регистрация /  вход

Геостратегический проект для России (стр. 1 из 4)

Реферат

по дисциплине «Геополитика»

Тема: «Геостратегический проект для России»

Содержание

Введение

1. Теоретические основы геостратегии Д.А. Милютина

1.1. Краткая биография Д.А. Милютина

1.2. Геостратегия. Предмет и цель геостратегии

1.3. Геостратегический анализ. Методы и план исследования.

2. Практическое значение геостратегической концепции

2.1 . Роль и значение геостратегии в мирное время

2.2 . Россия в современной геополитике

Библиография

Введение

В условиях современного развития цивилизаций на земле, все большее преимущество финансировании получают направление по разработкам энергетического сырья и электронного управления процессами, вытесняя некоторые весьма важные для выживания государства стратегические отрасли. До настоящего времени в России (во время перестройки) была упущена и более того, подвергнута разрушению стратегия укрепления и развития военного комплекса страны. Это ослабило государство в военном отношении и снизило его авторитет на мировой арене. Такое положение вызывает тревогу о безопасности страны и народа российского, требует кардинального изменения политики правительства. При этом не плохо было бы обратиться к учениям наших предшественников о стратегии в политике государства, желающего сохранить свою независимость и экономическую свободу на арене земного существования. Для понимания указанной линии укрепления и защиты государства большое познавательное значение имеют труды русских ученых 19 – 20 века, положивших начало науки о геополитике государства и в частности о геостратегии для России.

1. Теоретические основы геостратегии Д.А. Милютина

1.1. Краткая биография Д.А Милютина.

Дмитрий Алексеевич Милютин родился в 1816 г. в Москве. Начальное образование он получил в семье, продолжил — в Московском университетском пансионе, который закончил с серебрянкой медалью.

В 1832 г. Д.А. Милютин после окончания губернской гимназии закончил с серебряной медалью пансион при Московском университете и тотчас, переехав в Петербург, поступил на военную службу в 1-ю артиллерийскую гвардейскую бригаду фейерверкером, а через шесть месяцев в 17 лет получил первый офицерский чин, который открыл ему дорогу, благодаря блестяще сданному экзамену, сразу в старший класс Императорской военной академии. Благодаря целеустремленности и трудоспособности, он в конце 1835 года поступает прямо в практический класс (на 2-ой курс) Военной академии, оканчивает ее в 1836 году и причисляется к генеральному штабу с назначением в штаб гвардейского корпуса.

В 1839 г. началась служба Д.А. Милютина в штабе Чеченского отряда на Кавказе, которым руководил командующий войсками Кавказской линии и Черноморья известный боевой генерал П.Х Граббе. Д.А. Милютин принимал участие в военных операциях против горцев, в том числе в экспедиции в Ахульго — столицу имамата Шамиля, которая после нескольких штурмов, ценой больших потерь, была взята отрядом и разрушена.

В одном из боев Д.А. Милютин был ранен пулей в плечо с повреждением кости. Последствия этого ранения еще долго вызывали необходимость серьезного лечения. И все же он продолжал оставаться в отряде. За участие в боевых действиях Д.А. Милютин был награжден орденами Св. Станислава 3-й степени и Св. Владимира 4-й степени.

Вернувшись в Петербург в чине капитана, Д.А. Милютин вступил в должность квартирмейстера 3-й гвардейской пехотной дивизии. С 1843 г. он — обер-квартирмейстер войск Кавказской линии и Черноморья.

В 1845 г. Д.А. Милютин был назначен на должность профессора Императорской военной академии по кафедре военной географии. Через некоторое время он пришел к выводу о научной несостоятельности курса военной географии в программе академии вообще: «Чем больше я читал и обдумывал, тем более убеждался в том, что составлять специальную военную „науку" из одних чисто географических знаний — немыслимо». И Дмитрий Алексеевич становится основоположником новой дисциплины — военной статистики, которая учитывала с военной точки зрения все многообразие различных сведений о государстве, его территории, населении, государственном устройстве, финансах, вооруженных силах и т. д.

Появлению нового курса предшествовала публикация двух обстоятельных статей: «Критическое исследование значения военной географии и статистики» и «Первые опыты военной статистики». Обращаясь сегодня к военно-научному наследию Д.А, Милютина, следует отметить, что по существу, он принял эстафету от Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева, поддержал военную школу, в том числе Василия Никитича Татищева, досконально изучившего древние истоки русской истории. Военная география и военная статистика составляли в интерпретации Д.А. Милютина начала геополитики.

Имя Милютина неотделимо от истории русской военной геополитической школы. Среди офицеров Генерального штаба его последователями стали: Николай Михайлович Пржевальский (1839-1888) — исследователь Центральной Азии и Тибета; Алексей Николаевич Куропаткин (1848-1925) — исследователь Туркестана; Лавр Георгиевич Корнилов (1870-1919) — активный исследователь Восточной Персии, погиб при штурме Екатеринодара в гражданской войне; Андрей Евгеньевич Снесарев (1865-1937) завершил после Д.А. Милютина работу по формированию русской геополитической методики исследования и тихо угас 4 декабря 1937 г. Все они — ученики Д.А. Милютина по своему духу и по делам.

С 1853 года Милютин являлся «научным консультантом» при военном министре, а в 1856 году направляется на Кавказ, где участвует в военных операциях. В 1861 году он становится военным министром и находится на этом посту до 1881 года, т.е. до конца царствования Александра II.

За свою военную деятельность Д.А. Милютин был награжден всеми российскими орденами, включая орден Св. Апостола Андрея Первозванного, и многих зарубежных наград. Он состоял почетным президентом Академии Генштаба и Военно-юридической академии, почетным членом Академии наук, Артиллерийской, Инженерной и Медико-хирургической академий.

Покушение на Александра II в 1881 г. стало причиной перехода правительства Александра III к открытой реакции. Манифест о «Незыблемости самодержавия» предопределил переход к контрреформам. Просвещенный ум Д.А. Милютина понимал, что интересы отечества требуют преодоления отсталости России от Запада, а, с другой стороны, он же противился революционным преобразованиям. Д.А. Милютин был вынужден уйти в отставку. В этом же году он покинул Петербург и поселился в своем имении — в Симеизе. Однако, в 1880-90-е гг. он встречался с Александром III и Николаем II, великим князем Константином Николаевичем. Его посещали министр финансов С.Ю. Витте, министры иностранных дел Н.К. Гире и В.Н. Ламздорф, дипломаты А.Г. Жомини, А.И. Нелидов, П.А. Шувалов. О его заслугах в 1898 г. вспомнил Николай II и в дни торжеств по случаю открытия памятника Александру II в Москве Д.А. Милютин был произведен в генерал-фельдмаршалы. За эти годы он побывал практически во всех европейских странах, живо интересовался военным воздухоплаванием, проводил время среди книг.

Скончался Дмитрий Алексеевич 25 января 1912 г. и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Дневники и воспоминания по его завещанию были переданы на хранение в Императорскую академию Генерального штаба.

В Д.А. Милютине успешно сочетались энциклопедически образованный ученый, государственный и военный деятель с широчайшим диапазоном интересов и сфер деятельности.

1.2. Геостратегия. Предмет и цель геостратегии.

Бурное развитие военных наук в начале XIXве­ка было обусловлено множеством военных кампаний в наполеоновскую эпоху. За вре­мя семи антифранцузских коалиций военные географы собрали солидный фактический материал, который потребовал серьезных обобщений. Пространственный размах во­енных операций — от Парижа до Москвы — заставил по-новому взглянуть на проблему пространства в политике.

Среди европейских ученых началась интересная дискуссия о предмете и методе новой науки — военной географии. Талантливый русский исследователь подполковник Д.А. Милютин, впоследствии ставший генералом-фельдмаршалом, ак­тивно включились в эту дискуссию. Западные ученые полагали, что задача военной географии состоит в разработке справочных мате­риалов по использованию местности, как в тактических, так и стра­тегических целях. Русские исследователи утверждали, что ограни­чение предмета военной географии изучением только физико-гео­графического фактора не соответствует современным требованиям ведения военных действий.

Д. А. Милютин вошел в историю русской шко­лы геополитики как основоположник «военной статистики», кото­рую сегодня принято называть геостратегией . Уже в Академии Д.А. Ми­лютин начал заниматься научными исследованиями, сотрудничал в «Энциклопедическом лексиконе» А.А. Плюшара, в «Военно-энцик­лопедическом лексиконе» Зедделера, в «Военном журнале» и «Оте­чественных записках». Он прожил очень долгую жизнь, был удостоен титулов графа, генерала-фельдмарша­ла, мундир его был украшен бриллиантовыми портретами четырех императоров [5, 36 – 37].

Но в истории русской школы геополитики он останется, прежде всего, как родоначальник геостратегии для России. Четкость его на­учных формулировок неизменно поражает читателя. Авторы Воен­ной энциклопедии 1914 года, цитируя Д.А. Милютина, подчеркива­ли: «За последующие 65 лет выдвинутые Милютиным принципы не подвергались изменению». И сегодня мы можем присоединиться к этим словам...

Итак, как же определяет Д.А. Милютин предмет геостратегии?

В своей работе «Критическое исследование значения военной гео­графии и военной статистики» (1846), он подчеркивает, что «стра­тегия должна обнимать все те разнородные соображения и данные, которые могут иметь влияние на ход войны», и потому всякое сужде­ние стратегическое было бы неизбежно односторонним, если б, например, исключительно зависело от одних местных данных. Сле­довательно, необходимо значительно распространить круг изу­чения геостратегии, включив в него, кроме местности, и все те дан­ные, которые в каждом государстве вообще определяют его средства и способы к ведению войны, выгоды и невыгоды географического, этнографического и политического положения; а через эти исследо­вания распространяются почти на весь состав государства, и будутвести уже к общей цели - «определению силы и могущества государ­ства в военном отношении» [4, 43].