Социал-дарвинизм (стр. 1 из 4)

1. Социал-дарвинизм.

Введение

В XIX веке в социологии образовалось направление, получившее название социал-дарвинизм. Теория биологической эволюции, разработанная в трудах Ч. Дарвина, Г. Спенсера, Л. Гумпловича, У.Самнера и других социологов произвела колоссальное впечатление на современников. Естественно, что научное событие такого масштаба затронуло и сферу социальных наук. Некоторые социологи были озабочены выявлением специфики естественного отбора и борьбы за существование в социальном мире в отличие от мира животных. Было бы, однако, ошибочным видеть истоки социального дарвинизма только в теории биологической эволюции и считать его простым продолжением этой теории. Прежде всего, вопреки закрепившемуся за этим направлением мысли выражением, сам Дарвин не был сторонником «социального» дарвинизма, так же как и другие создатели «биологического» дарвинизма: А. Уоллес и Т.Хаксли. В то же время некоторые сторонники «социального» дарвинизма были противниками дарвинизма «биологического» (например, Л. Гумплович). Необходимо отметить, что биологическому редукционизму, присущему рассматриваемому направлению, предшествовал соцредукционизм в теориях биологической эволюции. Наиболее общий признак социального дарвинизма - рассмотрение социальной жизни как арены непрерывной и повсеместной борьбы, конфликтов, столкновений между индивидами, группами, обществами, а также между социальными движениями, институтами, обычаями, нравами, социальными и культурными типами. Социал-дарвинизм можно определить как направление обществоведения, сводящее закономерности развития общества к закономерностям биологической эволюции, в частности, рассматривающее естественный отбор как определяющий фактор общественной жизни.

Людвиг Гумплович (1838-1909)- австрийский социолог, автор книг «Расовая борьба» (1883), «Основы социологии» (1899) и др., не выводил свои теории из принципов теории эволюции. Однако акцент на роли конфликтов в социальной жизни выражен у него очень сильно. Стремясь, с одной стороны, развивать ортодоксальные подходы социал-дарвинизма, а с другой, ориентируясь на поиск новых горизонтов, Гумплович сочетал как традиционные идеи идеалистической философии, так и положения психологии. Это позволило ему увидеть социальные процессы в иных измерениях и описать их как процессы социопсихического группового взаимодействия. Выступая убежденным противником примитивных биологических аналогий в качестве объясняющего принципа социологии, Гумплович подчеркивал, что биологические аналогии никакого значения для социологии не имеют, они дают только сравнения и образы, но ни в каком случае и никогда не дадут знаний. Тем не менее распространенная квалификация воззрений Гумпловича связана в первую очередь с характерным для него подходом к пониманию общества как совокупности групп людей, беспощадно борющихся между собой за влияние, выживание и господство. Выдвигая в качестве объекта социологии социальную группу, Гумплович предлагал принять в качестве предмета этой дисциплины систему движений этих групп, повинующихся вечным и неизменным законам. Концепция исторической эволюции, которой придерживался Гумплович, рассматривала человечество частицей вселенной и природы, подлежащей тем же «вечным законам», как и целое, а человеческую историю как «естественный процесс». Все социальные группы Гумплович подразделял на «простые» (исходные, первоначальные, примитивные) и «сложные» (группы второго порядка). К «простым» группам он относил сообщества людей, обладающие ярко выраженными антропологическими и этническими признаками (например, первобытные орды, племена и т. д.), к «сложным» - многомерные социальные образования, например сословия, классы, государство и т. д. Основной особенностью концепции Гумпловича было его стремление к обоснованию положения о принципиальной невозможности свести общественные явления к природе индивида, а также интерпретация индивида как реальности второго порядка, являющейся продуктом группового опыта. В социологии Гумпловича общество трактуется как продукт завоевания одних социальных групп другими, а относительно развитые социальные структурные формы - как плод военной субординации. Рассматривая межгосударственные и межплеменные конфликты как главные формы социальных конфликтов, Гумплович утверждал, что конечными причинами всех общественных процессов являются эксплуатация чуждых племен и стремление людей к удовлетворению собственных материальных потребностей, поскольку «... всегда и всюду экономические мотивы являются причиной всякого социального движения, обусловливают все государственное и социальное развитие». Теоретические представления Гумпловича, в конечном счете, были ориентированы на обоснование положений о неизбежности социального конфликта и общественного неравенства людей, обусловливаемых биосоциальным неравенством рас. Отвергая достаточно популярную в этот исторический период теорию классовой борьбы, Гумплович утверждал, что любой мощный этнический или социальный элемент стремится к порабощению слабого социального элемента и что в подчинении слабых проявляется естественный общественный закон - закон борьбы за существование. При этом как господствующий слой, так и угнетаемый, согласно Гумпловичу, обладают стремлением к власти, причем, «это стремление у господствующих классов выражается в эксплуатации как можно более интенсивной и, следовательно, в порабощении классов подчиненных; у последних оно проявляется в увеличении силы сопротивления, в уменьшении и ослаблении своей зависимости». Термин «раса» Гумплович, как правило, использовал для обозначения наций или народов, а не групп с определенными биологическими чертами, поэтому «расовая борьба» трактовалась им как борьба гетерогенных социальных и этнических единиц, групп и общностей. Т.о., впоследствии его расовые идеи могли быть и были истолкованы как «научное» обоснование биологического и социального расизма и активно использовались нацистскими идеологами. Консервативные, а зачастую и просто реакционные воззрения Гумпловича наложили отпечаток на все стороны его социологического учения. Отрицая прогресс в развитии человеческого интеллекта и нравственности, источник и предпосылку которой он усматривал в отношениях «примитивной» группы, Гумплович в значительной мере содействовал «социологическому обоснованию» тирании и агрессии. Это было одним из естественных следствий редукционизма Гумпловича, считавшего, что все общественные явления обусловливаются неизменной человеческой природой с присущими ей склонностями к господству и эксплуатации, конфликтам и войнам. В целом же социология Гумпловича, которую он сумел эмансипировать от несоциальных наук, и в особенности его концепция социального конфликта, несмотря на ряд очевидных противоречий, выступили в роли инициирующего момента и одного из заметных источников формирования и эволюции западной социологии классического периода. Заметную роль в разработке социал-дарвинистских подходов в социологической науке сыграл видный деятель американской социологии, профессор Йельского университета Уильям Самнер (1840-1910). Основными принципами социологии Самнер считал неуклонный и автоматический характер общественной эволюции, а также всесилие и универсальность естественного отбора и борьбы за существование. Эволюция, по Самнеру, прокладывает себе путь через борьбу за существование, которая столь же «естественна», как сама эволюция или гравитация. Социальное неравенство, с точки зрения Самнера, выступает как естественное состояние и необходимое условие развития цивилизации. Идея естественного отбора трактуется им как идея естественности и закономерности социального отбора. Нарастание имущественного неравенства, по его мнению, - не препятствие общественному прогрессу, а его предпосылка и условие.Тем не менее, приступив на основе социологического анализа большого этнографического материала к изучению нормативных элементов общественной жизни, Самнер несколько отошел от традиционалистских представлений. Первичным фактором, определяющим развитие общества и его социальную структуру, Самнер считал нравы и народные обычаи, понимавшиеся им как всякий способ мышления, чувствования, поведения и достижения цели, общий для членов социальной группы. Анализируя механизмы формирования народных обычаев, или стандартизированных нормативов поведения, Самнер отмечал, что «действие, в котором формируются народные обычаи, состоит в частом повторении мелких актов обычно большим количеством людей, действующих сообща или по крайней мере действующих сходным образом перед лицом одной проблемы». Абсолютизируя процессы борьбы за существование и их роль в человеческих сообществах, Самнер трактовал народные обычаи как бессознательно складывающиеся способы борьбы людей между собой и с окружающей живой природой. Основополагающими мотивами человеческих действий он считал голод, сексуальную страсть, честолюбие и страх. Приобрели популярность в западной социологии выработанные Самнером понятия «мы-группа» и «они-группа», через которые фиксировались социальные отношения и установки. По Самнеру, «мы-группа» характеризуется отношениями солидарности и сплоченности, а взаимоотношения «они-группа» - определенной напряженностью и враждебностью. Эти отношения, свойственные главным образом «примитивным обществам», Самнер непосредственно связывал с «этноцентризмом», понимаемым им как склонность человека к восприятию и оценке окружающего мира сквозь призму представлений своей социальной группы. Полагая, что собственная социальная группа является для человека центром всего, а все остальные ранжируются и оцениваются по отношению к ней, Самнер предложил представление об обществе как конгломерате конкурирующих групп, стремящихся осуществить основную цель жизни - поддержание ее самоё. Это воззрение на общество обусловило мнение Самнера о том, что стихийная природа всех соц. процессов делает невозможным регулирование людьми собственной общественной жизнедеятельности. Ограничившись в основном лишь социопсихологической интерпретацией изучаемых процессов и явлений, Самнер, тем не менее, сумел получить ряд значимых результатов, в том числе - постановку проблемы о роли социальных норм в жизни людей.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.