Военная доктрина РФ

Содержание Введение 2 Глава 1. Современная Военная доктрина России 5 1.1 Эволюция Военной доктрины России 5 1.2 Военная доктрина 2000 года: основные положения 12

Содержание

Введение. 2

Глава 1. Современная Военная доктрина России. 3

1.1 Эволюция Военной доктрины России. 3

1.2 Военная доктрина 2000 года: основные положения. 3

Глава 2. Военная реформа. 3

2.1 Содержание военной реформы.. 3

2.2 Новая военная доктрина России. 3

Заключение. 3

Список использованных источников. 3

Введение

Военная доктрина – один из важнейших государственных документов большого политического смысла. Он обращен не только к силовым ведомствам, Вооруженным Силам, а ко всему обществу, каждому гражданину.

Понятие «военная доктрина государства» неразрывно связано с понятием «военная политика государства», так как проведение грамотной военной политики, отвечающей всем изменениям в международной и внутренней обстановке, последовательной военной реформы невозможно без соответствующего отражения в Военной доктрине.

Именно поэтому я считаю необходимым рассматривать в своей работе действующую Военную доктрину России не как отдельно взятый документ, а в контексте всей военной политики России, как ее важнейший элемент.

Актуальность выбранной мною темы определяется следующими моментами:

- Во-первых, неопределенностью и нестабильностью мировой геополитической ситуации, где тенденции к интеграции и формированию многополярного мира противостоят силовая политика, тяга к гегемонизму, национально-территориальным спорам, конфликтам, локальным войнам. Включаясь в процессы глобализации, Россия должна одновременно отстаивать свой государственный суверенитет, территориальную целостность. В решении всех этих проблем важна роль гибкой военной политики и, соответственно, адекватной и актуальной Военной доктрины.

- Во-вторых, необходимостью преодоления последствий кризиса 90-х г.г. в военной сфере. Обвальный распад Союза, растаскивание Вооруженных Сил СССР по «национальным квартирам», ускоренный вывод войск из «ближнего» и «дальнего» зарубежья, сокращение их численности, привлечение армии к осуществлению ряда «карательных» и «устрашающих» акций, втягивание ее в борьбу за власть сопровождались деформациями традиционно складывавшихся представлений о воинских ценностях, падением престижа армейской службы; снижали значимость армии и в ее собственных самооценках. Все это самым негативным образом сказалось на боеспособности Вооруженных Сил, поставило под угрозу проблему военной безопасности страны.

- В-третьих, недостаточной теоретической проработанностью таких важнейших направлений государственной политики, как военная реформа, и таких основополагающих документов, как военная доктрина. Военная реформа 90-х г.г. сформулировала потребность в создании «мобильной, хорошо оснащенной и обученной и в то же время экономичной» армии. Однако как решить указанную проблему, каковы должны быть принципы, направления нового военного строительства? Эти темы не были должным образом осмыслены, и дело свелось к кадровым сокращениям и недостаточно обоснованной структурной перестройке. Дезориентировала военную политику и доктрина 90-х г.г., которая настоятельно подчеркивала ее сугубо оборонительную стратегию, отсутствие реальных противников и т.д. В армии и в обществе возникло понятное недоумение: если дело обстоит именно так, то зачем нам вообще боеспособные Вооруженные силы?

Целью курсовой работы является рассмотрение основных положений российской Военной доктрины, а также проводимой в соответствие с доктриной военной политики государства.

Для достижения поставленной в курсовой работе цели мною решались следующие задачи:

- анализ эволюции Военной доктрины России с конца 80-х годов до настоящего времени;

- рассмотрение основ военной политики России, отраженных в Военной доктрине России 2000 г.;

- рассмотрение основных положений военной реформы;

- краткий анализ проекта новой Военной доктрины России.

Объектом исследования моей курсовой работы является современная Военная доктрина России. Предмет – основные положения современной Военной доктрины, военно-политическая ситуация в России в целом.

Основными методами, которые я использовал при написании курсовой работы, являлись: изучение нормативно-правовой базы по рассматриваемому вопросу, изучение монографических публикаций и статей, учебных изданий и материалов из сети Интернет.

Курсовая работа написана при использовании исследовательской литературы по тематике военной политики и военной безопасности России за 2000 – 2009 гг. Из используемых материалов хотелось бы особо выделить работы таких известных военных теоретиков, как Балуевский, Серебренников, а также издания исследовательского центра Карнеги. Кроме того, при написании работы были использованы статьи периодической печати и т.д. Список источников представлен в конце курсовой работы.

Основная часть работы состоит из двух глав.

Первая глава посвящена рассмотрению эволюции военной доктрины России, а также рассмотрению положений действующей Военной доктрины 2000 года.

Во второй главе рассматривается вопрос военной реформы, провозглашенной в 2008 году, а также анализируются положения новой Военной доктрины России, которая должна быть принята до конца 2009 года.

Глава 1. Современная Военная доктрина России

1.1 Эволюция Военной доктрины России

В историческом плане анализ взглядов на военную политику России можно рассматривать по 7-ми этапам деятельности всех советских и постсоветских министров обороны за последние 18 лет.[1]

Первый этап. Наступательная доктрина Шапошникова.

Развал оборонного пространства СССР (конец 80-х - декабрь 1991г.)

Маршал Дмитрий Язов до августа 1991г. доказывал, что реформирование войск невозможно, и о переходе на профессиональную армию по экономическим и политическим мотивам речи быть не могло. Поскольку армия должна быть по структуре и по численности прежней, но только профессиональной. Для этого необходимо выделять в 6 раз больше средств. При этом СССР направлял на оборону 12-13% своего ВВП. От СССР и СНГ Россия унаследовала огромнейшую армию в 2.7 млн. человек. Причем, 600 тыс. военнослужащих находились за границей.

Сменивший Язова генерал армии Константин Кобец, ставший по воле августовский истории 1991г. первым министром обороны РСФСР на одну неделю, вопросами военной доктрины просто не успел заняться. Выполняя решение Внеочередного Съезда Верховного Совета РСФСР, Кобец приступил к организации Российской Гвардии, как какого-то противовеса Советским ВС.

Всеми ВС бывшего СССР с сентября 1991г. до декабря 1991г. стал командовать министр обороны СССР маршал авиации Евгений Шапошников. Политическое руководство России и государств СНГ на этом этапе придерживались наступательной доктрины СССР, несмотря на то, что уже были подписаны договора о Сокращении обычных вооружений в Европе.

Второй этап военный доктрины. Трансформация в объединенные Вооруженные Силы СНГ (январь 1992–июнь 1992гг.)

В переходный период от развала СССР до образования СНГ Вооруженными Силами СНГ стали именовать бывшие Вооруженные Силы СССР. Главнокомандующим ВС СНГ по преемственности продолжал оставаться маршал авиации Евгений Шапошников. Он фактически исполнял обязанности третейского судьи при «приватизации» бывшими республиками Союза тех соединений и частей бывшей Советской Армии, которые дислоцировались на их территории. Он занимался не военной доктриной, а мирным разводом группировок, когда создавались национальные армии стран СНГ.

Сразу же после развала СССР на основе Комитета по военной реформе при Государственном Совете СССР под «крылом» советника по обороне Бориса Ельцина была создана рабочая группа под руководством генерал-полковника Дмитрия Волкогонова для разработки основных нормативных документов стран СНГ. Руководством тогдашней России мыслилось, что страны СНГ останутся на правах «младших братьев» при России, касающихся основных вопросов военного строительства. Мыслилось, что на переходный период останутся Объединенные ВС СНГ, руководство которыми будет осуществлять Главное командование ВС СНГ, деятельность которого будет регламентироваться Соглашением о правовых основах ОВС СНГ, Соглашением о принципах комплектовании ОВС СНГ и прохождения в них военной службы. В составе ОВС СНГ предполагалось иметь на переходный период Силы общего назначения. Предполагалось, что государственную границу и морскую экономическую зону государств-участников СНГ будут охранять Пограничные войска СНГ, деятельность которых регламентировалась Соглашением об Объединенном командовании Пограничных войск. Основная часть документов была подписана 14 февраля 1992г. в Минске. Решением Совета глав государств СНГ Главнокомандующим ВС СНГ был назначен маршал авиации Евгений Шапошников. Тогда же при подписании Соглашения о статусе стратегических сил было определено, что эти силы, разведывательные, воздушно-десантные соединения и части будут выведены с территории Азербайджана, Грузии, Украины, Казахстана, Молдовы до конца 1994г. Решение о создание Совета министров обороны СНГ согласились подписать президенты Армении, Казахстана, России, Таджикистана, Узбекистана. 20 марта на заседании глав государств СНГ в Киеве в деятельности совета согласились принять участие Беларусь и Кыргистан.

Решение об ОВС было принято руководством Армении, Белоруссии, Казахстана. Кыргистана, России, Таджикистана, Узбекистана. Именно в этот период определились разные подходы стран СНГ к видению своего места в геополитическом местонахождении и политико-экономическом ориентировании.

Грузия, возглавляемая националистом и русофобом Гамсахурдия, была вовлечена в войну решением своего лозунга «Грузия для грузин», и, завершив войну в Южной Осетии, готовилась к войне против Аджарии и Абхазии, и во встречах глав СНГ не принимала участия, не подписав ни одного документа. Азербайджан, Украина, Молдова не согласились с принципом создания ОВС и не подписали документы о стратегических и общих силах. Это послужило основанием для ускоренного раздела бывшей Советской армии.

Распоряжением президента РФ № 158-рп от 4 апреля 1992г. было создана Государственная комиссия по созданию Министерства обороны, армии и флота Российской Федерации, которая в месячный срок подготовила 13 томов с перечнем подразделений, частей и соединений, переводимых под юрисдикцию России. Практически «растаскивание бывшей армии СССР по новым государствам» заключалось в правовом оформлении передачи под юрисдикцию той части группировки войск Советской армии, которая реально дислоцировалась на территории той или иной союзной республики. В обществе этот процесс назывался просто – «приватизация армии». Поэтому основной идеей для подготовки тогдашней военной доктрины было подготовить предложения по использованию сил и средств новой российской армии, с расчетом на сокращение сил и средств в течение 1992-1995гг. на 40%. При этом следовало учитывать, что на финансирование российской армии будет выделяться 6% ВВП. Такую задачу поставил председатель комиссии Дмитрий Волкогонов на заседании 8 апреля 1992г. 7 мая был подписан указ президента РФ о создании российской армии. Исполняющим обязанности Министра обороны был назначен первый заместитель главнокомандующего СНГ Павел Грачев.

Третий этап. Переходная военная Доктрина Ельцина-Грачева

С июня 1992г. по ноябрь 1993г. вторым министром обороны РФ Павлом Грачевым (18 мая 1992–1996гг.) были переработаны основные документы военного строительства новой российской армии. 2 ноября 1993г. была принята доктрина Ельцина-Грачева, представленная документом «Об основных положениях военной доктрины РФ». Она утверждала принцип партнерства со всеми государствами, которые не имеют агрессивных планов против нашей страны и действуют в рамках Устава ООН. О временном характере военной доктрины становилось видно из первого положения, в котором говорилось, что «военная доктрина является документом переходного периода – периода становления демократического государства». Основные направления того периода по неоднократным высказываниям министра обороны были обозначены следующим образом: во-первых, обеспечение достаточного финансирования, во вторых, укомплектование войск до штатной численности. Доля оборонных расходов составляла в 1994г. – 5.6% ВВП, в 1995г. – 3.8% ВВП. Министерство обороны того периода отличалось корпоративностью, в нем не было «чужаков», а десантники стали элитой армии.

Однако реально армия при Грачеве потеряла огромные материальные средства при завершении «бегства» из Германии. За это был назначен один виновник, который попал под судебное разбирательство – Генеральный инспектор Министерства обороны генерал армии Константин Кобец. В Акте о выводе российских войск из Германии, представленном на утверждение Борису Ельцину, за подписями министра обороны РФ, министра финансов РФ, председателя Комиссии по выводу войск ГСВГ, командующего Группы войск в Германии пятой стояла подпись Кобеца. Но именно он оказался «самым большим расхитителем». Не меньше материальных средств было списано с учета и пропало при передаче вооружений и запасов в среднеазиатских и южно-кавказских государствах. Армия при Грачеве позорно проиграла первую чеченскую войну проведением повсеместно «круговой обороны», с непонятным рвением оказывала помощь воющим признанным и непризнанным государствам Южного Кавказа. Вмешалась в этнический и региозный конфликт в Таджикистане. Не смогла найти «общего языка» с руководством Туркмении и со скандалом вынуждена была вывести свои части и подразделения. В результате сокращений к 1994г. численность личного состава уменьшилась до 2.1млн. человек.

Четвертый этап. Продолжение переходной военной доктрины Родионова (июль 1996г. – май 1997г.)

Сменивший Павла Грачева на посту министра обороны РФ (с июля 1996г. по май 1997г.) генерал армии Игорь Родионов предложил свой вариант военной реформы, тоже основанный на резком увеличении финансирования ВС, которое Россия не могла себе позволить. В 1996г. РФ выделяла на оборону 3.6% ВВП. В противовес ему помощник президента Юрий Батурин внес свою концепцию военной реформы, предложив, не меняя структуры армии, обойтись тем, что есть на нее в госбюджете. Численность личного состава к 1997г. была около 1.8 млн. человек. За короткий срок пребывания министром обороны Игорь Родионов не успел внести коррективы в военную доктрину. Поэтому сопротивление военной верхушки и практическая отстраненность президента от решения вопросов военной политики в течение 96-97гг. держали военную доктрину на непонятной нулевой отметке «отсутствия противника».

Пятый этап. Дополнения переходной военной доктрины

Игорь Сергеев, который в мае 1997г. при вступлении в должность министра обороны пообещал провести военную реформу при уровне расходов на оборону 3,8% ВВП, не смог выполнить обещание, поскольку на нужды армии в следующем 1998г. было выделено 3% ВВП, а после августовского дефолта в 1999г. и того меньше - 2.3%ВВП. В рамках той военной доктрины параллельно существовали две взаимоисключающих концепции. Первая – сохранение прежней структуры, в том числе РВСН (вариант самого Сергеева). Вторая (автор – начальник Генштаба ВС РФ Анатолий Квашнин) требовала ликвидировать Ракетные войска стратегического назначения как самостоятельный вид Вооруженных Сил. В то время было создано Главное командование стратегических ядерных сил, куда были интегрированы Военно-космические силы и Ракетно-космическая оборона. Одновременно было ликвидировано Главное командование Сухопутных войск и слиты два вида Вооруженных Сил – ВВС и ПВО. Забайкальский округ был слит с Сибирским военным округом в единый Сибирский военный округ. Уральский военный округ, объединенный с Приволжским военным округом, стал называться Приволжско-Уральским военным округом. Началось формирование дивизий постоянной готовности, количество которых сокращено с 30 до 10. Численность армии к 1999г. составила 1.2 млн. чел. Генштаб стал политизированным, и впервые в истории советской и российской армии его начальник встал в оппозицию министру обороны.

Однако в 1998г. была принята новая версия «Основных направлений военной доктрины Российской Федерации», где «ядерная стратегия как составная часть новой военной доктрины РФ определяет роль и основные задачи ядерных сил, условия, принципы, формы и способы боевого применения, основы их строительства для обеспечения военной безопасности государства.

Ядерный статус России, как историческая реальность и результат существовавшего в период «холодной войны» глобального противостояния двух систем, сохраняется на обозримый период до тех пор, пока существуют другие ядерные государства и угроза распространения ядерного оружия, так и других средств массового поражения».

Шестой этап. Уточнения оборонительной военной доктрины Путина-Иванова (март 2001–декабрь 2007гг.)

При предпоследнем министре обороны Сергее Иванове, генерал-полковнике ФСБ (2001- 2007гг.), обществу была представлена уточненная новая оборонительная военная доктрина. Военная доктрина демократического государства с многоукладной экономикой, в которой говорилось об «органическом сочетании в ее положениях последовательной приверженностью к миру с твердой решимостью защищать национальные интересы». Седьмой этап. Разработка очередной оборонительной новой военной доктрины Путина-Медведева-Сердюкова (с декабря 2007г.)

Задачу готовить новую военную доктрину поставил перед руководством Вооруженных Сил бывший Верховный Главнокомандующий президент РФ Владимир Путин еще в июне 2005г. на заседании Совета Безопасности. И хотя напрямую об этом не говорилось, это указание следует понимать как провал прежней доктрины, не продержавшейся и пяти лет, поэтому часть положений ныне существующей доктрины оказалась нежизнеспособной.[2]

1.2 Военная доктрина 2000 года: основные положения

Действующая военная доктрина была принята в 2000 году в соответствии с Указом Президента РФ № 706 от 21.04.2000 г.

Согласно этому документу - военная политика проводится на основании положений, разработанных в военной доктрине государства.[3]

Военная доктрина Российской Федерации представляет собой совокупность официальных взглядов (установок), определяющих военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности Российской Федерации.

В Военной доктрине конкретизируются применительно к военной сфере установки Концепции национальной безопасности Российской Федерации.

Военная доктрина носит оборонительный характер, что предопределяется органическим сочетанием в ее положениях последовательной приверженности миру с твердой решимостью защищать национальные интересы, гарантировать военную безопасность Российской Федерации и ее союзников.

Правовую основу Военной доктрины составляют Конституция Российской Федерации, федеральные законы и другие нормативные правовые акты Российской Федерации, а также международные договоры Российской Федерации в области обеспечения военной безопасности.

В разделе "Военно-политические основы" характеризуются военно-политическая обстановка, основные угрозы и обеспечение военной безопасности, а также военная организация государства.

Состояние и перспективы развития современной военно-политической обстановки определяются качественным совершенствованием средств, форм и способов вооруженной борьбы, увеличением ее пространственного размаха и тяжести последствий, распространением на новые сферы. Возможность достижения военно-политических целей непрямыми, неконтактными действиями предопределяет особую опасность современных войн и вооруженных конфликтов для народов и государств, для сохранения международной стабильности и мира, обусловливает жизненную необходимость принятия исчерпывающих мер для их предотвращения, мирного урегулирования противоречий на ранних стадиях их возникновения и развития.

В современных условиях угроза прямой военной агрессии в традиционных формах против Российской Федерации и ее союзников снижена, благодаря позитивным изменениям международной обстановки, проведению нашей страной активного миролюбивого внешнеполитического курса, поддержанию на достаточном уровне российского военного потенциала, прежде всего потенциала ядерного сдерживания. Вместе с тем сохраняются, а на отдельных направлениях усиливаются потенциальные внешние и внутренние угрозы военной безопасности Российской Федерации и ее союзников.[4]

Обеспечение военной безопасности Российской Федерации является важнейшим направлением деятельности государства.

Главные цели обеспечения военной безопасности - предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз Российской Федерации. Российская Федерация рассматривает обеспечение своей военной безопасности в контексте строительства демократического правового государства, осуществления социально-экономических реформ, утверждения принципов равноправного партнерства, взаимовыгодного сотрудничества и добрососедства в международных отношениях, последовательного формирования общей и всеобъемлющей системы международной безопасности, сохранения и укрепления всеобщего мира.

Военная безопасность Российской Федерации обеспечивается всей совокупностью имеющихся в ее распоряжении сил, средств и ресурсов. В современных условиях Российская Федерация исходит из необходимости обладать ядерным потенциалом, способным гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому агрессору (государству либо коалиции государств) в любых условиях. При этом ядерное оружие, которым оснащены Вооруженные Силы Российской Федерации, рассматривается Российской Федерацией как фактор сдерживания агрессии, обеспечения военной безопасности Российской Федерации и ее союзников, поддержания международной стабильности и мира.

Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических для национальной безопасности Российской Федерации ситуациях.

Российская Федерация не применит ядерного оружия против государств - участников Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающих ядерным оружием, кроме как в случае нападения на Российскую Федерацию, Вооруженные Силы Российской Федерации или другие войска, ее союзников или на государство, с которым она имеет обязательства в отношении безопасности, осуществляемого или поддерживаемого таким государством, не обладающим ядерным оружием, совместно или при наличии союзнических обязательств с государством, обладающим ядерным оружием.

Целям обеспечения военной безопасности Российской Федерации служит военная организация государства.

Военная организация государства включает в себя Вооруженные Силы Российской Федерации, составляющие ее ядро и основу обеспечения военной безопасности, другие войска, воинские формирования и органы, предназначенные для выполнения задач военной безопасности военными методами, а также органы управления ими.

В военную организацию государства также входит часть промышленного и научного комплексов страны, предназначенная для обеспечения задач военной безопасности.

Главной целью развития военной организации государства является обеспечение гарантированной защиты национальных интересов и военной безопасности Российской Федерации и ее союзников.

Руководство строительством, подготовкой и применением военной организации государства, обеспечением военной безопасности Российской Федерации осуществляет Президент Российской Федерации, который является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации организует оснащение Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск вооружением, военной и специальной техникой, обеспечение их материальными средствами, ресурсами и услугами, осуществляет общее руководство оперативным оборудованием территории Российской Федерации в интересах обороны, а также осуществляет иные функции по обеспечению военной безопасности, установленные федеральным законодательством.

Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления осуществляют полномочия по обеспечению военной безопасности, возложенные на них федеральным законодательством.

Предприятия, учреждения, организации, общественные объединения и граждане Российской Федерации участвуют в обеспечении военной безопасности в порядке, установленном федеральным законодательством.

Управление Вооруженными Силами Российской Федерации и другими войсками осуществляют руководители соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

Министерство обороны Российской Федерации координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вопросам обороны, разработку концепций строительства и развития других войск, заказы на вооружение и военную технику для них, разрабатывает с участием соответствующих федеральных органов исполнительной власти концепцию развития вооружения, военной и специальной техники и федеральную государственную программу вооружения, а также предложения по государственному оборонному заказу.

Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации является основным органом оперативного управления Вооруженными Силами Российской Федерации, координирующим деятельность и организующим взаимодействие Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск по выполнению задач в области обороны.

Управления главнокомандующих (командующих) видами (родами) Вооруженных Сил Российской Федерации (войск) осуществляют разработку и реализацию планов строительства и применения видов (родов) Вооруженных Сил Российской Федерации (войск), их оперативной и мобилизационной подготовки, технического оснащения, подготовки кадров, обеспечивают управление войсками (силами) и их повседневную деятельность, развитие системы базирования и инфраструктуры. Управления военных округов (оперативно-стратегические командования) осуществляют управление межвидовыми группировками войск (сил) общего назначения, а также планирование и организацию мероприятий по совместной с другими войсками, воинскими формированиями и органами подготовке к обеспечению военной безопасности в установленных границах ответственности с учетом их задач и единой системы военно-административного деления территории Российской Федерации.

Для управления коалиционными группировками войск (сил) согласованным решением органов государственной власти стран - участниц коалиции создаются соответствующие объединенные органы военного управления.

В целях централизованного руководства обеспечением военной безопасности Российской Федерации осуществляется единое стратегическое и оперативное планирование применения Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск в интересах обороны, программно-целевое планирование военного строительства, предусматривающее разработку долгосрочных (10-15 лет), среднесрочных (4-5 лет) и краткосрочных (1-2 года) документов.

В военной доктрине рассматриваются военно-стратегические и военно-экономические основы, предусматривающие характер войн и вооруженных конфликтов, основы применения Вооруженных Сил Российской Федерации и других войск, военно-экономическое обеспечение военной безопасности, международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество.

Глава 2. Военная реформа

2.1 Содержание военной реформы

Слова «военная доктрина», «военная реформа», «реформирование Вооруженных Сил» в различных слоях российского общества понимаются по-разному, в зависимости от того, кем это понятие используется. Хотя Госдума и приняла в 1999г. закон «О военной реформе», где четко разграничила эти понятия, они часто отождествляются.
Военная реформа включает в себя факторы, способствующие реформе Вооруженных Сил (правовые, социальные, экономические), но которые, по сути, значительно превосходят ее рамки. В широком смысле, военная реформа – это приведение всей оборонной деятельности государства в соответствие с политическими, социальными и экономическими изменениями в обществе с учетом состояния общества, экономики, ВПК, военно-технического сотрудничества. Военная реформа – составная часть комплексного реформирования государства, общества и их структур.[5]

14 октября 2008 г. по завершении Коллегии Министерства обороны России министр обороны Анатолий Сердюков объявил о начале нового этапа военной реформы. Преобразования обещают стать наиболее радикальной трансформацией русской военной системы после 1945 г.

Изменения коснутся основных элементов Вооруженных Сил России – численности, органов, управления, структуры, системы подготовки офицеров. Особый интерес принятым на Коллегии решением придаёт их очевидная связь со сделанными русскими военными выводами по результатами августовской военной кампании против Грузии. Хотя сами решения, разумеется, готовились уже достаточно давно, а их направленность предсказывалась обозревателями еще с момента воцарения Сердюкова на Арбате, однако ясно, что грузинские события самым непосредственным образом повлияли на характер намеченных преобразований, создав необходимый фон для ускорения принятия решений.

Основными реформистскими мероприятиями, объявленными Анатолием Сердюковым, являются:

- Ускорение сокращения численности Вооруженных Сил России

- Сокращение численности офицеров и реструктуризация состава офицерского корпуса

- Создание кадрового унтер-офицерского корпуса

- Централизация системы подготовки офицеров

- Реорганизация и сокращение органов центрального военного управления, включая Министерство Обороны и Генеральный штаб

- Ликвидация кадрированных соединений Сухопутных Войск и превращение всех соединений в силы постоянной готовности

- Реорганизация системы резерва и системы подготовки резервистов

- Сокращение количества частей и соединений Вооруженных Сил и военных баз

- Перевод Сухопутных Войск на бригадную основу с упразднением дивизионного, корпусного и армейского звена

- Реорганизация Воздушно-десатных войск также с упразднением дивизионной структуры

Сокращение численности и сокращение офицеров

В соответствии со сделанными Сердюковым заявлениями, планируется ускоренное сокращение численности Вооруженных Сил России до 1 миллиона военнослужащих уже к 2012 г., а не к 2016 г., как планировалось ранее (сейчас численность составляет 1,13 миллиона человек). При этом численность офицерского состава Вооружённых Сил составит 150 тысяч человек, что означает радикальное сокращение офицерского корпуса – согласно Сердюкову, сейчас в Вооружённых Силах насчитывается 355 тысяч офицерских должностей.

При этом фактические сокращения офицеров будут меньшими – из 355 тысяч офицерских должностей сейчас и так 40 тысяч являются вакантными и будут упразднены до конца этого года. Кроме того, 26,7 тысяч офицеров достигли предельного возраста пребывания на военной службе и подлежат увольнению и так. В армии сейчас служат также 7,5 тысяч офицеров, призванных на два года после окончания гражданских вузов – они также будут уволены по окончании срока службы, а впредь такие специалисты призываться не будут.

Сокращения затронут и органы центрального военного управления. Сердюков сообщил, что в центральном аппарате Министерства обороны сейчас служат 10 523 человека и еще 11 290 человек относятся к органам военного управления Министерства – итого почти 22 тысячи человек. После обновления во всех этих структурах останутся служить суммарно лишь 8500 человек, в том числе в центральном аппарате Министерства обороны – 3500. Именно в рамках этих мероприятий с начала 2008 г. проходит реорганизация Генерального Штаба с сокращением численности его управлений и служб на 50 процентов.

Касаясь сокращения офицерских должностей, Сердюков заявил, что «с точки зрения должностей наша армия сегодня напоминает яйцо, раздутое в середине. Полковников и подполковников больше, чем младших офицеров. Через три года мы построим пирамиду, где все будет четко структурировано и выверено». Соответственно, количество лейтенантов и старших лейтенантов в Вооруженных силах возрастёт с 50 тысяч до 60 тысяч.

Важным элементом реформ является создание кадрового профессионального унтер-офицерского корпуса, практически отсутствовавшего в Советской Армии. Мощный сержантский/унтер-офицерский корпус, в теории должен стать главным фундаментом индивидуальной выучки солдат и воинской дисциплины. В любом случае, создание такого унтер-офицерского корпуса даже при самых благоприятных обстоятельствах потребует отнюдь не трех-четырех, а никак не менее 10-15 лет. Этот «временной лаг» потенциально создает угрозу объявленным реформистским мероприятиям и грозит «провисанием» управляемости войсками, а также возникновением проблем с комплектованием в ряде родов войск, где доля офицеров особенно велика на должностях, связанных с непосредственным управлением боевой техникой (подводный флот, ПВО и т.п.).

Силы постоянной готовности

Наиболее интересный аспект объявленных военных реформ связан с отказом от дивизионно-полковой структуры Сухопутных войск России и с переходом к бригадной организации. «Сегодня у нас четырехзвенная система управления: военный округ, армия, дивизия, полк. Мы переходим на трехзвеньевую структуру: военный округ, оперативное командование, бригада. То есть выпадает дивизионно-полковое звено и появляются бригады», - заявил Анатолий Сердюков. По словам министра обороны, переход к новой структуре военного управления позволит ликвидировать «многоярусность» и повысить оперативность управления войсками. Сердюков сообщил, что в течение трех лет планируется более чем на порядок сократить количество воинских частей и соединений Сухопутных войск – с 1890 до 172.

При этом будут расформированы все части неполного состава (кадрированные) и в армии останутся лишь части постоянной боевой готовности (чуть ранее об этом же заявлял и президент Дмитрий Медведев).

Здесь следует выделить два аспекта. Во-первых, превращение всех частей и соединений Сухопутных войск в силы постоянной готовности представляет собой весьма радикальный шаг в сторону повышения боеготовности армии мирного времени и отказ от доселе неизменной структуры Советской Армии, представляющей собой в основном соединения, подлежащие полному развертыванию только по мобилизации. Таким образом, армия перестает быть мобилизационной в своей основе. Советская Армия восьмидесятых годов имела четыре категории танковых и мотострелковых дивизий в зависимости от степени их укомплектованности личным составом в мирное время. При этом из примерно 200 имевшихся дивизий лишь около 50 дивизий относились к так называемой категории «А», то есть были уже на 100 процентов укомплектованы личным составом и были готовы к немедленному вступлению в боевые действия. Остальные примерно 150 дивизий требовали частичного или полного укомплектования призываемыми по мобилизации запасными и достаточно длительного времени на развертывание по штатам военного времени. Такая смесь частей постоянной готовности и подлежащих мобилизации сохранялась в России до настоящего времени.

В соответствии с планами военной реформы, к 2012 г. все соединения армии России будут полностью укомплектованы личным составом и тем самым станут силами постоянной готовности. Этому отвечает и переход к контрактной системе комплектования. Таким образом, боевой потенциал и быстрота реагирования Российской Армии мирного времени должны резко повыситься, что позволит максимально быстро задействовать войска в любом конфликте – в том числе наподобие недавнего грузинского. При этом достигаемое количественное увеличение сил постоянной готовности должно компенсировать общее некоторое сокращение численности Сухопутных войск. Расформирование ряда недоукомплектованных кадрированных соединений, в мирное время содержащихся только с офицерами, но без рядовых, позволит сократить и штатную численность офицерского состава, в основном старшего.

Потребность в наличии крупного резерва, исходя из естественных географических условий России как громадной континентальной страны с протяженными границами, никуда не исчезнет. Однако ясно, что сейчас и в обозримом будущем угроза неожиданного крупномасштабного сухопутного вторжения на территорию России отсутствует. Любому противнику, хотя бы потенциально способному осуществить такое вторжение (США и НАТО, Китай), потребуется длительный период отмобилизации, развертывания и сосредоточения своих сухопутных сил на границах России. Это делает неизбежно длительным так называемый «угрожаемый период» перед любой сухопутной войной и позволяет России значительно снизить требования к свои резервным компонентам. Россия будет иметь значительное время для мобилизации всех своих сил, что дает возможность ей отказаться от затратного содержания кадрированных соединений Сухопутных войск в мирное время. Как можно судить, основным резервным компонентом Сухопутных войск по замыслу реформы станут уже существующие базы хранения вооружения и военной техники (БХВТ), представляющие собой по сути склады, на которых находятся на хранении дивизионные либо бригадные комплекты боевой техники. В случае всеобщей мобилизации из таких БХВТ и будут развертываться дополнительные бригады и дивизии. Обращает внимание, что в 2007-2008 гг. в России прошла целая серия учений по развертыванию соединений на базе БХВТ – видимо, в ходе этих учений и отрабатывалась будущая модель обновлённых мобилизационных структур.

От полков и дивизий - к бригадам

Вторым существенным шагом является сама бригадная трансформация. Россия до настоящего времени сохраняла структуру Советской Армии. Эта структура сложилась в основе еще в ходе послевоенной реорганизации 1945-1946 гг., а окончательный облик приняла в ходе реформ Георгия Жукова 1956-1957 гг. и с тех пор оставалась по сути неизменной. Основным соединением Сухопутных войск являлись танковые и мотострелковые дивизии четырехполкового состава (обычно три танковых и один мотострелковый полки в танковой дивизии, один танковый и три мотострелковых полка – в мотострелковой дивизии). Три-четыре дивизии, как правило, составляют общевойсковую армию, находяющуюся в подчинении командования военного округа, часть армий сейчас понижена в статусе до армейских корпусов. В девяностые годы в Сухопутных войсках появились и отдельные мотострелковые бригады, возникшие в основном в результате сокращения дивизий по причинам экономического порядка. В то же время на Северном Кавказе в последние годы был сформирован и ряд бригад новой организации (включая 33-ю и 34-ю горные мотострелковые). Видимо, эксперимент с последними был признан достаточно удачным.

Бригада считается тактическим соединением, «промежуточным» между дивизией и полком – хотя фактически существующие бригады Русской Армии по своему составу близки к отдельным полкам. Судя по всему, перспективная организация российской бригады предполагает усиление ее частью средств поддержки и боевого обеспечения, сейчас находящихся на дивизионном уровне. Такие бригады теоретически должны обладать большей гибкостью в применении и большей боевой мощью, а также быть способны к действиям на самостоятельном тактическом направлении. При этом все новые бригады будут только мотострелковыми.

Вместо существующих дивизий и общевойсковых армий (и армейских корпусов) предполагается объединять перспективные бригады в составе оперативных командований. Состав этих новых соединений (видимо, корпусного уровня) пока что неясен, однако как можно судить, они будут включать комплекты частей боевого и тылового обеспечения нынешних дивизионного и армейского уровня, а самое главное – соответствовать популярной сейчас на Западе концепции «объединённости» («Joint»), то есть объединять под своим управлением все рода и виды сил и средств в своей зоне ответственности, включая авиацию, ПВО, ракетные части и т.д.

ожалуй, наиболее спорной частью данной реорганизации выглядит планируемый полный отказ от дивизионного звена. Это, с одной стороны, повышает самостоятельность бригад, а с другой стороны – может создать затруднения для массирования сил и средств на поле боя. В целом, ликвидация дивизионного звена и полный переход на бригадную основу выглядят как меры, ориентирующие армию на участие прежде всего в ограниченных по масштабам локальных конфликтах, без необходимости проведения крупномасштабных конвенциональных боевых действий против сильного противника с решающими и далеко идущими оперативно-стратегическими целями. Видимо, в некотором роде на окончательное утверждение данной реорганизации повлиял и опыт недавней войны с Грузией. В ходе боевых действий в Южной Осетии Россией были непосредственно задействованы пять полковых тактических групп (то есть усиленных мотострелковых полков) из состава 19-й (Северная Осетия) и 42-й (Чечня) мотострелковых дивизий, причем управление этой группировкой осуществлялась не штабами этих дивизий и даже не штабом 58-й армии, а непосредственно штабом Северо-Кавказского военного округа через специально созданную группу. «Трехзвеньевая структура: военный округ, оперативное командование, бригада» выглядит как в некотором роде формализация этой схемы.

Что касается примерного состава будущей армии России, то его можно предположить на основании опубликованных данных о планируемых поставках комплектов боевой техники по Государственной программе вооружения на 2007-2015 годы. Сообщалось, что в этот период Российская Армия должна получить 22 батальона новых танков и 23 батальона модернизированных танков, а также новую и содернизированную технику для более чем 170 мотострелковых батальонов. С учетом небольшого количества новой боевой техники, полученной до 2007 года, это дает цифру примерно 230-240 танковых и мотострелковых батальонов на новой и модернизированной технике – что, при штате четыре батальона на бригаду, даст возможность укомплектовать примерно до 60 «тяжёлых» линейных бригад постоянной готовности. Сейчас в Российской Армии насчитывается порядка 100 танковых и мотострелковых полков и бригад. Таким образом, неизбежность номинального сокращения налицо, но при этом следует помнить, что далеко не все нынешние полки и бригады являются частями постоянной готовности.

Стало известно, что каждая танковая или мотострелковая дивизия будет, как правило переформировываться в две бригады. Уже в октябре 2008 г. началось такое переформирование 2-й Таманской гвардейской мотострелковой дивизии около Москвы.

Не только Сухопутные войска

Объявленная Анатолием Сердюковым реформа коснется и других видов Вооруженных Сил России. Так, в Военно-воздушных силах количество частей будет сокращено с 340 до 180, а в Военно-морском флоте – с 240 частей до 123 сократится почти вдвое - с 240 до 123 частей. В Ракетных войсках стратегического назначения вместо 12 ракетных дивизий останется лишь восемь (что впрочем, ожидаемо и так в связи с плановыми сокращениями стратегических ядерных вооружений), а в Космических войсках вместо семи – шесть.

Сообщается, что в ВВС планируется отказаться от введенных в 1998 г. сокращенных авиационных полков двухэскадрильного состава (по 24 боевых самолета в полку). Все авиационные полки будут расформированы. Новая организация ВВС предусматривает в качестве основной структурной единицы авиационную базу, на каждой из которых будет дислоцироваться три боевые авиационные эскадрильи (то есть эквивалент авиационного полка советского времени). В настоящее время такая структура ВВС существует сейчас в Белоруссии.

В то же время Сердюков заявил, что, вопреки распространившимся в последнее время веяниям, он не видит необходимости создавать самостоятельные силы быстрого реагирования. «Мы исходим из того, что в Вооруженных силах уже есть такие части - это Воздушно-десантные войска, - заявил Сердюков, - Другое дело, что такие части усилят: в каждом военном округе появится бригада ВДВ для решения срочных задач, действий в непредсказуемой обстановке».

Нынешние четыре воздушно-десантные дивизии двухполковой структуры будут переформированы в воздушно-десантные бригады, общее число которых составит не менее семи или восьми. Таким образом, состав русских аэромобильных сил будет несколько усилен по сравнению с существующими, что подчеркивает общую направленность военных реформ Сердюкова на создание профессиональной армии постоянной боевой готовности.

Какими бы спорными не казались тем или иным обозревателям отдельные стороны объявленных мероприятий, следует признать, что пожалуй впервые за весь постсоветский период в России выработан и принят действительно цельный и комплексный план радикального реформирования Вооружённых Сил страны, и наличествуют политическая и административная воля и экономические ресурсы для проведения этого плана в жизнь.


2.2 Новая военная доктрина России

Реформа Вооруженных Сил предполагает принятия военной доктрины и определение стратегических задач, определение структуры и состав, уровень Вооруженных Сил и их переоснащения.

Ожидается, что новая оборонная доктрина России будет утверждена до конца 2009 года.

Проект новой Военной доктрины изложен на 17 страницах. В трех главах, названных «Военные опасности и военные угрозы Российской Федерации», «Военная политика Российской Федерации», «Военно-экономическое и военно-техническое обеспечение обороны», описываются ключевые принципы военной политики России до 2020 года.

В отличие от прежней доктрины, в которой говорится, что это документ «переходного периода – периода становления демократической государственности», в новом тексте сообщается, что «военная доктрина является документом периода возрождения России».

В документе сказано, что в настоящий момент мировое устройство формируется по многополярному принципу, поэтому «вероятность развертывания крупномасштабного военного конфликта с применением обычных средств поражения и ядерного оружия против Российской Федерации снижена».

Ключевые изменения касаются применения ядерного оружия.

Согласно тексту, Россия оставляет за собой право на применение ядерного оружия не только в случае агрессии в свой адрес, но и «в ответ на угрозу применения, (применение) против нее и (или) союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в ответ на агрессию с применением обычного оружия в критических для Российской Федерации ситуациях».

Таким образом, Россия сможет наносить превентивный ядерный удар. В предыдущей редакции доктрины, утвержденной в 2000 году, говорилось, что «Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия».

Существенно переработан и список опасностей для России. Например, в числе внешних угроз перечислены игнорирование интересов России в решении проблем международной безопасности и противодействие ее укреплению, нарушение сложившегося баланса сил вблизи государственной границы России и ее союзников, а также создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны, «подрывающих стабильность и нарушающих сложившееся соотношение сил в ракетно-ядерной сфере».

Также к внешним опасностям теперь отнесены вмешательство во внутренние дела России и территориальные претензии к ней, гонка вооружений и распространение оружия массового поражения, эрозия системы международных договоренностей в области сокращения и ограничения вооружений.

Угрожает России и размещение оружия любого вида в космическом пространстве, применение военной силы на территории сопредельных государств с нарушением Устава ООН и других норм международного права.

Внутренними опасностями признаются попытки насильственного свержения государственного строя, нарушение единства, суверенитета и территориальной целостности и дестабилизация внутриполитической обстановки.

Несмотря на то что авторы документа не считают вероятным полномасштабный конфликт, доктрина по-прежнему предписывает всестороннюю подготовку к военной службе граждан Российской Федерации. Сохраняется и призыв на военную службу, хотя при этом в документе говорится, что должности солдат и сержантов, определяющие боевую готовность воинских частей и соединений, должны быть укомплектованы контрактниками.

К 2015 году армия должна быть оснащена качественно новыми образцами вооружений на 30%, а к 2020 году – на 70%.


Заключение

В заключении хотелось бы подвести краткие итоги по проделанной работе.

С конца 80-х годов и до настоящего времени военная доктрина нашего государства претерпела существенные изменения: от наступательной, при министре обороны СССР Шапошникове, до оборонительной, принятой в 2000 году.

Эти изменения стали следствием не только перемен в военной политике государства, но и влияния кризиса, в котором находилась Россия в 90-е годы. Численность армии сокращалась, материальные средства разграблялись, ощущался острый недостаток финансирования. В качестве итогов этого периода можно отметить отсутствие внятной и последовательной военной политики государства, неудавшуюся военную реформу армии из-за постоянной чехарды министров обороны и, кроме того, отсутствие адекватной военной доктрины.

Военная доктрина 2000 года была принята как документ переходного периода, что отвечало состоянию всей, не только военной, политики государства, когда новое руководство страны только определяло свои политические ориентиры.

Как показало время, многие положения Военной доктрины 2000 года оказались нежизненными, и тот факт, что с 2005 года ведутся разработки новой доктрины, свидетельствует о провале действующей доктрины.

Принятие новой Военной доктрины является частью широкомасштабной военной реформы, начало которой было провозглашено в 2008 году. Преобразования обещают стать наиболее радикальной трансформацией русской военной системы после 1945 г. Изменения коснутся основных элементов Вооруженных Сил России – численности, органов, управления, структуры, системы подготовки офицеров. От результатов данной реформы зависит развитие военной политики России на долгосрочный период и, что еще более важно, военная безопасность государства.


Список использованных источников

· Нормативно-правовые акты:

Военная доктрина Российской Федерации (Указ Президента РФ № 706 от 21.04.2000 г.). М.: МИД РФ, 2000.

· Интернет издания

1) Россия 2008. Отчет о трансформации. V экономический форум Европа – Россия. Бухарест, 25 – 27 мая 2009. http://www.energystate.ru/books/book_43.html.

2) Россия 2009. Тенденции развития. IV экономический форум Европа – Россия. Рим, 14 – 16 мая 2008. http://www.energystate.ru/books/book_51.html.

· Печатные издания

1) Военная безопасность Российской Федерации в XXI веке / по ред. генерал – полковника Ю. Н. Балуевского. – М.: 2004.

2) Вооруженные силы России: власть и политика / под ред. Стивена Э. Миллера и Дмитрия Тренина. - «Интердиалект +», 2005.

3) Тренин Д. Одиночное плавание. – М.: Изд-во Р. Элинина, 2009.

· Монографии

Шерпаев В. И. Военная политика современной России. Монография. -

Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2007.

· Учебные пособия

Макаренко И. К., Морозов В. С. Военная безопасность государства: сущность, структура и пути обеспечения на современном этапе: Учеб. пособие. - М.: Изд-во РАГС, 2003.

· Статьи в периодических изданиях

1) Балуевский Ю.Н. Об основных направлениях развития военной доктрины Российской Федерации. // «Вестник Академии военных наук». № 1 (18). 2007.

2) Золотарев П. Цели и приоритеты военной политики России // «Россия в глобальной политике». № 2. 2007.

3) Лутовинов В. Военная доктрина и требования времени // «Военно-промышленный курьер». № 29. 2009.

4) Серебренников В.В. Политические основы военной доктрины, характер новых угроз безопасности России и противодействие им невоенными средствами. // «Вестник Академии военных наук». № 1 (18). 2007.


[1] Вооруженные силы России: власть и политика / под ред. Стивена Э. Миллера и Дмитрия Тренина. - «Интердиалект +», 2005. Стр. 78.

[2] Балуевский Ю.Н. Об основных направлениях развития военной доктрины Российской Федерации. // «Вестник Академии военных наук». № 1 (18). 2007.

[3] Военная доктрина Российской Федерации (Указ Президента РФ № 706 от 21.04.2000 г.). М.: МИД РФ, 2000.

[4] Макаренко И. К., Морозов В. С. Военная безопасность государства: сущность, структура и пути обеспечения на современном этапе: Учеб. пособие. - М.: Изд-во РАГС, 2003. Стр. 182.

[5] Лутовинов В. Военная доктрина и требования времени // «Военно-промышленный курьер». № 29. 2009.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