регистрация /  вход

Психологические особенности старых людей. Психологические задачи развития в старом возрасте - поздней взрослости (стр. 2 из 3)

Для тревожного синдрома свойственны: субъективные переживания, обусловленные непосредственно тревожной симптоматикой, т. е. симптом тревоги в его прямом смысле; поведение избегания, т. е. фобический компонент и вегетативные дисфункции. Сочетания этих составляющих могут носить различный характер, что в конечном счете и предопределяет многообразие клинических проявлений тревожных состояний.

Тревожность проявляется в виде очень неприятного, часто смутного ожидания чего-то и протекает на фоне одного или нескольких соматических ощущений — например, чувства стеснения в груди, потливости, затрудненного дыхания, головокружения или дискомфорта в области желудка. Тревога представляет собой аффект, возникающий в ожидании неопределенной опасности, неблагоприятного развития событий. Патологическую тревожность могут провоцировать такие объекты и ситуации, как открытые и замкнутые пространства, высота, пауки, змеи, гром, путешествие, толпа, незнакомцы и т. д. При этом переживания всегда проявляются в степени, абсолютно несоизмеримой с действительной опасностью этих объектов и ситуаций. Симптомы, определяющие тревожное состояние, могут хронифицироваться и приводить к потере трудоспособности. В ряде случаев они осложняют течение других болезненных нарушений, снижая готовность больного выполнять назначения врача и тем самым ухудшая прогноз [4].

Соотношение пожилых мужчин и женщин, страдающих тревожными расстройствами, составляет примерно 1:4. Это является следствием не только относительно низкой распространенности неврозов среди мужчин, но и малой обращаемости последних за психиатрической помощью в силу сложившихся социокультурных предпосылок. Стыдясь таких нелепых, с их точки зрения, мыслей или боясь прослыть «сумасшедшими», некоторые больные на протяжении ряда лет с помощью выработанных индивидуальных систем «защитных мероприятий» продолжают привычное социальное функционирование и, несмотря на значительное усложнение жизни, упорно избегают врачей-психиатров[5].

Ранжирование психотравмирующих жизненных событий показало, что в группе пожилых пациентов первое место по степени значимости занимает смерть или болезнь близких родственников, второе — острое начало или ухудшение соматического заболевания самих пациентов, третье — интерперсональные отношения в семье с ощущением социального отторжения, чувством одиночества среди близких [6].Одними из основных стрессоров людей пожилого и старческого возраста также можно считать отсутствие четкого жизненного ритма; сужение сферы общения; уход от активной трудовой деятельности; синдром «опустошения гнезда»; уход человека в себя; ощущение дискомфорта от замкнутого пространства и многие другие жизненные события и ситуации. Один из самых мощных стрессовых факторов – смерть близкого человека. К нему нельзя подготовиться заранее, пережить его многим людям помогает только вера в жизнь после жизни. Как и всякое чувство, она дается в полной мере не каждому человеку. Умение перенести смерть близких людей поддерживается соблюдением правил и ритуалов построения отношений с окружающими. Именно другие люди по всем правилам социальной жизни должны помочь человеку пережить горе потери.

Открытость другим людям, организованная через соблюдение ритуалов и обрядов, делает горе человека делимым на всех – это снижает его остроту. Если же человек замыкается в своих горестных переживаниях, внешне проявляя их в угрюмой подавленности, это приводит к тому, что он заболевает сам, поддерживая в себе состояние стресса, и ранит окружающих людей. Организация поведения для человека, переживающего горе потери близкого человека, через соблюдение обрядов и ритуалов выполняет важнейшую психотерапевтическую задачу – задачу связи с окружающими людьми, с миром своей культуры.

Повышенный стресс – первая причина психосоматических заболеваний, это реальная опасность, и необходимо принимать все меры для изменения стрессового состояния у человека; таким людям необходимо обратиться к специалисту или познакомиться со специальной литературой, предпринять все известные способы восстановления сил и энергии. Это может быть что угодно: задушевная беседа с другом или подругой, поход в магазин, поездка в гости.

Многие из стрессоров можно предупредить или относительно безболезненно преодолеть именно за счет изменения отношения к старикам и к процессу старения в целом. «Прославление молодости – это оборотная сторона ненависти к старению. Презирать факт старения – это то же самое, что обнаружить полное непонимание самой сути жизни»[7].


3. Особенности самосознания пожилых людей

Содержание самосознания пожилого человека претерпевает очередные изменения.

1. Притязание на признание находится в состоянии депривации, так как существенно уменьшается число факторов, за счет которых можно было получать признание. В первую очередь это касается внешнего вида, а также социального статуса. В результате, для пожилого человека сильно обостряется значимость внешнего признания, которое теперь в основном зависит от родственников.

Однако, благодаря явлению психологического витаукта, пожилой человек находит пути для поддержания своего притязания на признание. Это происходит с помощью следующих механизмов:

а) наличие у испытуемых позднего возраста высоких позиций реальной самооценки по шкалам «характер», «отношения с людьми», «участие в труде».

б) фиксация на позитивных чертах своего характера.

Люди пожилого и старческого возраста чаще приписывают себе позитивные качества, в основном отражающие хорошее отношение к людям и деловые свойства, и реже указывают на свои недостатки;

в) снижение идеальных и достижимых самооценок.

Что может носить компенсаторный характер, защищая человека от слишком большого разрыва между реальным и идеальным «Я», гиперразведение которых свидетельствует о низком самоуважении, неудовлетворенности собой. Сближение или слияние «могу» и «идеала» в позднем возрасте говорит, по-видимому, о принятии своей позиции, даже если она не очень высока, о тенденции довольствоваться тем, что есть, ощущать свое положение как вполне приемлемое;

г) относительно высокий уровень самоотношения.

д) ориентация на жизнь внуков и детей.

В позднем возрасте при анализе и характеристике собственной Я-концепции нередко можно встретить рассказы о жизни детей и внуков, описания их успехов и достижений. Такая ориентация на детей и внуков сохраняет перспективу личностного развития, а следовательно, способствует осознанию ценности своего «Я»;

е) ретроспективный характер самооценки.

Будущее для лиц позднего возраста нередко представляется угрожающим, ожидаемые изменения — негативными, актуальная позиция не всегда удовлетворяет, поэтому характерной особенностью их Я-концепции является обращенность в прошлое, которое для них приобретает большую ценность, чем будущее и даже чем настоящее. Утверждение значимости своей прошедшей жизни и себя в ней, оценка своих прошлых заслуг, достижений, статуса и прочего позволяют в какой-то степени компенсировать негативные изменения, наступающие с возрастом, либо противостоять возможности осознания своей малоценности в настоящем, не принимать новый, более негативный образ себя.

Перечисленные выше процессы можно отнести к защитным механизмам психологического витаукта, которые позволяют удерживать собственную Я-концепцию на приемлемом для субъекта уровне, однако их действие зависит от индивидуальных особенностей человека, общего стиля и истории его жизни[8].

В самооценку включается ещё и самоощущение старости. Признание себя старым- сильнейший психологический фактор старения. Но отсутствие самоощущения старения не лучше для физического и психического состояния. Правильное, конструктивное ощущение собственного возраста находится где-то на очень тонкой грани между двумя крайностями.

2. В позднем возрасте происходит окончательное отторжение от своего имени. Круг людей, которые могут называть старика хотя бы по имени и отчеству чрезвычайно сужается. Отходит на задний план общение с коллегами, с уменьшается количество ровесников, в итоге у пожилого человека остается только семейно-ролевое имя "бабушка" или "дедушка". Важно, чтобы все-таки человек мог иметь опыт общения по имени, имени-отчеству. Это будет способствовать «незацикливанию» на одной социальной роли .

3. Иногда пожилой человек делает акцент на правах в ущерб осознанию своих обязанностей. Это приводит к перекладыванию ответственности на других и принятию неконструктивной позиции "Мне должны", которая мешает мобилизовать свой организм и психику для дальнейшей успешной адаптации.

4. В осознании временной перспективы происходит сильный сдвиг: удлиняется прошлое и сокращается настоящее. Будущее воспринимается кратко или совсем отсутствует. Чем дальше располагается событие во временной перспективе, тем ярче оно окрашено эмоционально. Прошлое как бы присутствует в настоящем. Бег времени замедляется, поэтому происходит гипертрофированность, "растягивание" событий. Как правило, жизнь старика небогата событиями, однако они заполняют собой все его индивидуальное пространство и время. Событие, которое воспринимается молодым как незначительный эпизод (например, приход врача, пох од в магазин), для пожилого становится делом целого дня.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.