регистрация / вход

Теории деятельности

Взгляды на деятельность в школах Л.С. Выготского и С.Л. Рубинштейна. Принципы теории деятельности: предметность, активность, интериоризация, экстериоризация, опосредования. Субъектно-деятельностный подход (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский).

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Взгляды на деятельность в школах Л.С. Выготского и С.Л. Рубинштейна

2. Субъектно-деятельностный подход (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский)

3. Деятельностный подход в зарубежной психологии

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Словарь подает следующие определения понятия «теории деятельности»:

1. Теория деятельности, разработанная С.Л. Рубинштейном - реализация деятельностного подхода к анализу психологических феноменов. В качестве предмета анализа здесь рассматривается психика через раскрытие ее существенных объективных связей и опосредствований, в частности через деятельность. При решении вопроса о соотношении внешнепрактической деятельности и сознания, он исходил из того положения, что нельзя считать "внутреннюю" психическую деятельность как формирующуюся в результате свертывания "внешней" практической.

2. Теория деятельности, разработанная А.Н. Леонтьевым - реализация деятельностного подхода к анализу психологических феноменов. В качестве предмета анализа здесь рассматривается деятельность, поскольку сама психика не может быть отделена от порождающих и опосредствующих ее моментов деятельности, и сама психика является формой предметной деятельности. При решении вопроса о соотношении внешнепрактической деятельности и сознания, он исходил из того положения, что внутренний план сознания формируется в процессе свертывания изначально практических действий.

Время создания "теории деятельности" - 1920-1930 гг. Разрабатывалась двумя учеными параллельно и независимо друг от друга. Рубинштейн и Леонтьев опираются на труды Выготского и на философскую теорию К. Маркса, поэтому в их работах много общего, но имеются и отличительные моменты.

Теория деятельности, сформулированная А.Н. Леонтьевым в начале 70-х годов 20 века, привлекла внимание всего сообщества отечественных психологов, как новое “видение” проблемы деятельности с позиций психологической науки. В то же время, она вызвала множество разнообразных точек зрения на возможность и перспективы ее применения в практике.

По мнению отечественных ученых, принцип единства сознания и деятельности предполагает включение сознания в контекст жизненных связей человека с объективным миром, причем основу этих связей образует деятельность, посредством которой человек, изменяя мир, изменяется сам. Таким образом, был предложен новый продуктивный метод психологического познания, получивший название «единство воздействия и изучения».

Психология открывает свои тайны не в созерцании феноменов, открытых прямому внутреннему или внешнему наблюдению, а в процессе преобразованию исследуемых объектов посредством практических действий (включая и практику исследовательского труда).


1. ВЗГЛЯДЫ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ШКОЛАХ Л.С. ВЫГОТСКОГО и С.Л. РУБИНШТЕЙНА

Выдающийся психолог и философ С.Л. Рубинштейн (1889 - 1960) наиболее известен как автор оригинальной субъектно-деятельностной концепции, обобщенной им в конце жизни в качестве новаторской философской антропологии. Начальный этап в создании этой концепции отражен в его рукописях и статьях 1916 - 1922 гг. Различные другие варианты психологической теории деятельности разработали также М.Я. Басов, А.Н. Леонтьев, Б.М. Теплов, А.А. Смирнов, Б.Г. Ананьев, П.Я. Гальперин, В.В. Давыдов и многие другие психологи. Психологический тезис психологической теории деятельности формируется: не сознание определяет деятельность, а деятельность определяет сознание.

На основе этого положения в 30-х годах Рубинштейн формирует основной принцип: «единство сознания и деятельности».Формируясь в деятельности, психика и сознание, в деятельности и проявляются. Деятельность и сознание это не две разные стороны обращенных аспектов, они образуют органическое единство, но не тождество. Деятельность не является совокупностью рефлекторных реакций на внешний стимул, так как регулируется сознанием. Сознание рассматривается как реальность, которая не дана субъекту непосредственно для его самонаблюдения: сознание может быть познано лишь через систему субъективных отношений, в том числе через деятельность субъекта, в процессе которой субъект развивается. Леонтьев уточняет положение Рубинштейна: так, по нему сознание не просто проявляется как отдельная реальность, сознание встроено и неразрывно связано с ним. Определение деятельности по Рубинштейну: это совокупность действий, например, на достижение целей. По Леонтьеву: это совокупность действий, объединенных определенным мотивом.

По Рубинштейну деятельность определяется своим объектом, но не прямо, а через ее «внутренние» закономерности. Внешние причины действуют через внутренние условия. Деятельность следует отличать от поведения. Успешность деятельности зависит от трех условий: знаний, умений, мотивации.

В психологической теории деятельности все ментальные процессы, включая личность, имеют объектно-деятельностную природу. Его защитники использовали экспериментальные методы для изучения сенсорных, перцептуальных, исполнительных, связанных с памятью, когнитивных и аффективных действий. Действие, и в понятии и по сущности, является не только объектом исследования, но и единицей анализа ментальных процессов. Фокус направлялся на действие, а не на значение. Действие как единица анализа появляется в исследованиях ощущения, перцепции, интеллекта и эмоций Запорожца; в исследовании памяти П. Зинченко; в исследовании воли К. Гуревича; и в анализе формирования концептов и мышления Петра Гальперина. Оно также использовалось Василием Давыдовым в его анализе формирования обобщений. В психологической теории деятельности было показано, что мотив является объектом, и что необходимость (после столкновения с объектом) также становится объектно-ориентированной. В результате сложился подход, который в некотором отношении противоположен подходам Выготского. Психологическая теория деятельности, по мнению некоторых из американских культурных психологов, упрощает духовный мир людей, сводя его к объектно-ориентированной деятельности и представляя его тем самым, механистическим, не учитывает его духовное измерение. В трехуровневой схеме, которую Леонтьев использовал для описания деятельности (деятельность-мотив, действие-цель, действие-условие), не было прямого указания на место значения, чувства, посредников, сознания, личности и т. д.

В сочинениях Выготского конструкт посредничества - особенно семиотическое посредничетва - играет центральную теоретическую роль, постепенно приобретая все большее значение в последние годы его жизни и деятельности. За год перед своей смертью он писал, что “центральным пунктом нашей психологии является факт посредничества”.[4; 166].

В качестве основных принципов теории деятельности могут быть выделены принципы предметности, активности, неадаптивной природы человеческой деятельности, анализа деятельности «по единицам», интериоризации и экстериоризации, опосредования, а также принципы зависимости психического отражения от места отражаемого объекта в структуре деятельности и историзма.

В книге «Деятельность. Сознание. Личность» Леонтьева А.Н., развивая взгляды и идеи Л.С. Выготского и С.Л. Рубинштейна, прежде всего подчеркивает неделимый, молярный характер деятельности, поскольку это «система, имеющая свое строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие», «включенная в систему отношений общества». В обществе человек попадает не просто под внешние условия, к которым он подстраивает свою деятельность, сами общественные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, таким образом общество создает деятельность образующих его индивидов. Первично деятельностью управляет сам предмет (предметный мир), а вторично его образ, как субъективный продукт деятельности, который несет в себе предметное содержание. Сознательный образ понимается при этом как идеальная мера, овеществляемая в деятельности; оно, человеческое сознание, существенно участвует в движении деятельности. Так, Леонтьев считал «исследование процесса порождения и трансформации личности человека в его деятельности, протекающей в конкретных социальных условиях» (4; 173). Наряду с «сознанием-образом» вводится понятие «сознания-деятельности», а в целом сознание определяется как внутреннее движение его образующих, включенное в общее движение деятельности. Акцентируется внимание на том, что действия - не особые «отдельности» в составе деятельности; человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действия или цепи действий. Один и тот же процесс выступает как деятельность в своем отношении к мотиву, как действие или цепь действий в своем подчинении цели. Таким образом, действие не компонент и не единица деятельности: это именно ее «образующая», ее момент.

Согласно Леонтьеву, деятельность – это форма активности. Активность же в свою очередь побуждается потребностью, т.е. состоянием нужды в нормальных условиях функционирования.

Подводя итог вышесказанному, теория деятельности Леонтьева, также как и работы Выготского, и Рубинштейна, безусловно, привлекают к себе значительное внимание представителей культурной психологии и социокультурного подхода. Возможно, они сыграют свою роль также в этнопсихологии.

2. СУБЪЕКТНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский)

Социально-психологические представления о личности с позиции субъектно-деятельностного подхода содержатся в трудах С. Л. Рубинштейна. Как указывает К.А Абульханова, единым логическим основанием, основной идеей, основным направлением внутренних связей его философской и психологической концепции является идея субъекта.

Высказав кардинальное положение о включении человека в состав бытия, Рубинштейн считает субъектность наиглавнейшим механизмом этой включенности. Взаимоотношения человека с миром осуществляются в разных формах - познавательной, деятельностной и отношенческой. В последней заключается отношение человека к другому человеку. Все эти формы отношений, составляющих сущность субъекта, складываются в деятельности: «Субъект и в своем познании, и в своем действии, и в своем отношении к другому субъекту уничтожает (каждый раз специфическим способом) внешность, внеположность объекта и другого субъекта, преодолевает его обособленность, обнаруживает (познанием), преобразует (действием), усиливает своим отношением к нему сущность другого человека» (1; 21). Принцип субъектности (субъекта) неразрывно связан в концепции Рубинштейна с деятельностным принципом. Деятельность выступает как один из типов активности субъекта, как способ его отношения к действительности. Активность субъекта выражается, по мнению Рубинштейна, в формах самодетерминации, самопричинения, самодеятельности. В этих формах отражается сущностная характеристика субъекта.

В субъекте связываются познавательные и деятельностные характеристики психологии человека. Субъект выступает как основание связи сознания и деятельности. И, как отмечает К.А. Абульханова, в принципе единства сознания и деятельности реализуется субъектный подход в психологии. В двучленную формулу сознание-деятельность вводится третий член - субъект. И в этом смысле субъектно-деятельностный подход превращается в новую парадигму построения психологической науки. Для социальной психологии ключевой является идея о модусе субъекта. Постановка проблемы связи сознания и деятельности требовала ответа на вопрос о субъекте этой связи. Этим субъектом является личность. В личности как в фокусе сосредотачиваются отражательный, познавательный аспекты сознания и его качества отношения, переживания, стремления. В социально-психологических качествах личности, выражаемых в ее интересах, идеалах, направленности, мировоззрении, синтезируются ее познавательные, отношенческие механизмы, регулирующие эти отношения. Сложные системы связей и отношений человека к миру, другим людям, к себе выражаются в краткой и емкой форме, личность является субъектом жизни.

Развитие и конкретизация субъектно-деятельностного подхода содержится в трудах К.А. Абульхановой. Вклад Абульхановой в разработку социально-психологических проблем личности заключается в «развертке» основных категорий этого подхода. В концепции Абульхановой по-новому представлена категория деятельности. Сама дея­тельность выступает как форма существования активности. Сам субъектно-деятельностный подход преобразуется в активно-субъектный подход. Активность выступает главным объектом исследования как атрибут личности. Активность определяется «как жизненно-функциональные высшие способности, обеспечивающие (или нет) возможность быть субъектом» (2; 50). Конкретными формами проявления активности, выступающими как социально-психологические характеристики личности, являются инициатива и ответственность. Определяя разноплановые характеристики активности как качества, состояния субъекта, Абульханова дает ее обобщенную характеристику. Активность – это системное качество личности, включающее в себя различную направленность, разный жизненный опыт, обобщающий те или иные стратегии жизни. В этом смысле активность характеризует личность как субъект жизненного пути. В результате исследования жизненного пути были выделены 3 его взаимосвязанные структуры: жизненная позиция, жизненная линия и смысл или концепция жизни.

Новое видение социально-психологического аспекта сознания привело Абульханову к выдвижению нового объекта психологического исследования - социального мышления. Его составляющими выступили проблематизация, репрезентация и интерпретация. Субъектом социального мышления являются личности и социальные общности. Обобщенная картина индивидуальных и коллективных представлений о действительности в современных условиях содержится в характеристике менталитета реальной личности. Этот наивысший уровень социально-психологической характеристики личности представлен конкретными исследованиями разных его сторон Абульхановой и коллективом ее сотрудников.

Таким образом, единым логическим основанием, основной идеей, основным направлением внутренних связей философской и психологической концепции субъектно-личностного подхода является идея субъекта. Именно в субъекте связываются познавательные и деятельностные характеристики психологии человека. Он же (субъект) выступает как основание связи сознания и деятельности.

3. Деятельностный подход в зарубежной психологии

Деятельностную “парадигму” в психологии, социологии, философии, педагогике и так далее развивают теперь не только отечественные, но и зарубежные специалисты.

Зарубежные психологи, как и отечественные, в своих работах обращали внимание на факт активного начала в деятельности. В теории деятельности Леонтьев утверждал через понятие деятельности принцип активности и противопоставлял его принципу реактивности. Вышеперечисленные принципы различаются по тому, где согласно каждой из них должна быть помещена исходя из анализа деятельность: во внешнем либо внутри организма. Для Уотсона, например, главным было понятие реакции. Он приписывал им значение «ответных действий». Активное, инициализирующее значение и начало здесь принадлежит стимулу. Уотсон считал возможным через систему реакций (пусть даже очень сложных) описать все поведение человека. Однако же такие теории стали сразу разбиваться о факты, которые показывают, что многие поведенческие акты или действия невозможно объяснить исходя лишь из анализа внешних стимулов. Для человека слишком типичны действия, которые подчиняются не логике внешних воздействий, а логике его внутренней цели. Это не столько реакции на внешние стимулы, сколько акции, направленные на достижение цели с учетом внешних условий.

Понятие действия в отечественной теории дает возможность подойти с научным анализом к человеческой жизни именно со стороны ее человеческой специфики. Такая возможность никак не может представить понятие реакции, особенно врожденной реакции, из которой исходил Дж.Уотсон. Таким образом, человек через призму системы Уотсона выступает преимущественно как биологическое существо.

При всем многообразии зарубежных теорий общее между ними состоит во взгляде на анализ деятельности. Можно сделать заключение о преобладании двучлена в системе анализа: воздействие на рецепиирующие системы субъекта – возникающие ответные реакции (объективные и субъективные) явления, вызываемые данными воздействиями. Главная задача, которая ставилась, заключалась в том, чтобы изучить зависимость элементов сознания от параметров, вызывающих их раздражителей. В бихевиоризме, то есть применительно к изучению поведения, эта двухчленная система поведения (схема) нашла свое прямое выражение в формуле S~R . Неудовлетворенность этой схемой заключалась в том, что она исключала из своего поля зрения исследования тот содержательный процесс, в котором осуществлялись реальные связи субъекта с предметным миром, его предметная деятельность. Такая абстракция от деятельности субъекта оправдана лишь в узких границах эксперимента, имеющего своей целью выявить элементарные психофизиологические механизмы. Достаточно, однако, выйти за эти узкие границы, как тотчас обнаруживается ее несостоятельность. Преодаление такой формулы нашло свое выражение в подчеркивании того факта, что эффекты внешнего воздействия зависят от их преломления субъектом, от «психологических переменных» (Э.Ч.Толмен).

Разработка данных факторов шла в очень разных психологических направлений – в бихевиоризме (в школе К.Левина, а особенно в глубинной психологии). При всех, однако, различиях между собой, этих направлений и различиях в понимании мотивации деятельности, ее роли, неизменным оставалось главное: противопоставленность мотивации объективной условной действительности, внешнему миру.

Л. Уайт развил идею «культурной детерминизации» деятельности и поведения индивида. Возникновение человека и человеческого общества приводит к тому, что прямые, непосредственные связи организма со средой становятся опосредованными культурой, развивается на базе натурального производства. При этом культура выступает для индивидов в форме значений, передаваемых речевыми знаками-символами. Исходя из этого, Л. Уайт предложил трехчленную структуру формулы поведения человека: ОРГАНИЗМ ЧЕЛОВЕКА – КУЛЬТУРНЫЕ СИМВОЛЫ – ПОВЕДЕНИЕ.

А. Маслоу в своей теории обращал внимание на такую сторону деятельности, как потребность – движущая сила любой деятельности человека. Появление у человека новых потребностей, в том числе таких, которые не имеют своих аналогов у животных, «отвязаны» от биологических потребностей организма и в этом смысле являются автономными. Их формирование объясняется тем, что в человеческом обществе предметные потребности производятся, а благодаря этому производятся и сами потребности.

Таким образом, потребности управляются деятельностью со стороны субъекта, но они способны выполнить эту функцию лишь при условии, что они являются предметными. Отсюда происходит возможность оборота терминов, которые позволяли К. Левину говорить о побудительной силе наших чувств.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для теоретического обоснования некоторых вопросов психики особенно большое значение имели учения Л.С. Выготского о происхождении и природе высших психических функций и учение А.Н. Леонтьева и С.Л. Рубинштейна об отношении психики к осмысливанию внешней предметной деятельности, получившее название «проблема деятельности в психологии».

Основная идея учения Л.С. Выготского заключалась в том, что психическая деятельность строится по образцу внешней деятельности. У человека она опосредована орудиями и общественно установленными, объективно заданными способами их применения, а у животных деятельность определяется врожденными, инстинктивными механизмами и непосредственным воздействием внешней среды.

В проблеме деятельности получила углубленное развитие другая сторона принципиального вопроса, только намеченного в трудах Л.С. Выготского, вопроса об отношении психической деятельности к внешней, предметной деятельности субъекта. В отличие от бихевиоризма, в советской психологии подчеркивалась осмысленность человеческой деятельности.

В процессе деятельности происходит формирование сознания. То есть, формируясь в деятельности, сознание в ней и проявляется. Таким образом, предметом психологического изучения является личность в деятельности.

А.Н. Леонтьев и С.Л. Рубинштейн подчеркивали происхождение психической деятельности не только из форм общения, но также из других форм человеческой деятельности, причем не только происхождение из них, но и дальнейшее существование внутри внешней деятельности. Общее положение заключалось в том, что психическая деятельность не только строится по образцам внешней предметной деятельности, но в сущности и остается ее особой разновидностью, включенной в эту внешнюю деятельность, живущей ее интересами, заимствующей у нее свои возможности, зависящей и по функции, и по развитию от места в структуре этой внешней деятельности [5; 53].

Если говорить о развитии теории деятельности за рубежом, то нужно отметить, что данными вопросами занимались такие ученые как А. Маслоу (потребности и их роль в деятельности личности), Л. Уайт, К. Левин и другие.

Разностороннему теоретическому и экспериментальному доказательству этих положений были посвящены усилия многих советских психологов 30-60-х годов. Так, на протяжении жизни целого поколения в сознании советских психологов все глубже проникала мысль о том, что понимание психической деятельности следует искать в ее отношениях именно с внешней предметной деятельностью.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абульханова К.А. Брушлинский А.В. Философско-психологическая концепция С.Л. Рубинштейна. – М.: Наука, 1989.

2. Абульханова К.А. Психология и сознание личности (проблемы методологии, теории и исследования реальной личности). Избр. психол. труды. – М.-Воронеж, 1999.

3. Брушлинский А.В. Принцип детерминизма в трудах С.Л. Рубинштейна // Вопр. психол. 1989. № 4. С. 66 - 73

4. Выготский, Л.С. Собрание сочинений. Т.1: Проблемы теории и истории психологии. М.: Изд-во “Педагогика”, 1982.

5. Гальперин П.Я. Введение в психологию: Учебное пособие для вузов. – М.: «Книжный дом «Университет», 2000. – 336 с.

6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М., 1975.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий