регистрация / вход

Психологические особенности личности преступника

Психологические характеристики личности преступника. Типология личности преступника: насильственный и корыстный типы. Психологические особенности преступников-профессионалов, неосторожных преступников. Психология несовершеннолетних правонарушителей.

1.Психологические характеристики личности преступника

Характеризовать личность преступника — значит исследо­вать и определить типологические криминогенно значимые ка­чества индивида.

Психология личности преступника — совокупность социально негативных, типологических качеств индивида, обусловивших со­вершенное им преступное деяние определенного типа и вида.

Преступления совершаются не из-за роковой предрасполо­женности индивида к преступному поведению и даже не из-за того, что индивид не хочет или не понимает, что надо жить добропорядочно, а в результате того, что у данной личности упрочилась система смысловых образований, которая обуслов­ливает ее извращенное отношение к определенной стороне со­циальной действительности.

Оценивая личность человека, совершившего преступление необходимо выявить доминирующие побуждения и обобщенные способы его жизнедеятельности, образующие общую схему его поведения, стратегию его жизнедеятельности. Человеческое поведение организуется определенными исходными ценностны­ми позициями личности. Человеческий выбор целей и средств их достижения определяется самосознанием субъекта, самосанкционированием избираемых целей и способов поведения.

Ведущим системообразующим фактором типа личности являет­ся механизм ее смыслообразования. Человек ведет себя в соот­ветствии с тем смыслом, который он придает результатам свое­го поведения. О человеке можно судить лишь по его поступкам, в которых проявляется его смысловое отношение к действитель­ности. Сам человек может даже и не осознавать всю систему личностных смыслов, часть из них подсознательна. Однако любое сознательное действие человек санкционирует как дейст­вие, полезное и необходимое для себя, т. е. как личностную ценность.

В ценностном смыслообразовании поведения преступников существует общий дефект, состоящий в неадекватной оценке ими личной полезности преступного деяния. Более или менее осознавая свою антисоциальную сущность, преступники обычно выдвигают систему самооправдательных мотивов и нейтрализуют те социальные ценности, которые препятствуют достижению пре­ступных целей. Снятие с себя ответственности на основе само­оправдания своих действий — одна из характерных особеннос­тей большинства преступников.

В связи с отчуждением от социальных ценностей преступ­ник прибегает к психическим декомпенсациям, к системе псевдозамещений, создающих внутреннее душевное равновесие. Причины своего преступного поведения преступник видит не в своих отрицательных качествах, а во внешних обстоятельствах, поведении других людей. Совершение преступного деяния со­вмещается, как правило, с высокой самооценкой преступника. Это свидетельствует о неадекватности оценок преступников, глубоких нарушениях в ценностнообразующей сфере их лич­ности.

Самооправдание преднамеренного преступления происходит различными способами: 1) утрированием виновности жертвы; 2) обесцениванием общественных и правовых норм путем про­тивопоставления их нормам референтных, антисоциальных групп (банды, воровской шайки); 3) перенесением ответствен- ности на других лиц, оправданием сложившимися обстоятельствами и т. п.

Подлинные исходные мотивы поведения преступника могут трансформироваться, видоизменяться, маскироваться, оформляться в приемлемом для него виде. Беспринципность и корыстолюбие, тщеславие и цинизм ревность и мстительность, а также другие личностные пороки лежат в основе мотивационной направленности преступника

Мотивационно-потребностная сфера преступников крайне примитизирована, их действия очень часто совершаются на низ­ком импульсивно-установочном уровне регуляции. Мотивация таких действий свернута, что и создает иногда видимость безмо­тивного преступления.

Потребности большинства преступников также имеют харак­терные особенности. Социализированная личность не может су­ществовать только на уровне потребления. Ее психическое раз­витие предполагает смещение центра потребностей на созида­ние, саморазвитие и самореализацию. Но это существенно важное качество социализированной личности не сформирова­но у большинства преступников.

Потребности лиц, совершивших преступления, отличаются узостью, ограниченностью, материально-утилитарной односто­ронностью, недоразвитостью социально-положительных видов потребностей (в труде, нравственном поведении), гипертрофированностью потребностей низшего уровня, превышением среднего стандарта их удовлетворения, извращенностью (половые извра­щения, наркотическая зависимость и др. ).

Для многих преступников характерны стихийно возникающие побуждения, их зависимость от случайных ситуаций. Дезинтегрированность целостно-регуляционной системы личности — основ­ная отличительная особенность большинства преступников. От­дельные эгоистические устремления преступников, вырываясь из общих социально-позиционных связей, становятся антисо­циальными, они могут регулировать поведенческую систему личности на подсознательном, установочном уровне.

Поведение многих преступников полезависимо. Полезависимое поведение — поведение, при котором субъект импуль­сивно реагирует на стимулы, обладающие для него релевантной побудительной силой. Оно часто совершается без предваритель­ного формирования целей, а следовательно, и без осознанных мотивов.

Личность преступника характеризуется совокупностью сле­дующих признаков:

1) видом совершенного преступления: объектом преступного посягательства, тяжестью и характером преступных послед­ствий, совершением преступления впервые, случайно, повтор­но, систематически;

2) формой вины, мотивом и целью преступления;

3) способом совершения преступления как показателем ин­тенсивности антисоциальной направленности преступника;

4) ситуацией и поводом совершения преступления;

5) отношением преступника к совершенному деянию — по­ведением после совершения преступления (явка с повинной, уклонение от следствия и суда, оговор невиновных, помощь или противодействие следствию, поведение во время отбывания наказания).

Совокупность указанных признаков характеризует тип лич­ности преступника.

Из этого понятия необходимо исходить для понимания ме­ханизмов поведения преступника.

2.Типология личности преступника

В основе криминально-психологической классификации лич­ности преступников лежат доминирующие позиции личности, ее побуждения, мотивы, устойчивые цели и способы совершения пре­ступления, мера десоциализированности личности, характер ее антисоциальной направленности. В совершении преступного деяния поведенческий тип личности — основная его причина, которая требует компетентно анализа.

В типологии личностей преступников различаются три градации: 1) общий тип преступника; 2) личность преступника определенной категории; 3) личность преступника определен­ного вида. Эти градации соотносятся между собой как общее особенное и единичное.

Поскольку социальным ядром личности являются ее направ­ленность, система жизненных отношений, мотивационно-ценностная ориентация, то это ядро и должно определять тип пре­ступника.

Критерием типического в преступнике является мера его асоци­альной, антисоциальной деформации, характер социально-ценностной деформации и дефекты психической саморегуляции. По пер­вому критерию можно выделить три типа преступников: 1) антисоциальный (злостный); 2) асоциальный (менее злостный); 3) характеризующийся дефектами психической саморегуляции(случайный).

По второму критерию можно установить три категории пре­ступников: насильственную, корыстную и корыстно-насильствен­ную. Внутри этих групп преступлений выделяются конкретные виды преступников— воры, расхитители, спекулянты, мошен­ники, грабители, убийцы и т. п.

По содержанию ценностно-ориентационной направленности личности мы выделяем следующие группы преступников.

I. Преступники с антисоциальной корыстной направленностью.

Эта группа преступников посягает на основное достояние общества — распределение материальных благ в соответствии с мерой и качеством затраченного труда. Здесь выделяются четы­ре подгруппы преступников:

1) корыстно-хозяйственная (фальсификация товаров, игно­рирование налогообложения, лицензирования и др.);

2) корыстно-служебная (хищения путем злоупотребления служебным положением, обмана клиентов, вымогание взя­ток);

3) воры — лица с корыстными посягательствами, связанными с тайным похищением имущества (кражи);

4) мошенники (подделка документов, обманное вымогательство и т. п.)

II. Преступники с антисоциальной корыстно-насильственной направленностью- лица с корыстными посягательствами со­единенными с насилием над личностью (насильственное вымо­гательство, грабежи, разбойные нападения).

III. Преступники с антигуманной, агрессивной направленностью с крайне пренебрежительным отношением к жиз­ни, здоровью и личному достоинству других людей.

В этой группе выделяются следующие четыре подгруппы:

1) хулиганы;

2) злостные хулиганы;

3) лица, причиняющие ущерб чести и достоинству личности путем оскорблений и клеветы;

4) лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности — убийства, изнасилования, причинение теле­сных повреждений.

По психорегуляционному основанию выделяется тип лично­сти преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции, — лица, совершившие преступление впервые и в результате случайного стечения обстоятельств; совершенное преступление противоречит общему типу поведения данной личности, случайно для нее, связано с отдельными дефектами психической саморегуляции. Это лица, не сумевшие противо­стоять криминогенной ситуации; их личностной особенностью являются низкий уровень самоконтроля, ситуативная обуслов­ленность поведения.

Этот тип преступников с дефектами саморегуляции подразде­ляется на четыре разновидности:

1) лица, допускающие преступную халатность, бездействие;

2) лица, совершающие преступления в результате чрезвычай­ной самонадеянности;

3) лица, совершающие преступления в результате сильного Душевного волнения и в ответ на неправомерные действия дру­гих лиц;

4) лица, совершающие преступления в силу повышенной ситуативной дезадаптации.

Наряду со степенью десоциализации и дефектами ценност­ной направленности следует различать личность преступника-индивидуалиста и личность преступника— члена преступной группы. В последнем случае существенным криминально зна­чимым признаком преступника являются его групповой статус, ролевая функция в преступной группе.

3. Насильственный тип преступника

Основные характерные черты лиц, совершающих насиль­ственные преступления, — деформация системы базовых соци­альных ценностей, дефектность социальной идентификации, эмоциональная тупость, импульсивная агрессивность. Лица, ви­новные в убийствах, телесных повреждениях, истязаниях, изна­силованиях, хулиганских действиях, отличаются крайней десо-циализированностью, стереотипизированностью асоциальных поведенческих схем, во многих случаях страдают алкоголизмом. Для их поведения характерны крайний эгоцентризм, стремле­ние к немедленному удовлетворению спонтанно возникших желаний, примитивизм и цинизм. В насилии они усматривают единственное средство разрешения конфликтов. Для этих лиц характерно широкое использование средств психологической самозащиты — самооправдание ими своего антисоциального поведения, переложение вины на потерпевшего и внешние об­стоятельства.

Негативные качества данной категории преступников фор­мируются в крайне отрицательных условиях микросреды, в ус­ловиях пониженного социального контроля. Существенные факторы формирования этого поведения — эмоциональная депривация в детстве, отчуждение от семьи и социально-положи­тельных групп. В их жизнедеятельности агрессивное поведение постоянно оказывалось предпочтительным — формировалась устойчивая готовность к нанесению ущерба другим людям.

В насильственных преступлениях часто проявляется жесто­кая агрессивность: причиняются тяжелые физические и психи­ческие травмы. Этот тип агрессивного поведения свидетельству­ет о глубокой личностной деформации преступника, о сформи­рованности у него устойчивой установки на агрессивное поведение, на постоянную готовность наносить ущерб людям, о крайне пониженном социальном самоконтроле личности. Ука­занные личностные дефекты в ряде случаев усугубляются алко­голизмом, перенесенными черепно-мозговыми травмами, пси­хическими заболеваниями. Поведение этих лиц в конфликтных для них ситуациях, содержащих личностно-критические признаки, характеризующиеся следующими особенностями: неспособность сдержать первое агрессивное побуждение, прогнозировать развитие конфликта и последствия агрессивных действий, невладение системой поведенческих приёмов адаптированного выхода из конфликтной ситуации данного типа.

Большинство насильственных преступлений, совершаемых несовершеннолетними, связано с импульсивной агрессивнос­тью. В групповых насильственных преступлениях агрессия час­то совершается под влиянием группового давления, групповых традиций.

В плане взаимодействия с потерпевшим насильственные преступления можно подразделить на две разновидности: 1) жертва не причастна к агрессивности преступника; 2) потер­певший провоцировал конфликтное взаимодействие с преступ­ником; агрессивность преступника возникла в ходе развития межличностного конфликта, острого противоборства актуали­зированных интересов, установок и целей потерпевшего и ви­новного, в результате интерактивного антагонизма.

Злостный тип насильственного преступника отличается стереотипизированностью агрессивного поведения, устойчивой направ­ленностью данного индивида на совершение насильственных деяний. Для злостных типов насильственных преступников аг­рессивность — доминирующий способ их самоутверждения, а жес­токость деяния — самоцель. Этот тип поведения находит устой­чивое признание в криминализированной микросреде. Теряя остатки социальной ответственности, злостные насильственные преступники не останавливаются даже перед убийством.

Исследования показывают, что труднее всего выявить типы убийц. Побуждения убийц разнообразны: убийства из хулиган­ских побуждений, корысти и мести, ревности и зависти, страха и гнева. Наиболее опасны убийцы, проявляющие особую жес­токость и цинизм, обычно совершающие убийства при разбой­ном нападении, актах мести, в целях избавления от ненавист­ных лиц (злостные убийцы).

Злостный убийца — особый психологический тип преступни­ка. Его крайне примитивная жизненная ориентация, амораль­ность, преобладание квазипотребностей обусловливают и край­не примитивные способы действий. Это обычно лица, ранее судимые, не ресоциализированные в местах лишения свободы и не имеющие значительного социального статуса. Повседневное их поведение асоциально, осуществляется в условиях крими­нальной субкультуры. Испытывая хроническую эмоционально-психическую напряженность, тревожность, они готовы к им­пульсивной разрядке по самым незначительным поводам.

Глубокая антиобщественная деформация всей структуры лич­ности — такова основная особенность злостного убийцы.

Общие психические особенности этого типа преступников: примитивизм, цинизм, крайняя агрессивность, импульсивность, безответственность, убежденность в безнаказанности насиль­ственных действий, завышенный уровень притязаний, самооправ­дание своих действий.

Психологическая особенность случайного убийцы — дефекты его психической саморегуляции. Причинение смерти потерпев­шему является для него трагической случайностью. Но, по су­ществу, эта случайность не случайна. В ней — неспособность личности социально-адаптированно выходить из критических, остроконфликтных ситуаций. Как правило, такого рода убий­ства происходят на фоне длительного накопления отрицатель­ных эмоций, переносимых страданий. Не видя нравственно-положительных и правомерных способов защиты, индивид при­бегает к крайнему средству в результате нестерпимого отчаяния, безысходности своего невыносимого положения, неверия в воз­можность правомерного выхода из жизненной коллизии.

Отдельные случайные убийства совершаются внезапно, в экстремальных ситуациях, особенно в состоянии аффекта (ис­пуга, страха, ужаса).

К насильственным относятся сексуальные преступления. Во всей популяции сексуальных преступников доминирующим психическим качеством является сексуальная агрессивность — устойчивая склонность причинения жертве кроме полового на­силия еще и физического ущерба, нередко — лишение жизни. Это свидетельствует о психопатическом отклонении личности. Сексуальные перверсии (извращения) у лиц с психическими аномалиями формируются под влиянием различных факторов — генетических, эндокринных, неврогенных и психофизиологи­ческих. Ряд авторов связывает сексуальные перверсии психофи­зиологической этиологии с личностной дисгармонией.

Среди психических факторов сексуальной девиации отметим дефекты семейного воспитания, ранние детские конфликты, невротизацию и психопатизацию личности, психическую закомплектованность, нарушение сексуальной аутоидентифика-ции, психосексуальные травмы, раннюю сексуальную инициа-цию, формирование вульгарных сексуальных представлений девиантную инициацию.

Убийцы на сексуальной почве, как правило, психопаты, сек­суально фрустрированы, конфликтны, малоспособны к соци­альным контактам, психотравмированы неудачными контактами с женщинами, нередко — гипосексуальны, что обусловливает их восприятие женщины как сексуально угрожающего объекта.

4. Корыстный тип преступника

Типы корыстных преступлений разнообразны. Основной психологической особенностью корыстных преступ­ников является деформация их потребностной сферы — утилитар­ные потребности блокируют потребности высших уровней, в пове­дении личности доминируют гипертрофированные корыстные побуждения, удовлетворение которых невозможно для них пра­вомерными способами.

Лица, совершающие кражи, относятся к наиболее социально запущенной категории правонарушителей. Их преступное пове­дение возникает раньше, чем у преступников других категорий. Воры обладают большим криминальным опытом, сложившими­ся взглядами и стереотипами антиобщественного поведения. Их поведение отличается стабильной криминальной полинаправ­ленностью. Воры обычно одновременно и хулиганы, и пьяни­цы. Их потребности и интересы крайне ограниченны и прими­тивны, отчуждены от социальных ценностей. Их социальная дезадаптация обычно усугубляется отсутствием семьи, специ­альности, постоянной работы и постоянного места жительства, различными психическими аномалиями. В криминальной среде они пользуются наибольшим влиянием. Их преступное поведение особенно тесно коррелирует с их антисоциальным образом жизни.

Личность преступника-вора, как правило, деформирована его устойчивым включением в криминальную среду, дефектами се­мейного воспитания уже в раннем возрасте, хроническим неудовлетворением его насущных потребностей, постоянной си­туативной зависимостью. Квартирные воры по своим психологи­ческим особенностям сближаются с насильственными преступ­никами. Имея опыт преодоления препятствий в материальной среде, они легко переходят на совершение грабежей и разбоя.

Побудительные механизмы всех корыстных преступников имеют общую основу — устойчивость корыстных побуждений. Этим объясняется высокий уровень повторности и специально­го рецидива в данном виде преступлений. Корысть — один из самых устойчивых, трудноискоренимых человеческих поро­ков — системообразующий фактор устойчивой негативной на­правленности личности. Корыстное мотивообразование — скрытый от самой личности процесс, защищенный от самокон­троля (совести) личности системой защитных (самооправда­тельных) механизмов. Здесь смыслы и значения особенно поля­ризованы, сознание и подсознание наиболее изолированы. Грань перехода от долга, гражданской порядочности к личной выгоде хрупка, подвижна, ситуативно обусловлена. Здесь требу­ются наиболее прочные нравственные запоры, личностные им­перативы, нравственные законы внутри нас.

Корыстные преступления связаны не с отдельными корыстны­ми мотивами, а с общей корыстной направленностью личности, которая и выступает как системообразующий фактор поведения. Причины корыстных преступлений следует искать не в корыс­тной мотивации, а в тех факторах, которые формируют корыст­но-асоциальные установки личности.

В структуре преступности корыстная преступность занимает первое место. Корысть лежит в основе и большинства насиль­ственных преступлений. Она является основой и организован­ной преступности.

В индивидуальном же корыстном преступлении отчетливо проявляются пороки совести, бесстыдство, аморальность инди­вида. Правовая дестабилизация и бесконтрольность резко процируют преступность данного вида.

5.Психологические особенности преступников- профессионалов

Профессиональная преступность связана с получением по­стоянного противоправного дохода. Однако профессиональную преступность следует связывать не только с понятием «доход», но и с социально-психологическим понятием «профессиональ­ность», понимаемым как устойчивое, постоянное занятие, осу­ществляемое хорошо отработанными, стереотипизированными способами. Профессионализм имеет социально отработанные механизмы воспроизводства. Когда воровство, например, ста­новится профессией, с ним происходит то же, что и со всякой профессией: возникает разделение труда, профессия становится образом жизни. Профессиональный преступник, работая как мастер, хорошо знает свое дело и подчиняет ему весь образ жизни.

Преступник-профессионал — это рецидивист. В психологичес­ком же отношении рецидивист — устойчивый преступник, лицо, привычное к наиболее общественно опасной форме поведения.

Праздность, пьянство, ограничение круга общения крими­нализированной средой, текущими примитивными желаниями, ситуативная зависимость крайне ограничивают кругозор реци­дивиста, уровень его психического развития. Бытовая неустро­енность, социально-ролевая дезадаптированность закрепляют антисоциальный образ его жизни. В жестоких драках и дебошах реализуется социально не реализованная личность.

У значительной части рецидивистов отмечаются психичес­кие расстройства и аномалии. Эти расстройства подвергаются умышленной аггравации — демонстративному утрированию. Поведение рецидивиста отличается подчеркнутой распущенно­стью, вспыльчивостью, хамоватостью, враждебностью к окру­жающим людям. Крайне неблагоприятные условия жизни на свободе, привыкание к зоне способствуют утрате у него страха перед наказанием. Новое преступление совершается рецидиви­стом на привычном уровне - в силу установки на предпочтительность преступного типа поведения. А жизнь в местах лишения свободы, где ему обычно обеспечен наивысший статус, привилегированное положение, не только не страшит, а даже привлекает его. В криминальном поведении рецидивиста проявляются особенности взаимодействия его сознательных и подсознательных механизмов саморегуляции. Дефекты саморегуляции в сочета нии с антисоциальными ценностными ориентациями ситуативно-средовая зависимость - основные психологические ха рактеристики рецидивиста. Поведение рецидивиста нередко противоречит здравому смыслу, его собственным интересам Часто цели не соответствуют средствам, принимаемые им ре­шения не транзитивны: его поведение лишено элементарной осмотрительности, ослаблено предвидение ближайших последст­вий.

Здесь имеет место нарушенность всей личностной саморегу­ляции: дезиерархизация ценностных ориентаций, подавление доводов рассудка привычными устремлениями. Криминальные побуждения рецидивиста как бы прорываются сквозь заслоны разума.

Стойкая антисоциальная ориентация личности преступни­ка-рецидивиста проявляется в его устойчивой готовности к раз­решению трудностей и конфликтов насильственными способа­ми. Особая активность проявляется у рецидивистов в групповых эксцессах криминализированной среды.

Одним из распространенных психических дефектов многих рецидивистов является их равнодушие к угрозе наказания, об­щественному осуждению. Рецидивная преступность коррелирует с психическими аномалиями — легкой степенью олигофрении, психопатии, акцентуациями характера, алкогольной деградаци­ей и др. У женщин рецидивность коррелирует с истерическими состояниями и алкоголизацией — они чаше, чем мужчины, со­вершают преступления в состоянии невротических и психоти­ческих срывов.

Преступники-профессионалы — ядро преступного мира, блюс­тители криминальной субкультуры, разработчики ухищренных способов совершения преступлений и их маскировки. Наибо­лее высока доля специального рецидива в тех видах преступле­ний, которые требуют особых навыков специализации, крими­нального интеллектуализма (мошенничество), а также особой наглости и бесстыдства (корыстно-насильственные преступле­ния).

Ведя преступный образ жизни в условиях криминально-групповой защищенности, идеализируя и романтизируя пре­ступный мир, личность преступника-профессионала подверга­ется все более глубокой социальной деградации.

6.Психологические особенности неосторожных преступников

Основная особенность этой категории преступников — дефекты психической саморегуляции.

Неосторожные преступные деяния: нарушение правил безо­пасности эксплуатации технических средств, преступная халат­ность, нарушение правил охраны труда, пожарной безопаснос­ти, неосторожные убийства и др. — характерны для лиц с де­фектами психической саморегуляции. При этом оказывается более существенной, чем при других преступлениях, роль кри­миногенной ситуации. В трудных поведенческих ситуациях про­являются такие негативные качества личности, как самонадеян­ность, небрежность, ситуативная зависимость.

Самонадеянная личность нарушает правила предосторожно­сти, предвидя возможные отрицательные последствия своей деятельности. Это люди с повышенным риском поведения, повы­шенным уровнем притязаний.

Преступления по небрежности совершают лица с дефектами предвидения результатов поведения, пониженной самокритично­стью, слабым развитием сдерживающих, тормозных процессов. Эти качества закрепляются в опыте многократных переходов за грань дозволенного, на почве систематической недисциплини­рованности в условиях пониженного социального контроля.

В неосторожных преступлениях нет прямых побуждений к совершению преступления — преступный результат здесь не совпадает с мотивами и целями действия. Преступный резуль­тат возникает в силу недостаточной способности субъекта пред­видеть возможные последствия своих действий. Но преступле­ния по неосторожности не являются безмотивными. Только выявление мотива и позволяет установить отношение лица к наступившим преступным последствиям.

Несмотря на то что мотивы неосторожного действия не на­правлены на совершение преступления, они обычно содержат элементы отрицательного отношения человека к нормам и пра­вилам поведения в обществе (например, к правилам обращения с огнестрельным оружием, управления автотранспортом и т. п. )

В преступлениях по неосторожности всегда существуют мо­тивы нарушения правил поведения или невыполнения опреде­ленных действий, которые человек мог и обязан был выпол­нять, исходя из своих гражданских, профессиональных и долж­ностных обязанностей.

В основе неосторожного преступления лежит узость поля сознания субъекта, его неспособность предвидеть все возмож­ные последствия своих действий, пренебрежение общественной опасностью возможных побочных результатов действия, потеря контроля над используемыми орудиями и средствами.

Для многих преступников данной категории характерны не­распознание признаков опасности, дефекты оценочной деятель­ности, принятия решений, недостаточная развитость процессов торможения.

Среди лиц, совершающих неосторожные преступления, можно выделить и случайных, и неустойчивых, и даже злостных преступников. К случайным неосторожным преступникам можно отнести лиц, впервые совершивших неосторожное преступле­ние в условиях провоцирующей ситуации или в состоянии вре­менного неблагоприятного психофизиологического состояния. К устойчивым неосторожным преступникам относятся лица, со­знательно нарушившие правила безопасности. К злостным не­осторожным преступникам относятся лица, ранее осуждавшиеся за совершение неосторожных преступлений и нарушающие пра­вила безопасности по антиобщественным мотивам.

Многие преступления совершаются импульсивно, спонтан­но, без специально сформированной цели. Эти преступные акты образуют класс малоосознанных реакций. Импульсивные действия регулируются установками — подсознательными по­буждениями, общей личностной направленностью.

Во всех поведенческих стереотипах, основанных на подсоз­нательной установке, мотивы и цели совпадают (сдвиг мотива на цель). Здесь мотивы трансформированы в механизм установ­ки, деяние совершается в форме простого волевого действия.

Обязательным признаком субъективной стороны преступных импульсивных действий является цель; мотив совпадает с це­лью.

Импульсивное поведение может быть вызвано различными причинами: 1) эмоциогенной обстановкой при несформированности у индивида адекватных реакций; 2) общей эмоцио­нальной неустойчивостью индивида; 3) состоянием опьянения; 4) привычными формами поведения; 5) психопатическими ано­малиями личности.

При конфликтных эмоциональных состояниях чувства, эмоции подавляют рациональные механизмы регуляции поведения и приобретают ведущую регуляционную функцию.

Иногда при внезапно возникших экстремальных обстоятельствах человек вынужден действовать очень быстро. Мотивы поступков в таких ситуациях называются вынужденными мотива ми. Поведение определяется не продуманными мотивами, а об­щим побуждением, готовностью к самосохранению, которое проявляется в стереотипных действиях самообороны.

Импульсивность поведения особенно характерна для психо­патических личностей и лиц с акцентуированными характерами, стремящихся к немедленному удовлетворению актуализирован­ных потребностей без должного учета обстоятельств, склонных к мгновенным компенсаторным реакциям.

Наиболее остро импульсивность проявляется в состоянии аффекта.

В действиях, совершаемых в состоянии аффекта, цель не конкретизирована, действие имеет лишь общую направлен­ность. Преступление, совершаемое в состоянии аффекта, имеет неопределенный и косвенный умысел.

Конфликтным эмоциональным состоянием, активизирую­щим импульсивные реакции, является и стресс, также относя­щийся к разряду состояний сильного душевного волнения.

Состояние аффекта, стресса, фрустрации должно учитывать­ся в судопроизводстве при оценке субъективной стороны пре­ступления. Многие так называемые безмотивные правонаруше­ния связаны с сужением сознания индивида в экстремальных для него ситуациях.

Преступление, совершенное во внезапно возникшей конфликт­ной ситуации, может быть полно, всесторонне и объективно рас­следовано и правильно юридически квалифицировано только в ре­зультате анализа динамики криминогенной ситуации.

На начальной стадии конфликта стороны осознают возник­шую ситуацию в качестве угрозы для своего благополучия и мобилизуются для нанесения ущерба другой стороне либо на защиту от другой стороны. Далее они вступают в противобор­ство, определяют стратегию своего поведения, направленную на получение максимально возможного преимущества. Стратегия одной стороны определенным образом ограничивает возможно­сти другой стороны, возникают «пределы поля поведения».

В случае равновесия сил усиливается тактическое противо­борство. Одна сторона активно рефлексирует возможное пове­дение другой, стремится блокировать невыгодные для себя дей­ствия другой стороны, предпринимает ложно угрожающие и пробные действия, стремится занять ключевые позиции. Возрастает психическая напряженность, обостряются отрицательные эмоции - страх, гнев, агрессивность. Мобилизуется арсенал наиболее заученных, подсознательных реакций, предпринима­ются крайне рискованные, направленные на внешний эффект экстремальные действия. Эти действия во многих случаях и ста­новятся поводом для насильственных преступлений. Мотивы и цели поведения при этом формируются спонтанно, без развер­нутого их осознания. Здесь цели и способы преступного поведе­ния обусловливаются самой динамически развертывающейся ситуацией.

Значительные деформации в регуляции поведения возника­ют в состоянии алкогольного опьянения.

Импульсивные преступные акты нельзя рассматривать как разновидность случайных преступлений. Они, как правило, за­кономерно обусловлены личными особенностями импульсив­ных преступников. Импульсивность поведения не может безого­ворочно рассматриваться как смягчающее ответственность обсто­ятельство. Во многих случаях она характеризует устойчивое социально-негативное качество личности, ее крайне пониженную социальную ответственность.

7.Психологические особенности несовершеннолетних

правонарушителей

Большинство преступлений, совершенных несовершенно­летними, имеет возрастную мотивационную специфику; эти правонарушения совершаются на почве озорства, ложно поня­той романтики, стремления к самоутверждению, подражанию авторитетам.

Психологическая ломка переходного возраста, несформированность устойчивых нравственных позиций, неправильная трактовка многих явлений, высокая подверженность групповым воздействиям, импульсивность - такова поведенческая основа подросткового возраста, которую нельзя не учитывать в след­ственно-судебной практике.

В то же время следует иметь в виду, что 60% преступников-рецидивистов свое первое преступление совершили в подрост­ковом возрасте.

Поведение несовершеннолетних (подростков) имеет ряд осо­бенностей: недостаточность жизненного опыта, низкий уровень самокритичности, отсутствие всесторонней оценки жизненных обстоятельств, повышенная эмоциональная возбудимость импульсивность, двигательная и вербальная активность, внушаемость, подражательность, обостренность чувства независимости, стремление к престижу в референтной группе, негативизм неуравновешенность возбуждения и торможения. Физиологическая перестройка организма подростка связана с обострением внимания к половым вопросам.

При оптимальных условиях воспитания указанные особен­ности подростков могут быть компенсированы соответствую­щей социально-положительной деятельностью.

При неблагоприятных социальных условиях эти особеннос­ти катализируют вредные влияния, приобретают отрицательную направленность.

Динамизм психической деятельности подростка в одинако­вой мере делает его податливым в сторону как социально-поло­жительных, так и социально-отрицательных влияний.

В человеческой жизни существует ряд переломных этапов. Однако самым сложным из них является этап отрочества, когда существо 14—16 лет уже не ребенок, но еще и не взрослый. Это возраст «социального импритинга» — повышенной впечатли­тельности ко всему, что делает человека взрослым.

Существует ряд поведенческих стереотипов, характерных для этого возрастного периода, на базе которых формируется пове­денческий тип подростка.

1. Реакция оппозиции. Вызывается завышенными претензия­ми к деятельности и поведению подростка, излишними ограни­чениями, невниманием к его интересам со стороны окружаю­щих взрослых. Эти реакции проявляются в прогулах, бравиро­вании опьяненным состоянием, побегах из дома, а иногда и в антисоциальных действиях.

2. Реакция имитации. Проявляется в подражании определен­ному лицу, образцу. Иногда образцом может стать и антисоци­альный «герой». Известно, какое влияние оказывает на подро­стковую преступность возвеличивание преступника-супермена. Распространившаяся в последнее время мода на детективную литературу может оказать косвенное отрицательное влияние на -самосознание подростка.

3. Реакция отрицательной имитации - поведение, нарочито противопоставленное навязываемой модели.

4. Реакция компенсации - восполнение неудач в одной обла­сти подчеркнутым успехом в другой. (Неуспехи в учебе могут компенсироваться «смелым» поведением.)

5. Реакция гиперкомпенсации— настойчивое стремление к успеху в наиболее трудной для себя области деятельности. При­сущая подростку робость может побудить его к отчаянному по­ведению, к вызывающему поступку, например крайне чувстви­тельный и застенчивый подросток выбирает мужественный вид спорта (бокс, карате и т. п. ).

6. Реакция эмансипации — стремление высвободиться из-под навязчивой опеки старших, самоутвердиться. Крайнее проявле­ние — отрицание стандартов, общепринятых ценностей, норм закона, бродяжничество.

7. Реакция группирования — объединение в группы сверстни­ков. Подростковые группы отличаются одноплановостью, одно­родной направленностью, территориальной общностью, борь­бой за господство над своей территорией (во дворе, на своей Улице).

Личностные особенности несовершеннолетних правонарушителей проявляются как условия их асоциального поведения. Но они не предопределяют подростковую преступность Причина криминального заражения части несовершеннолетних - дефекты социализации, упущения в семейном воспитании неогражденность подростка от влияния криминальной среды невключённость подростка в социализированные группы, несформированность социально-положительных интересов, повы­шенный интерес к утилитарному потребительству, раннее фор­мирование опыта насильственного поведения, социально не­контролируемая делинквентность.

Мотивы подростковых преступлений во многих случаях от­личаются инфантильностью, а вся структура их криминального поведения — нетранзитивностью. На передний план здесь выд­вигаются побуждения лжетоварищества, ложно понятой лично­стной самореализации, возобладание престижно-потребительс­ких интересов, стремление к самоутверждению в референтно асоциальной группе, подчиненность групповой ингибиции (давлению), демонстративный протест.

Особенности детской мотивации проявляются и в делинквентном (проступочном) поведении несовершеннолетних.

Но чем старше их возраст, тем более существенны их пре­ступные действия, тем больше их криминальная мотивация при­ближается к поведению взрослых преступников. Грабежи, разбои, убийства и изнасилования совершаются не в силу инфантильности, а в силу глубокой криминальной зараженности несовершеннолетних преступников. Их основная первопричина на— крайне негативные социальные условия повседневного бытия, распространенность криминальных структур, свернутость учреждений, вовлекающих подростков в социально-положительную деятельность.

Список использованной литературы

1. Психология педагогика и этика под ред. Ю.В. Наумкина (2-е издание) - М.: Юнити-дана, 2002 г.

2. Криминология под ред. Г.Г. Шиханцова. - М.: Зерцало-М, 2001

3. Психология под ред. Р.С. Немова. – М.: Владос, 1998

4. Юридическая психология под ред. Романова В.В. – М.: Учебник, 2000

5. Криминология. Учебник для вузов под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. - СПб., 1998

6. М.И.Еникеев – Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии: Учебник для вузов. – 2-е изд., перераб. – М.: Норма, 2006

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий