регистрация / вход

Супервизия

Супервизия как область психологической деятельности. Права и обязанности профессионального психолога. Основные понятия в супервизии. Профессиональная подготовка и повышение профессионального мастерства терапевтов. Этические проблемы в работе супервизора.

Содержание

Введение

1. Основные понятия в супервизии

2. Содержание этического кодекса супервизора

3. Этические проблемы в работе супервизора

Заключение

Список литературы


Введение

Супервизия – малоразвитая в нашей стране область психологической деятельности. Очень часто считается, что супервизия – помощь одого профессионала менее опытному коллеге, но это относительно узкое определение. Супервизия это наблюдение более опытного коллеги за работой психолога, терапевта, преподавателя, обсуждение сильных и слабых сторон, исправление возникших ошибок. В этом случае супервизию можно рассматривать как систему профессиональной поддержки специалистам помогающих профессий.

Как известно, человек, выбирающий помогающую профессию, должен быть способен понимать и прорабатывать собственные проблемы, а также обязан периодически обращаться за помощью к своим коллегам. Для полноценного понимания какого-либо процесса необходимо присутствие, участие другого, иначе специалист оказывается в замкнутом кругу собственных мыслей и чувств, что может привести к нервному срыву или даже к серьезному психическому расстройству. Среди специалистов помогающих профессий наиболее часто эмоциональное выгорание как защитный механизм психики от чрезмерных нагрузок.

Супервизия необходимое направление в профессиональной психологической деятельности. В нашей стране ему есть куда стремиться и развиваться. Существуют профессиональные тренинги и программы по которым готовят супервизоров. Сам супервизор должен постоянно совершенствоваться, развиваться и не отказываться от помощи более опытного коллеги. Каким бы профессиональным не был специалист, он прежде всего человек и ему никогда не помешает помощь и профессиональная поддержка.


1. Основные понятия в супервизии

Супервизия — буквально “надзор”, а у нас это называлось бы “наставничество”. Супервизионная работа является неотъемлемой частью подготовки психотерапевтов. Она может вестись как с начинающим психотерапевтом, так и с опытным специалистом. Однако института супервизорства у нас в стране до сих пор нет, и супервизоров у нас не готовят. Поэтому, как правило, в роли супервизоров выступают психотерапевты-педагоги либо опытные психотерапевты, не прошедшие специальной подготовки, не имеющие преподавательского опыта, но обладающие каким-то необходимым даром. Супервизия важна для расширения профессионального уровня, профессиональных знаний и умений и просто для личностного роста психотерапевта. Супервизия начала свое движение из недр психоанализа и интенсивно развивалась в его рамках. Первым примером можно считать случай, когда Зигмунд Фрейд анализировал маленького сына одного из своих соратников по психоанализу, и эта работа шла, в основном, через переписку. Отец писал о поведении мальчика, о его особенностях, а Фрейд давал рекомендации — как надо вести себя с ребенком, как надо его понимать.

Поначалу своеобразной формой супервизии был личный анализ, где аналитик выступал в роли пациента для более опытного аналитика. Иногда это становилось взаимодействием двух опытных аналитиков, двух учителей, один говорил о теории, обучал каким-то знаниям, а второй работал как врач-психотерапевт, как аналитик с пациентом. А иногда эти роли объединялись, и на одних встречах это был разговор о психоанализе, о разных его концепциях, темах, вопросах, а на других кто-то из них двоих говорил о своих проблемах, то есть выступал в роли пациента. Вначале совместный личный анализ был краткосрочным, потом на него стало отводиться два, три месяца, полгода и так далее. Все это перерастало в более значительную работу. В последующем же произошло разделение на теоретическую подготовку, личный анализ и супервизионную работу, в рамках которой психотерапевт представлял какие-то законченные либо текущие случаи своему супервизору-аналитику для совместного обсуждения. Сейчас супервизору все время приходится выбирать между двумя позициями. С одной стороны, супервизия — обучение, учебная ситуация. А с другой стороны — терапевтическая, потому что все время идет работа в личностном контексте, возникают какие-то личностные проблемы и одновременно соблазн не только увидеть эти проблемы, но и попытаться провести коррекцию, поработать над ними, чтобы они не мешали самому психотерапевту в его работе с пациентами. И тем не менее, крен все время должен быть в сторону учебной ситуации. Супервизия — это не терапия и не личный анализ, хотя, безусловно, способна выполнять и какие-то терапевтические, корректирующие функции.

Появившись в начале 30-х годов прошлого века в рамках психоаналитической подготовки, супервизия в настоящее время считается краеугольным камнем профессионального становления психотерапевта (далее – терапевта). Наряду с освоением теории психотерапии и личной терапией, она является одной из главных составляющих профессиональной подготовки и повышения профессионального мастерства терапевтов, независимо от принадлежности той или другой теоретической парадигме.

Супервизия – это универсальная форма поддержки терапевтов, позволяющая им сфокусированным взглядом посмотреть на свои трудности в работе с клиентами, а также разделить часть ответственности за эту работу с другим, как правило, более опытным профессионалом. В процессе прохождения супервизий терапевт имеет возможность учиться:

- лучше понимать своих клиентов;

- осознавать собственные чувства по отношению к клиентам и свои реакции на них;

- путем анализа происходящего между терапевтом и клиентом в процессе терапии и происходящего между супервизором и супервизируемым в процессе супервизии разбираться в тонких оттенках терапевтических отношений;

- лучше увидеть степень эффективности использования собственных терапевтических интервенций, насколько они применяются своевременно, в подходящем месте и подходящим образом, какое влияние оказывают на терапевтические отношения и продвижение клиента к намеченным целям;

- структурировать терапевтические взаимодействия как в течении отдельной сессии, так и в процессе терапевтической работы в целом;

- находить и лучше использовать свои потенциальные возможности в терапии.

В супервизиях мы учимся не только лучше, эффективнее работать. Они также являются очень значимым источником получения необходимой профессиональной поддержки. Это особенно ценно для начинающих терапевтов. Супервизорская поддержка позволяет терапевту разделить ответственность с супервизором за отдельные аспекты работы с клиентами, а также уменьшить риск воздействия со стороны трудностей, расстройств клиентов. Другими словами, супервизии спасают терапевтов от профессионального одиночества.

Супервизии также помогают терапевтам перестать делать одни и те же ошибки в своей работе, называя иногда это частью своего индивидуального стиля терапии. Допущение взгляда со стороны на терапевтическую практику, ее прозрачность для другого(-их) профессионала(-ов) делает более профессиональной терапевтическую работу в целом, а клиентов – более защищенными от ошибок терапевтов, от самодеятельности под видом психотерапии.

Суть процесса супервизии состоит в выделении двух взаимосвязанных систем:

- терапевтическая система, главными элементами которой являются терапевт и клиент, соединенные терапевтическим контрактом и общей целью;

- супервизорская система, главными элементами которой являются супервизор и супервизируемый терапевт, соединенные супервизорским контрактом и общей целью.

Обобщая, можно говорить о 3-х основных функциях супервизий:

-образовательная (формирующая), подразумевающая развитие умений, навыков, понимания и способностей терапевта;

-поддерживающая (тонизирующая), подразумевающая противостояние влияниям со стороны проблем клиентов;

-направляющая (нормативная), подразумевающая контроль терапевта над собственной личностью (недостатки, слепые пятня, уязвимые стороны, предрассудки).

В супервизорской системеосновными составляющими (фокусами) являются:

- состояние супервизируемого терапевта(имеется в виду не только эмоциональное состояние, но и в целом процессы внутри терапевта и их воздействие на его работу), касающееся как представляемого им случая своей работы, так и непосредственно проявляющееся на супервизорской сессии;

- отношения между супервизором и супервизируемым терапевтом, которые становятся основой анализа скрытой динамики проявлений терапевта в терапевтических отношениях;

- впечатления супервизора(предположения, «подозрения», «неясные чувства»), связанные с супервизируемым терапевтом или его клиентом и возникающие во время супервизорской сессии.

Основная функция супервизора заключается в поддержке и консультировании обучающегося психотерапевта, психолога, тренера, предоставлении ему возможности рефлексировать свои профессиональные действия и свое профессиональное поведение.

2. Содержание этического кодекса супервизора

Кодекс определяет профессиональные стандарты и общие принципы поведения психоаналитически ориентированных специалистов и кандидатов в специалисты в отношении пациентов, коллег, общества и психоаналитической терапии. Психоаналитически ориентированными специалистами считаются члены НФП(Национальная Федерация психоанализа), имеющие статус не ниже стажера: стажер, специалист, тренинговый аналитик, супервизор.Аналитические отношения между пациентом и терапевтом начинаются при их первом взаимодействии, продолжаются на протяжении всего периода терапии и сохраняются после ее завершения – в постаналитической фазе. Кодекс психоаналитической этики определяет взаимодействие между пациентом и терапевтом на протяжении всего периода терапии и трех лет по ее окончании.Терапевт имеет право выбирать те или иные условия и технику терапии. Он должен сообщить пациенту, что терапия будет осуществляться в форме диалога и преимущественно – путем перевода любых побуждений или влечений в словесную форму.Терапевт имеет право отказаться от работы с пациентом, если считает, что поставленная последним цель может быть вредна или нереалистична для пациента, общества самого терапевта.В течение терапевтической сессии пациент имеет право выражать все свои мысли и чувства. Терапевт обязан исследовать и работать с теми мыслями и чувствами пациента, которые обращены на него. Право пациента выражать все свои чувства не должно сдерживаться неадекватным или неуместным использованием интерпретаций или обвинением в патологическом выражении чувств. Терапевт имеет право другими способами препятствовать оскорбительному поведению со стороны пациента, направленному на получение удовлетворения за его счет, и право устанавливать границы терапевтической работы.

Отношения между пациентом и терапевтом уже сами по себе являются инструментом терапии, и их развитие должно поддерживаться использованием психоаналитических техник. Пациент имеет право реагировать на терапевта в любой (вербальной) форме в течение всего времени, необходимого полной вербализации реакций на взаимоотношения. Такая (ничем не ограничиваемая) вербализация направлена на исследование особенностей личности и защит пациента, проявляемых в терапии.

Терапевт обязан использовать диагностические сессии для исследования предъявляемых проблем и принятия решения о том, сможет ли он быть полезен пациенту.Терапевт должен активно противодействовать идеям и действиям, которые унижают достоинство пациентов в связи с их этническим происхождением, расой, полом, сексуальной ориентацией, религиозными убеждениями или социально-экономическим положением.

Одним из основополагающих пунктов в работе супервизора является профессиональная компетентность. Психоаналитический терапевт несет персональную ответственность за свою работу с и осуществляет свою деятельность только в рамках своей компетенции. В случае завершения практики, болезни или завершения контракта с пациентом он может передавать свои функции только лицам, которые по своем профессиональному опыту (образованию и тренингу) достаточно квалифицированы для их исполнения.Психоаналитический терапевт постоянно работает над повышением свой профессиональной компетенции, участвует в конференциях, съездах, симпозиумах, семинарах и школах, посвященных актуальным проблемам психотерапии и психоанализа. Психоаналитические терапевты практикуют в рамках существующих правил в соответствии со своим уровнем компетентности. Психоаналитически ориентированный специалист (клинический психолог или врач, в случае, если не имеет предшествующей полномасштабной пост-дипломной подготовки по психиатрии) никогда не прибегает к сочетанию аналитической психотерапии и психофармакотерапии, не выписывает рецептов, не устанавливает психиатрических диагнозов, не осуществляет экспертизу вменяемости пациента, не принимает решений о необходимости принудительного лечения и т.д. В ситуациях, когда тот или иной вопрос диагностики и терапевтической тактики, или сохранения здоровья и жизни пациента выходит за рамки его компетенции, аналитик считает своим профессиональным и нравственным долгом обратиться к коллеге (коллегам) из смежных областей терапевтических знаний и практики. Систематическое консультирование с коллегами, также как и консультирование обратившихся коллег, всегда осуществляется в интересах пациента, а не аналитика. Никто не может отказать своему коллеге в такого рода профессиональной поддержке и помощи. Аналитик должен использовать любые возможности для консультаций (супервизий) во всех случаях, когда это может повысить качество работы и успешность терапии. В период психоаналитического тренинга будущие специалисты должны самостоятельно заботиться о получении адекватных (количественно и качественно) сессий персонального анализа и супервизий для своих случаев, в соответствии с действующими стандартами терапевтического тренинга (стандартами государственной или общественной аккредитации).

Настоящий Кодекс имеет два раздела.

Раздел А Кодекса этики включает в себя описание основных ценностей супервизии и принципов, вытекающих из них.

Раздел В Кодекса практики трактует применение этих принципов к супервизии.

А. Кодекс этики.

А.1 Супервизия представляет собой деятельность, не имеющую целью извлечение выгоды. Ее основные ценности – это ответственность, беспристрастность и уважение. Супервизоры должны в равной степени заботиться об этичности своей работы независимо от того, является ли их работа оплачиваемой и независимо от того, какой вид супервизии они используют.

А.2 Конфиденциальность.

Содержание супервизии строго конфиденциально. Супервизоры должны ясно обозначить границы конфиденциальности. Если супервизируемый претендует на сертификацию, его необходимо уведомить о подаче супервизором отчетов в Тренинговый Комитет.

А.3 Контракты.

Сроки и условия супервизии должны быть ясны супервизируемому до начала работы. Последующие изменения в этих условиях должны предварительно обсуждаться.

А.4 Компетентность.

Супервизоры должны оценивать собственную профессиональную

компетентность, развивать ее и действовать в ее пределах.

В. Кодекс практики.

В.1 Вопросы ответственности.

В.1.1 Супервизоры отвечают за составление такого индивидуального контракта, который позволит супервизируемым представить и исследовать свою работу настолько честно, насколько это возможно.

В.1.2 В рамках контракта супервизоры обязаны помогать проходящим супервизию, критически осмыслять свою работу и, в то же время, признавать клиническую ответственность супервизанта.

В.1.3 Супервизоры совместно с супервизантами обязаны использовать время супервизии с наибольшей отдачей для супервизанта и его клиента.

В.1.4 Супервизоры обязаны провести и сохранять границы между супервизией и другими профессиональными отношениями, например обучением и руководством.

В.1.5Супервизоры и супервизанты должны заботиться о том, чтобы никакие личные или социальные контакты между ними не оказывали неблаготворного влияния на эффективность супервизии.

В.1.6 Супервизор не имеет права проводить супервизию и психоаналитическую терапию для одного и того же лица в один и тот же период времени.

В.1.7 Супервизор не имеет права использовать проходящего у него супервизию терапевта в финансовом, сексуальном, эмоциональном или каком-либо другом аспекте. При наличии между супервизором и супервизантом сексуальных отношений или отношений, имеющих одностороннюю или двустороннюю выгоду, выходящую за рамки целей супервизии, совместная работа может рассматриваться как консультативная, и супервизор не имеет права давать официальное заключение о работе супервизанта.

В.1.8Супервизор обязан признавать личную ценность и достоинство супервизантов и их клиентов, с уважением относиться к особенностям поведения, обусловленных происхождением, социальным положением, расой, возрастом, убеждениями, сексуальной ориентацией и физической недееспособностью. Работа супервизора включает в себя осознание любых проявлений дискриминации, которые могут возникнуть между супервизируемым и его клиентами или между супервизором и супервизируемым.

В.1.9 Супервизор должен обеспечить соблюдение соответствующих официальных обязательств, своих и проходящего у него супервизию терапевта, по отношению друг к другу, к проводящей обучение организации (если таковая есть) и к клиентам.

В.1.10 Супервизоры обязаны принять меры в случае, если они видят, что практика проходящих супервизию не согласуется с Этическим Кодексом (прежде всего, обсудить это с супервизантом, а если этого недостаточно, то сообщить в Этический Комитет).

В.1.11 В случае, если способность терапевта к работе нарушена вследствие личных или эмоциональных затруднений, в силу болезни, под влиянием алкоголя или наркотиков или по другой причине, супервизор обязан указать ему на это и убедиться, что необходимые меры приняты.

В.1.12 Супервизор обязан вести себя в своей профессиональной деятельности таким образом, который не подрывает доверия общества ни к их работе в качестве супервизора, ни к работе других супервизоров.

В.1.13 Если супервизор замечает, что другой супервизор ведет себя не должным образом, и этого не удается разрешить после обсуждения с ним его поведения, он должен подать жалобу, сохраняя, при этом, границы конфиденциальности, предусмотренные процедурой рассмотрения жалоб.

В.1.14 Супервизор обязан обеспечивать свои эмоциональные потребности вне ситуации супервизии , не используя для этого супервизатна.

В.2 Организация работы.

В.2.1 Контракт о супервизии.

2.1.1 Супервизор несет ответственность за разъяснение всех договорных обязательств.

2.1.2 В случае необходимости супервизоры должны предоставить супервизантам сведения о своем образовании, теоретической позиции, квалификации и используемых методах супервизии.

2.1.3 Супервизоры должны организовать условия для проведения супервизии, уделив особое внимание времени и частоте встреч, а также достигнуть согласия относительно ведения записей и степени приватности.

2.1.4 Оплата и ее увеличение должны обсуждаться заблаговременно.

2.1.5 Супервизоры и проходящие супервизию должны оговорить свои ожидания и требования в отношении друг друга, включая форму оценки работы супервизанта. Обе стороны также должны регулярно оценивать работу друг друга.

2.1.6 До составления формального контракта о супервизии супервизор должен получить сведения о том проходил (или проходит) супервизируемый собственную терапию.

В.2.2 Конфиденциальность.

2.2.1 Принцип конфиденциальности подразумевает, что супервизоры не имеют права раскрывать сведения о проходящих супервизию и их клиентах кому бы то ни было, если на это не получено согласие всех сторон.

2.2.2 Супервизоры должны помочь супервизантам представить их работу таким способом, который защитит анонимность клиентов (не называя имен, характерных особенностей, принадлежности к тем или иным группам или организациям, отличительных свойств пациентов или членов их семей).

2.2.4 Супервизоры не должны раскрывать конфиденциальные сведения о проходящих супервизию или их клиентах кому бы то ни было за исключением случаев, когда супервизор считает это необходимым во избежание нанесения серьезного эмоционального или физического ущерба клиенту, супервизанту или другим лицам. Решение о раскрытии конфиденциальной информации должно, по возможности, приниматься только после консультации с другим супервизором.

2.2.5 Раскрытие конфиденциальной информации, касающейся проходящих супервизию, может быть разрешено в следующих случаях:

а) В случае необходимости профессионального отзыва, например, для аттестации.

b) В случае расследований по вопросам соблюдения норм этики и практики.

2.2.6 Информация о работе с супервизуемым может быть использована для публикации или выступления исключительно с разрешения супервизанта и с соблюдением анонимности.

2.2.7 В случае, если у супервизора возникает необходимость проконсультироваться с коллегами, обсуждение должно носить профессиональный и целенаправленный характер при соблюдении всех этических норм.

2.2.8 При проведении групповых супервизий необходимо обращать особенное внимание на соблюдение конфиденциальности. Ответственность за ее соблюдение ложится на всех участников группы, не зависимо от их статуса. При угрозе нарушения этических норм участники группы обязаны принять необходимые меры.

3. Этические проблемы в работе супервизора

Деятельность супервизора направлена к достижению таких гуманитарных и социальных целей, как благополучие, здоровье, высокое качество жизни, полное развитие индивидов и групп в различных формациях индивидуальной и социальной жизни. Поскольку психолог – консультант является не единственным профессионалом, чья деятельность направлена на достижение этих целей, обмен и сотрудничество с представителями других профессий желательны и в некоторых случаях необходимы, без каких-либо предубеждений по отношению к компетенции и знаниям любого из них.

Права и обязанности профессионального психолога основываются на принципе профессиональной независимости и автономии независимо от служебного положения в определенной организации и от профессионалов более высокого ранга и администрации.

Профессиональный статус супервизора базируется на его способностях и квалификации, необходимых для выполнения его обязанностей. Психолог должен быть профессионально подготовлен и иметь специализацию в применении методов, инструментария и процедур, применяемых в данной области. Частью его работы является постоянное поддержание на современном уровне своих профессиональных знаний и умений. Супервизор не должен применять методы и процедуры, не прошедшие достаточной апробации в рамках современных научных знаний, без предубеждения по отношению к существующему разнообразию теорий и школ. В случае испытания психологических методик, еще не получивших научной оценки, клиенты не должны быть полностью уведомлены об этом заранее. Все психологические данные, как результаты обследования, так и сведения о вмешательстве и лечении, должны быть доступны только для профессиональных психологов, в чьи обязанности входит неразглашение их среди некомпетентных лиц. Психологи должны принимать меры для соответствующего хранения документации.

Работа супервизора базируется на праве и обязанности проявлять уважение (и пользоваться таковым) к другим профессионалам, особенно в областях близко соприкасающихся в своей деятельности с психологией.

Практическая этика является тем содержанием, где реальность фактов, с которым работает психолог, и реальность теории, в которой он осмысливает его, получают личностно-оценочную окраску, ту «пристрастность», ту эмоциональную, ценностную наполненность, без которой нет жизни человека. Через эту ценностную эмоциональность практическая этика становится видимой как самому психологу, так и другим людям, с которыми он имеет дело. Она является как бы тем зеркало, в котором отражается разрешающая для психолога возможность силы воздействия на другого человека, меры этого воздействия. Супервизор несет человеку знание о нем, именно об этом человеке, используя обобщенное представление о людях вообще.

Супервизор сам обладает собственной психической реальностью, которая проявляется в присутствии другого человека. Этика предполагает установление и сохранение дистанции с «Я» другого для сохранения этого Я. Этические нормы правильности-неправильности, плохости-хорошести и т.п. всегда предельно обобщены и могут быть при необходимости конкретизированы во множестве вариантов. Думается, что психологом практическая этика осознается при установлении дистанции с другим человеком и наполнении ее содержанием, рождающимся из усилий другого человека, при проявлении свойств его психической реальности. Если психолог делает это отрефлексированно и целенаправленно, то представители других профессий, ориентирующиеся на свойства психической реальности (учителя, юристы, врачи, журналисты, социологи и др.), могут использовать (даже случайно) ее фрагменты с целью воздействия на них. Профессионалы – это люди, которые своими действиями создают или разрушают психическую реальность конкретного человека, на которого они оказывают воздействие. В принципе это происходит во всех вариантах взаимодействия людей, но, как уже отмечалось, для профессиональной деятельности характерно направленная рефлексивность, структурирующая предмет приложения усилий. В этом смысле этические нормы глубины воздействия на другого человека приобретают характер средств, задающих и создающих условия для проявления автономности, индивидуальности Я человека, в конечном счете, выявление тех образований, которые определяют степень внутренней свободы – одного из высших достижений, в котором сможем увидеть развитие психической реальности современного человека.

Практическая этика опирается на обобщенное представление о психической реальности, о ее строении и возможном развитии, она включает также эмоциональное отношение к жизни – жизнеутверждение или жизнеотрицание, которое позволяет определять вектор воздействия на само течение индивидуальной жизни. Практическая этика использует и понятие о сущности человека для построения прогностических моделей его поведения и развития. Все выше изложенное позволяет говорить о том, что практическая этика содержит парадигму жизни как исходную, базисную форму мышления о ней. Парадигма жизни в деятельности профессионала, работающего со свойствами психической реальности, не только определяет систему его личных жизненных ценностей, но одновременно является тем основанием, на котором строится выбор вектора и глубины воздействия на другого человека. Иначе говоря, парадигма жизни является обоснованием самого факта существования практической этики как сферы жизни, направленной на сохранение индивидуальности, автономности человека на бытовом уровне осуществления. Практическая этика не является законом, в обществе нет институтов, специально созданных для ее сохранения. Она опирается, как уже говорилось на отношение к проявлениям человеческой автономности, индивидуальности. Соотношение практической этики и юридической практики выступает в использовании понятий «честь», «достоинство», «моральный ущерб», «право», «обязанность» и др., обозначающих для юристов меру сохранения или разрушения индивидуальности в ситуациях, описываемых в законодательстве. При этом обоснование основных социальных прав и обязанностей человека осознается в парадигме жизни, доступной для рефлексии создателям конкретных законов и постановлений. По существу, они также являются носителем практической этики, воплощая в своих законах представления о ценности человека, его жизни во всех многообразных ее проявлениях. Парадигма жизни осознается каждым человеком в виде своеобразной формулы, фиксирующей его переживания (силу, ее вектор, включенность в жизнь и т.п.) в конкретный момент времени «жизнь – это борьба», «жизнь – это игра» и т.п. Формула парадигмы жизни воплощаются в конкретные действия, оценки, поступки человека. Она является той основой жизнеощущения, которая констатирует образ другого человека и свой собственный тоже.

В приведенной ниже схеме строения психической реальности в каждый момент времени парадигма жизни представляет собой целостное содержание отношения «Я» – «Другой», удерживая и сохраняя в нем динамические тенденции. Отношение к другому человеку является содержанием постоянно присутствующим в психической реальности каждого человека как ее составляющая и естественным образом входит во все виды активности. В известном смысле можно сказать, что каждый из нас занимается практической этикой, осуществляя воздействие на другого человека и себя. Те люди, для кого это является профессией, рефлексируют на это содержание, обеспечивая, таким образом, условия для социальной презентации важнейшего образования психической реальности – парадигмы жизни. Таким образом, практическая этика является неотъемлемой частью любой профессиональной деятельности, предполагающей непосредственное воздействие на психическую реальность человека. Современная жизнь человека в обществе протекает так, что по существу любая сфера общественной жизни оказывает в той или иной мере на него такое воздействие. Похоже на то, что психической становится вся жизненная среда человека, так как она несет в явной или превращенной форме следы воздействия человека на человека (через предметы потребления, орудия и средства производства, через измененный ландшафт, через меняющий свой состав природные воды и воздух и т.п.).

Профессиональный долг требует от супервизора действия, практическая этика определяет глубину воздействия на Другого человека, а профессия диктует принятие ограничений на собственные действия. Попробуем выразить эту же мысль в возможной рефлексивной формуле психолога: «Я как психолог должен принять решение об оказании помощи, но я вижу (понимаю, знаю), что этому человеку я не смогу помочь, так как он не примет моей помощи, я должен отказаться от работы с ним, так как я не обладаю для этого необходимыми профессиональными средствами». Противоречие в переживании – «я – психолог, я же не психолог» – это не только мощное воздействие на собственный внутренний мир, но и необходимость транслировать это для другого человека в адекватной ля этого форме. Выраженная ориентация на ценность другого человека в профессиональной деятельности психолога предполагает адекватное восприятие им своих возможностей как меры воздействия на Другого человека, основанной на переживании чувства профессионального долга и ответственности за свои профессиональные действия.Это делает профессию психолога одним из немногих видов социальной активности, где обобщенные идеи о ценности человека предельно конкретизируются и персонифицируются в его словах и действиях, направленных на Другого человека. В известном смысле психолог создает своими профессиональными действиями образ Другого для тех людей, с которыми он работает.Психолог, как профессионал, выполняет важнейшую социальную задачу – задачу сознания обобщенного, персонифицированного (в своем лице и в лице конкретного участника или участников его профессиональной деятельности) образа Другого человека.Вполне вероятно, что эта профессиональная деятельность психолога – один из способов, создаваемых в современной культуре, для сохранения психической реальности как особой характеристики жизни.


Заключение

Общество психоаналитической психотерапии (ОПП) разработало данный Этический кодекс, чтобы определить этические стандарты работы психоаналитического психотерапевта в сферах психотерапевтической практики, обучения психотерапии и исследовательской деятельности. Кодекс имеет своей целью информировать психотерапевтов и обучающихся психотерапии студентов о необходимости следования профессиональной этике и предупредить членов ОПП об опасности отклонений от стандартов профессионального поведения.

Разработанные принципы и стандарты профессиональной этики являются общей системой правил, определяющей обязательства психотерапевта перед пациентами, их родителями или опекунами (когда пациентом является ребенок или подросток), студентами, коллегами и общественностью в целом. Этические нормы, которые содержит данный кодекс, предполагают обязательство со стороны психотерапевта действовать в соответствии с этикой психотерапии на протяжении всей своей профессиональной деятельности и способствовать этичному поведению своих коллег и студентов.

Данный кодекс создает общую основу для решения этических проблем. Ни одно из правил этики не может быть общим и отвечающим на все этические вопросы, возникающие в психотерапевтической практике, образовательной и исследовательской деятельности. Знание членами ОПП Этического кодекса должно позволять им самостоятельно определять, какие части кодекса применимы к той или иной конкретной ситуации и учитывать любые возможные противоречия между различными аспектами профессиональной деятельности.

Ответственность, взвешенность суждений и честность психотерапевта – необходимые условия реализации профессиональной этики в сфере психоаналитической психотерапии. Постоянная самопроверка и рефлексия психотерапевта, а также обращение за супервизией и консультациями к коллегам при возникновении трудностей и этических дилемм обеспечивают надежные условия как для пациента, так и для самого психотерапевта.


Список литературы

1.Булюбаш И.Д. Основы супервизии в гештальт-терапии. Издательство Института психотерапии. 2003.

2. Hawkins P., Shohet R. (1989) Supervision in the Helping Professions. Milton Keynes, U.K.: Open University Press. (Ховкинс П., Шохет Р. Супервизия: индивидуальный, групповой и организационный подходы.С.-Петербург: «Речь», 2002.)

3. Использованы материалы сайта spp.org.ru.

4. Использованы материалы сайта jungland.ru.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий