Психологическое исследование личностных особенностей родителей с различным стилем отношения к ребенку

Психология развития личности родителей, ребенка и особенности их взаимоотношений. Экспериментальное исследование изучения характерологических черт личности родителя и их влияние на стиль отношения к ребенку. Ход исследования, обсуждение результатов.

Министерство образования и науки Украины

национальный педагогический университет

имени м.п.драгоманова

Крымский гуманитарный факультет

КУРСОВАЯ РАБОТА

Психологическое исследование личностных особенностей родителей с различным стилем отношения к ребенку

Яценко Анны Игоревны

Социально-психологического факультета

Специальность 6.040100 – «психология»

Курс 3, группа 2

Артек 2007


СОДЕРЖАНИЕ

ВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ 1. Психология развития личности родителей, ребенка и взаимоотношений родителей и детей

1.1 Краткий обзор психологических подходов к работе с родительско- детскими отношениями, существующих в рамках различных теоретических концепций

1.2 Виды консультативной психологической помощи семье

1.3 Факторы, влияющие на становление детской психики

1.4. Родительские стили воспитания и установки

1.5 Факторы, влияющие на формирование родительских установок и стилей воспитания

1.6 Общение родителей и детей как детерминант развития ребенка

1.7 Социально-психологические типы личности ребенка, которые соответствуют определенному стилю семейного воспитания

РАЗДЕЛ 2. Экспериментальное исследование изучения характерологических черт личности родителя и их влияние на стиль отношения к ребенку

2.1 Обоснование замысла исследования. Цели, задачи, гипотеза

2.2 Организация и ход исследования

2.3 Результаты исследования и их обсуждение

2.4 Обсуждение результатов

ВЫВОДЫ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ВВЕДЕНИЕ

Влияние родителей на развитие ребенка очень велико. Дети, растущие в атмосфере любви и понимания, имеют меньше проблем, связанных со здоровьем, трудностей с обучением в школе, общением со сверстниками, и наоборот, как правило, нарушение детско-родительских отношений ведет к формированию различных психологических проблем и комплексов.

Казалось бы, никто не вправе посягать на традиционную роль родителей в воспитании своих детей, в выборе форм и методов родительских воспитательных воздействий. Однако многочисленные факты того, что дети стали жертвами или оказались перед угрозой смерти от рук собственных родителей становятся последнее время обычными и не могут не вселять тревогу.

Жестокое отношение к детям сегодня превратилось в обычное явление: до 10% жертв насилия погибает, у остальных появляются отклонения в физическом, психическом развитии, в эмоциональной сфере. Это не только наносит непоправимый вред здоровью ребенка, травмирует его психику, тормозит развитие его личности, но и влечет за собой другие тяжелые социальные последствия, формирует социально дезадаптивных, инфантильных людей, не умеющих трудиться, не способных создать здоровую семью, быть хорошими родителями. В настоящее время это стало серьезной социальной и общечеловеческой проблемой.

В психологической литературе представлено большое количество работ, изучающих типы отношения родителей к ребенку в связи с их влиянием на развитие его личности, особенностей характера и поведения (Боулби, 1988; Гарбузов, 1990; Захаров, 1995; Эйнсуорт, 1963; и др.)

В них описываются качества матери, способствующие формированию прочной и непрочной привязанности ребенка; выявляются характеристики «оптимальной матери» или «достаточно хорошей матери», рассматриваются различные модели родительского поведения.

Убедительны и демонстративны наблюдения и исследования, посвященные влиянию неправильных или нарушенных родительских отношений, например, материнской депривации (И. Ландгмеер, З. Матейчик, 1985; Е.Т. Соколова, 1981; Д. Боулби 1953; М. Д. Эйнсуорт, 1964).

В отечественной науке и практике детско-родительские взаимоотношения изучали: А.Я. Варга, В.В. Столин, А.С. Спиваковская и др. В отечественной литературе предложена широкая классификация стилей семейного воспитания подростков с акцентуациями характера и психопатиями, а также указывается, какой тип родительского отношения способствует возникновению той или иной аномалии развития (А.Е. Личко, 1979; Э.Г. Эйдемиллер, 1980).[4;56]

Из обзора литературы хорошо видно, что к нарушению темпа психического развития ребенка приводит сочетание неоднородных факторов. Эти факторы часто находятся в различном сочетании друг с другом, с преобладанием того или иного вида дефицитарности и психогенных влияний. Выделение роли каждого из них представляет практический интерес, так как позволяет найти более точные диагностические критерии для диагноза психического развития ребенка. Роль семейного фактора (особенно влияния личностных качеств родителей на стиль отношения к ребенку) по сравнению с остальными, на наш взгляд вызывает наибольший интерес. Это и определило тему настоящей работы.

Объект исследования – стиль отношения родителей к ребенку.

Предмет исследования – психологические особенности личности родителей с различным стилем отношения к ребенку.

Цель исследования – изучить взаимосвязь личностных особенностей родителей со стилкм воспитания своего ребенка.

Задачи :


РАЗДЕЛ 1. ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ РОДИТЕЛЕЙ, РЕБЕНКА И ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ

1.1 Краткий обзор психологических подходов к работе с родительско-детскими отношениями, существующих в рамках различных теоретических концепций

Как правило, психологические подходы в работе с родителями существуют в рамках определенных теоретических концепций. Рассмотрим наиболее известные из них.

Необходимость обращения к работе с родителями в практике консультирования детского развития впервые была декларирована в рамках психодинамического подхода. Важной заслугой психоаналитического направления является то, что его основатели обращали внимание на ранний опыт взаимодействия родителей с детьми и на различные виды психической травматизации в детском возрасте (3. Холл, А. Фрейд, К. Хорни) Сведения, полученные в работах Т. Адорно, В. Шутца, Дж. Боулби, Э. Эриксона, М. Эйнсворт и др., снискали широкую популярность и признание. Они подчеркивали важность ухода за детьми в раннем возрасте и гуманного к ним отношения.

В русле психоаналитического направления приобрела известность трехмерная теория интерперсонального поведения В. Шутца (1958). По его мнению, для каждого индивида характерны три межличностные потребности: потребность включения, потребность в контроле и потребность в любви. Нарушение этих потребностей может приводить к психическим расстройствам. Сложившиеся в детстве поведенческие образцы всецело определяют способы ориентации взрослой личности по отношению к другим. Это положение теории В. Шутца воспроизводит фундаментальное положение психоанализа об определяющей роли раннего детства в развитии личности. Отношения ребенка и родителей являются позитивными, если они насыщены контактами, и негативными, если родители общение с ребенком сводят к минимуму. Если ребенок неадекватно интегрирован в семейную группу, в дальнейшем он может проявлять недостаточное социальное или сверхсоциальное поведение.

Одним из пионеров исследования взаимодействия взрослого с ребенком по праву можно считать Альфреда Адлера. Адлерианское направление в работе с родителями имеет свои методы, способы и приемы в работе с родителями и детьми, оно в значительной мере социально направлено и может рассматриваться как отличное от психоаналитического подхода. В 1919 году А. Адлер основал в Вене психопедиатрический центр, где он развивал свой инновационный консультационный подход и работал с детьми, родителями и преподавателями. Ансбахер полагал, что именно Адлер впервые официально и публично использовал понятие «семейная терапия».[13;87]

Проблемы воспитания всегда волновали Адлера; одна из его первых психологических работ называлась «Врач как воспитатель» (1904). В 1912 году вышла другая его статья - «Воспитание родителей». В этой статье, как справедливо замечает Е.В. Сидоренко, содержатся идеи, которые во многом предвосхищают многие современные направления психологии. Вот рекомендации Адлера по воспитанию умственно здорового ребенка (цитируется по Е.В. Сидоренко).[12;77]

«1. Воспитатель или родитель должен завоевать любовь ребенка. Главнейший помощник воспитания - любовь. Любовь ребенка - безусловная гарантия его воспитуемости.

2. Лучшая поддержка в развитии ребенка - его уверенность в собственных силах. Уверенность ребенка в себе, его личностная смелость - величайшее счастье для него.

3. Слабые и болезненные дети легко теряют уверенность в себе, так же как и избалованные и излишне опекаемые дети.

4. Ни при каких обстоятельствах ребенок не должен бояться своего воспитателя.

5. Что касается дисциплинарных мер, то похвала и награда предпочтительнее наказания. Если наказания невозможно избежать, то оно должно информировать ребенка о том, что он сделал неправильно, и концентрировать его внимание на лучших способах поведения.

6. Вместо того чтобы требовать слепого подчинения, следует в максимально возможной степени оставлять за ребенком свободу решения».

Основными понятиями адлеровского воспитания родителей являются «равенство», «сотрудничество» и «естественные результаты». С ними связаны два центральных принципа воспитания: отказ от борьбы за власть и учет потребностей ребенка. А. Адлер подчеркивал равенство между родителями и детьми, как в области прав, так и в области ответственности, равенство, но не тождественность. Необходимо научить родителей уважать уникальность, индивидуальность и неприкосновенность детей с самого раннего возраста, считал Адлер. Основным принципом семейного воспитания, по А. Адлеру, является взаимоуважение членов семьи. Самосознание ребенка он ставит в прямую зависимость от того, насколько его любят и уважают в семье. Это направление работы с родителями основывается на их сознательном и целенаправленном поведении. А. Адлер рассматривает обучение родителей не только с точки зрения развития ребенка и семьи, но и с точки зрения общества - как деятельность, результат которой оказывает влияние на его состояние.

Среди наиболее важных результатов общественного признания психологии А. Адлера стало появление семейных консультаций и семейных образовательных учебных групп, призванных помочь семьям установить демократический жизненный стиль, основанный на принципах социального равенства и общественного интереса. В США стимулом для этого движения во многом послужили работы и личный энтузиазм Р. Дрейкуса, ученика А. Адлера. Он впервые организовал консультирование родителей при Центре им. Авраама Линкольна в Чикаго в 1939 году.

Актуальность идей Адлера и Дрейкуса, несомненно, связана с тем кризисом, в котором оказались семьи в первой половине нашего столетия. Традиционные методы воспитания, устанавливающие взаимоотношения между родителями и детьми по принципу превосходства и подчинения, оказались довольно неэффективными. С развитием демократической социальной системы и борьбы за социальное равноправие в Соединенных Штатах Америки идея равенства охватила общество настолько, что дети тоже смотрят на себя как на социально равных взрослым, и по этой причине авторитарные методы воспитания обречены на неудачу. Разговор с детьми «сверху вниз» приводит к тому, что дети в свою очередь так же «сверху вниз» говорят с родителями. Этот тип взаимодействия можно наблюдать в семьях с различной степенью напряженности.

Рудольф Дрейкус положил начало организации дискуссионных групп из живущих по соседству родителей (Дрейкус и Зольц, 1964). Он способствовал разработке идеи «семейного совета» как одного из средств, которое помогает установить атмосферу любви и доверия в доме. Дрейкус считал, что родителям в своей деятельности следует опираться на такие принципы, как: принцип логических и естественных последствий, принцип отказа от применения силы, принцип принятия и реакции на потребность детей, а также принцип оказания поддержки детям.[32;106]

Цель психологической помощи родителям, по Дрейкусу, - помочь им и детям усвоить как можно больше подходящих типов взаимодействия. Взаимодействие должно строиться на основе принципа равных ценностей и взаимного уважения. Основная задача семейного воспитания - помочь ребенку стать компетентным человеком, который использует конструктивные средства для формирования чувства собственного достоинства и достижения определенного общественного положения.

Большая заслуга в описании и применении методов адлерианской терапии принадлежит в нашей стране Е. В. Сидоренко. В своих работах она отмечает следующие способы вербального взаимодействия взрослого с ребенком, которые приводят к построению демократических отношений с детьми:

констатирующие описания;

воспроизведение действий и слов ребенка;

воодушевляющие высказывания; честные и открытые ответы.

В 50-х годах в США возникло направление групповой работы с родителями, основанное X. Джайноттом, американским детским психотерапевтом, и получившее в литературе название «модель группового психологического консультирования». Его концепция гуманизации воспитания основана на идее развития эмоциональной сферы родителей с помощью осознания ими своих подлинных чувств, ценностей и ожиданий. В написанных пособиях для родителей X. Джайнотт не предлагает никакой теории, а в доступной форме рассматривает исключительно простые вопросы: как говорить с детьми, когда хвалить и когда ругать их, вопросы дисциплины, приучения к гигиене и т. д.

Дж. Лэм и У. Лэм изложили следующие принципы воспитания детей (по X. Джайнотту):

- внимательно слушать ребенка. Родители, которые внимательно слушают своего ребенка, показывают ему, что к его мнению прислушиваются и его ценят, укрепляют уважение ребенка к самому себе;

- избегать и не допускать таких действий и слов, которые могут оскорбить ребенка или вызвать у него злость;

- проявлять мысли и чувства без агрессивности; родители должны честно говорить о том, что они испытывают, и при проявлении собственных чувств уважать личность ребенка.

С точки зрения X. Джайнотта, родителям необходимо оказывать практическую помощь в семейном воспитании через формирование у них навыков коммуникации и управления поведением детей. В своих работах он дал описание трех различных видов групповой работы с родителями: собственно психотерапия, психологическое консультирование и руководство личностью. Групповая психотерапия особенно показана тем родителям, которые не в состоянии извлечь никакой пользы из педагогическо-психологического образования, поскольку их восприятие, ценности и установки слишком искажены и не позволяют изменить стиль семейного воспитания.

Согласно Джайнотту, общение родителей с детьми должно базироваться на трех основных принципах.

- Во-первых, во всех ситуациях родители должны стремиться поддерживать позитивный образ «Я» у ребенка.

- Во-вторых, следует говорить о ситуации, поступке ребенка, избегая личностных негативных оценочных суждений. Высказывания взрослого не должны содержать диагноза и прогноза дальнейшей судьбы ребенка.

- В-третьих, взрослый в общении всегда должен выступать инициатором предложения кооперации. Это предложение не должно исчерпываться прямым указанием на соответствующий способ действия, а должно раскрывать перед ребенком возможности самостоятельного разрешения проблемной ситуации.

Многие положения Джайнотта согласуются с идеями другой модели работы с родителями - программой Т. Гордона. Эта программа основывается на идеях гуманистической психологии. В западной психологии данное направление существует в русле концепций Г. Оллпорта, А. Маслоу, К. Роджерса, Ш. Бюллер, В. Франкла, Р. Мэя и многих других.

Идеи гуманистически направленной психологии нашли отражение в практике воспитания детей в семье и обществе (Т. Гордон, М. Снайдер, Р. Снайдер), где особое внимание уделяется умению слушать и понимать детей. При этом понимание рассматривается не просто как техника или использование правильных слов, а как модель взаимоотношений взрослого с ребенком.

В последнее время в отечественной психологии многие ученые все больше основываются на гуманистических принципах. Основой данного направления у нас явились идеи М.М.Бахтина о диалогической природе человеческого общения, человеческой личности. Этот подход к изучению человека используется сейчас Л.А. Петровской, А.У. Харашем, Г.А. Ковалевым, О.Е. Смирновой, А.Ф. Копьевым и другими. А.У. Хараш отмечает, что диалогическое общение обладает наибольшим воспитательным потенциалом. Отличительные особенности диалогического общения следующие:

- равенство позиций воспитателя и воспитанника, при котором осуществляется взаимное воздействие друг на друга, формируется способность вставать на позиции другого;

- отсутствие оценок, полное принятие, уважение и доверие;

- формирование у воспитателя и воспитанника сходных установок относительно одной и той же ситуации;

- особая эмоциональная окраска общения, искренность и естественность проявления эмоций, взаимное проникновение в мир чувств;

- способность участников видеть, понимать и активно использовать широкий и разнообразный спектр коммуникативных средств, включая невербальные.

Большой вклад в дело изучения взаимодействия родителей с детьми, безусловно, внесли представители бихевиористского направления.

Еще в 40-е годы Б.Ф. Скиннер предложил ряду наиболее известных психологов и специалистов, занимающихся социальным планированием, использовать научно обоснованную методику, основанную на положениях поведенческой технологии как средстве укрепления семьи и общества в целом. Он разработал ряд проектов, которые опирались на принципы, способствующие совершенствованию и увеличению количества и качества взаимодействий, интеракций родителей и детей.

Основной акцент в этом направлении делается на изучении техники поведения родителя и формировании навыков модификации поведения ребенка.

Им принадлежат разработанные схемы анализа взаимодействия, которые основаны на понимании человеческого поведения как функции подкреплений, наград, поощрений и наказаний, например, теория диадического взаимодействия Дж. Тибо и Г. Келли.[22;98]

Усилия практиков этого направления в работе с родителями сосредоточены в основном на обучении родителей методике изменения поведения ребенка. Так, применяя поведенческие методы, Р.Дж. Валер, Дж.X. Винкель, Р.-Ф. Петерсон и Д.-С. Моррисон (1965) одновременно успешно обучили матерей мальчиков дошкольного возраста методам погашения неприемлемых реакций, дифференциального подкрепления и таймаута.

Специалисты по наблюдению и экспериментальному изучению поведения пришли к выводу, что поощрение и подкрепление гораздо более эффективно действуют на изменение нежелательного поведения ребенка, чем наказания (К.-Л. Андерсон и Х.-Е. Кинг, 1979). Б. Бухер и О.-И. Ловаас (1968) полагали, что та польза, которая получается в результате методов наказания, ничтожно мала по сравнению с очень часто возникающими негативными эмоциональными реакциями.[15;228]

В русле этого подхода можно отметить следующих авторов: Л. Берковитц, Грациано, Дж.Е.Симпсон, Валэр и др. Сторонники бихевиоризма ориентированы на наблюдаемые и поддающиеся измерению поведенческие реакции, а также факты окружающей действительности, которые поддаются коррекции с помощью методики модификации поведения. Это должны быть контролируемые поведенческие реакции, которые содержат движения, поддаются внешнему наблюдению и фиксации.

В литературе можно встретить и другое название бихевиористского подхода к работе с родителями - учебно-теоретическая модель (Я. Хямяляйне). Целью учебно-теоретической модели обучения родителей является привитие родителям, а через них и их детям социальных навыков поведения. Под «социальными навыками» понимают такое сформированное и закрепленное поведение, с помощью которого индивид может осуществлять целенаправленные действия в различных ситуациях, взаимодействуя с социальной средой.

Одной из популярных и часто используемых моделей работы с родителями является модель, основанная на трансактном анализе. Теорию трансактного анализа применяли в работе с родителями такие психологи, как К. Стейнер, М. Джеймс и Д. Джонгвард, а также у нас в стране Е. В. Сидоренко. Техника работы в русле трансактного анализа предполагает освоение основных понятий этого теоретического направления и перенесения их на семейную почву.

Описание методов работы с родителями детей-невротиков, можно найти в работах отечественных психологов и психотерапевтов А.Я. Варги, АС. Спиваконской, А.И. Захарова. Понимание сути детских проблем и улучшение взаимоотношений родителей с детьми, которое, как утверждают авторы, происходит в процессе групповой работы, повышает эффективность психокоррекционных мероприятий с детьми.

Таким образом, описанные выше направления ориентированы на различную практику работы с родителями, имеют различные цели, задачи, установки, а также различные уровни сложности. Использование одних моделей невозможно без знания терминологии и теории - бихевиористская модель, трансактный анализ; другие модели в значительной мере общественно направлены, ставят своей целью построение демократических взаимоотношений с детьми и уделяют много внимания элементам конкретного взаимодействия.


1.2 Виды консультативной психологической помощи семье

Существующие сегодня в мировой практике виды консультативной психологической помощи семье чрезвычайно разнообразны. Они могут различаться ориентированностью работы и характером оказываемой помощи и задач, решаемых специалистами. Эти различия формируют ту или иную модель помощи. Каждая из таких моделей опирается на собственную теоретическую базу и предопределяет используемые методы работы.

По своей ориентированности психологическая помощь может оказываться:

а) преимущественно одному члену семьи в связи с проблемами, которые прямо или косвенно вызваны его семейной жизнью или ее отсутствием;

б) брачной или предбрачной паре;

в) семье в целом;

г) родителю или родителям;

д) родителям и детям;

е) ребенку или подростку.

По своему характеру психологическая помощь может состоять:

а) в рекомендации организационных мер, связанных с воспитанием ребенка, таких, как направление в специальные или вспомогательные школы, специальные детские сады, направление на дополнительные консультации у психоневролога, логопеда, психолога-консультанта другого профиля и т. д.;

б) в рекомендации методов воспитания, обучения;

в) в профессиональной ориентации подростков;

г) в определении готовности ребенка к школьному обучению и выявлении причин трудностей в учении;

д) в осуществлении психотерапевтических и психокоррекционных воздействий.

Все указанные виды помощи являются психологическими в том смысле, что они нацелены на проблемы, вызванные психологическими причинами, и основаны на психологическом воздействии.

Педагогическая модельбазируется на гипотезе недостаточной педагогической компетентности родителей и предполагает оказание им помощи в воспитании детей. При этом виде помощи лицом, в отношении которого планируется и осуществляется воздействие, является тот член семьи, на которого жалуются, прежде всего ребенок. Консультант анализирует вместе с родителями сложившуюся ситуацию и вырабатывает программу мёр, направленных на ее изменение.

Консультант выступает в роли специалиста, которому лучше консультируемого известны проблемы, приемы и способы воспитания, он может давать советы, задания, проверять их выполнение и т. д. По своей профессиональной подготовке и ориентации консультанты, работающие в этой модели, педагоги и социальные работники, реже психологи.

Диагностическая модельосновывается на предположении дефицита специальных знаний у родителей, которые позволили бы им принять правильное решение, и предполагает оказание помощи в виде вынесения диагностического заключения, которое послужит основой для организационных решений, в том числе и состоящих в посещении других специалистов. Как правило, в рамках этой модели объектом диагностики оказываются дети или подростки с отставанием в развитии, с трудностями в учебе, с отклонениями в поведении, а помощь оказывается родителям в виде рекомендаций тех или иных решений.

Социальная модель помощи основывается на предположении, что семейные трудности результат неблагоприятных обстоятельств, и помимо анализа жизненной ситуации и рекомендаций предполагает непосредственное вмешательство в эти обстоятельства жизни клиентов. Такого рода помощь оказывается, например, службой знакомств, которая предоставляет реальную возможность клиентам создать семью.

Медицинская модель помощи предполагает, что в основе семейных трудностей лежат болезни, болезненные состояния или болезненное развитие личности одного или обоих супругов, ребенка. Соответственно усилия специалистов направлены на излечение этой болезни, реабилитацию больных членов семьи, адаптацию здоровых членов семьи к особенностям больных.

Психологическая (психотерапевтическая) модель помощи предполагает, что причины тех или иных проблем или неблагополучий в семье лежат либо во внутрисемейном общении, либо в личностных особенностях членов семьи. И то и другое рассматривается не как следствие болезни кого-либо из членов семьи, а как закономерное, хотя и негативное, следствие развития членов семьи и семьи в целом. Другими словами, психологическая модель рассматривает семейные дисгармонии, в том числе связанные с развитием личности ребенка, его поведением, в рамках самодвижущегося процесса. В этом процессе исходные предпосылки в виде особенностей мотивации брака или поведения ребенка, стереотипов родительской семьи и сформированного жизненного стиля, системы отношений к людям и событиям, личностных черт и т. д. порождают систему эмоциональных связей, взаимоотношений, реализующихся в общении. Особенности этих связей и общения в целом, в свою очередь, служат предпосылками внутриличностных конфликтов, предопределяют способы неадекватного реагирования на ситуации, затрагивающие жизнь семьи. Психологическая модель предполагает анализ семейной ситуации клиента и его личности и создание на его основе «диагноза», который позволяет психологу-консультанту, психотерапевту помочь семье и ее членам. Эта помощь состоит в том, чтобы разорвать порочный круг, в котором конфликты порождают дезадаптивные черты членов семьи, а те, в свою очередь, порождают конфликтное общение.[17;89]

Психологическая (психотерапевтическая) модель в качестве своего основного «орудия» использует не сами по себе абстрактно взятые знания, не авторитет науки и не силу и влияние социальных институтов, а закономерности человеческого бытия и общения как общения в семье, так и общения между консультантом и его клиентами. Основываясь на этих закономерностях, специалист пытается усилить внутренние ресурсы семьи в целом и ее членов, необходимые им для того, чтобы самим справляться с возникающими затруднениями.

Психологическая (психотерапевтическая) модель помощи используется прежде всего в работе психологов, психиатров, психотерапевтов, чьи представления о кризисных состояниях человека позволяют распознавать сложную системную природу семейных, дисгармоний.

Использование методов психологического воздействия.

В ситуации оказания психологической помощи в рамках психотерапевтической модели консультант опирается прежде всего на

1) личностные ресурсы своего клиента и на свои личностные ресурсы;

2) на закономерности и психотерапевтический потенциал общения как в диаде консультант клиент, так и в группе, в том числе в семье. Психолог-консультант, таким образом, апеллирует к разуму, эмоциям, чувствам, потребностям и мотивам клиента, так же как к его способности общаться с людьми, при этом используя различные техники, приводящие в движение эти ресурсы клиента.[46;203]

Использование потребности в помощи. Психотерапевтическая модель помощи предполагает работу с семьями и членами семей, которые не только объективно, но и субъективно испытывают трудности в семейном общении и семейном воспитании, т. е. мотивированы на принятие психологической помощи и добровольно обратились в консультацию.

Таким образом, психотерапевтическая модель консультативной психологической помощи предполагает: 1) установление контакта с клиентом, который здоров с медицинской точки зрения, но испытывает то или иное неблагополучие в семейной жизни, нуждается в помощи и просит о ней; 2) проведение психологической диагностики, направленной на выявление причин неблагополучия и определение возможных форм помощи; 3) собственно консультативную работу, коррекционные или психотерапевтические мероприятия, направленные на снятие имеющегося неблагополучия путем активации собственных психологических ресурсов клиента или семьи в целом.

1.3 Факторы, влияющие на становление детской психики

Психология развития ребенка показывает, что факторы, влияющие на становление детской психики, в одном случае способствуют, а в другом препятствуют оптимальному развитию личности ребенка. Так, взаимоотношения в родительской семье, отношение к ребенку со стороны родителей могут формировать эффективную потребностно-мотивационную систему ребенка, позитивный взгляд на мир и на самого себя, и те же самые факторы, но с другим психологическим содержанием могут приводить к ущербному развитию потребностей и мотивов, низкому самоуважению, недоверию к окружающим. Такие факторы или детерминанты психического развития с точки зрения консультативной практики удобно представить как расположенные на оси, заданной двумя полюсами.

На одном полюсе группируются факторы объективные, выступающие как предпосылки или условия развития. К таким детерминантам относятся макросоциальные факторы - экономический и культурный уровень общества, наличествующие системы воспитания, уровень социальной заботы о ребенке, этнокультурные традиции воспитания. Другой подкласс объективных детерминант психического развития - это микросоциальные процессы, возникающие в малых группах, включающих ребенка, - в семье, в группе детского сада или классном коллективе. Третий подкласс - это факторы соматопсихические, которые хотя и заключены «внутри» ребенка, тем не менее представляют собой объективные предпосылки его развития. К ним относятся наследственность, темперамент, особенности пре- и постнатального развития, болезни, перенесенные новорожденным или младенцем.[47;66]

Перечисленные объективные факторы психического развития объединяются тем, что сам ребенок не является субъектом тех процессов, которые приводят в действие эти объективные детерминанты.

Другой полюс образуют субъективные факторы, которые, хотя и находятся под воздействием и в зависимости от первых, составляют внутреннюю логику развития, точнее - саморазвития ребенка. Эти факторы включают специфику развития потребностно-мотивационной сферы, особенности формирования его сознания и самосознания, его поведенческого стиля.

Промежуточное положение занимают факторы, которые возникают на пересечении действия факторов объективных и субъективных, на пересечении векторов, идущих от ребенка как субъекта жизнедеятельности и социопредметной среды. Психологически эти факторы раскрываются в характеристиках общения и специфике взаимоотношений ребенка с другими людьми - в семье и в других коллективах.

Обобщающие теории детского развития пытаются рассмотреть совместное действие детерминант всех трех перечисленных типов, которое образует реальную, эмпирически выявляемую последовательность стадий, или этапов, развития по Э. Эриксону (Л.Ф. Обухова, 1995). Для практики психологической консультации такое синтетическое видение важно, но, однако, не менее необходим и аналитический подход. Действительно, выявление группы факторов, преимущественно повлиявших на возникновение нарушений детского развития, в конкретном случае предопределяет и выбор одной из трех принципиальных стратегий психотерапевтической консультативной помощи: 1) центрации на родителях, их отношении к ребенку, их личностных чертах и мотивах, 2) центрации на самом ребенке, его внутренних проблемах, 3) центрации на взаимоотношениях детей и родителей, их общении.

1.4 Родительские стили воспитания и установки

Родительские установки, или позиции, - один из наиболее изученных аспектов родительско-детских отношений. Под родительскими установками понимается система, или совокупность, родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятие ребенка родителем и способов поведения с ним. Понятие «родительский стиль» или «стиль воспитания» часто употребляется синонимично понятию «позиции», хотя и целесообразнее сохранить термин «стиль» для обозначения установок и соответствующего поведения, которые не связаны именно с данным ребенком, а характеризуют отношение к детям вообще.

Под стилем семейного воспитания следует понимать наиболее характерные способы отношений родителей к ребенку, применяющих определенные средства и методы педагогического воздействия, которые выражаются в своеобразной манере словесного обращения и взаимодействия. (В.М. Минияров, 2000)

В клинически ориентированной литературе описана обширная феноменология родительских отношений (позиций), стилей воспитания, а также их следствий формирования индивидуальных характерологических особенностей ребенка в рамках нормального или отклоняющегося поведения (A. Roe, M. Siegelman, 1963; Е. S. Schaefer, 1965). Убедительны и демонстративны наблюдения и исследования, посвященные влиянию неправильных или нарушенных родительских отношений. Крайним вариантом нарушенного родительского поведения является материнская депривация (И. Ландгмеер, 3. Матейчик, 1985; Е. Т. Соколова, 1981; J. Bowlby, 1953; M. D. Ainsworth, 1964;М. Rutten, 1975).[23;40]

Отсутствие материнской заботы возникает как естественный результат при раздельном проживании с ребенком, но, кроме того, оно часто существует в виде скрытой депривации, когда ребенок живет в семье, но мать не ухаживает за ним, грубо обращается, эмоционально отвергает, относится безразлично. Все это сказывается на ребенке в виде общих нарушений психического развития. Нередко эти нарушения необратимы.

Так, дети, воспитанные в детских учреждениях без материнской заботы и ласки, отличаются более низким интеллектуальным уровнем, эмоциональной незрелостью, расторможенностью, уплощенностью. Им свойственна также повышенная агрессивность в отношениях со сверстниками, отсутствие избирательности и постоянства в эмоциональной привязанности ко взрослым («прилипчивы», быстро привязываются к любому лицу, но столь же быстро отвыкают). Отдаленные последствия материнской депривации проявляются на уровне личностных искажений. В этой связи привлекает внимание описанный впервые Д. Боулби вариант психопатического развития с ведущим радикалом в виде эмоциональной бесчувственности неспособность к эмоциональной привязанности и любви, отсутствие чувства общности с другими людьми, глобальное отвержение себя и мира социальных отношений (J. Bowlby, 1979). Другой вариант искаженного развития по своей феноменологии соответствует классическому типу «невротической личности» с низким самоуважением, повышенной тревожностью, зависимостью, навязчивым страхом потери объекта привязанности (D. Winncott, 1965).

Но не только грубые нарушения родительского поведения сказываются на ходе психического развития ребенка. Разные стили ухода и обращения с ребенком начиная с первых дней его жизни формируют те или иные особенности его психики и поведения.

С. Броди выделила четыре типа материнского отношения.

1. Матери первого типа легко и органично приспосабливались к потребностям ребенка. Для них характерно поддерживающее, разрешающее поведение. Интересно, что самым показательным тестом того или иного материнского стиля была реакция матери на приучение ребенка к туалету. Матери первого типа не ставили себе задачу к определенному возрасту приучить ребенка к навыкам опрятности. Они ждали, пока ребенок сам «дозреет».

2. Матери второго типа сознательно старались приспособиться к потребностям ребенка. Не всегда успешная реализация этого стремления вносила в их поведение напряженность, недостаток непосредственности в общении с ребенком. Они чаще доминировали, а не уступали.

3. Матери третьего типа не проявляли большого интереса к ребенку. Основу материнства составляло чувство долга. В отношениях с ребенком почти не было теплоты и совсем не было спонтанности. В качестве основного инструмента воспитания такие матери применяли жесткий контроль, например, последовательно и сурово старались приучить ребенка полутора лет к навыкам опрятности.[18;114]

4. Матери четвертого типа поведения характеризуются непоследовательностью. Они вели себя неадекватно возрасту и потребностям ребенка, допускали много ошибок в воспитании, плохо понимали своего ребенка. Их прямые воспитательные воздействия, так же как и реакция на одни и те же поступки ребенка, были противоречивыми.

По мнению С. Броди, наиболее вредным для ребенка оказывается четвертый стиль материнства, так как постоянная непредсказуемость материнских реакций лишает ребенка ощущения стабильности окружающего мира и провоцирует повышенную тревожность. В то время как сензитивная, принимающая мать (первого типа), безошибочно и своевременно реагирующая на все требования маленького ребенка, как бы создает у него бессознательную уверенность в том, что он может контролировать действия других и достигать своих целей.

Если в материнском отношении преобладает отвержение, игнорирование потребностей ребенка из-за погруженности в собственные дела и переживания, у ребенка возникает чувство опасности, непредсказуемости, неподконтрольности среды, минимальной собственной ответственности за ее изменения в направлении обеспечения комфортного существования. Дефицит родительской отзывчивости на нужды ребенка способствует возникновению чувства «выученной беспомощности», что впоследствии нередко приводит к апатии и даже депрессии, избеганию новых ситуаций, и контактов с новыми людьми, недостатку любознательности и инициативы.

Описанные типы родительского (прежде всего материнского) отношения в значительной мере инициируются самим младенцем, а именно необходимостью удовлетворения базальных потребностей в афиляции (присоединении) и безопасности. Все они могут быть расположены в континууме «принятие отвержение». Можно выделить и более сложные типы родительского отношения, адресованные ребенку более старшего возраста (3-6 лет), где важным социализирующим моментом начинает выступать параметр воспитательного контроля.[10;267]

А. Болдуин выделил два стиля практики родительского воспитания демократический и контролирующий (см.: Семья в психологической…., 1989).

Демократический стиль определяется следующими параметрами: высоким уровнем вербального общения между детьми и родителями; включенностью детей в обсуждение семейных проблем, учетом их мнения; готовностью родителей прийти на помощь, если это потребуется, одновременно верой в успех самостоятельной деятельности ребенка; ограничением собственной субъективности в видении ребенка.

Контролирующий стиль включает значительные ограничения поведения детей: четкое и ясное разъяснение ребенку смысла ограничений, отсутствие разногласий между родителями и детьми по поводу дисциплинарных мер.

Оказалось, что в семьях с демократическим стилем воспитания дети характеризовались умеренно выраженной способностью к лидерству, агрессивностью, стремлением контролировать других детей, но сами дети с трудом поддавались внешнему контролю. Дети отличались также хорошим физическим развитием, социальной активностью, легкостью вступления в контакты со сверстниками, однако им не был присущ альтруизм, сензитивность и эмпатия.

Дети родителей с контролирующим типом воспитания были послушны, внушаемы, боязливы, не слишком настойчивы в достижении собственных целей, неагрессивны. При смешанном стиле воспитания детям присущи внушаемость, послушание, эмоциональная чувствительность, неагрессивность, отсутствие любознательности, оригинальности мышления, бедная фантазия.[22;302]

Д. Боумрин (Семья в психолгической…, 1989) в цикле исследований попытался преодолеть описательность предшествующих работ, вычленив совокупность детских черт, связанных с фактором родительского контроля. Были выделены три группы детей.

Компетентные с устойчиво хорошим настроением, уверенные в себе, с хорошо развитым самоконтролем собственного поведения, умением устанавливать дружеские отношения со сверстниками, стремящиеся к исследованию, а не избеганию новых ситуаций.

Избегающие с преобладанием уныло-грустного настроения, трудно устанавливающие контакты со сверстниками, избегающие новых и фрустрационных ситуаций.

Незрелые неуверенные в себе, с плохим самоконтролем, с реакциями отказа во фрустрационных ситуациях.

Автор выделил также четыре параметра изменения родительского поведения, ответственных за описанные паттерны детских черт.

Родительский контроль: при высоком балле по этому параметру родители предпочитают оказывать большое влияние на детей, способны настаивать на выполнении своих требований, последовательны в них. Контролирующие действия направлены на модификацию проявлений зависимости, у детей, агрессивности, развитие игрового поведения, а также на более успешное усвоение родительских стандартов и норм.

Второй параметр родительские требования, побуждающие к развитию у детей зрелости; родители стараются, чтобы дети развивали свои способности, в интеллектуальной, эмоциональной сферах, межличностном общении, настаивают на необходимости и праве детей на независимость и самостоятельность.

Третий параметр способы общения с детьми в ходе воспитательных воздействий: родители с высоким баллом по этому показателю стремятся использовать убеждение с тем, чтобы добиться послушания, обосновывают свою точку зрения и одновременно готовы обсуждать ее с детьми, выслушивают их аргументацию. Родители с низким баллом не выражают четко и однозначно свои требования и недовольства или раздражение, но чаще прибегают к косвенным способам - жалобам, крику, ругани.

Четвертый параметр эмоциональная поддержка: родители способны выражать сочувствие, любовь и теплое отношение, их действия и эмоциональное отношение направлены на содействие физическому и духовному росту детей, они испытывают удовлетворение и гордость от успехов детей. Оказалось, что комплекс черт компетентных детей соответствует наличию в родительском отношении всех четырех измерений контроля, требовательности к социальной зрелости, общения и эмоциональной поддержки, т. е. оптимальным условием воспитания является сочетание высокой требовательности и контроля с демократичностью и приятием.[5;76]

Родители избегающих и незрелых детей имеют более низкий уровень всех параметров, чем родители компетентных детей, Кроме того, для родителей избегающих детей характерно более контролирующее и требовательное отношение, но менее теплое, чем для родителей незрелых детей. Родители последних оказались абсолютно неспособными к контролю детского поведения в силу собственной эмоциональной незрелости.

Из анализа литературы следует, таким образом, что наиболее распространенным механизмом формирования характерологических черт ребенка, ответственных за самоконтроль и социальную компетентность, выступает интериоризация средств и навыков контроля, используемых родителями. При этом адекватный контроль предполагает сочетание эмоционального приятия с высоким объемом требований, их ясностью, непротиворечивостью и последовательностью в предъявлении ребенку. Дети с адекватной практикой родительского отношения характеризуются хорошей адаптированностью к школьной среде и общению со сверстниками, активны, независимы, инициативны, доброжелательны и эмпатичны.В. И. Гарбузов с соавторами (1977) выделили три типа неправильного воспитания, практикуемых родителями детей, больных неврозами. Воспитание по типу А (неприятие, эмоциональное отвержение) неприятие индивидуальных особенностей ребенка, попытки «улучшения», «коррекции» врожденного типа реагирования, сочетающиеся с жестким контролем, регламентацией всей жизни ребенка, с императивным навязыванием ему единственно «правильного» типа поведения. В отдельных случаях неприятие может проявляться в крайней форме реального отказа от ребенка, помещения его в интернат, психиатрическую больницу и т. д. В нашей практической работе подобное отношение мы отмечали у одиноких матерей, воспитывающих родных или приемных детей, в семьях, где ребенок родился «случайно» или «не вовремя», в период бытовой неустроенности и супружеских конфликтов. Наряду с жестким контролем воспитания тип А может сочетаться с недостатком контроля, равнодушием к распорядку жизни ребенка, полным попустительством.[29;201]

Воспитание по типу Б (гиперсоциализирующее) выражается в тревожно-мнительной концентрации родителей на состоянии здоровья ребенка, его социальном статусе среди товарищей; и особенно в школе, ожидании успехов в учебе и будущей профессиональной деятельности. Такие родители стремятся к многопрофильному обучению и развитию ребенка (иностранные языки, рисование, музыка, фигурное катание, технические и спортивные кружки и т. д.), однако вовсе не учитывают или недооценивают реальные психофизические особенности и ограничения ребенка.

Воспитание по типу В (эгоцентрическое) «кумир семьи», «маленький», «единственный», «смысл жизни» культивирование внимания всех членов семьи на ребенке, иногда в ущерб другим детям или членам семьи.

Наиболее патогенным оказывается воздействие неправильного воспитания в подростковом возрасте, когда фрустрируются базовые потребности этого периода развития потребности в автономии, уважении, самоопределении, достижении наряду с сохраняющейся, но уже более развитой потребностью в поддержке и присоединении (семейном «мы»).

1. Гипопротекция: недостаток опеки и контроля за поведением, доходящий иногда до полной безнадзорности; чаще проявляется как недостаток внимания и заботы к физическому и духовному благополучию подростка, делам, интересам, тревогам. Скрытая гипопротекция наблюдается при формально-присутствующем контроле, реальном недостатке тепла и заботы, невключенности в жизнь ребенка. Этот тип воспитания особенно неблагоприятен для подростков с акцентуациями по неустойчивому и конформному типам, провоцируя асоциальное поведение побеги из дома, бродяжничество, праздный образ жизни. В основе этого типа психопатического развития может лежать фрустрация потребности в любви и принадлежности, эмоциональное отвержение подростка, невключение его в семейную общность.

2.Доминирующий тип: обостренное внимание и забота о подростке сочетается с мелочным контролем, обилием ограничений и запретов, что усиливает несамостоятельность, безынициативность, нерешительность, неумение постоять за себя. Особенно ярко проявляется у подростков с психастенической сензитивной и астеноневротической акцентуациями. У гипертимных подростков такое отношение родителей вызывает чувство протеста против неуважения к его «Я», резко усиливает реакции эмансипации.

3. Потворствующая гиперпротекция: воспитание по типу «кумир семьи», потакание всем желаниям ребенка, чрезмерное покровительство и обожание, результирующие непомерно высокий уровень притязаний подростка, безудержное стремление к лидерству и превосходству, сочетающееся с недостаточным упорством и опорой на собственные ресурсы. Способствует формированию психопатий истероидного круга.

4. Эмоциональное отвержение: игнорирование потребностей подростка, нередко жестокое обращение с ним. Скрываемое эмоциональное отвержение проявляется в глобальном недовольстве ребенком, постоянном ощущении родителей, что он не «тот», не «такой», например, «недостаточно мужественный для своего возраста, все и всем прощает, по нему ходить можно». Иногда оно маскируется преувеличенной заботой и вниманием, но выдает себя раздражением, недостатком искренности в общении, бессознательным стремлением избежать тесных контактов, а при случае освободиться как-нибудь от обузы. Эмоциональное отвержение одинаково пагубно для всех детей, однако оно по-разному сказывается на их развитии: так, при гипертимной и эпилептоидной акцентуациях ярче выступают реакций протеста и эмансипации; истероиды утрируют детские реакции оппозиции, шизоиды замыкаются в себе, уходят в мир аутичных грез, неустойчивые находят отдушину в подростковых компаниях.

5. Повышенная моральная ответственность: не соответствующие возрасту и реальным возможностям ребенка требования бескомпромиссной честности, чувства долга, порядочности, возложение на подростка ответственности за жизнь и благополучие близких, настойчивые ожидания больших успехов в жизни все это естественно сочетается с игнорированием реальных потребностей ребенка, его собственных интересов, недостаточным вниманием к его психофизическим особенностям. Как свидетельствует наш опыт консультативной работы, в условиях такого воспитания подростку насильственно приписывается статус «главы семьи» со всеми вытекающими отсюда требованиями заботы и опеки «мамы-ребенка». Подростки с психастенической и сенситивной акцентуациями, как правило, не выдерживают бремени непосильной ответственности, что приводит к образованию затяжных обсессивно-фобических невротических реакций или декомпенсации по психастеническому типу. У подростков с истероидной акцентуацией объект опеки вскоре начинает вызывать ненависть и агрессию, например старшего ребенка к младшему.[27;54]

Е.Т. Столин и В.В. Столин добавили еще несколько типов неадекватного родительского (материнского) отношения к ребенку.

1. Отношение матери к сыну-подростку как к «замещающему» мужу: требование активного внимания к себе, заботы, навязчивое желание находиться постоянно в обществе сына, быть в курсе его интимной жизни, стремление ограничить его контакты со сверстниками. Матери жалуются на отсутствии контакта с сыном, его желание отгородиться от нее, его «презрение». В менее грубой форме подобное отношение, как уже указывалось, выливается в присвоении подростку статуса «главы семьи».

2. Гиперопека и симбиоз: навязчивое желание удержать, привязать к себе ребенка, лишить его самостоятельности из-за страха возможного несчастья с ребенком в будущем (комплекс «умной Эльзы»). В этом случае преуменьшение реальных способностей и потенций ребенка приводит родителей к максимальному контролю и ограничениям, желанию все сделать за него, предохранить от опасностей жизни, «прожить жизнь за ребенка» (В.И. Захаров, 1982), что по существу означает «зачеркивание» реального ребенка, стагнацию развития ребенка, регресс и фиксацию на примитивных формах общения ради обеспечения симбиотических связей с ним.

3. Воспитательный контроль посредством нарочитого лишения любви: нежелательное поведение (например, непослушание), недостаточные школьные достижения или неаккуратность в быту наказываются тем, что ребенку или подростку демонстрируется, что «он такой не нужен, мама такого не любит». При этом родители прямо не выражают недовольства ребенком, недопустимости подобного поведения, не демонстрируют ясно негативные чувства, которые они переживают в связи с плохим поведением ребенка. С ним не разговаривают, его подчеркнуто игнорируют, говоря о ребенке в третьем лице как об отсутствующем. У гипертимных подростков подобное отношение порождает бессильное чувство ярости и гнева, вспышки разрушительной агрессии, за которыми стоит стремление доказать свое существование, внедриться в семейное «мы» напролом; родитель тогда идет на мировую из-за страха перед агрессией или путем ответной агрессии (оплеух, ударов) пытается преодолеть им же созданную стену отчуждения. Подобное поведение родителей у сенситивных детей порождает глубокое чувство собственной ненужности, одиночества. Стремясь вернуть родительскую любовь, подросток вынужден сверхограничивать собственную индивидуальность, поступаясь чувством собственного достоинства, лишаясь собственного «Я». Послушание достигается ценой обесценивания «Я», сохранения примитивной привязанности.

4. Воспитательный контроль посредством вызова чувства вины: ребенок, нарушающий запрет, клеймится родителями как «неблагодарный», «предавший родительскую любовь», «доставляющий своей мамочке столько огорчений», «доводящий до сердечных приступов» и т. д. (частный случай описанного выше воспитания в условиях повышенной моральной ответственности). Развитие самостоятельности сковывается постоянным страхом подростка оказаться виноватым в неблагополучии родителей, отношениями зависимости.[45;228]

1.5 Факторы, влияющие на формирование родительских установок и стилей воспитания

В последние годы в психологии быстро развивается идея о сильной биологической обусловленности родительского чувства. Для благополучного «запуска» биологической основы материнства существенны три фактора: сенситивный период, ключевые раздражители и импринтинг. Считается, что у матери есть сенситивный период материнства первые 36 ч после родов. Если в этот период матери представлена возможность непосредственного общения с новорожденным, так называемый контакт «кожа—кожа», то у матери возникает психологический импринтинг на данного ребенка, интимная душевная связь с ребенком образуется быстрее, бывает более полноценной и глубокой. Дальнейшие исследования тех семей, где не был упущен сенситивный период материнства, показывают, что поведение матерей было спокойным и любящим, дети достоверно чаще улыбались. Детская улыбка в свою очередь мощное поощрение для матери, ключевой раздражитель, запускающий специфическое материнское поведение. Таким образом, вовремя использованный сенситивный период материнства обращается в кольцо позитивных взаимодействий с ребенком и служит гарантом хорошего контакта, теплой и любящей атмосферы общения матери с ребенком.

Стиль общения с ребенком репродуктивен, он во многом задается семейными традициями. Матери воспроизводят тот стиль воспитания, какой был свойствен их собственному детству, нередко повторяют стиль своих матерей. Характерологические особенности родителей являются одной из существенных детерминант родительского отношения. В работе А. Адлера впервые был описан тип тревожной матери, устанавливающей с ребенком симбиотические отношения, опекающей и защищающей его, тем самым парализующей собственную активность и самостоятельность ребенка (Семья в психологическом…, 1989).

На основании клинических наблюдений и экспериментальных психологических исследований А.И. Захаров (А.И. Захаров, 1998) описывает изменения личности родителей, которые относятся главным образом к сфере «я». Они нерезко выражены и не ведут к грубым нарушениям социальной адаптации, расторможенным и асоциальным формам поведения. У матери и отца есть ряд общих изменений личности, которые можно сгруппировать следующим образом.

«Слабость личности» повышенная ранимость, затруднения в принятии решений, мнительность, застреваемость на переживаниях.

«Ригидность личности» болезненно заостренное чувство ответственности, долга, обязанности, негибкость, инертность и консерватизм, трудность принятия и играния ролей.

«Закрытость личности» недостаточная общительность и эмоциональная отзывчивость, сдержанность в выявлении чувства любви и нежности, подавление внешнего выражения переживаний, преобладание самозащитного типа реакций в ответ на действие фрустрирующих ситуаций.

«Конфликтность личности» постоянное чувство внутренней неудовлетворенности, обидчивость, недоверчивость, упрямство и негативизм.

Также А.И. Захаров дает комплексную характеристику личностных особенностей матерей, чьи дети страдают неврозом (А.И. Захаров, 1982). Наряду с сенситивностью, тревожностью и неуверенностью в себе этих матерей отличает также излишняя пунктуальность, принципиальность в моральных требованиях, ригидность мышления, нетерпимость, склонность к образованию сверхценных идей, высокая конфликтность в сфере межличностных отношений, недостаточная эмоциональная отзывчивость. У отцов в этих наблюдениях, по данным MMPI, на первый план выступали черты мягкости, пассивности, некоторой минорности общего фона настроения (А.И. Захаров, 1982). Результатом подобных личностных особенностей является извращенная ролевая структура семьи, в которой мать излишне «мужественна» - недостаточно эмоционально отзывчива и эмпатична, зато требовательна и категорична, а отец «женствен» мягок, раним, не способен управлять ситуацией. Очевидно, что родители с подобными, характерологическими особенностями представляют ребенку искаженные образцы для идентификации и усвоения социальных образцов поведения. Оба родителя обладают также сходной структурой неудовлетворенных потребностей в основном это фрустрация потребности в эмоциональной близости, заостренное желание независимости, сочетающееся со страхом перемен, чувство внутреннего дискомфорта, внутренняя конфликтность и недовольство собой. Однако душевная усталость, неадекватные способы самоутверждения не позволяют родителям адекватно увидеть и принять себя такими, какие они есть, искать конструктивные пути разрешения собственных конфликтов. Ребенок в такой семье выступает в качестве «козла отпущения», принимающего на себя проекции родительских конфликтов, а его невроз становится клиническим выражением личностных проблем родителей (А.И. Захаров, 1982).

В исследовании детей с ночным энурезом А.Я. Варга убедительно показала, как невротический симптом ребенка становится условно-желательным для родителей, позволяя им вытеснять неблагополучие в сфере собственных интимных отношений (1985). Еще более грубые характерологические отклонения отмечаются у родителей детей, больных шизофренией. «Шизофреногенную» мать отличают две типичные установки:

1) открытое отвержение, сочетающееся с безупречно инструментальным контролем, холодность или безразличие к ребенку, иногда садистическая настроенность;

2) скрытое отклонение, когда чрезмерная забота является формой доминирования и паразитического существования при наличии инфантильных и эгоистических установок. Отец в этих исследованиях характеризовался как пассивный, равнодушный, устраняющийся от семейных дел.

Общение в семьях больных шизофренией строится по принципу «двойной связи», имеющей в основе двойственность, иррациональность и противоречивость мотивов, которыми руководствуются родители (Клинические..., 1980).

Патологическая заостренность характерологических черт родителей порождает специфические особенности отношения к ребенку. Родители, например, не замечают у себя тех черт характера и поведения, на малейшее проявление которых у ребенка они реагируют аффективно-болезненно и настойчиво стараются искоренить. Таким образом, родители неосознанно проецируют свои проблемы на ребенка, а затем реагируют на них как на свои собственные. Так, нередко «делегирование» упорное желание сделать из ребенка «самого» (развитого, эрудированного, порядочного, социально-успешного) является компенсацией чувства малоценности, недееспособности, переживания себя как неудачника. Проекция родительских конфликтов на ребенка не предрешает, однако, стиля родительского отношения: в одном случае это выльется в открыто эмоциональное отвержение ребенка, не соответствующего идеальному родительскому образу; в другом случае примет более изощренную форму: по защитному механизму образования реакции обернется гиперопекой или гиперпротекцией.

Очень обостряется конфликтное отношение к ребенку-подростку, особенно если в семье есть еще маленький ребенок: родители обычно склонны переоценивать достоинства младшего, на фоне которого недостатки подростка реальные и мнимые воспринимаются родителями как невыносимые.

Неприятие или эмоциональное отвержение особенно драматично для обеих сторон в неполных семьях, где мать преследует страх, что ребенок воспроизведет нежелательные черты отца, - «боюсь, что скажутся гены».

Скрытое отвержение может маскироваться здесь гиперпротекцией, в крайних вариантах доминирующей гиперпротекцией.

Гиперсоциальность, паранойяльные черты личности в сочетании с фрустрацией потребности в любви у матери, самой имеющей неблагоприятный опыт отношений в прародительской семье, порождают амбивалентные чувства к ребенку, чаще всего дочери. Существует довольно аргументированная точка зрения, что воспроизведение стиля воспитания из поколения в поколение общая закономерность (А.И. Захаров, 1982)[34;129]


1.6 Общение родителей и детей как детерминант развития ребенка

Попытаемся выделить и проанализировать такие формы семейного общения, в которых отчетливо проявляется обоюдный вклад и родителей и ребенка в инициацию и поддержание стиля взаимодействия, результирующего в формирование поведения, характерологических особенностей и самосознания ребенка.[48;327]

Существенный вклад в развитие проблемы влияния поведения и отношений родителей на поведение ребенка внесла Л. Беньямин (см.: Семья в психологической…, 1989). Разработанная ею, и хорошо экспериментально обоснованная модель взаимоотношений в диаде «родитель ребенок» позволяет не только характеризовать поведение каждого из них, но и учитывать наличествующий тип взаимоотношений. Согласно этой модели, связь между поведением родителей и поведением ребенка не однозначна: ребенок может реагировать на одно и то же поведение родителей, по крайней мере, двумя способами. Так, он может отвечать на родительское поведение «дополнительно», т. е. инициативой на предоставление самостоятельности, бегством на преследование, но он может отвечать на родительское поведение и «защитно», например, в ответ на отвержение ребенок может пытаться вести себя с родителями так, как будто те любят его и внимательны к нему, и тем самым как бы приглашать родителей изменить их поведение по отношению к нему.

Следуя логике этой модели, можно предполагать, что ребенок, вырастая, начинает вести себя по отношению к другим людям так же, как родители вели себя по отношению к нему.

В исследовании Л. Беньямин специально рассматривает также вопрос о соотношении самосознания ребенка (как формы саморегуляции) и отношения родителей к ребенку: эта связь раскрывается как интроекция (перенесение внутрь) родительского отношения и способов управления поведением ребенка.

Так, например, пристыживание ребенка может трансформироваться в его самосознании в тенденцию к самообвинению, доминирование родителей в отношениях с ним преобразуется в направленность быть хозяином самого себя, жестокое саморуководство.

По способу, т. е. по тому, как происходит «интериоризация» самосознания ребенка, можно выделить несколько типов общения: 1) прямое или косвенное (через поведение) внушение родителями образа или самоотношения; 2) опосредованную детерминацию самоотношения ребенка путем формирования у него стандартов выполнения тех или иных действий, формирования уровня притязаний; 3) контроль за поведением ребенка, в котором ребенок усваивает параметры и способы самоконтроля; 4) косвенное управление формированием самосознания путем вовлечения ребенка в такое поведение, которое может повысить или понизить его самооценку, изменить его образ самого себя.

Анализ жалоб и проблем, с которыми родители обращаются показывает, что важнейшими чертами, выделяемыми родителями в ребенке и одновременно выступающими объектом их внушающего воздействия, являются: 1) волевые качества ребенка, его способность к самоорганизации и целеустремленность; 2) дисциплинированность, которая в родительской интерпретации часто превращается в послушание, 3) подчинение ребенка родительскому авторитету; 4) интересы, прежде всего к учебе; 5) способности ,ум, память.

Образ и самооценка, внушаемые ребенку, могут быть как положительными (ребенку внушается, что он ответствен, добр, умен, способен), так и отрицательными (груб, неумен, неспособен).

Р. Лэнгс, анализируя отношение родителей и детей в таких семьях, ввел понятие «мистификация» внушение детям того, в чем они нуждаются, кем являются, во что верят (Семья в …, 1989). Одна из форм мистификации приписывание, которое, в свою очередь, подразделяется на приписывание ребенку «слабости» (например, болезненности, неспособности самому искать выход в трудных ситуациях) и «плохости» (низости, аморальности). Другая форма мистификации инвалидация принудительное обесценивание точек зрения ребенка, его планов, намерений, интересов.

Анализ сочинений «Мой ребенок», написанных родителями, испытывающими трудности в воспитании детей, дает множество примеров разнообразных приписываний и инвалидаций (В. В. Столин, 1983).

Конечно, негативные высказывания родителей о своих детях, по крайней мере частично, могут иметь под собой реальную «почву» в поведении или чертах характера ребенка, однако, транслированные в его самосознание в виде «называния вещей своими именами» родительских «приговоров», эти родительские мнения и оценки начинают определять самосознание ребенка изнутри.

Ребенок либо соглашается с этим мнением (сознательно или неосознанно), либо начинает против него борьбу.

Явные, вербальные, внушающие воздействия иногда противоречат косвенным воздействиям.

Например, родитель может утверждать, что ребенок ему дорог и он его ценит, но своим поведением демонстрировать обратное.

В таком случае возникает ситуация, названная «двойной связью», имеющая отрицательные следствия для формирования самосознания ребенка.

Родители и другие взрослые могут воздействовать на формирование «Я-образа» и самоуважение ребенка, не только внушая ему свой собственный образ ребенка и свое отношение к нему, но и «вооружая» ребенка конкретными оценками и стандартами выполнения тех или иных действий, частными и более общими целями, к которым стоит стремиться, идеалами и эталонами, на которые стоит равняться, планами, которые необходимо реализовывать.


1.7 Социально-психологические типы личности ребенка, которые соответствуют определенному типу семейного воспитания

В.М. Минияров (В.М. Минияров, 2000) выделяет следующие основные семь характерологических свойств личности ребенка, которые вытекают из того детерминированного сценария воспитания, который складывается под влиянием социальных факторов и средств педагогического воздействия и о которых говорил в свое время Э. Берн.

Получаемые в ходе диагностики типические портреты личности отличаются от предложенных вариантов в зарубежной и отечественной психологической литературе. Предлагаемая Минияровым диагностика изучает отклонения в норме от того гармонического типа личности, который всегда был идеалом воспитания.

Основные виды отношений и их сочетание с типом личности и стилями воспитания

Виды отношений Типы личности
Конформный доминирующий сенситивный инфантильный тревожный Интровертивный
1. Отношение родителей к деятельности ребенка Удовлетворение желаний ребенка путем ласки, смирения, сопереживания Стимулирование к состязанию с другими Предоставление полной свободы действий Предупреждение всех самостоятельных действий, ограничение инициативы Полное ограничение самостоятельной деятельности Ребенок предоставлен сам себе, имеет полную свободу самостоятельной деятельности
2. Отношение родителей к методам поощрения и наказания Непоследовательное или даже одновременное применение наказаний и поощрений Похвала и поощрение Ни похвалы, ни наказаний Никогда не наказывают, только хвалят Применение насильственных мер в виде наказаний Отсутствуют похвала и наказание
3. Отношение родителей к ребенку Отсутствие заботы о детях С восторгом, гордостью С любовью и вниманием, добрые, простые отношения Предупреждают все его требования и желания Жесткие, требовательные С любовью
4. Отношение родителей к окружающим людям Ложь и лицемерие, мелкий расчет и стремление к мелкой наживе Ставят себя в пример и своего ребенка Живут жизнью ребенка. Помогают окружающим людям Хвастается своим ребенком Раздражение по отношению к окружающим людям Доброе терпеливое отношение к людям с искренностью и любовью
5. Отношение родителей к нравственным ценностям Требование от детей соблюдения внешних обрядов, значение которых не объясняется. Соблюдение внешних приличий в обществе Требуют формального соблюдения нравственных норм Приучают действовать не по шаблону, а по совести Стараются ласками и уговорами сделать их умными и послушными. Соблюдают внешнее приличие Беспрекословное выполнение нравственных требований

Строгое требование действовать по правилам

6. Отношение родителей к мыслительной деятельности ребенка Не возбуждают внимание ребенка, не побуждают к размышлениям. Стараются устранить такие рассуждения Потакательство всему, чем ни занимался, Лишь бы мог выделиться Наблюдательность, привычка к размышлению над окружающими явлениями, понимание связи их внутреннего Не побуждается к размышлениям и мыслительным действиям, т. к. распоряжается своим временем Запрещается рассуждать, обязан выполнять немедленно распоряжения Родители много беседуют и рассуждают
Стиль семейного воспитания Попустительский Состязательный Рассудительный Предупредительный Контролирующий Сочувствующий

В.М. Минияров выделил следующие крайние варианты стилей семейного воспитания и охарактеризовал соответствующие им семь социально-психологических типа личности ребенка (Минияров В.М.)

Сочувствующий стиль

Ребенок предоставлен сам себе в силу постоянной занятости родителей. Родители не применяют ни наказаний, ни поощрений. Они любят ребенка, но никогда не балуют. Все тяготы жизни они разделяют с ним, но по возможности стремятся уберечь от перегрузок как физических, так и психологических. Им характерен личный пример нравственного поведения, а также обучение ребенка нравственному поведению на ошибках других. Не читают длинных нотаций, им достаточно посмотреть с укоризной, пристыдить, расстроиться. Положительно относятся к превосходству в поступках ребенка рассудочных действий, а не эмоций.

Интровертированный тип личности ребенка

Чуткий, внимательный, правдивый, честный, вежливый, уравновешенный, спокойный, скромный, стеснительный, простодушный, прост в общении с людьми, терпелив, исполнителен, склонен к занятию физическим трудом, ответственен, самокритичен.

Попустительский стиль

Ребенку предоставлена бесконтрольная свобода действий. Родители совершенно безразличны к потребностям и запросам ребенка и удовлетворяют только те, которые можно удовлетворить за счет других людей. Обучая выполнению правил, требований родители действуют ситуативно, не знают меры ни в поощрении, ни в наказании. Непоследовательны в проявлении своих чувств к ребенку. В выборе форм поведения ребенок свободен, но на людях должен формально соблюдать правила приличия. Мыслительная деятельность ребенка связана в основном с поиском и ожиданием возможного получения удовольствия.

Конформный тип

Нечестен, хвастлив, хитер, изворотлив, отсутствует чуткость к людям, извлечение из всего личной выгоды, скуп, жаден, требователен только к другим, ябедничество, склонность к сплетням, клевете, равнодушие, внешняя вежливость, властолюбие, безразличие к безнравственным поступкам других, подхалимство, недобросовестность.

Состязательный стиль

Родители ищут в действиях ребенка необычное, выдающееся, отличительное от других детей. В случае успеха ребенок может быть вознагражден как восторженными эпитетами, так и материально. Учат не сдавать завоеванных позиций. Родителей мало волнуют человеческие качества ребенка, главное, как должен он выглядеть в обществе. Моральные нормы лишь для того, чтобы комфортно чувствовать себя среди людей и по возможности выгодно выделиться. Следят за интеллектуальным развитием детей, приучая к демонстрации интеллектуальных возможностей, к поиску момента их проявления, а не к глубоким размышлениям.

Доминирующий тип

Самоуверенный, высокомерный, эгоистичный, преувеличивает свои возможности, безразличие к интересам коллектива, сосредоточенность на собственной защите и все это при высоком проявлении двигательной активности.

Рассудительный стиль

Предоставляют ребенку полную свободу действий, чтобы ребенок путем самостоятельных проб и ошибок приобрел личный опыт. Терпеливо рассказывают и отвечают на все возникающие у ребенка вопросы. Они считают, что можно обходиться без внешних стимулов активизации детей. Взаимоотношения ровные и спокойные во всем. Четко следят за тем, чтобы достоинство ребенка никогда не принижалось. Каждый поступок ребенка родители обсуждают вместе с ним. Отсутствие наказания порождает у детей не страх, а желание не причинять вреда другим. Родители много беседуют и отвечают на вопросы ребенка, поддерживают стойкий интерес и любознательность, преподносят интересные факты для осмысления их ребенком.

Сенситивный тип

Чувствительный, добросовестный, общительный. Свойственен самоконтроль, уверенность в себе. Имеет средние значение по качествам: сообразительность, склонность к риску, тревожность и низкие по качествам: возбуждение, доминирование, социальная смелость,

Предупредительный стиль

Родители считают, что ребенок не должен действовать самостоятельно. Ребенок полностью лишен активной деятельности и является пассивным, постоянно развлекаемым родителями. Такое ограничение связано со страхом родителей за ребенка. Никогда в дошкольном возрасте не наказывают, наоборот испытывают чувство вины перед ребенком, если он капризничает. Безмерная любовь родителей к ребенку толкает их на самый изощренный путь бесконечного проявления любви и ласки. Господствуют вседозволенность и потакание, ребенку прощается все шалости.

Инфантильный тип

Несамостоятельный, неспособный к принятию решений, действует лишь по чьему-либо указанию, равнодушны и холодны, безразличны и безучастны к трудностям и проблемам семьи, коллектива, беспомощны, осторожны, сдержаны в действиях и словах, исполнительны при условии контроля, пассивны, безответственны, не уверены в своих силах, неорганизованны, недисциплинированны, безынициативны.

Контролирующий стиль

Родители представляют ограниченную свободу действий, строго контролируя выход действий ребенка за рамки родительских представлений. Часто наказывают за неправильное поведение, начиная с командно – приказного тона, переходят к крику, постановке в угол, наказанием ремнем, запретом на удовлетворение потребностей ребенка, считая, что за один и тот же проступок мера наказания должна постоянно возрастать. Ласкают ребенка очень редко, в основном предъявляют к нему высокие требования. «Ребенок мишень», на которого падают все шишки.

Тревожный тип

Вспыльчив, подозрителен и осторожен во взаимоотношениях с людьми, нетерпеливый, добросовестный, с заниженной самооценкой, стремиться оказать помощь товарищу. Защищает товарищей и своих близких. Сосредоточенность на личной защите, требовательность к другим, неуверенность в себе, отрицательное отношение к критике, отсутствие инициативы.

Гармоничный стиль

Не будем рассматривать его подробно, так как он является синтезом предыдущих стилей воспитания, вбирая в себя то лучшее, что описано в предыдущих стилях воспитания.[43;128]


РАЗДЕЛ 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ИЗУЧЕНИЯ ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИХ ЧЕРТ ЛИЧНОСТИ РОДИТЕЛЯ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СТИЛЬ ОТНОШЕНИЯ К РЕБЕНКУ

2.1 Обоснование замысла исследования. Цель, задачи, гипотеза

Анализ литературы выявил, что проблеме изучения родительско-детских отношений уделялось много внимания, в том числе проводились исследовательские работы по проблеме влияния личности родителя на стиль отношения к ребенку. Так А.И. Захаровым и его коллегами (А.И. Захаров, 1998)исследовались семьи детей, больных неврозами, и полученные результаты сравнивались с результатами обследования контрольных семей, здоровых в нервно-психическом отношении. Проведенные сравнения позволяют считать, полученные данные характерными для семей, в которых дети больны неврозами. В этих семьях по личностным особенностям родителей, особенностям воспитания и преморбидным чертам характера детей можно с известной долей вероятности предсказать риск невротического заболевания у детей.[48;302]

В данном исследовании нам хотелось бы показать, что любой родитель использует тот или иной стиль отношения к ребенку, неосознанно направляемый личностными чертами, свойственными его характеру. Разница состоит лишь в том, что совокупность черт характера одного родителя приводит к правильному взаимодействию с ребенком и оказывает на ребенка положительное воздействие, а у другого родителя доминируют такие черты, которые ведут к неприемлемому, с точки зрения психологии и педагогики, стилю воспитания и отрицательно сказываются на формировании личности ребенка.

Цель исследования :

Изучить влияние личностных особенностей родителей на стиль отношения к ребенку.

Задачи исследования :

Обосновать замысел и описать процедуру экспериментального изучения характерологический черт личности родителей, стилей взаимодействия и отношения с ребенком.

Организовать и провести психологический эксперимент.

Провести качественный анализ полученных на выборке испытуемых-родителей эмпирических данных относительно личностных свойств и стилей взаимодействия.

Сформулировать основные выводы и практическую значимость проведенного исследования.

Гипотеза : Мы предполагаем, что совокупность определенных характерологических черт в личности родителя влияет на его стиль отношения к ребенку.[16;79]

2.2 Организация и ход исследования

Исследование было проведено в детском саду №21г. Кривого Рога. Испытуемые родители детей старшей и подготовительной групп (всего 25 родителей). Из них 22-е матери и 3 отца. Средний возраст родителей от 25 лет до 35 лет.

Им было предложено тест опросник родительского отношения (ОРО) А.Я. Варги, В.В. Столина. (см.: И.М. Марковская, 2000; Практическая психодиагностика, 1998).

Родителям были розданы бланки опросников, которые они заполняли, отвечая на вопросы тестов. Экспериментатор следил за временем выполнения и давал пояснения, если было необходимо.

Методы исследования:

Практическое исследование взаимодействия родителя и ребенка не может обойтись без конкретных методов психологической диагностики. При этом в зону диагностики могут попадать как личностные характеристики детей и родителей, так и характеристики родительско-детских отношений и взаимодействия. Последние тесно связаны друг с другом: отношения включаются в реальное взаимодействие и в качестве условий, и в качестве результата. Поэтому представляется обоснованным, что исследователи часто делают выводы об определенном взаимодействии, изучая отношения участников сторон взаимодействия, и, наоборот, по характеру взаимодействия судят об отношениях сторон.

Следует отметить, что методики диагностики родительско-детского взаимодействия и родительско-детских отношений тесно связаны с задачами психокоррекционной работы, поэтому желательно, чтобы они были не только констатирующими, то есть раскрывали бы картину существующих отношений, на и эвристическими дающими и расширяющими возможность понимания субъективного мира не только для психолога, но и для обследуемого человека. Таким методикам обычно не ставятся очень жесткие требования относительно их диагностической и прогностической валидности.

МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ РОДИТЕЛЬСКОГО ОТНОШЕНИЯ А.Я. ВАРГА, В.В. СТОЛИН (Практическая диагностика. Методы и тесты. / Д.Я. Райгородский, 1998).

Тест-опросник родительского отношения (ОРО) представляет собой психодиагностический инструмент, ориентированный на выявление родительского отношения у лиц, обращающихся за психологической помощью по вопросам воспитания детей и общения с ними.

Родительское отношение понимается как система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и понимания характера и личности ребенка, его поступков.

Опросник состоит из 5 шкал.

1. «Принятие – отвержение». Шкала отражает интегральное эмоциональное отношение к ребенку. Содержание одного полюса шкалы: родителю нравится ребенок таким, какой он есть. На другом полюсе шкалы: родитель воспринимает своего ребенка плохим, неприспособленным, неудачливым.

2. «Кооперация» – социально желательный образ родительского отношения. Содержательно эта шкала раскрывается так: родитель заинтересован в делах и планах ребенка, старается помочь ребенку, сочувствует ему. Поощряет инициативу и самостоятельность ребенка, старается быть с ним на равных.

3. «Симбиоз» - шкала отражает межличностную дистанцию в общении с ребенком. Высокие баллы по этой шкале интерпретируются как стремление родителя к симбиотическим отношениям с ребенком.

4. «Авторитарная гиперсоциализация» – отражает форму и направление контроля за поведением ребенка. При высоком балле по этой шкале в родительском отношении отчетливо просматривается авторитаризм.

5. «Маленький неудачник» – отражает особенности восприятия и понимания ребенка родителем. При высоких значениях по этой шкале в родительском отношении имеются стремления инфантилизировать ребенка, приписать ему личную и социальную несостоятельность.

Ход исследования

Опрос родителей проводился индивидуально. Каждая мама получала тестовые материалы, содержащие инструкции, опросники и бланки ответов.

2.3 Результаты исследования

Результаты исследования стиля отношения к ребенку.

Результаты психологической диагностики, проведенной для определения стиля отношения к ребенку, представлены в таблице 2


Таблица 2. Результаты изучения стиля отношения к ребенку

№ пп Прин. Кооп. Симб. Гиперс. Инф.
1. 9 80 5 69 46
2. 97 49 75 69 15
3. 77 12 93 69 85
4. 89 31 75 32 70
5. 68 49 75 69 93
6. 31 80 75 14 70
7. 54 80 93 32 46
8. 68 49 93 84 70
9. 77 80 87 54 70
10. 68 31 20 69 97
11. 89 80 87 84 46
12. 12 80 97 69 70
13. 4 31 39 32 46
14. 31 49 87 69 70
15. 31 49 87 69 70
16. 54 80 58 4 46
17. 68 80 87 54 85
18. 68 80 93 69 70
19. 54 80 93 32 85
20. 31 49 75 14 85
21. 89 31 58 84 85
22. 54 80 75 69 46
23. 12 80 58 54 70
24. 12 80 93 54 70
25. 31 31 87 84 97
Ср.зн. 21,6 27,9 33,9 49,8 65,7

Из полученных результатов видно, что более половины матерей принимают своего ребенка. Им нравится ребенок таким, какой он есть. Родители уважают индивидуальность ребенка, симпатизируют ему, одобряют его интересы и планы. Однако достаточно большое количество матерей имеют низкие показатели по шкале «Принятие – отвержение», что говорит о том, что они склонны воспринимать ребенка плохим, неприспособленным и неудачливым. Эти матери часто испытывают к ребенку злость, досаду, раздражение, обиду. Они не доверяют ребенку и не уважают его.

82% испытуемых набрали высокие и средние баллы по шкале «Кооперация». Это свидетельствует о том, что большинство родителей проявляет заинтересованность делами и планами ребенка, стараются помочь ему, высоко оценивают интеллектуальные и творческие способности ребенка, испытывают чувство гордости за него.

Однако у 73% испытуемых дистанция в общении с ребенком слишком мала. Эти матери ощущают себя с ребенком единым целым, стремятся удовлетворить все потребности ребенка, оградить его от трудностей и неприятностей жизни. Они постоянно ощущают тревогу за ребенка, ребенок кажется им маленьким и беззащитным. Это может объясняться небольшим возрастом детей (6-10 лет), а может быть связано и с повышенной личностной тревожностью самих матерей.

97% испытуемых набрали высокие и средние показатели по шкале «Инфантилизация». Это говорит о том, что практически все родители видят своего ребенка младшим по сравнению с реальным возрастом, приписывают детям личную и социальную несостоятельность. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка не воспринимаются всерьез. Ребенок кажется родителям не приспособленным, открытым для дурных влияний. Возможно, именно поэтому 40% матерей предпочитают жестко контролировать своих детей.

Небольшой части данной группы испытуемых (40%) свойственен авторитарный стиль воспитания: строгая дисциплина, безоговорочное послушание. Такие родители стараются навязать ребенку свою волю, не в состоянии понять точку зрения ребенка. Они пристально следят за социальными достижениями ребенка, его индивидуальными особенностями, привычками, мыслями, чувствами.

Результаты корреляционного анализа

Корреляционный анализ соотношений между типом отношения к детям и личностными особенностями родителей показал следующие результаты:

Принятие – отвержение

Существует отрицательная корреляционная связь между уровнем отвержения ребенка и фактором Q2 (r = - 0,46; p < 0,01).

Т.е. несамостоятельной, зависимой от группы личности, нуждающейся в поддержке, советах и одобрении окружающих очень сложно принять своего ребенка, позволить ему быть таким, какой он есть.

Авторитарная гиперсоциализация

Существует отрицательная корреляционная связь между уровнем авторитарной гиперсоциализации ребенка и фактором Q1 (r = - 0,50; p < 0,05).

Т.е. консервативный, ригидный родитель, не любящий перемен, склонный к нравоучениям и морализации, требует от ребенка дисциплинированности и безоговорочного послушания.

Существует отрицательная корреляционная связь между уровнем авторитарной гиперсоциализации и фактором М (r = -0,46; p < 0,05).

Т.е. практичный родитель, занятый решением повседневных вопросов, личных проблем, имеющий низкий творческий потенциал, проявляет склонность к жесткому авторитарному контролю по отношению к ребенку.

Маленький неудачник» (инфантилизация).

Существует отрицательная корреляционная связь между стремлением родителя инфантилизировать ребенка и фактором С (r = -0,45; p < 0,05).

Т.е. родитель со слабым «Я», тревожный, легко расстраивающийся, часто чувствующий себя беспомощным, усталым, неспособным справиться с жизненными трудностями, импульсивный и уклоняющийся от ответственности стремиться инфантилизировать ребенка, приписать ему личную и социальную несостоятельность.

2.4 Обсуждение результатов

Обсуждение результатов корреляционного анализа.

Проведенный корреляционный анализ позволяет сделать вывод о связи самодостаточности личности родителя и принятия ребенка. Именно независимый, самостоятельный, зрелый человек способен на эмоциональную близость со своим ребенком. Признавая за собой право на индивидуальность, родитель уважает и индивидуальность ребенка. Этот факт подтверждает аналогичные исследования А.С. Спиваковской (Спиваковская А.С., 2000).

Установлена связь между ригидностью, узостью интересов родителей, консерватизмом и авторитарной гиперсоциализацией.

Стиль авторитарной гиперсоциализации подразумевает жесткий контроль, требование от ребенка безоговорочного послушания и дисциплины, неспособность родителя принять точку зрения ребенка. Лица с преобладанием ригидности и консерватизма выбирают данный деструктивный стиль. На обусловленность деструктивного стиля отношения к ребенку ригидностью родителя, заостренным чувством долга, обязательности, трудностью нахождения компромиссов указывал в своих работах и А.И. Захаров (Захаров А.И., 1998).

В проведенном исследовании обнаружена отрицательная корреляционная связь между стремлением родителя инфантилизировать ребенка и эмоциональной устойчивостью родителя. На связь силы «Я» со стилем родительского отношения еще в 1959 г. указывал И.С. Шефер (Шефер И.С., 1959), и наше исследование, проведенное на современной выборке родителей, подтверждает это. Эмоционально неустойчивый родитель со слабым «Я», легко расстраивающийся, часто чувствующий себя беспомощным, усталым, неспособным справиться с жизненными трудностями, импульсивный и уклоняющийся от ответственности, выстраивает деструктивные отношения с ребенком. Такие мать или отец считают своего ребенка слабым, несамостоятельным, младшим по сравнению с реальным возрастом. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся родителю детскими и несерьезными. Родитель часто безосновательно обижается на ребенка. Будучи неспособным контролировать свои эмоциональные импульсы и выражать их в социально допустимой форме, такой родитель порой сам выглядит как безответственный, капризный ребенок. По сути родитель проецирует на ребенка собственную личную и социальную несостоятельность. Стараясь оградить ребенка от трудностей жизни, родитель демонстрирует то, в чем нуждается сам. Гиперопека, которой родитель окружает своего ребенка, связана в данном случае с тревожностью и неуверенностью самого родителя. На связь тревожности и гиперопеки указывали также А. Адлер, А.И. Захаров, Г. Орвашел (Адлер А., 1998; Варга А.Я., 1986; Захаров А.И., 1998).


ВЫВОДЫ

Многие родители данной выборки используют в воспитательных целях высокий уровень контроля, часто применяют строгие меры наказания, да же тогда, когда сильно выражено принятие своего ребенка. Прослеживается недостаточное применение сотрудничества, признание прав ребенка, частое присутствие воспитательной конфронтации в семье, стремление родителей к инфантилизации ребенка.

В своем исследовании Д. Боумрин (Семья в психологической...,1989) вычленил совокупность детских черт, связанных с фактором родительского контроля. Он пришел к выводу, что оптимальным условием воспитания является сочетание высокой требовательности и контроля с демократичностью и принятием. Из данной выборки можно отметить следующих родителей, которые приближаются к использованию оптимальных условий воспитания: Круглов А.А., Бурова В.М., Тихончук Т. В., Кириллова О.М., Михайлов Н.И., Кашин Э.М., Волошина Ю.М.

Этим родители имеют высокий балл по факторам G, A; матери плюс к тому имеют высокий балл по факторам I, O , а отцы по двум последним факторам имеют низкие значения. Все имеют низкий балл по фактору L.

Таким образом, можно дать общую характеристику для них: общительные, доброжелательные, им характерно осознанное соблюдение норм и правил поведения, настойчивость в достижении цели, точность, ответственность. Они откровенны, доверчивы, благожелательны к людям, терпимы, уживчивы, свободны от зависти. Для женщин характерна женственность, способность к эмпатии, стремление к покровительству, тревожность, впечатлительность. Для мужчин мужественность, самоуверенность, рассудочность, уверенность в себе.

Для этих родителей характерно принятие, средний уровень контроля последовательность в требованиях, признание прав ребенка, сотрудничество с ним.

Все выше сказанное можно отнести к характеристике идеальной семейной пары, с точки зрения воспитания детей.

Остальную массу родителей можно условно разделить на следующие группы:

Родители, которым свойственно отвержение своего ребенка, применение строгих мер наказания и принуждения к чему-либо, высокий уровень контроля, низкий уровень признания прав ребенка, сотрудничества с ним, стремление к инфантилизации (Сафронова Е.И., Берегой Т.А., Веселкина Н.В., Козлова М.В., Хохлова К.О., Васиндина А.В., Малышева О.С., Буянова Л.Г., Истомина М.В., Зинченко А.Г., Комарова Е.К.)

У них общими являются факторы: А, Q4 , O высокие баллы, F низкие значения. Общая характеристика родителей этой группы: общительны и добродушны, свойственна тревожность, ранимость депрессивность, напряженность, фрустрированность, взвинченность, возбуждение и беспокойство, а также активное неудовлетворение стремлений, склонность все усложнять, пессимистичность в восприятии действительности.

Отвержение, без применения строгих мер наказания, слабо выраженный контроль и требовательность, малая степень сотрудничества (Шарова Н.М.).

Родители, которым характерно принятие, применяющие средний уровень контроля, мягкие меры наказания, с низкой степенью сотрудничества, выраженной воспитательной конфронтацией, стремлением к инфантилизации (Нефедова Е.И., Боброва К.С.).

Родители, у которых выражено принятие, средний уровень контроля, применение строгих мер наказания и принуждения, непоследовательность требований, воспитательная конфронтация, низкая степень сотрудничества, стремление к инфантилизации (Синицина Е.А., Видминова Н.Н., Кузьмина Е.Ю., Марченко М.В.). Для них общими являются факторы G,O высокие баллы, Е низкие баллы. Общая характеристика родителей этой группы: характерно осознанное соблюдение норм и правил поведения, настойчивость в достижении цели, ответственность; выражена тревожность, депрессивность, ранимость, застенчивость, зависимость, тревожность о возможных своих ошибках.

Результаты полученные в ходе математической обработки, подтверждают выводы, сделанные в ходе эмпирического анализа.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мировая практика психологической помощи детям и их родителям показывает, что даже очень трудные проблемы воспитания вполне разрешимы, если удается восстановить благоприятный стиль общения в семье.

Главные черты этого стиля определяются основными положениями гуманистической психологии. К. Роджерс назвал его «Личностно центрированным», то есть, ставящем в центр внимания личность того человека, с которым ты сейчас общаешься.

Стиль родительского взаимоотношения непроизвольно запечатлевается в психике ребенка. Это происходит очень рано, еще в дошкольном возрасте, как правило, бессознательно. На стиль же воспитания, как показали результаты проведенного нами исследования, оказывают влияние личностные качества родителей.

Став взрослым, человек воспроизводит стиль воспитания как естественный. Таким образом, из поколения в поколение происходит социальное наследование стиля общения и воспитания. Отсюда следует вывод, что родителей надо не только просвещать, но и обучать способам правильного общения с детьми, корректируя личностные качества родителей, относящейся главным образом к сфере «Я».

Хотелось бы еще отметить, что не мене интересным было бы сравнить стили взаимодействия отцов и матерей, так как существует различия как черт характера, так и стилей отношения к ребенку по гетерогенному признаку.

Результаты исследования показали, что лучше проводить обследование отца и матери, составляющих семейную пару, для того чтобы нарисовать более объективную картину воспитания в семье, влияние обоих родителей на формирование личности ребенка, чтобы работа по оказанию помощи семье была более плодотворной.

Поставленная в исследовании цель: изучить взаимосвязь личностных особенностей родителей с различным стилем отношения к ребенку – достигнута.

Выдвинутая в исследовании гипотеза подтвердилась: личностные особенности родителей оказывают влияние на выбор ими стиля отношения к ребенку. На этот факт указывали многие исследователи психологии семьи (Адлер А., 1998; Варга А.Я., 1986; Захаров А.И.,1998; Навайтис Г.А., 1998; Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В., 1999 и др.).

Исследование по выявлению соотношения личностных черт родителей и стиля отношения к ребенку позволило экспериментально доказать наличие связи между этими факторами, сравнить личностные черты родителей с конструктивным и деструктивным стилем отношения к ребенку и описать психологический портрет конструктивного родителя.

В теоретической части исследования изучена роль семьи в развитии и воспитании ребенка; описаны особенности психического развития детей, воспитывающихся вне семьи или в условиях психологической депривации; рассмотрены различные классификации стилей родительского отношения в зарубежной и отечественной психологии.

Обзор исследований в области психологии личности и психологии семьи подтверждает теоретическую закономерность влияния личностных особенностей родителей на стиль отношения к ребенку.

Экспериментальная часть исследования подтвердила наличие связи между особенностями личности родителя и стилем воспитания ребенка, который он выбирает. Была установлена корреляционная связь между самодостаточностью личности родителя и уровнем принятия ребенка, между ригидностью родителя и стилем авторитарной гиперсоциализации. Была обнаружена отрицательная корреляционная связь между стремлением родителя инфантилизировать ребенка и эмоциональной устойчивостью. Определены различия между чертами личности родителей с конструктивным и деструктивным стилем отношения к ребенку. Так родителям, выбирающим деструктивный стиль, свойственны: повышенная тревожность, внешний локус контроля, эмоциональная неустойчивость, слабость «Я», непоследовательность, ригидность, консерватизм, недостаток воображения, повышенная практичность, зависимость от мнения и оценок окружающих. Для родителей, выбирающих конструктивный стиль отношения к ребенку, характерны: умеренная тревожность, внутренний локус контроля, самодостаточность, эмоциональная устойчивость,, последовательность, настойчивость, творческость, оптимистичность, гибкость, открытость, большая, по сравнению с деструктивными родителями, социальная успешность.

Существование статистически значимых различий в личностных особенностях конструктивных и деструктивных родителей подтверждает положение о том, что связь личностных качеств родителей со стилем отношения к ребенку носит закономерный, а не случайный характер.

На основании полученных данных может быть предложен комплекс рекомендаций для супругов, готовящихся стать родителями, и для родителей, задумывающихся над вопросами воспитания детей, обращающихся за психологической помощью к специалистам. Кроме того, полученные данные можно учитывать при разработке групповых и индивидуальных программ, направленных на коррекцию детско-родительских отношений, а также при планировании обучающих, развивающих тренинговых программ для родителей, способствующих их личностному росту.

Дальнейшие исследования могут быть направлены на изучение динамики изменения степени влияния личностных черт родителей на стиль воспитания по мере взросления ребенка. Кроме того, расширение выборки: увеличение численности, включение отцов в число испытуемых, позволит выявить гендерные различия в этом вопросе. Представляет интерес исследование влияния других факторов на стиль отношения к ребенку. Например, влияние социокультурных и семейных традиций, особенностей общения взрослых членов семьи между собой, степени удовлетворенности браком, количества детей, наличие в качестве участников воспитания бабушек и дедушек и т.д. Это даст возможность осуществлять более дифференцированный подход при разработке рекомендаций и коррекционных программ для родителей в зависимости от возраста ребенка, пола родителя, социальной ситуации


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Бене Е. Детский тест «Диагностика эмоциональных отношений в семье» // Семейная психология и семейная терапия. 1999. - №2. С. 14 41.

2. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. СПб.: Лениздат, 1992. 400с.

3. Бруменская Г.В., Карабанова О.А., Лидерс А.Г. Возрастно-психологическое консультирование. Проблемы психического развития детей. – М., 1991. 300с.

4. Буянов М. И. Ребенок из неблагополучной семьи. - М.: Просвещение, 1988. 179с.

5. Варга А.Я. Роль родительского отношения в стабилизации детской невротической реакции (на примере энуреза) // Вестник МГУ. Психология. 1985. №4.

6. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. - М.: Медицина, 1977. С. 14 –24.

7. Гиппенрейтер Ю. Б. Общаться с ребенком. Как? – М., 2000. – 240с.

8. Гозман Л.Я., Шлягина Е.И. Психологические проблемы семьи // Вопросы психологии 1985. - №2. С. 186 – 187.

9. Голод С.И. Стабильность семьи. – Л.: Наука, 1984. – 136с.

10. Гордон Т.Р. Повышение родительской эффективности. – Екатеренбург: АРД ЛТД, 1997. 150с.

11. Гребенников И.В. Воспитательный климат семьи. – М.: Знание, 1976. – 40с.

12. Демьянов Ю. Г. Основы психопрофилактики и психотерапии. – СПб., 1999. – 224с.

13. Джайнотт Х. Родители и дети // Знание. – 1986. - №4. – С. 17 – 29.

14. Захаров А.И. Неврозы у детей и психотерапия. – СПб., 1998. –336с.

15. Захаров А.И. Психотерапия неврозов у детей подростков. М., 1982.

16. Клинические и организационные основы реабилитации психических больных/ Под ред. М.М. Кабанова, К. Вайзе.М., 1980.

17. Козловская Г.В. Нарушения психического развития у детей раннего возраста в условиях шизофреногенной семьи //Социокогнитивное развитие ребенка в раннем детстве. – М., 1995. - 214с.

18. Костицкий В.И. Эти трудные почти нормальные семьи // Семья и школа. 1979. - №8. – С. 32.

19. Кэмпбелл Р. Как на самом деле любить детей. Максимов М. Не только любовь. – М.: Знание,1992. – 190 с.

20. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. – М.: Медицина, 1985. – 416с.

21. Лэндрет Г.Л. Игровая терапия: Искусство отношений. – М., 1998. – 368с.

22. Марковская И.М О возможности применения теста семейных отношений в психологической консультации // Семейная психология и семейная терапия. – 1999. - №2. – С. 42 – 49.

23. Марковская И.М. Опросник для изучения взаимодействия родителей с детьми // Семейная психология и семейная терапия. – 1999. - №2. – С. 17.

24. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. – СПб., 2000. – 150с.

25. Межличностные отношения ребенка от рождения до семи лет. / Под ред. Е.О. Смирновой. – М., 2001. – 240с.

26. Минияров В.М. Психология семейного воспитания. – Воронеж, 2000. – 256с.

27. Мэй Р Искусство психологического консультирования. М., 1994. – 450с.

28. Навайтес Г. Семья в психологической консультации. – М.-В., 1999. – 224с.

29. Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. – М., 1995. – 360 с.

30. Папп П. Семейная терапия и ее парадоксы. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 288с.

31. Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: семья как психотерапевт.- М., 1993. – 380с.

32. Петровская Л.А. Компетентность в общении: Социально-психологический тренинг. – М., 1989. –200с.

33. Петровский А.В. Дети и тактика семейного воспитания. – М.: Знание. 1981. – С. 95.

34. Популярная психология для родителей. / Под ред. А.А. Бодалева. – М., 1989. – 380с.

35. Практическая психодиагностика./ Под ред. Д.Я. Райгородского. – Самара, 1998. 672с.

36. Психокоррекционная и развивающая работа с детьми. / Под ред. Дубровиной. – М., 1999. – 160с.

37. Психология. Учебник. – М.: Проспект, 1998. – 584с.

38. Рояк А.А. Психологический конфликт и особенности индивидуального развития личности ребенка. – М.: Педагогика, 1988. – 120 с.

39. Сатир В. Как строить себя и свою семью. – М., 1989. – 300с.

40. Сатир В. Психотерапия семьи. – СПб., 2000. – 283с.

41. Семья в психологической консультации. / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. – М.: Педагогика, 1989. – 208с.

42. Сидаренко Е.А. Опыт реориентационного тренинга. – СПб., 1995. – 205с.

43. Снайдер М., Снайдер Р., Снайдер-мл. Р. Ребенок как личность: Становление культуры справедливости и воспитание совести. – М., 1994. – 308с.

44. Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов. – М., 1988. – 273с.

45. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

46. Теория личности в западно-европейской и американской психологии./Под ред. Д.Я. Райгородского. – Самара, 1996. – 480с.

47. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка. – М.: Педагогика, 1989. – 160с.

48. Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. – М. – СПб., 1996. – 365с.

49. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Анализ семейных отношений подростков при психопатиях, акцентуациях характера, неврозах и неврозных состояниях. – М., 1994. – 96с.

50. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Питер, 1999. –656с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