регистрация / вход

История Казахстана

Принцип подготовки вопросов: Временная локализация – хронология и историческое время. Пространственная локализация – территория. Хозяйство – экономика.

Принцип подготовки вопросов:

  1. Временная локализация – хронология и историческое время.
  2. Пространственная локализация – территория.
  3. Хозяйство – экономика.
  4. Социальные отношения и социальная структура.
  5. Политические отношения и геополитика.
  6. Культура – материальная духовная.

Темы.

11. НЭП в Казахстане (1921-1929 гг.)

Ситуация сложившаяся в Казахстане в начале 20 века подтверждала общую картину экономического и политического кризиса, охватившего страну. Здесь всё говорило о необходимости перехода к новым принципам хозяйственной политики, определяющим стержнем которой должна была стать идея восстановления нормальных экономических отношений. В этой связи большевики вынуждены были отойти от утопических догм революционного романтизма. Основой изменений служили более толерантная по отношению к различным формам собственности политика и осознание невозможности дальнейшего игнорирования товарно-денежных отношений. Начало перехода связано с 10-м съездом Компартии (март 1921 г.). Именно на нём было принято решение о переходе от продразвёрстки к продналогу (фиксированный налог). Помимо изменений в налоговой политике были предприняты действенные акции в ряде других фрагментов экономических отношений: финансах, кредитах, трудовом законодательстве и т.д. Кардинальные меры сразу же сказались на состоянии народного хозяйства. Вскоре обозначилась тенденция к его восстановлению. Так, уже к концу 1925 г., уровень производства промышленной продукции возрос по сравнению с 1920 г. В 5-6 раз. В действие было введено более 60% предприятий промышленности против 17% в 1921 г. Свидетельством улучшения благополучия в экономике было развитие транспорта. Помимо старых магистралей в действие вступили и новые: Петропавловск-Кокчетав, Славгород – Павлодар. Подъём наметился и в сельском хозяйстве. В традиционно зерновых районах Уральской, Акмолинской и Семипалатинской областях был, достигнут уровня 1913 года. Стала выходить из кризиса животноводческая отрасль. В Казахстане по сравнению с 1922 г. Поголовье скота в 1925 г. Удвоилось, постепенно восстанавливалось кочевое скотоводство. Быстрые результаты дал НЭП и в Туркестане. В 1924 г. Здесь работало уже 35 хлопкозаводов. Стоимость валовой продукции хлопкоочистительной промышленности за один год возросла почти на 40 миллионов рублей. Валовая промышленность всего Туркестана достигла 80% довоенного уровня.

Либерализация экономической жизни вызвала некоторые изменения и в общественно-политической сфере. В Туркестане в 1918-1919 гг. были ликвидированы суды казиев и конфискованы вакуфные земли. Это породило басмаческое движение, особенно в Ферганской долине, где ислам имел традиционно развитую инфраструктуру. В 1922 г. ТуркЦИКом были возвращены вакуфные земли и легализованы суды казиев. Благодаря этим акциям социальная база басмачества стала сужаться. Политика в отношении религии со стороны власти в первой половине 20-х годов стала более терпимой. Наряду с восстановлением шариатских судов и возвращения вакуфных земель власть официально санкционировала право на отправление религиозных обрядов и праздников. Еженедельным днём отдыха становилась пятница – из-за подавляющего числа мусульман среди жителей Туркестана. Компромиссы, на которые в годы НЭПа власть пошла в области конфессиональной политики, способствовали тому, что часть мусульманских священнослужителей стала поддерживать её акции. В январе 1924 г. Улемы Западной Бухары приняли резолюцию, в которой говорится, что басмачи не защитники а отверженные враги ислама.

Духовенство поддержало и земельно-водную реформу.

Ориентация на философию НЭПа как более позитивную модель реформирования общества оказалась недолгой. Уже со второй половины 20-х гг. большевистское государство, оправившись от кризиса, начинает отходить от идеологии НЭПа, вновь переводя политику к более жёсткому принципу.

12. Завершение формирования тоталитарной системы управления. (промышленная модернизация, индустриализация и коллективизация сельского хозяйства). Голод в Казахстане (1932-1933 гг.).

НЭП воспринимался в 20-х годах как долговременная политическая стратегия. Именно в её рамках виделось решение проблем индустриализации, кооперирования крестьянства, повышения жизненного уровня народа. Планы индустриализации предполагалось выстраивать путём достижения экономически и социально целесообразной соотнесённости между фондами потребления и накопления, выхода на более или менее приемлемые пропорции в производстве средств производства и предметов потребления.

Кооперация, мыслившаяся как наиболее простой способ вовлечения крестьянства в социалистическое строительство, осознавалось в виде постепенного процесса, «без всякого насилия». Однако уже к концу 20-х гг. реалистический курс претерпел коренные изменения, обрёл противоположный характер.

Главным приотритетом и даже всепоглощающей целью была объявлена индустриализация. При этом планы её задавались на 50-100 лет. Между тем индустриализация предполагала в качестве своего обязательного условия достаточный фонд накопления. Поэтому всё упиралось в решение этой проблемы – увеличения фонда накоплений. Согласно экономической аксиоме для оптимального удельного веса фонд накоплений должен быть меньше чем фонд потребления. Резкое увеличение фонда накопления влечёт к резкому упадку уровня жизни. Мировой опыт показывает, что для перенаправления экономики в сторону индустриальную нужно поднять фонд накопления всего до 25%. Сталин же поднял эту планку до 44% в 1932г. Сталин объяснял это капиталистическим окружением. Незамедлительно последовало снижение уровня жизни. Но советская власть воспринимала это как «тернии к звёздам». Теперь главной целью становилось улучшение тяжёлой промышленности, а легкая и пищевая промышденности оставались на втором плане. Так капиталовложения в промышленность Казахстана составляли 1228413 тыс. рублей, из них 110542 тыс. в группу А (фонд накопления), около 93%, а в группу Б – 87771 тыс. рублей, что составляло 7%. Для достижения таких результатов власть занижала зарплаты для рабочего класса производя продукцию с очень высокой себестоимостью. Были введены новые налоги. Так же в фонд накопления шли деньги из тюрьмы, заключённые не получали платы за труд. Но даже эти накопления меркли на фоне накоплений из сельского хозяйства. Таким образом, в качестве главной предпосылки решения проблемы накопления для индустриализации государство усматривало широкое изъятие крестьянского продукта. Для этого был необходим геноцид крестьянства- продукция закупалась по сильно заниженным ценам. Крестьяне перестали производить что-либо, так в 1927-1928 гг. государство недосчиталось 128 миллионов пудов хлеба. Снять все эти хлопоты было просто – загнать крестьянина в колхозы. Для колхозов назначали планы. Не выполнишь план – высылка. Чтобы не было побегов с колхозов, крестьянам не выдавали паспортов. Таким образом, в постановлении СНК и ЦК ВКП(б) от 6 мая 1932 г. Отмечалось, что несмотря на засуху, хлебозаготовки прошли лучше чем в 1928 г. Было заготовлено около 600 миллионов пудов зерновых, тогда как в 1928 г. – 300 млн. Т.е. коллективизация имела положительный характер, но с другой стороны изымались около 80% урожая колхозов. Однако разрушение традиционной структуры хозяйства обернулось катастрофой для животноводства. В 1928 г. В Казахстане насчитывалось 6.5 млн. голов крупного рогатого скота, уже к 1932 г. Их было не больше 965 тыс. Даже накануне войны уровень не был равным – всего 3.5 млн. Серьёзные потери были и среди мелкого скота. В 1928 г. – 18.5 млн. голов, а в 1932 г . – только 1.5 млн.

Силовая политика государства вызвала широкое движение сопротивления крестьянства. В Казахстане в 1929-1931 гг. произошло около 400 восстаний, в которых участвовало более 80000 человек. Но все они были жестоко подавлены. На волне крестьянского недовольства вновь активизировалась басмаческое движение. Всё это привело к тому, что в 1931 г. Начался продовольственный кризис, народ голодал. Вопрос о численности жертв голода в Казахстане остаётся пока открытым, но данные из КГБ и МВд могут дать более точные числа. Считается, что в Казахстане в годы голода погибло от 1-1.75 млн. человек, что составляло около 30-42% всего этноса. Большой урон численности коренного населения нанесли и откочёвки. Четвёртая часть (около 1 млн.) откочевали за пределы республики, 600 тыс. так и не вернулись.

13. Политические репрессии в Казахстане.

Закономерным результатом становления тоталитарной власти стало раскручивание репрессивной машины. Было создано большое количество лагерей – Сазлаг, Карлаг, Алжир и многие другие. Репрессивная машина набирала обороты. Только в Казахстане службой НКВД было «разоблачено» 183 организаций, с общим числом «агентов» - 3720 человек. С 1920-1953 гг. было подвергнуто политическим репрессиям около 110 тыс. человек. В 1935-1938 гг. около 17% всей казахстанской партийной организации было объявлено врагами народа. Сталинская репрессивная машина оборвала жизни таких видных деятелей как: Абдурауф Фитрат, Абайдулла Ходжаев, Ашурали Захири и многих других. Была уничтожена и национально-либеральная интеллигенция, среди них – Х. Досмухамедов, М. Тынышпаев, Ж. Акпаев, М. Жумабаев, т.е. почти все деятели партии Алаш-Орда – было репрессировано 4297 человек. Излюбленным объектом сталинских репрессий выступали носители того или иного уклона. Ещё на Х съезде Ленин говорил, что эти уклоны не серьёзны, что их ещё можно поправить, и по сталинской системе «поправка» эта заключалась в моральном и физическом уничтожении политических оппонентов. Также репрессиям подверглись и местные партийные деятели – так называемые национал-уклонисты. Одни из них мечтали о «переходе отсталых народов» к более передовым социалистическим нациям. Среди них – Т. Рыскулов, У. Исаев, С. Сейфуллин, У. Джандосов, Т. Жургенев, А. Токжанов, А. Икрамов, Г. Артыков, А. Каримов и др. другие находились в поисках более умеренных альтернатив. Они были больше ориентированы на этническую идею с учётом реалий своих республик. Их отличало трагическое ощущение последствий силового вторжения государства. Поэтому они выражали неприятие большевистской модели трансформации традиционного общества. В отдельные моменты они даже полностью отходили от политики, но все же были уничтожены системой.

14. Казахстан в ВОВ: а) Участие казахстанцев на фронтах.

б) Казахстан – тыл фронта.

в) Депортации народов в Казахстан.

В годы войны около 1 200 000 казахстанцев ушли на фронт, Таджикистан послал 209 тыс. человек. В Казахстане было сформировано 12 стрелковых и 4 кавалеристских дивизий, 7 стрелковых бригад, около 50 отдельных полков. За подвиги на фронтах высокого звания Героя Советского Союза были удостоены 497 казахстанцев, 280 представителей Узбекистана, 70 – Киргизии, 34 – Таджикистана.

Среди них М. Маметова и А. Молдагулова, дважды Герои Советского Союза, лётчик Луганский, Т. Бегельдинов, Л. Павлов, воин-панфиловец – Д. Шопоков и многие другие.

Уже в первые месяцы войны Германия оккупировала районы, где проживало около 40% населения страны, производилось 68% чугуна, 58% стали и алюминия, 65 – угля, 40 – железнодорожного оборудования. Исход войны во многом зависел от того, как быстро наладится «военная экономика», что было невозможно без тоталитарного перевода промышленности на Восток. Из районов которым угрожал захват было перевезено 1.5 млн. вагонов. В июне-декабре 1941 г. В тыловые регионы было перебазировано 1530 крупных предприятий и цехов. Более 200 из низ были размещены в Казахстане, 30 – в Киргизии, около 100 – в Узбекистане, 20 – в Таджикистане. Средняя Азия и Казахстан превращались в мощный арсенал фронта. В первые месяцы началачь конверсия промышленности на военный лад. В полной мере была задействована его сырьевая база. В Казахстане успешно работал Карагандинский угольный бассейн. Более чем на треть увеличилась добыча нефти на Урало-Эмбинском месторождении, увеличилась выработка электроэнергии. Казахстан стал давать 85% союзного свинца, 70% добычи полиметаллических руд, 65% металлического висмута. В значительной степени потенциал военной экономики создавался за счёт каторжного труда заключённых ГУЛАГа. На территории региона находилась целая сеть таких лагерей. Разрабатывая военно-стратегическую концепцию блицкрига, германское ОКВ считало, что успех её будет во многом зависеть от того, как быстро они разрушат продовольственный потенциал страны. На занятой фашистами территории находилось 38% зерновых, 50% технических культур, 87% сахарной свеклы, выращивалось 45% поголовья крупного рогатого скота. Летом и осенью 1942 г. Люди налаживали небывалую переправу через Волгу. Здесь скопилось около 2 млн. голов скота, основной поток которого двигался в Западный и Северный Казахстан. В Среднюю Азия было переправлено более 1 млн. овец и коз. Через Волгу было переправлено более 5 тыс. автомобилей, 3500 тракторов и комбайнов. И всё же сельское хозяйство страны с вторжением фашистов было подорвано. В первую военную осень колхозы средней Азии и Казахстана засеяли пшеницы на 126 тыс. га больше больше чем в 1940г. Наряду с Закавказьем Средняя Азия и Казахстан превратились в основных поставщиков сахарной свеклы. В производстве сахара удельный вес поднялся с 3.6% до 50% в 1942 г. Ценой огромного напряжения выполняла планы животноводческая отрасль. К 1944 г. На отгонном содержании в Казахстане и Средней Азии находилось около 20 млн. голов скота. За время войны в Узбекистане поголовье скота увеличилось на 1.5 млн., в Киргизии поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 23.8%, овец и коз – на 38.2%. Однако рост этот производился за счёт конфискации скота находившемся на личном пользовании. В Казахстане за 1941-1943 гг. по отношению к трём довоенным годам поставки по мясу возросли на 66.5%, молоку – 18.7%, по шерсти – на 38.1%.

Нельзя не сказать о страданиях, выпавших на долю депортированных народов. А в Среднюю Азию и Казахстан были переселены корейцы, немцы, чеченцы, ингуши, украинцы, курды и др. Особенно тяжёлой оказалась судьба советских немцев. Были приняты постановления, по которым немцев расселяли по трудовым армиям. В них призывались мужчины от 15-60 лет и женины, не имевшие детей младше 3 лет. Трудармии представляли собой лагеря для принудительных работ. По дороге на работу колонны трудармейцев сопровождались военным конвоем, которые получили право стрелять при малейшем неповиновении. Не выдерживая изнурительной работы и унижений десятки тысяч умирали.

15. Послевоенное развитие Казахстана. (1946-1953 гг.)

После завершения войны вера в правильность избранной систему управления стала более устойчивой. Но становилось очевидно, что такая система невозможна без чрезвычайных ситуаций – например войны. Поэтому уже в первые послевоенные годы в народном хозяйстве страны вновь обозначились негативные тенденции. Их действие усугублялось и тяжёлыми последствиями войны и природных катаклизмов, обрушившихся на сельское хозяйство в 1946 г. Одна из сильнейших засух охватила весной и летом обширную территорию Молдавии, Украины, Центрального Черноземья, Нижнего Поволжья, Запад Казахстана. Общая площадь погибших посевов зерновых составила 4.3 млн. га. На сотнях тысячах гектаров урожайность не превышала 4 центнеров с га. В Средней Азии и Казахстане этот показатель не превышал 4-6 ц. с га. Молдавию, Украину и другие районы охватил голод. Люди начали тайком носить зерно с полей. Как всегда карательные акции государства не заставили себя ждать. Во второй половине 1946 г. Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановления «О мерах по обеспечению сохранности хлеба, недопущению его разбазаривания, хищения и порчи» и «Об обеспечении сохранности государственного хлеба». Уже осенью 1946 г. За хищение хлеба в стране было осуждено 55369 человек, 37 из них были приговорены к расстрелу.

4 июня 1947 г. Были приняты два закона, по этим законам наказания стали ещё более суровыми. По решению Совмина указ от 4 июня 1947 г. Распространялся и на мелкие кражи на производстве. Так теперь за мелкую кражу давали не 1 год, как это было раньше, а уже от 7 до 10 лет. Об антигуманном характере указов говорило то, что около 50% осужденных в 1946-1947 гг. составляли женщины с малолетними детьми. На 1 июня 1947 г. В тюрьмы, колонии и лагеря было заключено 18790 детей в возрасте до 4 лет, 6820 беременных женщин. Всего к концу 1947 г. По указам от 4 июня в тюрьмы и лагеря было заключено 300 тыс. человек. Выстраданное трудом и болью зерно, казалось бы, должно было направляться в голодающие районы. Однако руководство страны перераспределило продовольствие в широкомасштабную продовольственную помощь «народно-демократическим» режимам Восточного блока, куда вошли страны Восточной Европы, а также ГДР. В декабре 1946 г. Совмин СССР принял постановление «О расширении посевных площадей и повышения урожайности зерновых культур и особенно яровой пшеницы в восточных регионах СССР». Согласно заложенным в нём установкам, в 1947 г. Планировалось расширить площади посевов на 10 млн. га. В 1947-1949 гг. площади под зерновыми в Казахстане, Сибири и на Южном Урале должны были возрасти на 6.5 млн. га. В рамках программы экстенсификации посевы под зерновые в 1950 году должны были увеличиться на 1 млн. 173 тыс. га. Но экстенсификация не могла коренным образом изменить ситуацию в сельском хозяйстве, которое находилось в застое. Полученный результат лишь немногим превышал результат 1910 г. В тяжелейшем состоянии продолжало находиться животноводство. В Казахстане, в крупнейшем животноводческом районе, в 1951 г. Насчитывалось лишь 4.5 млн. голов крупного рогатого скота, 1.5 млн. лошадей, 127 тыс. верблюдов. И только по овцам в силу их большей репродуктивности удалось приблизиться к уровню 1928 г. – 18036 тыс. Однако было бы неверным не заметить успехи четвёртой пятилетки. В целом она дала определённый восстановительный эффект и сообщила импульс для дальнейшего развития сельского хозяйства. Однако этот позитив меркнет по сравнению с развитием агропромышленности в Германии и Японии, где сложился капиталистический строй и создался механизм экономической мотивации. Также усилилась стратегия промышленного развития. Стержнем её по-прежнему оставалась идеология, выбранная ещё в годы индустриализации, т.е. основной капитал направлялся в сторону группы «А» - группа производства средств производства. После войны оправданием продолжавшейся политики игнорирования группы «Б» стала холодная война. Руководство страны взамен нормального уровня жизни предлагало народу восхищаться грозной техникой на военных парадах, впечатляющими индустриальными пейзажами и невиданным размахов новых «строек коммунизма», без которых не преодолеть нового врага. Т.е. вместо того чтобы начать производить для человека, государство продолжало перенапрягаться в наращивании производства стали, чугуна, свинца, угля. Промышленность Средней Азии и Казахстана является самым ярким примером. В это время началось строительство Карагандинского металлургического завода, в Усть-Каменогорске дал первую продукцию свинцово-цинковый комбинат, интенсивно эксплуатировались Карагандинское и Экибастузское месторождения угля и т.д. В Узбекистане была построена одна из крупнейших в СССР ГЭС – Фархадская. Большое количество предприятий было построено в Киргизии и Таджикистане. Средняя Азия и Казахстан становились крупнейшим звеном военно-промышленного комплекса страны. Это подтверждает строительство Семипалатинского атомного полигона, ракетного в районе Балхаша, а позднее и космодром Байконур. В то же время производство предметов потребления оставалось по-прежнему скромным. Так в 1950 г. В Казахстане насчитывалось всего 65 предприятий легкой промышленности, причём многие из них имели почти дореволюционную историю. Выступая одним из крупнейших производителей хлопка и шерсти, кожевенного сырья, республика имела малый удельный вес в союзном производстве хлопчатобумажных (0.1%) и шерстяных (1.4%) тканей, кожаной обуви (1.7%). Вопреки расхожим мнениям следует подчеркнуть, что уровень послевоенной жизни был хуже довоенного и, тем более, уровня жизни в годы НЭПа. Так в 1950 г. Среднемесячная зарплата в Казахстане составляла 62 рубля, в Узбекистане – 59.6, Киргизии – 57.8, Таджикистане – 62.6, Туркмении – 66.3 рубля. Ещё больше бедствовали сельские жители. Средняя заработная плата составляла около 40 рублей. Это объяснялось тем, что зарплата определялась величиной колхозного дохода, который не мог быть высоким по причине того, что государство устанавливало невероятно низкие закупочные цены. Основным доходом в сельской семье служило подсобное хозяйство. Статистика говорит, что за счёт подсобного хозяйства колхозники получали до 88.4% картофеля, овощей – 73.4%, мяса – 85.3%, яиц – 95.6%, молока – 97.7%. Но государство обложило налогами и личное хозяйство. В зависимости от зональных условий каждая семья сдавала от 40 до 60 кг мяса, 120-280 литров молока, 30-150 шт. яиц в год. Прямые и косвенные изъятия резко снижали и без того низкое потребление крестьянской семьи, сохраняя его на биологически допустимом минимуме. Таким образом государство продолжало обрекать население на страдания и полуголодное существование.

16. Хрущёвское десятилетие в Казахстане (1953-1964 гг.). Целина (1954-1956 гг.) – мифы и реалии.

После смерти Сталина началась ожесточённая борьба за власть. С марта 1953 г. Страной начали править Хрущёв, Маленков и Берия, последний был арестован на Заседании Президиума Совета Министров СССР 26 июня и вскоре расстрелян. С этого момента формальным лидером стал Г. Маленков, но после осуждения ЦК партии «фракционной деятельности и антипартийной группы» В. Молотова, Л. Кагановича и Г. Маленкова новым руководителем государства стал Н. Хрущёв. Период правления Хрущева отличался ярко выраженной реформаторской политикой. Начинали с аграрного сектора. Именно здесь концентрировались болевые точки народного хозяйства. Продолжала существовать хлебная проблема, выводящая страну на грань продовольственного коллапса. Производство зерна не успевало за потребностями государства. К 1950 г. Население страны увеличилось на 20 млн. человек, в том числе 40 млн. городского населения. Это объясняется массовым бегством из «деревни». Ситуация настойчиво требовало изменений в сельскохозяйственном секторе. В марте 1953 г. Органы Совета Министров СССР начали разработку новой концепции. Её основные положения были изложены в докладе Г. Маленкова на августовской сессии Верховного Совета. На сентябрьском пленуме 1953 г. ЦК КПСС идеи трансформации аграрной политики были закреплены в виде директивных установок. В соответствии с ними предусматривалось резкое увеличение инвестиций в сельскохозяйственное производство. Наряду с увеличением капиталовложений предусматривалось и снижение налогов, а также и повышение закупочных и заготовительных цен. На начальном этапе в рамках нового курса были предприняты отдельные меры по послаблению государственной практики в отношении крестьянских хозяйственных подворий. В частности с крестьянских хозяйств была снята задолженность прошлых лет по обязательным поставкам продуктов животноводства государству, снижена сумма налога (по сравнению к 1952 г. В 1954 г. налоги были сокращены в 2.5 раза). Объёмы капиталовложений в сельское хозяйство средней Азии и Казахстана тоже были увеличены. В частности, в 1953-1958 гг. объёмы капиталовложений выросли в 4 раза. Если в 1953 г. в сельскохозяйственное производство было вложено 97.2, то в 1964 г. – 814.1 млн. рублей. В сельское хозяйство Узбекистана за этот же период было вложено около 3.2 млрд. рублей. Расширение инвестиционных потоков в аграрный сектор создало предпосылки для бурного роста его материально-технической базы. С 1958 г. в связи с реорганизацией МТС их техника стала продаваться колхозам. Произошло стремительное увеличение энергетических мощностей сельского хозяйства Казахстана. Возросло количество тракторов, комбайнов, грузовых автомобилей. То же самое наблюдалось и в сельском хозяйстве других среднеазиатских стран. Поворот «лицом к деревне» дал ощутимые результаты, причём, неожиданно быстро. За период 1954-1958 г. прирост валовой продукции составил 35.3%. Советская экономическая наука заговорила о «золотой пятилетке», о том, что благодаря «мудрости партийно-государственного руководства» сельское хозяйство страны доказало свою способность к интенсификации производства. Тем не менее, интенсификация не была оправданной. Конечная продукция хозяйства в своих средних годовых показателях составила в стране в 1951-1955 гг. 50 млрд. долларов, в 1961-1965 гг. – 79.5 млрд. В то время как в США эти показателя равнялись 118 и 137.5 соответственно. Уровень производительности труда в это же время был гораздо ниже. Например: по сравнению с США – в 12.3 раза, с ФРГ – в 3.9 раза, Франции – 3.6, в Великобритании – в 7 раз. При этом СССР обгонял эти страны по темпам наращивания техники. В 1951-1955 и в 1961-1965 гг. в СССР в сельском хозяйстве было занято 32 млн. человек, а в США – 6 и 4.4, ФРГ – 4.8 и 3.2, Великобритании – 1.2 и 0.9 млн. человек. Данные цифры говорят о том, что прогресс в сельском хозяйстве СССР происходил за счёт количественных, а не качественных изменений. Т.е. Экстенсивный механизм продолжал существовать и, более того, набирал всё большие обороты. Но даже такой рост сельского хозяйства не может сравниться с валовой продукцией подсобных хозяйств. В 1958 г. в этом секторе было сконцентрировано 42.6% всего крупного рогатого скота, 23.7 поголовья свиней, 17% поголовья овец, 47.5% поголовья коз. Ещё более высокие соотношения были в овощеводстве и садоводстве. Тем не менее, и в рассматриваемые годы Хрущёв придерживался генеральной линии партии на выкорчёвывание любого проявления частной собственности, тотальное обобществление сельского хозяйства. Как полагают многие специалисты, свою эффективность аграрные реформы сохраняли до 1957-1958 гг. Далее начинался очередной спад. Методология экстенсификации оказывало пагубное влияние и на развитие промышленности. Государство строило всё большее число промышленных комплексов, которые в свою очередь требовали всё больших затрат. Т.е. экстенсивная политика сама себя и погубила.

Целина: В 50-х годах страна испытывала глубокий продовольственный кризис. Здесь было два выхода: перейти к рыночным отношениям или продолжать использовать экстенсивный метод производства. Т.е. руководство страны решило резко увеличить площади посевов зерновых культур. Для этого требовалось лишь собрать основную технику за Уралом (Казахстан). Роль целины можно воспринимать как реанимирующее средство для Системы. Но некоторые специалисты считают, что у Хрущёва не было выхода из данной ситуации. Но выход был – можно было увеличить урожайность районов всего на 1 центнер с га и результат был бы таким же как и при целине. Для такого решения не нужно было использование достижений химии – удобрений. Достаточно было усовершенствовать техническую базу – например, выстроить снегозадержание. Но было принято решение о проведении целины. Наиболее масштабные распашки предполагалось провести на севере Казахстана. С этого времени Казахстан воспринимался как символ целины. В ноябре 1953 г. был принят план, по которому в течение 1954-1957 гг. посевные площади в Казахстане будут увеличены на 2.5 млн. га. Но после руководство планировало провести более масштабные распашки и не за 4 года, а за 1-2. Поэтому с поста первого секретаря Компартии Казахстана был снят Шаяхметов и был назначен Пономаренко, вторым секретарём был назначен Брежнев.

Для нынешнего Казахстана целина имеет большое значение, вместе с целиной Казахстан начал входить в зерновой пояс Земли, куда входят немногие страны мира, которые диктуют мировую конъюнктуру рынка зерна. Распашка новых земель позволила преодолеть продовольственный кризис и начать экспорт качественной пшеницы. Так было экспортировано около 14 млн. тонн зерна.

Но есть и другие аспекты, по которым можно судить о целине – экологический и экономический и социальный. Уже в первые годы целины началось выдувание почвы в больших количествах. К 1960 г. а Казахстане было повреждено 9 млн. га почвы. За период освоения целины в Казахстане был потерян 1 млрд. гумуса, что составляло треть первоначального запаса страны. Гигантские распашки повлекли за собой и глобальную засушливость. Так из 25 лет после целины 23 года были засушливыми. Что касается экономического аспекта, то он тоже был неадекватен. Для посева 1 га земли требовалось 1-2 центнера зерна, а урожайность в среднем составляла 6-7 центнеров с га, то уже можно судить о небольшой прибыльности. Ещё нужно учесть и трудовые ресурсы затраченные на производство зерна. Ежегодно в целинные районы приезжало сотни тысяч людей, иногда эта цифра достигала 1 млн. Всё это сказалось на рентабельности себестоимости зерна. Огромны были и энергетические затраты. Располагая большим сельскохозяйственным потенциалом, страна всё же была одним из крупнейших импортёров. За 10 лет страна выкупила 308 млн. тонн зерна. Итак, целина как экстенсивный «манёвр» не оправдала себя, а выход на вынужденную интенсификацию был заблокирован. В результате целины в Казахстане сформировалась широкая социокультурная зона. Но это имело отрицательную сторону для стран-доноров рабочей силы. Эти страны превращались в трудонедостаточные районы. Подвергся угрозе и местный этнос – его удельный вес составил 30%, это могло повлиять на языковую сторону, положение ухудшало и то, что 700 школ были переведены с казахского языка обучения на русский.

18. Политика перестройки в Казахстане (1985-1991 гг.). Основные этапы и их характеристики.

Курс на социально-экономические преобразования, провозглашенный М. Горбачёвым, имел на начальном этапе ту цель, что и попытки предшественников – показать себя со стороны хорошего деятеля и демократичного реформатора. Эта система реформ вошла в историю как «перестройка», которая делилась на три этапа:

  1. Апрельский пленум 1985 г. – лето 1987 г. В рамках первого этапа были предприняты тщетные попытки реализовать концепцию ускорения. Как предполагало руководство страну выведет из застоя борьба с пьянством и распущенностью. Но основной упор делался на приобретение приборов гражданских отраслей машиностроения, что позволит к 1990 г. увеличить число станков, отвечающим мировым стандартам, до 90%. В аграрном секторе ускорение виделось во внедрении достижений НТР. Между тем, всякие идеи ускорения в отсутствии рынка и частной собственности становились иллюзиями. Очень быстро несостоятельность концепции ускорения выявилась в сельском хозяйстве. Государственная колхозно-совхозная система уже по своей природе не могла воспринять достижения НТР. Колхозники, будучи бесправными, были равнодушны к общественному производству и воспринимали эту работу как своеобразную обязанность. Поэтому об интенсификации производительности труда не могло быть и речи. Что касается наведения порядка, то введённые законы повысили производительность лишь на 1%, и тот держался всего год. В результате государство недосчиталось 67 млрд. рублей и обострению ситуации на потребительском рынке. В средней Азии и Казахстане были вырублены бесчисленные насаждения виноградных культур, которые до сих пор не удалось восстановить.
  2. Второй этап. Лето 1987-май1989 гг. Начальный период «перестройки» показывает, что одними только «косметическими» методами не изменить ситуацию к лучшему и что причины лежат в системе производственных отношений. Общество начало понимать, что путь к развитию экономики лежит через рынок и частную собственность, через которые прошли все цивилизованные государства. Однако руководство страны продолжало находиться в состоянии медлительности и излишней осторожности. Именно этим объясняются попытки соединить план и рыночную стихию и тем самым выйти на некую модель социалистического рынка. Результатом этого периода стали половинчатые и аморфные законы о государственном предприятии и о кооперации. Хотя они о сообщили обществу некоторый прогресс, но основных проблем не решили. Требовались гораздо более радикальные меры.
  3. Третий этап. Май 1989 г. – август 1991 г. В самом начале «перестройки» была декларирована официальная установка на всемерную демократизацию всех сторон общественной жизни. Однако уже декабрьские события 1986 г. в Алма-Ате показали невозможность реализации такой идеи в рамках тоталитарного режима. Уже в 1985-1986 гг. М. Горбачёв начал избавляться от соратников Л. Брежнева, среди которых был Д. Кунаев. 16 декабря 1986 на пленуме было принято решение о снятии с должности первого секретаря Компартии Казахстана Д. Кунаева и назначении на эту должность Г. Колбина. Это решение вызвало бурную реакцию среди казахского этноса. 17 декабря 1986 г. около 2400 демонстрантов вышли на улицы Алма-Аты, и, как это обычно бывает, руководство подавило это сопротивление. Сотни человек были осуждены, уволены, отчислены из учебных заведений. В постановлении ЦК КПСС события в Алма-Ате были обозначены как проявление казахского национализма. Декабрьские события показали, что область демократизации была в весьма суженных пределах. Любая критика в адрес Системы была недопустима. Но уже 1987 г. в республике появляются первые неформальные объединения. Эти объединения сначала затрагивали вопросы экологии. Система не закрывала эти движения, потому что ей это было выгодно. С одной стороны допускалась критика, но с другой стороны ничего не предпринималось для изменения ситуации. Следующим этапом в развитии неформальных организаций стало создание национально-культурных и историко-просветительских объединений. Далее создаются рати и движения с более политической направленностью. Летом 1989 г. создаётся движение «Желтоксан», которое занималось вопросами о справедливой оценке декабрьских событий 1986 г. Позже движение переформировалось в одноимённую партию, целью которой было отделение от СССР и создание нового независимого государства. В июне-июле 1990 г. на учредительной конференции в Алма-Ате оформилось гражданское движение «Азат». Экономическая программа движения «Азат» была более аморфной, она предполагала развитие смешанной экономики, по типу китайской модели. Идея частной собственности признавалась якобы неадекватной национальными традициями казахов. Другое движение - «Невада-Семипалатинск», возглавляемое культурным деятелем Олжасом Сулейменовым, вело борьбу за закрытие атомного полигона в г. Семипалатинске. Итак, в рассматриваемый период в Казахстане создалось множество разных партий и движений. На протяжении 1990-1991 гг., когда в стране обсуждался вопрос о будущем СССР, Казахстан и другие страны Средней Азии активно выступали за сохранение СССР, но уже в форме федерации. Однако в стране преобладали центробежные силы, и вскоре произошёл крах великой державы.
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий