регистрация / вход

Психологические операции вооруженных сил США против режима талибов в Афганистане

Этапы организации военных действий США в ответ на террористические акты сентября 2001 года. Командование связи с гражданской администрацией и психологических операций, его структура и подразделения, проведенные операции в рамках "Несокрушимой свободы".

военный террористический несокрушимый свобода

После террористических актов 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, в результате которых погибли более 5 тыс. человек, перед вооруженными силами США (ВС США) была поставлена задача уничтожить международную экстремистскую исламскую организацию «Аль-Каида» и свергнуть поддерживающий ее афганский режим талибов, которые были обвинены американской администрацией в организации нападения на США. Для выполнения указанных задач ВС США при поддержке других стран антитеррористической коалиции приступили к проведению в Афганистане военной операции, которая получила кодовое название «Несокрушимая свобода».

В ходе этой операции американское военно-политическое руководство уделяло повышенное внимание информационному обеспечению боевых действий. Важное место при этом отводилось проведению против войск талибов и боевиков «Аль-Каиды» психологических операций.

Основная роль в организации и проведении психологических операций ВС США отводится частям и подразделениям Командования связи с гражданской администрацией и психологических операций (Командование СГА и ПсО), которое организационно входит в состав Объединенного командования специальных операций сухопутных войск США (ОКСО СВ США). Кроме того, аналогичные подразделения действуют в составе американских ВВС и ВМС, а также Корпуса морской пехоты.

В состав Командования СГА и ПсО входят как регулярные части, так и части резерва сухопутных войск. По своему функциональному предназначению они подразделяются на части и подразделения ПсО и части и подразделения СГА.

Группа ПсО насчитывает порядка 1200 военнослужащих-специалистов по психологическим операциям и является основным формированием ВС США, ответственным за информационно-психологическое обеспечение боевых операций американской армии. Подразделения Группы ПсО участвовали во всех военных операциях, проводившихся США за последние десять лет, в том числе в Ираке, Сомали, Боснии и Герцеговине, Косово.

Для выполнения задач в рамках операции «Несокрушимая свобода» на территорию Афганистана, Пакистана, Узбекистана и Киргизии из состава группы направлен региональный батальон ПсО, усиленный подразделениями и специалистами батальона тактических ПсО и батальона подготовки и распространения материалов ПсО, а также подразделения штабного планирования, связи и тылового обеспечения – всего около 30% личного состава Группы. Батальон СГА привлекался к решению задач в ходе последующих этапов операции практически в полном составе (до 150 военнослужащих).

На авиабазу Карши-Ханабад (Узбекистан) переброшены также 2 самолета ЕС-1 ЗОЕ из состава авиакрыла специальных операций ВВС национальной гвардии США (Гаррисберг, шт. Пенсильвания), оснащенных телерадиовещательным комплексом ПсО «Коммандо Соло» – П. Самолеты ЕС-1 ЗОЕ действовали также с авиабазы Тумрайт в Омане и с авиабаз Пасни и Джакобад в Пакистане.

Кроме того, на театр боевых действий были переброшены подразделения командования СГА резерва сухопутных войск США, а также оперативные группы офицеров сил ПсО при штабах объединенных командований ВС США. Непосредственное руководство всем комплексом информационно-психологических мероприятий США в регионе осуществлялось специальной объединенной оперативной группой Министерства обороны США с привлечением представителей Госдепартамента, ЦРУ, ЮСИА и отдельных СМИ. Военный компонент этой структуры находился в подчинении Объединенного оперативного центра психологических операций (JointPsychologicalOperationCenter) при штабе Объединенного командования специальных операций (ОКСО) ВС США (форт Мак-Дилл, штат Флорида) и включал передовые штабы Сил специальных операций в Бахрейне и Катаре, а также органы и пункты боевого управления, развернутые в районах оперативного предназначения, в том числе на территории Афганистана.

Проведение психологических операций в современных условиях является неотъемлемым элементом участия вооруженных сил США в региональных вооруженных конфликтах, миротворческих и гуманитарных миссиях. По взглядам американских военных экспертов, они способны значительно повысить эффективность действий войск, снизить потери среди военнослужащих и мирного населения, существенно облегчить выполнение поставленных перед ВС США боевых и других задач.

В соответствии с действующим в ВС США основным руководящим документом по проведению психологических операций (Доктрина объединенных психологических операций, JP 3–53 DoctrineforJointPsychologicalOperations), уставами и наставлениями видов ВС, основными целями психологических операций являются:

– разъяснение политических целей и задач США в проводимой военной операции;

– воздействие на общественное мнение как в районе конфликта, так и по всему миру в поддержку проводимой операции;

– создание привлекательного образа американских и союзных войск, пропаганда западных демократических ценностей;

– оценка и анализ морально-психологического состояния войск противника, а также отношения гражданского населения к США;

– использование в своих интересах этнических, культурных, религиозных и экономических противоречий;

– подрыв боевого духа, снижение воли к сопротивлению противостоящей стороны;

– оказание деструктивного влияния на разрабатываемые противником стратегию и тактику боевых действий в конфликте;

– склонение личного состава войск противника к переходу на свою сторону или сдаче в плен, а мирного населения – к сотрудничеству с американскими войсками;

– демонстрация силы и мощи ВС США и союзных войск;

– содействие мерам дезинформации, скрытности и безопасности проведения операции;

– нейтрализация пропагандистских действий противника, организация контрпропаганды;

– содействие эффективности воздействия экономических и других несиловых санкций в отношении противостоящей стороны и т.д.

В ходе операции «Несокрушимая свобода» основными задачами ПсО являлись:

– деморализация и склонение к прекращению сопротивления и сдаче в плен членов вооруженных формирований талибов и «Аль-Каиды»;

– дискредитация руководства Талибана и «Аль-Каиды»;

– разъяснение афганскому населению целей США и причин появления американских войск в регионе;

– подавление талибской пропаганды, использование религиозных и этнических противоречий различных племен и народностей Афганистана;

– пропаганда военных успехов войск Северного альянса и ВС США;

– завоевание симпатий и обеспечение сотрудничества со стороны местных жителей;

– информационное обеспечение гуманитарных операций.

На более отдаленную стратегическую перспективу была поставлена задача формирования проамериканской ориентации у местной политической элиты с целью обеспечения долговременного влияния США в регионе.

Военную операцию «Несокрушимая свобода» можно условно разделить на три этапа, в соответствии с которыми проводились психологические операции в Афганистане.

Начальный этап операции (конец сентября – середина ноября 2001 г.) характеризовался широким использованием в первую очередь сил и средств ПсО военно-воздушных сил (ВВС) США, а также СВ, действовавших с территории сопредельных Афганистану государств.

На втором этапе операции (середина ноября – конец декабря 2001 г.), после отступления талибов из Кабула и других крупных городов страны масштабы психологической обработки населения Афганистана существенно расширились, а основное внимание было перенесено с северных на южные, юго-восточные и западные районы страны. В этот период было осуществлено развертывание подразделений и передовых органов управления ПсО непосредственно в районах, освобожденных от вооруженных формирований «Талибана».

Для третьего этапа операции, который начался в январе 2002 г. и фактически продолжается по текущее время, было характерно смещение акцентов с проведения боевых психологических операций на активизацию действий специалистов связи с гражданской администрацией, масштабное участие в гуманитарных организациях, восстановление органов местной власти, социальных и экономических государственных институтов.

Психологическая операция фактически началась за несколько дней до первых ракетно-бомбовых ударов по Афганистану. Первые вылеты самолетов ЕС-1 ЗОЕ для радиовещания на территорию Афганистана состоялись 23 сентября 2001 г. С 4 октября 2001 г. на авиабазе Карши-Ханабад в Узбекистане началось размещение военнослужащих из состава Группы ПсО.

С началом боевой фазы операции американская авиация целенаправленными ударами уничтожила радиовещательные центры талибов, в том числе официальную радиостанцию «Голос Шариата» в Кабуле. Это подорвало пропагандистские ресурсы талибов и обеспечило американским силам ПсО монопольное положение в радиоэфире Афганистана, а также позволило в дальнейшем использовать для передачи своих радиопрограмм частоты, на которых ранее вещали радиостанции талибов.

