регистрация /  вход

Военная доктрина РФ (стр. 2 из 6)

Распоряжением президента РФ № 158-рп от 4 апреля 1992г. было создана Государственная комиссия по созданию Министерства обороны, армии и флота Российской Федерации, которая в месячный срок подготовила 13 томов с перечнем подразделений, частей и соединений, переводимых под юрисдикцию России. Практически «растаскивание бывшей армии СССР по новым государствам» заключалось в правовом оформлении передачи под юрисдикцию той части группировки войск Советской армии, которая реально дислоцировалась на территории той или иной союзной республики. В обществе этот процесс назывался просто – «приватизация армии». Поэтому основной идеей для подготовки тогдашней военной доктрины было подготовить предложения по использованию сил и средств новой российской армии, с расчетом на сокращение сил и средств в течение 1992-1995гг. на 40%. При этом следовало учитывать, что на финансирование российской армии будет выделяться 6% ВВП. Такую задачу поставил председатель комиссии Дмитрий Волкогонов на заседании 8 апреля 1992г. 7 мая был подписан указ президента РФ о создании российской армии. Исполняющим обязанности Министра обороны был назначен первый заместитель главнокомандующего СНГ Павел Грачев.

Третий этап. Переходная военная Доктрина Ельцина-Грачева

С июня 1992г. по ноябрь 1993г. вторым министром обороны РФ Павлом Грачевым (18 мая 1992–1996гг.) были переработаны основные документы военного строительства новой российской армии. 2 ноября 1993г. была принята доктрина Ельцина-Грачева, представленная документом «Об основных положениях военной доктрины РФ». Она утверждала принцип партнерства со всеми государствами, которые не имеют агрессивных планов против нашей страны и действуют в рамках Устава ООН. О временном характере военной доктрины становилось видно из первого положения, в котором говорилось, что «военная доктрина является документом переходного периода – периода становления демократического государства». Основные направления того периода по неоднократным высказываниям министра обороны были обозначены следующим образом: во-первых, обеспечение достаточного финансирования, во вторых, укомплектование войск до штатной численности. Доля оборонных расходов составляла в 1994г. – 5.6% ВВП, в 1995г. – 3.8% ВВП. Министерство обороны того периода отличалось корпоративностью, в нем не было «чужаков», а десантники стали элитой армии.

Однако реально армия при Грачеве потеряла огромные материальные средства при завершении «бегства» из Германии. За это был назначен один виновник, который попал под судебное разбирательство – Генеральный инспектор Министерства обороны генерал армии Константин Кобец. В Акте о выводе российских войск из Германии, представленном на утверждение Борису Ельцину, за подписями министра обороны РФ, министра финансов РФ, председателя Комиссии по выводу войск ГСВГ, командующего Группы войск в Германии пятой стояла подпись Кобеца. Но именно он оказался «самым большим расхитителем». Не меньше материальных средств было списано с учета и пропало при передаче вооружений и запасов в среднеазиатских и южно-кавказских государствах. Армия при Грачеве позорно проиграла первую чеченскую войну проведением повсеместно «круговой обороны», с непонятным рвением оказывала помощь воющим признанным и непризнанным государствам Южного Кавказа. Вмешалась в этнический и региозный конфликт в Таджикистане. Не смогла найти «общего языка» с руководством Туркмении и со скандалом вынуждена была вывести свои части и подразделения. В результате сокращений к 1994г. численность личного состава уменьшилась до 2.1млн. человек.

Четвертый этап. Продолжение переходной военной доктрины Родионова (июль 1996г. – май 1997г.)

Сменивший Павла Грачева на посту министра обороны РФ (с июля 1996г. по май 1997г.) генерал армии Игорь Родионов предложил свой вариант военной реформы, тоже основанный на резком увеличении финансирования ВС, которое Россия не могла себе позволить. В 1996г. РФ выделяла на оборону 3.6% ВВП. В противовес ему помощник президента Юрий Батурин внес свою концепцию военной реформы, предложив, не меняя структуры армии, обойтись тем, что есть на нее в госбюджете. Численность личного состава к 1997г. была около 1.8 млн. человек. За короткий срок пребывания министром обороны Игорь Родионов не успел внести коррективы в военную доктрину. Поэтому сопротивление военной верхушки и практическая отстраненность президента от решения вопросов военной политики в течение 96-97гг. держали военную доктрину на непонятной нулевой отметке «отсутствия противника».

Пятый этап. Дополнения переходной военной доктрины

Игорь Сергеев, который в мае 1997г. при вступлении в должность министра обороны пообещал провести военную реформу при уровне расходов на оборону 3,8% ВВП, не смог выполнить обещание, поскольку на нужды армии в следующем 1998г. было выделено 3% ВВП, а после августовского дефолта в 1999г. и того меньше - 2.3%ВВП. В рамках той военной доктрины параллельно существовали две взаимоисключающих концепции. Первая – сохранение прежней структуры, в том числе РВСН (вариант самого Сергеева). Вторая (автор – начальник Генштаба ВС РФ Анатолий Квашнин) требовала ликвидировать Ракетные войска стратегического назначения как самостоятельный вид Вооруженных Сил. В то время было создано Главное командование стратегических ядерных сил, куда были интегрированы Военно-космические силы и Ракетно-космическая оборона. Одновременно было ликвидировано Главное командование Сухопутных войск и слиты два вида Вооруженных Сил – ВВС и ПВО. Забайкальский округ был слит с Сибирским военным округом в единый Сибирский военный округ. Уральский военный округ, объединенный с Приволжским военным округом, стал называться Приволжско-Уральским военным округом. Началось формирование дивизий постоянной готовности, количество которых сокращено с 30 до 10. Численность армии к 1999г. составила 1.2 млн. чел. Генштаб стал политизированным, и впервые в истории советской и российской армии его начальник встал в оппозицию министру обороны.

Однако в 1998г. была принята новая версия «Основных направлений военной доктрины Российской Федерации», где «ядерная стратегия как составная часть новой военной доктрины РФ определяет роль и основные задачи ядерных сил, условия, принципы, формы и способы боевого применения, основы их строительства для обеспечения военной безопасности государства.

Ядерный статус России, как историческая реальность и результат существовавшего в период «холодной войны» глобального противостояния двух систем, сохраняется на обозримый период до тех пор, пока существуют другие ядерные государства и угроза распространения ядерного оружия, так и других средств массового поражения».

Шестой этап. Уточнения оборонительной военной доктрины Путина-Иванова (март 2001–декабрь 2007гг.)

При предпоследнем министре обороны Сергее Иванове, генерал-полковнике ФСБ (2001- 2007гг.), обществу была представлена уточненная новая оборонительная военная доктрина. Военная доктрина демократического государства с многоукладной экономикой, в которой говорилось об «органическом сочетании в ее положениях последовательной приверженностью к миру с твердой решимостью защищать национальные интересы». Седьмой этап. Разработка очередной оборонительной новой военной доктрины Путина-Медведева-Сердюкова (с декабря 2007г.)

Задачу готовить новую военную доктрину поставил перед руководством Вооруженных Сил бывший Верховный Главнокомандующий президент РФ Владимир Путин еще в июне 2005г. на заседании Совета Безопасности. И хотя напрямую об этом не говорилось, это указание следует понимать как провал прежней доктрины, не продержавшейся и пяти лет, поэтому часть положений ныне существующей доктрины оказалась нежизнеспособной.[2]

1.2 Военная доктрина 2000 года: основные положения

Действующая военная доктрина была принята в 2000 году в соответствии с Указом Президента РФ № 706 от 21.04.2000 г.

Согласно этому документу - военная политика проводится на основании положений, разработанных в военной доктрине государства.[3]

Военная доктрина Российской Федерации представляет собой совокупность официальных взглядов (установок), определяющих военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности Российской Федерации.

В Военной доктрине конкретизируются применительно к военной сфере установки Концепции национальной безопасности Российской Федерации.

Военная доктрина носит оборонительный характер, что предопределяется органическим сочетанием в ее положениях последовательной приверженности миру с твердой решимостью защищать национальные интересы, гарантировать военную безопасность Российской Федерации и ее союзников.

Правовую основу Военной доктрины составляют Конституция Российской Федерации, федеральные законы и другие нормативные правовые акты Российской Федерации, а также международные договоры Российской Федерации в области обеспечения военной безопасности.

В разделе "Военно-политические основы" характеризуются военно-политическая обстановка, основные угрозы и обеспечение военной безопасности, а также военная организация государства.

Состояние и перспективы развития современной военно-политической обстановки определяются качественным совершенствованием средств, форм и способов вооруженной борьбы, увеличением ее пространственного размаха и тяжести последствий, распространением на новые сферы. Возможность достижения военно-политических целей непрямыми, неконтактными действиями предопределяет особую опасность современных войн и вооруженных конфликтов для народов и государств, для сохранения международной стабильности и мира, обусловливает жизненную необходимость принятия исчерпывающих мер для их предотвращения, мирного урегулирования противоречий на ранних стадиях их возникновения и развития.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.