регистрация / вход

Основные направления тактики действий внутренних войск по опыту Чеченской Республики

Итоги военных действий. Выводы из опыта проведения первой и второй чеченской кампании. Некоторые выводы из опыта применения объединенной группировки войск в Чеченской Республике (декабрь 1994г.- апрель 2002г.). Проблемы и возможные пути их решения.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕНИХ ДЕЛ

САРАТОВСКИЙ ВОЕННЫЙ ИНСТИТУТ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ

КАФЕДРА: Тактики Внутренних Войск.

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема: «Основные направления тактики действий внутренних войск по опыту Чеченской Республики»

Выполнил:

Научный руководитель:

Саратов 2006


Оглавление

Введение. 5

1. Итоги военных действий.Уроки и выводы из опыта проведения первой чеченской кампании. 6

2. Итоги военных действий.Уроки и выводы из опыта проведения второй чеченской кампании. 13

3. Некоторые выводы из опыта применения объединенной группировки войск (сил) в Чеченской Республике (декабрь 1994 г.- апрель 2002 г.).Проблемы и возможные пути их решения. 18

Заключение. 32

Список литературы.. 33


Введение

Изменения геополитической и геостратегической ситуации последних лет не привели к стабильности и спокойствию на планете. Вооруженные столкновения и военные конфликты, происходящие в различных горячих точках, по-прежнему представляют серьезную угрозу национальной, региональной и глобальной безопасности. Поэтому вполне естественно, что в политике многих стран и мирового сообщества в целом все больше внимание уделяется вопросам предотвращения и парирования этих угроз. В этом плане перед военной наукой стоит важная задача - осмысление причин возникновения и развития вооруженных конфликтов, выработка теоретических взглядов и практических рекомендаций по их разрешению (предотвращению).

В настоящей курсовой работе проводится осмысление опыта, основные направления тактики действий внутренних войск, приобретенного в ходе ведения боевых действий в Чечне в 1994-1996 годах и за период с 1999 года по настоящее время, его позитивных и негативных сторон, определение форм и способов действий и выявление новых задач, присущих действиям по разрешению внутреннего вооруженного конфликта.

На сегодняшний день тема курсовой работы очень актуальна. Целью данной работы является анализ и рассмотрение основных направлений тактики действий внутренних войск по опыту Чеченской Республики.


1. Итоги военных действий.

Уроки и выводы из опыта проведения первой чеченской кампании

Анализ военных действий на территории Чеченской Республики (1994-1996г.г.) показал, что непоследовательность в проведении политики разрешения кризиса в Чеченской Республике и ошибочность ряда военно-политических решений, принятых органами Федеральной власти Российской Федерации, негативно влияли на выполнение задач, поставленных объединенной группировке войск (сил), и снижали эффективность их выполнения.

Несмотря на предпринятые российским руководством действия политического, военного и иного характера, кардинальных изменений военно-политической обстановки в Чеченской Республике в позитивном для нас направлении не произошло: военные структуры режима Дудаева не были сломлены, они по-прежнему опирались на поддержку своего народа и помощь зарубежных покровителей.

Федеральным силам, которых постоянно сдерживали противоречивыми указаниями, так и не удалось разоружить НВФ и лишить Дудаева и его окружение реальной опоры в Чечне. Кроме того, НВФ сохранили боеспособность и в состоянии были оказать серьезные сопротивления федеральным войскам, особенно при переходе к ведению войны в горной местности с использованием партизанских методов.

Армия, и внутренние войска, другие силовые структуры государства еще раз доказали, что являются единственной и надежной силой, готовой всегда встать на защиту государственных интересов.

Экономический ущерб, нанесенный народнохозяйственному комплексу Российской Федерации за годы правления режима Дудаева, в ходе боевых действий федеральных войск, а также в результате диверсионно-террористических акций и других преступных действий чеченских экстремистов, оценивается во многие триллионы рублей.

Разрешение противоречий в Чечне обошлось России потерей около 7 тыс. жизней солдат, офицеров и генералов. К концу 1996 года числились без вести пропавшими 1063 человека. Боевые безвозвратные потери федеральных сил в тяжелом вооружении составили более 500 ед. бронетанковой техники и около 800 автомобилей различного назначения, несколько десятков самолетов и вертолетов.

В ходе реальных действий вскрылись существенные недостатки и недочеты в подготовке войск и ведении боевых действий, всестороннем обеспечении Вооруженных Сил и внутренних войск. Они стали результатом бездумного сокращения в предшествующие годы не только количественного состава Армии и Флота, других силовых структур, но и свертывания ряда перспективных программ вооружения, урезания средств на оперативную и боевую подготовку, снижения жизненного уровня военнослужащих, разложения их морально-психологических устоев.

Происшедшие события на Северном Кавказе еще раз заставили обратить серьезное внимание на истинное состояние дел в Вооруженных Силах, на реальную готовность и возможность силовых министерств выполнить возложенные на них задачи и позволили сделать следующие выводы.

1. Впервые за последние годы со времени окончания Великой Отечественной войны российским военнослужащим пришлось вести активные военные действия на части территории Российской Федерации.

К встрече с таким противником, каким оказались незаконные вооруженные формирования Дудаева, федеральные войска не были готовы во многих отношениях. И, в первую очередь российские военнослужащие не были подготовлены морально и психологически воевать на своей территории в условиях, когда гибли свои граждане, когда «правозащитники», ряд СМИ и публичных политиков всячески унижали достоинство своих военнослужащих и превозносили действия противника (боевиков).

Еще в меньшей степени готово к таким событиям оказалось политическое и военное руководство страны, которое очевидно, не имело достаточно точной информации ни о готовности к сопротивлению НВФ Дудаева, ни о состоянии российских Вооруженных Сил и внутренних войск.

2. Федеральным силам противостоял противник, имевший в своем составе хорошо подготовленные в военном отношении и обладающие боевым опытом формирования. Эти формирования дополнялись многочисленным ополчением, действовавшим с фанатичным упорством и решимостью. Перед федеральными силами предстал коварный противник, основной мотивацией действий которого была защита своей территории.

Боевые действия показали, что в основе стратегии и тактики действий НВФ лежал принцип партизанской войны – постоянное, беспокоящее воздействие на противника по всей территории Чечни путем проведения диверсионно-террористических действий, как в районе конфликта, так и за его пределами.

Основными способами действий НВФ были: внезапные нападения на отдельные объекты, особенно на незащищенные пункты управления тыловые базы, автоколонны, сторожевые посты и заставы, контрольно-пропускные пункты и отдельные гарнизоны; обстрелы расположения войск и населенных пунктов из тяжелого оружия (реактивными снарядами); устройство засад; минирование; проведение диверсий на народнохозяйственных объектах и осуществление диверсионно-террористических актов против военнослужащих; подрывные действия по срыву перевозок на основных коммуникациях страны.

3. Вооруженный конфликт в Чечне позволил оценить состояние, возможности и слабые стороны в подготовке Вооруженных Сил и других войск при совместном выполнении задач по защите национальной безопасности Российской Федерации. В ходе кампании был выявлен слабый уровень подготовки подразделений и частей при действиях в городе, населенных пунктах и горно-лесистой местности.

Причиной этого явилось явное несоответствие направленности подготовки войск задачам, возлагаемым на них российским законодательством.

4. Накопленный опыт в разрешении внутреннего вооруженного конфликта позволил выработать законодательно-правовую базу создания Объединенной группировки войск (сил), уточнить положения уставных документов, порядок планирования и ведения контртеррористической операции. Он дал основание считать, что основу создаваемых группировок войск (сил) для действий в зоне вооруженных конфликтов должны составлять боеготовые соединения и части со всеми органами управления и соответствующими запасами материально-технических средств в такой организационно-штатной структуре, которая должна обеспечивать автономность их применения, возможность действовать самостоятельно, в отрыве от основных сил.

5. События первой чеченской кампании наглядно показывают, что «мероприятий по наведению конституционного порядка» в рамках операции, проводимой по единому замыслу и плану, по существу, не получилось, так как содержание реально проводимых этапов боевых действий и сроки их проведения существенно отличались от запланированных в ноябре 1994 года.

В ходе планирования подобных операций на подготовку войск к боевым действиям следует выделять столько времени, сколько необходимо для слаживания органов управления, подразделений и частей и практического освоения ими специфических способов действий применительно к району конфликта на таком уровне, который позволит рассчитывать на успешный исход операции.

Планируя операцию, необходимо определять войскам (силам) решительные цели и предусматривать действия, сочетающие натиск по всем направлениям, расчленение противостоящих группировок противника, лишение их возможностей маневра, изоляцию от источников пополнения людскими резервами и снабжения материально-техническими средствами.

Главное – как показал опыт разрешения вооруженного конфликта – завоевание территориального пространства, т.е. установление контроля над всей территорией зоны конфликта и осуществление военного присутствия. Эта задача может быть выполнена выдвижением войск в назначенные районы ответственности с созданием в них базовых центров.

6. Для каждого из этапов военных действий были характерны свои формы применения и способы действий войск (сил), свои проблемы, которые требовали незамедлительного разрешения. Применение федеральных войск (сил) в ходе кампании осуществлялась в форме операций, боевых действий, боев и ударов, а также служебно-боевых действий других войск, проводимых как по единому замыслу и плану в районе конфликта и на прилегающей к нему территориях, так и без него: порой хаотично и несогласованно между различными ведомствами. Основными причинами негативных результатов всей первой кампании стало неумение закрепить успех, достигнутый федеральными войсками, и проведение мероприятий невоенного характера, в результате которых среди части еще нейтрального чеченского населения росла ненависть к российским Вооруженным Силам, внутренним войскам и другим соловым структурам.

Действия федеральных войск на первых этапах кампании были шаблонными, в них практически не встречались неизвестные или неожиданные для боевиков приемы и способы ведения боя. При организации боевых действий требования уставов не соблюдались, а зачастую ими просто пренебрегали. Боевые действия велись недостаточно решительно, без должной настойчивости. Допускались большие паузы и перерывы в ведении боевых действий. Войска, а в первую очередь командиры, оказались неспособны своевременно и правильно реагировать на изменения обстановки во время боя, на новое в тактике ведения его боевиками. Не предусматривалось выделение достаточного количества резервов для реагирования на неожиданные способы действий НВФ и резкие изменения обстановки на поле боя. Допускалось пренебрежение мерами обмана противника и скрытия своих истинных намерений.

Традиционная тактика действий отступает, когда само понятие «фланги» отсутствует, когда везде – фронт, и появляется необходимость ведения жесткой позиционной или круговой обороны в сочетании с маневренными наступательными действиями подразделений масштаба взвод, рота, реже батальон.

7. Боевые действия выявили ряд особенностей, которые следует учитывать при их организации. Так, при уничтожении боевиков в опорных пунктах с наименьшими потерями необходимо: полное блокирование обороняющихся, исключение возможности оказания им помощи; овладение и удержание господствующих высот; надежное поражение выявленных огневых точек ударами авиации, артиллерии, огнем прямой наводкой танков и других огневых средств; организация четкого взаимодействия всех сил и средств; одновременная атака со всех направлений с привлечением максимального количества войск.

Действенными мерами, направленными на исключение нападения боевиков на колонны федеральных войск, являются: выставление блокпостов (застав) на маршруте движения колонны вблизи мест, удобных для проведения засад; занятие господствующих высот при прохождении колонны в ущелье; организация четкого взаимодействия с командирами базовых центров и зон ответственности, через территорию которых проходит маршрут движения колонны; постоянная разведка противника вблизи маршрута движения колонны; инженерная разведка маршрута; прикрытие колонны с воздуха.

8. За время первой кампании государственные органы и руководство Вооруженных Сил и других министерств не смогли должным образом сформировать единую систему организации организационно-психологического противоборства. Они оказались не в полной мере подготовленными к информационному натиску со стороны политического руководства Чечни и его покровителей. Только в период непосредственной подготовки и уже в ходе ведения военных действий Правительством Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, в том числе Министерством обороны, были приняты попытки переломить ситуацию в сфере информационного противоборства, добиться объективного освещения событий в прессе и других СМИ, довести до каждого гражданина России и мировой общественности смысл борьбы с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона.

