регистрация / вход

Судебно-психологическая экспертиза

Предмет, объект судебно-психологической экспертизы и ее виды: судебно-психологическая, комплексная психиатрическая, почерковедческая, психолого-искусствоведческая. Методы и формы работы психологов, составление экспертного заключения по расследованию.

РЕФЕРАТ

по курсу «Судебная психология»

«Судебно-психологическая экспертиза»

Содержание

Введение

1. Предмет, объект и виды судебно-психологической экспертизы

2. Назначение судебно-психологической экспертизы

Заключение

Введение

Построение правового общества, осуществление радикальной правовой реформы требует всемерной гуманизации права, надежного обеспечения принципов обоснованности и справедливости решений, максимальной индивидуализации ответственности и предусмотренных законом мер правового воздействия.

Одним из эффективных средств решений этих задач является совершенствование и создание новых видов судебных экспертиз, связанных с оценкой человеческого поведения: судебно психологической, комплексной психолого-психиатрической, психолого-почерковедческой, психолого-искусствоведческой и др.

В настоящее время трудно себе представить высококвалифицированные расследования, разбирательства в суде или другом компетентном органе без привлечения психологических знаний. В юридической практике накоплен значительный опыт привлечения психологов в качестве экспертов и специалистов. Предметом судебно-психологической экспертизы является здоровая психика человека Это обстоятельства дает возможность отграничить предмет судебно-психологической экспертизы от судебно-психиатрической, предметом которой является психика лиц, страдающих определенным психическим заболеванием. Поэтому попытки включать в предмет судебно-психиатрической экспертизы исследований психики здорового несовершеннолетнего (обвиняемого, потерпевшего и др.) является несостоятельным, т.к. эта область деятельности психолога, а не психиатра

Объектом судебно-психологической экспертизы, т.е. источником, из которого эксперт черпает сведения об устанавливаемых им фактах, является человек.

Судебно-следственной практике известны случаи проведения судебно-психологической экспертизы в отсутствии человека, например, когда подэкспертный умирает до суда. Посмертная экспертиза осуществляется только по материалам дела (протоколы допроса, письма, дневники, записки, магнитофонные и видео записи и др.) и является особенно сложной.

В отличие от судебно-психиатрической экспертизы, где на протяжении более ста лет приемы и способы экспертного изучения шлифовались огромным количеством врачей, систематически выполняющих функции эксперта, у психологов нет не только специализированных подразделений, но даже определенной квалификационной подготовки в системе обучения. Поэтому к оценке психического состояния здорового человека в связи с его участием в событии преступления привлекаются, лица компетентные лишь в одной из областей психологии. Следователь должен исходить из предпочтительности их основной профессиональной специализации. Это могут быть сотрудники кафедр психологии вузов и университетов, а также педагоги, имеющие подготовку в области дефектологии. Особенности эмоционального состояния лучше устанавливать с помощью психолога работающего при психиатрических учреждениях. Наиболее компетентнымибывают психологи больниц, на базе которых функционирует судебно-психиатрические отделения.

1. Предмет, объект виды судебно-психологической экспертизы

От правильного выбора методов исследования во многом зависит качество и научный уровень каждой конкретной экспертизы. Однако ни один из используемых в СПЭ методов не ведет непосредственно к ответу на стоящий перед экспертом вопрос. Необходимо применение нескольких экспериментальных, тестовых, анкетных и других методов, направленных на взаимное дополнение получаемых данных и на то, чтобы обеспечить всестороннее описание предмета экспертизы. В связи с этим и во избежание необоснованной критики в адрес применяемых методов исследования психологам-экспертам необходимо не только указывать в актах экспертизы их диагностические возможности, но и иметь теоретическую и практическую подготовку в области системных описаний, позволяющих воссоздать целостную картину различных психических явлений. Психолог-эксперт не вправе применять в ходе экспертного исследования, недостаточно апробированные методы психодиагностики. В отдельных случаях, когда их использование представляется крайне необходимым для изучения предмета экспертизы, каждый новый метод должен быть подробно описан в акте СПЭ с указанием его диагностических возможностей и данных о надежности измерения.

Одним из методологических принципов организации и проведения СПЭ является метод реконструкции психологических процессов и состояний подэкспертного в период, предшествовавший событию преступления, в момент преступления и непосредственно после него, выявление психологических особенностей и динамики этих процессов.

Предметом судебно-психологической экспертизы (СПЭ) в уголовном процессе является совокупность компонентов психики подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и подсудимого, экспертное установление и оценка которой имеет значение для объективного расследования и судебного разбирательства уголовного дела и соответствует современным возможностям психологической науки.

Основными компонентами психики человека являются психическиепроцессы, психические состояния и психические свойства, в том числе"особенности эмоционаньно-волевой и мотивационной сфер,характерологические особенности, темперамент, способности, точная диагностика которых возможна только на основании применения специальных познаний в области психологии".

Предметом судебно-психологической экспертизы является здоровая психика человека. Это обстоятельства дает возможность отграничить предмет судебно-психологической экспертизы от судебно-психиатрической, предметом которой является психика лиц, страдающих определенным психическим заболеванием. Поэтому попытки включать в предмет судебно-психиатрической экспертизы исследований психики здорового несовершеннолетнего (обвиняемого, потерпевшего и др.) является несостоятельным, т.к. эта область деятельности психолога, а не психиатра

Объектом судебно-психологической экспертизы, т.е. источником, из которого эксперт черпает сведения об устанавливаемых им фактах, является человек.

Судебно-следственной практике известны случаи проведения судебно-психологической экспертизы в отсутствии человека, например, когда подэкспертный умирает до суда. Посмертная экспертиза осуществляется только по материалам дела (протоколы допроса, письма, дневники, записки, магнитофонные и видео записи и др.) и является особенно сложной.

Следовательно, объектом судебно-психологической экспертизы могут быть сведения, характеризующие особенности психики подэкспертного, содержащиеся в материалах уголовного дела. При судебной психолого-вокалографической, психолого-искусствоведческой и других экспертизах объектом исследования являются магнитофонные записи.

Виды судебно-психологической экспертизы классифицируются в зависимости от правового статуса подэкспертного и разрешаемых вопросов. Процессуальное положение испытуемого позволяет выделить судебно-психологическую экспертизу потерпевших, подозреваемых, свидетелей и обвиняемых. Вопросы, разрешаемые судебно-психологической экспертизой, дают возможность классифицировать экспертные исследования по направлению:

- психических процессов (особенности восприятия памяти, мышления, воображения и др.);

- психологических состояний (познавательных, волевых, эмоциональных);

- психологических свойств (темпераментом, характера, способностей и др.).

Важнейшими видами или разновидностями судебно-психологической экспертизы является:

1. судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних;

2. судебно-психологическая экспертиза совершеннолетних лиц для установления особенностей их психических процессов, состояний и свойств.

Основные следственные ситуации, в разрешении которых используется судебно-психологичеекая экспертиза:

- определение способности несовершеннолетних обвиняемых, страдающих умственной отсталостью, не связанной с психическими заболеваниями, полностью сознавать себя, давать отчет в своих действиях;

- установление способности потерпевших от половых преступлений правильно воспринимать характер и значение действий преступника;

- определение способности верно воспринимать значение для дела обстоятельства и давать о них показания;

- определение наличия или отсутствия физиологического аффекта и иных эмоциональных состояний в момент совершения преступления;

- установление наличия или отсутствия у лица в период предшествовавший смерти психического состояния, предрасполагающего к самоубийству;

- установление обстоятельств, связанных с управлением техникой;

- определение возможного психологического давления со стороны работников правоохранительных органов на участников уголовного процесса (обвиняемого, потерпевшего и др.) в период расследования преступления.

Формы использования специальных психологических познаний

Понятие "специального познания" появилось в юриспруденции, когда для разрешения вопросов, касающихся собирания использования и оценки доказательств, стали приглашать лиц, обладающих специальными знаниями в науке, технике, искусстве и ремесле (статья 74 – 78 УПК РФ).

Психологические познания – это система сведений о закономерностях возникновения и развития психики, о психических явлениях (процессах, состояниях, свойствах), деятельности человека и его поведении.

На предварительном следствии процессуальными формами использования специальных психологических познаний являются:

а) участие специалиста психолога в производстве процессуальных действий (ст. 133 УПК РФ);

б) назначение и производство судебных экспертиз (ст. 78 УПК РФ).

Специалист-психолог – это лицо, сведущее в области психологии, приглашенное для участия в проведении следственных действий. По УПК РСФСР специалист может участвовать в допросе несовершеннолетнего свидетеля в возрасте до 14 лет (ст. 133), а по усмотрению следователя от 14 до 16 лет (ст. 159, 285, 397), выемки и обыски (ст. 170), осмотре (ст. 179), осмотре трупа (ст. 180), получении образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР).

В статьях, регулирующих порядок допроса, участие специалиста не оговаривается, исключение составляет лишь обязательное привлечение педагога к допросу несовершеннолетнего свидетеля в возрасте до 14 лет и факультативное участие специалиста (педагога) в допросе свидетеля в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет (ст. 159 УПК РФ). УПК РФ требует обязательного участия педагога в допросе несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) старше 14 лет, если он признан умственно отсталым (ст. 397 УПК РФ). На наш взгляд, участвующий в уголовном судопроизводстве педагог или врач привлекается для решения психологических задач, лишь при достаточной психологической подготовке.

Специалист психолог может принять участие в осмотре, в том числе в осмотре места происшествия до возбуждения уголовного дела.

Наиболее эффективной могло бы быть участие психолога в осмотре места происшествия по делам об убийствах, изнасилованиях, посягательствах на общественное и. личное имущество граждан.

Целесообразным является участие психолога в осмотре места дорожно-транспортного происшествия (ДТП), он может оказать помощь в воспроизведении психологической стороны происшествия. Участие специалиста-психолога будет ценным в допросе свидетелей, потерпевших, при очной ставке, следственном эксперименте и др. процессуальных действиях. Психолог помогает более эффективно провести допрос лиц, страдающих физическими и психическими недостатками, особенно такая помощь необходима при допросах умственно отсталых субъектов.

Специалист-психолог помогает следователю установить психологический контакт с допрашиваемым (обвиняемым, свидетелем, потерпевшим, и др.), оказать активное психологическое воздействие на лицо, подлежащее допросу, выявить отдельные качества и психологические особенности субъекта расследования (темперамент, характер и др.).

Психолог может участвовать в обыске, с его помощью будут определены возможные места сокрытия поиска, психологические особенности личности обыскиваемого (характер, темперамент; тип мышления и др.), его реагирование на действия следователя.

Необходимо участие психолога в предъявлении для опознания. Психолог обращает внимание на следователя, на особенности личности опознающего, определяет тип опознания, помогает ликвидировать конфликтные ситуации, установить психологические барьеры для опознания и т.п.

Специалист-психолог может участвовать во всех следственных действиях по усмотрению органа, ведущего расследование.

Важнейшей формой применения достижений психологической науки является назначение и проведение судебно-психологической экспертизы.

Действующее законодательство подробно регламентирует производство экспертизы (ст. 79 – 82; 184-194 УПК РСФСР).

Эксперт-психолог активно участвует в процессе доказывания, и его права и обязанности четко определены процессуальным законом. В соответствии со ст. 82 УПК РСФСР он вправе:

- ознакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы;

- заявлять ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;

- с разрешения следователя присутствовать при производстве допроса и других процессуальных действиях и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

Эксперт психолог обязан явиться по вызову лица производящего расследование, и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. В случае отказа или уклонения эксперта-психолога от выполнения своих обязанностей без уважительных причин или даче им заключения заведомо ложного, он несет ответственность по ст. 181, 182 УПК РСФСР.

Судебно-следственной практике известны случаи непроцессуального использования специальных психологических познаний.

Непроцессуальная форма участия сведущих лиц в расследовании преступлений не регулируется нормами УПК, а осуществляется либо согласно ведомственным инструкциям, либо по усмотрениям следователя (организационно-тактические действия). Непроцессуальная форма использования специальных познаний психолога включает в себя консультации следователя по вопросам, требующим специальных психологических познаний, составление различных справок по поручению следователя, использование результатов внесудебного психологического исследования.

Консультант-психолог – это сведущее в психологии лицо, не имеющее четко определенного процессуального статуса (как эксперт или специалист), но применяющее свои социальные знания для разъяснения следователю и суду значимых для дела фактов и обстоятельств с позиции психологической науки.

Психолог-консультант помогает правильно понять причинно-следственные связи, специфику поведения людей в конкретной обстановке, выработать комплекс действий. Психолог информирует следователя о закономерностях протекания тех или иных психических процессов, психических типичных состояний, устойчивых психических особенностях личности.

Психологическая консультация может предшествовать назначению судебной психологической экспертизы и состоять в оказании помощи следователю в формулировке вопросов, которые необходимо поставить перед экспертом- психологом, в определении предмета исследования и др.

Психологические консультации могут осуществляться на всех стадиях предварительного расследования.

Консультации психолога не носят характер выводов о каких-либо обстоятельствах совершенного преступления, но помогают следователю получать некоторую предварительную, важную для расследования информацию. Знакомясь с представленной в устной или письменной форме информацией, психолог анализирует, синтезирует, конкретизирует ее, т.е. проводит мысленное исследование. Он помогает интерпретировать полученные сведения о личности преступника, свидетеля, потерпевшего, оказывает профессиональную помощь в разработке версии о причастности, в выявлении мотивов преступления, установлении психологических причин, способствующих совершению преступления и другое. В связи с этим, перспективным направлением использования консультаций психолога является создание психологических консультационных кабинетов на базе кафедр психологии высших учебных заведений.

Консультационная деятельность психолога может оформляться в виде письменной справки, которая не является экспертным заключением. Представляется, что психолог может проконсультировать следователя по следующим вопросам:

а) о современном уровне развития некоторых отраслей психологии: медицинской, инженерной, военной, педагогической и др., о реальных возможностях использования специальных познаний в расследовании преступлений;

б) о влиянии возрастных особенностей психического развития личности, об изменении динамики и темпа познавательных, эмоциональных и волевых процессов на различных этапах становлениях и развития личности;

в) о типичных психологических чертах взрослых и несовершеннолетних преступников, потерпевших и свидетелей, о возможных вариантах их поведения в зависимости от ситуации и личностных особенностей;

г) о психологическом содержании выполняемых человеком трудовых операций, действий, о возможных ошибках на психологической почве, типологии таких ошибок, взаимовлиянии субъективных и объективных факторов труда;

д) о влиянии перенесенных и наличных психических и соматических заболеваний, задержек развития на психологию личности и ее поведение;

е) о рекомендации средств воздействия на участника уголовно- процессуальной деятельности в целях стабилизации его поведения;

ж) об отдельных психологических феноменах, состояниях, процессах, их наличии или отсутствии в ситуациях совершения преступления.

2. Назначение судебно-психологической экспертизы

Направляя подследственного, потерпевшего или свидетеля на судебно-психологическую экспертизу, следователь обязан контролировать тщательность изучения личности, а также достоверность следственного заключения. Для этого нужно ориентироваться в методах и формах работы психологов, уметь составлять экспертное заключение с результатами расследования.

В отличие от судебно-психиатрической экспертизы, где на протяжении более ста лет приемы и способы экспертного изучения шлифовались огромным количеством врачей, систематически выполняющих функции эксперта, у психологов нет не только специализированных подразделений, но даже определенной квалификационной подготовки в системе обучения. Поэтому к оценке психического состояния здорового человека в связи с его участием в событии преступления привлекаются, лица компетентные лишь в одной из областей психологии. Следователь должен исходить из предпочтительности их основной профессиональной специализации. Это могут быть сотрудники кафедр психологии вузов и университетов, а также педагоги, имеющие подготовку в области дефектологии. Особенности эмоционального состояния лучше устанавливать с помощью психолога работающего при психиатрических учреждениях. Наиболее компетентнымибывают психологи больниц, на базе которых функционирует судебно-психиатрические отделения.

Участвуя в обследовании под экспертных больных, психолог накапливает опыт анализа противоправного поведения, что бывает совершенно необходимо для оценки эмоциональных реакций, возникающих в связи с событиями преступления. Практика судебно-психологических экспертиз показывает, что психологу, не знакомому с особенностями криминального поведения человека, бывает трудно ориентироваться в чувствах, лежащих в основе преступного побуждения, также как и в аффектах, сопровождающих преступные посягательства. Ориентируясь на собственное правопослушное мировоззрение, психолог невольно оценивает, например, гнев преступника, перенося следствие на причину (если действие было столь разрушительным, то, вероятно, причина, его побудившая, должна быть весьма значительной). Равно как и страх жертвы невольно соотносится с собственной предположительной реакцией на аналогичные обстоятельства. Другими словами, лично житейский опыт может вредить психологу в оценке столь субъективного явления, как чувство другого человека, и отрицательно складывается на истинности экспертного заключения. Необходимо иметь известное профессиональное хладнокровие, чтобы, отрешившись от неприязненного отношения к преступнику и сочувствия к его жертве, в рамках объективных признаков доказать наличие либо отсутствие душевного волнения, депрессивности настроения или аффектогенного сужения сознания.

Следователь наделен правом выбора эксперта, ибо экспертом специалист (в том числе и психолог) становится лишь с момента вынесения постановления.

При этом психолог может быть вызван в учреждение, где проводится расследование (кабинет следователя), либо подэкспертный направляется по месту работы психолога. Закон не оговаривает точного количества специалистов, которым следует получать производство психологической экспертизы, однако опыт показывает, что их должно быть не менее двух. Возможность обмена мнениями и коллегиальность суждений в значительной мере уменьшают затруднения и ошибки единоличного исследования.

В юридической литературе по вопросу о моменте назначения судебно-психологической экспертизы высказывались различные точки зрения. Одни авторы считают, что судебно-психологическая экспертиза эмоционального состояния (аффекта, стресса и др.) должна назначаться на начальном этапе расследования, когда наиболее полно сохранились в сознании очевидцев внешние признаки аффекта, и кроме того, это состояние можно установить путем психологического исследования обвиняемого, так как в его психике остаются следы пережитого аффекта.

Предпочтительнее другая точка зрения – экспертизу целесообразно назначать на ранних этапах предварительного следствия. Представляется, что судебно-психологическая экспертиза должна проводиться тогда, когда следователь выяснил и изучил все обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Важнейшим этапом назначения судебно-психологической экспертизы является четкое определение вопросов, которые необходимо разрешить путем судебно-психологического экспертного исследования. Вопросы, поставленные на разрешение эксперта-психолога, определяют направление и объем судебно-психологической экспертизы, к ним должны предъявляться определенные требования. Прежде всего, эти вопросы должны иметь специальный характер, быть четко сформулированными, поставленными в логической последовательности.

1. Судебно-психологическая экспертиза по вопросу соответствия возраста психического развития хронологически достигнутому.

Вопрос о соответствии возраста психического развития хронологически достигнутому возрасту возникает при расследовании правонарушений несовершеннолетних в период от 14 до 15 лет для решения о правоответственности лица. В большинстве случаев это бывает соучастие в краже.

Как правило подростки, которые отличаются плохой успеваемостью, воспитываются в обстановке семейно-педагогической запущенности, занимают среди сверстников положение подчиняемых. Поводом для назначения СПЭ служит либо их неадекватное поведение при совершенствовании правонарушения (орудие в руках более развитых подростков, преобладание мотивов детской шалости, бездумное отношение к сокрытию следов правонарушения и т.п.), либо недопонимание ситуации расследования.

Соответствующий вопрос психологу-эксперту, при проведении данного вида СПЭ, может быть сформулирован следующим образом: имеются ли у несовершеннолетнего признаки отставания в психическом развитии, если да то в чем они выражаются и с чем связаны? Если такие признаки имеются, то мог ли он полностью сознавать значение своих действий и в какой мере мог руководить ими с учетом конкретной ситуации!

2. Судебно-психологическая экспертиза по вопросу способностипотерпевшей от изнасилования понимать значение совершаемых с ней действий.

В практике СПЭ по вопросу о понимании потерпевшей действий, направленных на изнасилование, в большинстве случаев речь шла о недостаточной ориентировке девушек 13-16 лет в обстоятельствах, создающих условия для совершения полового акта, в то время как о значении самого полового сношения у них имелись определенные представления. Они оказывались наедине с мужчинами или подростками, кокетничали с ними, не предполагая, что их поступки могут быть истолкованы как предрасположение к половой близости, поэтому оказывали сопротивление только в момент прямого преступного нападения.

Значительно реже объектом экспертизы бывают девочки, воспринимающие изнасилование как действие, о физиологическом, моральном и социальном назначении которого у них не было ясного представления.

Вопрос психологу-эксперту, по данному виду СПЭ, может быть сформулирован следующим образом: могла ли потерпевшая по уровню своего интеллектуального и личностного развития, а также особенностям психического состояния в момент происшествия правильно понимать характер и значение действий обвиняемого или оказывать сопротивление с учетом обстоятельств конкретной обстановки, ситуации (указать каких)?

3. Судебно-психологическая экспертиза по вопросу определения способности верно воспринимать имеющиеся для дела обстоятельства и давать о них правдивые показания.

Установить субъективные особенности восприятия, запоминания, сохранения и воспроизведения информации участниками уголовного процесса очень трудно. Судебно-психологическая экспертиза может определить специфику отдельных этапов формирования показаний (получение, накопление, обработка информации, ее воспроизведение, словесное оформление и передача). Способность детей давать правильные показания становится объектом СПЭ в тех случаях, когда на этих показаниях строятся существенные основания обвинения.

Особый интерес представляют показания несовершеннолетних, когда в них проявляется склонность к фантазированию, конформизму, повышенной внушаемости и т.д.

Важно помнить, что судебно-психологическая экспертиза при указанных обстоятельствах помогает следователю определить индивидуальные психологические особенности допрашиваемых лиц, но она не является экспертизой достоверности показаний. Этот принципиальный вопрос должен решить следователь, учитывая заключение судебно-психологической экспертизы.

Вопрос психологу-эксперту, по данному виду СПЭ, может быть сформулирован следующим образом: мог ли подэкспертный правильно воспринимать такие-то (указать какие конкретно) имеющие значение для дела обстоятельства в таких-то (назвать виды помех) условиях восприятия с учетом актуального состояния его познавательных процессов, особенностей личности (возрастных, болезненных или акцентуированных характерологических) или ее динамических состояний (назвать каких конкретно; аффективного напряжения, состояния опьянения, травматической оглушенности и др.)?

4. Судебно-психологическая экспертиза по вопросу определения эмоционального состояния лица в момент интересующий следствие.

Эмоциональное состояние как объект СПЭ бывает представлено случаями, которые можно сгруппировать в следующих вариантах: состояние аффекта у обвиняемого; влияние душевного волнения на состояние потерпевшего; оценка депрессивности настроения потерпевшего как одного из моментов, причинно связанных с самоубийством.

Душевное волнение обвиняемого, с учетом диапазонов воможных судебных решений о характере и степени вины, часто становится объектом СПЭ. Задача экспертов при этом состоит в том, чтобы в сопоставлении с характерологическими особенностями человека выявить признаки стрессового состоянью, то есть определить, насколько поведение человека в преступной ситуации зависело от внешних и насколько – от внутренних обстоятельств.

Аффективное состояние – бурный эмоциональный процесс, характеризующийся снижением сознания и самообладания, нарушением волевого контроля над действиями.

Физиологический аффект (или состояние сильного душевного волнения) – сильная, но кратковременная по времени эмоция, сопровождающая разнообразные эмоциональные переживания и влияющая на сознательный контроль субъекта над своими действиями.

Состояние физиологического аффекта определяется экспертами с учетом сложившейся преступной ситуации, психологической характеристикой личности.

Вопрос эксперту, при назначении данного вида СПЭ может быть сформулирован так: находился ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемых ему деяний в состоянии физиологического аффекта или ином эмоциональном состоянии, связанным с конфликтной ситуацией, которое могло заметно (существенно) повлиять на его поведение?

Указание на ситуационный характер эмоциональных реакций, не носящих характера аффекта, необходимо. В соответствии со смыслом п. 5 ст. 38 УК РФ при достаточной глубине эти реакции, как и физиологический аффект, могут служить психологической предпосылкой констатации судом сильного душевного волнения.

От правильного выбора методов исследования во многом зависит качество и научный уровень каждой конкретной экспертизы. Однако ни один из используемых в СПЭ методов не ведет непосредственно к ответу на стоящий перед экспертом вопрос. Необходимо применение нескольких экспериментальных, тестовых, анкетных и других методов, направленных на взаимное дополнение получаемых данных и на то, чтобы обеспечить всестороннее описание предмета экспертизы. В связи с этим и во избежание необоснованной критики в адрес применяемых методов исследования психологам-экспертам необходимо не только указывать в актах экспертизы их диагностические возможности, но и иметь теоретическую и практическую подготовку в области системных описаний, позволяющих воссоздать целостную картину различных психических явлений. Психолог-эксперт не вправе применять в ходе экспертного исследования, недостаточно апробированные методы психодиагностики. В отдельных случаях, когда их использование представляется крайне необходимым для изучения предмета экспертизы, каждый новый метод должен быть подробно описан в акте СПЭ с указанием его диагностических возможностей и данных о надежности измерения.

Одним из методологических принципов организации и проведения СПЭ является метод реконструкции психологических процессов и состояний подэкспертного в период, предшествовавший событию преступления, в момент преступления и непосредственно после него, выявление психологических особенностей и динамики этих процессов.

При назначении судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы: находилось ли лицо при соответствующих обстоятельствах в состоянии физиологического (непатологического) аффекта? Если да, то как отразилось это состояние на способности лица в этих условиях осознавать свое поведение и руководить им? Находилось ли лицо в другом эмоционально-конфликтном состоянии и как это состояние повлияло на его возможность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими? Для психологической характеристики несовершеннолетних существенно выяснить, не характеризуется ли лицо отставанием в психическом развитии, умственной непатологической отсталостью? Не характеризуется ли лицо какими-либо аномалиями эмоционально-волевой и интеллектуальной сферы. Если да, то как могли эти особенности его психики повлиять на осознание им своих действий и способность руководить ими?

В отношении свидетелей могут быть поставлены перед экспертом-психологом такие вопросы: могло ли лицо с учетом его индивидуально-психологических особенностей в определенных условиях правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства (дается перечень конкретных обстоятельств). Обладает ли лицо необходимым уровнем сенсорной чувствительности для восприятия раздражителя (указывается какого) в имевшей место ситуации (дается описание ситуации). При нарушении тех или иных органов чувствительности у данного лица выясняется возможность его компенсаторной чувствительности. Выясняется также способность лица правильно воспринимать значимые для дела обстоятельства в зависимости от уровня его внушаемости.

При выяснении сущности межличностных конфликтов представляется возможным выявление эмоциональных особенностей личности, ее доминирующих установок, иерархии ведущих мотивов.

Для выявления психорегуляционных особенностей индивида при его взаимодействии с техникой могут быть поставлены следующие вопросы: находилось ли лицо в каком-либо конфликтном эмоциональном состоянии (стрессе, фрустрации, аффекте) во время интересующего суд события (указывается конкретное событие). Как могло отразиться это состояние на его способности сознательно руководить своими действиями. Могло ли лицо действовать соответственно требованиям ситуации. Каковы особенности психомоторных реакций данного лица. Не превышает ли ситуация психофизиологические возможности данного лица.

Для постановки определенных вопросов эксперту-психологу суд должен быть способным к первичной элементарной ориентации в психических особенностях индивида. У суда должны возникнуть обоснованные сомнения в адекватности поведения соответствующего субъекта гражданского процесса. Суд должен четко дифференцировать ситуации, требующие назначения психологической, а не психиатрической экспертизы. Психические аномалии не следует смешивать с психопатологическими явлениями. Патологические изменения психики связаны с общей личностной деформацией. Эти изменения – предмет психиатрического исследования. Психологические же аномалии связаны лишь с неадекватностью поведения в отдельных ситуациях, временной неадекватностью в экстремальных ситуациях. Эксперт-психолог выявляет индивидуально-психологическую значимость ситуации, соответствие ее психическим возможностям индивида.

В случае кратковременных психических расстройств может быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Необходимость назначения судебно-психологической экспертизы зависит и от конкретной нормы права – психологический элемент, содержащийся в этой норме, должен иметь самостоятельное значение. На основании этого критерия выделяются следующие группы гражданских дел, при рассмотрении которых возможна судебно-психологическая экспертиза:

- дела о признании недействительными сделок, заключение которых связано с пороками воли;

- дела по спорам о праве на воспитание детей и другим делам, связанным с личными семейными отношениями;

- дела о причинении вреда гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими, о возмещении вреда при решении вопроса о грубой или простой неосторожности как потерпевшего, так и причинителя, дела по регрессным искам о возмещении вреда.

Если участниками указанных категорий дел являются несовершеннолетние (в случае их самостоятельного участия в процессе) и лица с сенсорными нарушениями, назначение судебно-психологической экспертизы обязательно.

Рассмотрим некоторые судебно-психологические проблемы, возникающие в пределах выше обозначенных категорий гражданских дел.

Как уже отмечалось, в гражданском праве предусмотрен ряд психологических оснований признания судом недействительности сделок: неспособность дееспособного субъекта понимать значение своих действий или руководить ими в момент совершения сделки, заблуждение, обман, насилие, угроза, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной, стечение тяжелых обстоятельств.

Все указанные психические явления называются в юриспруденции «пороком воли», обозначающим неполноценность волевой регуляции правозначимого поведенческого акта, неспособность субъекта осознавать значение совершаемых действий и руководить ими. Однако среди вышеуказанных психологических факторов упомянуты явления разного порядка. Одни из них являются причиной волевой деформации, другие – следствием.

Нарушение волевой, сознательной саморегуляции имеет двойственный характер: оно происходит либо как несоответствие воли (цели) волеизъявлению, ее внешнему выражению, либо как неадекватное формирование самой цели – психической модели желаемого результата. В последнем случае дефектна интеллектуальная сторона волевой регуляции.

В сделке, совершенной под влиянием заблуждения, воля и волеизъявление субъекта совпадают. Однако при этом происходит неадекватное отражение условий формирования цели, представление о цели формируется искаженно, под влиянием ошибочных представлений о ней.

Разделение в доктрине гражданского права интеллектуального и волевого признака с позиций научной психологии необоснованно. Способность руководить своими действиями всецело зависит от способности субъекта понимать значение своих действий. Свобода воли, ее неограниченность означает возможность действовать со знанием дела.

Деформации волевой регуляции могут быть вызваны как внутренними, так и внешними причинами. Причины деформации волевой регуляции субъекта индивидуальны. В сложной системе звеньев волевой регуляции может быть нарушено лишь одно какое-либо звено (неадекватность мотивации, необоснованность решений, дефектность программирования системы действий, исполнительских механизмов, неправильность итоговой оценки достигнутого результата). Наличие «порока воли» нельзя установить без выявления конкретного механизма волевой деформации у данного индивида. Все невротические, истерические, астенические типы личности проявляют склонность к сужению сознания, снижению интеллектуального потенциала в психически напряженных ситуациях. Причиной заблуждения могут быть и повышенная внушаемость (суггестивность), и неадекватная антиципация (неадекватное предвосхищение будущей ситуации), разное понимание содержания и объема используемых в межличностной коммуникации понятий, и ошибки восприятия, обусловленные сенсорной недостаточностью.

Установление конкретного «порока воли» должно быть предметом специального доказывания. Во многих случаях здесь нужна судебно-психологическая экспертиза.

Что может вызвать неспособность дееспособного лица понимать значение своих действий и руководить ими. Это один из сложных вопросов современной теоретической и диагностической психологии. На него нельзя правильно ответить исходя лишь из житейской мудрости. Необходимы широкие познания в области аномальных психических состояний, познания специалиста-психолога.

Наличие «порока воли» устанавливает суд, однако свое решение он должен принимать на основе доказательств, в частности на основе материалов судебно-психологической экспертизы. Поводом для ее назначения служат обоснованные сомнения в возможностях стороны правильно понимать существенные элементы сделки при ее совершении.

Принятие же субъектом решения при обмане его контрагентом вообще нельзя отнести к категории явлений, обозначаемых термином «порок воли». Обман – умышленное введение в заблуждение другой стороны, сознательное создание у нее неправильных представлений об обстоятельствах действительности посредством передачи ложной информации. Во многих случаях только выявление мотива поведения позволяет здесь правильно квалифицировать противоправное поведение стороны, установить форму вины – умысел или неосторожность.

Вина, мотив, цели правозначимого поступка – предмет юридического исследования и оценки. Однако психологический механизм мотивации поведения может быть всесторонне выявлен лишь при помощи специалиста-психолога. Его заключение особенно необходимо для выяснения вопроса: не находилось ли лицо под влиянием психического насилия другой стороны при совершении сделки?

«В судах нередки разбирательства дел о признании недействительным завещания ввиду того, что в момент его составления на завещателя оказывалось психологическое воздействие, что заинтересованное лицо недобросовестно воспользовалось физической беспомощностью завещателя. Суды не всегда проверяют данное обстоятельство, хотя оно имеет юридическое значение: будучи установленным, оно может стать основанием для квалификации этой односторонней сделки по ст. 58 ГК РСФСР. Поэтому при отсутствии данных о психопатологическом состоянии завещателя должна быть назначена судебно-психологическая экспертиза (при наличии данных – комплексная психолого-психиатрическая)».

Психологическая компетентность нужна при решении дел, связанных с защитой интересов ребенка. Судебный спор по этой категории дел возникает в случаях предположения о нарушении прав ребенка на воспитание, неисполнения или ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей. При этом необходимо достоверное установление личностных качеств родителей, их подлинных взаимоотношений и отношения к ребенку. С 10-летнего возраста ребенка решающее значение придается его желанию, истинность которого также должна быть установлена в экспертном порядке. Конфликтная обстановка в семье порождает у ребенка негативные эмоциональные состояния – чувство подавленности, страха, замкнутости, ситуативной антипатии. Дети могут находиться в состоянии повышенной внушаемости, запуганности. Для выявления их подлинных отношений к каждому из родителей нужна специальная работа психолога.

Ряд оснований для лишения родительских прав (жестокое обращение, оказание вредного влияния) имеет психологическое содержание, и соответствующие обстоятельства подлежат судебно-психологическому экспертному исследованию. Утверждения относительно «отрицательного влияния на детей» могут стать доказательствами лишь на основе соответствующего исследования. Суд должен воздерживаться от социально-стереотипных суждений, не поддаваться внешним впечатлениям.

Судебно-психологическая экспертиза может быть назначена по делам, возникшим вследствие гражданских правонарушений, по делам, связанным с возмещением ущерба. В этих случаях встает вопрос о вине и мере юридической ответственности участников материального правоотношения.

Закон обязывает возместить вред, причиненный и без вины. Но вина должна устанавливаться при рассмотрении дел, возникших вследствие нарушения и ненадлежащего исполнения обязательств или виновного причинения вреда. Но и во всех иных случаях закон предполагает, а суд обязан дать дифференцированную оценку поведению и причинителя вреда, и потерпевшего. От этого зависит объем гражданско-правовой ответственности. При грубой неосторожности потерпевшего причинитель вреда освобождается от обязанности возместить вред.

В результате большинства аварий причиняется, как правило, значительный материальный ущерб. Лицу, управлявшему источником повышенной опасности, предъявляется регрессный иск. Удовлетворение иска зависит от вины действовавшего в этих условиях лица. Однако во многих случаях субъект, управляющий техникой, оказывается не в состоянии овладеть ситуацией, принять адекватные решения и совершить действия, предотвращающие аварию. Авария может произойти и в силу небрежности, и в силу недостаточной компетентности, и в силу превышения требований ситуации психофизиологических возможностей индивида.

При судебном рассмотрении дел этой категории неизбежно возникает вопрос о виновности лица. Решение этого вопроса невозможно без выяснения индивидуально-типологических регуляционных особенностей индивида. Адекватность принимаемых решений в нестандартной ситуации зависит от его интеллектуальных, психодинамических и профессиональных качеств. При этом нельзя ограничиться лишь технической экспертизой.

Для определения виновности допустившего аварию должны быть исследованы обстоятельства, имеющие психологическую сущность. Поведение человека в психически напряженной ситуации требует специального психологического анализа.

Все, аварийные ситуации, как правило, связаны с нарушением привычных автоматизмов, необходимостью перехода на развернутый сознательный контроль непривычного комплекса действий. Это значительно удлиняет время поведенческого акта. Нередко происходит неадекватный перенос стереотипных действий в принципиально иную ситуацию.

Таковы лишь некоторые факторы оптимальности и неоптимальности человеческого поведения в системе «человек – машина». Установление вины, причастности психофизиологических возможностей субъекта к деликту в этих случаях может быть доказано лишь на основе экспертного психологического исследования.

Психологический анализ, как правило, нужен и при разграничении умысла и неосторожности, неосторожности грубой и простой. Так, народным судом Москвы рассматривался иск П. к У. о возмещении вреда, причиненного здоровью истца наездом автомобиля ответчика. Истец, требуя удовлетворения своих притязаний, объяснил, что переходил дорогу на перекрестке, правил дорожного движения не нарушал, а У. внезапно выехал из-за угла дома и сбил его. Ответчик утверждал, что ехал с дозволенной скоростью, но дорога была скользкой (шел дождь), а П. появился перед машиной неожиданно, после поворота, поэтому он не сумел предотвратить происшествия, хотя и пытался это делать.

Народный суд удовлетворил иск на 50%–по мнению суда действия потерпевшего характеризовались грубой неосторожностью, что и способствовало наступлению вредных последствий. Президиум Мосгорсуда отменил вынесенное постановление и передал дело на новое рассмотрение. Надзорная инстанция указала, что народный суд не исследовал всех обстоятельств дела при определении вины потерпевшего и причинителя вреда, что вывод о грубой неосторожности истца сделан лишь на основе объяснений сторон.

Правильное разрешение данного дела требовало специального исследования: способен ли был У. по своим психофизиологическим возможностям действовать в данной ситуации надлежащим, адекватным образом; мог ли он вовремя затормозить или своевременно свернуть, чтобы избежать столкновения с пешеходом. Для получения доказательств вины У. нужна была судебно-психологическая экспертиза, следовало выяснить конкретные психофизиологические возможности ответчика в данной поведенческой ситуации.

В гражданско-правовой доктрине принято положение о том, что юридической оценке подлежат только сознательные действия субъекта. Однако по данным современной научной психологии более половины актов человеческого поведения организуется на подсознательном, стереотипном, привычном уровне. Решить проблему взаимосвязи сознательного и подсознательного в сложном акте человеческого поведения в ряде случаев могут только высококвалифицированные специалисты в области поведенческой психологии. В повседневной жизни значительная часть людей слабо оценивает существенные последствия своего поведения. Лица с акцентуированными характерами, пограничными психическими аномалиями имеют устойчивые, личностные дефекты психической саморегуляции. Специалист в области человеческой психологии становится в наше время носителем тех специальных знаний и методов исследования, которые подлежат широкому использованию в судопроизводстве.

Установленные экспертом-психологом обстоятельства могут быть связаны с искомым обстоятельством непосредственно и опосредованно. В зависимости от этого экспертное заключение становится источником прямых или косвенных доказательств.

Заключение

В деятельности следователя большое значение имеет учет на предварительном следствии психологических особенностей потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых. Одним из таких условий является правомерное назначение судебно-психологической экспертизы. Направляя подследственного, потерпевшего или свидетеля на судебно-психологическую экспертизу, следователь должен контролировать тщательность изучения личности, а также достоверность сделанного заключения. Для этого нужно ориентироваться в методах и формах работы психологов, уметь правильно ставить вопросы перед экспертом при проведении судебно-психологической экспертизы.

В юридической литературе по вопросу о моменте назначения судебно-психологической экспертизы высказывались различные точки зрения. Одни авторы считают, что судебно-психологическая экспертиза эмоционального состояния (аффекта, стресса и др.) должна назначаться на начальном этапе расследования, когда наиболее полно сохранились в сознании очевидцев внешние признаки аффекта, и кроме того, это состояние можно установить путем психологического исследования обвиняемого, так как в его психике остаются следы пережитого аффекта.

Важнейшим этапом назначения судебно-психологической экспертизы является четкое определение вопросов, которые необходимо разрешить путем судебно-психологического экспертного исследования. Вопросы, поставленные на разрешение эксперта-психолога, определяют направление и объем судебно-психологической экспертизы, к ним должны предъявляться определенные требования. Прежде всего, эти вопросы должны иметь специальный характер, быть четко сформулированными, поставленными в логической последовательности.

Список литературы

1. Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс», 2007.

2. Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

3. Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2006.

4. Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

5. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб.: Питер, 2005.

6. Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2006.

7. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Вопросы и ответы. М., 2007.

8. Юдина Е.В. Юридическая психология. Ростов-на-Дону, М.. 2007.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий