регистрация / вход

Объективные причины октябрьской революции 1917 г.

ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЧИНЫ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА ВЫПОЛНИЛ СТЕПАНЦОВ ПАВЕЛ МИХАЙЛОВИЧ Г. МЫТИЩИ 2004 г. ВСТУПЛЕНИЕ. Революция 1917 года – одно из важнейших событий российской истории. Был полностью переломлен существовавший веками строй, установилась советская власть и произведена невиданная нигде раньше национализация общественной собственности.

ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЧИНЫ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА

ВЫПОЛНИЛ

СТЕПАНЦОВ ПАВЕЛ МИХАЙЛОВИЧ

Г. МЫТИЩИ

2004 г.
ВСТУПЛЕНИЕ.

Революция 1917 года – одно из важнейших событий российской истории. Был полностью переломлен существовавший веками строй, установилась советская власть и произведена невиданная нигде раньше национализация общественной собственности.

Тема революции 1917 года актуальна и сейчас, когда после семидесятилетнего существования развалился советский строй и в стране началось развитие капитализма. Поняв причину революции 1917 года, осознав причину того, почему страна пошла по пути социализма, а не капитализма, мы сможем лучше ориентироваться в нынешней обстановке, когда государство встало на капиталистический путь развития, сможем, может быть, устранить некоторые проблемы российской социально-экономической жизни, которые существовали тогда, и стали актуальны сейчас.

В течение многих лет революция 1917 года рассматривалась под углом марксистско-ленинского учения. Сейчас, когда идёт переосмысление всей истории ХХ века очень важно объективно и беспристрастно выявить причины этого исторического события. Только проследив все объективные предпосылки к Октябрьской революции 1917 года, можно строить какие-либо обобщения и теории, объясняющие произошедшее.

Целью данной работы является нахождение объективных причин октябрьской революции 1917 года и выяснение обстоятельств, по которым буржуазия не смогла взять власть в свои руки, а потеряла её.

РОССИЯ К ХХ ВЕКУ

РОССИЯ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Конец XIX века принёс множество изменений в социально-экономическую жизнь России. В результате реформ, проведённых при Александре II и Александре III, были созданы объектив­ные предпосылки для перехода от феодальной общественно-экономической к капиталистиче­ской. Уничтожение крепостного права привело к частичному переселению крестьян в город, что способствовало созданию рынка наёмной рабочей силы, необходимой для развития капи­талистического производства.

При Александре III, понимавшем необходимость развития тяжёлой промышленности, проис­ходило инвестирование промышленности, как за счёт государства, так и при помощи ино­стран­ного капитала. Государство, получавшее деньги за счёт выкупных платежей, которые крестьяне выплачивали после реформы 1861 года, преимущественно инвестировало их в про­мышленность. Таким образом, происходило своеобразное перераспределение капитала из аг­рарного сектора в индустриальный.

Иностранный капитал также способствовал развитию промышленности. Существует расхо­жее мнение, что иностранный капитал является определённым тормозом для развития госу­дарства, но этот взгляд несколько односторонен. Иностранный капитал действительно оказы­вает известные препятствия развитию экономики, связанные с необходимостью вывоза части дохода за границу, кроме того, происходит рост внешнего государственного долга, но благо­приятное влияние, которое он оказывает на развитие промышленности намного превосходит эти негативные воздействия. Инвестирование промышленности приводит к росту производ­ства, внедрению новых технологий, и, следовательно, удешевлению продукции. Благодаря этим факторам, товары становятся конкурентоспособными как на внутреннем, так и на внеш­них рынках, что приводит к ощутимому притоку денежных средств из-за границы, которые через некоторое время не только покрывают вывоз известной части дохода за границу, но также к возможности оплаты внешнего долга. Благоприятное влияние иностранного капитала на экономическое развитие государства мы можем наблюдать на примере Англии XVI—XVII веков, где довольно в больших количествах использовался голландский капитал.

Следствием этих двух факторов, необходимых для развития капиталистического производ­ства, стало интенсивное развитие промышленности, наблюдавшееся в конце XIX столетия.

Но наряду с передовыми капиталистическими производительными силами существовали уже отжившие свой век феодальные производственные отношения. Это не­сколько препятствовало поступательному движению страны вперёд. Но феодальные производ­ственные отношения, ко­торые всё ещё преобладали в социальной сфере, не могли смениться капиталистическими ре­волюционным путём, т. е. как это преимущественно происходило в странах Западной Европы, т. к. класс зарождающейся буржуазии был слаб для того, чтобы взять власть. В то же время дворянство, в течение трёх веков являвшееся опорой монархии, уже исчерпало свой потенци­ал как класс, т. к. уже не отвечало интересам социально-экономи­ческой жизни страны, и должно было вскоре отмереть вместе с феодальными пережитками. Надёжной опорой власти оно также уже не служило по вышеописанным причинам.

Таким образом, Россия в начале ХХ века находилась в сложном положении. Смена общест­венно-экономических формаций, отсутствие надёжной опоры существующего правительства, отсутствие сильного класса в обществе – всё это порождало внутреннюю нестабильность. Требовались мудрые и решительные действия «сверху», чтобы путём мирных внутриполити­ческих преобразований и реформ решить сложившуюся проблему. В противном случае возни­кала угроза революционной борьбы «снизу», которая, в отсутствии сильного класса буржуа­зии, могущего взять власть, могла привести «к началу бессмысленных и беспощадных эксцес­сов самой ужасной из всех анархической революции».

САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ НИКОЛАЙ II.

В 1896 году на российский престол вступил Николай II. Общество, всегда ожидающее на­ступления перемен к лучшему с приходом новой власти, возлагало на него большие надежды, в первую очередь связанные с проведением прогрессивных реформ. Посмотрим, насколько основательны были эти надежды.

Сын Александра III, царя с сильными волей и характером, не унаследовал от отца этих ка­честв. Хорошо воспитанный, боявшийся оскорбить людей резким «нет», мог ли он провести в эти сложные, требующие быстрых и решительных действий времена те либеральные ре­формы, которые от него ожидались?

Больше семьянин, чем государственный деятель, мог ли он править сам, а не допускать до власти всяческих советников?

Перенявший от отца характер самодержца, чувствовавший свою ответственность за судьбу самодержавия в России, мог ли он осознавать необходимость перемен в социально-экономи­ческой жизни общества?

И надежды, возлагаемые на него, почти сразу рассеялись. 17 января 1895 года он сказал: «я... буду охранять начала самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незыбле­мый родитель».

Таким образом, было очевидно, что начавшиеся в конце века противоречия между капитали­стической и феодальной общественно-экономическими формациями при Николае II имеют мало шансов быть разрешёнными «сверху», путём уступок власти буржуазии.

ПЕРВОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ ХХ ВЕКА

РОССИЙСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ К НАЧАЛУ ХХ ВЕКА

КРИЗИС 1900—1903 гг.

В результате благоприятно сложившихся объективных обстоятельств таких, как создание рынка наёмной рабочей силы, инвестирование промышленности в Рос­сии конца XIX столетия начинается бурное развитие капиталистического произ­водства.

Но этот процесс имел свои отличные от аналогичных процессов в западноевропейских госу­дарствах особенности. Во-первых, Рос­сия уже была вовлечена в международный товарообо­рот, что явилось причиной зависимости российской экономики от мирового экономического по­ложения.

Во-вторых, на том этапе развития промышленности всё ещё находили малое применение достижения научно-технического прогресса, следствием чего стано­вились большее использо­вание дешёвой рабочей силы и рост фабрик.

В-третьих, вследствие отсутствия достаточных отечественных денежных средств, которые могли бы удовлетворить потребности промышленности в эко­номике, в Россию активно на­правляются денежные потоки из стран Западной Европы. Иностранный капитал, как говори­лось выше, ока­зывал благоприятное влияние на развитие российского произ­водства, тем более что он давал­ся под относительно низкий процент. Ошибоч­но думать, что он ставил Россию в зависимость как эко­номическую, так и политическую от западноевропейских стран. Ино­странные фирмы, компании, банки не вели в России самостоятельной экономической поли­тики, не имели воз­можности влиять на принимаемые политические решения.

В-четвертых, и в-главных, российская экономика развивалась в условиях проти­воречия меж­ду передовым промышленным производством, и оставшимися пере­житками феодализма (са­модержавием, крупным помещичьим землевладением и крепостническими методами в сель­ском хозяйстве), что приводило к конфликту между капиталистическими производительными силами и феодальными произ­водственными отношениями.

Всё это оказывало влияние не только на экономическую сферу, но и на соци­ально-политиче­скую, т. к. конфликт между новым классом буржуазии и старым – дворянством неблагоприятно воздействовал на российское общество, порождая в нём нестабильность и брожение.

Следствием того, что российская экономика испытывала воздействие ми­рового рынка стало то, что она не могла избежать мировых экономических кризисов. Первым таким кризисом стал кризис 1900—1903 годов.

В 1899 году в результате бурного промышленного развития в странах Западной Европы всё больше ощущается стеснённость денежного рынка, что вызвало бы­стрый рост учётного про­цента. Финансовый кризис перерос в промышленный, охватил всю Западную Европу и немед­ленно переполз в Россию.

Экономически развитые страны Западной Европы довольно легко пережили кризис, но сла­боразвитая российская экономика получила серьёзный удар. Пер­выми признаками расстрой­ства экономической жизни страны стали банкротства крупных фирм машиностроения и же­лезных дорог и кризис денежных ценностей в Петербурге в 1899 г. К концу года учётный про­цент возрос с 5% до 7%, пред­приятия стали сокращать кредиты на отпускаемую продукцию, что вызвало из­быток товаров на внутреннем рынке, падение цен на них и снижение курса ак­ций промышленных предприятий. В стране начался первый такого рода экономический кри­зис.

Кризис нанёс сильнейший удар по неокрепшей экономике страны, особенно по тяжёлой промышленности. Промышленное производство в России в период кри­зиса 1900-1903 гг. со­кратилось на 5%, выплавка чугуна уменьшилась на 15%, прокат рельсов – на 32%, производ­ство паровозов и вагонов – на 25-37%, в семь раз по сравнению с 1899 годом сократилось строительство железных дорог (1899 – 5248 км, 1903 – 763 км). За эти три года было закрыто более 3000 предприятий, на которых работало 112000 рабочих.

Если на страны Западной Европы кризис не оказал ощутимого негативного влияния, то по российской экономике он нанёс сильный удар. Практически до 1909 года не было никаких ощутимых рывков вперёд в развитии промышленно­сти, хотя поступательное развитие капита­лизма не остановилось.

Но, кроме того, кризис оказал негативное воздействие и на социальную сферу. В период кри­зиса особенно ухудшилось положение рабочих: возросла безработица, резко сокращалась за­работная плата, что вызвало подъём революционного дви­жения среди рабочих.

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА.

В начале ХХ века капиталистически развитые страны Западной Европы начинают ис­пыты­вать необходимость в новых сырьевых базах и рынках сбыта, которыми в то время служили колонии. Своё внимание с целью захвата таковых они обращают на страны вос­точной Азии и в первую очередь на Китай. К этому моменту Китай уже потерял былое могущество, поэтому захват территорий не представлял особого труда. Обратила ни Ки­тай своё внимание и Россия. Но ей пришлось встретиться с новым конкурентом – Япо­нией, страной с быстро развиваю­щимся капитализмом. Японию поддерживали Англия и США, не заинтересованные в усиле­нии России в этом регионе, на стороне же России вы­ступали Франция и Германия, стремя­щиеся предотвратить появление первых в Китае.

С 1894 в течение 10 лет идёт раздел сфер влияния в Китае с участием всех заинтересо­ванных сторон: Англии, Франции, России, США, Германии и Японии. К 1904 году в ре­зультате посто­янных столкновений интересов в этом регионе дипломатические отношения Японии и России достигли своей кульминации, и в январе 1904 года Япония начинает боевые действия нападе­нием на российские сухопутные и морские военные силы.

Необходимо отметить, что Япония начала готовиться к войне задолго до её начала, чего нельзя сказать о России. В итоге, японские войска составляли 330000 человек, 1068 орудий разных калибров. Россия же на начало войны имела сухопутные войска в количестве 100000 человек, разбросанных на значительном расстоянии от Байкала до Порт-Артура. Россия к тому времени имела на Дальнем Востоке в составе военно-морского флота 7 броненосцев, 4 броненосных крейсера, 7 легких крейсеров, 6 канонерских лодок, 2 минных крейсера, 32 ми­ноносца. В сравнении с японским флотом, Россия уступала ему по всем показателям: и по ко­личеству и качеству кораблей, и по их артиллерийскому вооружению.

Преимущество практически во время хода всей кампании на стороне японцев, что было от­части связано с непродуманными действиями со стороны русского командо­вания, а отчасти с худшим вооружением. К началу лета 1905 года продолжение военных действий стало невы­годно как для японской стороны, так и для России. Для первой потому, что долгая, затяжная война с Россией исчерпала бы все её силы, а во второй началась революция. Япония обраща­ется к США с просьбой о посредничестве на мирных переговорах, на что получила согласие. В результате был заключен Портсмутский мир, по которому Россия отделалась минимальными территориальными поте­рями: южной частью острова Сахалин.

Столь неудачная военная кампания для России оказала большое значение на внут­реннюю обстановку в стране. Во-первых, она показала, что российские войска небоеспособны, т. к. от­стают от передовых армий, как по техническому оснащению, так и по качеству высшего ко­мандного состава. Во-вторых, она оказала серьёзное влияние на обстановку внутриполитиче­скую. Постоянные неудачи на фронте оказали абсолютно противоположное влияние, которое ожидал от «маленькой победоносной войны» Плеве. Опасная обстановка после кризиса 1900—1903 гг. усугублялась недовольством в обществе и падением авторитета власти в гла­зах общественного мнения.

Русско-японская война – самая неудачная военная кампания для русского флота, доказавшая необходимость полного переоснащения не только сухопутных войск, но и морских сил страны.

РЕВОЛЮЦИЯ 1905 ГОДА.

Революция 1905 года – первая русская революция, направленная против самодержавия, ко­торая была такой крупной по размаху и которая оказала такие довольно серьёзные последст­вия. Революции – это признак глубоких социально-экономических противоречий в обществе, которые свидетельствует либо о несостоятельности политики, проводимой сверху, либо об от­сут­ствии «понимания» друг друга у власти и общества. Посмотрим, какие объективные при­чины были в основе революции 1905 года.

Как уже отмечалось выше, с конца XIX века в России начинается развитие капиталистиче­ских производительных сил. Однако, если в странах Западной Европы этому процессу сопут­ствовали разложение феодальной общественно-экономической формации и создание пред­ста­вительских органов управления, через которые власть получала буржуазия, то в России дело обстояло иначе. Хотя феодальная общественно-экономическая формация уже давно от­жила своё и не удовлетворяла как современным экономическим требованиям (малодоходное кре­стьянское производство), так и внутриполитическим (класс дворянства не мог служить надёж­ной опорой власти), но самодержавная монархия продолжала искусственно сдержи­вать про­цесс разложения пережитков феодальных отношений. Во-вторых, не было предста­вительских органов управления государством, поэтому буржуазия не могла получить власть. Отсюда про­тиворечие между развивающимся и набирающим силу классом буржуазии и са­модержавной монархией. Это не означало, что монархия должна быть уничтожена – можно было ограни­читься парламентарной монархией, где класс буржуазии участвовал бы в управ­лении, что было, например, в Англии.

Кроме того, на российской внутриполитической арене появился новый класс – промышленный пролетариат, который был более революционно активен, нежели крестьян­ство. В развитых капиталистических странах Западной Европы противовесом пролетариату служил класс буржуазии, который, обладая государственной властью, как подавлял вспыхи­вающие стачки и забастовки, так и в случае необходимости шёл на некоторые уступки. В Рос­сии у буржуазии не было государственной власти, поэтому она не могла так плодотворно и оперативно реагировать на вспыхивающие восстания среди рабочих. Правительство же, хотя и защищало в этом вопросе интересы буржуазии, но не могло в должной мере контролировать обстановку. Поэтому в российском обществе сильного противовеса классу пролетариата не было.

Другим не менее важным вопросом был аграрный. Крестьянская реформа 1861 года не пол­ностью уничтожила феодальные отношения в сельском хозяйстве. Россия вступала в ХХ сто­летие с ярко выраженными пережитками феодализма в аграрном секторе, что препятство­вало развитию капитализма в сельском хозяйстве. Основными препонами данному процессу были помещичье землевладение, обязанность крестьян выкупать ту землю, с которой они ос­вобож­дались, причём 1/5 часть суммы крестьянин обязан был сам заплатить помещику сразу, а 4/5 оплачивало государство. Потом крестьяне выплачивали государству эту часть суммы с про­центами. Это приводило к тому, что большая часть денежных средств не задерживалась у кре­стьян, а переходила государству, препятствуя тем самым расширению крестьянского хо­зяй­ства. Те же, кто не мог сразу заплатить даже 1/5 (а таких было очень много), становились вре­меннообязанными и работали на помещика, и тем или иным образом попадая в зависи­мость от него. Кроме того, существовавшая крестьянская община, бывшая пережитком ещё первобыт­нообщинных отношений, искусственно уравнивала крестьян, помо­гая бедным за счёт зажи­точных, что в какой-то мере препятствовало расслоению крестьянства на бога­тых и бедных и защищало от начала революционного движения в деревне. Но в то же время такая политика препятствовала выделению наиболее трудолюбивых крестьян из общей массы. Таким обра­зом, мы видим, что основными противоречиями в аграрном секторе были:

-противоречие между крестьянством и помещичеством

-противоречие между развивающимся новым капиталистическим укладом и старыми феодальным и первобытнообщинным укладами

-нарастало противоречие между зажиточным крестьянством и беднотой

-остро стоял вопрос о выкупных платежах, которые крестьяне выплачивали государству за землю

Россия к 1905 году оставалась аграрной страной, а аграрный вопрос всегда очень остро стоял в российском обществе. Поэтому скорейшее разрешение этого вопроса было необходимо.

Всё перечисленное выше было объективными предпосылками, создававшими опасность ре­волюции в российском обществе. Теперь рассмотрим обстоятельства, способствовавшие на­чалу радикальных действий.

Неудачное течение войны с Японией, постоянные поражения российских войск порождали недовольство в российском обществе и падение авторитета власти. Но особенно сильно удар­ило по авторитету самодержавной власти «Кровавое воскресенье». 3 января в ответ на уволь­нение нескольких рабочих на Путиловском заводе вспыхнула забас­товка. Священник Г. А. Гапон решил организовать мирное шествие к Зимнему дворцу для по­дачи царю петиции о ну­ждах рабочих. Утром 9 января празднично одетые рабочие двину­лись к Зимнему дворцу, но доступ преграждали цепи полиции и войск, которые открыли огонь по мирной демонстрации. Ночью после расстрела Гапон сказал рабочим: «Пули цар­ских солдат... убили нашу веру в царя...». Но Николай II ничего не знал о жертвах. Лишь ут­ром ему доло­жили, что, вследствие смертельной опасности, войска были вынуждены от­крыть огонь для защиты дворца. «Войска должны были стрелять, в разных местах города много убитых, ране­ных. Господи, как больно и тяжело!» – запишет он в своём дневнике.

Но между тем, революционное движение получило толчок. 10 января бастовал весь рабо­чий класс столицы. Весной произошла стачка в Иваново-вознесенские, продолжавшаяся 72 дня, а уже в начале лета революция перешла в военные части – 14 июля 1905 года было вос­стание на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический». И, наконец, «всеобщая октябрьская стачка»: на несколько месяцев (с 19 сентября по 19 октября) полностью остановившая про­изводство в стране – рабочие бастовали.

Тогда уже многие полагали, что дни монархии сочтены. Подавлять революцию было неко­му – армия была в Маньчжурки, а между тем ситуация всё усугубляется. Но тут Витте вы­ступает с предложением дать народу конституцию и провести реформы: «Россия переросла формы существующего государственного устройства... Пока ещё есть возможность – надо даровать конституцию, иначе народ вырвет её...»

Николай понимал – ситуация критическая: или конституция, или полный крах. И он согла­сился на конституцию. Но что значили для Николая эти уступки? Романовская династия са­мо­державно правила Россией в течение практически 300 лет. В это время к стране были при­сое­динены огромнейшие территории, Россия стала великой мировой державой, российские пол­ководцы совершали блестящие походы, прославившие русскую армию. А он? А он за один день собирался уничтожить самодержавие, т. е., как он считал, пустить по ветру всё то, что так долго создавалось его предками? Все эти либералы с их разговорами о правовом об­ществе, само правовое общество – это для него было так чуждо и непонятно! Он взошёл на престол самодержцем – значит и его наследник должен стать самодержцем – не из личных амбиций, а из чувства глубокой ответственности перед страной и династией.

Да, он пошёл на уступки, т. к. понимал, что ситуация настолько критическая, что в против­ном случае эта революционная волна сметёт и его, и династию, и весь существующий строй. Он создал Думу, но выборы не были всеобщими: в них не могли участвовать женщины, во­ен­нослужащие и молодежь до 25 лет. А по избирательному закону 1 голос помещика при­равни­вался к 3 голосам буржуазии, 15 голосам крестьян и 45 голосам рабочих. В противовес Думе ставился Государственный совет, который был верхней законодательной палатой. По­ловина членов Государственного совета назначалась царём, а половина избиралась из среды крупных помещиков, буржуазии, духовенства, профессоров и академиков. Совет тормозил законода­тельную деятельность Думы. Кроме того, все законопроекты Дума передает на под­пись импе­ратору, а сам он обладал огромнейшими для конституционного монарха полномо­чиями: руко­водил внешней политикой, армией и флотом, мог создавать в перерывах между сессиями Думы законы и распускать её по истечении 5-летнего срока её деятельности.

Манифест 17 октября не сразу пресёк революционную борьбу – стране ещё предстояло пе­режить декабрьское вооруженное восстание в Москве, но революция уже пошла на спад. На этот раз, идя на уступки монархии удалось выжить, но вопрос в другом: насколько револю­ция 1905 года помогла осознать правящей верхушке необходимость назревших преобразований и реформ?

ИТОГИ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА

Как уже говорилось выше, основными предпосылками революции 1905 года были три фак­тора: аграрный вопрос, противоречия между развивающимися капиталистическими произво­дительными силами и пережитками феодальных производственных отношений и отсутствие на внутриполитической арене противовеса пролетариату, который был настроен много более радикально, чем крестьянство. Теперь посмотрим, насколько революция решила накопив­шиеся проблемы.

Для уничтожения феодальных пережитков надо было решить как экономические, так и по­литические задачи. Экономические преимущественно заключались в устранении многоук­лад­ности в экономике, оказании поддержки отечественной промышленности путём привле­чения инвестиций, внедрении новых технологий в производство для того, чтобы россий­ские товары были конкурентоспособны на мировом рынке и развитии сельского хозяйства. Всё это не могло быть решено революционным путём.

Что же касается политических задач, то они сводились к получению буржуазией вла­сти. Но и этого не было достигнуто. Была создана Дума, но она не дала бур­жуазии власть, т. к. истинная цель её созыва была не создание органов управления правового общества, а лишь успокоение революционного движения. И через несколько месяцев I Госу­дарственная Дума прекратила своё существование.

В аграрном вопросе дела обстояли немного лучше. Были отменены выкупные платежи, сни­жена арендная плата за землю, и повысилась минимальная заработная плата сельскохозяйст­венным рабочим. Но основные вопросы так и остались нерешёнными. Боль­шая часть земель­ного фонда ещё находилась в руках феодалов, а крестьяне продолжали жить в крестьянской общине.

Не решив глубоких социально-экономических противоречий, правительство для стабилиза­ции обстановки идёт на уступки рабочим и крестьянам. Был сокращён рабочий день до 8 ча­сов, повышена минимальна заработная плата, дано право созда­вать профсоюзы, защищавшие интересы рабочего класса, разрешены стачки с выдви­жением экономических требований и т. п. Но это было решением лишь поверхностных проблем, которое не затронуло глубоких соци­ально-экономических противоречий.

Таким образом, можно сделать вывод, что революция не решила всех насущных проблем, а реформы, на которые пошло царское правительство были скорее проведены с целью успо­кое­ния общества и не воспринимались всерьёз. В российском обществе остались три основ­ных противоречия:

-между крестьянством и помещиками

-между развивающимся капитализмом и существующими феодальными пережитками

-между промышленным пролетариатом и буржуазией

Причём, если первые два были в большей или меньшей мере характерны для феодального общества, то последнее – для капиталистического. И за неимением политической власти у буржуазии было самым опасным, т. к. пролетариат в то время был самым революционно на­строенным классом.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В 1905—1909 гг.

Революция 1905 года и Русско-японская война оказали неблагоприятное воздействие на эко­номическую сферу страны. В борьбе с революцией владельцы предприятий не редко шли на свёртывание производства и локауты. Следует отметить что в ходе войны, с одной сторо­ны, военные заказы способствовали развитию отраслей промышленности, связанных с прои­звод­ством боеприпасов, но с другой стороны, постоянные затраты на ведение войны привели к ухудшению финансовой системы страны и дефициту государственного бюджета.

В результате этого, после кратковременного оживления экономической жизни в 1907 г., на­чался новый экономический кризис. По сути, начиная с кризиса 1900—1903 гг. российская экономика находилась в состоянии застоя. Но уже начинают проявляться новые тенденции в российской промышленности. После кризиса 1900—1903 гг. российская промышленность становится более восприимчива к техническим нововведениям в производстве, для более ус­т­ойчивого положения на рынке и лучшего обеспечения сбыта продукции предприятия на­чи­нают объединяться в монополии. Наиболее распространённым видом монополистического объединения в России были синдикаты – промышленные предприятия, совместно сбываю­щие продукцию.

Таким образом, сделаем вывод, что кризисы и социальные волнения в российском обще­с­тве показали промышленникам необходимость интеграции, что приводило к созданию круп­ных промышленных объединений, как это было в то время в капиталистических странах За­падной Европы. Но российские монополии отличались от западноевропейских. Если послед­ние созда­вались в результате усложнения и удорожания технологий производства после II НТР, то пер­вые, наоборот, отличались использованием большого количества рабочих по причине отсутст­вия передовых технологий в производстве и дешевизны рабочей силы. Но для выхода на ми­ровой рынок отечественной промышленности требовалось применение но­вейших технологий производства, т. к. только в этом случае российские товары могли полу­чаться относительно дешёвыми, производиться с нужной скоростью и быть конкурентоспо­собными на мировом рынке. Поэтому основной задачей в промышленном секторе было внедрение передовых техн­ологий в производство.

АГРАРНАЯ РЕФОРМА СТОЛЫПИНА

Достигнутый уровень экономического развития не позволял России конкурировать с передо­выми странами. С 1905 г. приоритетным направлением развития страны становится сельское хозяйство. Россия всё ещё оставалась аграрной страной: в общем объеме производства сель­ское хозяйство занимало доминирующее место, 3/4 населения было занято в сельскохозяйст­венном производстве. Доля крестьянства в социальной структуре российского общества со­с­тавляла 84%.

Понятно, что в такой социально-экономической ситуации сельское хозяйство и его развитие играло огромную роль для страны. Рассмотрим положение в аграрном секторе до реформы Столыпина.

К началу ХХ века помещики оставались крупнейшими собственниками на землю. По цен­т­рализации земли в собственности отдельных лиц Россия занимала первое место в мире. В по­мещичьих хозяйствах к 1905 году производилось 47% товарного хлеба, причём подавляющая их часть (80,6%) применяла наёмный труд, и чем крупнее было хозяйство, тем был больше процент применения наёмного труда. Возникали образцовые хозяйства с большой площадью земли, организованные по-капиталистически и специализирующиеся на производстве зерна. Но в целом, крупное помещичье землевладение играло неблагоприятную роль в развитии ка­питализма в сельском хозяйстве, т. к. помещики получали арендную плату, составлявшую 81% чистого дохода с одной десятины земли. Поэтому большинство помещиков не стреми­лось к перестройке своих хозяйств на капиталистический лад.

В крестьянской же среде шел процесс расслоения. Происходило вымывание крестьянства, из которого, с одной стороны, выделялась богатая прослойка, а с другой – более широкий слой крестьян-бедняков, уходивших в поисках заработка в город или в помещичьи хозяйства. Из имеющихся в общинном пользовании 137 млн. десятин земли 64 млн. принадлежали 2,1 млн. богатых крестьянских дворов, а 73 млн. приходилось на 10,5 бедных. Довольно сильное сдер­живающее влияние на развитие капитализма в сельском хозяйстве оказывала крестьянская община, которая путём переделов земли, оказания помощи бедным за счёт зажиточных, сдер­живала процесс выделения богатой верхушки из крестьянской массы.«Исследования, прове­дённые ещё до первой русской революции и столыпинской аграрной реформы, показали, что в России осуществляется процесс перехода к частному землепользованию, расселение на хутора и отруба по инициативе самих крестьян, безо всякого давления со стороны правительства и даже наоборот, не смотря на чинимые препятствия».[1] Здесь речь идёт, конечно, о зажиточных крестьянах, которые, стремясь преодолеть сдерживающий гнёт общины, стремились выйти из неё и построить своё независимое хозяйство.

Но всё же крестьянское сельскохозяйственное производство также было нерационально. Крестьянские хозяйства и даже хутора были далеки от фермерских хозяйств Западной Ев­ро­пы, что было связано в первую очередь с малой площадью земель в среднем на душу населе­ния. В 1905 г. размер душевого крестьянского надела составлял 2,6 десятин, а 53,5 млн. кре­стьян имели надел от 1 до 1,75 десятин земли на душу. Малоземелье не позволяло большинст­ву крестьян использовать в хозяйстве достижения научно-технического прогресса. Зачастую крестьянам приходилось арендовать землю у помещика.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что аграрный сектор страны не удовлетворял тре­бованиям, предъявляемым капиталистическим фермерским хозяйствам. Урожаи были низки­ми, особенно в хозяйствах основной массы крестьян (например, урожайность пшеницы с деся­тины составляла в России – 55 пудов, Германии – 157 пудов, Бельгии – 168 пудов), а рост сельскохозяйственного производства шёл медленно и экс­тенсивным путём.

Аграрная реформа Столыпина имела 2 цели: экономическую и политическую. Как уже неод­нократно отмечалось выше, Россия к моменту проведения реформы оставалась аграрной стра­ной, поэтому от развития сельского хозяйства зависело экономическое благополучие государ­ства. Само сельское хозяйство было подвержено общим экономическим тенденциям экономи­ческой жизни общества, и его развитие было теснейшим образом связано с развитием про­мышленности.

Экономические аспекты реформы были основаны на том, что без прочного аграрного фун­дамента промышленность России обречена на чахлое существование. Столыпин понимал сдерживающее влияние общины, что сохранение этого пережитка первобытнообщинного строя будет оказывать пагубное влияние на развитие капитализма в сельском хозяйстве, по­э­тому делается ставка на отдельного крестьянина-собственника. «Крепкие и сильные» должны были освободиться из-под опеки общины и обойти «убогих и пьяных».

С развитием сельского хозяйства должен был расшириться внутренний рынок, после чего должен был последовать рост производства. Кроме того, аграрная реформа предусматривала выплеск на рынок труда миллионов бывших крестьян-бедняков, не способных себя прокор­мить за счёт сельского хозяйства. Такой резкий рост на рынке труда дешёвой наёмной рабочей силы должен был также привести к развитию промышленности.

Таким образом, экономический аспект аграрной реформы Столыпина имел своей задачей способствовать развитию не только сельского хозяйства, но и промышленности.

Политические задачи главным образом сводились к тому, что необходимо было создать ста­бильный класс российского общества, который не будет не революционно активен. И опять ставка делается на единоличного собственника, который не захочет подниматься на револю­цию. Но при этом другая политическая задача предусматривала сохранение помещичьего зем­левладения, т. к. в противном случае будет нанесён удар по классу дворянства, который был в то время опорой самодержавия.

Обобщая вышесказанное, можно выделить основные задачи аграрной реформы:

-разрушение крестьянской общины

-создания класса мелких собственников

-сохранение при этом помещичьего землевладения

-подъём уровня развития сельского хозяйства

Решение вышеозначенных задач должно было привести как к экономическому развитию страны, так и к созданию стабильной внутриполитической базы.

Начало реформе положил указ от 9 ноября 1906 г., который после обсуждения в Государственной думе, Государственном совете и утверждения императором 14 июня 1910 г. стал законом. В соответствии с законом «каждый домохозяин, владеющий надельной землёй на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собой в личную собстве­нность причитающей ему части из означенной земли». Закон был дополнен постановлением, по которому все общины, где не было переделов в течение последних 24 лет, считались пере­шедшими к наследственному землепользованию, а крестьяне становились собственниками имевшихся у них участков.

С 1905 по 1916 гг. из общины выделилось около 2,5 млн. домохозяев, что составляло 22% всех крестьянских хозяйств, владевших 14% всей общинной земли. Причём общины покидали как зажиточные крестьяне, так и крестьяне-бедняки. Первые – по понятным причинам, а вто­рые были заинтересованы в закреплении за ними земельной собственности с целью её даль­нейшей продажи. Всего свои участки продали 60% выделившихся (1,2 млн.). Эти крестьяне после шли в город и становились рабочей силой, как и предполагалось. Такой процесс оказал благоприятное воздействие на развитие промышленности в государстве.

Одной из проблем, с которой столкнулись реформаторы, было то, что в Центральной России б`ольшая часть земельного фонда принадлежала помещикам, поэтому другой составной ча­с­тью аграрной реформы было массовое переселение крестьян из внутренних губерний за Урал. Данная мера способствовала освоению новых земель (более 30 млн. десятин), развитию капи­тализма, строительству новых сёл и деревень. В период с 1905—1910 гг. переселилось 3 млн. человек, причём государство оказывало переселенцам денежные дотации в размере 200 руб. на семью, а по приезде последние получали участок из расчёта 15 га на главу семьи и 15 га на остальных членов. Правда, в связи с трудностями на новом месте, относительно высокой смертностью в пути, разорениями и т. п. немало крестьян вернулось назад. (Более точные дан­ные см. в приложении 1.1)

Инструментом реализации столыпинской реформы была осуществляемая Крестьянским бан­ком операция купли-продажи земель. Это способствовало перераспределению земель от по­мещиков (77,4%), купцов (14,2%), крестьян, порывающих с сельским хозяйством и уходящим в город, (1,7%) и прочих сословий в руки зажиточного крестьянства. В итоге к 1917 году по­мещики имели лишь немногим больше половины земель, принадлежавших им по положению 1861 г.

Столыпинская аграрная реформа не дала желаемых результатов: в 1915 году фермерские хо­зяйства составляли лишь 10,3% всех крестьянских хозяйств. Это свидетельствовало о том, что разрушить крестьянскую общину и создать сословье крестьян-фермеров не удалось. Но гово­рить о полном её крахе нельзя. Было освоено 30 млн. десятин новой земли, посевные площади возросли в целом на 10%, а в районах наибольшего выхода крестьян из общины – на 150%, на треть увеличился хлебный экспорт, удвоилось количество применяемых удобрений, почти в 3,5 раза возросли закупки крестьянами сельскохозяйственных машин. Среди крестьян разви­валась кооперация, но это был уже прообраз капиталистического объединения, т. к. имел своей целью совместное ведение хозяйства и получение прибыли. Крестьяне-бедняки, про­д­авшие свои земли и ушедшие в город, вызвали увеличение наёмной рабочей силы, что, в свою очередь, привело к росту темпов развития промышленности. В целом, экономический аспект реформы дал относительно благоприятные результаты. Говоря словами Столыпина, «дайте государству 20 лет покоя внешнего и внутреннего, и вы не узнаете ны­нешней России». Для объективного анализа результатов реформы прошло слишком мало вре­мени, из этого – отно­сительно низкие количественные показатели роста числа капиталистических хозяйств.

С политическими задачами дело обстояло хуже. Класс «крепкого единоличного собственника» создан не был. Большая часть крестьян продолжала оставаться в общине, раз­рушить которую так и не удалось. Для экономических показателей это было нормально – со­словье крестьян-собственников постоянно пополнялось, а бедняки уходили на заработки в го­род, где становились рабочими, хотя этот процесс и шёл относительно медленными темпами. Но с точки зрения внутренней политики, 10,3% фермерских хозяйств не могли являться гаран­том ста­б­ильности общества. Кроме того, не был решён главный вопрос – крестьяне всё ещё стреми­лись получить помещичью землю – противоречия между крестьянами и помещиками сохра­нились.

Таким образом, сделаем вывод, что аграрная реформа Столыпина

-частично решила противоречия между развивающимся капитализмом в сельском хозяйст­ве и крестьянской общиной

-способствовало применению агротехники и минеральных удобрений, что было причиной роста урожайности

-вызвала увеличение количества наёмной рабочей силы, что дало рост темпов развития промышленности и вообще оказала довольно благоприятное воздействие на экономику страны

-не решила противоречия между большей массой крестьянства и помещиками

И если в экономическом аспекте дела обстояли относительно благоприятно, то в социально-политическом обстановка оставалась накалённой.

ПОСЛЕДНИЕ СЕМЬ ЛЕТ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В 1909—1913 гг.

В 1909 году после почти 10-летнего застоя начался новый промышленный подъем, продол­жавшийся вплоть до начала Первой мировой войны. За этот период промышленное произ­вод­ство увеличилось в 1,5 раза. Экономический подъём был характерен для всех отраслей про­мышленности.

Этому процессу способствовал ряд объективных факторов. В ходе революции 1905 года ра­бочие добились повышения заработной платы на 15%, крестьяне – отмены выкупных пла­те­жей, что привело к увеличению покупательной способности населения. Кроме того, разви­тие внутреннего рынка (торговый оборот увеличился в 1,5 раза) также оказало благоприятное влияние на экономику в целом и промышленность в частности.

Аграрная реформа Столыпина была, может быть, одной из важнейших предпосылок данно­го подъёма. Общее развитие сельского хозяйства привело к повышению вывоза зерна на внеш­ний рынок, где цены на хлеб возросли на 35%, что явилось причиной притока денежных средств из-за границы в Россию. Не менее важным был фактор миграции населения из де­ревни в город, что привело к увеличению числа рабочих, и, следовательно, развитию промы­ш­ленности.

Но посмотрим, какие причины промышленного подъема выделяли современники. «Страна переживает в настоящее время переходное состояние. В сельском хозяйстве, в самой систе­ме землепользования начался громадный переворот (курсив мой), результаты которого пока еще только намечаются, но не поддаются учету. В промышленности, после целого ряда лет кри­зиса и застоя, начался сильный подъем и оживление. Но в то же время выяснилось, что этот подъем недостаточен, что спрос на продукты промышленности в целом ряде отраслей рас­тет быстрее предложения (курсив мой), и, неудовлетворенный внутренним производст­вом, покрывается иностранным ввозом» [2] и далее «Настоящее экономическое положение может быть охарактеризовано следующим образом. После почти десятилетнего застоя, или, во вся­ком случае, слабого развития промышленности и торговли, Россия в 1910-1911 гг. бы­стро вступила в период экономического подъема как под влиянием благоприятного урожая двух лет подряд (курсив мой), так и вследствие начавшихся в этих годах громадных прави­тельст­венных ассигновок (курсив мой) на флот, на военные потребности, на портостроительство, на шлюзование некоторых рек, постройку элеваторов и на усиление же­лезнодорожного строи­тельства; одновременно проявились усиление строительства в горо­дах, увеличение машино­строения и пр.» [3] .

Как видно, почти все факторы, которые мы указали выше, нашли своё отражение в данном документе. Но интересно отметить ещё один факт – «правительственные ассигновки». Дело в том, что, вспоминая начало развития капиталистического производства в таких странах, как Германии, Франции, Англии, мы наткнёмся на крупные государственные заказы у бур­жуазии, которые особенно благоприятно сказывались на развитии тяжёлой промышленно­сти. Именно как крупные промышленные заказы у буржуазии, способствовавшие развитию производства, нужно расценивать эти «ассигновки».

Таким образом, можно выделить четыре объективных фактора, способствовавших разви­тию промышленности в 1909-1913 гг.

-развитие внутреннего рынка

-рост спроса на промышленную продукцию как за счёт расширения внутреннего рынка, так и благодаря крупным промышленным заказам правительства.

-повышение импорта зерна

-рост населения в городах и общий рост населения

Темпы роста в ряде отраслей были заметно выше, чем в годы подъёма 90-х годов. В 1909 г. общий прирост промышленной продукции составлял 2,9%, а уже в следующем году – 17,6%. Особенно прирост промышленной продукции в этот период был заметен в отраслях, произ­во­дящих средства производства (85,6%), чем предметы потребления (40,8%). Предприятия Юга России – нового промышленного района, быстрее преодолевали кризис, что было свя­зано с их оснащением современной техникой (энерговооруженность выше среднего в 3,3 раза), и, сле­довательно, более дешёвым производством. Государственные заказы способствовали разви­тию военной промышленности.

Для более подробного рассмотрения динамики роста промышленного производства в рас­сматриваемый период, обратимся к таблицам, приведённым в приложении ч. 1.2, где приве­дены показатели по наиболее важным отраслям промышленности за 1909-1913 гг. Как видно, особых успехов достигли чёрная металлургия и машиностроение, что было обусловлено бы­стрыми темпами индустриализации страны. Менее впечатляющи были показатели каменно­угольной промышленности – за годы подъёма добыча увеличилась всего на 38%.

Как уже отмечалось выше, лёгкая промышленность развивалась более медленными тем­пами, чем тяжёлая, поэтому промышленная сфера страны приобретала несколько «тяжёлый» харак­тер. В лёгкой промышленности ведущее положение занимали текстильная и пищевая промы­шленность. Стоимость продукции пищевой промышленности в 1913 г. составила 1861 млн. руб., а текстильной – 1855 млн. руб.

Можно сделать вывод, что темпы роста развития промышленности в России за годы эконо­мического подъёма 1909-1913 гг. были очень высокими (самыми высокими в мире).

Но наряду с этим в экономическом развитии России наблюдались и недостатки, главными из которых были неравномерное распределение промышленных предприятий по территории страны и неразвитость систем сообщения между различными регионами государства. Что ка­сается первой проблемы, то можно выделить 6 районов сосредоточения крупной промыш­лен­ности: Центрально-Промышленный, Северо-Западный, Прибалтийский, Южный Поль­ский и Уральский. Здесь было сосредоточено 79% всех фабрично-заводских рабочих. В Си­бири был очень низкий уровень развития промышленного производства, что было причиной того, что огромнейшие территории были не задействованы в промышленном производстве, чем созда­вался дисбаланс в развитии Европейской России и восточной части Российской империи.

Другая проблема – недостаток путей сообщения, часто приводила к сложности транспортировки товаров из одной части государства в другую, а подчас и вовсе невозмож­но­сти. Но в годы промышленного подъёма активно ведётся железнодорожное строительство. В 1911—1913 гг. было построено 3,5 тыс. вёрст дорог. Большую роль играл также и речной транспорт, насчитывающий около 31000 судов.

Пережив 2 экономических кризиса, российская промышленность стала тяготеть к центра­ли­зации производства. Монополии занимают всё больший удельный вес в промышленной сфере, причём в России больше, чем в других капиталистических странах (если в США предприятия с числом свыше 500 рабочих было занято 33% рабочих, то в России – 54%). Это было связано в первую очередь, как с общемировыми тенденциями, так и с особенностями русской эконо­мики, которая отличалась нестабильностью, а крупные объединения имели больше шансов ос­таться на плаву в период очередного кризиса. Начинается процесс слияния фи­нансового капи­тала с промышленным и образования финансово-промышленных групп. Ре­зультатом данного процесса было образование финансовой олигархии.

С началом экономического подъёма в Россию опять хлынул иностранный капитал, но в связи появлением российских инвесторов, его удельный вес в общей сумме основного капи­тала уменьшился.

Экономический подъём 1909—1913 – самый благоприятный период во всей экономической истории России. По темпам роста страна выходит на первое место в мире. Внутренние экон­о­мические процессы, такие как образование монополий, слияние финансового и промышленного капитала и т. п., идентичны мировым экономическим процессам, можно ска­зать, что в экономической сфере государства стали просматриваться наиболее благоприятные тенденции за последние несколько веков.

Но всё же страна отстаёт по количественным показателям. По объёму промышленного про­изводства Россия занимает 4-е место в Европе и 5-е в мире. В 1913 году в России было произ­ведено продукции в 14,5 раза меньше, чем в США, в 5,9 раза меньше, чем в Германии и в 4,5 раза меньше, чем в Англии, а на душу населения показатели ещё ниже: 21,4 раза меньше США, 14 – Англии, в 13 – Германии. Такое положение дел объясняется тем, что своё бурное экономическое развитие Россия начала много позже вышеозначенных стран. Но если судить по темпам роста – Российская империя имела большие перспективы на выход в мировое пер­венство. Нужно помнить, что в России не было буржуазных революций, после которых начи­нается бурное развитие промышленности, поэтому последнее здесь шло поступательно и тре­бовало достаточно большего количества времени. Вспомним слова Столыпина: «Дайте госу­дарству 20 лет покоя внешнего и внутреннего, и вы не узнаете ны­нешней России». Француз­ский экономист Эдмонд Тери так отозвался о нынешнем и будущем положении России: «Ни один из европейских народов не имеет подобных результатов... к середине столетия (курсив мой) Россия будет доминировать в Европе». Да, экономические перспективы у России были огромны. Но совсем не так благополучно дело обстояло в социальной сфере.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ В ПЕРИОД ПРОМЫШЛЕННОГО ПОДЪЁМА 1909-1913 гг.

Как мы могли заметить выше, в экономической сфере Россия совершила ряд важных дости­жений и встала на путь развития капиталистического производства. Но в социальной сфере российского общества назрел ряд глубоких противоречий. Большинство из них остались после революции 1905 года: противоречия между капиталистическим производством и пережитками феодализма, такими как абсолютная монархия (Государственная дума носила скорее более формальный характер, чем принимала какое-нибудь реальное участие в управлении государ­ством), отсутствие власти у буржуазии и т. п.; противоречия между крестьянством и помещи­ками, основанные на вопросе о собственности на землю; социально-экономический конфликт, который присущ уже капитали­стическому обществу, — между промышленным пролетариатом и буржуазией.

Но важно отметить, что пролетариат на внутриполитической арене становится всё более опа­сен, т. к. он самый революционно-активный класс российского общества, что и понятно – ра­бочими становились крестьяне, которые не смогли найти себе места в деревне и подались в город. Уже сами по себе они были озлобленны, а плохие условия содержания рабочего класса приводило к ещё большему усугублению обстановки.

Вышеперечисленное создавало объективные предпосылки для общественных потрясений.

Рассмотрим теперь положение правительства. Любая власть должна иметь класс в обществе, который будет ей опорой и интересы которого она будет представлять. Царская власть могла опираться на два класса: буржуазию и дворянство. Но первую не удовлетворяло существующее политическое устройство – абсолютная монархия, которая не давала ей воз­можность участвовать в управлении страной, поэтому российская буржуазия не могла быть основой такой власти. Итак, остаётся дворянство, которое действительно всегда во всём мире было поддержкой монархии. Но российское дворянство как класс исчерпало себя и уже на­чало разлагаться. Помещичество, служившее надёжной опорой романовской империи 300 лет к ХХ веку ослабло и уже не могло быть гарантом стабильности. Всё более стирается грань между дворянством и буржуазией – в своих имениях некоторые помещики организовывают хозяйство на ка­питалистический лад. Из вышесказанного делаем вывод, что дворянство не могло служить на­дёжной опорой правительству.

Таким образом, имеем: с одной стороны – глубокие социально-экономические конфликты в российском обществе, создававшие опасность общественных потрясений, а с другой – шаткое положение правительства. Идеальное время для начала революции. Требовался только повод к общественному недовольству – и оно само перерастёт в революцию.

Нежелание правительства понять всю опасность обстановки, необходимость перемен и ко­ренных изменений в социальной сфере общества – всё это лишь усугубляло положение, и на фоне бурного экономического развития 1909—1913 гг., назревали серьёзнейшие социаль­ные потрясения.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

К началу ХХ века в расстановке мировых сил произошли изменения, связанные, в первую очередь, с выдвижением «новых» капиталистических стран, таких как Германия США Япо­ния. Но если США имели достаточно территории, минеральных ресурсов и рынков сбыта своей продукции, то Германия и Япония нуждались в б`ольших территориях. Поэтому их по­литика носила агрессивно-захватнический характер. Германия стремилась захватить колонии, которые будут ей как сырьевыми базами, так и рынками сбыта, а также некоторые территории в Европе. Конечной целью Германии было стать могущественнейшей державой хотя бы в Ев­ропе. Но здесь её интересы сталкиваются с интересами Англии и Франции, которые были странами «старого» капитализма. Всё явнее видится неизбежность крупнейшего военного конфликта в Европе.

Россия, в силу своего большого веса на мировой политической арене, не могла остаться в стороне от назревающей войны, хотя последняя была ей не только не нужна для дальнейшего развития, но, как мы видели выше, и опасна. Кроме того, не отвечающее современным требо­ваниям вооружение, недостаток боеприпасов и оружия, слабая подготовка высшего командно­го состава оставляли мало шансов для ведения удачной кампании.

Но всё же, связанная договорами с Англией и Францией, Россия вступила в войну.

Ведение войны требовало большого напряжения для экономики воюющих стран. Особенно в тяжёлом положении оказалась экономика России с её многочисленными феодальными переж­итками. Хотя, благодаря промышленному подъёму 1909—1913 гг., в экономической сфере го­сударства и стали наблюдаться довольно благоприятные тенденции, но всё же догнать в своём развитии таких капиталистически развитых стран, как Германия, Франция и Англия, Россия не смогла.

Запасы снарядов были израсходованы в первые четыре месяца войны, а недостаток вооруже­ния губительно сказывался на боеспособности армии. В 1914 году правительство увеличивает казённые военные заказы на выпуск вооружения крупными частными предприятиями. Всего за 1914—1917 гг. было произведено 11,7 тыс. стволов всех орудий, 3,3 млн. винтовок, 65 млн. снарядов. Но такое массовое производство вооружения для фронта приводило к свёртыванию производства мирной продукции. Около 80% продукции текстильной промышленности на­п­равлялись на фронт. К концу 1916 г. военную продукцию производили 4500 предприятий, на которых было задействовано 2,2 млн. рабочих, и 3800 предприятий с численностью рабочих в 1,6 млн. Но всё же нехватка вооружения на фронте оставалась острой, что вынудило правите­льство обратиться к заказам за границей. В среднем, день войны обходился в 50 млн. руб.

Целый ряд отраслей промышленности уже вначале войны начал испытывать спад. Было рас­строено сельское хозяйство, что было вызвано массовым призывом в армию наиболее трудос­пособных работников. Посевные площади сократились на 10 млн. десятин, Сбор зерновых с 2,8 млрд. пудов в 1913 г. упал до 2,2 млрд. пудов в 1916—1917 гг. Были также проблемы и с транспортом, который был не в силах обеспечить потребности фронта и тыла.

Неокрепшая развивающаяся российская экономика не смогла выдержать испытание войной и пришла в расстройство, что усугубило товарообеспечение тыла – в годы Первой мировой войны Россия впервые узнала, что такое очереди.

Между тем, положение в социальной сфере общества усугубляется. После некоторого перв­оначального внутреннего единения в общественной жизни страны, вызванного патриотическим воодушевлением и первыми удачными для России месяцами войны, начался подъём общественного недовольства, который был обусловлен несколькими факторами.

Как уже отмечалось выше, наличие в российском обществе многочисленных социальных противоречий и конфликтов могли вызвать при известных обстоятельствах революционное движение. Одним из таких обстоятельств была война.

Недостаток товаров в тылу, голод особенно тяжело сказывался на российском обществе, привыкш­ем к изобилию, что также порождало недовольство.

Опять особенно резко встал аграрный вопрос. Солдаты, которые были набраны из среды крестьянства, не имели стимула к борьбе, потому что у них не было земли, которую они пош­ли бы защищать. А постоянно получаемые письма из дома о тяжёлом положении семей при­водили к дезертирству, что разлагало армию изнутри.

И, наконец, постоянные неудачи на фронте привели к падению авторитета власти. По стране ходили слухи об измене в верхних кругах. И когда Милюков в своей знаменитой речи, стара­ясь доказать бездарность командного состав, скажет: «Имя императрицы всё чаще повто­ряет­ся с именами окружавших её авантюристов... Что это – глупость или измена?», страна уверит­ся – «Измена!» Хотя собственно измены не было и не могло быть, но авторитет власти погуб­лен в глазах общественного мнения.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что обстановка российского общества в это время была практически идентична положению в преддверии революции 1905 года. Те же са­мые социально-экономические противоречия, неудачное ведение войны, падение авторитета власти в глазах общественного мнения. Положение самодержавной власти было настолько шатко, что вряд ли можно назвать какие-либо мирные меры, могущие быстро стабилизировать обста­новку, т. к. самодержавие само по себе было в глазах большей части общества каким-то злом, уничтожение которого возможно только революционным путём.

Если говорить о влиянии Первой мировой войны на внутриполитическую жизнь России, то она явилась своеобразным катализатором радикально-революционных процессов в обществе, и, можно сказать, была одной из главных причин Февральской революции 1917 г.

ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА

В начале 1917 никто не сомневался в начале грядущей революции. Самодержавие в целом, а Романовы в частности были настолько непопулярны в обществе, что все понимали – дни мон­архии сочтены. К министру внутренних дел Протопопову поступают доклады с всё более тре­вожными известиями:

9 января: «Тревожное настроение революционного подполья и общая распропагандирован­ность пролетариата».

28 января: «События чрезвычайной важности, чреватые исключительными последствиями для русской государственности, не за горами».

5 февраля: «Озлобление растёт... Стихийные выступления народных масс явятся первым и последним этапом на пути к началу бессмысленных и беспощадных эксцессов самой ужасной из всех анархической революции».

Но правительство не предпринимает никаких серьёзных действий по стабилизации обстано­вки, а смотрит на происходящее с поразительно странным спокойствием. Ближайшим повод­ом для возмущения петроградцев явилось резкое ухудшение снабжения столицы продовольст­вием. Ситуация была настолько критической, что любой неосторожный шаг правительства мог вызвать социальный взрыв. Начало массовым беспорядкам положило увольнение не­ско­льких рабочих, объявивших забастовку, на Путиловском заводе. И начавшиеся в конце февра­ля массовые беспорядки, переросли в революцию. 25 февраля бастовало 80% рабочих, а 27 февраля солдаты полков, расквартированных в столице, стали переходить на сторону восста­вших. 28 февраля командующий Петроградским военным округом генерал С. С. Хабалов при­казал последним защитникам старого строя, ввиду того, что обстановку уже нельзя было как-либо стабилизировать, сложить оружие.

Ситуация ещё более критическая, чем в 1905 году: армия на фронте, да и та ослаблена, разл­ожена изнутри и не может являться защитой самодержавной власти. Царя нет в Петрогра­де, а наладить положение в бунтующем городе уже невозможно. Между тем, революция при­обрела такой размах, что вряд ли какие-либо мирные меры урегулирования могли решить си­туацию.

В это время императорский поезд находился на запасных путях на станции Дно. Императору объявили, что необходимо подписать отречение, и 2 марта 1917 года Николай II принимает решение «отречься от Престола Государства Российского и сложить с себя верховную власть».[4] 300-летняя империя Романовых прекратила своё существование.

ОТ ФЕВРАЛЯ К ОКТЯБРЮ

Николай II отрёкся в пользу своего брата Михаила, но настроение народных масс, явно на­п­равленное против Романовых, доказывало невозможность вступления Михаила на престол. И, подчиняясь здравому смыслу, он также отрекается от престола. В стране не было лидера, ко­торый бы стал представителем новой единой власти, потому что не было единой власти как таковой – наблюдалось состояние, называемое двоевластием . Власть по сути была распреде­лена между Петроградским советом рабочих и солдатских депутатов и Временным правитель­ством. С са­мого начала, реальная сила была у Петроградского совета, т. к. на его стороне была армия. Временное правительство хотя и было создано, но не было столь влиятельно, как Со­вет.

В Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов преобладали умеренные социалис­ты, которые были едины в оценке происходящего: «Это есть буржуазная революция в класси­ческом смысле данного понятия...». Именно в результате уверенности в том, что Февральская революция была буржуазной, меньшевики и эсеры частично отдают власть в руки буржуазии, создав Временное правительство, правда Петроградский Совет остаётся могущественнейшим органом власти. Но надо отметить, что имелась огромная разница между буржуазными рево­люциями, происходящими в странах Западной Европы и Февральской революцией 1917 г.

Во время буржуазных революций в Англии и Франции в XVII – XVIII вв. буржуазия, особе­нно горожане-собственники, представляла собой довольно многочисленное сословье и сама участвовала в революции, после чего получала власть. В XIX веке крупная промышленная буржуазия находила надёжную опору в многочисленных мелких собственниках как в деревне, так и в городе. Этим собственникам дальнейшее продолжение революции было невыгодно, т. к. они были заинтересованы в развитии капиталистического производства и сохранении свое­го имущества. Поэтому они являлись гарантом стабилизации обстановки после свершения буржуазной революции и не допускали дальнейшего продолжения радикальных революцион­ных действий. Но совсем иначе дело обстояло в России.

В России исторически сложилось, что преобладающей формой собственности была крупная собственность. Но класс крупных собственников не может быть многочисленным и составляет малое соотношения к общему числу населения. А класс мелких собственников не был много­численным и не мог представлять реальной силы, а, тем более, опоры буржуазии. В этом было слабое место социальной структуры российского общества.

На первых порах, политика Временного правительства и Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов была относительно популярна, т. к. отвечала интересам большей части населения страны. Но позже, когда стало ясно, что правительство не собирается заканчивать войну, а вопрос о земле откладывается до созыва Учредительного собрания, в обществе опять стало назревать недовольство.

В апреле 1917 г. из Швейцарии через Германию вместе с 300 большевиками-эмигрантами возвращается в Россию Ленин. Уже отчаявшись дожить до революции, он, видя внутриполитическое положение страны после февраля 1917 г., понимает: сейчас или никогда. И он устремляется в Россию, чтобы осуществить давнюю мечту марксистов-коммунистов.

Политические задачи большевиков Ленин изложил в Апрельских тезисах. Суть их была так­ова: уничтожение Временного правительства, переход всей власти в руки Советов и их боль­шевизация. В общем, выполнив данные задачи, большевики должны были прийти к власти. Правда, Ленин понимал, что для осуществления этих целей ему понадобится реальная сила, что просто так власть большевикам эсеры и меньшевики, имевшие силу в Петроградском сов­ете, и буржуазия, представляемая Временным правительством, не отдадут. Большевикам необ­ходима была крепкая социальная поддержка, основываясь на которой они смогли бы прийти к власти. «На самом деле у большевиков не было, да и не могло быть в марте 1917 года готовой политической армии. Большевики лишь создавали такую армию (и создали её, наконец, к ок­тябрю 1917 года)».[5]

Но Ленин сразу увидел слабые места российского социального положения – он понял, что класс крупной промышленной буржуазии не имеет достаточно надёжной опоры, а беднота го­това пойти на любые радикальные действия, чтобы улучшить своё материальное положение. Именно на бедноту делает свою ставку Ленин.

Между тем раскол общества углублялся. Буржуазия стремилась продолжать войну, исходя из того, что положение Германии критическое, и она не сможет долгое время держаться. И 18 апреля П. Н. Милюков – министр иностранных дел, заявляет иностранным союзникам, что Россия не собирается выходить из войны, а 18 июня русские войска начали активные действия на Юго-Западном фронте. Позже к ним присоединились отдельные части Северного Западно­го и Румынского фронтов. Но вскоре наступление захлебнулось, и армия с большими потеря­ми была вынуждена отступить, уступив территории, сдерживаемые до июньского наступле­н­ия.

Беднота же, а в особенности солдаты, были против продолжения войны и хотели скорейшего заключения мира. А неудачная июньская операция ещё более усилила озлобление в бедных слоях общества. Большевики понимали, что дальнейшее продолжение этой линии существу­ющим правительством будет лишь приводить к усугублению обстановки. Поэтому они ждут, пока недовольство народа не достигнет той степени, что их можно будет поднять на революц­ию.

Опасным сигналом для существующей власти были выступления 2—4 июля в Петрограде с политическими лозунгами «Вся власть Советам!». Государственные долги, общеэкономиче­с­кий кризис, война, постоянный рост цен и т. п. привели к ожидаемому большевиками результ­ату. К осени беднота была готова к радикальным действиям. «Октябрьская революция... имела несомненную поддержку крестьянской бедноты (курсив мой) ибольшинства солдат, жажда­вших мира и земли».[6] Вот он – отголосок нерешённой политической задачи реформы Столы­пина! Ленин правильно рассчитал – именно «крестьянская беднота» поддержала большевиков. Крестьяне-бедняки поддержа­ли их, потому что те обещали землю, т. е. то, что первые безус­пешно стремились получить на­чиная с крестьянской реформы 1861 г. Отсутствие многочис­ленного сословья крестьян-собст­венников, которые не были бы заинтересованы в перероста­ние буржуазной революции в пролетарскую, во многом явилось причиной того, что крупн­ая промышленная буржуазия не смогла удержаться у власти. Именно крестьяне-собственники могли сыграть для буржуазии роль того необходимого социального базиса, который был бы основой построения либерально-буржуазного государства. Отсутствие же первых приводило к шаткому положению крупной промышленной буржуазии.

В результате, большевики с относительной лёгкостью совершают Октябрьскую революцию 1917 года. Имея с одной стороны недовольство проводимой внутренней и внешней политикой в народных массах, а с другой – слабый, не имеющий социальной поддержки класс промыш­ленной буржуазии, свергнуть Временное правительство не составляло особого труда.

Придя к власти, большевики сразу поняли главную ошибку Временного правительства – его излишний либерализм в условиях анархии. Детально знавшие события европейских револю­ций, они знают – уничтожение анархии в стране и реальный захват власти возможен только силой. Поэтому в своей политике большевики будут опираться лишь на грубую силу и страх, что, может быть, и явилось главн­ой причиной того, что они удержались у власти.

ПОДВЕДЁМ ИТОГИ

Для того чтобы лучше понять, что же произошло в октябре 1917 года и чем это было вы­зва­но, нужно вначале беспристрастно рассмотреть объективные причины Октябрь­ской револю­ции 1917 года, а только потом делать какие-либо обобщения. Выше были рассмотрены наибо­лее важные предпосылки, вызвавшие революцию. Теперь для составления общей картины надо проследить причинно-следственную связь между ними.

В результате благоприятно сложившихся обстоятельств, в конце XIX века в России начинает развиваться капиталистическое производство. Малодоходное крепостническое производство, преобладавшее до середины столетия, начинает вытесняться индустри­альным. Особенно за­метное развитие получила тяжёлая промышленность, в т. ч. металлургическая и горнодобывающая.

Но наряду с благоприятным и довольно быстрым развитием экономической сферы страны, особенно её промышленного сектора, в государстве остаётся огромное число различных пер­ежитков феодализма, которые как мешают более быстрому развитию промышленности, так и создают многочисленные противоречия в социальной сфере. Главными и оказывающими наи­более пагубное воздействие на темпы развития России являлись:

-сохранение крупного помещичьего землевладения, что препятствовало созданию и разви­тию фермерских хозяйств, а также создавало противоречия между помещиче­ством и крестья­нством

-существование сельской общины, которая, искусственно уравнивая крестьян, помогая бедным за счёт богатых и т. п., препятствовала выделению из общей крестьянской массы наи­более сильных и трудоспособных крестьянских семей

-самодержавие и отсутствие органов представительного управления препятствовало прих­оду к власти буржуазии, что создавало противоречия между существующей формой государ­ственного устройства (а не монархией вообще) и крупной про­мышленной буржуазией

-обязанность крестьян выплачивать выкупные платежи, что приводило к обеднению боль­шей части населения и сужению внутреннего рынка. Кроме того, выкупные платежи вызывали недовольство в крестьянской среде.

-промышленный подъём вызывал стремление буржуазии к расширению производ­ства, а, в отсутствие наиболее современных технологий, этот процесс достигался путём найма большего числа дешёвой рабочей силы. Низкооплачиваемый труд вызывал недовольство рабочих и при­водил к острым конфликтам между ними и буржуазией.

Эти пять факторов были наиболее серьёзными язвами российского общества, препятствующими его социально-экономическому прогрессу. Их разрешение было одной из наиболее насущных задач, требующей скорейшего разрешения, т. к. существование данных противоречий могло привести к расколу российского общества и социальному взрыву.

Но правительство было инертно и не хотело понимать необходимость перемен. Поэтому оно не собиралось предпринимать никаких действий, могущих разрядить обстановку. Наоборот, царская власть продолжает искать себе поддержку в уже разлагающемся дворянстве, которое к этому времени утратило силу на внутриполитиче­ской арене и не могло быть гарантом стаб­ильности общества.

Нерешенность вышеописанных проблем явилась предпосылкой к революции 1905 года. Кат­ализатором началу недовольства в обществе и дальнейшего перерастания его в радикальные действия послужила неудачная Русско-японская война. Остановить революцию удалось лишь пойдя на уступки, а именно: создав Государственную думу и удовлетворив некоторые требо­вания рабочих и крестьян. Но революция уничтожила в большинстве своём лишь следствия, а не первопричины общественных противоречий. Главные противоречия в социально-экономи­ческой сфере остались неразрешёнными:

-между крестьянством и помещиками

-между развивающимся капитализмом и существующими феодальными пережитками

-между промышленным пролетариатом и буржуазией

-между богатыми крестьянами и беднотой, поддерживаемой общиной.

Революция 1905 года показала, насколько шатко было положение власти и что необходимо предпринять меры, которые не только решат вышеописанные общественные противоречия и конфликты, но и смогут каким-либо образом укрепить положение правительства. Учреждение Манифестом 17 октября Государственной думы не могло полностью быть таким решением, тем более что император не собирался созданием думы положить основу правового общества и ограничить свою власть, а видел в этом лишь меру урегулирования обстановки. При первой возможности он распустит I Государственную думу, не сделав российское общество право­вым.

Но попытки укрепить социальное положение власти всё же предпринимались. Аграрная ре­форма Столыпина, имевшая как экономическую, так и политическую подоплёку, была наибо­лее продуманным и реальным ходом, который мог бы не только укрепить положение власти, но и создать объективные предпосылки для дальнейшего поступа­тельного развития страны.

Экономические задачи сводились к тому, что необходимо повысить уровень развития сельс­кого хозяйства, способствовать развитию капитализма в аграрном секторе и выделению наиб­олее сильных и предприимчивых крестьян. С началом прогресса в сельском хозяйстве должно было начаться развитие в промышленном секторе, т. к. благоприятные тенденции в деревне немедленно и непосредственно скажутся на развитии промышленности.

Главной политической задачей было создание класса мелких собственников, которые были бы инертны и не пошли на радикальные действия, были решены за счёт частичного разруше­ния крестьянской общины и переселения крестьян за Урал.

В общем, аграрная реформа Столыпина оказала благоприятное воздействие на развитие эко­номики страны, хотя и прошёл слишком малый период времени, чтобы она могла иметь сколько-нибудь ощутимые количественные показатели. Поэтому главными её достижениями были:

-увеличение производства сельскохозяйственной продукции вызвало рост экспорта, что привело к притоку в страну денежных средств из заграницы.

-был расширен внутренний рынок за счёт увеличения покупательной способности населе­ния

-крестьяне, которые не нашли себе место в деревне, могли выделиться из общины, продать свой участок и пойти на заработки в город (участки продали 60% выделив­шихся из общины). Это приводило к увеличению количества наёмной рабочей силы

-был достигнут ощутимый прогресс в развитии сельского хозяйства. Широкое распростра­нение получило применение техники и минеральных удобрений в частных хозяйствах, что значительно увеличило урожайность.

Вышеописанные достижения были объективными причинами начала промышленного подъ­ёма 1909—1913 гг. Можно с полной уверенностью сказать, что аграрная реформа Столыпина с экономической точки зрения оправдала себя.

Что же касается политического аспекта, где требовалось как можно в более короткие сроки создать класс-опору правительству, то здесь дело обстояло хуже. Многочислен­ного сословья крестьян-собственников создано не было (фермерские хозяйства составляли лишь 10,3% всех крестьянских хозяйств), что было связано с небольшим временным промежутком, прошедшим после начала реформы. А процесс образования собственников довольно длителен. И если с экономической точки зрения начавшееся поступательное развитие было хорошим признаком, то оно не удовлетворяло политические потребности. Необходимый инертный класс в связи с опасным внутриполитическим положением не мог создаваться долго. Поэтому политическая задача аграрной реформы решена не была.

С 1909 года после довольно продолжительного застоя в экономической жизни, продолжавшегося 9 лет, в российской экономике опять наблюдается оживление, связанное с началом промышлен­ного подъёма, длившегося вплоть до начала Первой мировой войны. Во многом промышленный подъём был обусловлен благоприятным воздействием на экономику страны аграрной реформы Столыпина. Можно выделить четыре основных фактора, бывшими его объективными предпосылками:

-рост спроса на промышленную продукцию

-развитие внутреннего рынка

-повышение импорта зерна

-рост населения в городах и общий рост населения

Необходимо отметить, что темпы развития экономики государства были в этот период сам­ыми высокими в мире. Всё большее использование в производстве получает техника, строятся железные дороги, растут предприятия и т. п. Промышленный подъём 1909—1913 гг. доказал, что в экономической сфере Россия уже окончательно встала на путь развития капитализма.

Но на фоне благоприятного экономического положения, в социальной сфере общества про­должают назревать глубокие конфликты. Революция 1905 года не решила большинства их, уничтожив лишь их видимые последствия. Так же остро стоит вопрос о власти, которой не по­лучила буржуазия с созданием думы. Несмотря на относительно благоприятные результаты реформы Столыпина, вопрос о земле остаётся насущной проблемой, особенно в Центральной России и т. д. Но, заслонённые бурным развитием, эти противоречия пока не так заметны.

Существующая же власть не имела надёжной опоры в обществе. Класс помещиков, который в течение 300 лет служил своеобразным стержнем в российском обществе и на котором поко­илось самодержавие, постепенно уходил с внутриполитической арены, частично превращаясь в крупную сельскую буржуазию, частично разлагаясь. Выдвигается новый класс – крупная буржуазия, стремящаяся к власти и не поддерживающая самодержавие. Хотя с 1905 года сам­одержавия официально и не было, но власть всё равно была сосредоточена в руках императора и его приближённых, что никак не устраивало буржуазию, которая хотела иметь «министерст­во, ответственное перед думой», т. е. что-то вроде парламентарной монархии в Англии.

Но император не мог понять произошедших перемен в обществе. Он всё ещё считает, что самодержавная власть – единственно возможная в России. Поэтому Николай II не только не идёт на либеральные преобразования, но и всячески препятствует им. В итоге в обществе наз­ревал опасный конфликт – власть и народ не понимали друг друга.

Начавшаяся в августе 1914 года, Первая мировая война сыграла роль катализатора для нача­ла радикального движения. Первоначальное единение во всех слоях общества, вызванное пат­риотическим подъёмом, вскоре сменилось глубоким разочарованием ходом военных дейст­вий. Война застала Россию неготовой. Несмотря на промышленный подъём и высокие темпы роста, Российская империя не успела догнать передовые страны Европы по уровню своего экономического развития. Недостаток вооружения, пути сообщения, не способные в должной мере обеспечить снабжение ни фронта, ни тыла, и т. п. были в первую очередь следствием именно ещё слабого развития экономики. И хотя в годы войны выпуск военной продукции быстро рос, этого было недостаточно. Российская армия терпела поражения.

Увеличение выпуска военной продукции происходило в ущерб производству мирной, а пос­тоянные наборы солдат в армию оказывали пагубное воздействие на развитие сельского хозя­йства. К тому же, проблемы с транспортом вызывали трудность транспортировки произведён­ной продукции. В связи с этими проблемами в стране начинается голод и нехватка граждан­с­кой продукции, приведшие к усугублению общественного раскола. К 1917 года недовольство достигло своего апогея. Повсеместные заговоры, тайные общества и т. п. свидетельствовали о скором начале общественных потрясений. В феврале 1917 года, начавшаяся забастовка на Пу­тиловском заводе переросла в революцию. Монархия была свергнута.

На короткое время к власти пришла буржуазия. Но она не имела социальной базы, на кото­рой могла бы основываться её власть, поэтому, продержавшись у власти чуть более полугода, теряет её. Пришедшие к власти большевики сразу осознали, что удержать её и подавить анар­хию царившую в стране можно только силовыми методами. И с первых шагов они силой по­давляют любые недовольства и выступления, что и явилось причиной того, что они удержа­лись у власти.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что Октябрьская революция 1917 года не была следст­вием сиюминутного недовольства общества властью, но обуславливалась глубокими социаль­но-экономическими противоречиями. Главный конфликт в российском обществе был между крупной промышленной буржуазией, стремящейся к власти, и существующим государственном устройством, в условиях которого она эту власть получить не могла. Отсюда следовало то, что буржуазия не поддерживала правительство, а была заинтересована в изме­нении общественно-политического устройства. Дворянство же ослабело и не могло быть на­дёжной опорой правительству. Поэтому в российском обществе начала ХХ века не было того класса, который мог бы являться гарантом относительной стабильности, и создать его не уда­лось. Между тем, бурное экономическое развитие, начавшееся в 1909 г. и бывшее наиболее перспективным вариантом для России для выхода в передовые державы мира, могло продол­жаться только в условиях стабильности.

Но накопившиеся социальные противоречия создавали объективные предпосылки для обще­ственных потрясений, которые могли начаться при известных обстоятельствах. Поэтому Пер­вая мировая война, поставив страну перед лицом голода и вызвавшая недовольство во всех слоях общества, сделала реальной опасность начала революции. Но правительство не пред­принимало никаких действий для того, чтобы разрядить обстановку. Не было создано мини­стерство, ответственное перед думой, не был решён вопрос о земле, т. е. не были выполнены главные требования, предъявляемые обществом власти. И накопившееся раздражение, недо­вольство проводимой политикой и поражениями на фронте вылились в февральскую револю­цию 1917 года. На короткое время к власти пришла буржуазия. Но общество было слишком революционизировано, в стране царила анархия и новая власть не могла взять ситуацию под контроль. Реально Временное правительство не пользовалось поддержкой большей части об­щества, которая была представлена крестьянской беднотой и пролетариатом и была заинтере­сована в переделе собственности. Это создало возможность новой пролетарской революции, приведшей к власти большевиков.


ПРИЛОЖЕНИЕ

1. АГРАРНАЯ РЕФОРМА СТОЛЫПИНА

Год Переселенцы Водворено % к числу переселившихся Возвратилось % к числу переселившихся Осталось неустроенными %
семей чел.
1906 216.648 - - - 45.711 21,1
1907 576.970 - - - 117.518 20,4
1908 758.812 - - - 121.204 16,0
1909 707.463 83.579 245.319 34.7 139.907 19,8
1910 352.950 80.580 232.453 65.9 146.945 41.6
1911 226.062 77.978 226.957 100.4 142.952 63.2
1912 259.585 58.838 159.556 61.5 98.388 37.9
1913 337.252 50.000 146.690 43.5 116.526 34.6
1914 336.409 43.219 122.467 36.4 96.921 28.8
Итого 3.772. 154 - - - 1.026.072 27.2
1909-1914 2.219.721 394.194 1.133.442 51,1 741.639 33.4 344.640 15.5

Переселение за Урал и водворение переселенцев в 1906-1914 гг.

Источник: Статистический ежегодник России. 1914 г. Пг., 1915. Отд. II (Сост. А.М. Анфимов)

2. Экономическое развитие России в 1909—1913 гг.

Динамика роста стоимости продукции российской промышленности но отраслям (в текущих ценах).

Первая строка — млн. руб., вторая — % от среднегодовой стоимости за трехлетие 1907-1909 гг.

Годы Группы отраслей
I угольная II нефтяная III металлическая
Добыча угля производство кокса итого добыча нефти переработка нефти итого черная металлургия в том числе добыча желез. руды цветная металлургия металлообработка итого
1909 130,0 23,1 153,1 123,3 108,1 231,4 218,6 16,8 12,9 454,9 686,4
104,8 98,3 103,9 95,3 93,8 94,6 102,1 97,1 84,3 98,5 99,3
1910 124,5 25,1 149,6 91,0 91,2 182,2 233,9 18,7 24,0 493,1 751,0
100,4 106,8 101,5 70,3 79,2 74,5 109,2 108,1 156,9 106,8 108,6
1911 142,8 35,5 178,3 123,2 132,4 255,6 240,2 22,1 25,9 541,2 807,3
115,2 151,1 121,0 95,2 114,9 104,5 112,1 127,7 169,3 117,2 116,8
1912 160,5 44,9 205,4 200,4 186,1 386,5 337,7 34,5 32,4 651,9 1022,0
129,4 191,1 139,3 154,9 161,5 158,0 157,7 199,4 211,8 141,1 147,8
1913 187,3 51,5 238,8 240,7 188,6 429,3 365,3 43,7 31,8 829,1 1226,2
151,0 219,1 162,0 186,0 163,7 175,5 170,5 252,6 207,8 179,5 177,4

Динамика роста физического объема производства важнейших видов промышленной продукции

Годы Угольная промышленность Нефтяная промышленность Производство строительных материалов
Добыча каменного угля Производство кокса Добыча нефти Производство нефтепродуктов В том числе нефтяных остатков (мазута) Пиломатериалов Кирпича Портланд-цемента
тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % млн. куб. м % млн. шт. % тыс. бочек %
1907-1909
в среднем за год 23596,9 100,0 2627,7 100,0 8602,7 100,0 6209,4 100,0 4202,9 1000 8,3 100,0 1401* 100,0 4865 100,0
1909 23365,9 99,0 2650,5 100,9 9359,9 108,8 6307,9 101,6 4220,7 100,4 5370 110,4
1910 22353,8 94,7 2783,2 105,9 9681,8 112,5 6696,7 107,8 4514,3 107,4 10,6 127,7 1762 125,8 6649 136,7
1911 25243,9 107,0 3298,4 125,5 9128,8 106,1 7328,2 118,0 5033,4 119,8 11,8 142,2 2112 150,7 8337 171,4
1912 27601,9 117,0 3871,4 147,3 9353,5 108,7 6624,8 106,7 4179,4 99,4 13,2 159,0 2334 166,6 10245 210,6
1913 31240,0 132,4 9234,9 107,3 6618,4 106,6 4129,4 98,3 12644 260,0

* За один 1908 г.

Таблица 2 (продолжение)

Годы Черная металлургия
Выплавка чугуна Выплавка стали Производство проката В том числе сортового железа листового железа кровельного железа швеллеров балок и рельсов
Тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн %
1907-1909 * 2812,4 100,0 2944,4 100,0 2504,3 100,0 888,8 100,0 225,3 100,0 290,7 100,0 133,5 100,0 397,4 100,0
1909 2871,4 102,1 3132,2 106,4 2667,9 106,5 858,5 96,6 208,7 92,6 339,1 116,6 150,4 112,7 500,0 125,8
1910 3040,1 108,1 3543,0 120,3 3016,7 120,5 1038,1 116,8 276,3 122,6 375,5 129,2 193,7 145,1 511,3 128,7
1911 3593,3 127,8 3948,6 134,1 3320,4 132,6 1201,5 135,2 308,0 136,7 338,7 116,5 263,0 197,0 543,2 136,7
1912 4197,8 149,3 4503,7 153,0 3727,2 148,8 1286,2 144,7 377,5 167,6 367,4 126,4 290,8 217,8 665,6 167,5
1913 4635,0 164,8 4918,0 167,0 4038,6 161,3 1400,0 157,5 435,9 193,5 414,3 142,5 282,5 211,6 650,1 163,6

* в среднем за год

Годы Машиностроение
Выплавка меди Производство подвижного состава для железных дорог Произ-во двигателей Производство сельскохозяйственных машин
паровозов вагонов внутреннего сгорания плугов сеялок уборочных машин молотилок
Тыс. тонн % шт. % тыс. л.с. % шт. % тыс. шт. % тыс. шт. % тыс. шт. % тыс. шт. %
1907-1909 ** 16,0 100,0 669 100,0 10622 100,0 29,7 100,0 379,5* 100,0 32,1 100,0 46,8* 100,0 16,8* 100,0
1909 18,4 115,0 525 78,5 6389 60,1 40,6 136,7
1910 22,7 141,9 441 65,4 9076 85,4 56,4 141,6
1911 26,0 162,5 433 64,7 8878 83,6 70,5 237,4 650,0 171,4 76,0 237,1 113,4 242,1 33,2 197,8
1912 34,0 212,5 313 46,8 12033 113,3 47,1 326,4 660,0 173,9 81,2 253,3 111,0 236,4 48,5 288,7
1913 33,7 210,6 654 97,8 20492 192,4 113,9 383,5 739,0 194,7 68,3 213,1 111,2 237,4 110,4 660,6

* за один 1908 год

** в среднем за год


Таблица 2

Годы Текстильная промышленность Пищевая промышленность
Хлопчатобумажные производства Производство Производство Свеклосахарные производства Производство Производство
шерстяной пряжи суровой пряжи льняной пряжи пряжи песка рафинада муки растительных масел ***
тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн % тыс. тонн %
1907-1909* 306,6 100,0 253,3 100,0 70,2** 100,0 47,7** 100,0 1126,1 100,0 685,5 100,0 5227,9** 100,0** 234,9 100,0
1409 316,8 103,3 260,1 107,7 1036,7 92,1 705,9 103,0
1910 313,4 107,4 271,3 107,1 73,8 105,1 51,1 107,1 928,1 82,4 823,5 120,1 5500,4 105,7 227,5 96,8
1911 330,0 107,6 292,4 115,6 75,4 107,4 51,0 106,4 1734,1 154,0 830,4 121,2 5175,2 99,0 252,1 107,3
1912 357,0 116,4 311,5 173,0 81,7 115,7 50,1 105,0 1696,7 150,6 8127,7 118,6 5157,9 98,7 263,1 112,0
1913 1106,0 98,2 9427,4 137,5

* В среднем за год

** За один 1908 г.

*** Подсолнечного, льняного, конопляного, горчичного и др.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

I. Г. Б. Поляк, А. Н. Маркова, «История мировой экономики»; ЮНИТИ, Москва 2002

II. А. А. Левандовский, Ю. А. Щетинов, «Россия в XX веке»; Москва Просвещение 2002

III. А. А. Данилов, Л. Г. Косулина, «История Государства и народов России», Дрофа, «ВЕДИ-принт» Москва 2002

IV. И. Сталин, «Вопросы Ленинизма», ОГИЗ государственное издательство политической литературы, 1938 г.


[1] Казарезов В.В, О Петре Столыпине. М., 1991, – стр. 28

[2] Из «Докладной записки Совета Съездов Представителей Промышленности и Торговли о мерах к развитию производительных сил России и улучшению торгового баланса» Пг., 1914 (Представлена правительству 12 июля 1914 г.) (с. 1)

[3] Там же, (с. 3-4)

[4] Манифест 2 марта 1917 г.

[5] И. Сталин. Вопросы Ленинизма. Изд. 10, ОГИЗ Государственное издательство политической литературы 1938 г. стр. 90

[6] Там же, стр. 76

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий