регистрация /  вход

Великая депрессия в США (стр. 2 из 6)

Однако прогрессивная общественность расценивала эти данные как значительно заниженные. Так, по подсчетам прогрессивной организации американских экономистов – Ассоциации по исследованию проблем труда, число безработных в США к началу 1933 г. составила 16,9 млн. Это означало, что в период наибольшего обострения экономического кризиса каждый третий рабочий был лишен занятости. Очень широкое распространение получила частичная безработица. По данным Американской Федерации труда (АФТ, образованная в 1886 г.), в 1932 г. полностью занятыми оставались только 10 % рабочих.

Массы безработных и члены их семей лишились всяких средств к существованию. И если сюда добавить еще тот факт, что в США отсутствовала система государственного социального страхования и многие банки лопнули, унося с собой вклады граждан, то можно сказать, что у людей не оставалось никаких надежд ни на помощь со стороны государства ни на то, чтобы вернуть свои деньги. Многие люди оказались перед реальной угрозой голодной смерти. Сюда нужно также прибавить психологическое состояние людей. В стране, где было принято работать и самому решать свои проблемы, ни на кого не надеясь, люди не могли реально помочь себе сами. Они оказались как бы в положении слепых котят, тыкающихся носами в поисках пути. Люди теряли веру в себя, свои силы. Начиналась психологическая депрессия, которая была во сто крат хуже экономической.

Однако положение людей, сохранивших работу, было не лучшим. К постоянному гнетущему чувству неуверенности в завтрашнем дне и боязни потерять работу, примешивалось то, что им постоянно понижали зарплату. Это имело место во всех отраслях промышленности. Даже по данным официальной статистики, среднегодовой заработок рабочего сократился в 1933 г. по сравнению с 1929 г. на 30%. Таким образом, сокращался общий фонд заработной платы американских рабочих, который за годы кризиса сократился реально примерно на 60%. Это означало, что процесс обнищания вновь возобновился с наступлением кризиса.

Не лучшим был и удел фермеров. С наступлением промышленного кризиса и новым еще большим обострением кризиса перепроизводства в сельском хозяйстве, большинство из них оказалось на грани полного разорения. Цены на важнейшие продукты земледелия и животноводства упали в 1932 г. в 2 – 3 раза по сравнению с 1929 г. Соответственно денежные доходы фермеров упали за эти годы с 11 312 млн. до 4748 млн. долл., или на 58 %[6] . Многие фермы оказались в крайне тяжелом положении. Они были десятки раз заложены и перезаложены. Кредиторы начали распродавать эти фермы за долги.

На Юге землевладельцы начали выгонять со своих земель кропперов-издольщиков (в США так называли арендаторов земли), большую часть которых составляли бывшие рабы. Были случаи линчевания.

Таким образом обстановка в стране была крайне тяжелая. И перед правительством стояла задача выхода из создавшегося положения.

1.1. Политика президента Герберта Гувера и его республиканского кабинета.

С самого начала экономического кризиса, в 1929 г. президент Гувер провел ряд деловых встреч с лидерами делового круга. Он убеждал представителей крупного бизнеса не прибегать к узкоэгоистическим мерам, не свертывать производство, не увольнять рабочих и сохранять прежний уровень зарплат. Со своей стороны он добился от лидеров АФТ официального отказа от стачек на период кризиса во имя достижения «национального единства».

Президент и члены его кабинета, основываясь на идеологии «твердого индивидуализма», решительно возражали против использования государства для непосредственного регулирования экономики и социальных отношений. Они отвергали все предложения о государственной помощи безработным и тем более введении федеральной системы страхования. В лучшем случае деятели республиканской администрации соглашались с тем, что в экстраординарных условиях кризиса для помощи безработным могут быть использованы средства муниципалитетов и штатов, обычно же они возлагали эти функции исключительно на частную благотворительность. Вся практическая деятельность республиканского правительства в этой сфере свелась к организации в небольших размерах общественных работ.

Мне кажется, что нельзя так прямолинейно осуждать президента Гувера и его администрацию. Во-первых, мировой экономический кризис был беспрецедентным в истории капиталистического мира. А следствием этого стали два явления: 1) республиканцы сразу не осознали того, что происходило на их глазах, они думали, что это просто временная «заминка» в развитии американского капитализма. Поэтому

В чём?

бороться с этим они пытались старыми методами, методами старых экономических школ (либеральная школа Адама Смита и т.д.). Также сыграли неблаговидную роль стереотипы мышления: с самого детства людям внушали мысль о том, что американская система капитализма будет всегда процветать, что «твердый индивидуализм» – это все для страны. На основе этого республиканцы и говорили: индивидуализм спасет бизнесс и государство. 2) Говорят, что большое видится на расстоянии. И я думаю, что именно на расстоянии, т.е. через какой-то минимальный промежуток времени, можно было в полной мере понять, что же произошло, каковы причины и следствия произошедшего. Поэтому-то Ф. Рузвельту и удалось хотя бы отчасти вывести страну из кризиса, т.к. он мог оценивать ситуацию, чего нельзя было сделать во время самого кризиса. А что у него получилось, это уже зависело от него самого и его личных качеств.

Еще, думаю, нужно сказать о том, что то, что удается в пределах небольшого пространства, территории, государства, может не получиться в масштабах всей страны. Если Франклин Рузвельт, будучи губернатором штата Нью-Йорк, смог что-то сделать и конкретно помочь людям, то в пределах целого государства сделать то же самое оказалось более трудным и результаты были несколько иными.

И последнее. Наверное, не надо строить иллюзии по поводу того, что президент избирается только народом, делает все только для народа и т.п. Возможно, это имело место в самом начале американской истории. Но к XX в. положение, думаю, изменилось, да и весь мир изменился, особенно после первой мировой войны и с началом интернационализации и глобализации всех процессов, происходящих в мире. ( Хотя бы тот же кризис, который был уже не локальным, а мировым, кризисом всей системы в целом.)

Каковы все же реальные меры, предпринятые администрацией Гувера ? Гувер являлся сторонником индивидуалистического рыночного хозяйства. И республиканское правительство какое-то время не прибегало к государственному регулированию. Однако уже в 1929 г. были приняты срочные меры к активизации ФРС (Федеральная резервная система) и существенному удешевлению кредита, в декабре того же года президент провел через конгресс очередное снижение налогов на доходы корпораций. В июне 1930 г. вступил в силу новый тарифный закон Хоули – Смита, еще раз увеличивший размеры импортных пошлин и ставший поистине апогеем протекционизма. Таким образом, экономическая политика президентства Гувера в первые же месяцы кризиса была далека от принципов политики laissez-faire (невмешательства государства в экономические дела).

Осенью 1931 г. в связи с резким ухудшением хозяйственной конъюнктуры и участившимися крахами крупных банков правительство было вынуждено еще более отступить от канонов «твердого индивидуализма». Г. Гувер выступил с предложением создать Национальную кредитную корпорацию с капиталом в 500 млн. долл., который предполагалось собрать путем добровольных взносов банковских групп. Когда же оказалось, что владельцы крупнейших банков не намерены расходовать средства на помощь своим коллегам, попавшим в беду, на спасение монополий, оказавшихся перед угрозой краха, были брошены крупные государственные средства. В январе 1932 г. конгресс принял закон об основании Реконструктивной финансовой корпорации (РФК). Всего за один год РФК распределила субсидий и займов на 2 млрд. долл.

Деятельность этой организации свидетельствовала о том, что в период кризиса 1929 – 1933 гг. в США вновь началось усиление государственно-монополистических тенденций. Однако пока у власти находилась республиканская администрация, эти тенденции обнаруживались лишь эпизодически, а главное, они проявлялись в форме государственного субсидирования, а не в форме непосредственного государственного регулирования. Они не распространялись на сферу социальных отношений.

В аграрном секторе также были предприняты некоторые меры. В 1929 г. было создано Федеральное фермерское управление , которое начало скупку сельскохозяйственных товаров, чтобы не допустить слишком сильного падения цен. Таким образом правительство пыталось вывести из кризиса аграрный сектор. К середине 1931 г. на правительственных складах скопились огромные запасы пшеницы и хлопка. Операции этой организации принесли немалые выгоды верхушке крупного фермерства и особенно монополистическим посредническим компаниям, в распоряжении которых находились основные запасы продукции. Однако сосредоточение крупных товарных запасов без надежды на выгодный сбыт оказывало крайне неблагоприятное влияние на рынок. Когда же во второй половине 1931 г. фермерское управление прекратило закупки и начало распродажу своих собственных запасов, это привело к полной дезорганизации сельскохозяйственного рынка и к еще большему ухудшению положения основной массы фермерства.

Нужно еще сказать несколько слов о социальных движениях, чтобы лучше понять, что впоследствии пришлось реформировать Рузвельту. В период кризиса наблюдалось резкое обострение социальной активности людей. Рабочие, фермеры, студенты, женщины, просто неработающая молодежь, афроамериканцы – вот далеко не полный список участников этих движений. Рабочие заявляли о себе путем стачек. Всего за 1930 – 1932 гг. в стране бастовало около 850 тыс. рабочих. После некоторого спада стачечное движение возобновило свою деятельность со второй половины 1933 г.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.