регистрация /  вход

Роль и значение сновидений в психической жизни индивида (стр. 1 из 5)

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

1.ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ СНОВЕДЕНИЙ

1.1. Анализ теории сновидений З. Фрейда

1.2. Теория сновидений К.Г. Юнга

2. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ СНОВЕДЕНИЙ В ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ИНДИВИДА

2.1 Физиологическое значение сновидений

2.2 Психическое значение сновидений

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Со времен глубокой древности ум человека занимали вопросы: что такое сон, чем он вызван и почему все люди и животные испытывают в нем непреодолимую потребность? Изучая явления, происходящие в организме во время сна, было установлено его благотворное влияние. Экспериментально был доказано, что во время сна организм не замирает, а восстанавливается после длительного бодрствования. Сон особенно необходим для восстановления функций нервной системы, главным образом головного мозга.

Во время сна дыхание человека становиться более глубоким и редким, медленнее бьется сердце. Все органы отдыхают и восстанавливают свои функции. Только мозг во время сна пользуется относительным покоем. Биологическое значение сна заключается в восстановлении работоспособности организма, утомленного в период бодрствования. Что же такое сон и какая причина вызывает его.

Объектом исследования - является сон и сновидения.

Предмет исследования – роль сновидений в психической жизни индивида

Цель работы – рассмотрение роли сновидений в жизни

Из поставленной задачи можно выделить следующие основные задачи

1. Изучение основных теорий, рассматривающих сон и сновидения;

2. Рассмотреть физиологические основы сна;

3. Рассмотреть психические основы сна.


1. ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ СНОВЕДЕНИЙ

1.1 Анализ теории сновидений З. Фрейда

В работе «Толкование сновидений» Фрейд описал, каким образом сновидения помогают психике защищать себя и достигать чувства удовлетворения. «Сновидение - это способ высвобождения неосуществленных желаний человека посредством его сознания без пробуждения физического тела»[1] .

Дневные переживания трансформируются в сновидение посредством деятельности сновидения, и таким образом сновидение является невинной платой за возможность сна.

Деятельность сновидения - это в целом все процессы, которые преобразуют необработанный материал сна, как то:

- физические раздражители,

- дневные переживания,

- разного рода мечты, с тем чтобы все это было воспроизведено в реальном сновидении.

Сновидение само по себе не возникает. Появление сновидения связано с определенными проблемами, стоящими перед человеком, хотя это явно и не раскрывается в контексте сновидения.

Почти каждое сновидение может быть понято как осуществленное желание.

Сновидение - это альтернативный путь для удовлетворения требованиям бессознательного.

Исходя из детального анализа десятков сновидений, соотнося их с событиями жизни человека, Фрейд сумел показать, что деятельность сновидения – это процессы:

- сгущения

- смещения (главное средство искажения сновидения)

- отбора

- искажения

- трансформации

- перестановки

- перемещения и других модификаций первоначального желания.

Эти изменения делают модифицированное желание приемлемым для эго, если первоначальное желание было в целом неприемлемо для бодрствующего сознания. В контексте психоанализа терапевт помогает пациенту в толковании сновидений, чтобы содействовать раскрытию у него бессознательных мотивов. Индивидуальные ассоциации, возникающие по поводу собственных сновидений, являются более важными, чем любой предвзятый набор руководств по их толкованию. Не все сновидения имеют сексуальное содержание или происходят от сексуальных мотиваций. Сновидения не являются беспорядочными или случайными, а представляют собой способ удовлетворения неосуществленных желаний.

В 1932 году Фрейд написал ряд лекций, которые так и не были прочитаны, но в которых он пересматривает теорию сновидений[2] Теория сновидений способствовала тому, что психоанализ сделал шаг от психотерапевтического метода к глубинной психологии, но Фрейд никогда не скрывал, что изучал сновидения как введение в теорию неврозов[3] , что и определило его взгляды.

Именно на сновидениях он доказывал правильность психоанализа, который показывает, что симптомы какого-то случая невротического заболевания имеют свой смысл, служат какому-то намерению. Он поводил полную аналогию между построением сновидений и невротических симптомов, и считал, что процесс выздоровления аналогичен превращению спящего человека в бодрствующего и здорового.

Фрейд констатирует принципиальное различие между явным содержанием сновидения и его скрытыми мыслями (материалом сновидения), и считает, что сутью сновидения является процесс работы сновидения, а не его материал. Когда же путают сновидение с его скрытыми мыслями, то сновидение может представлять все, что содержат скрытые мысли, и может быть заменено ими (т.е., намерением, предостережением, рассуждением, приготовлением, попыткой решения какой-то задачи и т. д.). Таким образом, бессознательная работа мышления человека (скрытые мысли) не тождественна работе сновидения. Но именно из оценки скрытых мыслей сновидений мы узнаем, что все эти сложные душевные процессы могут проходить бессознательно.

Сновидение является краткой выжимкой из ассоциации, а его элементы выступают как бы избранными представителями всего их множества. Ассоциации к сновидению еще не являются скрытыми мыслями сновидения, они лишь «касаются их намеками».

Столкнувшись с проблемой аффектов в сновидении, Фрейд признавал, что во всей теории сновидений этот момент самый уязвимый. Если сновидение является исполнением желания, то во сне невозможны мучительные ощущения. «При травматических неврозах все обстоит по-другому, здесь сновидения постоянно приводят к страху», и он не боится признать, «что в этом случае функция сновидения не срабатывает»[4] .

При всем этом констатирует, что с помощью его метода можно толковать не все сновидения, «но столь многие, что это убеждает в пригодности метода»[5] .

Бессознательное влечение и есть создатель сновидения, его движущая сила. «Как и любое другое влечение, оно стремиться не к чему иному, как к своему собственному удовлетворению… это и является смыслом всего сновидения». По мнению Фрейда в любом сновидении влечение должно предстать как осуществление. Желаемое удовлетворение влечения переживается галлюцинаторно как реальное. Скрытые мысли сновидения драматизируются и иллюстрируются.

Если раньше Фрейд настаивал, что сновидение есть исполнение желания, то с учетом последних размышлений, он пришел к выводу, «что сновидение является попыткой исполнения желания»[6] .

В тридцатой лекции, которая названа «Сновидения и оккультизм», Фрейд считает, что сновидения могут помочь в понимании такого явления как телепатия.

«Телепатией мы называем предполагаемый факт, когда событие, происходящее в определенное время, примерно в то же время осознается отдаленным в пространстве лицом, при этом известные нам способы сообщения нельзя принимать в расчет. Молчаливой предпосылкой является то, что данное событие касается лица, к которому другое лицо, принимающее известие, имеет сильный эмоциональный интерес»[7] .

Телепатический феномен имеет мало общего со сновидением, он может возникнуть и в состоянии бодрствования. По мнению Фрейда, состояние сна все же кажется особенно подходящим для приема телепатического послания. В телепатическом сне телепатическое известие сыграет ту же роль, что и любой другой остаток дневных впечатлений. И как таковое оно оказывается измененным в результате работы сновидения, подчинившись ее тенденции.

Фрейд приводит пример сновидения, благодаря которому «явно интеллектуальный человек без малейших оккультных наклонностей» смог узнать о рождении близнецов у его дочери, которая проживала далеко от него, за сутки до того, как пришла телеграмма с сообщением об этом событии.

«Толкование сновидения показало нам, что это сновидение телепатическое, психоанализ вскрыл телепатические факты, которые мы иначе не смогли бы узнать»[8] Фрейд убежден, что не сновидение дает нам какие-то знания о телепатии, а толкование сновидения, психоаналитическая обработка, и что применение психоанализа «прольет некоторый свет на другие факты, называемые оккультизмом»[9] . По его мнению, феномен индукции, или передачи мыслей, весьма близкий к телепатии, и означает, что «душевные процессы одного лица, его представления, состояния возбуждения, волевые побуждения могут передаваться сквозь свободное пространство другому лицу без использования известных способов сообщения словами и знаками»[10] . Фрейд сообщает, что при лечении пациентов психоаналитическим методом у него сложилось впечатление, что «занятия профессиональных предсказателей таят в себе благоприятную возможность особенно безупречного наблюдения за передачей мыслей»[11] .

Фрейд «собрал целый ряд таких пророчеств и из всех них вынес впечатление, что предсказатель выразил только мысли обратившихся к нему лиц и особенно их тайные желания, так что справедливо было бы проанализировать такие пророчества, как если бы они являлись субъективными продуктами, фантазиями или сновидениями этих лиц»[12] . Конечно не все случаи одинаково доказательны, но «очень велика вероятность действительной передачи мыслей»[13] .

Фрейд приводит еще несколько примеров из собственной практики, анализируя все за и против, и признается, «что, по-моему, чаша весов и здесь склоняется в пользу передачи мыслей»[14] . И он не единственный из аналитиков, кому приходилось переживать такие «оккультные» случаи в аналитической ситуации. В 1926 году Елена Дейч «опубликовала подобные наблюдения и изучала их обусловленность отношениями перенесения между пациентом и аналитиком»[15] .