Однако отсутствие видимых успехов на первом этапе операции ставило под сомнение не только эффективность информационно-психологических мероприятий ВС США, но и целесообразность всей операции против талибского режима в целом. Отдельные неудачи имели место и в американской информационной кампании на международной арене. К началу ноября 2001 г. администрация США столкнулась с нарастающим международным осуждением бомбардировок Афганистана и настоящей волной антиамериканских выступлений, захлестнувшей мусульманские страны Ближнего и Среднего Востока. Согласно опросам, поддержка американских бомбардировок существенно уменьшилась и во всех европейских странах. Талибы в целях активизации пропагандистской кампании против США стали допускать в страну некоторых западных корреспондентов и проводить организованные выезды в населенные пункты, подвергшиеся бомбардировкам. Благодаря репортажам катарского канала «Аль-Джазира» мир увидел страшные кадры убитых по ошибке детей и толпы беженцев. Отсутствие видимых военно-политических результатов усугубляло ситуацию. Как заявил министр обороны США Д. Рамсфельд, «США проигрывают информационную войну». Президент США Дж. Буш также подверг критике государственные информационные структуры за их низкую эффективность.

В такой ситуации руководство США предприняло ряд экстренных мер, призванных восстановить контроль Вашингтона над информационной обстановкой вокруг антитеррористической операции. Прежде всего Пентагон призвал журналистов более ответственно подходить к освещению событий, не давать талибской пропаганде возможности использовать западные СМИ в своих целях. Со стороны государственных структур США и Великобритании применялись меры политического давления с целью добиться полной информационной изоляции «Талибана». Имели место и меры политического давления на независимые СМИ. Так, «Аль-Джазира» была вынуждена заключить договор с CNN, позволяющий последней включать свои новостные сюжеты в телепередачи канала по принципу «обмена информацией».

Помимо расширения штатов афганских редакций и сетки вещания радиостанций «Голос Америки» и «Радио Свобода» было возобновлено вещание радиостанции «Свободный Афганистан». Конгресс США выделил на эти цели 20 млн. долларов.

Начиная новое «информационное наступление», администрация Дж. Буша сделала и несколько нестандартных шагов. На должность заместителя государственного секретаря по информационной политике была назначена Ш. Бирс, специалист по рекламе и связям с общественностью. Ей была поставлена задача координировать работу правительственных структур и частных СМИ. Принято решение о привлечении к ведению информационной кампании частных PR-организаций и выделении им около 400 млн. долларов на пропагандистские мероприятия в 78 государствах, прежде всего мусульманских. Кроме того, США и Великобритания разместили в Исламабаде Коалиционный информационный пресс-центр («медиа-центр быстрого реагирования»), в состав которого вошли как официальные военные представители, так и гражданские сотрудники СМИ. В целом это позволило сделать работу западных СМИ в регионе более оперативной и перехватить инициативу в освещении афганских событий у ближневосточных средств массовой информации, действуя по принципу опережения.

Поворотным моментом в ходе психологической операции ВС США и началом ее второго этапа стало неожиданное решение талибского руководства оставить крупные города и перейти к тактике партизанской войны. Это стало мощным аргументом в пользу правильности тактики американских войск и существенно усилило действенность пропаганды. Призывы к выходу из состава талибских формирований, переходу на сторону антиталибской коалиции, сдаче в плен под гарантии безопасности и т.д. стали в краткосрочном плане привлекательными для большей части полевых командиров и вождей афганских племен, а также для рядовых боевиков «Талибана» и «Аль-Каиды».

На втором этапе у американских подразделений ПсО, помимо остававшейся на повестке дня задачи по окончательному разгрому формирований «Талибана» и «Аль-Каиды», появились новые задачи – обеспечение информационной поддержки планов США по вводу международного миротворческого контингента и послевоенному политическому переустройству Афганистана под контролем США. На первый план вышла задача агитации местного населения в поддержку временного правительства Афганистана, присутствия на территории международных миротворческих сил, прежде всего контингентов ВС США и Великобритании. Военнослужащие Группы ПсО активно привлекались к оказанию гуманитарной помощи, для чего на месте была создана оперативная группа ПсО. В ее состав вошли штаб, центр разработки информационно-пропагандистских материалов (ИПМ) и отдел координации действий со штабами других групп и контингентов ВС США. Оперативная группа планировала и вела согласование ПсО со штабами других служб и оперативных групп, готовила аудио- и печатные материалы информационно-психологического воздействия, а также специальные разговорники для распространения среди военнослужащих. Для согласования действий при проведении специальных операций в передовом штабе силы специальных организаций (ССО) в Катаре была создана группа по взаимодействию, ответственная как за проведение ПсО, так и за организацию взаимодействия с подразделениями ССО.

В начале 2002 г., условно на третьем этапе операции, в связи со смещением акцентов антитеррористической операции «Несокрушимая свобода» на решение миротворческих, гуманитарных задач существенно возросла роль подразделений Связи с гражданской администрацией. Значительная часть задач в этот период была возложена на личный состав батальона связи с гражданской администрацией, развернутого на территории Афганистана. К началу 2002 г. в различных районах страны действовали свыше 100 военнослужащих этого батальона, которые были разбиты на мелкие группы по 2–3 человека и выполняли специальные задачи в тех районах и населенных пунктах, которые полностью контролировались американскими и афганскими правительственными войсками.

Перед отправкой в Афганистан для специалистов батальона СГА были организованы курсы переподготовки на базе учебного центра в Форт-Брэгге, на которых слушатели изучали особенности ведения специальных операций в Афганистане, культуру, ислам (в том числе радикальные течения) и историю страны, а также местные языки. На территории Афганистана они действовали небольшими группами, в основном при военных гарнизонах правительственных войск Афганистана в крупных населенных пунктах (Кабул, Кандагар, Герат, Хост, Баграм). Специалисты групп одевались в национальную гражданскую одежду (халат, жилет, головной убор, обязательно ношение бороды), по стране передвигались в сопровождении военнослужащих правительственных войск (3–4 человека).

При контактах с представителями местной администрации первостепенное внимание уделялось вопросам восстановления разрушенной инфраструктуры, строительства гражданских объектов, в первую очередь школ, больниц, восстановления радио- и телесети, доставки и распределения гуманитарной помощи.

Другим направлением деятельности информационных структур США на стратегическом уровне стало обеспечение проамериканского освещения событий в Афганистане в мировых СМИ. В этих целях в Кабуле на базе центра боевых и миротворческих операций Объединенного оперативного формирования многонациональных сил (JointCivilMilitaryOperationsTaskForceCenter) был сформирован пресс-центр для зарубежных СМИ. В задачи указанного Центра входило оказание представителям национальных и зарубежных СМИ информационной поддержки, предоставление им средств связи и обеспечение доступа для сбора информации в местах дислокации ВС США и союзников; отбор информационных сообщений о ходе операции «Несокрушимая свобода» и ее гуманитарной составляющей, отбор для общения с корреспондентами задержанных и арестованных руководителей и боевиков «Талибана» и «Аль-Каиды», ведение пропаганды среди местного населения. Функционирование пресс-центра для зарубежных СМИ обеспечивала группа офицеров ВС США под руководством полковника П. Пирса.

Помимо Кабула, для всестороннего информационного обеспечения были развернуты и функционируют оперативные группы по связям с общественностью и информационные центры:

– оперативная группа по связям с общественностью при штабе объединенного центрального командования (ОЦК) ВС США (авиабаза Мак-Дилл, штат Флорида);

– оперативная группа по связям с общественностью сухопутного компонента МНС при передовом штабе сухопутных войск объединенного центрального командования ВС США (Кувейт);

– оперативная группа по связям с общественностью морского компонента МНС при передовом штабе ВМС США (Манама, Бахрейн);

– оперативная группа по связям с общественностью в г. Исламабаде (Пакистан);

– оперативная группа по связям с общественностью в Узбекистане;

– информационный центр в г. Баграме (Афганистан);

– информационный центр в г. Кандагаре (Афганистан);

– информационный центр в г. Мазари-Шарифе (Афганистан).

Крайне низкий уровень развития информационной инфраструктуры в Афганистане существенно осложнял работу специалистов ПсО ВС США. В частности, при талибском режиме было запрещено телевидение и интернет. Поэтому основными формами информационно-психологического воздействия, которые использовали ВС США в Афганистане, стали радиопропаганда и печатная пропаганда.

Радиовещание было оценено американскими специалистами как наиболее эффективное средство ведения пропаганды в условиях Афганистана. Исследования 1999 г. показали, что 80% жителей Афганистана регулярно пользуются информацией радиостанции «Голос Афганистана» – по крайней мере, один раз в неделю – и до 60% прослушивают ее передачи ежедневно. Значительное количество афганцев также прослушивало новостные блоки, транслируемые британской корпорацией Би-Би-Си.

Специалистами ПсО США было развернуто радиовещание общим объемом до 10 часов в сутки (по пять часов в утреннее и вечернее время) на средних и коротких волнах. Вещание осуществлялось на языках дари и пушту как с бортовых радиопередатчиков самолетов ЕС-130Е «Коммандо Соло» – П, так и со стационарных радиостанций и ретрансляторов на территории Пакистана, Турции, Киргизии и Туркменистана. В условиях малой обеспеченности населения радиоприемниками для расширения слушательской аудитории американской авиацией над разными районами Афганистана было сброшено до 100 тыс. радиоприемников с фиксированной частотой, как это ранее практиковалось во Вьетнаме и Ираке.

Помимо ретрансляции передач радиостанций «Голос Америки» и «Радио Свобода», информационные материалы для радиопередач готовились специалистами группы ПсО. В эфире эти передачи появлялись под названиями «Информационное радио» и «Радио Свободный Афганистан». В содержании радиопрограмм особое место занимала тема дискредитации лидеров «Талибана» и «Аль-Каиды», а также тексты из Корана, специально подобранные американскими специалистами для опровержения тезисов талибской пропаганды и антиамериканских высказываний бен Ладена. Начинались и заканчивались радиопрограммы народной афганской музыкой. Позднее, в результате работы с тест-группами и контактов с местной аудиторией цитирование Корана было признано контрпродуктивным и в последствии не использовалось.

Второй по значению формой информационно-психологического воздействия в проводимых психологических операциях США являлось распространение печатной продукции. Американцы буквально «завалили» Афганистан листовками. На завершающем этапе операции практиковалась также раздача листовок и буклетов в руки местному населению специальными моторизованными командами ПсО. Всего с начала военной операции США в Афганистане по конец декабря 2001 г. силами ПсО США было распространено свыше 18 млн. листовок, что для 28-миллионного Афганистана является значительной величиной. В то же время в условиях низкой грамотности населения (грамотно менее 40%) основной упор при разработке листовок делался на изобразительные средства наглядной агитации. Тексты в основном были предельно краткими и несложными, рассчитанными на менталитет простых афганцев.

Основными темами радиопередач и листовок, адресованных мирному населению, были демонстрация открытости и благожелательности американского руководства по отношению к афганскому народу и готовности оказать помощь в налаживании мирной жизни, дискредитация талибского режима, а также разъяснение того, что действия США и их союзников направлены не против мирных жителей или ислама, а против источников терроризма на территории Афганистана и поддерживающего их движения «Талибан».

Другая группа передач и листовок была обращена к членам вооруженных формирований «Талибана» и «Аль-Каиды». В этих информационно-пропагандистских материалах превалировал мотив устрашения. Боевикам внушали, что они обречены, что их лагеря будут «залиты смертоносным ливнем огня с вертолетов». Подчеркивалось техническое превосходство американского вооружения: «Вы будете уничтожены до того, как ваши устаревшие радары засекут наши вертолеты», «Наши ракеты попадут точно в твое окно». В некоторых листовках прямо говорилось, что единственный выход – «немедленная сдача в плен», как только в Афганистане появятся американские солдаты. Кроме того, делались попытки дискредитировать руководство «Талибана» и «Аль-Каиды». В одной из передач говорилось, что пока простые бойцы гибнут в боях, мулла Омар наслаждается жизнью в хорошо оборудованном бункере в обществе своих трех жен. «Если умереть за ислам является честью, то почему же мулла Омар не пойдет в бой?» – задавался вопрос.

В целях психологического воздействия на гражданское население практиковался также сброс с самолетов гуманитарных грузов (всего было сброшено более 1 млн. продовольственных пакетов) с американской символикой и рисунками пропагандистского содержания. Дизайн упаковки разрабатывался в том числе и при участии специалистов ПсО. Пайки имели ярко-желтый цвет, изображение американского флага и подпись: «Эти продукты – подарок народа США». Также сообщалось, что рацион пайков готовился в строгом соответствии с учением Корана. В дальнейшем было принято решение отказаться от желтой окраски продуктовых пакетов, вызывавшей у афганцев неприятные ассоциации, и заменить ее на голубую.

Помимо вышеназванных использовались и другие формы психологического воздействия на вооруженные отряды «Талибана» и «Аль-Каиды». В частности, на пещерный комплекс в горах Тора-Бора было сброшено несколько сверхмощных 7,5 – тонных авиабомб BLU-82 с целью оказания шокового психологического эффекта на оборонявшихся в пещерах боевиков. Высадка американских рейнджеров в составе 200 солдат и офицеров и 4 специалистов Группы ПсО близ Кандагара 20 октября 2001 г. также была скорее демонстрацией силы, в ходе которой США стремились показать противнику, что их войска способны проводить спецоперации там, где это требуется – даже в сердце религиозной святыни талибов. В ходе рейда в Кандагаре американские военнослужащие распространили 2 млн. листовок с изображением нью-йоркского офицера пожарной службы, размахивающего флагом США на руинах Всемирного торгового центра, с надписью «Свобода – несокрушима!»

Оценивая работу органов ПсО ВС США на первом этапе антитеррористической операции, необходимо отметить, что многие зарубежные специалисты, в том числе американские, выражали большие сомнения в ее эффективности. Независимые эксперты прямо указывали, что тексты первых передач «не так хороши, как должны были быть, особенно в области знания культуры и обычаев». По словам Дж. Метцля, сотрудника Госдепартамента, координировавшего информационное обеспечение операций ВС США в Ираке и Косово, качество информационно-пропагандистских материалов на начальном этапе операции было неудовлетворительным, штаб операции не учитывал национально-религиозную специфику региона и менталитет населения, низкий уровень образования и общую бедность.

Во-первых, население Афганистана в результате целенаправленной политики «Талибана» по информационной изоляции страны имело весьма смутные представления как о террористических актах 11 сентября 2001 г. и причинах бомбардировок, так и об отношении талибского режима с другими странами. При этом радиопередачи американских сил ПсО были недоступны подавляющему большинству населения страны из-за отсутствия радиоприемников. Эффективность распространения гуманитарной помощи, разрекламированной американскими СМИ, долгое время оставалась низкой. Во многих случаях она сбрасывалась над пустынными территориями, частями «Талибана» и миноопасными участками. Талибская пропаганда не без успеха призывала относиться к помощи как к подачке, «нечистой пище неверных», что находило отклик среди основной массы неграмотного, воспитанного в законах шариата населения. Кроме того, распространялись слухи, что часть доставляемого питания может быть отравлена. Отношение к гуманитарной помощи стало меняться только тогда, когда она стала доставляться наземными средствами.

Во-вторых, по мнению Ч. Борчини, бывшего командира Группы ПсО ВС США, содержание адресованных боевикам листовок и радиопрограмм, в которых «не было ничего, кроме элементарного запугивания», могло быть расценено афганцами, особенно пуштунами и белуджами, только как оскорбление и возымело скорее отрицательный эффект. Дж. Метцль говорил о «пугающем» непрофессионализме американских пропагандистов.

Наивно полагать, например, что можно подорвать авторитет муллы Омара, упрекая его в том, что у него три жены и что он лично не воюет. Любой верующий мусульманин на это ответит, что ему (как и любому мусульманину) по Корану можно иметь четырех жен и что мулла Омар в свое время был рядовым моджахедом и потерял в бою глаз, а теперь он – военачальник и руководит действиями армии. Ошибочен и расчет на то, что исламский фанатик, который постоянными молитвами и другими духовными практиками в лагерях приучает себя к мысли о гибели за веру и заранее «отдаляется от земного мира», отреагирует на рассказ о гибели людей в Нью-Йорке и Вашингтоне так же, как американец или европеец, и осудит действия террористов: ведь террористы были борцами за веру, а вера позволяет мусульманину любые действия против иноверцев; если же среди погибших неверных «торгашей» в небоскребах были добропорядочные люди, то они попали в рай (а недобропорядочные за свою мученическую смерть получили дополнительную возможность не попасть в ад).

Количественным показателем эффективности информационно-психологических операций является число вооруженных боевиков, сдавшихся в плен или, применительно к Афганистану, перешедших на сторону противника. По этому критерию эффективность американской пропагандистской кампании на этапе октября – середины ноября 2001 г. тоже можно оценить как низкую.

На втором этапе операции произошло качественное изменение информационно-психологического воздействия (ИПВ). В материалах, предназначенных для боевиков, метод устрашения стал использоваться более гибко.

Безапелляционные призывы «сдаваться в плен» уступили место рекомендациям «прекратить сопротивление». В ряде пропагандистских материалов преследовалась цель вбить клин между собственно афганцами и иностранными наемниками-добровольцами, используя традиционную ксенофобию афганцев: мулла Омар, облаченный в традиционную афганскую одежду, изображался в виде собаки у ног бен Ладена; на другой листовке сам бен Ладен в характерном арабском одеянии передвигает пешки с внешностью талибских лидеров на шахматной доске и т.д. Удачной оказалась листовка с поздравлениями от имени американского народа, приуроченная к окончанию месяца рамадан.

На третьем этапе операции, как уже отмечалось выше, основные задачи по информационно-психологическому обеспечению операции перешли к специалистам СГА. В местах постоянной дислокации американских войск на территории Афганистана специалисты из подразделений ПсО ВС США разработали инструкции поведения военнослужащих при общении с местным населением. Такие инструкции, например, запрещали посещение мечетей, кладбищ и других мусульманских святых мест, а также показывать афганцам фотографии своих жен и подруг и, тем более, западные журналы, которые насыщены множеством различных женских фотографий.

Одним из нестандартных методов информационно-психологического воздействия (ИПВ) стала организованная США встреча в Кабуле родственников погибших в результате террористического акта в Нью-Йорке американцев и афганцев, родные которых погибли при бомбардировках американской авиации. Данная встреча широко освещалась в международных СМИ. Причиной гибели мирного населения как с одной, так и с другой стороны назывался терроризм и, в частности, террористическая деятельность организации «Аль-Каида» и ее покровителей-талибов.

Для оказания своего влияния на руководство Афганистана США активно использовали визиты в Кабул представителей различных уровней, которые проводили консультации по разъяснению своих целей и дальнейших планов. Так, за довольно короткий период в Афганистане с визитами побывали госсекретарь США К. Пауэлл, две парламентские делегации, председатель комитета начальников штатов генерал Р. Майерс, главком ОЦК генерал Т. Френке и другие представители Министерства обороны США. Особое внимание уделялось деятельности одного из советников президента США Залмая Халилзада, афганца по происхождению, который был назначен специальным представителем по делам Афганистана. В дальнейшем правительственные круги США планируют задействовать в работе на афганском направлении значительное число проамерикански настроенных представителей афганских диаспор за рубежом.

В настоящее время психологические операции ВС США в Афганистане продолжаются. Сейчас еще рано судить об их результатах. В многонациональном и многоплеменном Афганистане выбор новых союзников, переход на сторону более сильного, «смена взглядов» и т.д. являются конъюнктурным явлением, обычаем. К тому же наиболее сплоченная и боеспособная часть «Талибана» и «Аль-Каиды» оказалась невосприимчивой к действиям американских сил ПсО и не сложила оружия.

Выполнение задач послевоенного переустройства афганского общества потребовало от американского командования значительно больших усилий, так как исламский фундаментализм имеет в Афганистане глубокие корни и, бесспорно, сохраняет серьезное влияние, а традиционные социальные институты афганского общества крайне консервативны и малодоступны для внешнего воздействия. Кроме того, между афганскими группировками – союзниками по антиталибской коалиции уже наметились серьезные противоречия, грозящие перерасти в вооруженное противоборство. Следует также учесть, что Усама бен Ладен пользуется сочувствием и поддержкой арабов и населения других мусульманских стран, выступающих против политики США на Ближнем Востоке, а принципы религиозного движения «Талибан» по сути совпадают с основами ваххабизма в Саудовской Аравии и других странах Персидского залива, которые имеют собственные политические и экономические интересы в Афганистане и Центральной Азии в целом.

В такой ситуации говорить о полном успехе психологических операций ВС США преждевременно. Можно констатировать, что ПсО способствовали выполнению задач ВС США на начальном этапе операции в отношении минимизации потерь и разложения боевых формирований «Талибана». Американские специалисты ПсО в целом гибко реагировали на изменения военной обстановки и оперативно устраняли выявленные в ходе контактов с местной аудиторией недостатки в содержании и направленности своих материалов. Однако несмотря на это, ряд разработанных американцами материалов ПсО недостаточно учитывал местные национально-психологические особенности, а также этническую и религиозную специфику страны. Опыт проведения ПсО ВС США в Афганистане показал, что ряд приемов и методов (в частности, активно практиковавшееся устрашение), оказались малоэффективными.


Список литературы

1. Белов А. «Несокрушимая свобода». – М., 2008

2. Сидоренко К. Вторжение ВС США в Афганистан. – М., 2009

3. Антоненко С. Вся правда и ложь о вторжении в Афганистан. – М., 2010

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий