Программа статистического наблюдения (стр. 2 из 4)

Собранные в результате данные проходят контроль и преобразуются в форму, воспринимаемую современной техникой, переносятся на машинные носители. Чтобы исключить трудоемкие операции при формировании больших массивов баз статистических данных, используются новые технологии и документы. Так, данные последних переписей населения заносились на машиночитаемые бланки посредством графических отметок, что позволяло вводить информацию в ЭВМ непосредственно с первичных документов.

Характеристика признаков объектов статистического наблюдения правовой статистики отражается в показателях, заложенных в документах первичного учета органов внутренних дел, прокуратуры, юстиции и судов.

Выбор места проведения обследования зависит главным образом от цели наблюдения. Если речь идет о переписи населения страны, то в этом случае наблюдение охватывает территорию всей страны. Аналогично и в правовой статистике. Так, в целях регистрации преступлений и лиц, их совершивших, в уголовно-правовой статистике наблюдением охватываются все правоохранительные органы страны, уполномоченные возбуждать уголовные дела и проводить по ним уголовно-процессуальные действия (отчетные единицы).

Выбор времени наблюдения в уголовно-правовой статистике определяется единицей наблюдения. Так, система единого учета преступлений и лиц, их совершивших, основывается на регистрации преступлений по моменту возбуждения уголовного дела и лиц, совершивших преступления, – по моменту утверждения прокурором обвинительного заключения.

2. Определение состояния преступности

Преступность – крайне негативное массовое закономерное и глубоко структурированное социальное явление, распределенное во времени и пространстве, свойственное всем ныне известным общественным системам и связанное с огромным количеством иных социальных явлений. В этом своем значении она представляет собой почти идеальный объект для статистического анализа[3] .

С одной стороны, ее статистическая «привлекательность» по сравнению с другими массовыми явлениями связана с тем, что большинство дефиниций, признаков и характеристик имеет относительно надежную правовую основу, нормы которой реализуются публично профессиональными государственными органами в состязании с профессиональной защитой в законодательно определенном и документально оформляемом процессуальном порядке. Вся эта деятельность находит детальное отражение в дифференцированном государственном и ведомственном учете, который существует сотни лет.

С другой стороны, сама преступность как массовое социальное явление может быть понята и осмыслена во всех своих проявлениях не столько на качественном, сколько на количественном уровне анализа т.е. статистически. Попытки рассматривать преступность вне совокупности конкретных преступных деяний превращают ее в некую абстракцию, которую нельзя «пощупать», хотя она и проявляется во вполне осязаемых обществом преступных актах. Поэтому совсем не случайно то, что преступность как объект количественного изучения с давних времен доминирует в юридической (моральной, судебной, правовой) статистике.

Юридическая статистика, будучи одним из основных количественных методов познания реальной преступности, не подменяет криминологию, уголовное право и другие науки криминального цикла, а лишь раскрывает возможности количественного анализа преступных проявлений. Эти возможности определяются наличием статистического учета преступности и сводных данных о ней, существованием централизованной отчетности с разработкой огромного количества обобщающих структурных и динамических показателей, позволяющих анализировать (сравнивать) преступность по годам и территориям, изучать ее взаимосвязи с причинами и последствиями, прогнозировать их общее возможное развитие. В этом отношении объективное статистическое изучение преступности является базой изучения ее причин, личности правонарушителей, социальных и экономических последствий, планирования борьбы с ней и оценки деятельности правоохранительных органов.

Статистический анализ преступности заключается в установлении ее реального состояния. Вопрос этот сложный, противоречивый и неоднозначный. С одной стороны, есть хорошо разработанные учет и отчетность, с другой – ни в одной стране мира, и особенно в современной России, учтенная преступность не отражает реальной криминологической обстановки. Уровень регистрируемой преступности в среднем колеблется в пределах от одной четверти до половины от фактически совершаемых преступлений.

Отдельные группы и виды преступлений (экономических, должностных, коррупционных, экологических и др.) учитываются в десятых и даже сотых долях от фактических криминальных реалий. Это приводит к серьезным структурным перекосам учтенной преступности. Ее учтенная часть по своей моде оказывается сдвинутой от «беловоротничковых» и глубоко законспирированных деяний к открытым и дерзким, от интеллектуальных – к примитивным, от преступности власти и капитала – к преступности деградированных, слабо адаптированны слоев общества.

Общеизвестно, что к уголовной ответственности привлекаются в основном те, кто совершил примитивное и очевидное деяние; кто не смог замести свои следы; кто не способен квалифицированно самозащищаться; кто не прикрыт депутатской и иной должностной неприкосновенностью; у кого нет защиты «наверху»; кто плохо понимает Презумпцию невиновности; у кого нет оснований блефовать, что его преследуют по политическим мотивам; у кого нет денег на известного адвоката; кто не может внести залог и выйти на свободу до суда для заметания следов; кто не может сфабриковать или добыть необходимый компромат на своих преследователей; кто не может просто откупиться от них и т.д. И это подтверждается статистически.

По данным МВД России 2006 г., в числе 1,3 млн выявленных правонарушителей находились: 53% лиц, не имеющих постоянного источника дохода, 24% совершивших преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, 24% ранее судимых, 18% женщин (идет процесс феминизации преступности), 11% несовершеннолетних и только 3,6% совершивших преступления в составе организованных групп или преступных сообществ. Таким образом, система уголовной юстиции в основном нацелена на бедные, низшие, слабо адаптированные, алкоголизированные, деградированные и маргинальные слои населения, совершающие традиционные уголовные деяния.

Если эти структурные сдвиги проследить по преступным последствиям (физическому, моральному и материальному вреду), то они окажутся еще более выразительными. Обратимся к огромным физическим, моральным и материальным потерям граждан и общества в целом от насильственных методов политической борьбы, злоупотреблений должностных лиц при проведении скорой приватизации, использования бюджетных денег для личного обогащения, мошенничества финансовых пирамид, преступных методов «восстановления конституционного порядка в Чечне» и т.д., которые в силу определенных причин не попали в учет преступных последствий. Поэтому установление более или менее реального состояния преступности – главная и основополагающая задача статистическогоанализана любом административно-территориальном уровне.

На первом этапесбора данных о преступности используется основная форма статистического наблюдения – официальная статистическая отчетность правоохранительных органов. Документы первичного Учета (статкарты Ф. 1, Ф. 1.1, Ф. 1.2, Ф. 2, Ф. 3, Ф. 4, Ф. 6) содержат до 3500 единиц информации о различных аспектах преступности. Хотя все эти карточки систематически обобщаются в более чем 60 формах Государственной и ведомственной отчетности, далеко не все сочетания (а их более двух миллионов) кодированных признаков находят отражение в представляемых отчетах. Более половины собираемой информации практически не используется или используется от случая к случаю. Исходя из задач изучения преступности могут потребоваться сведения которые не отражены в отчетах, но имеются в документах первичного учета.

Получение этой «дремлющей» информации упрощается тем, что в абсолютном большинстве регионов собираемые данные в объеме первичных документов учета компьютеризированы. В связи с этим можно получить любые соотношения отслеживаемых показателей, необходимых для изучения всей – корыстной, насильственной, должностной, молодежной, автотранспортной, «пьяной», «наркоманной» «вооруженной» «уличной» и иной – преступности или ее отдельных видов – убийств, краж, разбоев, и т.д. При этом всегда надо иметь в виду, что сбор многочисленных сведений о преступности дорого обходится обществу. Не использовать имеющиеся возможности по постижению состояния регистрируемой преступности значит увеличивать ее цену.

Для изучения преступности следует использовать отчеты о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступлениях (Ф. 1), о состоянии преступности и результатах расследования преступлений (Ф. 1-А), единый отчет преступности (Ф. 1-Г), отчет о рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях (Ф. 2-Е) и многие другие.

На втором этапесбора данных необходимо получить те сведения, которые в силу различных причин не нашли отражение в учете и отчетности. Осознание неполноты и искаженности учета преступности – важное условие объективности изучения ее фактического состояния. Пренебрежение данным условием чревато ошибочными, а часто и вредными выводами, не способствующими эффективной борьбе с преступностью. Неполнота и искаженность слишком велики, чтобы ими пренебрегать. Обратимся к федеральному учету преступности. Многие ученые и практические работники высказывают обоснованные оценки того, что в России регистрируется около четверти реально совершаемых преступных деяний[4] . С этим соглашается Генеральный прокурор РФ, полагающий, что в 1996 г., например, в стране было совершено около 10 млн преступлений, а зарегистрировано лишь 2,6 млн.


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.

Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.