регистрация / вход

Самоопределение человека в сложных ситуациях

Характеристика основных концепций социальной, гражданской и этнической идентичности. Анализ факторов, влияющих на восприятие группы как целостного объекта. Особенности культуры и ценностей в выборке казахстанских подростков, их взаимосвязь и отличия.

Введение

В психологии достаточно большое количество работ посвящено изучению восприятия социальных групп. Центральный вопрос, который стоит перед исследователями, заключается в том, какие именно характеристики (свойства, признаки) позволяют воспринимать некоторое количество людей именно как группу, то есть, как нечто единое, обладающее новыми качествами, по сравнению с качествами индивидов, в нее входящих. В социально-психологической литературе существует несколько направлений исследований, которые пытаются дать ответ на поставленный вопрос. Одно направление делает акцент на изучении процесса категоризации групп, отнесении человеком себя либо других к некоторой группе, а также исследовании предполагаемых последствий данного процесса. Другое направление акцентирует внимание на изучении тех свойств социальных групп, на основании которых происходит процесс социальной категоризации. В данном случае основным понятием для исследования становится понятие «целостность». Воспринимаемая целостность группы определяется восприятием определенного сочетания свойств данной группы. Основное допущение заключается в том, что для того, чтобы правильно категоризовать группу необходимо воспринимать ее как целостный объект, т.е. достаточно хорошо быть знакомым с ее свойствами или иметь опыт взаимодействия с ней. Так, человек быстрее и с большей степенью точности категоризует группы, воспринимаемые как высоко целостные.


Проблема соотношения гражданской идентичности

Многие современные психологи и социологи говорят о том, что социально-политические и общественно-экономические процессы в нашей стране привели к кризису гражданской и этнической идентичности. Вследствие этого отмечается рост дезадаптации, оторванности и обособленности индивида от общества, проявлений девиантного и делинквентного поведения, межэтнической напряженности, конфликтности и агрессии, как у взрослых, так и у подрастающего поколения. Главные трудности формирования позитивной гражданской идентичности обусловлены противоречивыми тенденциями развития современного российского общества, которые привели к размыванию ориентиров, необходимых для личностного самоопределения. С другой стороны, оказывают влияние процессы глобализации и стирания межэтнических границ. В этих условиях гражданская идентичность может стать объединяющей силой в полиэтническом обществе.

Такие сложные категории, как «социальная» и «личностная идентичность» выделяются многими авторами. Э.Фромм говорил о персональной и социальной идентичности (самоотождествление личности с идеями, ценностями, социальными стандартами общества). Э.Эриксон различал личностную идентичность и социальную идентичность (личностный конструкт, отражающий внутреннюю солидарность человека с социальными групповыми ценностями, идеалами и нормами). И.Гоффман выделяет три вида идентичности: социальная (как типизация личности на основе атрибутов социальной группы, к которой она принадлежит), личностная идентичность и Я-идентичность.

Таким образом, анализируя различные взгляды и концепции, можно сделать вывод, что гражданская и этническая идентичность являются частным случаем социальной идентичности, а, следовательно, подчиняются одним законам, являясь осознанием и переживанием личностью сопричастности к определенному сообществу.

Согласно концепции социальной идентичности Тэджфела, идентичность как норма – положительное отношение к своей группе в сочетании с позитивным отношением к другим (но несколько хуже, чем к своей). Из этой концепции можно заключить, что позитивная идентичность, в сущности, рассматривается как идеальный конструкт. Гражданская идентичность, таким образом, выступает в форме осознания личностью принадлежности к сообществу граждан того или иного государства, имеющим для него значимый смысл. Этническая идентичность – к соответствующей этнической группе.

По мнению Л.М. Дробижевой этнические вызовы 1980-1990х годов привели к оживлённому обсуждению проблемы этнической идентичности, ее содержания и типов. В настоящее время на первый план выходят проблемы роста терроризма, ксенофобии и экстремизма, в связи с чем становится более обсуждаемыми проблемы гражданской идентичности и самосознания.

По мнению Л.М. Дробижевой, этническая идентичность в основном базируется на национальном языке и культуре, а также на национальности родителей, а Гражданская идентичность – на исторической общности и достижениях в культуре. Одна идентичность не исключает другую, они должны дополнять друг друга но для этого государство должно активно проводить соответствующую политику, выстраивая определенные взаимоотношения между гражданами и социальными институтами. С одной стороны гражданская идентичность не может не базироваться на этнической идентичности большинства граждан страны, с другой – она должна включать и общечеловеческие ценности – человеческого достоинства, ответственности, уважения к выбору политических, религиозных и гражданских ценностей, свободы индивидуальности. То есть гражданская идентичность должна быть привлекательной для всех жителей страны, в независимости от их этнической принадлежности и вероисповедания.

М.Б. Хомяков полагает, что гражданскую идентичность должно усиливать применение принципа групповых прав, она должна поддерживать существование других групповых идентичностей, в частности, этнической, а не угрожать им. Только в таком случае гражданская идентичность будет способствовать интеграции и толерантности общества. Кроме того, гражданская идентичность подразумевает определенные отношения между гражданами, «гражданскую дружбу», в основе которой лежит доверие. Хомяков также видит в формировании гражданской идентичности решение проблемы мультикультурального общества.

По мнению Е.Н. Даниловой, гражданская идентификация несет в себе более положительный потенциал, чем этническая, так как не несет в себе межнациональных трений и конфликтов.

Во многих многокультуральных странах, таких как (Канада, Австралия, Израиль, Швеция) проводятся политические программы, направленные на преодоление соперничества культур и дискриминации этнокультурных меньшинств, включая иммигрантов, и основанные на трех стратегических целях – равенство, свобода, партнерство. Необходимо отметить, что реализация принципов мультикультурной идеологии далеко не всегда происходит бесконфликтно, приводит к тенденциям сегрегации и ассимиляции.

Таким образом, в настоящее время актуальна разработка теоретических основ, проведение масштабных эмпирических исследований, позволяющих дать практические рекомендации по формированию гражданской идентичности с учетом культурных и возрастных особенностей. Актуальность формирования гражданской идентичности обусловлена социальной востребованностью воспитания гражданственности подрастающего поколения, способного принимать ответственные решения; наличие такой идентичности является средством профилактики и предупреждения национализма, расизма, ксенофобии, экстремизма.


Восприятие целостности социальных групп

Если рассматривать реальное социальное взаимодействие, условия правильной и корректной категоризации достаточно сложно выполнимы, так как чаще всего человек взаимодействует с ранее незнакомыми группами. В результате каждая из указанных взаимосвязей (воспринимаемая целостность группы – точность категоризации и опыт взаимодействия с группой – воспринимаемая целостность группы) требует тщательного рассмотрения. Необходимость более тщательного анализа факторов, влияющих на восприятие группы как целостного объекта, и как следствия на ее категоризацию, также обусловлена тем фактом, что понятие «знакомство с группой» и «опыт взаимодействия с группой» достаточно широки и могут заключать в себе ряд других немаловажных параметров, в частности, факт принадлежности к группе. В связи с этим, нами было разработано и проведено исследование с целью изучения восприятия социальной группы как целого при различных условиях.

Исследование состояло из 2-х этапов: пилотажного и основного. Пилотажное исследование было направлено на выявление параметров, благодаря которым группа воспринимается как нечто целое, в нем приняло участие 50 человек. В задачу респондентов входило определить, являются ли, по их мнению, различные объединения людей (от семьи до пассажиров одного вагона) социальными группами. Ответ необходимо было аргументировать, приведя примеры тех свойств социальных сообществ, которые позволяют сделать вывод, что данные сообщества являются группами. В результате был получен список из следующих свойств: активность, целостность, однородность, структурированность и взаимозависимость (индивидов внутри группы), молодость, агрессивность.

В основном исследовании приняло участие 95 человек, из них 50 женщины и 45 мужчин. Основная задача респондентов заключалась в оценке групп по выделенным признакам, к каждому из которых был подобран противоположный признак, для образования биполярных шкал. 60 респондентов работали с оценкой реально существующих групп, в большей или меньшей степени им знакомых (молодежные политические движения). 35 респондентов работали с оценкой виртуальных, несуществующих групп.

Респонденты, оценивавшие реальные группы (политические молодежные движения) были разделены на 4 подгруппы по двум параметрам: политической активности и политической грамотности. Данное разделение позволило сформировать группы, для которых политические движения будут выступать как знакомые и как незнакомые объекты. Кроме того, при оценке учитывался фактор влияния знаний респондентов (политически грамотные) и опыта взаимодействия (политически активные) на оценку социальных групп.

Респонденты, работавшие с виртуальными группами, подразделялись на 3 подгруппы, 2 из которых отличались по параметру условий «принадлежности» к группе: от свободы выбора и смены группы до невозможности выбрать и сменить группу. Для третьей подгруппы группой «принадлежности» выступал виртуальный народ. Их задачей было оценить по шкалам «свою» группу, то есть ту, к которой они «принадлежали» в ходе исследования, и «чужую» группу.

Для респондентов, оценивавших реальные знакомые и незнакомые социальные группы, были получены результаты, что степень знакомства с группой не влияет на их оценку, так как не было выявлено значимых статистических различий в оценках. Незнакомые социальные группы воспринимаются как целостные объекты, также как и знакомые социальные группы.

Для респондентов, оценивавших виртуальные группы, обнаружены значимые различия в оценке «своей» и «чужой» групп по таким параметрам как активность (р=0,006), целостность (р=0,015)и структурированность (р=0,001)в пользу «своей» группы, т.е. она воспринимается как более активная, целостная и структурированная.


Целостность и ценностные ориентации на примере старших подростков

Формирование персональной системы ценностных ориентаций является одним из важнейших результатов процесса социализации. Система ценностных ориентаций является психологической характеристикой зрелой личности и выражает отношение человека к социальной действительности. На развитие и формирование ценностных ориентаций личности влияет целый ряд факторов, один из которых - усвоенные индивидом особенности культуры. Любая культура обладает своей уникальной ценностной структурой, в которой отражается ее самобытность. Взаимосвязь ценностных особенностей культуры и структуры ценностных ориентаций личности можно проследить в результате кросс-культурного сравнения. Особый интерес в этом плане представляет старший подростковый возраст, в котором формирование ценностных ориентаций, лежащее в основе социального самоопределения, представляет отдельную возрастную задачу. Соответственно, возникает вопрос: как соотносятся собственно возрастные и социокультурные параметры в процессе формирования ценностных ориентаций? В данной работе мы рассматриваем кросс-культурные различия в структуре ценностных ориентаций старшеклассников России и Казахстана.

Представляется, что взаимосвязь между особенностями культуры и персональными ценностями проявляется в особенностях структуры ценностных ориентаций. Отталкиваясь от особенностей современного образа жизни, мы предположили, что:

1)большинство казахстанских старшеклассников ориентированы на традиционный тип культуры;

2)большинство российских старшеклассников ориентированы на современный тип культуры; 3)для представителей традиционной культуры наиболее важными являются ценности «традиции» и «доброта»; 4)для представителей современной культуры наиболее важными являются ценности «достижение» и «самостоятельность».

В качестве теоретико-методической основы исследования была выбрана модель динамических отношений ценностей Ш.Шварца и модель культурно-ценностных ориентаций Дж.Таусенда. Опросник Таусенда основан на представлении о трех типах культур – традиционной, современной и динамически развивающейся, каждая из которых содержит ряд ценностей, соответствующих направленности культуры. Методика Шварца построена на представлении о мотивационном значении ценностных ориентаций и универсальности базовых человеческих ценностей.

Эмпирически были выявлены следующие особенности ценностных ориентаций старших подростков. Для российских старшеклассников в целом наиболее значимыми оказались ценности «достижение» и «самостоятельность», несколько меньшие значения имели ценности «гедонизм», «доброта» и «стимуляция». Наименьшую значимость представляли «конформность», «власть» и «традиции». При этом анализ особенностей культуры показал, что среди российских подростков 28% принадлежат к традиционной культуре, 52% - к современной культуре и 20% - к динамически развивающейся (что подтвердило вторую и четвертую гипотезы исследования). Однако и для казахстанских подростков в целом наиболее важными оказались ценности «самостоятельность» и «достижение». Достаточно также выражены оказались ценности «доброта» и «универсализм», а наименее важными – «гедонизм», «конформность» и «власть». При этом среди казахстанских подростков только 48% принадлежали к традиционной культуре, 40% - к современной культуре и 12% - к динамически развивающейся. Эти различия оказались значимы для исследуемых выборок на уровне тенденции (=0,05). Иными словами, можно утверждать, что хотя социокультурный фон социализации российских и казахстанских подростков достаточно различен, в структуре их ценностных ориентаций наблюдается сходство, отражающее возрастные закономерности (стремление к самостоятельности, достижениям, отрицание конформизма).

Далее мы рассматривали взаимосвязь особенностей культуры и ценностных ориентаций по подвыборкам подростков, ориентированных на разный тип культуры.

Для части российских подростков, ориентированных на традиционную культуру, результаты оказались противоречивыми: подобная ориентация предполагает отсутствие внутренней свободы, регламентированность деятельности, однако в структуре ценностей наблюдалось стремление к самостоятельности и достижению, личному успеху, а традиционные ценности имели наименьшую значимость. Структура ценностей российских подростков, ориентированных на современную культуру, соответствовала данному типу культуры: достижение и самостоятельность согласуются со стремлением к личному успеху, самореализации, характерным для данного типа культуры. Российские подростки, ориентированные на динамически-развивающуюся культуру, также демонстрировали важность для них ценностей самостоятельности и достижения, что согласуется с принципами индивидуальности, независимости, автономии, типичными для данной культуры.

Взаимосвязь особенностей культуры и ценностей в выборке казахстанских подростков отличалась выраженной внутренней противоречивостью. Для респондентов, ориентированных на традиционную культуру, в равной степени важными оказались ценности самостоятельности и традиции, т.е. конкурирующие ценности. Ориентированные на современную культуру казахстанские подростки считали самыми важными самостоятельность и доброту, что лишь отчасти характерно для данного типа культуры. Ориентированные на динамически развивающуюся культуру подростки также в наибольшей степени выбирали ценности самостоятельности и доброты, что опять же не соответствует данному типу культуры.

Итак, соотнося результаты с выдвинутыми гипотезами, можно отметить следующее. Прежде всего обращает на себя внимание факт несоответствия ценностных ориентаций респондентов, принадлежных к традиционной культуре (как в российской, так и в казахстанской выборках), типичным для данного типа культуры ценностям, что можно объяснить возрастными закономерностями. Наличие у российских подростков ценностей, близких представлениям о современном типе культурно-ценностных ориентаций, соответствует актуальным тенденциям в российском обществе, которое поощряет в человеке самостоятельность, установку на личный успех и самореализацию. Внутренняя противоречивость взаимосвязи особенностей культуры и ценностей для казахстанских подростков, скорее всего, связана с существующими противоречиями в казахском обществе, в котором наряду с соблюдением исторически сложившихся традиционных принципов жизни, соответствующих коллективистическим культурам, существует активное стремление к индивидуальному успеху и самостоятельности, отражающее проникновение западных образцов жизни.


Заключение

Соответственно, мы можем говорить о том, что связь между фактором знакомости группы и восприятием ее как целостного объекта не настолько однозначна, как предполагалось ранее исследователями. В частности, как показало исследование, одним из важных факторов оценки целостности социальной группы может выступать принадлежность к данной группе, даже при условии виртуальности группы. Практическая значимость изучения данной проблемы состоит в возможности разработки социальных программ и тренингов, направленных на формирование гражданской идентичности, служит базой для индивидуальной коррекционной работы. Кроме того, представляется необходимой разработка методов оценки сформированности гражданской идентичности.

Как глобальные, так и локальные компании ставят задачу выхода на новые рынки в других странах. При этом они сталкиваются со значительными культурными различиями, которые проявляются в поведенческих паттернах потребителей в каждой отдельно взятой стране. В процессе социализации члены определенного общества принимают ценности конкретной культуры для того, чтобы соответствовать требованиям важных социальных институтов. Подкрепление со стороны семьи, сверстников и личного опыта помогает ценностям закрепиться, приобрести стабильный характер и перейти в установки. Установки же проявляются в поведенческих намерениях, в том числе и потребительских, которые представляют собой некоторый тип склонности к определенному виду установочно-релевантного действия.


Список литературы

1. Андреева Г.М. Психология социального познания, М., 2006.

2. Кравцова И.К. Структура ценностных представлений в юношеский период // Вестник МГУ, Сер. «Психология».2007, №2.

3. Почебут Л.Г. Этнические факторы развития личности // Введение в этническую психологию. СПб, 2005.

4. Агеев В.С. Психология межгрупповых отношений. М., 2003.

5. Brewer M.D., Hong Y., Li Q. Dynamic Entitativity: Perceiving Groups as Actors // The Psychology of Group Perception: Perceived Variability, Entitativity, and Essentialism. N.Y., 2009.

6. Brown R. Prejudice. Its Social Psychology. Malden, 2007.

7. Hamilton, D. L., Sherman, S. J., Castelli, L. A group by any other name: The role of entitativity in group perception. In: (Eds.), W. Stroebe, M. Hewstone, European review of social psychology, 2007, Vol. 12, pp.139-166. New York: Wiley.

8. Lickel B., Hamilton D. L., Sherman S. J. Elements of a lay theory of groups: types of group, relational, styles, and the perception of group entitativity // Personality and Social Psychology review, 2005, Vol. 5, No 2, pp. 129-140.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий