регистрация / вход

Роль отца в развитии и социализации ребенка

Влияние отца на психическое развитие ребенка, особенности его роли в семье и воспитании детей. Важность поведения отца в первые годы жизни ребенка для развития его самооценки. Последствия невыраженной роли отца в семье, его роль в социализации детей.

Тема:

«Роль отца в развитии ребенка и его социализации»

Содержание

1. Влияние отца на психическое развитие ребенка

2. Последствия невыраженной роли отца в семье

3. Роль отца в социализации детей

1. Влияние отца на психическое развитие ребенка

Особенности отцовской роли в семье и воспитании детей определяются такими факторами, как:

- доступность для ребенка,

- включенность в совместную деятельность с ним,

- ответственность за материальное обеспечение,

- ответственность за организацию образовательно-воспитательной сферы ребенка.

Сравнение «включенных отцов» и «включенных матерей», т. е. активно участвующих в воспитании, позволило сделать вывод о том, что такие отцы успешнее влияют на развитие ребенка, чем матери.

На фоне относительной изученности материнства в литературе отцу отводится второстепенная роль, идущая после матери. В частности, А.С. Спиваковская, говорит о том, что «воспитательная позиция отца в своем формировании несколько отстает от материнской позиции, так как наибольшую привязанность к ребенку отцы начинают чувствовать, когда дети уже подросли»[1] .

Психологами получены данные, свидетельствующие о том, что у детей, растущих без отца, получают большее развитие гуманитарные способности. При сравнении материнского и отцовского стилей воспитания было показано, что авторитарность отца оказывает на умственные характеристики детей положительное влияние, тогда как авторитарность матери - отрицательное. Обнаружена определенная связь между одаренностью детей и уровнем сложности отцовской профессии.

Многие исследователи подчеркивают исключительную важность поведения родителей в первые годы жизни ребенка для развития его самооценки. Были выявлены, например, такие факты, влияющие на формирование положительной самооценки, как теплые отношения, заинтересованность, забота о ребенке, требовательность, демократизм в семейных отношениях.

Взрослые, заботящиеся о ребенке, должны стараться удерживать его поведение в определенных рамках. Иногда родители думают, что любой контроль за действиями ребенка помешает его творческой активности и самостоятельности, и потому лишь беспомощно взирают на то, как малыш делает все, что ему заблагорассудится. Другие родители убеждены, что маленький ребенок во всем должен вести себя сознательно, как взрослый. Они контролируют и ограничивают поведение ребенка, практически не предоставляют ему самостоятельности. Недостатки подобных крайностей очевидны. Любые указания родителей не должны выходить за рамки здравого смысла и обязаны учитывать потребности детей в безопасности, независимости и творческой активности.

Установки родителей, благодаря которым ребенок чувствует, что его любят, принимают в семье, относятся с уважением, порождают у него аналогичную самоустановку, приводящую к ощущению собственной ценности и успешности. Таким образом, тепло, забота родителей и их требовательность, продиктованные любовью, должны способствовать развитию положительной самооценки, а холодные, враждебные отношения приводят к противоположному эффекту.

Несмотря на то, что практически все родители любят своих детей, между ними существуют различия в том, насколько часто и открыто они выражают это чувство и насколько им свойственны холодность и враждебность.

Для нашей культуры нехарактерно внешнее проявление любви, нежности отца к ребенку. Редко увидишь на прогулке папу за руку с сыном - чаще они идут рядом и даже не разговаривают, как будто папа просто сопровождает ребенка. Обнять, посадить на колени, похвалить, расспросить, что видел на прогулке, в детском саду, удивиться, восхититься сооружением из кубиков, рисунком, умением танцевать, рассказывать стихотворение - все это несвойственно для большинства современных отцов.

В наши дни любовь отца к ребенку чаще всего выражается в покупке дорогой игрушки. Но гораздо больше даже самой привлекательной игрушки малышу нужны отцовские внимание, участие, понимание, дружба, общность интересов, дел, увлечений, досуга. Папа не просто кормилец - он человек, открывающий ребенку мир, помогающий ему расти умелым, уверенным в себе.

Д.С. Акивис в своей работе «Отцовская любовь» отмечает, что любящий отец нередко более эффективный воспитатель, чем женщина. «Отец меньше опекает детей, предоставляет им больше самостоятельности, воспитывая в ребенке самодисциплину»[2] .

Очень осторожно следует пользоваться порицанием и запрещением. Младенцы уже в первом полугодии жизни чрезвычайно чувствительны к ним, а во втором становится очевидным, что поощрение взрослого приобретает роль стимула для развития действий ребенка. Доброжелательность, обращение к ребенку по имени, констатация его действия, сопровождаемая похвалой, будут способствовать тому, чтобы действие повторялось чаще и интенсивнее. Порицание и запрет следует высказывать мягко, доброжелательно; недопустимы порицания личности ребенка - их можно адресовать лишь отдельным его действиям. Так, следует говорить не «ты плохой», а «ты плохо сделал».

Еще одна негативная черта нашей традиции воспитания - преобладание порицания над похвалой. Многие папы думают, что воспитывать - значит делать замечания, запрещать, наказывать, и именно в этом видят свою родительскую функцию. В результате к 4-5 годам у ребенка складывается представление об отце как о человеке, который ожидает от него «неправильного», «плохого» поведения (в отличие от матери), низко его оценивает - не только тот или иной конкретный поступок, но и его личность в целом. В дальнейшем это представление распространяется на других людей - ребенок становится неуверенным в себе, ожидает от окружающих негативных оценок своих способностей и умений.

Особенно неблагоприятен для развития Я-концепции авторитарный стиль воспитания, характерной чертой которого является стремление к безапелляционности в суждениях и ясности во всякой ситуации. Поэтому любое наказание, любое требование к ребенку не содержат в себе даже намека на готовность принять его, помочь ему или убедить. Такие отцы могут временами искренне считать, что их ребенок плох целиком, без всяких оговорок. В результате у малыша с первых лет жизни растет уверенность в том, что его не принимают, не одобряют, и, в конечном счете, он приходит к убеждению в своей малоценности и ненужности для родителей. В поведении детей в результате такого воспитания отмечаются напряженность, отсутствие спонтанности. Кроме того, любая новая или неясная ситуация ассоциируется у детей с возможностью наказания, что в свою очередь сопровождается повышенной тревожностью и ощущением дискомфорта. А поскольку для ребенка раннего возраста очень многие ситуации являются незнакомыми, он почти все время пребывает в тревожном состоянии.

С воспитательной точки зрения поощрение более информативно, чем порицание. Когда ребенку запрещают что-либо, он узнает, чего не надо делать, но еще не знает, что и как следует сделать. Поэтому вслед за запретом или порицанием какого-либо действия необходимо показать ребенку положительный образец.

Собственные мотивы и побуждения авторитарных отцов всегда стоят на первом месте, а мотивы и побуждения ребенка для них второстепенны. Как правило, такие отцы убеждены в своей непогрешимости, уверены, что не могут ошибаться, поэтому требуют от ребенка абсолютного подчинения своей воле.

Однако, даже ругая и наказывая ребенка, родители наносят его самовосприятию меньший вред, чем, проявляя к нему полное безразличие. Безразличие, незаинтересованность в ребенке приводят к деформации его образа Я.

Эффективный родитель выступает в роли консультанта своего ребенка по всем вопросам. Кроме того, он является «архитектором» окружающей среды. Мать и отец должны быть доступны для малыша, чтобы объяснять ему незнакомое явление, назвать новый предмет или новый субъективный опыт, похвалить за исследование, успешное действие. Важно также установить для малыша границы безопасной деятельности и помочь приспособиться к социальным требованиям. В то же время необходимо создавать среду, стимулирующую и поддерживающую познавательное и физическое развитие ребенка, побуждать его самостоятельно исследовать окружающий мир. Такое поведение родителей будет способствовать благоприятному умственному и эмоциональному развитию детей»[3] .

«Еще одна чрезвычайно важная функция отца - организация сексуального воспитания мальчика.Отец для сына является первичным источником если не прямой, то косвенной информации о взаимоотношениях полов.Именно в семье, наблюдая за отношениями отца и матери, мальчик приобретает первый опыт отношения к противоположному полу. Отец здесь выступает образцом мужского поведения, который на первых порах будет неосознанно копироваться сыном практически во всех ситуациях, связанных с общением с противоположным полом.

В возрасте от 3 до 5 лет каждый маленький мужчина переживает так называемый Эдипов комплекс - стремление сконцентрировать любовь и внимание матери на себе, в то время как отец рассматривается в качестве соперника в борьбе за эту любовь, что пробуждает в ребенке негативные эмоции по отношению к нему. Эту ситуацию можно рассматривать как один из этапов психосексуального развития ребенка, на котором он с помощью доступных ему поведенческих средств впервые заявляет о своей половой принадлежности и активно демонстрирует ее.

С точки зрения психологии в этом нет ничего противоестественного, однако для многих отцов такое поведение сына становится неожиданным и неприятным сюрпризом. И это вполне объяснимо, ведь противодействие отцу может принимать самые различные формы - от желания постоянно находиться вместе с мамой и ограничить ее общение с отцом до открытых проявлений вербальной и невербальной агрессии. Такое поведение сына большинству отцов кажется необоснованным и необъяснимым: ласковый и послушный сын вдруг становится неуправляемым и агрессивным. Однако излишне драматизировать события не стоит - все это временно. Обычно к 5 - 6 годам Эдипов комплекс разрешается через формирование устойчивых черт полоролевого поведения, присущих мужчине, и принятие отца в качестве основного объекта для подражания.

Однако следует обратить внимание на то, что эффективное разрешение Эдипова комплекса, равно как и нормальное развитие половой идентификации вообще, возможно лишь при условии активного участия отца в жизни мальчика. Отсутствие отца как примера мужского полоролевого поведения может иметь далеко идущие последствия для мальчика, начиная от проблем установления отношений с представительницами противоположного пола до сексуальной дезориентации и сексуальных проблем»[4] .

Подведем некоторые итоги.

1. Факторы, влияющие на отцовскую роль в семье: доступность для ребенка, включенность в совместную деятельность с ним, ответственность за материальное обеспечение, ответственность за организацию образовательно-воспитательной сферы ребенка.

2. На умственные характеристики детей оказывает положительное влияние авторитарность отца.

3. Забота о ребенке, требовательность, демократизм в семейных отношениях со стороны отца влияют на формирование положительной самооценки.

4. Авторитарный стиль воспитания, характерной чертой которого является стремление к безапелляционности в суждениях и ясности во всякой ситуации неблагоприятен для развития ребенка.

5. Отец для сына является первичным источником информации о взаимоотношениях полов.

2. Последствия невыраженной роли отца в семье

«Психологами хорошо изучены ситуации, когда отец хотя и присутствует физически, но в воспитании или развитии ребенка либо бездействует, либо действует искаженно. В таких семьях обычно наблюдается инверсия ролей: строгий авторитет здесь чаще представляет мать. В результате доминирования матери и отчуждения отца нарушается положительная идентификация ребенка с родительскими моделями. Возникает опасность трансляции искаженной модели отцовства в последующие поколения.

При нормальных условиях отец значительно влияет на половую идентификацию ребенка. Для сына уже в раннем возрасте он является своеобразным примером, моделью для подражания - следовательно, воздействует на формирование половой идентичности. Как замечает И. С. Кон, пассивные, отстраненные отцы оказывают незначительное влияние на формирование собственно мужских черт у своих сыновей; при этом недостаточный опыт общения с отцом и отсутствие приемлемой модели идентификации ослабляют формирование отцовских чувств у мальчика и юноши, что часто в будущем неблагоприятно сказывается на воспитании своих собственных детей.

Психиатр Р. Кэмпбелл отмечает, что влияние отца на половую идентификацию девочки наиболее значительно проявляется в период юности. Половая идентичность девочки есть одобрение себя самой как достойной представительницы женского пола. Именно в этом возрасте (13-15 лет) она должна получить признание своей значимости как будущей женщины в основном от отца. Он способствует формированию у дочери позитивной самооценки, выражая одобрение ее действиям, способностям, внешности. У девочек, воспитывающихся без отцов, при отсутствии реальной модели отношений между мужчиной и женщиной, может сформироваться нереалистичное отношение к лицам мужского пола.

В сфере эмоционального развития выявлена связь между отсутствием или слабостью отцовского начала и агрессивным поведением мальчиков. Чрезмерная враждебность по отношению к окружающим возникает у них как бунт против излишней зависимости от матери, ее феминизирующего влияния на протяжении первых лет жизни. Агрессивность, таким образом, есть выражение поиска своего мужского Я. Мальчики, чрезмерно привязанные к матери, могут испытывать затруднения при общении со сверстниками.

«Мальчик не становится мужчиной по духу только потому, что он родился с мужским телом. Он начинает чувствовать себя мужчиной и вести себя, как мужчина, благодаря способности подражать и брать пример с тех мужчин и старших мальчиков, к которым он чувствует дружеское расположение. Он не может брать пример с человека, который ему не нравится. Если отец всегда нетерпелив и раздражителен по отношению к ребенку, мальчик будет испытывать неловкость не только в его обществе, но и среди других мужчин и мальчиков. Такой мальчик потянется ближе к матери и воспримет ее манеры и интересы»[5]

Известный отечественный психолог А. И. Захаров характеризует отцов, чьи дети болеют неврозами, как более робких, застенчивых, молчаливых, замкнутых, сдержанных в общении, чувствительных к угрозе, осторожных, негибких в суждениях, консервативных, ориентированных больше на собственное мнение, чем на мнение окружающих.

У импульсивных, порывистых отцов, склонных к неожиданным действиям, сыновья часто страдают неврозами в форме энуреза, тика, заикания. Мнительность, выражающаяся постоянными сомнениями в правильности своих действий, или педантизм отца также являются факторами невротизации ребенка.

Излишняя строгость отца может спровоцировать появление у сына страхов. Такой же эффект наблюдается у дочери в случае отсутствия четких требований и вседозволенности со стороны отца»[6] .

3. Роль отца в социализации детей

«А. Адлер подчеркивал роль отца в формировании у ребенка социального интереса. Во-первых, у отца должна быть позитивная установка по отношению к жене, работе и обществу. Вдобавок к этому, его сформированный социальный интерес должен проявиться в отношениях с детьми. По Адлеру, идеальный отец - это тот, кто относится к своим детям, как к равным, и принимает активное участие наряду с женой в их воспитании. Отец должен избегать двух ошибок: эмоциональной отгороженности; родительского авторитаризма.

Дети, чувствующие отчужденность родителей, обычно преследуют скорее цель достижения личного превосходства, чем превосходства, основанного на социальном интересе. Родительский авторитаризм также приводит к дефектному стилю жизни. Дети деспотичных родителей научаются бороться за власть и личное, а не социальное превосходство.

В 1970-1980-е гг. роль отцов в воспитании и социализации детей была под неуклонным вниманием американских исследователей. Особенно пристальное внимание исследователей уделялось периоду младенчества. Отмечалось, что в США отцы проводят со своими маленькими детьми больше времени, чем раньше. Часть исследователей полагают, что, за исключением кормления грудью, отцы способны обеспечить полный уход за ребенком. Они могут купать его, пеленать, кормить и качать так же умело, как мать. Отцы способны улавливать сигналы ребенка столь же чутко, как матери, и младенцы могут привязаться к отцам не меньше, чем к матерям. У отцов, которые посвящают много времени заботам о грудном ребенке, устанавливаются с ним прочные отношения привязанности, и детям это приносит большую пользу.

Другое исследование дало несколько иные результаты. Авторы вели наблюдение за молодыми отцами и матерями, посещавшими курсы молодых родителей, на которых, по крайней мере, сначала, отцы вели себя очень активно, и ожидалось, что они разделят заботы по уходу за ребенком со своими женами. После рождения ребенка отцовские навыки по уходу за младенцем обоими родителями был и оценены значительно ниже материнских. В результате отцам была отведена роль помощников матерей. Ни один из отцов, принимавших участие в этом исследовании, не говорил о том, что жена помогает ему в уходе за ребенком. Мать брала на себя основную ответственность по уходу за ребенком, а отцы играли второстепенную роль, что связывается, по мнению исследователей, с их чувством некомпетентности в этой области.

Доказано влияние отцов на раннее развитие ребенка. Данные многих исследований говорят о том, что отцы, державшие ребенка на руках сразу после рождения, и в дальнейшем продолжали больше играть со своими подрастающими детьми и заботиться о них. Эта новая роль заботливого отца благоприятно сказывается на развитии семьи. По результатам одного из исследований, младенцы, чьи отцы активно участвовали в их воспитании, показали боле высокие оценки по тестам моторного и умственного развития. Другое исследование показало, что такие младенцы вырастают более отзывчивыми в социальном плане. Между супругами возникает меньше трений, у них наблюдается единство целей и согласие в принятии решений, если они оба принимают активное участие в воспитании ребенка. Однако, оценивая эти данные, мы должны помнить, что отцы, которые с самого начала стремятся принять активное участие в общении со своими детьми, вероятно, и во многих других отношениях отличаются от тех, кто не пытается установить ранний контакт с ребенком.

Тем не менее, отношение к грудным детям отцов, стремящихся принять активное участие в заботе о ребенке, отличается от отношения матерей. В большинстве случаев отцы играют с детьми, тогда как матери обычно купают, пеленают и кормят их. Кроме того, сам стиль игры у отцов и матерей различен: отцы склонны играть с детьми более энергично: они подкидывают малышей в воздух, двигают их руками и ногами, качают на колене.

Г. Крайг замечает, что отцы, у которых установились сильные эмоциональные связи с грудными детьми, оказываются более чуткими к изменяющимся потребностям и интересам своих детей и когда они взрослеют. Такие отцы имеют большее влияние на своих детей, дети чаще прислушиваются к ним и хотят походить на них благодаря установившимся между ними тесным, разнообразным отношениям.

Положительную роль отцов в раннем детстве различные авторы связывают с тем, что:

- отцы играют заметную роль в формировании своего ребенка в ситуациях, когда ему неясно, как вести себя в данный момент;

- отцы, которые чутко реагируют на сигналы ребенка и скорее становятся значимыми фигурами в детском мире, скорее проявляют себя, как действенные посредники социализации, когда ребенок становится старше, отец превращается для него в важную ролевую модель;

- отец может выступать в роли болельщика ребенка и защитника его успехов.

Некоторые американские исследователи отмечают даже, что у отцов, которые недосягаемы для маленьких детей, могут возникнуть трудности в налаживании с ними прочных эмоциональных связей в последующем. Однако даже наличие явной корреляционной зависимости между заботой отцов о новорожденных детях и их взаимоотношениями в более позднем возрасте ребенка еще не говорит об их причинно-следственной связи. Скорее всего, более глубоким фактором является общее отношение мужчины к близким, к семье (и к ребенку) и к самому себе. Если в его жизни главное - удовлетворение собственных потребностей, а любовь к себе затмевает все другие формы любви - к жене, ребенку, то такое отношение может превалировать как в ранний период отцовства, так и в дальнейшей жизни.

По мнению американских ученых, косвенное влияние отца на младенца и на семью имеет весьма большое значение. Многочисленные исследования показывают, что поддержка отцом матери во время ее беременности и раннего младенчества очень важна для начала установления позитивных отношений. Отсутствие отца в период младенчества создает немалые трудности для функционирования семейной системы.

Кларк-Стюарт к своем исследовании трехсторонних отношений во многих семьях обнаружила, что влияние матери на ребенка носит непосредственный характер, тогда как отец влияет на малыша часто опосредованно - через мать. Ребенок же чаще всего влияет на обоих родителей напрямую.

Отечественные педагоги и психологи также постоянно подчеркивали значение отца в семейной социализации. Отмечалось, например, что в воспитании сына отцу принадлежит особая роль. Значимость личности отца, прежде всего в том, что для сына он представляет эталон мужчины. Образцы поведения отца, копируемые ребенком, формируют нравственный облик, способы поведения мальчика. От отца он перенимает мужественные черты, учится мужскому достоинству, рыцарству.

Предполагалось, что теплое отношение отца должно сказываться больше на Я-концепции сына, а не дочери. Но подтвердилось обратное: властный, доминантный контроль отца приводил к негативизации образа Я у мальчиков, никак не сказываясь на образе Я девочек. Р. Берне в связи с этим формулирует вопрос, пока не получивший ответа: может быть, дело не в том, что доминантность отца негативно влияет на Я-концепцию мальчиков, а в том, что доминантность отцов перекрывает пути доминированию матери, которое оказывало бы позитивное воздействие? Он настойчиво подчеркивает значение родительского тепла и настаивает на презумпции родительской любви, утверждая, что ни капризы ребенка, ни гнев родителей не подрывают внутреннюю преданность и любовь к нему матери и отца.

А.И. Захаров указывает на факт снижения эмоциональной чувствительности у мальчиков при оценке отца как злоупотребляющего алкоголем (по сравнению с мальчиками, у которых трезвые отцы). Главным фактором, объясняющим наличие этого феномена у мальчиков, а не у девочек, будет их своеобразная, опосредованная возрастной потребностью ролевой идентификации «адаптация» к образу пьяного, угрожающего или ведущего себя нелепо отца, в сравнении с чем меркнет страх перед различного рода воображаемыми чудовищами и призраками.

Р. Кемпбелл на основе своих наблюдений пишет, что у добрых отцов вырастают мужественные сыновья, в то время как у черствых - женоподобные.

Д. Виткин указывает, что маленький мальчик пользуется отцовской моделью поведения. Если отец выражает свое недовольство агрессивно, его сын будет пытаться поступать подобным же образом. Если отец скрывает свое раздражение под маской молчания, сын будет считать это нормой мужского поведения. Общие игры, секреты, симпатии и привязанности между отцом и сыном будут для сына гораздо лучшей моделью мужского поведения, чем прямые жесткие попытки воспитать «настоящего мужчину». Мудрое, щедрое на ласку отцовское воспитание способствует формированию более мужественных мальчиков и женственных девочек.

В российских семьях наблюдались несколько иные закономерности. По данным наблюдений семей детей-невротиков, «мужчины не представляют стабилизирующего фактора в семье вследствие отсутствия адекватного опыта семейных взаимоотношений в детстве, мягкости характера, приниженной роли в семье, занятости или стремления еще более ужесточить требования к детям и наказать их за так называемое своеволие, а на самом деле за появление защитно-протестных установок»[7] . Вероятно, мягкость характера отца наряду с его отстраненностью от семейных проблем и отсутствием авторитета в семье способствует невротизации сыновей.

Многолетние исследования А.И. Захарова неврозов у детей и анализ отношений в их семьях на протяжении трех поколениях приводит его к сходным выводам. Отмечается доминирующая роль бабушек по обеим линиям родства и явно недостаточная роль дедушек - другими словами, избыток женского и недостаток мужского влияния в прошлом.

«Недостаточная или отрицательная ролевая идентификация с родителем того же пола создает дополнительные трудности в общении со сверстниками в детстве и неблагоприятно отражается на отношениях с детьми в семье в настоящем. Подобная отрицательно действующая взаимосвязь более характерна для отцов, поскольку они сами не имели адекватного опыта с отцом»[8] .

Кон обращает внимание на то, что очень важно систематическое воспитание родителей, особенно матерей, чтобы они не старались чрезмерно опекать и занянчивать мальчиков.

Роль отца в усвоении ребенком половой роли может быть особо значимой. Отцы даже в большей степени, чем матери, приучают детей к половым ролям, подкрепляя развитие женственности у своих дочерей и мужественности - у сыновей.

Мальчик, отец которого покинул семью до того, как ему исполнилось пять лет, впоследствии оказывается более зависимым от своих ровесников и менее уверенным в себе, чем мальчик из полной семьи. Если мальчик ведет себя, опираясь на готовую модель отцовского повеления, то в результате его поведение и психика становятся более стабильными.

На девочках отсутствие отца сказывается в первую очередь в подростковый период. Хорошие отцы способны помочь своим дочерям научиться взаимодействовать с представителями противоположного пола адекватно ситуации»[9] .


[1] Спиваковская А. С. Психотерапия: игра, детство, семья/А. С. Спиваковская. - Том 2. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. С. 398.

[2] Акивис Д. С. Отцовская любовь/Д. С. Акивис. – М.: Профиздат, 1989. – С. 26.

[3] Авдеева Н. Н. Роль отца в развитии ребенка в раннем возрасте//Дошкольное воспитание. № 7, 2005.

[4] Достовалов С. Г., Мальцева Л. В. Отец и сын: атрибутика мужского воспитания// http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l0066.shtml

[5] Спок Б. Ребенок и уход за ним/Бенджамин Спок. – 8 ред. – М.: Попурри, 2007. – 704 с.

[6] Авдеева Н. Н. Роль отца в развитии ребенка в раннем возрасте//Дошкольное воспитание. № 7, 2005.

[7] Захаров А. И. Происхождение детских неврозов и психотерапия/А. И. Захаров. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 448 с. С. 233

[8] Захаров А. И. Происхождение детских неврозов и психотерапия/А. И. Захаров. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 448 с. С. 230

[9] Андреева Т. В. Семейная психология/Т. В. Андреева. - СПб.: Речь, 2004. - 244 с. С. 167-173

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий