регистрация / вход

Место и роль вооруженных сил в израильском обществе

Служба в вооруженных силах Израиля как священный долг каждого гражданина страны и взаимосвязь политической и военной элиты. Уровень представительства военнослужащих в административных и деловых кругах. Военно-стратегическая обстановка на Ближнем Востоке.

Реферат

Место и роль вооруженных сил в израильском обществе


Население Государства Израиль на собственной судьбе осознало тот неоспоримый факт, что без мощной, боеспособной армии невозможно обеспечить не только безопасность страны, но и само ее существование. С годами это убеждение переросло в устойчивый стереотип национального самосознания, национальную идею, что обусловило буквально "семейное", родственное отношение народа к своей армии как к единственной защитнице, не свойственное многим другим странам мира, сделало реальным лозунг "народ и армия едины".

Служба в вооруженных силах действительно считается священным долгом каждого гражданина Израиля, престижным видом общественной деятельности, несмотря на реальную каждодневную опасность для жизни. Лица, не служившие в армии, имеют более ограниченные возможности карьерного роста, чем их коллеги, прошедшие армейскую школу. Соответственно, к ним иное, менее уважительное отношение.

Следует отметить, что в таком небольшом государстве, как Израиль, политические и военные элиты довольно компактны и тесно связаны между собой. В отличие от многих других стран, благодаря особо благожелательному отношению населения к вооруженным силам, армейская карьера в Израиле во многих случаях служит трамплином для доступа на верхние этажи власти, как политической, так и административной. В этой связи число бывших военных в парламенте и правительстве этой страны пропорционально не меньше, чем в руководящих органах государств, где у власти стояли или стоят военные хунты.

В Израиле уровень представительства бывших военнослужащих в административных и деловых кругах весьма высок, особенно в высших эшелонах власти, среди руководителей государства, известных политических и общественных деятелей. Многие премьер-министры Израиля, за исключением Голды Меир, были боевыми генералами израильской армии, имеющими солидный военный опыт, или так или иначе были связаны с воинской службой.

Например, за последние 10 лет из пяти премьер-министров Израиля трое (И.Рабин, Э.Барак, А.Шарон) были вышедшими на пенсию генералами. За тот же период пятеро из семи министров обороны были высшими армейскими офицерами, причем некоторые только что были уволены с воинской службы. В частности, нынешний министр обороны Ш.Мофаз был назначен на эту должность через четыре месяца после увольнения из армии, а его бывший заместитель по службе генерал М.Яалон сменил его на посту начальника Генштаба ЦАХАЛ.

С точки зрения "армейских корней" нынешний состав правительства Израиля выглядит следующим образом.

Члены правительства в звании капитана и выше:

Меир Шитрит – министр без портфеля, капитан медицинской службы.

Беньямин Нетанияху – министр финансов, капитан спецназа Генштаба ЦАХАЛ.

Исраэль Кац – министр сельского хозяйства, капитан мотострелковых войск.

Ицхак Леви – замминистра в министерстве главы правительства, майор танковых войск.

Зеэв Бойм – замминистра обороны, майор танковых войск.

Узи Ландау – министр без портфеля, майор десантных войск.

Эфи Эйтам – министр строительства, бригадный генерал; последняя должность – командующий войсками ЦАХАЛ в Южном Ливане. До этого служба в подразделении коммандос ВМС ЦАХАЛ, а также в должности командира спецназа бригады "Голани".

Шауль Мофаз – министр обороны, генерал-лейтенант. Последняя должность – начальник Генштаба ЦАХАЛ.

Выходцы из спецслужб:

Михаэль Рацон – замминистра промышленности и торговли, спецназ "Эгоз".

Ципи Лавни – министр алии и абсорбции. Сотрудник МОССАД в 1980–1984 гг.

Гидеон Эзра – министр без портфеля. На службе ШАБАК в 1962–1995 гг. Последняя должность – заместитель начальника ШАБАК.

Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) является неотъемлемой частью израильского общества. Поэтому неудивительно, что в ней, как в зеркале, отражаются те политические и социально-экономические процессы, которые ныне имеют место в Израиле. Интифада значительно усугубила и без того сложную экономическую ситуацию в стране, вызванную в значительной степени общим кризисом мировой экономики и экономики США, в частности, что не могло не сказаться на финансировании вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса. Внутриполитическая борьба между представителями различных партий и движений по поводу преодоления этой кризисной ситуации и мер борьбы с палестинским терроризмом, а также поиска путей окончательного мирного разрешения израильско-палестинского конфликта вызвала разногласия в обществе, породила социальное напряжение. Соответствующие настроения проявились и в израильской армии.

За последние годы существенно изменилось отношение израильского общества к вопросам безопасности государства и населения и, соответственно, к вооруженным силам и их роли и месту в общественных отношениях. Раньше армия несла практически всю полноту ответственности за безопасность страны в противостоянии внешней угрозе со стороны армий арабских стран. Сейчас с ослаблением роли внешнего фактора и возрастанием значения внутренней угрозы в виде террористической деятельности палестинцев борьба с палестинским терроризмом становится ведущей функцией вооруженных сил Израиля. Изменение профессиональных задач и функций израильской армии на фоне изменившейся внешне- и внутриполитической обстановки вызывает и соответствующее изменение отношения к ней в израильском обществе.

Военно-стратегическая обстановка на Ближнем Востоке за годы интифады "Аль-Акса" заметно изменилась. В связи со свержением диктаторского режима С. Хусейна в Ираке в результате кампании коалиционных войск, длящейся вот уже более года, исчезла бывшая вполне реальной угроза ракетного удара, в том числе и с использованием неконвенциональных боеголовок, по Израилю со стороны Ирака. Прекратилась также поддержка Ираком палестинского терроризма в отношении Израиля.

Исчезла также и явная внешняя угроза со стороны Ливии, которая (в обмен на отмену экономических санкций ООН против нее за поддержку международного терроризма) отказалась от дальнейшей разработки программ создания ОМП, демонтировала соответствующие научно-исследовательские и производственные мощности и даже уничтожила часть оборудования под наблюдением международных экспертов. Обязательство проводить мирную внешнюю политику на Ближнем Востоке было подтверждено руководителем Ливии полковником М.Каддафи во время визита премьера Великобритании Т.Блэра в Триполи в конце марта 2004 г.

Египет, хотя и остается потенциальной внешней угрозой для Израиля, в связи с изменившейся в результате иракской кампании ситуацией на Ближнем и Среднем Востоке и усилившимися здесь военно-стратегическими позициями США ныне проводит весьма сдержанную военную политику в отношении Израиля. Сирия также не представляет явной военной угрозы для Израиля, хотя ее руководство и поддерживает палестинских террористов, особенно экстремистов организации "Хезболла", базирующихся на юге Ливана. В связи с дипломатическим и экономическим давлением со стороны США и слабостью своего оборонного потенциала Сирия ограничивается лишь воинственной антиизраильской риторикой, но к реальным вооруженным акциям не прибегает даже в ответ на бомбардировку 5 октября 2003 г. израильскими ВВС учебно-тренировочной базы Айн Сахаб боевиков палестинской террористической группировки "Исламский джихад" в 15 км к северу от Дамаска.

В качестве основного фактора внешней угрозы безопасности Израиля на первый план выдвигается Иран. Для нейтрализации этого фактора израильским руководством разработано несколько сценариев. Они предусматривают ряд мер – от прямого уничтожения с воздуха иранских атомных реакторов, производящих оружейный плутоний, и мощностей по изготовлению ядерного оружия (по аналогии с соответствующей акцией в отношении Ирака в 1981 г.) до размещения оснащенных ядерными ракетами подводных лодок класса "Дельфин" у побережья Омана в радиусе досягаемости целей в Иране.

Таким образом, перспектива военного столкновения с регулярными вооруженными силами соседних стран на границах Израиля весьма маловероятна. В связи с изменением соотношения угроз и их роли в обеспечении безопасности Израиля его вооруженные силы в основном ориентируются на борьбу с внутренней угрозой – палестинским терроризмом.

Сравнение вооруженных сил Израиля с армиями других западных демократий позволяет выявить известную уникальность ЦАХАЛ. Она заключается в том, что израильская армия является, по существу, единственной в мире, вот уже десятилетиями находящейся на занятых ею территориях, принадлежащих соседнему народу, и контролирующей проживающее там население в течение всего этого времени. Эта ситуация не вызвана каким-либо произволом или агрессией со стороны вооруженных сил Израиля, а навязана постоянно действующим фактором внутренней угрозы и не может быть преодолена без его устранения.

Уникальность положения израильской армии состоит также в том, что она является частью демократического общества, практически единственного на Ближнем Востоке. Однако в силу внешних, не зависящих от нее обстоятельств пока не удается преодолеть существующее противоречие между ее демократическим характером и необходимостью длительного вооруженного присутствия на занимаемых ею палестинских территориях в качестве инструмента постоянного контроля местного населения.

В то же время войска США и других стран антисаддамовской коалиции, находящиеся в Ираке, не отрицают оккупационного характера своей миссии, но при этом подчеркивают ее временный характер. Перспектива же ухода израильских войск с удерживаемых ими территорий в обозримом будущем пока еще реально не просматривается. Дело в том, что в силу нынешнего изменения роли и характера угроз безопасности Израиля внутренняя угроза – исламский терроризм, исходящий главным образом из палестинских территорий, является ныне основной причиной присутствия ЦАХАЛ в этих районах.

Спецификой роли вооруженных сил в израильском обществе является также и то, что несмотря на известные успехи в борьбе с палестинским терроризмом, они пока не могут подобрать необходимую эффективную тактику контртеррористической борьбы, в связи с чем вопросы обеспечения безопасности в значительной степени становятся непосредственной практикой повседневной жизни самого израильского населения.

По этой причине различные общественные движения все более активно подключаются к проблемам, которые прежде были исключительной прерогативой вооруженных сил, и оказывают тем самым определенное влияние на принятие командованием ЦАХАЛ решений, касающихся дислокации воинских подразделений, их структуры и численности, порядка призыва резервистов и т.п.

В израильском обществе сложилось неоднозначное отношение к оборонной политике правительства. Оно варьируется от полного пацифизма и призывов к отступлению к границам 1967 г. в обмен на мир и до продолжения решительных действий в отношении палестинцев вплоть до полномасштабной войны с ними до победного конца с последующим возобновлением мирных переговоров на условиях победителя.

Довольно существенная часть населения с удовлетворением восприняла опубликованную в январе 2004 г. информацию о том, что вооруженные акции израильской армии в 2003 г. привели к некоторому снижению числа террористических актов со стороны палестинцев: если в 2002 г. их было 5300, то в 2003 г. – 38001 . Многие израильтяне поддерживают практику физического уничтожения израильской армией и спецслужбами руководителей палестинских террористических организаций. Всего за 2003 г., по имеющимся сведениям, было уничтожено более 20 видных главарей экстремистских группировок, особенно таких, как ХАМАС, "Исламский джихад", "Бригады мучеников Аль-Аксы". Одним из последних примеров успешной, по мнению большого числа граждан Израиля, антитеррористической деятельности израильской армии является ликвидация 22 марта 2004 г. в секторе Газа ведущего идеолога организации ХАМАС и непримиримого врага Израиля шейха А.Ясина, вдохновителя и организатора многих кровавых терактов против Израиля, автора идеи шахидизма – самоподрыва смертников-шахидов. За эту акцию, вызвавшую гнев и возмущение палестинцев, а также осуждение со стороны определенной части мировой общественности (в том числе и в рамках ООН), премьер Израиля А.Шарон выразил благодарность израильским спецслужбам, что было с одобрением воспринято значительной частью израильского общества.

Другая его часть обвиняет вооруженные силы в излишней жестокости по отношению к палестинцам, неправомерном в целом ряде случаев применении оружия, разрушении жилищ, в неоправданно высоком числе жертв среди мирного населения палестинских территорий. В печати нередко публикуются материалы, утверждающие, что израильская армия превратилась в орудие насилия и агрессии, выполняя ныне в основном карательные функции.

В средствах массовой информации появилась открытая критика вооруженных сил, упрекающая их в неэффективности борьбы с терроризмом, непродуманной организации, выражающейся в дублировании целого ряда должностей и функций других силовых ведомств. Так, существующий в структуре ЦАХАЛ Отдел защиты информации, в штате которого свыше тысячи человек, во многом дублирует работу спецслужб типа МОСАД, ШАБАК, а также полиции. В качестве примера нерационального использования средств, в частности, указывается случай, когда армейское командование экономит средства на закупке бронежилетов для рядового состава, но изыскивает 460 тыс. шекелей на организацию концерта для офицеров-резервистов.

Более половины армейского бюджета расходуется на выплату заработной платы кадровым военным и создание для них улучшенных социальных условий и оплачиваемых государством льгот. В связи с их относительно ранним уходом в отставку сложилась ситуация, при которой при сохраняющемся порядке денежного довольствия к 2008 г. ЦАХАЛ будет финансировать из своего бюджета больше отставников, чем находящихся на действительной службе кадровых военных2 .

Армию критикуют также за бедственное финансовое положение рядовых военнослужащих. Все большее число солдат обращается к армейскому командованию с просьбой о предоставлении им финансовой помощи в связи с затруднительным экономическим положением. Только за 1-й квартал 2003 г. о такой помощи запросили 478 военнослужащих, тогда как за весь предыдущий год подобных обращений было 163. Кроме того, еще 500 солдат попросили предоставить им внеочередной отпуск, чтобы иметь возможность заработать дополнительные деньги. С целью разрешить данную ситуацию командование ЦАХАЛ приняло решение увеличить пособие для солдат-одиночек с 600 до 2,4 шекелей.

В качестве одного из существенных недостатков армейской жизни в последние годы общественность отмечает снижение воинской дисциплины, проявляющееся, в частности, в ослаблении охраны военных объектов. Например, военная полиция сообщила о том, что число краж оружия и боеприпасов с войсковых баз ЦАХАЛ в 2002 г. выросло на 50% по сравнению с предыдущим годом. В 2002 г. было похищено 161 единица стрелкового оружия и 400 гранат. В ряде случаев военная полиция подозревает в хищениях солдат ЦАХАЛ из бедных семей, которые во время увольнений якобы торгуют краденым оружием на черном рынке, расходуя вырученные деньги на дополнительное питание и помощь семьям. Армейское руководство не признает наличия краж оружия военнослужащими. Как заявил в одном из своих интервью министр обороны Ш.Мофаз, "мы стараемся помочь нуждающимся солдатам, но в то же время делаем все, от нас зависящее, чтобы не допустить каких-либо криминальных актов".

Критики вооруженных сил обвиняют армию также и в том, что во многих случаях она злоупотребляла своим положением в структурах государственной власти и необоснованно брала на себя функции соответствующих правительственных органов. Так, одно из подобных обвинений утверждало, что высшие офицеры ЦАХАЛ стали напрямую устанавливать контакты с гражданскими политическими деятелями зарубежных стран и даже в ряде случаев возглавлять дипломатические миссии Израиля, узурпируя тем самым полномочия министерства иностранных дел. И.Рабин, например, будучи премьером, поручал вести переговоры с палестинцами генералу А.Шахаку, в тот момент занимавшему пост заместителя начальника Генштаба, а премьер Э.Барак доверил бывшему шефу военной разведки У.Саги вести секретные переговоры с сирийцами.

Критикуется также существующая дорогостоящая система призыва на службу резервистов и качество их боевой подготовки, порядок оплаты их пребывания в армии, а также систематическое нарушение их гражданских и имущественных прав.

В прошлом имели место случаи, когда вернувшиеся со сборов резервисты обнаруживали, что они уволены. Так, в 2002 г. было предъявлено в суд 247 исков в связи с увольнением с рабочих мест по причине призыва на резервистские сборы. 94 из них были признаны необоснованными. В первом полугодии 2003 г. было предъявлено 138 аналогичных исков. 28 из них отклонены, остальные рассматриваются судебными инстанциями. Под давлением общественности законодательство в отношении резервистов было пересмотрено летом 2003 г. Отныне работодатель, уволивший работника, призванного на военные сборы, обязан заплатить штраф в размере 67 тыс. шек. Запрещено также увольнять работника в течение 30 дней после его возвращения со сборов на прежнее место работы. (До этого решения такой срок составлял 21 день.)

Вместе с тем ряд специалистов считает, что подобные меры, хотя и вносят некоторую упорядоченность в систему призыва резервистов, все же не решают ее проблем. Она требует радикальной перестройки. Так, например, бывший глава Совета национальной безопасности генерал запаса У.Даян, внимательно проанализировав функции военнослужащих срочной службы и мобилизованных из резерва, а также экономические показатели действительной и резервной службы, пришел к выводу о целесообразности сокращения резервного корпуса. По его мнению, следует освободить резервистов от выполнения оперативных заданий, заменив соответствующие их подразделения солдатами-сверхсрочниками (контрактниками) и регулярными подразделениями пограничной охраны. Военнослужащие – срочники и сверхсрочники обходятся государству значительно дешевле, чем резервисты.

У. Даян в своем проекте кардинального реформирования резервного корпуса, направленном в межминистерскую комиссию по делам резервистов, привел конкретные расчеты и рекомендации по совершенствованию резервистской службы. Они приводят к сокращению численности резервистов, значительному уменьшению расходов на их содержание, прекращению дискриминации при приеме на работу и в высшие учебные заведения, существенному повышению компенсаций за период прохождения военных сборов. При этом реализация проекта У.Даяна не потребует от государства никаких дополнительных инвестиций.

Это предложение пока не принято, однако, как заявил начальник Отдела планирования Генштаба ЦАХАЛ генерал Г. Айленд, оно находится в русле долгосрочной политики армейского командования по отношению к резервистской службе и в настоящее время внимательно изучается на предмет его возможного практического использования.

Если ранее служба в вооруженных силах Израиля считалась престижной, то теперь в связи с изменившимся отношением к армии среди молодежи призывного возраста стали проявляться "уклонистские" тенденции. Так, по данным опросов, проведенных среди допризывников институтом "Геокартография" в 2000 и 2003 гг., выразили желание служить в армии лишь соответственно 65% и 53%.

Около 40% мужчин призывного возраста по разным причинам уклоняется от службы в армии; уклоняется от военных сборов и большой процент резервистов. В частности, 104 тысячи израильских мужчин в возрасте от 18 до 45 лет освобождены от службы в ЦАХАЛ из-за проблем с психикой. Некоторые из них получили освобождение уже после призыва по распоряжению специальной комиссии. В 2002 г. 9% солдат, начавших службу в ЦАХАЛ, не завершили ее по состоянию психического здоровья. Для сравнения – в 1992 г. таковых было лишь 3%. То есть за 10 лет число "ненормальных" в армейских рядах увеличилось в три раза. Из числа призывников в 2002 г. получили освобождение от армии 3,7%, что почти в два раза больше аналогичного показателя в начале 90-х годов.

В январе 2003 г. эти данные были опубликованы в отчете Государственного контролера, в котором содержались рекомендации разобраться в причинах стольтревожной тенденции и принять надлежащие меры. При отделе кадров Генштаба была создана комиссия в составе ведущих офицеров-сотрудников отдела и медицинских работников с целью сократить масштабы "откоса" из армии. "Нет никакого сомнения, что часть получающих освобождение – это симулянты, – заявил один из высокопоставленных офицеров-членов комиссии. – Масштабы этого явления возросли, среди прочего, еще и потому, что общество более терпимо стало относиться к тем, кто отлынивает от армии"6 .

В системе ЦАХАЛ специальная комиссия по делам отказывающихся от службы в армии была создана еще в 1995 году. С тех пор по 2002 г. включительно в нее обратились 137 мужчин призывного возраста. Шесть из них сумели доказать, что они пацифисты, и получили освобождение от воинской службы. В 2002 г. в комиссию поступило 119 заявлений от девушек. Из них 97 получили освобождение от службы. Оставшиеся заявительницы обратились в апелляционную комиссию, и 17 из них получили положительный ответ.

В других странах освобождение получают 60–95% лиц, подавших заявления в подобные комиссии7 .

Существенно снижается процент молодежи, идущей в армию, в том числе и по "уклонистским" мотивам. В 2002 г., например, в армию были призваны 79,8% юношей и 63,1% девушек, подлежащих призыву. Для сравнения, в 1992 г. в армию призвали 83,7% юношей и 67,4% девушек8 .

По имеющимся прогнозам исследователей проблемы уклонения от воинской службы, в 2005 г. в армии будут служить всего 65% населения, подлежащего призыву. Отмечается также, что с каждым годом уменьшается число военнослужащих запаса9 .

Подобные процессы являются в известной степени отражением наличия в израильском обществе определенных политических разногласий и подходов представителей различных групп и слоев населения к актуальным проблемам Израиля. Это, в частности, расхождения по вопросам отношения к палестинцам и созданию независимого палестинского государства вообще, плану "дорожная карта", сооружению заградительного забора вдоль "зеленой линии" на Западном береге Иордана, формам и методам борьбы с террористической деятельностью и нынешнему состоянию и перспективам дальнейшего развития вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса Израиля.

В конце ноября с.г. в Женеве группа израильских политиков и общественных деятелей, не входящих в правящие круги, усомнившись в успехе "дорожной карты", в сотрудничестве с некоторыми палестинскими единомышленниками выдвинула свой альтернативный план мирного урегулирования. Действуя за спиной Шарона, но при явной осведомленности и поддержке Арафата, эти люди разработали схему обмена уступками, согласно которой палестинцы должны отказаться от требования о возвращении своих беженцев на территорию Израиля и наконец-то признать право еврейского государства на существование. Израиль в ответ должен передать палестинцам суверенитет над Храмовой горой в Иерусалиме. Это, по мнению "женевских подпольщиков", может положить начало процессу постепенной передачи всего Восточного Иерусалима под юрисдикцию Палестинской Национальной Администрации. Израильскую делегацию на переговорах в Женеве возглавляет бывший министр юстиции Израиля Й.Бейлин, которого считают подлинным творцом договоренностей в Осло10 .

Хотя подобные выступления вызвали преимущественно осуждение израильской общественности они тем не менее указывают на неоднозначность подходов и позиций различных слоев израильского общества и отсутствие в нем консенсуса по проблемам политического и военно-стратегического развития государства.

Отголоски этих разногласий проявляются ныне и в израильской армии, ранее аполитичной и строго соблюдающей армейскую дисциплину, субординацию, беспрекословно выполняющей приказы и распоряжения высшего политического и военного руководства страны.

Примером могут служить имевшие место осенью 2003 г. инциденты, когда 27 бывших и ныне служащих израильских военных летчиков обратились в средства массовой информации с открытым письмом, в котором заявили о своем отказе осуществлять бомбардировку гражданских объектов, где укрываются палестинские террористы, во избежание неоправданных жертв среди мирного населения. Кроме того, группа военнослужащих (рядовых и офицеров), а также призванных на военные сборы резервистов отказалась служить на "территориях" с палестинским населением и участвовать в практике поддержания таких ограничений в его свободном перемещении, как комендантский час, жесткие меры контроля на блокпостах и пропускных пунктах, возведение разделительной защитной стены.

Они подписали соответствующую петицию правительству, в которой отказались служить в частях, дислоцированных в этих районах. Этот поступок вызвал оживленную реакцию в израильском обществе, в основном осуждающую. Их назвали отказниками, и ЦАХАЛ подверг их суду военного трибунала в соответствии с действующим законодательством. В апреле 2002 г. в военных тюрьмах сидело 38 человек, отказавшихся служить на территориях. Тогда это было самое большое число отказников такого рода за всю историю Государства Израиль11 .

Проблема пополнения личного состава ЦАХАЛ порой принимает драматические формы. Так, в октябре 2002 г. министерством финансов был выдвинут законопроект, согласно которому предлагалось сократить пособия на детей для 300 тыс. израильских семей (в том числе 100 тыс. семей репатриантов из бывшего СССР), где ни один из членов семьи не служил в армии. Эта дискриминационная инициатива вызвала широкий протест израильской общественности, и ее реализация была заморожена12 .

Указанные разногласия ныне публично проявляются и на уровне высшего руководства страны, включая ведущих политиков, членов правительственного кабинета и ответственных представителей армейского командования. Так, например, начальник штаба ЦАХАЛ генерал-лейтенант М.Яалон опубликовал в израильских СМИ 29 октября 2003 г. материал, в котором осуждал правительство Израиля за слишком жесткие, по его мнению, ограничения на свободу перемещения палестинцев на территориях ПНА, заявляя, что это лишь будет подогревать конфликтную ситуацию и может привести к падению правительства А. Куреи точно так же, как и предыдущего правительства М. Аббаса. "Мы жертвуем стратегическими интересами в угоду тактическим", – отметил он. Глава Службы общей безопасности (ШАБАК) А. Дихтер выступил против заявлений генерала М. Яалона, утверждая, что ослабление ограничений на перемещение палестинцев приведет к расширению террористической деятельности против Израиля. С этой позицией ШАБАК солидаризировался министр обороны Израиля Ш. Мофаз.

Однако в то время премьер Израиля А. Шарон и руководитель военного ведомства Ш.Мофаз решили не вступать в прямую конфронтацию с генералом Яалоном. С 2 ноября 2003 г. Израиль несколько ослабил жесткость ограничений на перемещения и разрешил нескольким тысячам палестинцев вернуться на работу в Израиль. Более того, Ш. Мофаз возобновил переговоры на высоком уровне с палестинцами, встретившись 3 ноября с палестинским министром финансов С. Файядом. Говоря об отношениях Ш.Мофаза с М. Яалоном, один из старших помощников министра обороны Израиля отметил, что "в их первой публичной конфронтации генерал Яалон взял верх"13 .

Отмеченные выше противоречивые в ряде случаев отношения между правительством (в частности, в лице премьер-министра, министерства финансов и министерства обороны) и командованием вооруженных сил, по существу, отражают корпоративно-ведомственные интересы и, соответственно, занимаемые позиции по политическим и экономическим вопросам. Это не могло не отразиться и на кадровых перестановках в высших эшелонах израильского руководства, охвативших страну с лета 2001 г.

Указанные административные изменения затронули главные государственные службы и экономические структуры страны. Прежде всего это касается армейского командования, военной и внешней разведки, Совета национальной безопасности и отчасти внешнеполитического ведомства.

Ш. Мофаз, будучи в то время начальником Генштаба ЦАХАЛ, повысил в звании командующего корпусом Галилеи М. Каплинского и добился его назначения военным секретарем премьер-министра. В результате в канцелярии Шарона появился личный представитель начальника Генштаба, способный влиять на решения главы правительства в вопросах безопасности и внешней политики. Одновременно Мофаз направил генерал-майора М. Иври военным атташе в США. Таким образом, будущий министр обороны приобрел возможность оказывать через своего человека влияние на развитие израильско-американских стратегических отношений. В июле 2002 г. Ш. Мофаз покинул пост начальника Генштаба, чтобы вскоре возглавить министерство обороны. На этом посту он начал проводить политику, отражающую интересы правительства, зачастую противоречащую интересам выдвинувших его вооруженных сил и военно-промышленного комплекса.

Кадровые перестановки в ЦАХАЛ за последние два года имели своим результатом изменения в структурах безопасности и иных важных государственных ведомствах.

Вместе с тем представляется, что в свете наметившихся разногласий между правительством и командованием ЦАХАЛ кадровые изменения в армейском руководстве еще не закончены и будут иметь место и в 2004 г. Несмотря на это, процесс адаптации израильских вооруженных сил к изменившимся политическим и военно-стратегическим условиям на Ближнем Востоке будет продолжаться как в отношении концептуальной реорганизации и военного строительства, так и реструктуризации оборонно-промышленного комплекса.

Другим примером расхождений между командованием вооруженных сил и руководством министерства обороны является недавнее решение Шауля Мофаза об изъятии стратегического отдела (который занимался, помимо прочего, вопросами переговоров с палестинцами и стратегическими отношениями с другими странами) из управления планирования ЦАХАЛ и передаче его в ведение министерства обороны – гражданской структуры оборонного истеблишмента. В МО Израиля стратегический отдел вошел в состав недавно созданного управления политической безопасности, которым руководит генерал-майор в отставке А.Гилад. Кроме того, еще целый ряд функций управления внешних сношений ЦАХАЛ передается министерству обороны14 .

Указанное решение о лишении командования ЦАХАЛ прерогативы политических переговоров с палестинцами и ответственности за стратегические отношения с зарубежными государствами является неожиданным и, по мнению ряда наблюдателей, спорным, так как оно вовсе не гарантирует достижения более высокого уровня политической безопасности и может даже привести к ее ослаблению.

Решение Ш. Мофаза об изъятии функции переговоров с палестинцами и отношений с зарубежными странами из компетенции командования ЦАХАЛ считается либералами в принципе правильным, так как, по их мнению, военные должны быть советниками при гражданских политиках, которые ведут переговоры или стратегический диалог с иностранными государствами и международными организациями. Выполнение задач, которые обычно входят в орбиту обязанностей гражданских чиновников, военнослужащими ЦАХАЛ рассматривается не как злоупотребление ими своей властью и положением в обществе, а как результат слабости гражданского окружения министра обороны и премьер-министра. В прошлом представители вооруженных сил заполняли подобный кадровый вакуум, во многих случаях даже не стремясь к этому.

Отсюда возникло ошибочное представление о том, что командование ЦАХАЛ является высшим органом руководства страной. Поэтому и было принято решение об отделении военных от непосредственной внешнеполитической деятельности и об усилении сбалансированного их взаимодействия с гражданской системой государственного управления и принятия политических решений, в частности, в рамках Совета национальной безопасности Израиля.

Были проведены определенные мероприятия по урегулированию имеющихся в вооруженных силах Израиля известных проблем межэтнических и межконфессиональных отношений среди военнослужащих. Многие из этих проблем совершенно не свойственны армиям других стран мира и могут показаться на первый взгляд второстепенными, а то и просто несерьезными и в некоторых аспектах (например, питание) даже смехотворными. Однако для российской армии, например, с ее многонациональным контингентом, наличием многочисленных представителей иных, нежели господствующее православное, вероисповеданий и конфессий подобные проблемы могут быть одной из важных причин неуставных отношений и вытекающих из них воинских правонарушений. Поэтому наличие указанных проблем и опыт их преодоления в армии Израиля может представлять известный интерес для России как на уровне командиров нижних звеньев вооруженных сил, так и корпуса военных психологов и офицеров-воспитателей, разработчиков соответствующих воинских уставов, наставлений и иных дисциплинарных документов, армейских священнослужителей.

ЦАХАЛ – еврейская армия с еврейскими историческими, культурными и религиозными традициями, которые в значительной мере предписывают военнослужащим определенные обязанности и ограничения. Это, в частности, строгое соблюдение кашрута (системы религиозных правил формирования общей диеты и ежедневного рациона, приготовления "кошерной" – "чистой" в религиозном отношении пищи, порядка и норм питания) на кухне и в столовой, традиционный субботний ужин, совпадение отпусков с периодами еврейских праздников и т.п.

Между тем сейчас доля военнослужащих неевреев в ЦАХАЛ достигает 25,4% среди мужчин и 23,6% среди женщин15 . Военнослужащие, не зарегистрированные как евреи, не обязаны придерживаться канонов еврейской и иной религии. Однако при этом они испытывают определенные затруднения с отпусками для проведения в кругу семьи или вне расположения воинской части общепринятых светских (например, Нового года по западному обычаю) или иных праздников, в том числе и соответствующих их религиозным убеждениям (христианские рождество, пасха и др.). Известные трудности возникают и при определении состава пищевого рациона для таких военнослужащих и их питания в армейских условиях, как в отношении его ассортимента, так и стоимости.Размер пищевого довольствия для подобного контингента обычно меньше соответствующих средств для военнослужащих-евреев, так как кошерная пища обходится довольно дорого. Имеется и целый ряд других проблем, причем как в отношении военных-неевреев, так и представителей различных течений иудаизма.

Так, согласно израильскому законодательству, религиозные ультраортодоксальные евреи, представляющие собой специфическую изолированную прослойку населения со своим архаичным образом жизни, в основной своей массе не служат в вооруженных силах в силу исповедуемых их конфессией пацифистских убеждений. Это вызывает известное недовольство в израильском обществе, в особенности среди новых репатриантов. Светская общественность Израиля считает, что в нынешней сложной военно-политической обстановке все граждане страны независимо от вероисповедания и личных мировоззренческих убеждений обязаны проходить воинскую службу в той или иной форме.

В соответствии с подобными настроениями в израильском обществе и под определенным влиянием обсуждавшегося в то время в России проекта закона об альтернативной воинской службе тогдашний глава Совета национальной безопасности Израиля генерал-майор У.Даян в апреле 2002 г. представил в специальную комиссию Кнессета проект решения проблемы воинской службы ультраортодоксов. Согласно этому документу, учащиеся ультраортодоксальных религиозных учебных заведений (ешив), достигшие 23-летнего возраста, должны призываться для прохождения годичной службы в рядах подразделений гражданской обороны, в течение которой они будут работать в бригадах скорой помощи, в составе вспомогательного персонала медицинских учреждений, в группах спасателей и подразделениях гражданской безопасности. При этом они могут проходить службу неподалеку от места жительства под общим наблюдением местной полиции в рамках 30-часовой рабочей недели со сменами продолжительностью 4–5 часов, что оставляет им время для отправления религиозных обязанностей.

После года такой альтернативной службы учащиеся ешив могут получать освобождение от воинской службы, обязательной для всех граждан Израиля, достигших 18-летнего возраста. Вместе с тем их могут призывать в качестве резервистов с исполнением тех же гражданских обязанностей. Предложение Даяна преследует две цели: восполнить недостаток персонала подразделений гражданской обороны и привлечь ультраортодоксов на рынок труда16 .

Отдельные их представители по разным причинам (в основном чтобы вырваться за рамки однообразного и жесткого архаичного уклада жизни) согласны вступить в армию. С целью восполнения нехватки личного состава ЦАХАЛ в порядке эксперимента недавно пошел на формирование из таких ультраортодоксов специальных подразделений. Этим лицам предоставляется три возможности несения воинской службы. Неженатые мужчины в возрасте от 21 до 28 лет служат в составе мотострелкового батальона "Хареди" бригады НАХАЛ, расквартированной в Иорданской долине. Батальон небольшой по численности личного состава: так, в результате последнего призыва в нем появилось всего около 100 новых бойцов. Это подразделение проходит воинскую подготовку и участвует в боевых действиях. Ультраортодоксы, имеющие двух и более детей и возраст 29 лет и старше, проходят учебный курс воинской подготовки в батальоне "Шлав Бет" по программе сокращенной четырехмесячной службы в армии. Неженатые и малосемейные, имеющие одного ребенка, выпускники ешив после начальной военной подготовки служат в течение года в качестве персонала, обслуживающего религиозные церемонии. Помимо исполнения вспомогательных капелланских обязанностей они несут охранно-караульную службу. Таких военнослужащих в настоящее время насчитывается около 200 чел. После всех вычетов их заработная плата составляет 4000 шек. (около 900 долл.), что существенновыше стипендии в учебном заведении для ультраортодоксов17 .

Руководство ЦАХАЛ пытается ныне приспособиться к этой относительно новой ситуации. Так, например, стоимость пищевого рациона для военнослужащих евреев и неевреев уравнена; вкусовые предпочтения последних учитываются путем введения системы предварительного (на три дня вперед) заказа желаемого меню в столовой войсковой части.

Имеются и более серьезные проблемы, в частности, законодательного порядка. Ранее, например, было отмечено немало случаев, когда министерство внутренних дел Израиля отказывало неевреям, служащим в ЦАХАЛ, а также их родителям в предоставлении израильского гражданства. Особо абсурдные формы эта ситуация приобретала в случае захоронения военнослужащих, не являющихся евреями и гражданами Израиля и погибших, защищая его интересы, на территории этой страны. Дело доходило даже до принудительной отправки тел погибших на бывшую родину, в частности в страны СНГ, для их захоронения. Под давлением израильской общественности, движения родителей военнослужащих ЦАХАЛ эта ситуация разрешилась в пользу здравого смысла. С 2002 г. принято решение о предоставлении израильского гражданства неевреям и негражданам Израиля, проходящим воинскую службу в рядах его вооруженных сил, а также членам их семей, включая родителей. Однако в силу технических причин получение израильского гражданства сопровождается значительными расходами (свыше 1000 долл. на человека), которые не каждая семья может себе позволить. Депутат Кнессета Бронфман, непосредственно занимавшийся несколькими подобными случаями, считает, что речь идет о сознательном желании МВД затруднить солдатам-неевреям процедуру получения гражданства. "Особенно абсурдной и жестокой, – отмечал он, – предлагаемая солдатам дорогостоящая и утомительная процедура получения гражданства выглядит сейчас, когда вследствие тяжелого экономического положения в стране многие солдаты вынуждены работать, чтобы помогать семье, а некоторые военнослужащие просто-напросто голодают". Следует отметить, что подобную точку зрения разделяют и выходцы из бывшего СССР. Ныне в рядах ЦАХАЛ служат около 9 тыс. репатриантов, приехавших в Израиль за последние пять лет19 .

Подобная ситуация подогревается еще и предвзятым отношением и недоверием ряда высших чиновников израильской администрации к солдатам-неевреям. Так, бывший министр внутренних дел Эли Ишай в своем выступлении в конце июня 2002 г. сделал заявление о том, что солдаты-неевреи неблагонадежны и в момент опасности на них нельзя будет положиться. Это вызвало бурный протест со стороны депутатов Кнессета, которые на заседании 1 июля 2002 г. обвинили Э.Ишая в оскорблении многих тысяч солдат: бедуинов, друзов, черкесов и репатриантов из СНГ, потребовав немедленной отставки министра. Отвечая на выступления депутатов, он отметил: "Проблема заключается в том, что в Израиль приезжают десятки тысяч людей по поддельным визам, и всех этих преступников ЦАХАЛ призывает в армию"19 .

Под давлением общественности в лице различных землячеств, национально-религиозных объединений, всевозможных обществ, аналогичных российским комитетам солдатских матерей и т.п., изложенные выше проблемы так или иначе ставятся в повестку дня законодательных и административных органов для принятия по ним соответствующих решений, устраняющих существующее социальное напряжение как в армии, так и в израильском обществе.

С целью повышения уровня общественного согласия намечен ряд организационных мер по повышению степени координации и взаимодействия вооруженных сил с другимигосударственными и общественными структурами. Предусмотрено расширение и углубление сотрудничества с полицией, службами гражданской обороны, военизированной охраны государственных и частных объектов, медицинскими учреждениями, муниципальными властями и органами местного самоуправления (особенно еврейских поселений на "территориях", киббуцев и т.п.). Это осуществляется путем создания соответствующих межведомственных комиссий на общегосударственном, региональном и муниципальном уровнях.

Наиболее радикальные решения по гармонизации отношений между армией и израильским обществом предусматриваются разработанной в конце 2003 г. пятилетней реформой вооруженных сил, получившей название "Кела-2008" ("Катапульта-2008"). Реформа начала осуществляться с января 2004 г. Она предусматривает создание более компактной, мобильной армии, способной одновременно противостоять внешним угрозам и вести эффективную борьбу с внутренним терроризмом. Это будет армия, оснащенная самым современным оружием, освобожденная от требующего значительных эксплуатационных затрат парка устаревшей бронетанковой, авиационной и военно-морской техники. Она будет оснащена автоматизированными системами управления боевыми действиями на всех уровнях армейской структуры – от высшего командования до первичного воинского подразделения – отделения, с максимальным применением высокоточного оружия и минимизированными потерями в живой силе и технике.

По сравнению с нынешним уровнем будет уменьшена численность вооруженных сил, сокращены расходы на их содержание, в том числе за счет более раннего ухода военнослужащих на пенсию, реформы пенсионного обеспечения увольняемых в запас, значительного сокращения призыва на военную службу резервистов. Это будет помолодевшая, высокообразованная, хорошо обученная и технически высокооснащенная недорогая армия, способная восстановить частично утраченное доверие и былой авторитет в израильском обществе.


Список источников и литературы

вооруженный военный политический административный

1. Новости недели, 15.01.2004.

2. Новости недели, 23.10.2003, с. 8.

3. Новости недели, 09.04.2003.

4. Вести, 24.07.200З, с. 8

5. Новости недели, 21.01.2003, с. 3.

6. Еврейская Газета, февраль 2004, с. 6.

7. Еврейская Газета, ноябрь 2003, № 11, с. 6.

8. Новости недели, 02.01.2003, с. 11.

9. НашИерусалим, 16.10.2002.

10. Глобус, 30.06.2003.

11. Глобус, № 524, 28.10 – 03.11.2002.

12. Наш Иерусалим, 03.07.2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий