регистрация /  вход

Государственное регулирование экономики (стр. 1 из 2)

.

Тема: «Теневая экономика в современном мире».

Под «теневой экономикой» в настоящее время понимают всю совокупность экономической деятельности, которую не учитывает официальная статистика, и не включают в валовый национальный продукт страны.

В пространстве теневой экономики выделяют следующие основные зоны:

· неофициальная экономика – легальные виды экономической деятельности, в рамках которых имеет место не фиксируемое официальной статистикой производство товаров и услуг, сокрытие этой деятельности от налогов;

· фиктивная экономика – взяточничество, приписки, спекулятивные сделки и другие виды мошенничества, связанные с получением и передачей денег;

· подпольная экономика – все запрещенные законом виды экономической деятельности.

Во многих странах, и в особенности в тех, которые переживают сложные периоды трансформации. Теневая экономика не только составляет заметную часть экономической деятельности, но и продолжает расширяться. Однако даже там, где масштабы явления и общий социально-экономический фон и примерно одинаковы, теневые экономики существенно различаются, например, по следующим характеристикам:

· по структуре (доле криминальной деятельности в совокупном объеме производства, развитости фиктивной экономики, активности мелкого подпольного бизнеса, ускользающего из-под финансового контроля государства, но играющего, тем не менее, значительную роль в насыщении рынка);

· по воздействию на распределительные отношения (способствует или нет уменьшению или нивелированию дифференсации доходов);

· по основным проблемам, порождаемым его (недобор средств в бюджет, развитие криминогенных хозяйственных связей и так далее).

Можно сказать, что для всех стран, вступивших в период системных преобразований, масштабы распространения и структура теневой экономики должны рассматриваться в качестве важных успехов или неуспехов проводимых реформ.

Теневая экономика в России, коренным образом отличается не только от «западной», но и от «восточноевропейской». Некоторые объясняют нынешний размах теневого бизнеса в нашей стране исключительно генетическими предпосылками, сформированными еще при социализме. Другие – что специфика и масштабы теневой деятельности в современной России, прежде всего – продукты сегодняшнего дня, следствие избранной модели переустройства экономики и общества.

Экспансия теневых экономических отношений является в первую очередь результатом разрушения прежней государственности, что привело к разрыву традиционных связей между отдельными предприятиями и целыми территориями. Не последнюю роль в криминализации хозяйственной жизни России играет и значительное ослабление борьбы с экономическими преступлениями, оправдываемые тезисом о необходимости использования капиталов «теневой экономики» как ресурсной базы экономических реформ.

Наряду с этим, достаточно очевидными причинами существует целый ряд глубинных факторов. В первую очередь влияние на активизацию теневой экономики формирующихся на современном этапе развития реформы в России механизма аллокации ресурсов и власти; об особенностях соединения работника со средствами производства; о специфике формирующихся распределительных отношений.

Реально возникшие в экономике страны на этапе трансформации трудности представителями крайних политических течений объясняются по-разному: одни ссылаются на сохранение значительных элементов прежней системы, другие кликушинствуют о бедах, которые несет России рынок. Вероятно, корни нынешних проблем следует искать, прежде всего, в специфике формируемых механизмов аллокации ресурсов и власти. В сегодняшней российской социально-экономической и политической реальности едва ли решающую роль играют механизмы локального корпоративного регулирования.

Суть нового механизма аллокации ресурсов сводится к тому, что отдельные институты экономической системы, используя определенные преимущества своего положения (высокий уровень концентрации производства и (или) капитала, корпоративная власть и так далее), получают возможность сознательно (хотя и в локальных, ограниченных масштабах) воздействовать на параметры производства поставщиков и потребителей, рынка, социальной жизни и так далее.

Проявления этого механизма в переходной экономике хорошо известны. Господство псевдо-государственных и псевдо-частных корпораций приводит к нарастанию, диспропорций, в первую очередь, в хозяйственной структуре, динамике цен, финансах и так далее.

В результате национальная экономика превращается в поле неэкономического соперничества корпоративно-бюрократических структур, в сферу столкновения их властных и регулирующих воздействий.

Среди наиболее серьезных последствий функционирования корпоративных механизмов аллокации ресурсов можно отметить произошедшую за последние годы дивергенцию страны на сильно и слабо корпоратизированные «сектора». В первом из них сконцентрированы:

· предприятия, являющиеся монополистами в технологическом, рыночном и институциональном отношениях;

· владеют решающими массами ликвидных ресурсов;

· корпоративно-бюрократическая власть.

К этому сектору относят ТЭК, финансово-торговый комплекс и часть промышленности (главным образом, ориентированной на экспорт).

Здесь извлекают сверх прибыли, превосходящие по своим масштабам известные до сих пор в мировой практике.

Второй (немонополизированный) «сектор», напротив испытывает дефицит ресурсов, управления, технологий. К нему относят сферу воспроизводства рабочей силы, производства потребительских товаров, большая часть сельского хозяйства.

На практике наблюдается устойчивый перекос в ценах, финансировании, кредитовании и тому подобное в пользу первого «сектора», причем причиной такого перекоса является не только монополизм, обеспечивающий первому сектору значительные преимущества на рынке, но и дисбаланс в распределении корпоративной и государственной власти, создающий институциональное «превосходство первого «сектора» над вторым».

Именно «разность потенциалов», образовавшихся в результате дивергенции экономика двух «секторов», становится в нынешних условиях основным источником, подпитывающим теневые структуры и отношения. К непосредственным последствиям поляризации российского экономического пространства, играющим важную роль в создании питательной среды для развития теневой экономики, следует отнести:

· выделение зоны возникновения сверхприбылей;

· образование на этой основе базы формирования корпоративно-бюрократических структур, неэкономическое соперничество, между которыми подменяет собой, сегодня, механизм государственного управления;

· раскол общества на две неравные части – занятых в привилегированном, сильно корпоратизированном «секторе», и работающих в регрессирующем не монополизированном «секторе» экономики;

· появление реальных предпосылок для обострения в обществе борьбы за перераспределение крайне неравномерно распределяемых на всех уровнях доходов.

Социальную нестабильность провоцируют и развернувшиеся в последнее время процессы перераспределения собственности.

Начатая под флагом необходимости поиска «настоящего хозяина», приватизация в России привела к полному затуманиванию истинной картины существующих прав собственности. После всех лет «реформы» невозможно провести четкое разграничение между государственными и частными секторами экономики: произошла практически полная диффузия форм собственности, причем проникновение частной собственности оказалось значительно большим, чем это регистрируется официальной статистикой.

Неопределенность границ частного сектора является следствием как минимум двух причин: во-первых, вплоть до недавнего времени «организованные» формы приватизации играли сравнительно незначительную роль. Они либо легализовали уже ранее осуществленное перераспределение собственности, либо путем массовой приватизации готовили базу для последующего вторичного перераспределения; во-вторых, широкое распространение получили так называемые «специфические способы» формирования частного сектора. Их диапазон весьма обширен – от прямого грабежа государственной собственности до легальных трансакций в форме перевода части созданной государственным предприятием добавленной стоимости в частный сектор. Создание финансовых холдингов, конгломератов, полугосударственных банков и финансовых структур, содействующих возникновению параллельных рынков денег, кредитов и капитала. Использование задолжностьи и кредитной зависимости между предприятиями в качестве «капитала», с целью их последующей легальной или теневой приватизации и т. д.

Следующая схема представляет основные направления, объекты, субъекты и методы приватизации, а также о новых собственниках, появившимся в ходе нее.


Основные объекты, методы и участники приватизации.

Объекты

Методы

Новые собственники

Собственность политических и общественных структур

Создание коммерческих структур, экспорт капитала

Номенклатура общественных и политических организаций и близкое к ним окружение.

Государственные бюджетные социальные фонды

Широкая система социальных кредитов и льгот по налогообложению. Создание коммерческих структур на базе фондов.

Коррумпированный аппарат, «благородные получатели»

Фонды государственных предприятий.

Различные формы «приватизации» (мелкие кооперативы, лизинг, аренда и т. д.) многообразные формы массовой и платной приватизации.

Трудовые коллективы, директорат, бывшие теневики.

Сбережения населения.

Через систему ваучерных и инвестиционных фондов, банковскую систему и новые организации социального обеспечения.

Сотрудники фондов и организаций.

Основная причина того, что «деньги партии» до сих пор «не найдены», кроется, по-видимому, в том, что на финансах партии созданы наиболее дееспособные коммерческие структуры, в том числе наиболее респектабельные банки и совместные предприятия. Представители новой экономической элиты и политического руководства, по всей видимости, смогли договориться между собой, что, похоже, оказалось не слишком сложным делом, если учесть, что значительная часть, как тех, так и других некогда принадлежала к одному клану – партийной номенклатуре.