регистрация / вход

Воздушно-десантные войска

История воздушно-десантных войск. Воздушно-десантные войска в годы Великой Отечественной войны. Воздушно-десантные войска и современность. Герои Великой Отечественной войны из воздушно-десаньных войск. Десантник номер один: В.Ф. Маргелов.

ВВЕДЕНИЕ.

Крылатая пехота
Не вышла из огня...
Прости, 6-я рота,
Россию и меня.

Погибшая бессмертной,
Ты стала наяву
В бою под Улус-Кертом,
Как в битве за Москву.

Прощай, 6-я рота,
Ушедшая в века-
Бессмертная пехота
Небесного полка.

Виктор Верстаков

http://www.pobeda.ru/prival/weapon/istoria/st_big_vdv/vdv_stbig_13.html...Ранним утром 28 февраля 2000 года батальон 104-гo парашютно-десантного полка силами 6-й роты, 3-гo взвода 4-й роты и разведывательного взвода под командованием гвардии подполковника Марка Евтюхина в пешем порядке выдвигался на снежные высоты в нескольких километрах юго-восточнее Улус-Керта. Боевая задача — не позволить уходящим из Аргунского ущелья бандитам прорваться на восток.

http://www.pobeda.ru/prival/weapon/istoria/st_big_vdv/vdv_stbig_14.htmlБой разгорелся около полудня 29 февраля. Разведвзвод десантников столкнулся с передовой группой боевиков. Гвардии подполковник Евтюхин принял решение отойти на высоту 776 и, закрепившись на выгодном рубеже, организовать оборону. Начали отход. Вынося из-под обстрела раненого сержанта, смертельное ранение получил командир 6-й роты майор Сергей Молодов. Командование ротой взял на себя капитан Роман Соколов.

Закрепившись на высоте 776, псковские десантники несколько часов подряд отбивали атаки боевиков. Уже тогда стало ясно – столкнулись не с какой-то небольшой бандой, а оказались на пути всего потока боевиков, двигавшихся из Шатоя на восток – в направлении Дагестана.

К 17 часам боевики, которые получили пополнение, не считаясь с потерями, пошли на штурм высоты с западного и северно-западного направлений. До поздней ночи бандиты продолжали вести ураганный огонь, взяв десантников в окружение. Боем руководил лично Хаттаб. Он вновь и вновь собирал откатывающихся боевиков и бросал их на боевые порядки десантников. Усеяв подступы к высоте телами своих убитых, в два часа ночи бандиты наконец отошли.

В это время на помощь к 6-й роте удалось прорваться 3-му взводу 4-й роты во главе с заместителем командира батальона майором Александром Доставаловым. Десантники, видимо, хорошо понимали, что им предстоит вступить в смертельную схватку и для кого-то из них этот бой окажется последним. Но по неписаным законам десантного братства, не могли отступить. Как не отступила сильно поредевшая к тому времени 6-я рота.

Когда-то, выбирая службу в ВДВ, они мечтали о подвиге. Время совершить подвиг пришло – десант готовился к последнему бою.

В 5 часов утра 1 марта боевики всеми силами пошли на штурм. Туман не позволял применить авиацию, близость к противнику исключала из боя артиллерию, а боевиков было столько, что одни воевали с ротой, а другие – с идущим ей на помощь подкреплением. Десант стоял насмерть…

В 6.10 оборвалась связь с комбатом Марком Евтюхиным. Последними словами гвардии подполковника были: «Вызываю огонь на себя». Когда у десантников кончились патроны, бой перерос в рукопашную схватку, в которой героически приняли смерть два десятка еще способных держать оружие псковских десантника…»

Так создается сегодня история ВДВ, ее пишут подвиги молодых десантников, выполняющих сложные боевые операции.

Когда появились воздушно-десантные войска, какую роль они сыграли в годы Великой Отечественной войны. Каким было техническое оснащение, униформа солдат ВДВ?

Раскрытию именно этих вопросов посвящена данная работа.

ГЛАВА I : ВОЗДУШНО ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА.

1.1 ИСТОРИЯ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК.

В основу теории предназначения и роли ВДВ легли труды М. Тухачевского. Разработка средств десантирования велась в Научно-исследовательском институте Военно-Воздушных Сил под руководством П. Гроховского, над парашютной техникой трудился коллектив, возглавляемый директором завода М. Савицким. Им был сконструирован отечественный парашют ПТ-1 для совершения учебно-тренировочных прыжков, вытеснивший зарубежные. Затем был создан специальный десантный парашют ПД-1 конструкции Н. Лобанова. Для десантирования широко использовался самолет ТБ-3. Он брал на борт по 35 десантников, а на внешнюю подвеску легкий танк или бронеавтомобиль, или две пушки калибра 76 мм[1] .

На маневрах в Киевском военном округе в сентябре 1935 года в присутствии иностранных делегаций был выброшен невиданный в мировой практике крупный парашютный десант в составе 1200 человек, который выполнил задачу по захвату аэродрома и обеспечению высадки двух полков 59-й стрелковой дивизии с легкими танками, артиллерией и другой техникой. На учениях в Белоруссии прыгнуло уже 1800 парашютистов, а на маневрах в Московском военном округе - 500 десантников обеспечили десантирование посадочным способом 5272 человек 84-й стрелковой дивизии. Первый боевой опыт советские десантники приобрели в боях по разгрому японских милитаристов на реке Холхин-Гол, в финской войне, в освободительном походе Красной Армии в Бессарабии.

К началу Великой Отечественной войны было закончено формирование пяти воздушно-десантных корпусов. С первых же дней они вели оборонительные бои в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. Высадившийся довольно крупный десант (около 6000 человек) в районе Орла во взаимодействии с частями 1-го стрелкового корпуса в течение нескольких суток сдерживали натиск фашистских танков, рвавшихся к городам Мценск и Тула. Осенью 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение на вывод воздушно-десантных корпусов из состава фронтов и проведение мероприятий по дальнейшему укреплению ВДВ. Были сформированы несколько новых корпусов.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны дивизии из состава ВДВ выполняли свою часть тяжелой боевой работы на Карельском фронте, в Ясско-Кишиневской операции, в боях за Венгрию, Вену. Война для воинов-десантников закончилась в августе 1945-го, когда более 4000 крылатых бойцов было высажено на аэродромах Харбина, Гирина, Мукдена, в Порт-Артуре, Пхеньяне, на Южном Сахалине. Эти десанты парализовали действия японского военного командования[2] .

Исходя из опыта войны, было принято решение о выводе ВДВ из состава Военно-Воздушных Сил и передаче их в Сухопутные войска, а в 1964 году они перешли в непосредственное подчинение Министра обороны СССР. В 60-е годы достигнуты значительные успехи в области десантирования тяжелой боевой техники на специальных платформах и с помощью парашютно-реактивных систем.

Основу современного вооружения ВДВ составляют боевые машины БМД-1, БМД-2, БМД-3, 120мм самоходно-артиллерийские орудия, 122мм гаубицы, бронетранспортеры, зенитные артиллерийские установки. Для десантирования которой используются военно-транспортными самолетами Ил-76, Ан-22. Надежность техники, многократно подтвержденная в боевых действиях, позволяет сбрасывать на парашютах боевые машины вместе с экипажами, что резко сокращает время на отыскивание своего оружия и вступление в бой после приземления[3] .

В мирное время на постоянно проводимых маневрах отрабатываются вопросы обеспечения пролета крупных военно-транспортных авиационных соединений, сокращения времени на выброску десанта и немедленного его вступления в бой. Продолжительность активной фазы воздушно-десантных операций входе таких маневров составляет 3-4 суток, после чего десантники выводятся из боя.

В декабре 1979 года соединения и части ВДВ, проводя самостоятельную по существу, воздушно-десантную операцию, высадились в Афганистане на аэродромы Кабул, Баграм и до подхода мотострелков выполнили поставленные им задачи.

После афганских событий многие части ВДВ привлекались для решения миротворческих функций с задачей не допустить разгорания межнациональной вражды. Воины-десантники не раз вставали живым щитом между противоборствующими сторонами в Баку, Карабахе, Южной и Северной Осетии, в Оше, Приднестровье и в зоне грузино-абхазского конфликта. Два десантных батальона с честью выполняют задачи в составе Миротворческих Сил ООН в Югославии. Десантники принимают участие и в событиях в Чечне.

Вместе с тем, несмотря на нелегкие условия, Воздушно-десантные войска остаются одними из наиболее боеспособных. Это позволяет ВДВ стать основой Мобильных Сил, так как по своей оснащенности, специфике решаемых задач и приобретенному опыту они наиболее подходят для этой роли.

1.2 ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.

С началом Великой Отечественной войны все пять воздушно-десантных корпусов участвовали в ожесточенных боях с захватчиками на территории Латвии, Белоруссии, Украины.

http://www.pobeda.ru/prival/weapon/istoria/st_big_vdv/vdv_stbig_06.htmlВ ходе контрнаступления под Москвой для содействия войскам Западного и Калининского фронтов в окружении и разгроме вяземско-ржевско-юхновской группировки немцев в начале 1942 года была проведена Вяземская воздушно-десантная операция с десантированием 4-го воздушно-десантного корпуса (командиры - генерал-майор А.Ф. Левашов, затем полковник А.Ф. Казанкин). Это наиболее крупная операция ВДВ в годы войны. Всего было выброшено в тыл противника 10 тыс. десантников[4] .

Части 4-го воздушно-десантного корпуса во взаимодействии с частями кавалерийского корпуса генерала П.А. Белова, прорвавшимися в тыл противника, вели боевые действия до июня 1942 года.

Десантники действовали дерзко, смело и исключительно настойчиво. Почти за шесть месяцев воины-десантники прошли по тылам немецко-фашистских войск около 600 км, уничтожили около 15 тыс. солдат и офицеров противника.

http://www.pobeda.ru/prival/weapon/istoria/st_big_vdv/vdv_stbig_05.htmlЛетом 1942 года сложилась крайне тяжелая обстановка под Сталинградом. Требовались крупные, хорошо подготовленные стратегические резервы. Поэтому Ставкой ВГК было принято решение переформировать десять воздушно-десантных корпусов в стрелковые дивизии и направить их на оборону города. Десантники с честью выполнили свой долг. И в дальнейшем части и подразделения ВДВ за свои фронтовые подвиги не раз отмечались Ставкой Верховного Главнокомандования.

Великая Отечественная война для ВДВ закончилась только в августе 1945 года, когда более 4 тыс. десантников после высадки на аэродромах Харбина, Гирина, в Порт-Артуре и на Южном Сахалине полностью парализовали действия японской армии.

Боевые заслуги воинов-десантников в ходе Великой Отечественной войны были высоко оценены. Всем воздушно-десантным соединениям было присвоено звание гвардейских. Тысячи солдат, сержантов и офицеров ВДВ награждены орденами и медалями, а 296 человек удостоены звания Героя Советского Союза.

Вооружение и боевая техника[5]

Специализированного стрелкового вооружения для воздушно-десантных войск в годы войны в СССР не существовало. Стрелковые подразделения ВДВ вооружались обычными драгунскими винтовками Мосина образца 1891/1930 годов — “драгунками”. В 40-е годы, после появления в больших количествах на вооружении Красной Армии пистолетов-пулеметов ППД и ППШ, было принято решение о практически полном перевооружении имевшихся формирований ВДВ автоматическим оружием. Эти планы были достаточно успешно реализованы — даже фотографии первых лет войны показывают очень высокую степень насыщения десантных подразделений пистолетами-пулеметами. Правда, основным стрелковым оружием “спешенных” воздушно-десантных дивизий, пришедших на смену корпусам в 1942 году, вплоть до конца войны оставались трехлинейки.

Кстати, в СССР с самого начала отказались от идеи сбрасывания индивидуального стрелкового оружия в грузовых контейнерах — винтовки и автоматы (последние — обязательно с отомкнутыми магазинами) во время прыжка с парашютом находились при бойце, будучи зафиксированными на левом боку.

Полностью экипированный парашютист нес на себе два парашюта (основной на спине, запасной, поменьше размером — на груди), вещмешок и личное оружие (автоматы — обязательно с вынутым магазином). Оружие не упаковывалось в чехлы, как это делали почти во всем мире, а просто закреплялось за левым плечом в вертикальном положении стволом вниз.

Полевое снаряжение бойцов и командиров — общеармейского образца, специализированных десантных предметов экипировки у нас так и не разработали. Исключение составлял “финский” нож, который носили все военнослужащие воздушно-десантных войск. В случае нужды ножи применялись для обрезки парашютных строп, хотя не имели выступов стропореза на лезвии.

После переформирования корпусов в дивизии личный состав ВДВ продолжал носить финки; их простые деревянные рукоятки переделывали, украшая цветным оргстеклом. Прочее снаряжение было обычным для всей пехоты: саперная лопатка, противогаз, вещевой мешок. По свидетельству многих ветеранов, каски (обычные армейские образца 1940 года), которые впервые стали поступать в воздушно-десантные части зимой 1943-го на Северо-Западном фронте, популярностью у солдат не пользовались. Иногда их носили на переднем крае, но в основном предпочитали идти в бой в пилотках. Виной этому была неудачная конструкция амортизатора и подбородочного ремня — шлем все время сползал. Использовать эти каски в воздушно-десантных операциях было вообще невозможно по той же самой причине (недаром во всех ВДВ прочих стран были приняты специальные образцы стальных шлемов, при разработке которых основное внимание обращалось именно на их прочную фиксацию на голове парашютиста — болтающаяся каска от сильного сотрясения при приземлении могла даже череп разбить). Офицеры-десантники, “даже лейтенанты в первой траншее, тем более ротные или комбаты” не носили их практически никогда. Вряд ли стоит говорить, какие лишние потери вызывались этим пренебрежением к средствам индивидуальной защиты.

За неимением лучшего десантники использовали и весьма неприспособленные для этого рода войск станковые пулеметы “максим”. Часть личного оружия и другие малоразмерные грузы сбрасывались в ПДММ — парашютно-десантных мягких мешках: громоздкие, но надежные жесткие десантные контейнеры, широко применявшиеся в иностранных армиях, в СССР не прижились.

Основу танкового парка ВДВ в 30 — 40-е годы составили легкие танки со слабым бронированием и неудовлетворительными боевыми качествами. Необходимо заметить, что в армиях иностранных государств парашютно-десантные части в то время вообще не имели бронетехники, что объяснялось отсутствием летательных аппаратов, могущих поднять в воздух такие сравнительно тяжелые и крупногабаритные грузы. Все же вступление СССР во вторую мировую войну показало устарелость концепции применения танков с чисто пулеметным вооружением в современных условиях. На вооружении РККА уже состояли более солидные боевые разведывательные машины, снабженные малокалиберными автоматическими пушками, но их боевая масса резко возросла и перевозка таких танков по воздуху даже с использованием гиганта ТБ-3 стала невозможной. Пришлось искать другие пути. Наиболее приемлемой оказалась идея доставки бронетехники на планерах.

Опыта создания тяжелых транспортных планеров, подобных английскому “Гамилькару” и тем более немецкому Me 321, в СССР не было. Поэтому опираясь на эксперименты Кристи (считавшимся у нас непререкаемым авторитетом в области танкостроения) в США и ряд теоретических выкладок, советские конструкторы попытались создать танк-планер путем монтажа несущих плоскостей и элементов хвостового оперения непосредственно на корпусе машины. Считалось, что легкий танк, сравнимый по массе с десантным планером, при установке крыла достаточно большой площади сможет подниматься в воздух и буксироваться четырехмоторным ТБ-3. К этим работам был привлечен О. К. Антонов, имевший определенный опыт создания спортивных и десантных планеров, и в конце 1941 года он предложил свой вариант такого “гибрида”. В соответствии с разработанной концепцией предполагалось, что снабженный крыльями танк будет отцепляться от буксировщика за 20 — 25 км от цели, тихо планировать и производить посадку, после чего крылья будут сбрасываться, а машина приводиться в состояние боеготовности. Проект получил наименование КТ (“Крылья танка”).

Объектом исследований, проводимых КБ Антонова, стал танк Т-60, принятый на вооружение осенью 1941 года. Разработанный Н. А. Астровым, он имел боевую массу в 6,4 тонны, не плавал (преодолеваемый брод — до 0,9 метра) и был вооружен 20-мм пушкой ТНШ с ленточным питанием и пулеметом. Максимальная толщина брони достигала 35 мм, скорость по шоссе 42 км/ч[6] .

Крыло планера представляло собой бипланную коробку, что позволило значительно уменьшить его размах. Хвостовое оперение — также бипланного типа с разнесенными килями; устанавливалось на двух балках, соединенных с нижней плоскостью крыла. Длина планера 12 метров, размах 18, площадь бипланной коробки 86 кв. метров. Общая масса КТ достигла 7,8 тонны, две из которых приходились на планерное оборудование, остальные — на облегченный танк Т-60. Удельная нагрузка на крыло составляла 90 кг/кв. метр.

В корпусе танка размещались механик-водитель (он же пилот) и командир танка (он же стрелок). Управление в воздухе осуществлялось с помощью рулей и элеронов: для обеспечения аэродинамической компенсации на них установили стабилизаторы небольшого размаха. Пилот сбрасывал крыло с помощью специального механизма, не выходя из танка.

Испытания КТ начались в подмосковном Летно-исследовательском институте (ЛИИ) 7 августа 1942 года. На начальном этапе проводились пробежки облегченной машины по грунтовой и бетонной ВПП (необходимо было выяснить, выдержит ли скорость порядка 110 — 115 км/ч ходовая часть танка). После этого КТ совершил три подлета на высоте 4 метра, в которых опробовали систему управления.

Первый полет КТ состоялся 2 сентября. Буксировщик ТБ-3 с форсированными до 970 л. с. двигателями пилотировал П. А. Еремеев, в прошлом — конструктор спортивных пилотажных планеров. Танком управлял летчик-испытатель опытно- испытательного полигона ВДВ РККА С. Н. Анохин. Из-за большой массы и малой обтекаемости КТ буксировка велась на близкой к максимальной мощности моторной группы самолета со скоростью 130 км/ч. Несмотря на все старания летчика, скорость подъема связки оказалась недостаточной. Самолет едва смог набрать высоту 40 метров. Попытка увеличить скорость до 140 км/ч привела лишь к тому, что ТБ с танком на буксире начинал снижаться с вертикальной скоростью 0,5 м/с. Кроме того, сразу начинала повышаться температура воды в системе охлаждения двигателей, что грозило их перегревом. В этих условиях Еремеев решил вывести связку в район расположенного неподалеку аэродрома Быково и отцепить планер. Анохин с большим трудом посадил машину и, не отцепляя крыльев, на малой скорости двинулся к КНП аэродрома. Ничего не знавший о проходящих испытаниях руководитель полетов поднял по боевой тревоге расчет зенитной батареи, а когда Анохин вылез из машины, его немедленно “взяли в плен”, откуда летчика вызволила только подоспевшая аварийно-спасательная [398] команда ЛИИ. После этого танк своим ходом перегнали в поселок Стахановск (ныне город Жуковский) на аэродром института.

Первый полет КТ оказался последним: в акте об испытаниях опытного образца указывалось, что задача создания летающего танка в целом решена, но в его конструкции допущены определенные ошибки. Представленные для продува в аэродинамической трубе модели планера и танка были выполнены в упрощенном варианте — без тросов, соединяющих коробку крыла и оперения, а также без моделирования гусениц машины. Все это привело к ошибке в расчетах аэродинамики КТ и требуемой мощности двигателей буксировщика. Кроме того, не учитывалось также влияние аэродинамического сопротивления воздуха, что не позволило ТБ-3 поднять планер на расчетную высоту и существенно затруднило управление последним.

Если конструкция самого КТ вполне позволяла довести ее до требуемых стандартов (в акте указывалось на необходимость увеличения триммера руля высоты, установки штурвального управления с червячной передачей и внесения изменений в аэродинамическую компенсацию элеронов и управления закрылками), то с буксировщиком дело обстояло сложнее. Из более мощных, чем ТБ-3, самолетов, способных обеспечить доставку КТ к цели, ВВС, РККА располагала лишь дальним бомбардировщиком Пе-8 (ТБ-7). Однако за войну было построено всего 80 таких машин, которые активно использовались в дальнебомбардировочной авиации и не могли быть задействованы для нужд ВДВ. В связи с этим дальнейшие испытания “крыльев танка” прекратились.

Униформа и знаки различия[7]

Довоенная униформа советских ВДВ была полностью аналогична принятой для ВВС РККА (ее унаследовали от первых “авиационных батальонов особого назначения”).

Прыжковое снаряжение состояло из серо-голубого холщового (реже кожаного) шлема с мягкой подкладкой и такого же молескинового или авизентового комбинезона, на ворот которого в мирное время нашивались петлицы со знаками различия (нарукавные шевроны комсостава и комиссарские звезды с ним не носили). Комбинезоны были серо-сизого, серого или защитного цвета и по конструкции практически не отличались от летных. К началу войны комбинезон был заменен на авизентовую куртку и штаны с большими накладными карманами. В зимнее время носили утепленное овчиной обмундирование с большими меховыми воротниками коричневого или темно-синего цвета на застежках “молниях”, иногда перекрывавшихся встречным клапаном. Воротники в поднятом виде стягивались внутренними хлястиками. Существовало довольно много вариантов этого обмундирования, фасон которого зависел от производителя, поэтому стандартным оно не стало.

Во время советско-финляндской войны части ВДВ, принявшие участие в боях на ее конечном этапе, были в соответствии с приобретенным боевым опытом одеты в шапки-ушанки, ватные брюки, телогрейки, полушубки и валенки, поверх которых натягивали белые маскхалаты с капюшонами (в отличие от стрелковых частей, сражавшихся с ноября 1939 года и переносивших 40-градусный мороз в буденовках, на которые нельзя было надеть каску” и сапогах).

С холщовыми шлемами парашютисты носили большие пилотские очки. Кстати, парашютные комбинезоны, шлемы и очки советские десантники носили и на парадах, о чем свидетельствуют многочисленные кадры кинохроники. Многие источники отмечают, что во время войны матерчатые шлемы, как правило, не надевали. Перед прыжком командиры надевали фуражки “по-кавалерийски” (ремешок на подбородок), а красноармейцы просто засовывали пилотки за пазуху У зимних шапок опускались “уши” (так же, как и при ношении буденовки).

Специальные прыжковые ботинки в то время в Красной Армий не применялись; многочисленные фотографии показывают бойцов ВДВ перед выполнением прыжка с парашютом, обутых в обычные “кирзачи” (командиры до войны — в хромовые сапоги), а зимой — даже в валенки, нередко слетавшие с ног при раскрытии парашюта. Командному составу полагались меховые унты. К слову сказать, авиационные комбинезоны, унты с резиновыми галошами и прочие предметы экипировки, унаследованные от ВВС, десантникам подходили не особенно — по высказываниям многих ветеранов отечественных ВДВ, такое обмундирование больше подходило авиационным техникам, чем бойцам-парашютистам.

Под комбинезонами десантники носили повседневную общевойсковую форму одежды с голубым (авиационным) приборным цветом. Голубыми были петлицы для всех категорий военнослужащих (окантовка золотистая — у командиров и черная — для политработников, старшин, сержантов и рядовых). Командирское обмундирование отличалось голубыми кантами: последние шли по воротнику и верхнему краю обшлагов, а также по боковым швам темно-синих комсоставских галифе. Кроме того, командиры носили с этой формой темно-синюю (образца 1938 года) или защитного цвета (образца 1941-го) фуражку с голубыми кантами на тулье и околыше. Вначале к ней прикалывали красную звездочку, а с 1939 года введена особая авиационная кокарда — красная звезда, наложенная на двойную золоченую бухточку в центре вышитого золотой канителью лаврового венка. На тулье появились вышитые золотистые крылья со звездочкой в центре. Фуражка образца 1941 года не отличалась от предыдущей, но ее околыш стал голубым. Другим распространенным головным убором была темно-синяя пилотка с голубыми кантами и такой же суконной звездой, поверх которой крепилась эмалевая красная звездочка.

Главным отличием командиров-десантников от летчиков стало отсутствие на левом рукаве эмблемы (крылатый пропеллер и перекрещенные мечи), которая являлась отличительным знаком пилота. В отличие от нынешних ВДВ, на петлицах крепилась обычная авиационная эмблема: пропеллер и крылышки. Политработники получили эмблему на петлицы только в 1940 году.

Различные знаки квалификации парашютистов поначалу носились на левой стороне груди (иногда и на комбинезонах). Впоследствии, с увеличением числа наград, знак перекочевал направо, где размещался вместе с гвардейским значком ниже орденов. Двубортные командирские шинели — темно-синие с кантами по вороту (петлицы на зимней форме одежды имели ромбическую форму). С ними носили такой же расцветки буденовки с голубой суконной звездой, на которую прикреплялась эмалевая звездочка. Эти предметы обмундирования носили с любой формой одежды (полевое зимнее предусматривало ношение вместо шинелей теплых комбинезонов). Позже синие шинели сменили обычные серые общевойсковые с авиационными знаками различия, а буденовку — командирская ушанка образца 1940 года со звездой.

Обмундирование красноармейцев не отличалось от общевойскового, кроме голубых петлиц и такой же суконной звезды на зимней буденовке защитного цвета.

Во время войны широкое распространение получили различные маскировочные комбинезоны — белые зимние и пятнистые летние, поначалу принятые для войсковой разведки, а также стрелков и саперов штурмовых групп. Впервые камуфляжное обмундирование получили десантники, а впервые его продемонстрировали во время высадки воздушного десанта на общевойсковых учениях 1936 года в Белорусском военном округе.

С переориентировкой ВДВ на выполнение функций отборной пехоты, гвардейцы-десантники получили обычную общевойсковую форму. Специальное десантное обмундирование из частей было изъято и отправлено на склады — до лучших времен, тем не менее многие командиры старались не сдавать его, продолжая носить куртки с меховыми воротниками вместо шинелей и унты вместо валенок. Многие сохранили и авиационные фуражки с кокардой-“крабом” и крылышками.

Воздушно-десантное обмундирование: комбинезоны, шлемы, унты и т. д. — впредь выдавалось только при подготовке к высадке парашютных десантов (например, под Демянском зимой 1943-го или на Днепре). После выполнения ближайших задач десанта и соединения с сухопутными войсками специальное снаряжение и обмундирование изымалось и заменялось общевойсковым.

При выполнении задач по выброске в тыл противника различных диверсионных групп личный состав этих формирований носил самое различное обмундирование, особенно после длительного пребывания за линией фронта: отсутствие регулярного снабжения с “большой земли” и действия в составе партизанских отрядов делали невозможным соблюдение требований уставов.

С введением погон и последовавшим за этим изменением формы одежды десантники вновь получили авиационные знаки различия. Золотые офицерские погоны имели голубые просветы и кант, а выше звездочек размещалась серебристая эмблема ВВС. На полевых погонах защитного цвета просветы были бордового цвета, кант остался голубым. Вся металлическая фурнитура окрашивалась в цвет хаки. В целом же форма одежды ВДВ стала абсолютно идентичной общевойсковой, если не считать цвета приборного сукна.

Рядовой и сержантский состав в тылу носил голубые погоны с черными кантами и лычками из желтой тесьмы — пониже их помещалось изображение авиационной эмблемы, латунное или выкрашенное по трафарету. Полевые погоны, как и у офицеров, были защитными с голубыми кантами, а лычки — кирпично-красные. Шинельные полевые петлицы защитного цвета у всех категорий военнослужащих окантовывались голубым, таким же было поле повседневных шинельных петлиц (золотистый металлический кант у офицеров, черный — у сержантов и красноармейцев).

На выходных офицерских кителях по обрезу ворота-стойки и обшлагам шел голубой кант. Фуражка, сохранившаяся с “петличных” времен: защитная с голубым околышем, кантом на тулье, кокардой ВВС и золотистыми “крылышками”. Синие галифе — также с голубым кантом.

Личный состав переформированных в 1942 году из воздушно-десантных корпусов гвардейских стрелковых дивизий долгое время продолжал носить форму ВДВ (ввиду перебоев со снабжением), но постепенно переоделся в общевойсковое обмундирование.

ОМСБОН [8]

С начала 30-х годов в СССР активно разрабатывались операции на коммуникациях противника, в его глубоком тылу. Основными задачами диверсионных групп, предназначенных для таких рейдов, естественно, были дезорганизация управления и снабжения вражеских войск. Подготовка к действиям диверсионных групп на случай начала боевых действий осуществлялась двумя главными ведомствами — Разведывательным управлением Генерального штаба РККА, с одной стороны, и органами НКВД — НКГБ — с другой.

Приказом Народного комиссариата внутренних дел СССР от 27 июня 1941 года создан Учебный центр подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов для действий в тылу противника. В организационном смысле вся работа по координации указанной деятельности возлагалась на 4-е Управление НКВД — НКГБ СССР под руководством комиссара госбезопасности П. А. Судоплатова.

К осени 1941 года в составе центра числились две бригады и несколько отдельных рот: саперно-подрывная, связи и автомобильная. В октябре он переформирован в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН).

Сам Судоплатов так описывает эти события: “В первый же день войны мне было поручено возглавить всю разведывательно-диверсионную работу в тылу германской армии по линии советских органов госбезопасности. Для этого в НКВД было сформировано специальное подразделение — Особая группа при наркоме внутренних дел. Приказом по наркомату мое назначение начальником группы было оформлено 5 июля 1941 года. Моими заместителями были Эйтингон, Мельников, Какучая. Начальниками ведущих направлений по борьбе с немецкими вооруженными силами, вторгшимися в Прибалтику, Белоруссию и на Украину, стали Серебрянский, Маклярский, Дроздов, Гудимович, Орлов, Киселев, Масся, Лебедев, Тимашков, Мордвинов. Начальники всех служб и подразделений НКВД приказом по наркомату были обязаны оказывать Особой группе содействие людьми, техникой, вооружением для развертывания разведывательно-диверсионной работы в ближних и дальних тылах немецких войск.

Главными задачами Особой группы были: ведение разведопераций против Германии и ее сателлитов, организация партизанской войны, создание агентурной сети на территориях, находящихся под немецкой оккупацией, руководство специальными радиоиграми с немецкой разведкой с целью дезинформации противника.

Мы сразу же создали войсковое соединение Особой группы — отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН НКВД СССР), которой командовали в разное время Гриднев и Орлов. По решению ЦК партии и Коминтерна всем политическим эмигрантам, находившимся в Советском Союзе, было предложено вступить в это соединение Особой группы НКВД. Бригада формировалась в первые дни на стадионе “Динамо”. Под своим началом мы имели более двадцати пяти тысяч солдат и командиров, из них две тысячи иностранцев — немцев, австрийцев, испанцев, американцев, китайцев, вьетнамцев, поляков, чехов, болгар и румын. В нашем распоряжении находились лучшие советские спортсмены, в том числе чемпионы по боксу и легкой атлетике — они стали основой диверсионных формирований, посылавшихся на фронт и забрасывавшихся в тыл врага.

В октябре 1941 года Особая группа в связи с расширенным объемом работ была реорганизована в самостоятельный 2-й отдел НКВД по-прежнему в непосредственном подчинении Берии” (затем — 4-е Управление — Ю. Н.).

В состав ОМСБОН вошли[9] :

— управление;

— 1-й и 2-й мотострелковые полки трехротного состава (в каждой роте три мотострелковых и пулеметный взводы);

— минометная и противотанковая батареи;

- инженерно-саперная рота;

- рота парашютно-десантной службы;

- рота связи;

— автомобильная рота и подразделения материально-технического обеспечения.

Личный состав бригады комплектовался сотрудниками аппарата НКВД — НКГБ, в том числе из Главного управления пограничных войск, курсантами Высшей школы НКВД, личным составом органов милиции и пожарной охраны, добровольцами-спортсменами Центрального государственного института физической культуры, ЦДКА и общества “Динамо”, а также мобилизованными по призыву ЦК ВЛКСМ комсомольцами. Небольшая, но очень важная часть, бригады была укомплектована иностранными коммунистами, состоявшими в Коминтерне. Первым командиром ОМСБОН стал полковник М.Ф. Орлов, ранее занимавший должность начальника Себежского военного училища войск НКВД.

Для личного состава бригады разработали специальную программу боевой подготовки. В задачи ОМСБОН вошли устройство минно-инженерных заграждений, минирование и разминирование особо важных военных объектов, парашютно-десантные операции, проведение диверсионных и разведывательных рейдов. Кроме общей программы, бригада проводила подготовку специалистов для выполнения на передовой и за линией фронта особых задач.

По своей штатной организации бригада фактически являлась обычным мотострелковым соединением, каких в рядах войск НКВД в начале войны было много. Во время битвы за Москву ОМСБОН в составе 2-й мотострелковой дивизии войск НКВД особого назначения использовалась на передовой, но и в этот период в ее составе формировались боевые группы, предназначенные к заброске во вражеский тыл. В типовой состав группы входили командир, радист, подрывник, помощник подрывника, снайпер и два автоматчика. В зависимости от выполняемых задач боевые группы могли объединяться или дробиться.

В критический период боев за Москву, зимой 1941/1942 годов, мобильные отряды ОМСБОН провели множество дерзких рейдов и налетов в тылу немцев. Некоторые группы использовались для ведения разведки и диверсий в интересах штабов общевойсковых армий. Большинство рейдов закончилось успешно, но диверсанты понесли большие потери.

С 1942 года основной задачей бригады стала подготовка отрядов для действий в тылу противника. К началу осени в тыл врага было заброшено 58 таких отрядов. Как правило, выведенная в немецкий тыл разведгруппа становилась ядром для образования партизанского о гряда. Рост численности последнего был обусловлен притоком отставших в 1941 — 1942 голах от своих частей военнослужащих РККА, совершивших побег военнопленных, просто местных жителей, недовольных немецким оккупационным режимом. В конечном итоге многие отряды превратились в крупные партизанские соединения, достаточно уверенно контролировавшие обширные районы в глубоком немецком тылу. За время войны сформировано 212 отрядов и групп общей численностью 7316 человек. Всего же кадры ОМСБОН подготовили по различным специальностям свыше 11 000 командиров и красноармейцев. Основную часть из этого количества составляли подрывники (5255 человек) и десантники-парашютисты (более 3000 человек). В числе других военно-учетных специальностей числились радисты, инструкторы-подрывники, снайперы, минометчики, водители, санинструкторы и химики. Кроме того, инструкторы специальных опергрупп, действовавших в тылу противника за два-три года из гражданских лиц и партизан подготовили еще 3500 подрывников. На базах ОМСБОН диверсионно-разведывательную подготовку прошло 580 стажеров из личного состава гвардейских частей РГК (в основном десантников).

Парашютно-десантная служба бригады занималась материально-техническим и учебно-методическим обеспечением операций в тылу противника, а также снабжением находящихся за линией фронта групп. За всю войну самолетами Ли-2 и С-47 проведено 400 боевых вылетов, на оккупированные территории доставлено (с посадкой на партизанские аэродромы или на парашютах) 1372 человека, перевезено порядка 400 тонн спецгрузов.

Итогом боевой деятельности ОМСБОН за четыре года войны стало уничтожение 145 единиц танков и другой бронетехники, 51 самолета, 335 мостов, 1232 локомотивов и 13 181 вагона. Бойцы бригады осуществили 1415 крушений воинских эшелонов противника, вывели из строя 148 километров железнодорожных путей, провели около 400 иных диверсий. Кроме того, 135 опергрупп ОМСБОН передали 4418 разведывательных донесений, в том числе 1358 — в Генштаб, 619 — командующему Авиацией дальнего действия и 420 — командующим фронтами и Военным советам.

В начале 1943 года ОМСБОН была переформирована в Отряд особого назначения при НКВД — НКГБ СССР (ОСНАЗ). Эта войсковая часть была более четко ориентирована на решение разведывательно-диверсионных задач. В конце 1945 года ОСНАЗ расформирован. Некоторые его функции перешли к спецотрядам МВД—МГБ, которые вели тяжелую “лесную войну” с отрядами прибалтийских и украинских националистов. Эти силы сосредоточили в своих рядах самый отборный личный состав: еще в разгар войны, при анализе тяжелых потерь, понесенных разведгруппами СД, Вальтер Шелленберг отметил “трудность противодействия специальным силам НКВД, чьи части почти на 100 % укомплектованы снайперами”.

В 30-е годы в диверсанты были зачислены и служебные собаки. Зимой 1934 — 1935 годов в районе подмосковного городка Монино специалисты РККА провели ряд испытаний собак, обученных для осуществления диверсионных актов. Принцип их применения почти не отличался от использования в 40-е годы на фронте собак — истребителей танков. На спине, в устройстве седельного типа, каждый четвероногий диверсант перевозил заряд взрывчатки (общая масса седла с зарядом достигала 6 кг). Дот ставив груз к объекту диверсии, специально обученное животное с помощью челюстей приводило в действие устройство, которое освобождало шпильки крепления и сбрасывало седло. После отхода собаки часовой механизм приводил в действие подпружиненный боек, ударявший по капсюлю, и производил подрыв заряда. Таким образом, дорогостоящая служебная собака не погибала вместе с противником, а была готова к выполнению новых задач. Стремительно перемещавшиеся и небольшие по размерам собаки, к тому же не боящиеся погибнуть от огня охранения, по мысли руководства РККА, должны были заменить при проведении диверсий людей. В случае массовой заброски в места расположения, например, крупных авиабаз, собаки могли нанести серьезный урон вражеским ВВС. В тыл противника собаки должны были сбрасываться на парашютах — в этом случае животные находились внутри специальных контейнеров (после приземления последние автоматически раскрывались).

Во время упомянутых выше испытаний (конец декабря,— начало января) собаки были десантированы на Монинском аэродроме с целью проведения учебной атаки против самолетов-мишеней. Их действия подробно описывались в рапорте: “Две собаки породы немецкая овчарка, сброшенные с 300 метров, после раскрытия коробов уверенно пошли на цель. Альма немедленно сбросила седло рядом с целью, Арго не сумел сбросить из-за неисправности механизма”. На следующий день испытания были продолжены: с 300-метровой высоты вновь были сброшены две овчарки, которые сбросили подрывные заряды на рельсы железной дороги. При этом собаки преодолели 400 метров по рыхлому снегу за 35 секунд; одна из них волокла в зубах седло, свалившееся с ее спины при раскрытии парашютного контейнера.

Результаты испытаний были признаны успешными. 4 января 1935 года заместитель начальника Штаба ВВС РККА Лавров направил на имя главкома авиации Я. Алксниса и Маршалов Советского Союза М. Тухачевского и А. Егорова доклад, в котором изложил следующие тезисы: “Проведенные испытания показали пригодность программы подготовки собак... для выполнения следующих актов диверсионного порядка в тылу противника:

— подрывы отдельных участков железнодорожных мостов и железнодорожного полотна, разных сооружений, автобронетанковых средств и т. д.;

— поджоги строений, складов, хранилищ жидких горючих веществ, нефтяных приисков, железнодорожных станций, штабов и правительственных учреждений;

— отравление при помощи сбрасывания устройств с отравляющими веществами водоемов; скота и местности, когда сама собака является источником заразы, возможное распространение эпидемий.

Полагал бы целесообразным... организовать в 1935т. школу Особого Назначения, доведя количество подготовленных людей до 500, а собак до 1000-1200...

В целях предварительной охраны наших объектов оборонного значения от диверсионных собак теперь же дать директивные указания приграничным округам уничтожать собак в любом месте их появления, особенно в районе аэродромов, складов, железнодорожных линий и бензохранилищ...”

После фактической ликвидации в конце 30-х годов всех советских наработок в области диверсионно-партизанcкой войны опыты с использованием служебных собак угасли. Второе рождение эта, безусловно любопытная, идея получила во время Великой Отечественной, когда в Красной Армии началась массированная подготовка собак — саперов, санитаров и истребителей танков.

Экипировка

В войсках НКВД снабжение оружием, боеприпасами и обмундированием было поставлено заметно лучше, чем в Красной Армии. В зафронтовых условиях широко использовалось трофейное оружие, особенно автоматы МР 38/40 и пулеметы MG 34/42. Подразделения ОМСБОН были насыщены пистолетами-пулеметами ППШ (затем ППС-43) практически на 100 %, за исключением пулеметчиков, бронебойщиков и некоторых других специалистов. Все военнослужащие носили, кроме автоматов, кобурное оружие: пистолеты ТТ либо револьверы, а также всевозможные трофейные образцы. Диверсанты из состава бригады, как и бойцы других подразделений глубинной разведки, в обязательном порядке вооружались так называемыми ножами разведчика (HP).

Униформа

Бойцы и командиры ОМСБОН носили форму войск НКВД: пограничных или внутренних (с цветными фуражками, кантами и приборным сукном, положенными этим родам войск). Свою форму с особыми знаками различия носили и сотрудники Главного управления госбезопасности НКВД, проходившие службу в опергруппах бригады. Следует заметить, что в целях конспирации часто вместо ведомственного обмундирования носилась униформа РККА.

Личный состав органов милиции, включенный в состав ОМСБОН, получил защитную форму одежды с милицейскими знаками различия. К голубым петлицам с красными кантами прикалывались эмалевые знаки различия, аналогичные армейским, но залитые голубой эмалью с красным металлическим бортиком. На локтевом сгибе левого рукава командиры носили цветное изображение герба СССР, а политработники — голубую суконную звезду с золотистыми кантом и изображением серпа и молота в центре. Голубой кант нашивался на боковые швы синих комсоставских галифе. В качестве головного убора мобилизованные на службу сотрудники милиции носили защитные фуражки с голубым околышем и таким же кантом на тулье. Кокарда — алая эмалевая звездочка с цветным изображением герба посредине (металлические части звезды и герба были латунными у командиров и никелированными у рядовых). Это обмундирование отменено после введения погон в феврале 1943 года, кроме того, большинство привлеченного из милиции личного состава к тому времени уже перевели в войска НКВД либо госбезопасность.

Советские десантники и спецназовцы располагали значительной номенклатурой летнего и зимнего камуфляжного обмундирования: халатами и костюмами. С конца 30-х годов в армии и войсках НКВД широко применялись так называемые мочальные маскировочные костюмы, изготовленные из пучков мочала и сухой травы как на фабриках, так и в кустарных условиях. Во время боев в степях это приспособление хорошо маскировало владельца в зарослях травы, что широко использовалось во время боев на озере Хасан и реке Халхин-Гол. Все прочие образцы костюмов, как белых, так и пятнистых, как правило, выполнялись из бязи — весьма непрочного, но дешевого материала.

В 30-е — начале 40-х годов встречалось два варианта рисунка ткани. Их официально именовали осенним и летним, хотя на практике в теплое время носили обмундирование с обоими вариантами расцветки. Летний камуфляж имел травянисто-зеленую основу с нанесенными на нее крупными амебообразными пятнами черного цвета. Осенний вариант отличался песочно-оливковой расцветкой с такими же по форме пятнами, но коричневого цвета.

До начала войны маскировочные костюмы широко применялись в ВДВ и пограничных войсках. С июня 1941 года ношение камуфляжного обмундирования распространено на подразделения войсковой разведки (в том числе и ОМСБОН), группы снайперов, подрывников и другие части специального назначения. Кроме того, оперативные части ВВ МВД СССР, после войны занимавшиеся ликвидацией националистических формирований в Прибалтике и на западе Украины, в обязательном порядке снабжались маскировочными костюмами. Расцветка обмундирования образца 1943 года была разработана под сильным влиянием мелкопятнистого эсэсовского камуфляжа: на базовую травянистую основу желтой или светло-оливковой краской наносились контуры веток и листьев. В некоторых случаях поверх этой композиции изображались амебообразные черные или коричневые пятна, как на старых масккостюмах.

Летний камуфляжный костюм состоял из свободной блузы и брюк. Застежка блузы доходила до середины груди; по бокам имелись два вместительных прорезных кармана. Полы и рукава снабжались затяжными тесемчатыми кулисами. Низки штанин заправлялись в кирзовые сапоги.

Летние маскировочные костюмы часто снабжались мешковатыми капюшонами: размеры последних позволяли натягивать их на стальной шлем. Капюшоны пришивались по окружности к плечам блузы. Вырез капюшона, одновременно являвшийся планкой блузы, застегивался на три-четыре пластмассовые пуговицы, а небольшая лицевая часть закрывалась частой марлевой сеткой в маскировочной окраске. В походном положении капюшон расстегивался до самого низа и отбрасывался за спину. В воздушно-десантных частях, в особенности до войны, часто носили блузы без капюшона: шейный вырез затягивался на кулиску.

Нередко в частях специального назначения вместо костюмов носили халаты: накидку с рукавами и капюшоном, которая спереди застегивалась на пуговицы до низа.

1.3 ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА И СОВРЕМЕННОСТЬ

Коренные изменения военно-политической обстановки в мире, происшедшие в последние годы, повлекли за собой принципиальный пересмотр и уточнение взглядов на обеспечение военной безопасности государства, формы, способы и средства её достижения. Реально оценивая положение России, раз-
меры её территории, протяжённостью границ, нынешнее состояние Вооружённых Сил, следует исходить из необходимости иметь развёрнутые группировки войск, которые гарантированно обеспечивали бы безопасность России на всех стратегических направлениях.

В связи с этим резко возрастает значение мобильных сил, способных в угрожаемый период в кротчайшие сроки перемещаться по воздуху на любое стратегическое направление в границах Российской Федерации, обеспечить прикрытие участков государственной границы и содействовать своевременному развертыванию и созданию группировки Сухопутных войск, выполнять задачи по пресечению вооруженных конфликтов и стабилизации обстановки в удалённых регионах России.

ВДВ обладают высокой степенью стратегической и оперативно тактической мобильности. Их соединения и части полностью аэротранспортабельны, автономны в бою, они могут использоваться на любой местности, десантироваться парашютным способом в районы, недоступные для действий сухопутных войск. Верховное Главное Командование и Генеральный штаб, используя ВДВ , могут своевременно и гибко реагировать на любом операционном или
стратегическом направлении.

В настоящее время основными задачами Воздушно – десантных войск являются: В мирное время - проведение самостоятельно миротворческих операций или участие в многосторонних
акциях по поддержанию (установлению) мира по ре-шению ООН, СНГ в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации.

В угрожаемый период - усиление войск прикрытия государственной границы, участие в обеспечении оперативного развёртывания группировок войск на угрожаемых направлениях, выброска парашютных десантов в труднодоступные районы; усиление охраны и обороны важных государственных объектов; борьба со специальными войсками противника; содействие другим войскам и органам безопасности в борьбе с терроризмом и в иных действиях в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

В ходе военных действий - высадка различных по составу и предназначению воздушных десантов и ведение боевых действий в тылу противника по захвату и удержанию, выводу из строя или уничтожению важных объектов, участие в разгроме либо блокировании группировок противника прорвавшихся в оперативную глубину наших войск, а также в блокировании и уничтожении высадившихся воздушных десантов.

Воздушно-десантные войска представляют собой ту основу, на базе которой можно развернуть в будущем универсальные мобильные силы. Верховный Главнокомандующий в ряде документов и поручений потребовал от Правительства и Министерства обороны при разработке планов военной реформы предусмотреть развитие ВДВ . В частности, обеспечить их укомплектованность личным составом, вооружением и техникой, готовность к немедленным действиям, не допустить утраты ведущих позиций России в разработке вооружения и военной техники для ВДВ. Верховный Главнокомандующий подтвердил, что ВДВ является его резервом, основой сил по про-
ведению миротворческих операций.

Командованием и штабом Воздушно-десантных войск разработан замысел их дальнейшего строительства предусматривающий развитие ВДВ как самостоятельного рода войск ВС РФ, способного в короткие сроки привести свои части и подразделения в боевую готовность для выполнения задач по прямому предназначению. Главная задача реформирования ВДВ состоит в оптимизации организационно-штатной структуры в соответствии с установленной численностью. Основные усилия направляются: во-первых, на современную подготовку будущих командиров парашютно-десантных подразделений, кузницей которых является единственный в мире Рязанский институт ВДВ .
Во вторых: на повышение боевых возможностей соединений, частей и подразделений, их аэромобильности, способности вести самостоятельные боевые действия, как в качестве воздушных десантов, так и в составе группировок Сухопутных войск и контингентов миротворческих сил.

Приоритетное внимание будет уделяться парашютно-десантным полкам и батальонам, системам управления, связи и разведке, а так же оснащению войск боевыми машинами нового поколения. В дальнейшем реформировать ВДВ предусматривается по двум направлениям: уменьшить количество соединений, предназначенных для десантирования парашютным способом; создать на базе некоторых воздушно-десантных соединений и частей аэромобильные десантно-штурмовые соединения и части для действия на вертолётах, а так же силы специальных операций.

Совершенствование организационно-штатной структуры ВДВ , оснащение их новыми образцами вооружения и техники позволили бы значительно увеличить боевые возможности войск. На базе БМД-3 разрабатывается и испытывается более 20 образцов вооружения и военной техники для ВДВ, что позволяет создать новые семейства вооружения и военной техники с боевой массой от 12,9 до 18 тонн и
с тактико-техническими характеристиками, не уступающими по боевой мощи аналогичным образцам вооружения Сухопутных войск

В результате военной реформы Вооружённые Силы будут иметь в своём резерве гибкие, мобильные, высоко подготовленные войска, отвечающие требованиям времени.

ГЛАВА II ГЕРОИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ИЗ ВОЗДУШНО-ДЕСАНЬНЫХ ВОЙСК

2.1 ДЕСАНТНИК НОМЕР ОДИН: ВАСИЛИЙ ФИЛИППОВИЧ МАРГЕЛОВ

Дело было в 1939 году, в Западной Белоруссии, незадолго до парада в Бресте войск союзников - Советского Союза и Германии. Разведуправление Белорусского фронта получило указание из Москвы добыть у немцев секретный противогаз. Задание было очень ответственное - от разведчиков требовалось сработать чисто, не оставляя следов, а времени на подготовку операции практически не отводилось.

После обсуждения кандидатуры выбор пал на начальника разведки дивизии капитана Маргелова. "Капитан - командир боевой, смекалистый, дерзкий, пусть попробует, а вдруг с ходу у его ребят получится. А тем временем тщательно подготовим еще несколько групп разведчиков, для подстраховки", - рассудили в вышестоящем штабе.

"Капитан, или грудь в крестах, или голова в кустах. В общем, задача вам ясна, приступить к выполнению немедленно, - приказал командир дивизии. И, понимая смертельную опасность и большую ответственность, выпавшую на долю уважаемого им молодого командира, добавил: - Готов оказать вам всяческое содействие... Ваш доклад жду через час"[10] .

Поскольку времени на подготовку к выполнению задания не было и зная о том, что к немцам направляются начальник штаба и начальник особого отдела дивизии, отец, тщательно все продумав, доложил командиру дивизии решение. "Задача деликатная, для ее выполнения требуется один человек, но с хорошим прикрытием, - сказал он. - У меня есть дерзкие, хорошо подготовленные разведчики, но тем не менее прошу разрешить выполнение задания мне лично. Я отправлюсь вместе с начальниками в расположение немецких войск для раздела территории, а там - буду действовать по обстановке. Одновременно в своем батальоне ставлю задачу подчиненным по отработке операции".

Командир дивизии пожал капитану руку и приказал готовиться в путь. "Машина через полчаса, о нашем задании начальники будут знать, но помочь не смогут. Вся ответственность - на вас. Удачи, капитан. Я буду ждать вашего возвращения, но, если попадетесь немцам, рассчитывайте только на себя"[11] .

Переговоры продолжались уже не первый день. Дело шло по намеченному плану. Наконец на столах появилась закуска, выпивка. Начались тосты, о которых отец потом вспоминал с горькой усмешкой. Все это время он незаметно наблюдал за тем, что происходит вокруг. Вдруг он увидел, как мимо открытой из-за жары во двор двери прошли двое немецких солдат с нужными ему противогазами.

Притворяясь слегка пьяным и изобразив смущенную улыбку, отец попросил разрешения у начальника штаба выйти "до ветра". Присутствующие заулыбались, отпуская шутки в адрес слабака, и позволили ему идти.

Нетвердой походкой капитан направился в сторону походного сортира, где заметил "своих" немцев. Один из них как раз входил внутрь, другой остался на улице. Отец, покачиваясь и улыбаясь, подошел к нему и, как бы не удержав равновесия, упал в его сторону... ножом вперед. Потом, срезав противогаз и прикрываясь убитым, ввалился к его приятелю. Трупы сбросил в отхожее место и, убедившись, что они затонули, вышел наружу. Забрав оба противогаза, он незаметно добрался до своей машины, где их и спрятал.

Вернувшись к "столу переговоров", выпил стакан водки. Немцы одобрительно загудели и стали предлагать ему выпить шнапса. Однако наши командиры, поняв, что разведчик дело выполнил, стали прощаться. Вскоре они уже катили обратно.

"Ну что, капитан, добыл?" "Целых два", - похвалился отец. "Но ты не забудь, что мы тебе помогали...как могли", - сказал особист и рыгнул. Начальник штаба промолчал. За окнами быстро проносились деревья, впереди - речушка. Машина въезжает на мост и... вдруг взрыв.

Когда отец пришел в себя, он почувствовал острую боль в области переносицы и левой щеки. Провел рукой - кровь. Огляделся: все убиты, машина в воде, мост разрушен. Ясно - подорвались на мине. И тут он увидел, как из леса по направлению к машине скачут всадники.

Заметив шевеление, они с ходу начали стрелять. Превозмогая боль, отец отстреливался. Сбил головного всадника, затем - следующего... Кровь заливала глаза, мешала вести прицельную стрельбу.

И тут немцы, услышав стрельбу, пришли на помощь. Отбив атаку, как потом выяснилось, польских партизан, они отвезли русского капитана в госпиталь, где немецкий хирург прооперировал ему переносицу.

Когда его привезли, окровавленного, в бинтах, в расположение нашей дивизии, он сразу попал в руки НКВД. Вопросы были как раз по случаю: "Почему один остался живой? Почему привезли немцы? Почему они оперировали тебя, капитан?" После этого - трое суток томительного ожидания в подвале, пока сотрудники НКВД по показаниям отца не извлеки из отхожего места трупы немецких солдат с обрезанным креплением противогазов и не убедились, что пули в телах убитых нападавших всадников были выпущены из его маузера.

Освобождая его, старший опер в звании старшего лейтенанта, стиснув зубы, прошипел: "Иди, капитан. На сей раз, считай, тебе повезло"[12] . Никакой благодарности за выполнение задания отец не получил, зато уж с друзьями как следует отметили "свободу" в местном ресторане. Шрам на левой щеке остался памятью тех дней на всю жизнь...

Швеция сохранила нейтралитет

В годы советско-финляндской войны (1939-1940 гг.) отец командовал отдельным разведывательным лыжным батальоном 122-й дивизии. Батальон совершал дерзкие рейды по тылам противника, устраивал засады, нанося финнам большой урон. Во время одного из них он взял в плен офицеров шведского генерального штаба.

"Проникнуть в тыл противника было крайне сложно - белофинны были превосходными солдатами", - вспоминал отец. Он всегда уважал достойного противника, а одиночную подготовку финских бойцов ценил особенно высоко.

В батальоне были выпускники спортивных институтов имени Лесгафта и имени Сталина, отличные спортсмены-лыжники. Однажды, углубившись на финскую территорию километров на десять, они обнаружили свежую лыжню противника. "Устроим засаду. Первая рота - направо, вторая - налево, третья рота проходит на двести метров вперед и отрезает противнику путь к отступлению. Взять в плен несколько человек, желательно офицеров", - отдал боевой приказ отец.

Возвращавшиеся по своей лыжне вражеские лыжники не заметили наших замаскировавшихся бойцов и попали под их огонь. В ходе короткого и яростного боя отец успел разглядеть, что у некоторых солдат и офицеров странная форма, непохожая на финскую. Никто из наших бойцов не мог даже подумать, что здесь возможна встреча с солдатами нейтральной страны. "Раз не в нашей форме и вместе с финнами, значит, противник", - решил командир и приказал взять в плен в первую очередь врагов, одетых в эту странную форму.

В ходе боя шесть человек были взяты в плен. Но это оказались шведы. Доставить их через линию фронта в расположение наших войск было делом весьма сложным. Мало того что пленных надо было тащить буквально на себе, нельзя было при этом допустить, чтобы они замерзли. При стоявших тогда суровых морозах в условиях неподвижности или даже малоподвижности, например в случае тяжелого ранения, смерть наступала очень быстро. Не удалось вынести в этих условиях тела своих павших товарищей.

Линию фронта преодолели без потерь. Когда же добрались до своих, комбат опять получил "на всю катушку". Опять НКВД, опять допросы.

Тогда-то и узнал, кого он взял в плен - шведских офицеров, изучавших возможность участия в войне на стороне Финляндии шведского Экспедиционного добровольческого корпуса, уже прибывшего в конце января - начале февраля на кандалакшское направление. Приписали тогда комбату что-то вроде политической близорукости, мол, "нейтралов" не распознал, не тех в плен взял, припомнили оставление своих убитых на поле боя, в общем, не избежать бы ему военно-полевого суда, и скорее всего - расстрела, да командующий армией взял командира под защиту. Большинство бойцов и офицеров отряда были награждены орденами и медалями, только командир остался без награды. "Ничего, - шутил он, - зато Швеция осталась нейтральной..."

Поражение и пленение первого воинского контингента, посланного воевать против СССР, вызвали в Швеции столь удручающий резонанс, что до самого конца военного конфликта шведское правительство не решилось послать в Финляндию ни одного воина. Знали бы шведы, кому они обязаны сохранением нейтралитета, а также тому, что шведским матерям, женам и невестам не пришлось оплакивать своих сыновей и любимых...

На границе Австрии и Чехословакии

10 мая 1945 года, когда наши солдаты-победители уже поговаривали о скором отъезде на родину, генерал Маргелов получает боевой приказ: на границе Австрии с Чехословакией три дивизии СС и остатки других подразделений, в том числе власовцы, хотят сдаться американцам. Необходимо взять их в плен, в случае сопротивления - уничтожить. За успешное проведение операции была обещана вторая Звезда Героя...

Отдав боевой приказ, комдив с несколькими офицерами на "виллисе" поехал прямо в расположение противника. Сопровождала его батарея 57-мм пушек. Вскоре к нему присоединился начальник штаба еще на одной машине. Было у них по пулемету и по ящику гранат, не считая личного оружия.

Прибыв на место, отец приказал: "Установить орудия прямой наводкой на штаб врага и через 10 минут, если я не выйду, открыть огонь"[13] . И громко приказал находящимся неподалеку эсэсовцам: "Немедленно проведите меня к вашим командирам, имею полномочия от вышестоящего командования на ведение переговоров".

В штабе противника он потребовал немедленной безоговорочной капитуляции, обещая взамен жизнь, а также сохранить награды. "В противном случае - полное уничтожение с использованием всех огневых средств дивизии", - закончил он речь. Видя полную безнадежность положения, эсэсовские генералы вынуждены были пойти на капитуляцию, подчеркнув, что сдаются только такому храброму боевому генералу.

Никаких обещанных наград отец не получил, но сознание того, что одержана крупная победа без единого выстрела и без единой потери, захвачены военные трофеи, да при этом сохранена жизнь нескольким тысячам людей, еще вчера - врагов, доставляло ему удовлетворение высшего порядка, нежели любая, даже самая высокая, награда.

Василий Филиппович Маргелов родился 27 декабря 1908 года (по старому стилю) в городе Екатеринославе (ныне Днепропетровск) на Украине. С 13 лет пошел работать на шахту коногоном ? толкал вагонетки с углем. Мечтал выучиться на горного инженера, но по путевке комсомола был направлен в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию.

В 1928 году поступил в Объединенную белорусскую военную школу имени ЦИК БССР в Минске. После успешного ее окончания назначен командиром пулеметного взвода 99-го стрелкового полка 33-й стрелковой дивизии.

С первых же дней службы начальники оценили способности молодого командира, его умение работать с людьми, передавать им свои знания. В 1931 году он назначается на должность командира взвода полковой школы, а в январе 1932 года ? командиром взвода в свое родное училище. Преподавал тактику, огневую и физическую подготовку. Прошел должности от командира взвода до командира роты. Был максимистом (стрелком из пулемета системы Максима), прекрасно стрелял из других видов оружия, являлся ворошиловским стрелком".

В 1938 году Маргелов уже капитан (в то время первое звание старшего офицера), командир батальона 25-го стрелкового полка 8-й стрелковой дивизии Белорусского военного округа, затем начальник разведки дивизии. Как раз к этому периоду и относится первый эпизод из его богатой фронтовой биографии.

Во время советско-финляндской кампании в качестве командира лыжного разведывательно-диверсионного батальона в суровых условиях Заполярья совершил десятки рейдов по тылам белофинских войск.

Великую Отечественную войну начал с июля 1941 года и прошел ее до конца, от майора до генерал-майора: командовал дисциплинарниками, которые прикрывали его своими телами при артобстреле, отдельным полком балтийских моряков на Ленинградском и Волховском фронтах, стрелковым полком под Сталинградом, на рубеже реки Мышкова ломал хребет танковой армии Манштейна. Будучи командиром дивизии, форсировал Днепр, с горсткой бойцов трое суток без отдыха и пиши удерживал занятую позицию, обеспечив переправу своей дивизии. Неожиданным маневром с фланга заставил фашистов бежать из Херсона, за что был удостоен звания Героя Советского Союза, а его соединение получило почетное наименование Херсонская. Участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Австрии. Закончил войну блестящим бескровным пленением трех отборных немецких дивизий СС: Мертвая голова, Великая Германия и Полицейская дивизия СС.

Храброму командиру дивизии, имеющему 12 сталинских благодарностей, была оказана высокая честь ? командовать сводным батальоном 2-го Украинского фронта на Параде Победы на Красной площади. Его батальон шел первым, а в первой шеренге твердо чеканили шаг десять лучших солдат и офицеров его 49-й гвардейской Херсонской Краснознаменной, ордена Суворова стрелковой дивизии. Восемь ранений на фронтах, два из них 2 тяжелые. Его жена Анна Александровна, военврач-хирург, гвардии капитан медицинской службы, также прошла всю войну, оперировала его на поле боя. Много раз жизнь Маргелова висела на волоске не только во время схваток с врагами, но и в ходе следствий в НКВД. После войны ? Академия Генерального штаба, по окончании которой в возрасте почти 40 лет он без колебаний принимает предложение стать командиром гвардейской Черниговской воздушно-десантной дивизии. Показывает пример молодежи в совершении прыжков с парашютом. С 1954 года командующий воздушно-десантными войсками. Отцу не дали встретить 50-летие войск на посту командующего ВДВ ? началась афганская эпопея, а у него были свои взгляды на применение частей ВДВ как в тактическом, так и в стратегическом плане. С января 1979 года генерал армии В.Ф. Маргелов продолжил службу в Группе генеральных инспекторов МО СССР, курируя воздушно-десантные войска. 4 марта 1990 года Василия Филипповича не стало. Но память о нем живет в воздушно-десантных войсках, в сердцах ветеранов Великой Отечественной войны, всех знавших и любивших его людей. Он является почетным солдатом одной из частей гвардейской Черниговской воздушно-десантной дивизии. Его именем названы улицы в Омске, Туле, Союз подростковых клубов десантного профиля. Рязанское воздушно-десантное училище также носит его имя.

Коренные изменения военно-политической обстановки в мире, происшедшие в последние годы, повлекли за собой принципиальный пересмотр и уточнение взглядов на обеспечение военной безопасности государства, формы, способы и средства её достижения. Реально оценивая положение России, раз-
меры её территории, протяжённостью границ, нынешнее состояние Вооружённых Сил, следует исходить из необходимости иметь развёрнутые группировки войск, которые гарантированно обеспечивали бы безопасность России на всех стратегических направлениях.

В связи с этим резко возрастает значение мобильных сил, способных в угрожаемый период в кротчайшие сроки перемещаться по воздуху на любое стратегическое направление в границах Российской Федерации, обеспечить прикрытие участков государственной границы и содействовать своевременному развертыванию и созданию группировки Сухопутных войск, выполнять задачи по пресечению вооруженных конфликтов и стабилизации обстановки в удалённых регионах России[14] .

ВДВ обладают высокой степенью стратегической и оперативно-тактической мобильности. Их соединения и части полностью аэротранспортабельны, автономны в бою, они могут использоваться на любой местности, десантироваться парашютным способом в районы, недоступные для действий сухопутных войск. Верховное Главное Командование и Генеральный штаб, используя ВДВ, могут своевременно и гибко реагировать на любом операционном или
стратегическом направлении.

В настоящее время основными задачами Воздушно-десантных войск являются: В мирное время - проведение самостоятельно миротворческих операций или участие в многосторонних акциях по поддержанию (установлению) мира по решению ООН, СНГ в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации.

В угрожаемый период - усиление войск прикрытия государственной границы, участие в обеспечении оперативного развёртывания группировок войск на угрожаемых направлениях, выброска парашютных десантов в труднодоступные районы; усиление охраны и обороны важных государственных объектов; борьба со специальными войсками противника; содействие другим войскам и органам безопасности в борьбе с терроризмом и в иных действиях в целях обеспечения национальной безопасности Росийской Федерации.

В ходе военных действий - высадка различных по составу и предназначению воздушных десантов и ведение боевых действий в тылу противника по захвату и удержанию, выводу из строя или уничтожению важных объектов, участие в разгроме либо блокировании группировок противника прорвавшихся в
оперативную глубину наших войск, а также в блокировании и уничтожении высадившихся воздушных десантов.

Воздушно-десантные войска представляют собой ту основу, на базе которой можно развернуть в будущем универсальные мобильные силы. Верховный Главнокомандующий в ряде документов и поручений потребовал от Правительства и Министерства обороны при разработке планов военной реформы предусмотреть развитие ВДВ. В частности, обеспечить их укомплектованность личным составом, вооружением и техникой, готовность к немедленным действиям, не
допустить утраты ведущих позиций России в разработке вооружения и военной техники для ВДВ. Верховный Главнокомандующий подтвердил, что ВДВ является его резервом, основой сил по про-
ведению миротворческих операций.

Командованием и штабом Воздушно-десантных войск
разработан замысел их дальнейшего строительства
предусматривающий развитие ВДВ как самостоятельного рода войск ВС РФ, способного в короткие сроки привести свои части и подразделения в боевую готовность для выполнения задач по прямому предназначению. Главная задача реформирования ВДВ состоит в оптимизации организационно-штатной структуры в соответствии с установленной численностью. Основные усилия направляются: во-первых, на современную подготовку будущих командиров парашютно-десантных подразделений, кузницей которых является единственный в мире Рязанский институт ВДВ. Во вторых: на повышение боевых возможностей соединений, частей и подразделений, их аэромобильности, способности вести самостоятельные боевые действия, как в качестве воздушных десантов, так и в составе группировок Сухопутных войск и контингентов миротворческих сил.

Приоритетное внимание будет уделяться парашютно-десантным полкам и батальонам, системам управления, связи и разведке, а так же оснащению войск боевыми машинами нового поколения. В дальнейшем реформировать ВДВ предусматривается по двум направлениям: уменьшить количество соединений, предназначенных для десантирования парашютным способом; создать на базе некоторых воздушно-десантных соединений и частей аэромобильные десантно-штурмовые соединения и части для действия на вертолётах, а так же силы специальных операций.

Совершенствование организационно-штатной структуры ВДВ, оснащение их новыми образцами вооружения и техники позволили бы значительно увеличить боевые возможности войск. На базе БМД-3 разрабатывается и испытывается более 20 образцов вооружения и военной техники для ВДВ, что позволяет создать новые семейства вооружения и военной техники с боевой массой от 12,9 до 18 тонн и с тактико-техническими характеристиками, не уступающими по боевой мощи аналогичным образцам вооружения Сухопутных войск

В результате военной реформы Вооружённые Силы будут иметь в своём резерве гибкие, мобильные, высоко подготовленные войска, отвечающие требованиям времени.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Воздушно-десантные войска, девиз которых: "Никто, кроме нас!", всегда считались армейской элитой, а служба в них - самой трудной, но и престижной.

На плечи служащих в рядах ВДВ, как правило, выпадали задачи переправки вооружения, питания и боевые высадки в тяжело доступные точки.

Только сегодня подвиги служащих ВДВ удостаиваются награды, а в годы Великой Отечественной войны, служащие, как правило, попадали в плен и если возвращались, то попадали по надзор НКВД.

«Каждый из погибших героев с честью исполнил свой долг перед Родиной. Личный героизм десантников, их воля и самоотверженность еще раз подтвердили славу воздушно-десантных войск. Это действительно гвардия. Это гордость армии».

В.В. Путин

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гейвин Д.М. Воздушно-десантная война. — М., 1957.

2. Маргелов В.Ф., Лисов И.И., Самойленко Я.П. Советские воздушно-десантные. 1980 г.

3. Большая Советская Энциклопедия. Том 15.

4. Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987.

5. Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период ВОВ 1941-1945.

ИНТЕРНЕТ- И ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ

1. Parashut-club.ru.

2. http://desantura.ru

3. http://www.desant.ru


[1] Гейвин Д.М. Воздушно-десантная война. — М., 1957.

[2] Гейвин Д.М. Воздушно-десантная война. — М., 1957.

[3] Маргелов В.Ф., Лисов И.И., Самойленко Я.П. Советские воздушно-десантные. 1980 г.

[4] Освобождение городов: Справочник по освобождению городов в период ВОВ 1941-1945.

[5] http://www.desant.ru

[6] Гейвин Д.М. Воздушно-десантная война. — М., 1957.

[7] http://desantura.ru

[8] http://desantura.ru

[9] http://desantura.ru

[10] Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987.

[11] Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987.

[12] Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987.

[13] Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987.

[14] Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М., 1987.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему