регистрация / вход

Методы применения подводных лодок США в действиях по нарушению коммуникаций Японии на Тихом океане во Второй мировой войне

Анализ боевых действий подводных лодок США по нарушению коммуникаций Японии на Тихом океане во второй мировой войне. Силы и средства ведения подводной войны. Формы, методы и способы действий подводных лодок США. Выводы и уроки из анализа боевых действий.

ВОЕННО-МОРСКАЯ АКАДЕМИЯ

имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. КУЗНЕЦОВА

Курсовая работа по истории военно-морского искусства

Методы применения подводных лодок США в действиях по нарушению коммуникаций Японии на Тихом океане во второй мировой войне(декабрь 1941 – август 1945 гг.)

Санкт-Петербург2008


О главление

1.Характеристика предвоенных взглядов ВМС США на применение подводных лодок в действиях по нарушению коммуникаций Японии на Тихом океане во второй мировой войне

2.Характеристика сил и средств ведения подводной войны ВМС США

3.Краткий обзор действий американских подводных лодок на японских коммуникациях

4. Действия американских подводных лодок в 1941 – 1942 гг.

5. Действия американских подводных лодок в 1943 году

6. Действия американских подводных лодок в 1944 – 1945 годах

7.Формы, методы и способы действий подводных лодок США, их результаты

8. Выводы и уроки из анализа действий подводных лодок США по нарушению коммуникаций Японии на Тихом океане во Второй мировой войне


1. Характеристика предвоенных взглядов ВМС США на применение подводных лодок в действиях по нарушению коммуникаций Японии на Тихом океане во второй мировой войне

В США перед войной придавалось большое значение контролю над океанскими и морскими коммуникациями в будущей войне, обеспечить который предполагалось завоеванием господства на море путем уничтожения сил флота противника в генеральном морском сражении. При этом подводные лодки не считались важным средством нарушения коммуникаций. Флот США планировал использовать их преимущественно для обеспечения действий надводных сил, а именно: прежде всего для разведки, поиска противника и прикрытия главных сил флота. Предполагалось, что при выполнении этих задач подводные лодки будут придерживаться наступательной тактики действий: создавать завесы там, где должны проходить корабли противника, блокировать выходы из его баз, патрулировать на морских коммуникациях, наносить торпедные удары по крупным боевым кораблям и вспомогательным судам. Теоретики военно-морского искусства США не считали, что основной задачей подводных лодок будет борьба с торговым судоходством. Так в изданном в 1939 году в США руководящем документе «Доктрина использования подводных лодок» говорилось: «Главной задачей подводной лодки является атака тяжелых кораблей противника. Тяжелым кораблем считается линейный корабль, линейный крейсер или авианосец.»

Подпись США стояла под Лондонским договором, который запрещал нападение подводных лодок на невооруженные суда, за исключением тех случаев, когда это требование фактически нельзя было выполнить.

Предвоенные взгляды политического и военного руководства США нашли свое отражение в системе подготовке экипажей подводных лодок к ведению боевых действий. Американские подводные лодки не были готовы к действиям в условиях неограниченной подводной войны.

Предвоенная боевая подготовка основывалась на предположении, что положения договора будут скрупулезно соблюдаться, другие варианты развития вооруженной борьбы на море не рассматривались. Поэтому в ходе боевой подготовки экипажей подводных лодок широко отрабатывались тактические приемы атак быстроходных, хорошо охраняемых крупных боевых кораблей. Казалось бы, что когда американские подводные лодки были переключены на борьбу с торговым судоходством Японии, то отработанные для таких целей тактические приемы могли быть легко изменены применительно к атакам более тихоходных и менее поворотливых торговых судов. Однако излишняя осторожность командиров подводных лодок, которую можно было бы оправдать в первом случае, явилась серьезным препятствием во втором.

Перед войной на учебных стрельбах часто отмечалось, что подводные лодки, находящиеся на перископной глубине, отчетливо видны с самолетов, пролетающих над ними, поэтому самолетам не составляло труда направить свои эскортные корабли для атаки подводной лодки. В результате соединение, прикрываемое с воздуха и охраняемое эсминцами, имело большое преимущество перед атакующей его подводной лодкой.

В течение нескольких лет перед войной в боевой подготовке американских подводных лодок упор делался на атаку из глубины по акустическому пеленгу. В ВМС США полагали, что, если подводная лодка будет сближаться с соединением кораблей на перископной глубине, она вряд ли успеет атаковать противника прежде, чем сама будет уничтожена. В отчете по артиллерийским учениям 1940 – 1941 годов отмечалось, что атака с перископной глубины, когда известно, что самолет находится поблизости, не оправдана и противоречит тактике использования подводных лодок. Считалось, что при этих условиях подводная лодка может атаковать, не будучи обнаруженной, только с глубины 30 и более метров. Одного командира дивизиона, который в 1940 году на учениях разрешил своим подводным лодкам сближаться под перископом, строго предупредили, чтобы в будущем этого не повторялось. В эскадре подводных лодок Азиатского флота США командирам подводных лодок, если они поднимали перископ во время учебных торпедных стрельб, грозило немедленное снятие с должности.

Согласно предвоенным взглядам в ВМФ США, даже когда атакующая лодка была на глубинах свыше 30 метров, ее шансы на успех считались незначительными. При проведении атаки только по шумовому пеленгу ожидалось, что одна из атак должна закончится уничтожением самой подводной лодки. Как только эсминец, оборудованный гидроакустикой, устанавливал акустический контакт с подводной лодкой, ее шансы на успех резко падали. Считалось, что в результате атак глубинными бомбами, которые наверняка должны последовать за установлением такого контакта, подводная лодка будет уничтожена в одном из четырех случаев. В то же время, если подводная лодка сумеет избежать обнаружения, а сама будет слышать шум винтов цели, многие ее атаки будут успешны даже при движении цели на зигзаге.

Совершенно очевидно, что эффективность воздушного прикрытия и корабельного противолодочного охранения, как и возможности гидроакустических средств обнаружения слишком переоценивались. Учебные торпедные стрельбы, как правило, проводились в ясную погоду, а исходное местоположение подводной лодки было известно самолету, осуществляющему прикрытие с воздуха. В полигонах, где проводились учения гидрологические условия были благоприятными для надводных кораблей, а эсминцы, которые часто привлекались на учения с подводными лодками в качестве кораблей охранения, получили значительно больший опыт, чем все остальные эсминцы, не имевшие такого опыта.

В результате этих учебных стрельб, проводившихся в упрощенных условиях, не имеющих ни чего общего с реальной боевой обстановкой, была разработана тактика атаки противника с большой глубины по данным гидроакустических приборов. После войны один командир подводной лодки писал: «Согласно этой тактике, подводные лодки должны были бы стоять как статуи или действовать только в искусственных условиях.» И действительно из 4873 атак американских подводных лодок во 2 мировой войне только 31 можно считать атаками по данным гидролокационной станции, и не одна из этих атак не была успешной.

В ВМС США очень мало внимания уделялось боевой подготовке в ночных условиях. Командование подводных сил считало ночные учебные торпедные атаки в условиях приближенным к боевым, чрезвычайно опасными для затемненных подводных лодок из-за угрозы столкновения с быстроходными затемненными надводными кораблями, приводящего, как правило, к гибели подводной лодки со всем экипажем.

Таким образом к началу войны на большей части американских подводных лодок не оказалось устройств для эффективного наблюдения за целью ночью с затемненного ходового мостика и для передачи данных в систему управления торпедной стрельбой. На военно-морской верфи США Мэр-Айленд был создан датчик пеленга цели, с помощью которого упрощалась задача взятия пеленга на цель и передача данных в виде электрических сигналов в боевую рубку. Те немногие лодки, которые имели этот прибор, обладали значительным преимуществом по сравнению с остальными. Большинство командиров подводных лодок не имело опыта ночных атак и, самое главное, не понимало того тактического преимущества, которое дает им в ночное время скорость надводного хода при атаке тихоходных торговых судов.

2. Характеристика сил и средств ведения подводной войны ВМС США

Предвоенные взгляды нашли свое отражение не только в системе подготовке экипажей подводных лодок к ведению боевых действий, но и в определении тактико-технических требований к разработке и строительству новых подводных лодок.

В соответствие с кораблестроительной программой США после 1 мировой войны построили 51 подводную лодку типа «S». Эти подводные лодки имели надводное водоизмещение около 800 тонн и проектную скорость надводного хода 14 узлов, с которой большинство из них могло идти в течение короткого времени. Обладая невысокими показателями в части автономности, скорости хода и условий обитаемости для участия в длительных переходах на Тихоокеанском ТВД, эти подводные лодки в 1925 году получили официальную оценку командования ВМФ США: «…опыт маневров показывает, что эти корабли не могут рассматриваться как удовлетворительный тип крейсерской подводной лодки…». Несмотря на это, 23 выслуживших свой срок и устаревших подводных лодок типа «S» участвовали в боевых действиях на Тихом океане, а многие действовали до 1944 года.

В 1924 – 1930 гг. в США построили 6 подводных лодок типа «V». Надводное водоизмещение этих лодок составляло 2730 тонн и обеспечивало им достаточную автономность и необходимые условия обитаемости, но это были тихоходные и трудно управляемые при погружении лодки, что снижало их боевые качества.

В последующем, к середине 30-х годов был разработан новый тип крейсерской подводной лодки и налажено их серийное производство. Создание быстроходных дизельных двигателей и уплотнение компоновки внутренних устройств корабля дало возможность повысить скорость надводного и подводного хода и обеспечить достаточную автономность и необходимые условия обитаемости, что возымело существенное значение для ведения боевых действий на громадных просторах Тихого океана.

Надводное водоизмещение крейсерских подводных лодок типа «Gato» принятых к серийному производству перед самым началом войны, составляло 1816 тонн, длина 95 метров. Она имела 6 носовых и 4 кормовых торпедных аппарата, запас торпед – 24 единицы, кроме того оснащалась орудием калибра 76 мм, в дальнейшем устанавливалось 2 – 4 зенитных пулемета. Крейсерская подводная лодка типа «Gato» могла развить максимальную надводную скорость – 20 узлов, и 9 – подводную. Дальность плавания составляла в надводном положении – на экономичном ходе в 10 узлов – 10000 миль, в подводном положении без подзарядки батарей подводная лодка могла пройти 120 миль на скорости 2,5 узла.

Различные модификации этой подводной лодки действовали в составе флота США на Тихом океане всю войну. В течение войны конструкция этих подводных лодок постоянно совершенствовалась путем улучшения мореходности, увеличения глубины погружения, сокращению времени быстрого погружения, увеличению калибра артиллерийского вооружения, оборудования более совершенными радиоэлектронными средствами и модернизации систем управления торпедной стрельбой.

Так, 76-мм артиллерийские орудия заменялись 127-мм установками, увеличивалось число водонепроницаемых кранцев первых выстрелов, вместо пулеметов поставлены 40-мм автоматические пушки, время быстрого погружения уменьшено до 40 секунд путем увеличения площади шпигатов надстройки (особенно в носу) и снижения скорости заполнения кормовой группы ЦГБ, ограждение рубки укорочено для уменьшения силуэта лодки. С конца 1942 года на всех лодках начали монтироваться РЛС типа «SJ» для обнаружения надводных целей, затем появился поисковый приемник «APR» для обнаружения работающих РЛС противника и новые РЛС типа «ST» и «SV», работающие на более коротких волнах. Антенны РЛС типа «ST» и «SV» были смонтированы на головке перископа. Связь между лодками обеспечивалась ультракоротковолновым радиотелефоном.

Установленные на подводных лодках батитермографы позволяли производить гидрологический разрез и следить за состоянием гидрологии моря в районе боевых действий (температура воды, скорость распространения звука в воде, определение глубину слоя скачка). Это давало возможность избирать наиболее выгодные глубины для гидроакустического наблюдения и уклонения от противолодочных сил противника.

Подводные лодки, вступавшие в строй со второй половины 1943 года, обладали повышенной живучестью за счет увеличения почти на 60 процентов прочности корпуса. Это позволяло им погружаться на значительно большую глубину, чем та, на которую они испытывались. Непрерывный прогресс в металлургии, технике сварки и технологии производства подводных лодок также повлиял на увеличение запаса прочности этих лодок, и в крайних случаях, спасаясь от сильного преследования, они погружаясь на предельную глубину установленную заводом. Такая прочная конструкция позволяла выдерживать атаки глубинными бомбами, которые при иных обстоятельствах могли оказаться роковыми.

Подводные лодки типа «S» имели тяжелые и тихоходные дизельные двигатели с пневматическим распределением топлива, у которых было множество мелких недостатков, но возникающие неисправности относительно легко устранялись силами экипажа в море. На крейсерских подводных лодках типа «Gato» устанавливались быстроходные бескомпрессорные двигатели, созданные проектной организацией, создавшей ж\д тепловозы.

Перед самым началом войны на подводных лодках США стали применятся дистилляторы для опреснения соленой воды, действующие по принципу сжатия пара, и это решило одну из самых серьезных проблем снабжения подводных лодок пресной водой во время их продолжительного патрулирования. Кондиционирование воздуха было другим большим преимуществом американских подводных лодок не только с точки зрения здоровья и удобства экипажа, но и с точки зрения повышения надежности работы электронных систем корабля.

Системы управления торпедной стрельбой к началу войны качественно изменились. Первоначально на устаревших подводных лодках типа «S» стрельба проводилась на боевом курсе равном пеленгу стрельбы. Прием на вооружение новых торпед позволил производить пуск и под углом к ходу торпеды, но установка угла поворота на гироприборе торпеды производилась вручную. На крейсерских подводных лодках типа «Gato» торпедный автомат стрельбы в ходе боевого маневрирования лодки вычислял углы установки гироскопа, и сложная система сервомеханизмов автоматически проводила их установку в торпеде, пока подводная лодка маневрировала, занимая позицию для атаки. При этом торпеды, как правило, держали с установленными параметрами хода, что существенно повышало скорость стрельбы. Фактически командир американской подводной лодки, введя в торпедный автомат стрельбы скорости свою и предполагаемую противника, дистанцию до цели, осуществлял наводку через визир перископа.

Столь высокая степень автоматизации существенно повышала эффективность стрельбы.

Однако указанные преимущества сводились почти к нулю из-за плохих торпед. Разработанная перед войной торпеда «Мк-14» состояла на вооружении крейсерских подводных лодок.

Она имела скорость хода 46 узлов при дальности хода до 4100 метров и 31,5 узла при дальности хода 8100 метров. Торпеды «Мк-14» были оснащены магнитными взрывателями «Мк-6» - сложным электромеханическим устройством. Эта система срабатывала при изменении магнитного поля, когда торпеда проходила под килем корабля - цели, а если торпеда попадала в борт, то система срабатывала, как обычный контактный взрыватель.

На учебных стрельбах торпеды снаряжались учебными зарядными отделениями без взрывчатого вещества и взрывателей, а сами торпеды умышленно направлялись с такой установкой по глубине, при которой они проходили на безопасном расстоянии под целью во избежание повреждения торпед и корабля-мишени. Испытания взрывателя и устройств регулирования глубины хода торпеды проводились испытательной станцией.

Главным образом из соображений экономии все эти испытания проводились в простейших, искусственно созданных условиях. Не были проведены испытания торпед с боевым зарядным отделением, со стрельбой по негодному для плавания кораблю, вплоть до его потопления. Таким образом, было воспитано целое поколение подводников, ни разу не видевших и не слышавших взрыва торпеды.

3. Краткий обзор действий американских подводных лодок на японских коммуникациях

К началу военных действий на Тихом океане флот США имел значительное превосходство над флотом Японии. Считалось, что в сражениях с японским флотом он успешно решит исход войны в свою пользу. Но события 7 декабря 1941 года в Перл-Харборе изменили обстановку, они привели к значительным потерям в крупных кораблях американского флота. Не утратили свою боеспособность лишь подводные лодки и частично морская авиация.

Опираясь на свой высокий военно-экономический потенциал США смогли ликвидировать последствия понесенных ими в декабре 1941 и начале 1942 года поражений, развернуть на Тихоокеанском ТВД крупные силы и во второй половине 1942 года создать численное превосходство над противником. Поражения и неудачи японских вооруженных сил летом и осенью 1942 года ослабили их и обусловили кризис наступательной стратегии императорской ставки. Япония утратила господство на море и в воздухе.

Однако стратегическая обстановка в первые два года войны на Тихом океане изменялась очень медленно. Ко второй половине 1943 года, когда в войне был завершен коренной перелом, Япония сохраняла все стратегические позиции, завоеванные в начале агрессии.

Единственным родом сил ВМФ США, который вел активные действия на море в этот период были подводные лодки. Главной задачей подводных лодок являлось нарушение морских перевозок Японии в Тихом океане и Южных морях.

Островное положение Японии и скудные собственные запасы основных видов стратегического сырья (обеспеченность – 20 % -25 %) ставили ее экономику в большую зависимость от импорта. Особенно остро стоял вопрос с обеспечением японской экономики жидким топливом (обеспеченность – 10 %), железом и каучуком, что всегда являлись уязвимой ее стороной.

Эта уязвимость особенно возросла с захватом Голландской Ост-Индии и многочисленных территорий в районе Южных морей, когда фронт растянулся на 15000 миль. Устремление японской агрессии в южном направлении потребовало от ее военно-морского флота и авиации решения дополнительных задач, связанных с обеспечением перевозок в различных районах Тихого океана. Эти обстоятельства значительно повышали значение и роль океанских и морских сообщений. Защита торгового судоходства приобретала весьма важное значение.

В ходе Второй Мировой войны морские перевозки Японии велись по двум основным направлениям:

1. Вдоль китайского побережья - основные потоки стратегического сырья и продовольствия из Голландской Индии, Британской Малайи, Индокитая, Филиппин;

2. Восточнее Филиппинского архипелага велись основные перевозки из Японии в островной район Тихого океана.

Интенсивные перевозки велись также в Желтом и Японском морях, а отсутствие железных дорог обусловило масштабы каботажных перевозок.

Протяжённость отдельных маршрутов японских коммуникаций достигала 3-4 тыс.миль. Это создавало большое напряжение транспортного флота, требовало крупных сил для его обороны, вообще делало коммуникации уязвимыми. Слабым местом японских коммуникаций было и то, что основные маршруты располагались в относительно узкой полосе, а основные узлы коммуникаций находились у вполне определенных районов и узкостей – Токийский залив, проливы Бунго, Кии, Тайваньский, Лусон (естественные привязки).

По этим коммуникациям в Японию шел грузовой поток стратегического сырья и продовольствия, а из Японии перебрасывались войска, оружие и боевая техника. Для обеспечения этих перевозок Япония к началу войны располагала торговым флотом общим водоизмещением 6337000 рег. тонн.

Быстрое продвижение японских вооруженных сил в южном направлении и захват обширных островных районов юго-западной части Тихого океана создавали возможность маневрировать, т.е. менять направление движения конвоев и отдельных судов, менять участки коммуникаций и широко использовать для защиты судоходства береговую авиацию и малые корабли. Но разбросанность баз и портов на громадном пространстве от Алеутских островов до Австралии вела к распылению сил японского флота, необходимых для обеспечения торгового судоходства, и требовала значительного увеличения сил и средств противолодочной обороны.

Однако, из-за прочетов командования, противолодочная оборона японского флота не была подготовлена к защите своего торгового судоходства и оставалась слабой в течение всего периода боевых действий на Тихом океане, состав сил и средств японского флота не соответствовал требованиям широко развернувшихся морских и океанских перевозок. В дополнение к 14 противолодочным кораблям специальной постройки, находившимся в строю к началу войны, японцы предполагали в течение 1942-1945 годов построить 233 эскортных корабля. Однако этот план не был выполнен.

В составе японского флота находилось значительное число эскадренных миноносцев, но они главным образом использовались для охранения крупных боевых кораблей, а для сопровождения конвоев применялись ограниченно. Конвоирование торговых судов осуществлялось в основном базовыми сторожевыми кораблями, имевшими слабое противолодочное оружие и несовершенные средства обнаружения подводных лодок.

Для борьбы с подводными лодками было мобилизовано громадное количество моторных и парусных рыболовных судов. Но эти суда, не имея гидроакустики и радиолокации, не могли быть эффективными силами противолодочной обороны.

Потери, понесенные японским торговым флотом, уже в первый год войны превзошли все предположения японского командования. Однако решительных мероприятий по обеспечению и защите морских перевозок принято не было, если не считать некоторого расширения строительства противолодочных кораблей. Общий состав эскортных сил продолжал оставаться недостаточным. В 1943 году противолодочные силы японского флота располагали лишь 50 кораблями, в том числе несколькими эскадренными миноносцами постройки 1920 – 1925 годов. Находившиеся в составе противолодочных сил четыре эскортных авианосца начали участвовать в сопровождении конвоев только в 1944 году. Организация эскортных сил подчас носила случайный характер. Для сопровождения транспортов выделялись обычно свободные от выполнения других задач корабли.

Кроме того, значительное число противолодочных кораблей и кораблей, периодически привлекавшихся к эскортированию судов, не имело на вооружении радиолокационных и гидролокационных установок. По-прежнему для целей противолодочной обороны почти не использовалась авиация. Все это создавало весьма благоприятные условия для действий американских подводных лодок на океанских и морских сообщениях против японского торгового судоходства. Американские подводные лодки не испытывали сколько-нибудь значительного постоянного воздействия сил и средств противолодочной обороны.

4. Действия американских подводных лодок в 1941 – 1942 гг.

К началу войны на Тихом океане у США была 51 подводная лодка. В составе Тихоокеанского флота, базировавшегося на Перл-Харбор – 15 крейсерских подводных лодок и 7 средних подводных лодок, в составе Азиатского флота, базирующегося на Кавите (о.Лусон) – 23 крейсерских и 6 средних подводных лодок. Кроме того, 22 подводных лодки, не входившие в указанные соединения, находились на базах Тихоокеанского побережья США и 73 – в постройке.

Начальное развертывание подводных лодок производилось из Перл-Харбора (отстоящего от Японии на 3400 миль) и Кавите. С падением Филиппин подводные лодки Азиатского флота из Кавите были переведены в Сурабаю (о. Ява) и Дарвин (Австралия). В дальнейшем, после оставления американцами острова Явы, подводные лодки перебазировались на Фримантл и Брисбен (Австралия). Кроме того, были организованы базы в Датч-Харборе и на острове Мидуэй. Все эти базы обладали крупным недостатком – они были значительно удалены от районов боевых действий подводных лодок, на переходы затрачивалось до 10 суток, что сокращало время пребывания лодок на позиции.

Во второй половине 1942 года были определены зоны боевых действий американских подводных лодок в Тихом океане: Северная, Центральная, Юго-Западная и Южная. В каждой зоне действовали подводные лодки определенного соединения.

Действия американских подводных лодок начались в середине декабря 1941 года: Тихоокеанский флот развернул три лодки у берегов Японии, три – в районе Маршалловых островов. Почти одновременно вышло в море значительное число подводных лодок Азиатского флота для действий в Восточно-Китайском море, в Формозском (Тайваньском) проливе и в районе Филиппинских островов. С весны 1942 года районы боевых действий подводных лодок несколько расширились. Часть лодок действовала в Охотском море и в районе Курильских островов. К концу 1942 года в море одновременно действовало до 20 – 25 подводных лодок.

Основным методом использования американских подводных лодок в этот период было крейсерство одиночных лодок в сравнительно обширных районах и частично на дальних подступах к крупным портам и базам Японии.

За декабрь 1941 года и весь 1942 год подводные лодки США на Тихом океане совершили 346 выходов. Из 197 судов общим тоннажем 938 тыс. рег. тонн, потерянных Японией за это время, на их долю приходилось более 180 судов – 725 тыс. рег. тонн (более 90 %). Анализ же показывает, что успешность действий лодок была довольно низкой. За 13 месяцев они провели в боевых походах 5448 суток, обнаружив и атаковав за этот период 570 грузовых судов и израсходовав 1508 торпед (успешность атак составила 31,5 %). С учетом построенных судов общее снижение японского торгового тоннажа составило лишь 89 тыс. рег. тонн – цифру весьма незначительную для того, чтобы она имела какое либо значение и могла оказать влияние на снабжение метрополии. Общий ввоз наиболее важных видов сырья и продовольствия оставался в тех же пределах, что и в 1941 году, то есть около 20 млн. тонн.

Столь низкая результативность подводной войны зачастую объясняется американскими специалистами (Т. Роско, У. Холмсом и другими) либо конструктивными недостатками торпед и их недостаточным количеством, либо слабой профессиональной подготовкой командиров подводных лодок. Все эти недостатки действительно имели место в подводных силах США и оказывали влияние на эффективность действий подводных лодок. Однако, как отмечает известный американский исследователь деятельности подводных сил К. Блэйр, «…главной причиной столь неудачных действий подводных лодок в 1942 году – была неспособность высшего командования – Кинга, Эдварса, Нимица, Харта, Уилкиса, Уитерса, Инглиша, Локвуда, Кристи и Файва – выработать широкий единый взгляд на стратегическое использование подводных лодок на Тихом океане, нацеленный на достижение специфической задачи – нарушать деятельность торгового флота Японии наиболее эффективным и действенным образом… Подводные силы США были распылены и решали не свойственные им задачи, в то время как торговые суда Японии беспрепятственно проходили в водах метрополии и через бутылочное горлышко пролива Лусон».

5. Действия американских подводных лодок в 1943 году

Рост численности подводных лодок (в 1942 году подводные силы получили от промышленности 36 новых подводных лодок, которые все были направлены на Тихий океан), благоприятная для их действий обстановка на театре не способствовали повышению эффективности их действий. Потери японского торгового тоннажа и в начале 1943 года продолжали оставаться на прежнем уровне. В январе – марте из 232 атакованных судов американские подводные лодки потопили 54, суммарным тоннажем 244,3 тыс. рег. тонн. Перспективы дальнейшей борьбы требовали от командования подводных сил изменения взглядов на оперативно-тактическое использование подводных лодок. Командующие подводными силами флотов произвели переразвертывание лодок на линии морских коммуникаций в открытом море, начали посылать их на патрулирования в пролив Лусон.

Продолжалось совершенствование тактических приемов применения подводных лодок, качественно улучшилось их радиоэлектронное вооружение. На каждой подводной лодке устанавливали радиолокационные станции двух типов – «SJ» и «ST». Кроме РЛС лодки вооружались поисковыми радиолокационными приемниками и усовершенствованной гидроакустикой. Во второй половине 1942 года на флот начали поступать в значительных количествах торпеды с угловой установкой прибора Обри.

В 1943 году одновременно с начавшимся вытеснением американцами японских вооруженных сил из района Южных морей и, как следствие, сокращением линии японской обороны происходило дальнейшее расширение районов боевой деятельности американских подводных лодок. Подводные лодки Азиатского флота начали действовать у Филиппинских островов, в Южно-Китайском море и на подходах к Малаккскому полуострову. Подводные лодки Тихоокеанского флота сосредоточили свои действия на южных подходах к острову Хонсю.

Метод использования американских подводных лодок в 1943 году почти не изменился, они продолжали действовать в одиночку. Однако поиск путей повышения эффективности действий привел к попытке овладеть групповым способом использование подводных лодок. Были сформированы три группы из 3 подводных лодок каждая, которые отрабатывали совместные боевые действия. И, хотя первые результаты группового применения были сравнительно невысокие, в штабе подводных сил пришли к выводу, что при дальнейшем совершенствовании эта тактика подводных лодок должна дать положительный результат.

Общие итоги 1943 года были обнадеживающими. Совершив за год 358 боевых выходов, подводные лодки потопили 335 судов тоннажем 1,5 млн. рег. тонн, то есть более чем в два раза больше, чем в 1942 году. Эти потери серьезно повлияли на импорт. Ввоз материалов и сырья в Японию сократился до 16,4 млн.тонн. Несмотря на ускоренное строительство транспортных судов, суммарный тоннаж торгового флота Японии сократился на 1,1 млн. рег. тонн и к концу 1943 года составил 4,1 млн. рег. тонн.

Однако эта картина не отражала положения дел в танкерном флоте. Даже потеря 156 тыс. рег. тонн танкерного тоннажа не привела к его снижению. К концу 1943 года он вырос на 177 тыс. рег. тонн и в общем составил 863 тыс. рег. тонн.

В целом, со второй половины 1943 года военное руководство Японии стало расплачиваться за ничем не обоснованную уверенность в быстрой победе, отсутствие должного внимания к вопросам защиты собственных коммуникаций.

Особое значение для Японии имели коммуникации, связывающие метрополию со странами Южных морей, откуда доставлялось продовольствие, нефтепродукты, каучук, уголь, бокситы и другое стратегическое сырье, крайне необходимое для продолжения войны. К концу 1943 года на коммуникациях в Восточно-Китайском, Южно-Китайском и Филиппинском морях и на подходах к метрополии одновременно действовало 30 – 35 американских подводных лодок.

6. Действия американских подводных лодок в 1944 – 1945 годах

Значительные потери торгового тоннажа в 1943 году заставило высшее военное руководство Японии серьезно заняться организацией обороны морских коммуникаций. Однако реорганизация сил ПЛО началась лишь в конце 1943 года. Решением Императорской ставки 15 ноября 1943 года был создан объединенный штаб конвойных сил. Началось пополнение корабельного состава в ранее сформированных особых конвойных соединениях, формировались отряды эскортных кораблей в военно–морских базах. 15 декабря 1943 года была сформирована 901 авиагруппа, самолеты которой предназначались для непосредственного авиационного прикрытия важных конвоев. В последующие месяцы было создано еще несколько авиагрупп.

К началу 1944 года защиту Японских коммуникаций осуществлял большой эскортный флот в составе 1-го и 2-го соединений и отрядов охраны военно-морских баз общей численностью до 100 боевых кораблей, а также авиачасти, насчитывающие свыше 400 самолетов. Однако корабли эскортного флота были в основном устаревшими, плохо оснащенными гидроакустической и радиолокационной аппаратурой. Строительство новых кораблей этого класса велось крайне медленно. Самолеты авиагруппы также были слабо оснащены приборами поиска подводных лодок. Только часть имела РЛС и магнитные обнаружители с радиусом действия до 130 метров.

1-е соединение эскортных кораблей обеспечивало переходы транспортов между Японией, островами Палау, Филиппинскими, Сингапуром, Нидерландской Индией, откуда в метрополию доставлялись стратегическое сырье и продовольствие. 2-е соединение защищало судоходство между Японией, Марианскими и Каролинскими островами. Однако из-за недостатка конвойных кораблей большинство транспортов продолжало совершать переходы без охранения.

Реорганизация конвойных сил оценивалась командованием японского ВМС слишком оптимистично. По прогнозам оно полагало, что ежемесячные потери американских подводных лодок будут составлять 15 единиц. Реально же эскортный флот представлял собой весьма слабое объединение и не мог успешно решать задачи по защите судоходства. Все это было запоздалой ответной мерой японского высшего военного командования на все возраставшие потери торгового тоннажа в результате более эффективного использования американских подводных лодок.

На Тихом океане к началу 1944 года США имело 123 лодки. За 1943 год в состав действующего флота было введено 56 новых крейсерских лодок, а среднемесячное пополнение в 1944 году ожидалось в пределах 6 – 7 единиц. К этому времени старые подводные лодки типа «S» были выведены из состава действующего флота.

Планирование командованием вооруженных сил США ряда последовательных наступательных операций на Тихоокеанском театре в 1944 году потребовало от командования ВМС поиска путей повышения эффективности боевых действий подводных сил.

Новый оперативный план использования подводных лодок на театре, утвержденный в апреле 1944 года, предусматривал активизацию их действий против японского торгового флота. Повышение результативности ожидалось от массированного использования подводных лодок в составе групп, а также широкой комбинацией одиночных и групповых действий. Причем группы подводных лодок должны были вести патрулирование в наиболее важных узлах коммуникаций: в проливах Лусон, Формозский (Тайваньский) и на подходах к ним.

В результате анализа военно-экономического положения Японии командование ВМС США произвело переоценку значимости потопления различных классов боевых кораблей и типов торговых судов. Объектами номер один для подводных лодок стали танкеры, уничтожению которых стало придаваться особо важное значение. Из 43 танкеров, потерянных Японией в первом полугодии 1944 года, 27 приходятся на долю подводных лодок. В результате ввоз нефти в страну в мае, по сравнению с январем того же года, сократился почти в 2 раза, в июле – на 64 %, а к осени на 70%. Это создало большие трудности в обеспечении японского военно-морского флота топливом, поставило в тяжелое положение экономику, нарушило, в частности, выполнение судостроительной программы, осложнило перевозки стратегического сырья, продовольствия, войск и воинских грузов.

На эффективность действий подводных лодок оказывали влияние многие факторы, но в наиболее значительной степени – система их базирования, которая расширялась по мере продвижения американских вооруженных сил в центральной и юго-западной частях Тихого океана. В мае 1944 года лодки стали базироваться на острове Маджуро (Маршалловы острова), приблизившись к основным линиям японских коммуникаций в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях на 1200 миль. В конце июля передовая база появилась на острове Сайпан, а в конце октября – на острове Гуам. Одновременно были перебазированы и подводные лодки Азиатского флота на Соломоновы острова и остров Новая Гвинея. Приближение пунктов базирования к коммуникациям противника значительно сокращало переходы и увеличило среднее время пребывания на боевых позициях до 27 суток. Быстрой организации базирования во многом способствовали плавучие базы и другие суда снабжения.

Наличие передовых баз позволяло лодкам в одном боевом походе производить дозаправку топлива и торпед и как бы дважды действовать в районе патрулирования. Каждый дивизион подводных лодок обеспечивался своей плавучей базой. Но в случае необходимости с нее могли заправляться лодки любого дивизиона.

С потерей Марианских и части Каролинских островов линии японского судоходства сместились к побережью азиатского материка. Первостепенную роль продолжала играть коммуникация Сингапур – Токио. Учитывая важность этой артерии, в начале июня японское командование организовало на отдельных ее участках и ответвлениях (Такао – Сингапур, Манила – Гонконг, Тайвань – Филиппины), где американские лодки создавали наибольшую угрозу конвоям, непрерывное патрулирование самолетов береговой и авианосной авиации. Однако из-за нехватки сил (привлекалось всего 400 самолетов базовой авиации, 4 эскортных авианосца) эффективность этой меры была невысокой. Потери торгового тоннажа за первое полугодие 1944 года от подводных лодок составили 264 судна – 1159 тыс. рег. тонн.

Значительное снижение численности торговых судов тяжело отражалось на экономике Японии. Высший совет Японии по руководству войной 11 августа 1944 года на своем заседании пришел к выводу, что экономический потенциал страны неуклонно падает и что главной причиной этого являются огромные потери в судах торгового флота от действий американских подводных лодок. Однако высший совет не смог найти средств и способов повышения мощи флота и авиации в такой степени, чтобы обеспечить надежную защиту морских сообщений.

Подчинение в августе 1944 года эскортных сил командованию Объединенного флота привело к централизации командования и облегчило использование сил флота для охраны транспортных перевозок. Эта мера одновременно позволяла Объединенному флоту привлекать силы охранения для решения задач в интересах флота. В районах наиболее оживленного судоходства (Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря) охрана конвоев возлагалась на 1-е соединение эскортных кораблей со штабам в Такао (остров Формоза (Тайвань)). В его состава насчитывалось 5 старых эсминцев, 36 сторожевых кораблей и 7 кораблей других классов. Кроме того в его состав входили 4 эскортных авианосца, предназначенные для обеспечения непосредственного авиационного прикрытия особо важных конвоев. Решение задач ПЛО конвоев с воздуха на тридцатимильном удалении по курсу их следования было возложено на 901-ю авиационную группу (200 противолодочных самолетов), которая базировалась на острове Формоза (Тайвань).

Эти ограниченные силы не позволили японскому командованию организовать надежную защиту своих коммуникаций и не привели к серьезным изменениям обстановки на театре. Предпринятая в 1944 году попытка ввести систему крупных конвоев (до 20 транспортных судов) не дала ожидаемого результата.

Успехи американских подводных лодок на Тихоокеанском театре в 1944 году были довольно значительными. Из 969 судов (3835 тыс. рег. тонн.), потерянных Японией за год, на их долю приходилось 603 судна (2,7 млн. рег. тонн). За этот период лодки совершили 520 выходов на боевое патрулирование, в 174 из них они действовали в составе групп, потопив 253 судна (1224 тыс. рег. тонн). По сравнению с 1942 и 1943 годами эффективность действий лодок значительно повысилась. В боевых походах они провели 11700 суток, обнаружили и атаковали 1648 грузовых судов и израсходовали 6092 торпеды. Успешность атак составила 36,5%). Суммарный тоннаж торгового флота Японии к 01 января 1945 года сократился до 2786 тыс. рег. тонн., что составило 47 процентов довоенного.

Характерной особенностью применения подводных лодок в 1945 году было использование командованием оперативных объединений опыта, накопленного в предшествующий период. Постоянный количественный рост подводных сил на театре, развитие системы базирования, обеспечение подводных лодок в пунктах, прилегающих к районам их патрулирования, позволило усилить боевое воздействие по японскому судоходству.

К началу 1945 года подводные силы США на Тихом океане насчитывали 156 действующих крейсерских подводных лодок, из которых 116 числилось в составе подводных сил центральной части Тихого океана и 40 – в составе флота юго-западной части. В директивах комитета начальников штабов вооруженных сил США флоту и авиации предписывалось продолжать борьбу против японского судоходства, сосредоточенного в прибрежных водах азиатского материка. Поэтому районами боевых действий подводных лодок стали Желтое, Восточно-Китайское, Южно-Китайское, Яванское и Целебесское моря, а также подходы к южному и восточному побережью Японии. Главные их усилия в январе – марте 1945 года направлялись против японского судоходства в Южно-Китайском море, чтобы окончательно перерезать важнейшую нефтяную коммуникацию. И эта задача в основном была выполнена. Если в феврале в порты Японии поступило 40,4 тыс. тонн нефти, то в марте – в два раза меньше – 20,2 тыс.тонн.

В связи с сокращением японского судоходства и массированным применением авианосной авиации для борьбы на коммуникациях, начиная с мая 1945 года, американское командование прекратило применение подводных лодок в составе групп и перешло к действиям одиночных лодок методами крейсерства в назначенном районе и позиционно-маневренным.

В 1945 году среднемесячные потери японского торгового тоннажа от подводных лодок снизились и составили 56 тыс. рег. тонн. За 8 месяцев 1945 года подводными лодками было произведено 845 торпедных атак, при этом выпущено 3211 торпед, успешные атаки составили 18,3%. Всего было потоплено 155 судов – 447,5 тыс. рег. тонн. Снижение успешности произошло за счет некоторого усиления противолодочной обороны танкеров на коммуникациях вдоль юго-восточных берегов Азии, против которых главным образом действовали американские подводные лодки. В начале августа 1945 года боевые действия американских подводных лодок закончились.

7. Формы методы и способы действий подводных лодок США, их результаты

Основной формой применения американских подводных лодок в борьбе на коммуникациях были систематические боевые действия.

Основная задача, поставленная подводным лодкам с первых дней войны состояла в том, чтобы нарушать судоходство противника на линии Япония - страны «южных морей». Однако наряду с действиями против судоходства противника на основных путях перевозок стратегического сырья, подводные лодки в период напряженной борьбы за острова развертывались на подходах к ним для нарушения воинских перевозок противника. В сочетании с деятельностью других сил действия подводных лодок носили характер блокады, направленной на изоляцию островных гарнизонов.

В основе применения подводных лодок в первые полтора года войны лежала концепция «суммарного тоннажа», однако в результате анализа военно-экономического положения Японии командование ВМС США произвело переоценку значимости потопления различных классов боевых кораблей и типов торговых судов. Объектами номер один для подводных лодок стали танкеры, уничтожению которых стало придаваться особо важное значение с 1943 года.

До 1944 года основным методом использования американских подводных лодок на японских коммуникациях было крейсерство одиночных подводных лодок в назначенных районах (патрулирование, как называли его американцы), главным образом, вдоль основных маршрутов движения судов противника и на узлах коммуникаций. В узкостях (особенно на выходах из внутреннего Японского моря) подводные лодки действовали позиционным методом.

В период с декабря 1941 – август 1942 года проводились, как правило, дневные торпедные атаки из перископного положения. Ночные атаки составляли 20 – 25% общего числа атак, но до установки на всех подводных лодках во второй половине 1942 года радиолокационной аппаратуры, которая использовалась для обнаружения надводных и воздушных целей, были не успешными.

Стрельба велась залпами из 2-4 торпед по площадям, сначала с временным интервалом, а затем веером с дистанции 5-10каб. Наряду со стрельбами с курсовых углов цели, близких к траверзным, американцы практиковали стрельбы с острых курсовых углов (менее 20°). Притом результативность в этом случае была ненамного меньше (23% против 26%). Стрельбы с тупых курсовых углов (170—180°), проводившиеся в 1942 году, дали 10% успешности атак и были признаны нецелесообразными.

После установки (со второй половины 1942г.) на подводных лодках РЛС число ночных атак увеличилось с 30 % в 1942г. до 50 % в 1943г. и до 60 % в 1944г.

На каждой подводной лодке устанавливали радиолокационные станции двух типов – «SJ» и «ST». Антенны поисковых РЛС «SJ» были смонтированы на крыше ограждения рубки, а РЛС торпедной стрельбы «ST» внутри головки перископа, что обеспечивало работу станции на перископной глубине и позволяло совмещать наблюдение в перископ с радиолокационным обзором.

Подводная лодка, следуя в надводном или позиционном положении, с помощью РЛС типа «SJ», обнаруживала цель на дистанции 80 – 95 кабельтовых. Дальнейшее сближение командир проводил, наблюдая за надводной и подводной обстановкой на индикаторе кругового обзора «PI» до получения контакта радиолокатором атак «ST». Надежный контакт эти станции обеспечивали на дальности в пределах 50 кабельтовых. После этого лодка погружалась и маневрирование в точку залпа производила на перископной глубине. При слабой противолодочной обороне транспортов лодки подходили к цели на дистанцию 5 – 12 каб. и производили 2 – 4 торпедный залп. После первой атаки подводная лодка уклонялась от контратаки сил охранения конвоя погружением на 100-метровую глубину и резким изменением курса. Отойдя от места атаки на 30—40 каб, подводная лодка всплывала, если надо, перезаряжала торпедные аппараты и маневрировала для повторной атаки.

В условиях плохой видимости командиры лодок могли выходить в атаки только по данным радара «ST». Будучи на перископной глубине (13 – 14 метров), лодка могла обнаруживать противника и, не всплывая атаковать его. Кроме РЛС лодки были вооружены поисковыми радиолокационными приемниками.

После анализа относительно малоуспешных действий подводных лодок в 1942 году поиск путей повышения эффективности действий привел к разработке и применению группового способа использования подводных лодок. К концу сентября 1943 года практическая отработка первых подводных лодок, выделенных для действий в составе групп, была завершена. Первые три группы подводных лодок осенью 1943 года начали отработку этого метода применения сил в боевых условиях. И, хотя первый опыт дал не слишком высокие результаты и выявил трудности в организации координированных атак, тем не менее, этот метод был признан перспективным.

Переход к такому методу применения стал осуществляться на театре в апреле – мае 1944 года. С середины 1944 года крейсерство тактических групп подводных лодок стало основным методом их использования. Группы, так же как и одиночные подводные лодки, использовались методом крейсерства в назначенных районах.

Всего за войну американские подводные лодки произвели 116 групповых выходов в составе от двух до семи единиц. Наиболее распространенными в действиях на японских коммуникациях были трехлодочные группы. Двухлодочные группы развертывались обычно в узкостях. Использование подводных лодок даже в таких небольших группах повысило эффективность поиска и уничтожения конвоев противника. Группы из 4, 5, 7 подводных лодок нашли применение, главным образом, для обеспечения боевых действий авианосных соединений в качестве сил разведки и оперативного прикрытия.

Групповые действия своих подводных лодок американцы именовали «волчьими стаями» по аналогии с групповыми действиями немецких подводных лодок в Атлантике. Но американские «волчьи стаи» принципиально отличались от групповых действий немецких подводных лодок. Американские подводные лодки использовались не в подвижных, управляемых с берега завесах, а в тактических группах. Подводные лодки группы действовали в тактическом взаимодействии, а управлял ею командир группы. Функции же берегового КП сводились, в основном, к информации подводных лодок об общей обстановке.

Тактика американских «волчьих стай», по словам самих американцев, «состояла скорее в совместных поисках кораблей противника, чем в согласованной атаке». Командиром группы назначался наиболее опытный из командиров подводных лодок группы. Последняя обычно вела поиск противника с помощью радиолокации строем фронта в надводном положении, идя вдоль путей движения японских конвоев. Обнаружив конвой, подводная лодка определяла его состав и элементы движения и сообщала эти данные другим подводным лодкам группы. Пользуясь преимуществом в скорости, подводные лодки в надводном положении выходили в голову конвоя и самостоятельно атаковали его обычно из надводного положения ночью. После завершения атак и отрыва подводных лодок от противника командир группы назначал им место встречи для обмена информацией и согласования плана дальнейших действий.

Подавляющее превосходство в радиоэлектронном вооружении американских подводных лодок над японскими кораблями охранения конвои оказывались не в состоянии отразить эти удары американцев. Использование последними своих подводных лодок в небольших тактических группах определялось, прежде всего, оперативной целесообразностью. Свои перевозки японцы вели небольшими (4— 6 транспортов) конвоями со слабым охранением (1—3 корабля). Поэтому для больших групп здесь практически не было достойных объектов атак. Да и возможности маневра маршрутами конвоев были незначительными.

Значительное влияние на использование подводных лодок в составе групп оказало развитие радиоэлектроники.

К началу 1944 года все американские лодки, поступающие от промышленности, и лодки, проходящие ремонт и модернизацию, кроме средств радиолокации начали оборудоваться новыми коротковолновыми гидролокационными установками «QLA» (известными как частотный модулятор), вооружаться электроакустическими торпедами, наводящимися на корабли противника по излучаемому им шуму, и шумоимитационными приборами, выстреливаемыми из подводной лодки во время преследования ее кораблями противника с целью введения его в заблуждение. К этому времени была решена проблема торпед. Как в парогазовых Мк-14, так и в электрических торпедах Мк-18 наконец-то были устранены конструктивные недостатки, налажено их серийное производство в массовом масштабе. Начиная с 1944 года, выходящие на патрулирование лодки имели в боекомплекте 75% электрических и 25% парогазовых торпед.

Торпеды были главным оружием подводных лодок. Но наряду с ним при действиях против торгового судоходства ими применялось также минное оружие и артиллерия. За период боевых действий подводными лодками было произведено 35 минных постановок, причем наибольшее их число осуществлялось в 1943 и 1944 годах. Первые минные постановки были произведены лодками в октябре 1942 года в Сиамском заливе и на подступах к Японским островам, а последние в начале 1945 года на подходах к Сингапуру. Мины ставились главным образом в Южно-Китайском море на подходах к Индокитаю, Малаккскому полуострову и острову Борнео, а также на подходах к юго-восточному побережью острова Хонсю. Основным назначением минных постановок в Южно-Китайском море являлось стремление затруднить движение танкеров, направлявшихся с нефтью из Голландской Ост-Индии и Индокитая в Японию.

Однако минные постановки подводных лодок не имели сколько-нибудь существенного значения в общей борьбе на морских и океанских сообщениях Японии. Незначительное количество поставленных на большом водном пространстве мин не могло создать минной угрозы при плавании судов и вызвать напряжение тралящих сил.

С целью создания постоянной повышенной подводной угрозы в обширных районах, распыления противолодочных сил противника и предоставления своим подводным лодкам равных возможностей добиться боевого успеха американцы в 1944 году начали использовать подводные лодки (одиночные и группы) методом так называемого «сменного (чередующегося) патрулирования». Сущность метода заключалась в том, что основной район патрулирования разбивался на ряд более мелких. Несколько подводных лодок (групп) направлялось в какую-то часть из них. Заняв первоначально назначенные районы, они вели там боевые действия, а затем по приказанию командующего подводными силами, каждая подводная лодка (группа) совершала переход в очередной район (в заранее установленном порядке) и т. д., находясь в нем 4—5 суток. Таким образом, в течение сравнительно короткого срока патрулированием подводных лодок перекрывалась большая акватория.

Управление американскими подводными лодками на Тихом океане производилось командующими подводными силами Тихоокеанского и Азиатского флотов. Командной инстанции, которая управляла бы всеми подводными лодками на театре у американцев здесь не было. Это мешало сосредоточивать максимальное количество подводных лодок на определенном операционном направлении в требуемое обстановкой время. Однако в 1944 году в Брисбене было проведено совместное совещание командующих и руководящего состава подводных сил Тихоокеанского и Азиатского флотов, где был произведен взаимный обмен опытом применения подводных лодок.

Содержанием управления подводными лодками в основном являлось проведение мероприятий по планированию и организации боевых действий. Командующий подводными силами флота с помощью своего штаба и подчиненных командиров соединений производил нарезку подводным лодкам районов действий, разрабатывал приказы на боевые действия и доводил их до командиров подводных лодок, организовывал подготовку подводных лодок к боевому походу, информировал их об обстановке на переходах и в районах боевых действий и т. д. Управление подводными лодками, находящимися в районах боевых действий не получило достаточного развития.

В 1941—42 гг. разведывательные данные, необходимые командованию подводных сил для организации боевых действий подводных лодок, добывали сами подводные лодки. С 1943 года командования подводных сил стали получать эти данные и от штаба командующего Тихоокеанским флотом, который всеми средствами организовывал разведку на театре, в том числе и в интересах подводных лодок.

До марта 1944 года американские подводные лодки действовали на японских коммуникациях самостоятельно. С захватом американцами Маршалловых островов коммуникации противника оказались в пределах радиусов действия авиации берегового базирования и надводных кораблей США, которые также стали привлекаться для борьбы с японскими морскими перевозками. Взаимодействие между подводными лодками и другими родами сил носило оперативный характер. Оно организовывалось командующим Тихоокеанским флотом и заключалось в разделении коммуникаций на зоны действий подводных лодок, авиации и надводных кораблей.

В 1945 году заметно улучшилось взаимодействие подводных лодок с авиацией, которая вела воздушную разведку коммуникаций. В начале 1945 года эту задачу выполняли 33 авиационные эскадрильи, имевшие в своем составе более 400 самолетов. По данным воздушной разведки подводные лодки наводились на пути следования японских судов. Оповещение и информация для лодок передавались несколько раз в сутки в установленные часы. Для лучшего взаимопонимания между подводниками и авиаторами в качестве офицера связи к ним был назначен офицер подводник.

Подводные лодки США были основным родом сил в действиях по нарушению тихоокеанских коммуникаций Японии. Огромные размеры театра, большая протяженность коммуникаций, пренебрежение японцев организацией их защиты создавали благоприятные условия для использования подводных лодок.

За все время действий в бассейне Тихого океана подводными лодками американского флота потоплено 1152 японских транспорта тоннажем 4868,6 тыс. рег. тонн., что составляет примерно 60% общих потерь японского торгового флота.

Действуя против торгового судоходства, американские подводные лодки одновременно наносили чувствительные удары по японским боевым кораблям, особенно в период оставления Японией своих позиций в центральной и юго-западной части Тихого океана. Лодками было потоплено также более 200 боевых кораблей, в том числе 1 линкор, 8 авианосцев, 13 крейсеров, 38 эсминцев, 22 подводные лодки и др. Это составило одну треть от всех потерь, понесенных военным флотом Японии.

В результате целееустремления подводных лодок на охоту за танкерами и неподготовленности японского флота к защите своих коммуникаций потери танкеров росли из года в год. Если в 1942 году японцы потеряли 3 танкера, то в 1943—23, а в 1944—73. Всего за войну американскими подводными лодками потоплено 117 танкеров. Нефтеналивной же флот Японии накануне второй мировой войны насчитывал 47 танкеров, т. е. потери составили 250 %1 их первоначального состава. Нарушение нефтяных перевозок явилось для японской военной экономики тяжелым ударом и оказало значительное влияние на применение военно-морских сил.

Из 52 подводных лодок, потерянных американцами за войну, 50 погибли в Тихом океане, т.е. на 1 погибшую подводную лодку приходится 4-5 боевых кораблей и 23 транспорта противника, уничтоженных ими.

8. Выводы и уроки из анализа действий подводных лодок США по нарушению коммуникаций Японии на Тихом океане во Второй мировой войне

1. Перед войной в ВМФ США подводные лодки не считались важным средством нарушения коммуникаций, в предстоящей войне планировалось их использование преимущественно для обеспечения действий надводных сил.

2. Главной задачей подводных лодок считалась атака тяжелых кораблей противника, кок то: линейных кораблей, линейных, крейсеров, авианосцев.

3. Американские подводные лодки не были готовы к действиям в условиях неограниченной подводной войны против торгового судоходства Японии, так как предвоенная боевая подготовка была направлена на отработку атак быстроходных, хорошо охраняемых крупных боевых кораблей.

4. Перед войной переоценка эффективности средств обнаружения подводных лодок и проведение учений в упрощенных условиях обстановки укоренили в практику боевого применения подводных лодок США малоэффективный и сложный тактический прием атаки надводной цели с большой глубины по данным гидроакустических средств, как основной способ боевых действий. Другие тактические приемы не отрабатывались. Война опровергла эти заблуждения.

5. Большинство командиров подводных лодок не имело опыта ночных действий и не понимало того тактического преимущества, которое дает им в ночное время скорость надводного хода при атаке тихоходных торговых судов.

6. Перед войной США развернули строительство новых крейсерских подводных лодок с улучшенными надводными маневренными качествами, увеличенной глубиной погружения и повышенными мореходными качествами, а также оборудованными более совершенными средствами связи и наблюдения – радио, радиолокации и гидролокации.

7. Несовершенство торпед подводных лодок США на начальном этапе войны сводило к минимуму техническое превосходство новейших крейсерских подводных лодок в радиоэлектронном вооружении над противником к началу войны.

8. В ходе военных действий на Тихом океане американские подводные лодки нанесли существенный ущерб японскому военно-экономическому потенциалу, торговому судоходству и военно-морскому флоту. Их деятельность значительно повлияла на ход военных действий на Тихом океане и была весомым вкладом в победу США над Японией.

9. Грамотный выбор уязвимого звена в системе обеспечения функционирования военно-экономического потенциала Японии – нефтяных перевозок позволил подводным лодкам меньшими силами нанести по японской военной экономике тяжелый удар и оказать значительное влияние на общий исход войны на Тихом океане.

10. Значительные потери японского торгового флота в результате действий американских подводных лодок обуславливались, прежде всего, слабой противолодочной обороной в японском флоте и, во вторых подавляющим техническим превосходством американских подводных лодок в радиоэлектронном вооружении.

Считаю, что успех американских подводных лодок в действиях по нарушению коммуникаций Японии обусловлен, прежде всего, их подавляющим техническим превосходством над противником. Слабость сил японской противолодочной обороны была именно в отсталости в техническом отношении, несовершенных средствах гидроакустического и радиолокационного обнаружения, отсутствия средств эффективной радио и радиотехнической разведки. В то время, как американские подводные лодки применяли средства ГПД, самонаводящиеся торпеды, учитывали тип гидрологии в своих действиях, японские противолодочные силы пытались бороться сними на мобилизованных рыбацких баркасах, самолетах без радиолокационных станций. Такая борьба была заранее обречена на неудачу.

После Второй мировой войны поколение командиров подводных лодок, которые на личном опыте убедились в огромной значимости технического превосходства над противником, определяло развитие подводного флота США. Этим можно объяснить его высокое техническое совершенство в годы холодной войны и в настоящий момент.

Учитывая данный опыт мы должны ясно понимать, что в будущей войне на море победит тот, кто будет вооружен более современным и совершенным оружием.


Список используемой литературы

1. История второй мировой войны 1939 – 1945, т.8. – М.: Воениздат,1977.

2. Андреев В.И. Борьба на океанских коммуникациях (по опыту двух мировых войн). М., 1961.

3. Белли В.И др. Блокада и контрблокада. Борьба на океанских и морских сообщениях во второй мировой войне. Перевод с англ. – М.: Наука,1967.

4. Локвуд Ч. Топи их всех. Перевод с англ. – М.:Воениздат,1960.

5. Роско Т. Боевые действия подводных лодок США во Второй мировой войне. Сокр. пер. с англ. – М.: Изд-во иностранной литературы,1957.

6. Фокеев К.Ф. Развитие средств радиоэлектроники в годы Второй мировой войны и влияние их на использование подводных лодок. – Петродворец, 1968.

7. Холмс У. Победа под водой. – М.: Воениздат,1968.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий