Психология личности несовершеннолетних нарушителей

Психология личности несовершеннолетнего правонарушителя. Антиобщественное поведение малолетних. Мотивации и сдвиги в мотивации. Особенности мотивационно-потребностной сферы личности малолетнего правонарушителя. Классификация малолетних преступников.

Содержание

1. Психология личности несовершеннолетнего правонарушителя

1.1 Антиобщественное поведение малолетних

1.2 Мотивации и сдвиги в мотивации

2. Особенности мотивационно-потребностной сферы личности

малолетнего правонарушителя

2.1 Основные формы общения несовершеннолетних

правонарушителей

2.2 Классификация малолетних преступников

Литература


1. Психология личности несовершеннолетнего правонарушителя

Социальная детерминация поведения личности носит сложный характер. С одной стороны, на личность влияют (и ее формируют) объективные отношения, в которые включается человек и которые определяют его субъективное отношение к окружающему, выражающееся в его стремлениях, склонностях и т.п. Социальный статус и выполняемые личностью социальные роли определяют ее место в обществе. Но так как эти функции малолетних, как и несовершеннолетних в целом, по существу, лишь декларируются в официальных программах и документах, а на самом деле их социальные роли, мягко говоря, занижены, то противоречия здесь налицо, а значит, имеются и причинные явления несогласия, которое может быть выражено в противоправной форме. Известно, что одна и та же социальная среда формирует разные человеческие личности. Формирование личности малолетнего с противоправными установками происходит при активном восприятии ею негативных явлений социальной среды, которая накладывает отпечаток на потребности человека, его интересы, мотивы, цели, эмоции и волю. В конечном счете, личность приобретает отклоняющуюся направленность поведения в виде определенной системы отношений к обществу, социальным и другим нормам.

С другой стороны, важнейшими свойствами человека являются его способность избирательно реагировать на внешние воздействия, преобразовывать их, выступать субъектом социальных процессов. Исследования психологов показывают, что даже специально направленные на личность воспитательные и другие воздействия могут быть эффективными, только если они опосредуются самой личностью. Особенностью личности малолетних является результат преломления в их сознании сложной системы общественных отношений, в рамках которой проходит их жизнедеятельность.

Для большинства психологических подходов характерно, прежде всего, рассмотрение личности правонарушителя в качестве социального типа, обладающего определенной общественной опасностью, реализуемой в криминогенной ситуации совершением преступления. Общественная опасность личности выявляется в процессе ее социальной деятельности. Антиобщественное поведение, как и общественно приемлемое, реализуется в пределах физических и психических возможностей человека. Однако отличие состоит не в специфических физических и психических возможностях субъекта, а в мотивации поведения.

Сталкиваясь с многочисленными случаями антиобщественного поведения малолетних и стремясь объяснить побудительные мотивы такой активности, криминологи, психологи и педагоги пытаются анализировать конкретную ситуацию с учетом, прежде всего, возрастных особенностей ее участников. «Кривая возраста» — одна из самых устойчивых в характеристике преступности и занимает особое место в психологии несовершеннолетних. Это определяется не только связью наступления уголовной ответственности с достижением определенного возраста, но и существованием возрастных этапов нравственного формирования личности и, главное, тем, что для каждого возрастного периода онтогенеза характерен «свой», набор потребностей, интересов, мотивов, ценностных ориентации.

1.1 Антиобщественное поведение малолетних

Антиобщественное поведение характерно как относительно распространенное явление для малолетних. Основой проведенных исследований этого поведения являлись различные периоды возрастного развития, как бы вобравшие в себя наиболее психологически выверенные представления о специфике каждого возрастного этапа. В рамках данной концептуальной схемы личность малолетнего целесообразно рассматривать применительно к сферам социального функционирования — двух основных групп ведущих типов деятельности, замыкающих на себе криминогенно значимые особенности потребностей, интересов, элементов мотивов и ориентации—деятельности, обеспечивающей развитие мотивационно-потребностной сферы, т.е. деятельности в системе интимно-личностного общения, и деятельности, обеспечивающей преимущественное формирование у малолетних операционно-технических возможностей, т.е. в учебной деятельности.

При исследовании личности малолетнего, допускающего антиобщественное поведение, весьма важен анализ личности во взаимодействии с социальной средой, так как преступное поведение рождает не сама по себе среда или личность, а именно их взаимодействие. При этом надо учитывать то обстоятельство, что личность малолетнего, допускающего антиобщественное поведение, не просто отражает определенные внешние условия, но и является одной из сторон этого взаимодействия. Длительное время ведутся споры о том, какие факторы являются ведущими в формировании противоправного поведения: унаследованные неблагоприятные задатки или отрицательное влияние социума.

Малолетние, становящиеся впоследствии правонарушителями, уже при поступлении в школу в силу объективных обстоятельств имеют более низкие «стартовые» возможности, нежели подростки контрольной группы. Разрыв между системой внешних требований (ожиданий), связанных с учебой, с одной стороны, и объективными возможностями и способностями таких детей обеспечить соответствующий уровень учебной деятельности — с другой, образует конфликтную ситуацию, которая может проявлять длящийся характер, глубоко переживаться и является нередко причиной состояний, могущих привести к общественно отрицательным формам поведения.

При длительном сохранении аффективного состояния вызванные им формы поведения усваиваются ребенком и становятся устойчивыми качествами личности, затем в процессе повторения они закрепляются в виде первичных форм поведения. В дальнейшем ребенок начинает оправдывать эти отрицательные формы поведения и даже относится к ним положительно, в результате чего они становятся устойчивыми качествами личности.

Кадровый кризис сегодняшних школ, связанный в первую очередь с состоянием нашей экономики, отсутствием должного финансирования и многих других составляющих, приводит к тому, что нейтрализовать криминогенное влияние вышеперечисленных факторов не всегда представляется возможным, хотя возраст малолетних весьма гибок с точки зрения коррекции.

Отрицательное отношение к учебе малолетних, допускающих антиобщественное поведение,, объясняется, во-первых, отставанием на предыдущих ступенях школы, во-вторых, ленью, в-третьих, личной неорганизованностью. Также следует заметить и развивающуюся в последние годы умственную акселерацию малолетних, которой способствуют современные школьные программы ускоренного обучения, абстрактного восприятия теоретических знаний, не ставящие, однако, задачи формирования личностного начала, не ориентированные на воспитание способности человека к самостоятельным и ответственным решениям и поступкам, умение правильно выбрать ценностные ориентации. В основе антиобщественного поведения малолетних лежит низкая степень социализированности того или иного человека, разрушенность или угнетенность «первичных ценностных систем, которые служат ориентирами поведения.

1.2 Мотивации и сдвиги в мотивации

У малолетних довольно низок вес мотива, связанного с общественно значимыми целями. Это объясняется тем, что в этом возрасте широкие социальные мотивы, не выходящие за рамки самого учебного процесса и связанные с ними жизненными отношениями, в которые малолетний вступит благодаря учению впоследствии, еще недостаточно четко осознаются и в силу этого не являются практически действенными. Возрастающее у малолетних стремление к самостоятельности, независимости в связи с появлением первых чувств взрослости вызывает у них острую потребность в самоутверждении в коллективе, повышении своего престижа. В основе наиболее распространенных форм антиобщественного поведения малолетних (хулиганство, воровство, токсикомания, насилие, унижение достоинства личности) лежит удовлетворение потребности личности в самоутверждении и самореализации. Такой способ решения противоречий взаимоотношения малолетних и среды возникает в тех случаях, когда ведущие виды деятельности не дают возможности формировать необходимые для развития личности способности, знания, навыки. В результате стремление малолетнего самоутвердиться вне социально значимой самореализации (например, успех в учебе) приводит к неадекватным формам включения в социальную практику. Потребность детерминирует деятельность и тем самым непосредственно воздействует на социальное качество личности.

Другими словами, потребность в самоутверждении определяет ведущие мотивы поведения малолетних.

Для психологов и педагогов все более очевидным становится тот факт, что успеваемость во многом определяет поведение малолетних. Данные многих исследований говорят о том, что неудовлетворительная успеваемость, незаинтересованность в учебе, низкая мотивация, плохое поведение во многом обусловлены отрицательным отношением к себе и заниженной самооценкой. Это особенно характерно для детей, живущих в неблагоприятных жизненных условиях, детей, которые учатся хуже своих возможностей, бросают школу, наконец, для тех из них, кто становится малолетним правонарушителем.

Эти положения подтверждаются и проведенными исследованиями, которые экспериментально доказывают значение потребности в престиже для малолетнего и влияние возрастных изменений на ее формирование. Существует закономерность роста потребности в повышении престижа в зависимости от возраста по сравнению с другими потребностями. Если темп роста потребности в повышении социального статуса в 3—4-х классах незначителен и в течение одного года составляет 4%, то в пределах переходного возраста, в 4—5-х классах, — 18,7% (табл. 5.2).

Исследования показывают, что у малолетних, допускающих антиобщественное поведение, потребность престижа теряет свой истинный предмет, меняет свою направленность и перерастает в более низкую разновидность формы потребности самоутверждения, когда индивид удовлетворяется тем, что становится предметом внимания других людей, на что указывает высокая доля мотива самоутверждения в коллективе правонарушителей (47%).

Существенная разница между малолетними, допускающими антиобщественное поведение, и законопослушными детьми — в средствах самоутверждения.

Прежде всего, обращает на себя внимание резко сниженный удельный вес мотивации, заложенной в самом процессе учебной деятельности. Малолетних, допускающих антиобщественное поведение, не побуждает учиться сам процесс приобретения знаний, поэтому для них, гораздо меньше значима степень усвоения учебного материала. Вместе с тем низкая результативность учебного труда, неблагоприятное положение в классном коллективе порождают у малолетних, переходящих на путь правонарушений, реактивные переживания, связанные с их неблагополучным статусом. Потребность в социальном статусе в переходном возрасте постоянно развивается. Малолетнему доставляет удовольствие сознавать, что окружающие признают его как личность. Переход от детства к состоянию взрослого человека проявляется в потребности быть самостоятельным и свободным.

Сегодня обращает на себя внимание следующая тенденция: до переходного возраста гораздо большее количество учеников хотят быть старше, чем есть. Так, 64% третьеклассников хотят быть старше, а из шестиклассников такое желание только у 32%. То есть в переходном возрасте с меньшей силой проявляется потребность быть старше, чем в период детства. В действительности мы имеем дело с двумя разными тенденциями. Потребность быть взрослым меняет свой характер в переходном возрасте. Ребенок хочет быть старше по возрасту для того, чтобы быть сильным, подчинить своей власти других. В переходном возрасте содержание этой потребности меняется по существу: малолетний стремится иметь социальную ценность, с ним должны считаться, и он должен быть признан в той социальной группе, в которой живет. Потребность такого рода настолько сильна, что значение физической силы отходит на второй план.

Примерно в 9—10 лет у ребенка постепенно развивается внутренняя вера, что он представляет более весомую социальную ценность, чем признают старшие, и что эта социальная весомость соответствует его физическим и интеллектуальным данным. Содержанием потребности быть взрослым является не желание быстрее' стать «большим», а уверенность в том, что он уже взрослый. Жизненную трудность малолетнему создает то обстоятельство, что другие не видят и не признают его взрослым. Этим объясняется то явление, что у ребенка желание выглядеть более взрослым гораздосильнее, чем в переходном возрасте.

В переходном возрасте малолетнего беспокоит не тот факт, что ему не позволяют поступить определенным образом в данный момент, а то, что он зависит от других и выбор поступка, который ондолжен сделать, делают другие. Малолетний стремится к независимости и свободе; только в независимых поступках ощущает свою личность.

В результате малолетний иногда отказывается даже от такого поступка, которого он всей душой желает, только из-за того, что взрослые указывают ему на возможность так поступить. И малолетний поступает иначе против собственного желания. Этот так называемый негативизм выявляется иногда и в поступках, приводящих к социально нежелаемым результатам. Такой негативный поступок малолетний совершает потому, что хочет ощутить себя независимым, что выбор поступка им сделан самим.

Экспериментально доказывается закономерность развития потребности к свободе и независимости в переходном возрасте следующим исследованием. Из шести предложенных суждений (одно из них придавало особую значимость свободе и независимости личности, другое — факту зависимости от другого человека, хотя от этого можно было получить определенную выгоду) испытуемый должен был выделить то, которое больше отвечало его характеру и стремлению.

Как показали результаты, выбор суждений, которые придавали особую значимость потребности независимости и свободы, рос быстрым темпом в переходном возрасте. Из учащихся 4-го класса 12% выбрали суждения, которые указывают на стремление к свободе и независимости, тогда как из такого же числа шестиклассников аналогичный выбор сделали 78%.

Ярко выраженный перелом в темпе роста потребности к свободе и независимости отмечается между 4-м и 5-м классами. Количественные данные показывают, что рост потребности в свободе и независимости в 5-м классе на 5,5% больше, чем в 4-м классе.

Потребность быть взрослым в переходном возрасте, приобретая социальное содержание, играет решающее значение в определении направления активности малолетнего. Эта потребность дифференцируется в формах социального статуса ив потребности свободы и независимости; малолетний стремится к удовлетворению этой потребности в любом поступке.

Результаты изучения специфики потребности в свободе и независимости у малолетних правонарушителей дают возможность заключить, что потребность в свободе и самостоятельности выражена сильнее, чем у законопослушных малолетних того же возраста и чем у нарушителей в возрасте 16—17 лет. Также можно сделать вывод, что малолетний особую ценность придает свободе и самостоятельности. 80% малолетних, допускающих антиобщественное поведение, выбирают ситуации, где ярко выражена потребность в свободе и самостоятельности.

Особо обращает на себя внимание тот факт, что если потребность в свободе и самостоятельности у малолетних с отклоняющимся поведением наступает в возрасте 12—13 лет, то у законопослушных детей — в 17—18 лет, т.е. у изучаемого нами возраста несовершеннолетних наблюдается преждевременное созревание этой потребности, причем она развита сильнее, чем у законопослушных малолетних. Если у учеников общеобразовательной школы потребность в свободе и самостоятельности в переходном возрасте растет быстрым темпом и достигает максимума уже в 15 лет, то у малолетних правонарушителей эта потребность не испытывает возрастных изменений и достигает максимума к 12—13 годам.

Таким образом, малолетние, допускающие антиобщественное поведение, характеризуются искаженной, сильно и преждевременно развитой потребностью в свободе и самостоятельности. Это один из факторов, определяющих антиобщественное поведение.

Причины, приводящие к сдвигам в мотивации, могут быть заложены как в воспитательном воздействии микросреды, так и в самом процессе учебной деятельности. Поскольку единству жизни соответствует единство мотивационной сферы личности, поэтому мотивы не могут развиваться по изолированным, не связанным друг с другом линиям. Речь должна идти о задачах воспитания мотивов учения в связи с развитием жизни, с развитием содержания действительных жизненных отношений ребенка. То есть с включением ребенка в систему школьного воспитания в процесс учебно-познавательной деятельности появляются оптимальные предпосылки переключения его интересов в область полезных для нравственного развития дел. Создается возможность воспитания нравственного иммунитета против неблагоприятных внешних воздействий. Другими словами, коррекция личности, в том числе и ее мотивационной сферы, должна проходить при соответствующей коррекции среды.

Другая группа причин, приводящая к сдвигам в мотивации учения, заложена в самом процессе учения с его динамическими изменениями в ходе этого процесса (длительность и устойчивость неудач в процессе учебных занятий, уровень колебания в удачах и неудачах). Влияя на уровень самооценки, направленность интересов, избирательность отношения к различным видам учебной деятельности, они, в конечном счете, приводят к отрицательным сдвигам в мотивации. По мере ускорения утраты интереса к

учебе этот фактор по принципу обратной, связи оказывает все большее влияние на избирательность и характер действий малолетнего. Отклонение от нормальных процессов формирования личности чревато возможностью переключения ее на социально-негативные виды деятельности. Значимость обнаруженных сдвигов в механизме противоправного поведения позволяет сделать вывод о необходимости концентрации, внимания уже на уровне малолетних на работе по изменению мотивации учебной деятельности. В конечном итоге должно быть достигнуто изменение к ведущей деятельности и, как следствие, повышение ее результативности, превращение ее в побудительную силу поведения.


2. Особенности мотивационно-потребностной сферы личности малолетнего правонарушителя

В изучении личности малолетних, допускающих антиобщественное поведение, принятой программной методической посылкой является выделение особенностей, отличающих правонарушителей от сверстников с устойчиво положительным поведением. Однако реализация этого положения во многих конкретных психологических исследованиях приняла несколько односторонний характер. Поиск отличий идет, прежде всего, в социально-демографической, культурно-образовательной и в меньшей степени — в характерологической сфере. Уделяется внимание также системе потребностей, интересов, ценностных ориентации, мотивов, но как бы взятых у изолированного малолетнего или совокупности изолированных малолетних для получения типичных характеристик.

Вместе с тем для характеристики личности малолетнего, допускающего антиобщественное поведение, особую значимость имеет тщательное изучение сферы его общения, которая тесно связана со становлением мотивационно-потребностной сферы личности.

Таким образом, особенности социализации личности малолетнего, допускающего антиобщественное поведение, в конкретный период влияют на возникновение и протекание подросткового кризиса. Кроме того, этот возраст выступает переходным периодом, который может закончиться его разрушением или, наоборот, укреплением и дальнейшим развитием.

2.1 Основные формы общения несовершеннолетних правонарушителей

Для того, чтобы определить предмет и методику изучения личности малолетнего под данным углом зрения, необходимо выделить основные формы общения. К числу таких можно отнести:

а) взаимодействие малолетних в процессе учебной деятельности (в ходе учебной деятельности малолетний удовлетворяет свою потребность в общении в двух направлениях: в процессе общения в классном и школьном коллективах и в процессе общения с педагогами);

б) взаимодействие малолетних в практике их поведения во внеучебное время (во внеучебное время общение происходит в основном по трем направлениям: в семье, в группах свободного общения и в группах организованного общения — различные секции, кружки и т.д.).

При этом с интересами в сфере учебной деятельности структура общения связана как прямыми, так и обратными связями. Общение находится в зависимости от иерархии успеваемости, углубления негативного отношения к учебе. С другой стороны, процесс углубления негативного отношения более интенсивно идет под давлением системы ценностей «своей» микросреды. Представляется, что определенные отклонения и, следовательно, источники криминогенного влияния могут быть обнаружены у малолетних в любой из сфер общения. Вместе с тем, учитывая то обстоятельство, что значимость каждой сферы общения на различных возрастных этапах формирования личности неодинакова, в частности, этот возраст характеризуется заметным снижением уровня общения школьников в семье.

На этапе первичной и промежуточной социализации, охватывающей детство и подростковый период, направляющая и ведущая роль принадлежит воздействию среды, точнее говоря, микросреды — семьи и ближайшего окружения.

С увеличением возраста ребенка влияние семьи, как показывают проведенные нами исследования, заметно уменьшается. Далее срабатывает одна из следующих тенденций: происходит усиление влияния со стороны школы либо неформальной группы сверстников, т.е. повышается значимость взаимоотношений с товарищами. У малолетних, допускающих антиобщественное поведение, имеет место нарушение нормального соотношения сфер общения, которое заключается в доминирующей роли сферы свободного общения. Это объясняется прежде всего неблагоприятной психологической атмосферой в семьях этих несовершеннолетних (проведенные исследования показывают, что неблагоприятную обстановку в семье имеют 72% малолетних, допускающих антиобщественное поведение), что затрудняет социально полезное общение ребенка и создает у него чувство неудовлетворенности общением в семье.

Малолетние, допускающие антиобщественное поведение, в большинстве случаев вовлечены в систему неблагоприятных обстоятельств длящегося действия. Неблагоприятная обстановка в семье с раннего детства формирует у них отрицательные качества, которые впоследствии затрудняют их вхождение в формальные коллективы. Состояние психологической изоляции в классном коллективе (по нашим данным, от 75 до 91,2% трудновоспитуемых малолетних находились в коллективе класса в/изолированном положении), неудовлетворенность общением в семье, невысокая вовлеченность в группы организованного общения применительно к проведению досуга (по результатам нашего исследования, до 80% малолетних, допускающих антиобщественное поведение, не вовлекались в организованные формы досуга), способствуют формированию у малолетних комплекса неудовлетворенных социальных потребностей, компенсация которого в силу психологического отторжения малолетнего от формальных групп возможна только в сфере свободного общения.

Бесспорно, сама по себе доминирующая роль сферы свободного общения не влечет с неизбежностью формирования асоциальных отношений. Но вероятность возникновения таковых гораздо выше у тех школьников, которые испытывают неудовлетворенность общением в других сферах. Это обстоятельство объясняется, по всей вероятности, не только наличием неудовлетворенности, поскольку компенсация ее может осуществляться по целому ряду направлений, но и наличием личностных деформаций, являющихся результатом предшествующего этапа развития, которые существенно осложняют выбор направления компенсации. Причем взаимодействие (подкрепление) этих факторов влечет их дальнейшее прогрессирующее развитие. Оно реализуется в общении с малолетними с асоциальной направленностью, не предъявляющими высоких требований к нравственному и интеллектуальному потенциалу лиц, вступающих в контакт, что дает возможность малолетним обрести эмоциональное благополучие и удовлетворить свою потребность в самоутверждении. К 11—12 годам у малолетних, не занятых общественно полезной деятельностью или не удовлетворенных своей позицией в ней, центр организаторской активности перемещается в сферу неформальных отношений.

Повышенный удельный вес внеучебных интересов в структуре интересов малолетних, допускающих антиобщественное поведение, объясняется негативным отношением этой категории несовершеннолетних к учебной деятельности и смещением ведущего вида деятельности от учебной в сторону суррогатных видов деятельности.

Применительно к контингенту правонарушителей при распределении предметов по степени значимости первое место занимают предметы, не требующие большого умственного напряжения. В частности, на первое место у них и их друзей смещен такой предмет, как физкультура. Преобладание интересов, связанных с развлечениями и физическими занятиями, отмечается и у молодых преступников. Узость и односторонность интересов и потребностей характеризует и отношение правонарушителей к труду. С несформированностью интереса к трудовой деятельности связано смещение на последнее место для малолетних, допускающих антиобщественное поведение, и их друзей такого предмета, как труд. Несформированность интереса к трудовой деятельности констатируется и у малолетних нарушителей по отношению к внеучебному времени. В частности, среди малолетних нарушителей только 6—8% имели постоянные обязанности по дому, тогда как в контрольной группе таких малолетних — 51%.

Для уточнения вопроса о характере и объеме общения имеют существенное значение данные о «каналах» накопления интеллектуального потенциала во внеучебное время. Обобщение полученных результатов позволило сделать вывод, что у малолетних нарушителей, во-первых, существенно сужен круг источников, фактически используемых для получения культурно-эстетической информации, во-вторых, несколько искажена их ранжировка по значимости для малолетнего. Для малолетних, допускающих антиобщественное поведение, весьма характерно слабое использование таких «каналов», как книги и театр.

Малолетние, допускающие антиобщественное поведение, предпочитают развлекательные формы проведения досуга, не требующие серьезной интеллектуальной нагрузки. Вполне увязываются с приведенными данными о деформации интересов обобщенные результаты общения малолетних нарушителей в сфере общественной деятельности. Только 6% этих детей принимали участие в общественной жизни класса, школы. Хотя совсем негативно и категорично к общественной работе, каким-то общественным поручениям, высказались только 14% малолетних.

В настоящее время малолетние не спешат создавать близкие и доверительные отношения со своими сверстниками, а предпочитают более легкие и ни к чему не обязывающие контакты, однако потребность в глубоком интимно-личностном общении сохраняется, не находя своего удовлетворения. Наличие друзей, у которых общая деформация личности зафиксирована по тем же направлениям, что и у малолетних, допускающих антиобщественное поведение, существенно сужает поток получаемой ими позитивной информации, способствует более углубленному развитию уже имеющихся личностных деформаций и появлению новых, затрудняет возможность коррекции личности этих малолетних по линии семьи и школы.

У современного малолетнего затруднено формирование таких ценностных ориентаций, которые способствовали бы его безболезненному вхождению в систему социально-экономических отношений. Причиной тому служит изменившаяся социально-экономическая ситуация. В системе сформированных потребностей у малолетних нарушителей слабо выраженными оказались необходимые для социальной адаптации потребности в учебной и трудовой деятельности, положительном контакте со сверстниками, авторитете и уважении окружающих. Не выявляются у них и потребности в различных видах интеллектуальной (помимо учебной), трудовой, спортивной и общественной деятельности, что не дает оснований предположить возможность стабильной положительной социальной адаптации для большинства малолетних, допускающих антиобщественное поведение, в будущем.

Криминогенная деформация личности друзей малолетних нарушителей находит свое выражение в совершении не только антиобщественных, но и аморальных поступков: 42% из них употребляли спиртные напитки, 18% — наркотики, 14% — допускали половую распущенность, 38% относились в школе к числу активных дезорганизаторов.

Отклоняющееся поведение друзей не могло не оказать влияния на совершение общественно опасных деяний малолетними. Не случайно малолетние, состоящие на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних, в 88% случаев совершали общественно опасные деяния совместно с друзьями.

Результаты изучения сферы общения прямо выводят в ряд важных проблем оздоровление микросреды и системы отношений. Точно так же, как ребенку для освоения языка необходимо постоянно «купаться» в океане человеческой речи, для восприятия азбуки и грамматики социального поведения ему требуется пребывать в потоках разнообразных жизненных образцов, ролей, знаков человеческого мира, которые ему дает прежде всего микросреда.

Малолетний должен постоянно ощущать сопротивление реального жизненного материала: видеть, что его поступок одобряется или осуждается, страдать и блаженствовать, переживать горе и радость. Без этого он не приобретает умения слышать и понимать других людей, сочувствовать им. Азбуку и грамматику социального поведения невозможно объяснить, преподать, как таблицу умножения или физический закон. Знания сами по себе не делают законопослушной личности. Воспитание вообще не может осуществляться вне системы личностных, неформальных доверительных отношений. Именно эти отношения поддерживают малолетнего, воспитывают его и перевоспитывают, адаптируют к тем или иным условиям, формируют в нем установки и ценности. Для малолетних эти отношение микросреды необычайно важны и даже судьбоносны. Кроме того, малолетним необходимы разнообразные жизненные образцы и роли взрослого мира, т.е. контакты с близкими людьми разного пола и возраста. Это гораздо важнее для нормальной социальной адаптации малолетнего, чем даже образование, бытовые условия, достаток или бедность. Работники детских домов (точно так же, как и сотрудники спецшкол) любят говорить о том, что здесь их воспитанникам обеспечены условия, которых они в своей прежней жизни не имели. Но подавляющее большинство жителей казенных приютов — люди с отклоняющимся поведением, среди них невероятно высока доля самоубийц и правонарушителей. Решение сложных задач профилактической работы с малолетними требует их психолого-педагогической классификации, т.е. разработки типологии как инструмента дифференцированного подхода к личности.

2.2 Классификация малолетних преступников

Малолетних, допускающих антиобщественное поведение, можно разделить на три типа.

1. Случайный — к ним в первую очередь относятся малолетние, которые совершили правонарушения под воздействием неблагоприятного стечения обстоятельств (50%).

2. Неустойчивый — к этой группе малолетних относятся те, которые совершают проступки под влиянием взрослых или своих сверстников (27%).

3. Злостный — для этой группы характерны крайние формы пренебрежения нравственными оценками, общественным мнением, активная деятельность по созданию конфликтных ситуаций (23%).

Указанные типы малолетних, допускающих антиобщественное поведение, носят условный характер, поэтому можно встретить и смешанные, промежуточные типы, которым присущи черты иных типов. Другими словами, не каждый малолетний, совершивший проступок, может быть без колебаний отнесен к какому-нибудь определенному типу. Таким образом, можно сделать ряд выводов.

1. Для малолетних, вставших на противоправный путь поведения, выбор варианта антиобщественного поведения непосредственно связан с личностными деформациями, проявившимися в искажениях их потребностно-мотивационной сферы, «узости» и неразвитости форм личностной деятельности, бессмысленного проведения досуга. Это нельзя, конечно, рассматривать как некое «отставание» малолетних правонарушителей от развития своих законопослушных сверстников. Речь должна идти не столько об отставании в нравственно-психологическом развитии (инфантильности), сколько о его деформации, «пробельности» потребностей и интересов, взглядов. Наличие всего этого приводит детей в неформальные группы с антиобщественной направленностью.

2. Среди личностных качеств, способствующих антиобщественному поведению малолетних, на которые следует обращать внимание при проведении профилактической работы особо выделяем несформированность механизмов внутреннего контроля личности (контроля в ситуации действия и на этапе построения целеполагания и т.п.). Преобладание же внешних механизмов контроля над внутренними порождает неуверенность в себе, внутреннюю неудовлетворенность собой, приводит к росту напряженности и тревожности.

3. Тип микросреды способен в известных пределах определить тип личностной деформации. Это тип среды может служить основанием для диагностики поведения малолетнего.

4. Тип деформации поведения малолетнего может служить серьезным основанием для прогноза тяжести проступка, который он может совершить в будущем, находясь под воздействием неблагоприятного ближайшего окружения).


Литература

1. Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я. Психопатология подросткового возраста. — Томск, 2004. — 310 с.

2. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. М., 2006.

3. ЛичкоА.Е. Подростковая психиатрия. - М., 2005. - 416 с.

4. Платонов К.К. Структура и развитие личности. - М., 2006. - 256 с.

5. Пожар Л. Психология аномальных детей и подростков. - М., Воронеж, 1996. - 128 с.

6. Юридическая психология: учебник для студентов вузов; под ред. В. Я. Кикотя. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2006.