Чеченский конфликт показал, что подготовка к ведению информационного противоборства должна проводиться параллельно с разработкой общего плана операции на основе ее целей и замысла, а в ряде случаев даже опережать непосредственную подготовку войск.

9. Большое количество оружия, находящегося на руках у населения, делает этот регион особенно опасным. В связи с этим задачи разоружения незаконных вооруженных формирований, разъединения враждующих сторон могут возникнуть еще не один раз.

Таким образом, опыт проведения подобных операций необходимо не только накапливать, но и глубоко изучать, извлекать из него практические выводы и на их основе определять войскам реальные задачи, подкрепляя их всеобъемлющей подготовкой и всесторонним обеспечением. Необходимо иметь боевые соединения и части (дислоцированные вблизи «взрывоопасных» регионов, в том числе двойного базирования), готовые к проведению подобных операций.


2. Итоги военных действий

Уроки и выводы из опыта проведения второй чеченской кампании

Отразив в августе 1999 года вторжение банд Хаттаба и Басаева на территорию Дагестана, Объединенная группировка войск (сил) разгромила основные силы НВФ в Чеченской Республике и взяла под контроль почти всю ее территорию, за исключением отдаленных горных районов.

В результате контртеррористической операции были созданы условия и предпосылки для достижения главной цели – стабилизации обстановки в Чечне – и переходу к мерам политического, экономического, социального и иного характера, направленным на возрождение нормальной жизни на территории Чечни.

Однако, все эти достижения обошлись России ценой огромных и тяжелейших потерь. Около 2,5 тыс. российских солдат и офицеров погибли с августа 1999 года по май 2000 года.

В настоящее время перед органами государственной власти стоит задача – не допустить, чтобы жертвы оказались напрасными и повторились события лета 1996 года. История освоения Россией Кавказа наглядно показывает, что только глубоко продуманная и последовательная политика государственных действий, обеспеченная в финансово-экономическом и идеологическом плане, может принести долгожданный мир и процветание этому региону, не допустить в дальнейшем, где бы то ни было, проявления сепаратистских настроений и попыток дестабилизации внутриполитической обстановки.

Уроки и выводы из опыта проведения второй чеченской кампании

Изучение опыта военных действий федеральных сил позволяет сделать следующие выводы:

1. Вооруженный конфликт на Северном Кавказе породил массу новых проблем для России. Он явился угрозой целостности российской государственности и федерализму, создал ряд проблем стратегического и тактического характера. На его волне пышно расцвела идеология сепаратистского суверенитета, резко обострился экстремизм. Такая обстановка в регионе лишила возможности разрешения в ближайшее время многих проблем политического, экономического и социального плана на Северном Кавказе.

Политика отделения Чеченской Республики от России, уход от влияния России развязали руки чеченским экстремистам и сепаратистам, подтолкнули их к активному идеологическому воздействию и силовому давлению не только на сопредельные республики, но и на весь регион в целом.

2. История и весь уклад жизни горских народов Кавказа формировали у них традиционное уважение к силе и склонность к тому, чтобы расценивать любую уступку со стороны центральной власти как ее слабость. Следствием ослабления центральной власти на Кавказе, как правило, были нарастание хаоса и эскалация межнациональной напряженности и конфликтов. Для полного прекращения внутреннего вооруженного конфликта военную силу необходимо применять решительно и оперативно, с одновременной активизацией всех мер невоенного характера по разрешению кризиса. Особое внимание нужно уделять решению социально-экономических вопросов освобожденных территорий.

3. В целях выявления зон (регионов) потенциальных внутренних вооруженных конфликтов, и принятия заблаговременных мер по их разрешению (пресечению) в начальной стадии (в том числе и силовыми способами) необходим мониторинг внутриполитической обстановки. На прилегающих к потенциальным районам внутреннего вооруженного конфликта территориях целесообразно развернуть соответствующие боеготовые группировки Вооруженных Сил, в том числе объекты двойного назначения, группировки других войск, а также заблаговременно готовить элементы военной инфраструктуры. Использование боеготовых частей и соединений двойного базирования для своевременного создания Объединенных группировок войск (сил), других войск, воинских формирований и органов позволит оперативно нейтрализовать (локализовать) внутренний вооруженный конфликт на стадии его зарождения и развития.

4. Волюнтаризм и спешка в подготовке военных действий в Чечне, и особенно в определении сроков подготовки операции, привели к грубым просчетам в планировании, поверхностному определению задач войскам и в конечном счете к созданию группировки, не соответствующей обстановке и реальному объему задач.

При планировании контртеррористической операции общий замысел должен разрабатываться Генеральным штабом, а детальное планирование операции проводиться штабом Объединенной группировки войск (сил) с участием представителей Генерального штаба, других министерств и ведомств, войска, воинские формирования, и органы которых привлекаются к участию в операции. При этом целесообразно совместно отрабатывать вопросы применения Объединенной группировки войск (сил) для разрешения внутренних вооруженных конфликтов на мероприятиях оперативной (боевой, служебно-боевой) подготовки.

5. Основной формой применения федеральных войск (сил) во внутренних вооруженных конфликтах подобного рода может быть специальная операция. По составу участвующих сил и средств специальная операция может быть общевойсковой, совместной или самостоятельной.

Основным содержанием общевойсковой специальной операции являются: специальные боевые действия общевойсковых соединений и частей; боевые действия ВВС и армейской авиации; боевые действия РВ и А; специальные действия формирований специального назначения, а также подготовленных частей и подразделений Сухопутных войск и Воздушно-десантных войск; служебно-боевая деятельность, в том числе совместные и самостоятельные специальные операции формирований МВД, ФСБ и других войск.

Новым проявлением развития военного искусства Вооруженных Сил стал особый вид боевых действий – специальные действия в вооруженном конфликте. Специальные действия в Чечне включили противодиверсионные, диверсионно-разведывательные, информационно-психологические и другие специальные акции и мероприятия.

6. Решающее значение в разгроме НВФ имеет выбор вариантов, способов и средств воздействия на противника, которым он вследствие своей слабости (из-за недостатка или ограниченной номенклатуры имеющегося оружия и боевой техники) не смог бы противостоять или обладал бы для этого ограниченными возможностями.

Основными способами разгрома НВФ являются: разведывательно-поисковые и рейдовые действия по выявлению и уничтожению групп НВФ в сочетании с действиями из засад, огнем РВ и А и ударами авиации; охват НВФ с флангов и тыла с последующим их блокированием и уничтожением огнем штатных средств и ударами авиации; высадка воздушных десантов на господствующие высоты и уничтожение НВФ атакой во фланг (тыл) при движении сверху вниз.

Основу боевых действий федеральных войск составляло дальнее огневое поражение, удар войсками (наземные действия) являлся завершающим этапом операций. Значительно возрос объем задач, выполняемых фронтовой и армейской авиацией.

7. Практика показа, что в ходе борьбы с НВФ целесообразно использовать самые решительные, жесткие и бескомпромиссные способы борьбы с боевиками. Любые переговоры во время военных действий давали противнику возможность для перегруппировки сил, восстановления боеспособности и приводили к излишним, неоправданным потерям личного состава федеральных сил. Только решительность политического руководства России способствовала стабилизации морально-психологического состояния общества и обеспечила успешные действия войск в операциях по разгрому НВФ.

8. Информационная война НВФ велась в основном на стратегическом уровне. Широко использовалась практика посылки «эмиссаров» в различные международные организации с целью продвижения антироссийских информационно-пропагандистских материалов. Делалось все возможное для интернационализации событий в Чечне путем вовлечения в него чеченской диаспоры в России и мире, подключения к урегулированию конфликта ООН, ОБСЕ, Евросоюза и других международных организаций. Эта линия сепаратистов находила свое понимание на Западе. Военно-политическое руководство ряда стран (прежде всего - США) и некоторые организации пытались поддерживать ситуацию на Северном Кавказе в состоянии «управляемого кризиса малой интенсивности».

Важной особенностью ведения информационной войны НВФ стало то, что впервые стали широко использоваться принципиально новые каналы доведения ИПМ – глобальные информационные сети (создан Интернет-сайт «Кавказ»).

Основной целью информационного противоборства, осуществляемого в интересах разрешения зарождающегося вооруженного конфликта, должна стать подготовка широкого общественного мнения (как в России, так и за рубежом), а также объектов информационно-психологического воздействия к возможному силовому этапу разрешения кризиса (ликвидации угрозы национальным интересам России), как единственно приемлемому, исходя из позиции противостоящей стороны.

Ведение информационного противоборства также, как применение контингентов Вооруженных Сил для разрешения внутренних конфликтов, должно иметь прочную правовую базу и опираться на соответствующие политические установки и решения высших органов исполнительной и законодательной власти.


3. Некоторые выводы из опыта применения объединенной группировки войск (сил) в Чеченской Республике (декабрь 1994г.- апрель 2002г.).

Проблемы и возможные пути их решения

1. Ошибочная политика российского руководства в начале – середине 90-х годов в отношении Чечни привели к тому, что эта республика, на несколько лет, получив независимость, превратилась в рассадник терроризма. Попытки построить «цивилизованное общество» с помощью криминальных методов закончились провалом. Руководство республики не смогло защитить элементарные права населения, создать основы нормальной экономики. Наряду с нарастанием внутренних противоречий, проявились и внешние, связанные с попытками расширения территориальных пределов республики с помощью военной экспансии. В итоге узел нерешенных проблем в Чечне и вокруг нее завязался еще туже.

Понимание природы политических, этнических, межконфессиональных и других противоречий в Чечне и на всем Северном Кавказе исключительно важно. Оно позволяет извлечь уроки из уже имевшего места драматического опыта урегулирования внутренних вооруженных конфликтов, без учета которых российское военно-политическое руководство будет постоянно совершать ошибки, бесконечно затягивающие процесс нормализации обстановки в данном регионе.

2. Исторически геополитическая и экономическая важность Северного Кавказа диктует необходимость активного проведения взвешенной и прагматичной политики по отношению к субъектам региона, в первую очередь ориентированной на обеспечение жизненно важных интересов и безопасности государства на Юго-Западном стратегическом направлении.

Логика латентного развития внутренних негативных процессов Северо-Кавказского региона привела к тому, что перманентно конфликтующий с федеральным центром, раздираемый региональными распрями, он стал исключительно интересен и притягателен тем внешним силам, для которых дальнейшее ослабление России, в том числе и на Кавказе, всегда было, есть и будет стратегической задачей первой очереди. Поэтому, сегодня более чем очевидно, что при оценке военно-политической обстановки на Северном Кавказе необходимо исходить уже не столько из результатов анализа внутренних причин нестабильности в этом регионе России, сколько из общих новейших тенденций развития геополитической ситуации в мире, вокруг России и в отношении России.

Геополитическая ситуация России, на примере Северного Кавказа, показывает, что в современном мире любые попытки со стороны какого-либо народа, группы людей, политического движения или партии решить свои внутренние проблемы в обход конституционных путей и средств рано или поздно приведут к вмешательству в них третьей силы, преследующей свои собственные интересы и цели. Издержки и потери для конфликтующих или спорящих сторон в этом случае окажутся значительно более тяжелыми по сравнению с тем, если бы проблемы решались на основе действующих в стране законов или же просто путем конструктивных политических шагов.

Один из главных уроков чеченского кризиса состоит в том, что сепаратизм и военные действия в Чечне стали возможными по причине отсутствия к тому времени четких принципов национальной политики России. В результате ставка на силу в 1994-1996 годах стала последним аргументом в диалоге Москвы и Грозного.

Огромное количество оружия, которая оставила федеральная власть в Чечне, стало основой для формирования реальных вооруженных сил Чечни и ее реального суверенитета. Этому процессу способствовало бесконтрольное поступление в республику достаточных финансовых ресурсов, заработанных криминальным путем.

3. С целью адекватного реагирования Российской Федерации на различные угрозы внутриполитического характера необходимо осуществить комплекс мер, направленных на оптимизацию состава и структуры военной организации и ее обеспеченность.

Реализовать данную идею возможно путем создания эффективной системы государственного управления военной организацией, комплексирования усилий Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов при выполнении задач военной безопасности Российской Федерации и четком распределении сфер их ответственности.

Другие войска, воинские формирования и органы развивать на основе приоритетов их функционального предназначения, с сокращением войскового компонента либо полной девоенизацией структур.

Планирование военного строительства вести на основе программно-целевого метода, осуществляя комплексирование средств и ресурсов преимущественно для развития группировок войск (сил), выполняющих задачи военной безопасности на межведомственном уровне.

Конечной целью завершения создания военной (взаимоувязанной) системы государственного и военного управления должно быть создание целостной вертикали руководства и управления военной организацией и обеспечением военной безопасности Российской Федерации.

В строительстве Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований от развития отдельных их компонентов перейти к созданию разновидовых оперативно-стратегических группировок войск (сил), предназначенных для решения конкретных задач в конкретном регионе (стратегическом направлении).

4. Результаты анализа развития событий на территории Республики Дагестан и Чеченской Республики со всей очевидностью показывают, что они развивались по заранее написанному сценарию.

Чеченские сепаратисты со своими дагестанскими единомышленниками предпринимали попытки постепенного силового захвата власти в Республике Дагестан. Конечной целью их замысла ставилось создание на территории Чечни и Дагестана единого исламского государства с последующим выходом из состава Российской Федерации. Кроме Дагестана взгляды экстремистов были устремлены и на другие республики Северного Кавказа. Планировалось поддерживать напряженную ситуацию в зоне осетино-ингушского конфликта.

Действия Правительства Российской Федерации по устранению данной угрозы невоенными мерами не привели к желаемому результату.

В этой связи основным уроком является назревшая необходимость доведения системы обеспечения военной безопасности государства до такого состояния, при котором оно будет способно адекватно и оперативно реагировать не только на внешнюю угрозу, но и на внутренние кризисы. Для этого следует уточнить вопросы, касающиеся применения Вооруженных Сил, других войск в мирное время, и внести соответствующие дополнения в разрабатываемые новые уставные документы, определяющие действия штабов и войск в ходе подготовки и разрешения вооруженных конфликтов.

Основываясь на опыте подготовки и проведения контртеррористической операции действия военно-политического руководства по разрешению внутреннего вооруженного конфликта, на наш взгляд, должны базироваться на следующих принципах:

- принятия исчерпывающих мер для предотвращения и мирного урегулирования противоречий на ранних стадиях их возникновения и развития;

- принуждения руководства сепаратистов или враждующих сторон принять условия Правительства посредством политико-дипломатического и финансово-экономического правления, информационного воздействия, правовых и экономических санкций, действий (акций) сил специального назначения, подкрепленных демонстрацией решимости применения военной силы и готовности к ее применению.

Как показал опыт двух чеченских кампаний, мировой опыт борьбы с сепаратизмом, экстремизмом и терроризмом, для прекращения внутреннего вооруженного конфликта, когда все невоенные меры по разрешению кризиса исчерпаны, необходимо решительно и своевременно применять военную силу с использованием подавляющего превосходства в средствах вооруженной борьбы. В первой чеченской кампании 1994-1996 годов мы с этим опоздали. В результате Чеченская Республика использовала имеющиеся возможности для создания НВФ, их подготовки в течение довольно продолжительного времени.

Практика применения группировок войск (сил) при разрешении вооруженного конфликта в Чеченской Республике показала, что для достижения военно-политических целей на каждом из основных стратегических направлений необходимо под руководством военного округа (ОСК) создавать и применять Объединенные группировки войск (сил). В состав таких группировок должны входить штатные воинские формирования, включающие соединения и части различных видов Вооруженных Сил, родов войск и специальных войск, а также силы и средства других министерств и ведомств, имеющие общую цель действий и объединенные единой системой управления.

Необходимость создания ОГВ (с) обусловливается:

- недостаточным количеством боеготовых соединений и частей Вооруженных Сил на направлениях с высоким уровнем военной опасности;

- особенностями задач, решаемых совместными усилиями войск (сил) Вооруженных Сил;

- условиями их выполнения.

Кроме того, как показывает опыт использования формирований подобного типа развитыми государствами, они характеризуются высокой эффективностью действий и перспективностью применения.

Для создания ОГВ (с) потребуется решить ряд важных вопросов:

- определение достаточного и сбалансированного ее состава;

- выбор целесообразного способа ее создания;

- установление перечня и определение содержания мероприятий по ее созданию, а также порядка и последовательности их выполнения к установленному времени;

- определение порядка организации правления разнородными войсками и разноведомственными формированиями, взаимодействия между ними, а также всестороннего обеспечения.

Применение войск в существующей организационно-штатной структуре со штатным вооружением и традиционных формах в некоторых случаях может привести к большим жертвам среди мирного населения, значительным разрушениям и экологическим катастрофам. Это вызывает необходимость установления определенных ограничений по составу войск, а также оснащения их высокоточными средствами поражения и оружием нелетального действия.

Состав ОГВ (с), роль и место в ней видов Вооруженных Сил и других войск, а также их техническая оснащенность будут зависеть от характера действий противника, поставленных задач, физико-географических особенностей и удаленности районов боевых действий, реального состояния Вооруженных Сил и других условий обстановки. В состав группировки, намечаемой для участия в вооруженном конфликте, могут быть включены общевойсковые соединения и части, соединения (части) артиллерии, авиации и ПВО из состава военного округа, дислоцированные вблизи района конфликта, а на приморском направлении – и силы флота, а также формирования Пограничных, внутренних войск и Минюста. Такая группировка по своему составу может достигать масштаба общевойсковой армии или корпуса.

Объединение усилий и координацию действий всех участвующих в вооруженном конфликте или локальной войне органов управления, войск, сил и средств, а также различных государственных и местных органов власти следует возлагать на представителя Президента Российской Федерации в административном округе, а по военным вопросам – на командующего военным округом (ОСК).

5. Опыт деятельности оперативных групп, представляющих другие министерства и ведомства в ходе первой и второй кампании, показал, что, в силу своей недостаточной подготовленности к участию в боевых действиях, проводимых по плану операций объединения, они были не в состоянии подготовить целесообразные предложения командирам по применению подчиненных сил и средств в них. Поэтому, с самого начала военного конфликта в Чечне возникла потребность в координации их действий. В результате разобщенности действий оперативных групп срывались сроки проведения военных действий, утрачивалось взаимодействие, и зачастую происходила утечка информации.

Другой, не менее важной проблемой было то, что при отсутствии каких-либо наработок или готовых методик командирам при подготовке операции было практически невозможно организовать взаимодействие со всеми формированиями различных силовых структур одновременно на нескольких направлениях и поддерживать его в ходе ведения операции. Особенно остро этот вопрос стоял при организации и овладении городом.

Особенностью организации взаимодействия явилось то, что в состав группировки входили соединения, части, подразделения с различным предназначением, организационно-штатной структурой, укомплектованностью, вооружением и техникой, отличающиеся своими возможностями и системой управления. Все они предназначались для выполнения задач, возложенных на данное министерство, но, ни одна из них не имела опыта совместных действий.

Поэтому, результаты исследования, условий организации и поддержания взаимодействия формированиями Вооруженных Сил с другими войсками показали необходимость разработки методики работы командующего и управления группировкой войск (сил) по организации их эффективного применения в интересах достижения целей операции.

Особую сложность при подготовке и проведении военных действий представляла организация взаимодействия между частями и подразделениями, оснащенными разнотипными средствами связи. Несовместимость технических средств в различных частях и учреждениях затрудняло создание единой системы связи, вынуждала направлять на пункты управления взаимодействующих соединений, частей и подразделений, технику связи и АСУ Вооруженных Сил. Это вызывало необходимость обмениваться оперативными группами, что в значительной степени увеличивало время осуществления управленческих циклов, количество отрабатываемых документов, отвлекало офицеров от работы по управлению войсками для передачи данных обстановки на пункты управления других войск.

В интересах устранения противоречий, сложившихся между оперативностью процесса управления формированиями ОГВ (с) и взаимодействия, осуществляемого между ними, с одной стороны, и несоответствием технических возможностей их средств управления, с другой стороны, необходимо создать унифицированную технику связи и управления и оснастить ею все войска, привлекаемые для разрешения внутреннего вооруженного конфликта.

6. Военно-политическое решение на применении военной силы в интересах разрешения вооруженного конфликта было принято, однако, отмобилизования частей и подразделений, предназначенных для ввода в Чеченскую Республику, не проводилось. Вместо этого, Генеральный штаб вынужден был встать на порочный путь создания свободных формирования, который по определению не были готовы к боевым действиям вообще, и особенно внутри Российской Федерации. Первая кампания особенно страдала оттого, что в течение длительного времени в бой вводились недоукомплектованные части с личным составом, не имеющим необходимой выучки.

В ходе последующих действий выявилось несовершенство, и даже ущербность нашей системы подготовки и накопления резервов (впрочем, это не явилось неожиданностью для военного командования всех уровней).

Как ни прискорбно это признавать, но в США действует гораздо эффективная система. Рано или поздно и нам придется вводить систему, аналогичную американской, но с учетом нашей потребности, возможностей, географических, национальных и других особенностей. Разумеется, внедрение такой системы подготовки, и накопления резервов потребует дополнительных ассигнований. Кроме этого, потребуется решительный перелом во взглядах и мышлении военных руководителей.

Плохо обстоит дело и с подготовкой офицерского запаса. Большинство офицеров запаса вообще никогда не служили в армии. Они получили свои звания на военных кафедрах гражданских вузов и в ходе кампании показали полнейшую неспособность управлять подразделениями или исполнять дальнейшие обязанности по службе. Нередко подразделения, во главе которых стояли офицеры запаса, на марше и в бою были неуправляемыми. Опыт применения ОГВ (с), да и всех достаточно крупных учений, свидетельствуют о том, что система их подготовки требует решительной и коренной перестройки, как, впрочем, и система подготовки кадровых офицеров.

Низкая укомплектованной частей и подразделений личным составом по мирному времени, экстренное их доукомплектование при непосредственной подготовке операции показали необходимость проведения не только боевого улаживания подразделений, но и одиночной подготовки личного состава, для чего затрачивалось значительное время (10 и более суток). Опыт показал, что первоначально одиночную подготовку личного состава целесообразно проводить в пунктах постоянной дислокации с максимальным использованием учебно-материальной базы, а затем совершенствовать ее в районах боевых действий. Боевой потенциал подразделений в значительной степени находился в зависимости от необходимости замены личного состава, выслужившего свои сроки, в ходе боевых действий и восполнении потерь.

7. В связи с тем, что ведение активных боевых действий против иррегулярных формирований Чеченской Республики не предусматривалось (по крайней мере, политическим руководством первоначально такая задача перед войсками не ставилась), организационно-штатная структура частей и подразделений, предназначенных для ввода в Чечню, была стандартной.

ОГВ (с) пришлось втянуться в боевые действия против отрядов и групп НВФ, которые использовали методы партизанской войны. Федеральным силам противостоял противник, имевший в своем составе хорошо подготовленные в военном отношении и обладающие боевым опытом формирования. Эти формирования дополнялись многочисленным пополнением, действовавшим с фанатичным упорством и решимостью. Перед федеральными силами предстал противник, не только хорошо подготовленный в морально-идеологическом отношении, защищавший свою территорию, но и коварный.

Первые же месяцы таких боевых действий показали, что в ОГВ (с) ощущался недостаток мотострелковых подразделений, подразделений охраны и обслуживания.

Вместе с тем, анализ боевых действий позволяет сделать вывод: корректировка организационно-штатной структуры частей, соединений и объединений возможна лишь с поступлением в войска новых образцов вооружения, военной и специальной техники. В связи с этим, целесообразно предусмотреть модульную структуру полков и бригад оперативного назначения. Базовым элементом должен стать батальон оперативного назначения, способный выполнять задачи, как в составе полка (бригады), так и самостоятельно. В равной мере это касается и парашютно-десантного батальона ВДВ и десантно-штурмового батальона морской пехоты Вооруженных Сил.

Основополагающим фактором, влияющим на изменения форм и способов ведения боевых действий, а также определяющим направления изменения организационно-штатной структуры войск, является уровень развития системы вооружения, военной и специальной техники. Опыт двух чеченских кампаний предусматривал неадекватность компонентов средств разведки, связи, АСУ и поражения.

На повестке дня стоит вопрос скорейшей разработки и внедрения в войска боевой экипировки и средств выживания личного состава, напрямую влияющих на эффективность действий, как отдельно взятого военнослужащего, так и подразделения в целом.

8. С первого дня своей деятельности в Чечне российским войскам пришлось решать разнообразные задачи, значительная часть которых была им не свойственна, например, длительная охрана коммуникаций и разнообразных объектов путем выставления постоянных блокпостов. Такие задачи для командиров всех степеней, от командующего ОГВ (с) до командира взвода, были новыми, так как выполнение этих функций Вооруженными Силами и внутренними войсками не предусматривались. Требований уставов и наставлений по этим вопросам не имелось. Вырабатывать соответствующую тактику командирам приходилось непосредственно в ходе боевой деятельности.

Разумеется, приобретенный опыт обобщался в материалах военно-научных конференций и учебных пособиях, активно использовался в практике ОГВ (с), однако, к сожалению, в основополагающих нормативных документах он отражения до сих пор не нашел.

Практика боевых действий ОГВ (с) против вооруженных отрядов и групп НВФ показала, что основным тактическим подразделением, решавшим судьбу боя, являлся батальон. Даже в крупномасштабных действиях, в которых принимало участие значительное количество войск, батальона, как правило, имели зоны ответственности и действовали в них самостоятельно, правда, в рамках единого плана. Роль командира батальона в Чечне была весьма значительна. Он должен был уметь правильно использовать все имеющиеся в его распоряжении сила и средства, в том числе артиллерии, а также авиацию, которую он имел право вызывать для поддержки своего батальона. От подготовленности командира батальона зависели успех боя и операции, жизнь людей и сохранность боевой техники.

В ходе боевой деятельности российские войска применяли весь арсенал тактических приемов, выполнения которых требовали уставов и наставления. Появились и широко применялись новые приемы, обусловленные местными условиями и характером боевых действий, например, блокирование объектов или зон подразделениями Вооруженных Сил и их прочесывание формированиями внутренних войск, боевые действия по уничтожению противника в горных пещерах и схронах.

Получило дальнейшее развитие тактика засадных действий, направленная против караванов противника, доставляющих оружие и боеприпасов с территории Грузии. Засады планировались в ОГВ (с) и перекрывали сразу максимально возможное количество маршрутов в соответствующей зоне.

В горных условиях Чечни не всегда могла успешно применяться имеющаяся боевая техника. В связи с этим возникли и широко применялись не предусмотренные уставами и наставлениями такие элементы боевых порядков подразделений, как бронегруппы. Они представляли собой сведенные под единое командование боевую технику подразделений и приданные им танки и артиллерию (кроме переносимых минометов). Действуя по истинным для техники направлениям, бронегруппы поддерживали огнем свои подразделения. Нередко они выполняли и самостоятельные задачи, например, использовались для завершения блокирования объектов противника на отдельных участках кольца окружения, охраняли позиции артиллерии, командные пункты, пункты материально-технического снабжения и др.

9. Боевые действия в Чечне, особенно в первой кампании, выявили серьезные недостатки в боевой подготовке солдат, сержантов и офицеров. Одиночная подготовка солдат и сержантов не отвечала в полной мере требованиям боя. Причины заключались в несовершенстве программ обучения, неоправданной экономии материальных средств (боеприпасов, моторесурсов техники, горючего и т.п.), а также в том, что обучаемые часто отрывались для выполнения различных хозяйственных и строительных работ. Личный состав показал слабую физическую выносливость и низкую психологическую устойчивость при действиях в горах, при высоких температурах и ночью. Наиболее подготовленными в этом отношении оказались солдаты и сержанты частей ВДВ, СпН и разведывательных подразделений мотострелковых частей и подразделений, СпН внутренних войск.

Выявились недостатки и в подготовке офицеров. Особенно это касалось тех из них, которые длительное время проходили службу в сокращенных частях и частях кадра. Большинство из них слабо владели оружием своего подразделения, многие не умели организовывать боевую подготовку и воспитание личного состава, не могли в полной мере организовывать бой и всесторонне его обеспечить. Вместе с тем нельзя все недостатки валить на командиров взводов, рот, батальонов и им равных. Их просчеты и промахи в организации боевых действий виднее сверху. Однако, горький опыт первый дней анализировался и учитывался не оперативно, что зачастую приводило к повторению недостатков другими командирами и подразделениями. Заслуживают упрека, прежде всего, старшие руководители и организаторы боевых действий, которые стремились решать задачи по разгрому боевиков в кратчайшие сроки, без достаточной и тщательной их подготовки и обеспечения, что явилось основной причиной неоправданных потерь в личном составе.

В работе командиров и штабов зачастую наблюдалось стремление применять в бою классические формы и способы боевых действий без учета ТВД и тактики противника. Проявлялись недостатки в организации взаимодействия и всех видов обеспечения.

Совершенно очевидно, что назрела необходимость коренным образом пересмотреть все вопросы боевой подготовки как личного состава (включая офицеров), так и подразделений (в рамках проводимой военной реформы). Следует творчески использовать опыт иностранных армий применительно нашим особенностям и условиям. Крайне необходимо в боевой подготовке полнее учитывать специфику каждого ТВД, больше внимания уделять одиночной подготовке всех категорий военнослужащих, а также подразделений до батальона включительно. Учить всех солдат и сержантов взаимозаменяемости и особенно ведению огня из всех видов оружия взвода и роты, включая и оружие, установленное на бронеобъектах.

10. Войска, выполняя задачи по восстановлению конституционного строя и разоружении НВФ в Чеченской Республике, столкнулись с качественно новыми обстоятельствами, принципиально не типичной для них оперативной обстановкой, которая может быть охарактеризована как широкомасштабный внутренний вооруженный конфликт. Характер и масштабы этого конфликта были таковы, что потребовали привлечение в зону боевых действий части и подразделения группировки войск общего назначения Вооруженных Сил и других войск.

Попытки решить возникающие проблемы традиционными способами, присущими действиями, характерным для региональной и ли локальной войны против другого государства, в условиях внутреннего вооруженного конфликта во многих случаях не позволяют достигнуть необходимого эффекта, ведут к утрате инициативы, развалу элементов управленческого цикла, что, в конечном счете, ставит под угрозу претворение в жизнь принятого решения и приводит к неоправданным человеческим жертвам.

Данное обстоятельство предопределяет направленность и необходимость формирования современной концепции применения группировок войск общего назначения во взаимодействии с другими войсками в вооруженном конфликте. В соответствии с ней необходимо разработать как общетеоретические положения, так и практические рекомендации по их применению, определить их состав, формы применения и способы действий, а также разработать и внедрить систему управления и направления целенаправленной подготовки Объединенных группировок войск (сил), предназначенных для боевых действий в вооруженном конфликте на территории своей страны.

11. Сегодня информационное противоборство стало одним из ключевых приоритетов развития вооруженных сил ряда стран.

Администрации США удается доминировать в мире, управляя с помощью методов информационной войны развитием событий в выгодном для себя направлении, в любой точке планеты. Так, оценка военно-политической обстановки, сложившейся после террористических актов в США 11 сентября 2001 года, показывают, что его военно-политическое руководство, используя хорошо отработанную методологию завоевания и удержания информационного превосходства, навязала руководству большинства стран мира такой темп ведения внешней политики, который во многом превосходит традиционный для этих стран темп выработки и принятия военно-политических решений.

В период проведения контртеррористической операции в Чеченской Республике российские войска впервые столкнулись с хорошо организованной руководством Чечни системой ведения информационной войны. В ней упор делался на информационно-психологическое противоборство. Против личного состава российских войск действовало свыше 60 профессиональных специалистов «психологической войны».

Опыт показал, что практически за весь период 1994-2001 годов Силовые министерства так и не смогли полностью использовать тот потенциал, который был заключен в информационном превосходстве над противником, и только на завершающем этапе второй чеченской кампании удалось переломить ситуацию и достичь информационного превосходства над НВФ.

Таким образом, анализ применения ОГВ (с) показал, что успех военных действий напрямую зависит от уровня организации информационного противоборства и его эффективности. В интересах разрешения конфликта на самых ранних его стадиях необходимо полная концентрация всех сил военно-политического руководства страны для предотвращения (снижения) угрозы развязывания военного конфликта, нейтрализации (снижения) информационного воздействия со стороны иностранных государств (противника) на личный состав, информационные ресурсы, а также системы управления войсками и оружием.


Заключение

Таким образом, анализ действий бандформирований показал, что в целом тактика их действий на территории была и остается общей для всех незаконных вооруженных формирований, базировалась на основных принципах партизанской борьбы, сочетающей в себе диверсионно-террористическую деятельность с элементами общевойскового боя.

Однако анализ замыслов и действий федеральных сил позволяет выявить одну и ту же общую для них ошибку – это шаблонные действия, планирование и ведение действий без учета физико-географических условий, национальных, культурных особенностей, обычаев, нравов, пренебрежение сложившимися, неоднократно проверенными жизнью положениями уставов, наставлений.

Я надеюсь, что исследования основных направлений тактики действий внутренних войск по опыту в Северо-Кавказского региона в 1994-96 г.г., в 1999 г. и в последующие годы, а так же итоги военных действий двух чеченских кампаний окажут помощь профессорско-преподавательскому составу в образовательном процессе, при подготовке и выполнении внутренними войсками задач в рассматриваемых условиях.

В заключение следует отметить, что сделанные выводы и рекомендации не претендуют на всесторонность и глубину раскрытия темы.

Также выдвигаю предложение о необходимости дальнейшей разработки данной темы.


Список литературы

1. Конституция Российской Федерации. - М.: Юрид. лит., 1993.- 96с.

2. Федеральный конституционный закон Российской Федерации "О чрезвычайном положении" // Российская газета. 2001. 2 июня.

3. Указ Президента Российской Федерации от 1 ноября 1994 года № 2052с «Об утверждении Временного устава внутренних войск Министерства внутренних дел».

4. Закон РФ от 6 февраля 1997 года «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации». // СЗ РФ. 1997. №6.Ст. 711.

5. Временное наставление по службе штабов внутренних войск МВД России. Утверждено приказом МВД России №544 дсп от 15 октября 1996г.

6. Можаев М.Н. Управление соединениями (воинскими частями) внутренних войск при совместном выполнении с органами внутренних дел задач в условиях введения чрезвычайного положения. Дисс…канд. юрид. наук. – М.: Академия управления МВД РФ. 2001. – С. 15-85.

7. Шувалов С.В. Административно-правовой статус внутренних войск в системе МВД России в обеспечении, охране и защите порядка и безопасности. Дисс … канд.юрид.наук. Саратовская гос.академия права. Саратов. 1998. - С.141-145.

8. Боевой опыт действий внутренних войск МВД России на территории Чеченской республики (1994-1996г.). Отчет по НИР «Терек». - М.: ГКВВ. 1998. 107с.

9. Сборник аналитических материалов для изучения опыта действий ВВ МВД России в контртеррористической операции на территории Северокавказского региона (осень 1999г. - зима 2000г.). - М.: ГКВВ. 2000. 110с.

10. Сборник материалов по обобщению опыта действий соединений и воинских частей группировки в составе ОГВ (с), выполняющих задачи в контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации. - М.: ГКВВ. 2003. 147с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий