работа проводилась на базе психологического центра "Росток" (калужский фонд поддержки мигрантов "Жизнь"). В исследовании приняли участие две группы испытуемых: дети мигрантов из стран Ближнего Зарубежья в количестве 20 человек и дети коренных калужан в количестве 20 человек. Возраст испытуемых – 10-12 лет.д.ля получения результатов исследования, максимально отражающих действительное положение вещей подбор второй группы испытуемых осуществлялся по нескольким принципам. Указанные выше характеристики исследовались у детей из малообеспеченных семей, преимущественно с одним родителем, живущих в удаленных от центра районах города и, таким образом, по социальным критериям дети из двух исследуемых групп были приблизительно уравнены.

2.2 Исследование характеристик Я-концепции у детей мигрантов и детей местных жителей

2.2.1 Процедура исследования

На основе изучения литературы по теме исследования, нами были выделены следующие наиболее важные, на наш взгляд, для целей нашего исследования критерии Я-концепции: самооценка, принадлежность к социальным группам, идеологические установки личности, установка на интересы и увлечения. Кроме этого, рассматривалось количество "присоединяющих" и "дифференцирующих" суждений и индекс самоотношения. В качестве исследовательских методик использовались: "экспресс-анализ с помощью моторной пробы" и "20-ть высказываний" М. Куна. После проведения обследования осуществлялось сравнение двух групп респондентов по вышеперечисленным параметрам.

На следующем этапе исследования изучались некоторые личностные особенности детей мигрантов и детей калужан, при этом были рассмотрены следующие категории: 1. Направленность личности (на дело; на себя; на общение); 2. Потребность в достижении.3. Мотивация одобрения. В качестве исследовательских методик использовались: Ориентационная анкета определения направленности личности Б. Басса; шкала оценки потребности в достижении и шкала оценки мотивации одобрения Д. Крауна и Д. Марлоу. После проведения исследования результаты обследования обеих групп также сравнивались между собой.

2.2.2 Описание методик, применявшихся в исследовании

2.2.2.1 Тест "20-ти высказываний" М. Куна

Методика позволяет исследовать дифференцированность самоосознания и особенности самоотношения (Я-концепции), при этом достоинство получаемых нестандартизированных самоотчетов по сравнению со стандартизированными заключается во множественности вариантов самоописания и возможности анализировать самоотношение, выраженное языком самого субъекта, а не навязанное ему исследователем.

Оборудование: бланки с нумерацией 20 позиций, секундомер.

Процедура проведения методики: В течение 12 минут обследуемый должен постараться дать 20 различных ответов на вопросы, обращенные к самому себе: "Кто я такой? " и "Какой я? ". Ответы даются в том порядке, в котором они спонтанно возникают, без акцента на логике и грамотности.

Инструкция: "Перед вами – чистые листы бумаги, на которых вы видите цифры от 1 до 20-ти. В течение 12 минут вы должны будете постараться дать не менее 20-ти различных ответов на вопросы "Кто я? " и "Какой я? " (вопросы записаны на доске). Ваши ответы могут затрагивать так же сферы: "Что я люблю? ", "Что мне не нравится? ", "К чему я стремлюсь? " и т.п. Ответы нужно давать в том порядке, в котором они спонтанно приходят в голову, не заботясь о логике и грамотности. Главное – успеть написать 20 различных ответов".

Обработка результатов.

Подсчитывается общее количество данных ответов.

Оценивается количество "присоединяющих" ответов (указывающих на принадлежность к той или иной категории людей, например, "ученик", "член кружка" и т.п.) и "дифференцирующих" (указывающих на специфический признак – например, "люблю поспать", "хорошо рисую" и т.п.).

Все данные ответы разносятся по категориям: социальные группы (пол, возраст, национальность, социальное членство и т.п.); идеологические установки; интересы и увлечения; самооценка.

Анализируются ответы, попавшие в категорию самооценки: подсчитывается индекс самоотношения – количество положитеьлных самооценочных суждений к отрицательным (оценивается общая характеристика Я-концепции: положительная, отрицательная, неопределенная).

Все данные заносятся в таблицу, вид которой приводится ниже:

Я-концепция (самоотношение)
Общее количество суждений
Присоединяющих Дифференцирующих
КОЛИЧЕСТВО И СОДЕРЖАНИЕ СУЖДЕНИЙ ПО КАТЕГОРИЯМ
Социальные группы - Идеологические установки -

Интересы и

увлечения -

Самооценка -
Общая характеристика Я-концепции - Индекс -

2.2.2.2 Экспресс-анализ самооценки с помощью моторной пробы

Методика удобна быстротой проведения и обработки результатов. Оборудование: секундомер, подготовленные карты для испытуемого (4 штуки). При проведении методики использовалась следующая инструкция: "Посмотрите внимательно на эту карту (карту испытуемого). Нужно будет в течение 10 секунд поставить крестики "+" в максимальном числе маленьких квадратов. Прежде, чем Вы начнете работать – подумайте, сколько маленьких квадратов Вы сможете заполнить? Вы хорошо представляете себе, сколько длятся 10 секунд? Предполагаемое количество заполненных квадратов необходимо записать в верхнем прямоугольнике (цифрой)". Процедура обследования: с каждым ребенком проводятся 4 пробы. В 3-ей и 4-й пробах время выполнения задания уменьшалось до 8 секунд (обследуемый об этом предупреждался). Обработка результатов: сопоставляется число графических элементов, намечаемое для исполнения, с реализуемым в каждой пробе и анализируется целевое расхождение. Средняя величина целевого отклонения (ЦО) подсчитывается по формуле, предполагающее сравнение уровня притязаний (УП) и уровня достижений (УД); индексы – 1, 2, 3, 4 – показывают номер соответствующей пробы.

ЦО = [УП(2) – УД(1)] + [УП(2) – УД(2)] + [УП(4) – УД(3)] 3

2.2.2.3 Ориентационная анкета определения направленности личности Б. Басса

Анкета состоит из 27 пунктов-суждений, по каждому из которых возможны три варианта ответов, соответствующие трем направленностям личностных суждений. Респондент должен выбрать один ответ, который в наибольшей степени выражает его мнение и соответствует реальности, и еще один, который наиболее далек от его мнения, или же наименее соответствует реальности. Ответ "наиболее" получает 2 балла, "наименее" – 0, оставшийся невыбранным – 1 балл. Баллы, выбранные по всем 27 пунктам, суммируются для каждого вида направленности отдельно. С помощью методики выявляются следующие направленности:

Направленность на себя (Я) – ориентация на прямое вознаграждение и удовлетворение, напористость и агрессивность в достижении статуса, властность, склонность к соперничеству, раздражительность, тревожность, интровертированность.

Направленность на общение (О) – стремление при любых условиях поддерживать отношения с людьми, ориентация на общественную деятельность, но часто в ущерб выполнению конкретных заданий или оказанию искренней помощи людям, ориентация на социальное одобрение, зависимость от группы, потребность в привязанности и эмоциональных отношений с людьми.

Направленность на дело (Д) – заинтересованность в решении деловых проблем, выполнение заданий и работы как можно лучше, способность отстаивать в интересах дела собственное мнение, которое полезно для достижения общей цели.

2.2.2.4 Шкала оценки потребности в достижении и мотивации одобрения Д. Крауна и Д. Марлоу

Уровень потребность в достижении и мотивации одобрения был измерен с помощью двух шкальных методик. Первая шкала состоит из 22 суждений, по поводу которых возможны два варианта ответов – "да" или "нет". Вторая шкала состоит из 19 суждений, на которые также возможно два вышеуказанных варианта ответов. Для сравнения двух групп по вышеуказанным критериям и определения значимости различий результатов был использован t-критерий Стьюдента.

2.2.3 Результаты исследования

На первом этапе исследования изучалась Я-концепция детей мигрантов и детей коренных калужан. Результаты обработки данных по методике "20-ти высказываний" М. Куна, представлены в таблицах 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 (Приложение 1). По каждому изучаемому критерию была выдвинута предположение об отсутствии значимых различий между изучаемыми выборками. Для выявления значимости различий между выборками был использован t-критерий Стьюдента. Учитывая результаты статистической обработки данных можно говорить о значительном расхождении показателей по параметрам:


Самооценка (t=6,52) (график 1)


График 1.

Количество дифференцирующих высказываний (t=4,28) (график 2)

График 2.


Количество присоединяющих высказываний (t=4,93) (график 3)

График 3.



"Социальные группы" (t=5,23) (график 4)

График 4.


"Интересы и увлечения" (t=5,96) (график 5)

График 5.

Незначительно расхождение показателей (нулевая гипотеза подтверждается) по критерию "идеологические установки" (t=1,83) (график 6)


График 6.

Также был рассмотрен индекс самоотношения у детей двух групп, и было выявлено значимое расхождение результатов (t=5,84) (график 7).


График 7.

Необходимо отметить ярко выраженную негативную тенденцию самоотношения детей мигрантов по сравнению с детьми коренными калужанами. Результаты рассмотренной методики дополняются результатами методики "Экспресс-анализ самооценки с помощью моторной пробы" (Приложение 2). В ходе наблюдения при выполнении рассмотренной методики было отмечено нежелание детей формулировать суждения о самих себе, а так же негативные эмоциональные реакции на задание методики, которые выражались в следующих высказываниях: "Я не хочу про себя ничего говорить", "Давайте, я лучше напишу про своего друга", "Ой, а можно потом"…


Результаты, полученные в двух группах имеют значимые различия (t=5,33) (график 8)


График 8.

Таким образом, можно сделать выводы о значительном расхождении результатов между двумя группами по критериям: "дифференцирующие высказывания", "присоединяющие высказывания", "интересы и увлечения", "социальные группы", "самооценка" в сочетании с более низкими показателями по данным параметрам у детей мигрантов, свидетельствуют о низкой дифференциации Я-концепции, избегании социальных контактов, общения, отсутствие личных интересов и увлечений у детей мигрантов. Причинами этого могут быть: низкий уровень адаптации детей вынужденных переселенцев, их частичная изолированность от детей местных жителей (психологическая и физическая – преимущественно переселенцы живут в бараках и общаются, в основном, между собой, или снимают квартиры в отдаленных районах города по финансовым причинам) и, как следствие, минимизация социальных контактов. Эти критерии, параметры и вышеуказанные условия жизни, их психологический аспект, объясняют низкую самооценку детей мигрантов.

Нами также были изучены некоторые личностные характеристики детей мигрантов. Рассмотрению подлежали следующие критерии: - направленность на дело; - направленность на себя; - направленность на общение; - потребность в достижении; - мотивация одобрения.


По результатам применения ориентационной анкеты определения направленности личности Б. Басса (Приложение 3) можно говорить о следующем: у детей мигрантов значимо выражена направленность на себя (t=3,24) и на общение (t=4,02) по сравнению с детьми коренных калужан (графики 9, 10).


График 9.

График 10.


Различия по параметру "направленность на дело" между двумя группами выражена слабо (t=1,6), при довольно низких показателях у обеих групп (график 11).


График 11.

Исходя из полученных результатов, можно констатировать следующее: значимые различия наблюдаются по критериям "направленность на себя" и "направленность на общение" между двумя группами и свидетельствует о значимости оценки своего "Я" и значимости социальных контактов у детей вынужденных переселенцев. По нашему мнению, это объясняется: 1. недостатком общения со сверстниками и недостатком внимания со стороны окружающих, в основном близких взрослых, у детей мигрантов; 2. Тем, что акцентуация собственного "Я" и значимости социальных контактов является компенсаторной реакцией в ответ на вышеперечисленные обстоятельства.

Незначительные различия по критерию "направленность на дело" в сочетании с низкими показателями в обеих группах свидетельствуют о низкой значимости данного аспекта в жизни детей и о незначительном влиянии личностной ориентации на дело на ее адаптацию к новым этно - условиям, что, в свою очередь, можно объяснить тем, что ведущей (по Д.Б. Эльконину) деятельностью в избранном нами для исследования возрасте является общение и при выборе приоритетных высказываний в методике направленность на дело, как общая направленность личности этим "угнетается".

При изучении "потребности в достижении" и "мотивации одобрения" использовались соответствующие шкалы теста Б. Басса и нами были получены следующие результаты:


По шкале потребность в достижении результаты у двух групп имеются значимые различия (t=5,24), при том, что у детей мигрантов получены более низкие результаты (Приложение 4, график 12).

График 12.


По результатам применения шкалы "мотивация одобрения" также наблюдается расхождение в результатах (t=4,23), но здесь дети мигрантов получили более высокие баллы (Приложение 5, график13).

График 13.

В результате наблюдения за эмоциональными реакциями детей в ходе выполнения 2-го цикла заданий не было отмечено столь негативных реакций, как в первом случае. Дети в обеих группах с интересом и готовностью приступали к заполнению методик. Следовательно, из этого можно заключить, что у детей не возникает защитной реакции на вышеуказанные характеристики. Так, низкий уровень потребности достижения в сочетании с высоким уровнем мотивации одобрения у детей мигрантов может привести (и часто приводит) к внутриличностной рассогласованности в процессе социальных взаимодействий, общения, обучения. У детей калужан результаты по обеим шкалам приблизительно одинаковы, что говорит о внутреннем комплексном единстве двух рассматриваемых критериев.

Таким образом, можно говорить о значимых различиях между группами детей вынужденных мигрантов и детей коренных калужан по вышерассмотренным критериям. Все критерии можно разделить на 2 группы: составляющие Я-концепции и личностные характеристики, причем в рамках обоих аспектов выявлены различия, которые (с негативным оттенком у детей мигрантов) являются помехой в общении между детьми мигрантов и детьми калужан, и, следовательно, помехой в адаптации переселенцев к новым этнокультурным условиям.

2.3 Программа коррекции Я-концепции и личностных особенностей детей вынужденных переселенцев с целью совладания с акультурационным стрессом

По результатам проведенного исследования была составлена коррекционная программа, значительной часть которой явился тренинг "Толерантность к другим и к себе", предназначенный для проведения в группе, состоящей из детей вынужденных переселенцев из стран Ближнего Зарубежья. Численность группы – 8 человек. Тренинг включает в себя три занятия, по 2 часа каждое. Интервалы между занятиями – 2-3 дня.

Цели тренинга: 1. показать, как отношение к себе связано с толерантностью к другим; 2. показать функциональную роль чувства собственного достоинства в системе самоотношения личности; 3. поддержать процесс формирования у детей позитивной самооценки; 4. дать возможность ребенку осознать свои способности, личностные черты и сопоставить свой портрет с тем, каким его видят окружающие; 5. показать, какими способами можно сделать общение толерантным;

Содержание тренинга:

ЗАНЯТИЕ 1.

Разминка. Упражнение "Построиться по росту"

Цель: повышение уровня сплоченности, взаимопонимания и согласованности действий в группе. Время: 5 минут. Процедура проведения. Участникам группы предлагается закрыть глаза и построиться по росту (другой вариант: встать по кругу). Группа может сделать несколько попыток.

Основное содержание занятия.

1. Упражнение "Кто похвалит себя лучше всех или памятка на "черный день".

Необходимое время: 20 минут. Материалы - бланки с табличками для каждого участника. Процедура проведения. Участники сидят в кругу. Ведущий заводит разговор о том, что у каждого из людей случаются приступы хандры, когда кажется, что ты ничего не стоишь в этой жизни, ничего у тебя не получается, в такие моменты как-то забываются все собственные достижения, радостные события, а ведь каждому есть, чем гордиться. Далее предлагается составить памятку, в которую заносятся достоинства, достижения, способности каждого участника группы. Участникам раздаются бланки с таблицами, в которых они должны самостоятельно заполнить следующие графы: "Мои лучшие черты", "Мои способности и таланты", "Мои достижения"

Ведущий на свое усмотрение предлагает членам группы зачитать свои памятки. Заполненные памятки остаются у участников.

2. Упражнение "Неуверенный – уверенный – самоуверенный"

Необходимое время: 20 минут. Цель: дать опыт проживания психологических состояний неуверенности, самоуверенности, уверенности в себе, исследовать стили общения, соответствующие этим состояниям. Процедура проведения. Участники стоят в кругу. После вводной, ведущий разбивает участников на пары, причем один из партнеров исполняет роль самоуверенного, а другой неуверенного в себе человека. Каждый из них должен принять такую позу, чтобы всем было видно, кто какую роль исполняет. Тот, кто играет роль самоуверенного человека, рассказывает партнеру о том, что ему дает ощущение превосходства, описывая позу, голос, манеру общаться, мысли, поступки (которые он может совершить). В свою очередь, неуверенный рассказывает о себе по тому же плану. Затем участники обмениваются ролями и повторяют процедуру вновь. После этого ведущий предлагает обоим партнерам попробовать почувствовать себя уверенными людьми, которые ни над кем не главенствуют, но и не чувствуют себя хуже других.

Рефлексия по вопросам: Как общаются с другими неуверенные и самоуверенные люди? Какое они производят впечатление? Каковы основные характеристики уверенного в себе человека? Чем он отличается от самоуверенного? Часто ли вы встречали уверенных в себе людей? Расскажите о своих чувствах в роли уверенного, неуверенного и самоуверенного человека.

3. Упражнение "Нобелевская премия".

Необходимое время: 30 минут. Цель: повышение социальной компетентности детей, работа с мечтами и фантазиями о будущем. Материалы: бумага, письменные принадлежности, карандаши, маркеры, скотч, кнопки, пластилин. Процедура проведения: Ведущий рассказывает участникам о Нобелевской премии, а затем предлагает игровую ситуацию: Представьте себе, что вы – известный ученый, писатель или общественный деятель. Нобелевский комитет принял решение о присуждении вам почетной премии. Торжественное вручение премии предполагает ответное выступление лауреатов – это является давней традицией. Через некоторое время желающие получат возможность выступить на церемонии вручения премии с ответной речью. Выберете номинацию, по которой вы хотели бы получить премию, и подготовьте выступление. Можете использовать следующую схему. Ведущий записывает на доске вопросы, на основе которых участники группы могут построить свое выступление: 1. Опишите сделанное открытие, научное достижение или литературное произведение.2. Объясните, почему ваш вклад в науку, литературу или дело мира получил такую высокую оценку.3. Выразите слова благодарности тем, кто помог вам добиться подобного результата в работе.4. Расскажите о ваших планах на будущее. Время на подготовку – 10 минут.

Речь каждого лауреата вознаграждается аплодисментами. После выступления участники группы задают свои вопросы "лауреату". Члены группы, которые не успели представить свои достижения, могут кратко назвать свою номинацию и объяснить, за что они получают премию.

Рефлексия занятия: Как отношение к самому себе влияет на отношение к другим людям? Легко ли было обнаружить в себе какие-нибудь положительные черты, способности и похвалить себя?

ЗАНЯТИЕ 2.

Разминка. Упражнение "На какого сказочного героя я похож? "

Необходимое время: 10 минут. Цель: Возможность самовыражения и самораскрытия в метафорической форме, получение обратной связи от участников группы, формирование навыков точного межличностного восприятия. Материал: мяч. Процедура проведения. Ведущий предлагает одному из присутствующих выбрать среди участников группы человека, вызывающие у него ассоциации с каким-нибудь персонажем из сказки или героем мультфильма, и бросить ему мяч. При этом нужно сказать, кого именно напоминает ему данный участник. Участник ловит мяч и бросает его другому, называя персонаж, с которым ассоциируется этот человек, и так до тех пор, пока мяч не побывает у каждого. Далее надо попросить членов группы запомнить, от кого они получают мяч и что им при этом говорят. Последний участник, к которому попал мяч должен бросить его человеку, от которого мяч только что был получен и высказать свое мнение относительно его ассоциации. Цепочка продолжается таким образом раскручиваться в обратном направлении.

Основное содержание занятия.

1. Упражнение "Пять добрых слов"

Необходимое время: 15 минут. Цель: Получение обратной связи от группы, повышение самооценки, самопознание, возможность сделать приятное другому человеку. Материалы: принадлежности для рисования. Процедура проведения. Участники разбиваются на подгруппы по четыре человека (произвольно). Инструкция: Каждый из вас должен обвести свою руку на листе бумаги и на ладошке написать свое имя. Потом вы передаете лист соседу справа, а сами получаете рисунок от соседа слева. В одном из пальчиков полученного чужого рисунка вы пишете какое-нибудь привлекательное на ваш взгляд, качество его обладателя. Другой человек делает запись на другом пальчике и т.д., пока лист не вернется к владельцу. Упражнение можно продолжить. Когда будет сделано по 4 надписи, тот участник, которому принадлежит рисунок, подписывает пятую. Ведущий собирает рисунки и зачитывает "комплименты", а группа должна догадаться, кому они предназначаются. В конце упражнения участники забирают листы со своими "ладошками", еще одну памятку на "черный день".

Рефлексия: Какие чувства, когда читал надписи на своей "руке"? Все ли достоинства, о которых написали другие, были тебе известны?

2. Упражнение "Что моя вещь знает обо мне"

Необходимое время: 20 минут. Цели: самораскрытие, самопознание, повышение внутригруппового доверия. Процедура проведения. Участники сидят в кругу. Один из участников берет в руки какой-то из своих предметов и от лица этого предмета рассказывает о своем хозяине. Таким же образом рассказывают о себе все участники группы. При обсуждении ведущий подчеркивает, что умение раскрыться перед другими – важнейшее личностное качество, способствующее установлению близких отношений с людьми. Если человек предпочитает не рассказывать о своих переживаниях и впечатлениях, неудачах и надеждах, это создает у других впечатление его благополучия и успешности, но платой за это становится невозможность построения искренних отношений, неумение попросить о помощи.

3. Упражнение "Какой Я? "

Необходимое время: 30 минут. Цель: дать возможность подростку осознать себя и увидеть, насколько соответствует его Я-образ тому, каким его видят окружающие. Процедура проведения. Каждый получает лист бумаги и делит его на 4 части. В первой части участник дает 5 ответов на вопрос "Каков Я? ". Во второй части 5 ответов на вопрос "Какой я в глазах близкого человека? ". В третьей части каждый участник записывает ответы на вопрос "Какой я, по мнению моего соседа слева? ". Записи должны быть сделаны достаточно быстро. Затем участники сворачивают свои листы так, чтобы их ответов не было видно, и передают их соседу слева. Таким образом, каждый участник получает лист от соседа справа. На оставшейся части листа он должен дать ему пять характеристик. После этого ведущий собирает листы и перемешивает их. По очереди зачитываются характеристики из последнего столбика, а группа должна угадать, о ком идет речь. Затем обсуждается, насколько группа согласна с этим портретом. Затем листы возвращаются участникам и они сравнивают все четыре набора ответов, самостоятельно анализируя их сходство и различие.

Рефлексия: Удалось ли вам на этом занятии узнать о себе что-то новое, ранее неизвестное? Насколько хорошо вы, на ваш взгляд знаете себя?

ЗАНЯТИЕ 3.

Разминка. Упражнение "Это здорово! "

Необходимое время: 7 минут. Цель: повышение самооценки, получение поддержки от группы. Процедура проведения. Участники группы стоят в кругу. Инструкция: Сейчас кто-нибудь из нас выйдет в круг и скажет о любом своем качестве, умении или таланте. В ответ на каждое такое высказывание все те, кто стоит в кругу, должны хором ответить "Это здорово! " и одновременно поднять вверх большой палец. В круг участники выходят по очереди.

Основное содержание занятия.

1. Упражнение "Порадуй меня"

Необходимое время: 15 минут. Цель: Развитие социальной интуиции, чувствительности, понимания другого человека. Процедура проведения. В центр круга приглашается один из участников. Предполагается, что у него сегодня день рождения. Задача всех остальных – доставить ему радость. Каждый из участников решает, что ему подарить – вещь, или событие, или что-то другое (например, гоночный автомобиль, кругосветное путешествие, виллу на побережье, пятерку по математике). Тот, чей подарок окажется самым удачным, получает в награду улыбку от "именинника". Затем становится "именинником" и получает подарки другой участник.

2. Упражнение "Замороженный"

Цель: совершенствование навыков эмоционального контакта. Процедура проведения. Участники разбиваются на пары. В каждой паре один участник играет роль "замороженного", а второй – "реаниматор". По сигналу ведущего "замороженный" застывает в неподвижности. В течение одной минуты "реаниматор" должен оживить его, при этом он не имеет права ни прикасаться, ни обращаться к замороженному со словами. Он может действовать только при помощи взгляда, мимики, пантомимы. Критерий "размораживания" - изменение в выражении лица, улыбка или смех "замороженного".

3. Упражнение "Как быть толерантным в общении".

Необходимое время: 20 минут. Цель: обучение конструктивным способам выхода из конфликтных ситуаций, понимание "самого себя". Процедура проведения. Каждый из нас время от времени попадает в конфликтные ситуации. Каждый по-своему выходит из подобных ситуаций – кто-то обижается, кто-то дает сдачи, кто-то пытается найти конструктивное решение. Можно ли выйти из конфликтной ситуации с помощью толерантного поведения, сохранив собственное достоинство и не унизив другого? Ведущий предлагает кому-нибудь из участников группы вспомнить и рассказать ситуацию, когда его или кого-нибудь из его знакомых обидели. Этот участник выступит в роли того, кого обидели, а другой в роли обидчика. Участники должны разыграть эту сцену. Используя предложенную ниже схему, "обиженный" попытается достойно выйти из ситуации.

Алгоритм достойного выхода из сложной ситуации: Начать разговор с конкретного и точного описания ситуации, которая не устраивает. Выразить чувства, возникшие в связи с этой ситуацией и поведением человека по отношению к тебе. Сказать человеку, как бы тебе хотелось, чтобы он поступил. Предложить ему другой вариант поведения, устраивающий тебя. Сказать, как ты себя поведешь в случае, если человек изменит свое поведение.

Рефлексия: участники группы высказывают свое мнение о том, чей выход из ситуации оказался наиболее удачным и почему.

4. Упражнение "Я-высказывания / Ты-высказывания" (продолжением и закреплением предыдущего)

Необходимое время: 10 минут. Цель: Научиться толерантно (в неагрессивной, безоценочной манере) выражать свои негативные чувства, такие, как недовольство. Обида, огорчение и пр.; сделать общение более непосредственным и свободным. Процедура проведения. Ведущий объясняет разницу между Я-высказываниями и Ты-высказываниями. Например, использование в речи Я-высказываний делает общение более непосредственным, помогает выразить свои чувства, не унижая другого человека. Я-высказывание предполагает ответственность говорящего за свои мысли и чувства ("Я очень беспокоюсь, если ты приходишь домой поздно"). Если мы используем Ты-высказывания, то человек, к которому мы обращаемся, испытывает негативные эмоции: гнев, раздражение, обиду. Использование Я-высказываний позволяет человеку выслушать вас и спокойно вам ответить. Ведущий просит составить Я-высказывания, для предложенных ситуаций: 1. Твой друг (подруга) попросил(ла) у тебя одежду и порвал(ла) ее.2. Твой младший брат изрисовал ручкой твои учебники.3. Твои друзья пошли в кино, а тебя не позвали.4. Твой учитель незаслуженно обвинил тебя в том, что ты списал контрольную у соседа.5. Вы с другом договорились встретиться на улице. Ты прождал(ла) его пол часа, а он так и не пришел.6. Тренер сказал, что ты пропускаешь тренировки, поэтому он отчисляет тебя из команды.

Рефлексия: О каких способах толерантного общения вы сегодня узнали? Как вы считаете, какое поведение характерно для вас при разрешении конфликтных ситуаций? Каковы преимущества толерантного общения?

В заключение цикла занятий была проведена беседа с каждым участником группы, направленная на выяснение эффективности проделанной работы. Ситуация во многом смягчилась, т.к изменилось само отношение детей вынужденных переселенцев к окружающим людям, экономической и политической ситуации в регионе.

Заключение

Выполненная работа посвящена проблеме адаптации детей мигрантов, приехавших в Россию из стран Ближнего Зарубежья, в связи с акультурационным стрессом. Проблема актуальна в связи с тем, что за последние годы резко возросло количество вынужденных переселенцев в Россию из стран Ближнего Зарубежья. Психологическая адаптация – одна из основных проблем, с которыми сталкиваются мигранты. Проблемы адаптации к новым условиям в первую очередь затрагивают детей вынужденных переселенцев. Если взрослые люди, несмотря на проблемы, могут осознать необходимость перемен и примириться с этим, то детская психика часто не выдерживает напора травмирующих ситуаций и напряженной обстановки. При вхождении в новую культуру так же решающую роль играет социализация. Это процесс, в ходе которого культура определенного общества передается новому поколению. Он осуществляется одновременно с развитием самосознания личности. Ребенок приучается смотреть на себя так, как на него смотрят другие, и признавать роли других. В разных социокультурных условиях этот процесс приобретает различные оттенки и имеет различные особенности. Эти особенности оказывают влияние как непосредственно на социализацию, так и на психологический аспект становления и развития личности, находящейся в той или иной этнокультурной среде.

Уже к концу XIX века был накоплен внушительный банк данных этнопсихологических и этнографических характеристик народов России, ставший результатом проведенных ранее серьезных исследований, которые в 20-30-х годах XX века были широко использованы в психологических и педагогических изданиях. В это же время исследовали теорию этнопсихологии и занимались изучением конкретных национально-психологических особенностей Л.С. Выготский, В.М. Бехтерев, А.Р. Лурия, Д.Н. Овсянико-Куликовский, А.А. Потебня, Г.Г. Шпет. В рамках нашей работы были рассмотрены концепции различных отечественных и зарубежных авторов по проблеме акультурационого стресса вынужденных переселенцев и членов их семей (У. Джемс (9), Р. Бернс (5), Н.М. Лебедева (15), Г.У. Солдатова (31), Т.Г. Стефаненко (33, 34) и др. по следующим проблемам: 1. Социально-психологическая адаптация детей вынужденных переселенцев к новой этнической среде; 2. Я-концепция и ее место в психической жизни человека.

Целью нашей работы было изучение особенностей адаптации вынужденных переселенцев к новым социокультурным условиям. Исследование охватывало 40 детей (20 детей мигрантов и 20 детей калужан) в возрасте от 9 до 13 лет.

В результате исследования выяснилось, что:

Этничность является составляющей самосознания личности и имеет огромное значение в психической жизни человека. Этнические аспекты играют большую роль в адаптации к новым социокультурным условиям в новой этнопсихологической среде.

Этническая идентичность и этнические стереотипы оказывают влияние на личностные установки человека и являются важным фактором приспособления как к своей, так и к чужой этнической среде.

Составляющие Я-концепции и их характеристики оказывают влияние на процесс адаптации мигрантов к новым условиям.

После проведения исследовательской работы мы выяснили, что показатели по некоторым параметрам Я-концепции у детей переселенцев значимо отличаются от аналогичных параметров у детей коренных калужан.

Личностные характеристики у детей из двух исследуемых групп имеют значимые различия, во многом объясняющие трудности адаптации и затруднения в ликвидации последствий акультурационного стресса.

Различия в вышеуказанных параметрах у детей вынужденных переселенцев и детей калужан в сочетании с негативным акцентом в результатах мигрантов, могут служить как причиной, так и следствием проблем психологической адаптации к новым условиям. На успешность адаптации к другим социокультурным и этническим условиям жизни влияет совокупность различных аспектов, притом, это как социальные, политические, культурные, этнические, экономические, так и психологические аспекты адаптационного процесса.

По итогам исследования была разработана тренинговая программа, направленная на формирование положительной Я-концепции и коррекцию некоторых характеристик самосознания, представляющая собой цикл упражнений, состоящий из 3 занятий по 1,5 – 2 часа каждое. Были сформулированы цели, задачи каждого упражнения и в каждое занятие входит по 3 – 4 упражнения. Мы считаем, что проведение разработанной программы с детьми вынужденных переселенцев повысит эффективность их социальной и психологической адаптации.

Как уже отмечалось выше, проблемами социально-психологической адаптации мигрантов к новым условиям в России стали заниматься сравнительно недавно. Социальная и политическая обстановка в России и странах Ближнего Зарубежья способствует повышению спроса на исследования по этой теме и результаты их находят практическое применение, направленное на психологическую адаптацию и социализацию вынужденных мигрантов и членов их семей.

Литература

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: АПН РСФСР, 1979.

2. Аксентьев В.А. Этническая конфликтология. – Ставрополь, 1996.

3. Ананьина Л.Е., Москалева Л.Л. Проблемы организации медико-социальной помощи семьям вынужденных переселенцев в Красноярском крае. // Материалы всероссийской конференции "Социальное здоровье детей и молодежи как национальная идея современной России". – М.: Консорциум "Социальное здоровье России", 2001. –С.13-14.

4. Ананьев Б.Г. К постановке проблемы развития детского самосознания. - Известия АПН РСФСР, вып.18. - М., 1948.

5. Бахур В.Т. Это неповторимое "Я". - М., 1982.

6. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. - М., 1986.

7. Бодалев А. А Восприятие и понимание человека человеком. - М., 1982.

8. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии. 1979. №4. С.23-24.

9. Выготский Л.С. Педология подростка: проблемы возраста // Собр. соч.: в 6 т. Т.4., 1983.

10. Джемс У. Личность // Психология самосознания. Хрестоматия. – Самара: Издательский Дом "БАХРАХ-М", 2000. - С.7-13.

11. Дубровина И.В. Школьная психологическая служба. - М., 1991.

12. Идентичность и конфликты в постсоветских государствах / Ред. Олкотт М.Б. - М., 1993.

13. Касьянова К.Н. О русском национальном характере. – М., 1996

14. Королев С.И. Вопросы этнопсихологии. – м., 1996.

15. Кун М., Макпартленд Т. Кто Я? // Психология самосознания. Хрестоматия. – Самара: Издательский Дом "БАХРАХ-М", 2000. - С.460-468.

16. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций - М., 1993.

17. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М. . 1975.

18. Методики психодиагностики в спорте / В.Л. Марищук, Ю.М. Блудов, В.А. Плахтиенко, Л.К. Серова. -М.: Просвещение, 1990.

19. Мир детства: Юность / Ред.А.Г. Хрипкова. – М., 1988.

20. Мудрик А.В. В поисках своего “Я” // Семья и школа. 1998. №10.

21. Пантилеев С.Р. Самоотношение // Психология самосознания. Хрестоматия. – Самара: Издательский Дом "БАХРАХ-М", 2000. - С. 208-219.

22. Психологическая диагностика детей и подростков / Под ред.К.М. Гуревича, Е.М. Борисовой. -М., 1995.

23. Психологические тесты / Ред.А. А. Карелин: В 2 т. – М., 2001.

24. Рабочая книга школьного психолога / Ред. И.В. Дубровина. - М., 1991.

25. Развитие национальной, этнолингвистической и религиозной идентичности у детей и подростков. – М.: ИП РАН, 2001.

26. Романова О.Л. Этническая идентичность. – М., 1994.

27. Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды. – М., 1997.

28. Сарджвеладзе Н.И. Самоотношение личности // Психология самосознания. Хрестоматия. – Самара: Издательский Дом "БАХРАХ-М", 2000. - С.174-187.

29. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. – М., 1994.

30. Смелзер Р. Проблемы миграции и этнических катаклизм / Ред. Гладов Д.В. – М., 1994.

31. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. - М., 1989.

32. Солдатова Г.У. Этническая идентичность // Психология самосознания. Хрестоматия. – Самара: Издательский Дом "БАХРАХ-М", 2000. - С.656-665.

33. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. - М. . 1972.

34. Стефаненко Т.Г., Шлягина Е.И., Ениколопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. – М., 1993.

35. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. – М., 1997.

36. Столин В.В. Самосознание личности. - М. . 1983.

37. Фопель К. Психологические группы: Рабочие материалы для ведущего: практическое пособие – М.: Генезис, 2000.

38. Фрейд З. Я и Оно. Кн.1,2. Тбилиси, 1991.

39. Фрейнкман-Хрусталева Н.С., Новиков А.И. Эмиграция и эмигранты: история и психология. – СПб., 1995.

40. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. - М. . 1977.

41. Шорохова Е.В. Социальная детерминация поведения. // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. –М., 1976.

42. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Ред. Толстых А.В. - М.: Мысль, 1996.