регистрация / вход

Организованная преступность

Содержание Введение 3 ГЛАВА 1. Оперативно–розыскная характеристика преступлений совершаемых организованной преступностью ...6

Содержание

Введение …………………………………………………………………………3

ГЛАВА 1. Оперативно–розыскная характеристика преступлений совершаемых организованной преступностью………………………………………………...6

1. Организованная преступная деятельность как угроза нормальному существованию государства ………...…………… ………………….6

2. Участники организованной преступной деятельности ……….…….10

3. Виды преступлений совершаемых участниками организованной

преступной деятельности ………………………………………….……19

ГЛАВА 2. Организация деятельности оперативных аппаратов органов Внутренних дел в борьбе с организованной преступностью ………………..23

1. Оперативно–розыскная деятельность органов внутренних дел в борьбе с организованной преступностью …………………….……..23

2. Взаимодействие оперативных аппаратов органов внутренних дел с другими правоохранительными органами в борьбе с организованной преступностью…………………………………………………………30

ГЛАВА 3. Элементы оперативно–розыскной тактики в борьбе с организованной преступностью………………………………………………..34

1. Общие элементы оперативно – розыскной тактики в борьбе с организованной преступностью………………………………………34

2. Оперативно–розыскное прогнозирование в борьбе с организованной преступностью…………………………………………………………39

3. Оперативно – аналитический поиск в борьбе с организованной преступностью …………………………………………….…………..45

Заключение………………………………………………………….. …….…..50

Список использованной литературы…………………………… …………54

Приложение …………………………………………………………………. …57

Введение

В отечественных исследованиях понятие “организованной преступноcти“ начинает использоваться уже в семидесятые годы, однако развернутые исследования проблемы начаты с середины 80–х годов. Практическая специализация борьбы с организованными формами преступности, обеспечение этой борьбы в организованном и правовом аспекте происходит еще позднее лишь с конца 80–х годов.

Для полного рассмотрения понятия “организованная преступность “ выделим следующие блоки признаков характеризующие:

а) устойчивость;

б) системность;

в) масштабность преступной деятельности;

г) её цели;

д) способы;

е) обеспечение собственной безопасности;

Признаки устойчивости реализуются в таких характеристиках, как сквозная задача и длящийся характер преступной деятельности; сговор о ней, её плантрованте и подготовка; строгая иерархия участников и наличие руководящего ядра; безусловная дисциплина.

Призак системности тесно связан с устойчивостью и непосредственно реализуется в таких характеристиках организованной преступности, как прямая или опосредованная связь её структур в масштабе региона, отрасли народного хозяйства виды криминального бизнеса взаимодействия, иерархическая связь, согласованное распределение сфер деятельности, связь конкуренции и противостояния.

Признак масштабности – это один из обязательных признаков организованной преступности, отличающий её от преступных действий группового характера, не замкнутых в предприятии, учреждении, микрорайоне, а имеющих выходы на масштаб деятельности в рамках региона, в рамках страны в целом или нескольких стран.

По данным зарубежных спецслужб, в Германии 95 % игорных домов контролируется “ русской мафией“, но в странах Запада только 5% преступлений совершаются иностранцами, причем только 0,2% выходцами из России и других бывших республик СССР.*

Цели организованных преступных структур всегда сосредоточены на извлечении преступным путем максимальных доходов, на обогощении в крупных и особо крупных размерах.

Несмотря на появление в России многочисленных работ по проблеме организованной преступности, теоретическая разработка представлений о её реальной общественной опасности представляется недостаточной.

Способы совершения преступлений участниками организованных преступных структур характеризуется высоким профессионализмом. Это обстоятельство фиксирует близость понятий организованной и профессиональной преступности. Вместе с тем понятие организованной преступности шире, так как включает и ряд других необходимых элементов понятия, относящихся к системности, масштабности, целенаправленности преступной деятельности.

Особая общественная опасность организованной преступности делает борьбу с ней одним из приоритетных направлений правоохранительной деятельности. Это объясняется не только причиняемым значительным материальным ущербом обществу, не только потерей значительным числом его граждан жизни, здоровью, имущества в результате действий участников организованных преступных структур, но и более широким кругом факторов.

__________________

*Организованная преступность – 4 / Под. ред. Долговой А. И. – М. : “ Криминологическая Ассоциация “,

1998. с. 280.


К их числу относятся, в частности, формирование и распространение в обществе ценностных ориентаций на аморализм и вседозволенность, нравственное развращение десятков и сотен тысяч членов общества, которые втягиваются в те или иные формы пособничества или извлечение выгод из результатов организованной преступной деятельности.*

В своём дипломном исследовании я хочу отразить сущность организованной преступности, последствия её роста и влияния на наше российское общество. Хочу также отметить методы и принчипы борьбы правоохранительных органов с организованной преступностью.

______________

* Организованная преступность / Под. ред. Долговой А. И., Дьякова С. В. – М.: “Юридическая литература “,

1989. с. 26.

ГЛАВА 1. ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ СОВЕРШАЕМЫХ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ

1. Организованная преступная деятельность как угроза

нормальному существованию государства.

Организованная преступность – это часть преступности и, естественно, отличаясь от составляющих её элементов – отдельных преступлений, она существенно отличается и от преступности в целом, хотя органически связана с нею через многие социальные явления.

“ Общественная опасность “ как правовая категория формировалась в

результате обобщения и абстрагирования. Причем при категориальном обобщении происходит диалектическая обработка материала (в данном случае эмпирического), веками наблюдаемых вредоносных деяний и их последствий.

Понятие общественной опасности формировалось через восприятие

вреда, причиняемого теми деяниями, которые относили к преступным. В известном труде “ О преступлениях и наказаниях “ Ч. Беккарня писал:

“ …единственным и истинным мерилом преступлений является вред, который они наносят нации “.

Пределы и масштабы исследований проблемы общественной опасности значительно расширились в связи с познанием таких направлений в криминологии и теории оперативно–розыскной деятельности, как личность преступника, механизмы преступного поведения, прогнозирование индивидуального и группового преступного поведения, организация оперативно–розыскного и профилактического учетов.

На этих направлених категория “ общественная опасность “ использутся в качестве модели, позволяющей обращаться к прогнозам вероятности совершения преступления отдельными лицами, группами, предвидеть криминальное развитие свойств личности, что предопределяет тактические решения в борьбе с преступностью.

В криминологическом аспекте исследованы психологические категории, влияющие на формирование общественной опасности преступника:

ценностно – нормативные сферы, психологическая защита и самооценка преступников, роль конформизма, адаптивные явления в преступном поведении, механизм развития общественной опасности под влиянием криминогенных ситуаций. В криминалистическом и оперативно–розыскном аспектах общественная опасность, позноваемая через изучение личности преступников, преступной среды, её субкультур, нравов, традиции, “законов“, маскировки, системы связей и влияния, является важнейшим компонентом, определяющим научную разработку и применение криминалистической и оперативно–розыскной тактики.

Категория “общественная опасность“ стала ориентиром при создании

систем оперативного учета. Эта категория “работает“, во–первых, на отбор контингентов на основе оценки прошлой преступной деятельности путем экстраполяции зафиксированных ранее проявлений общественной опасности личности и днягий (агрессивность, жестокость, лживость, неадекватность реакций на складывающиеся ситуации, стремление удовлетворить потребности любыми действиями, игнорирование правовых и моральных запретов ); во–вторых, на научную разработку системы поисковых признаков, характеризующих объекты оперативного учета лиц и события преступления.*

__________________

* Овчинский В. С. Основы борьбы с организованной преступностью. Москва. 1996. С. 127

Теоретическая разработка моделей общественноопасного поведения

позволяет исследовать систему принципов для формулирувки оснований дляпроведения оперативно–розыскных мер, предопределяет научную разработку тактики привлечения граждан к участию в оперативно–розыскных мероприятиях на основе конфиденциального сотрудничества с оперативными аппаратами и тактики их поведения в среде преступников.

На этих направлениях эмпирически сложилась оперативно–тактическая диагностика не только общественной опасности личности, но и разного рода преступных сообществ, их структурных элементов, расположенных на разных уровнях организованной преступности. Причем в практике оперативно–тактической диагностики наиболее полно проявился именно колличественно – качественный подход: общественная опасность организованных преступных формирований оценивается как достигающая по эмпирически сложившейся шкале оценок наивысшей степени.

Реальная угроза правам и свободам личности со стороны организованной преступности состоит в том, что подавляются актами насилия, лоббирования и протекционизма. В результате воздействия проявлений организованной преступности основные конституционные права блокируются интересами мафиозных формирований, навязывающих лияности ( с помощью механизмов этнического и религиозного давления ) свои варианты политического самоопределения, выгодных мафии кандидатов в органы представительной, исполнительной и судебной власти.

Происходит активное проникновение организованной преступности во

властные и управленческие государственные структуры различных уровней, включая высшие. В отличие от прошлых лет когда коррумпированные связи устанавливались в целях обеспечения безопасности конкретных преступных акций и совершающих их лиц, в настоящее время организованная преступность стремится стимулировать коррупционные процессы в государственных структурах в интересах приобретения там влиятельных позиций, дающих возможности оказывать давление на принятие политических и управленческих решений, благоприятствующих организованной преступности, в интересах борьбы за власть. Налицо опасность криминального заражения и перерождения определённых государственных структур.

Реальная угроза состоит в том, что на региональном и отраслевом

уровнях в России уже происходит перехват права владения и распоряжения

материальными ценностями всего общества организованными преступными

формированиями. Прежде всего это касается сфер торговли, добычи и распределения стратегического сырья, драгоценных металлов, производства и оборота оружия. Массовые мелкие хищения времен “ бесхозяйственности “

70–х годов не идут ни в какое сравнение с теми масштабами организованных преступных посягательств на материальные ценности периода перехода к рыночным отношениям. Общественная опасность этого процесса усугубляется пробелами в правовом регулировании ответственности за новые виды противоправных посягательств на различные формы собственности.

Доходы от организованной преступности способствуют обосчтрению

инфляционного давления, создают дисбаланс в развитии отдельных секторов экономики. Развитие экономики “ черного “ рынка, поощряемое организованной преступностью, не только подавляет легальный бизнес, но и приводит к существенному сокращению налоговой базы государства. “ Отмывание” огромных денежных сумм подрывает способность правительства контролировать финансовую систему и управлять ею.

В ходе приватизации преступные организации часто действуют как своего рода транснациональные компании, используя слабость государственного контроля, приобретают в собственность землю, предприятия, другую недвижимость, осуществляют инвестиции в российскую экономику, рассчитывая, в частности, на использование ее природных ресурсов, других перспективных факторов, которые будут определять последующий экономичяеский рост.


2. Участники организованной преступной деятельности

Преступления, совершаемые группой преступников, всегда представляли большую естественную опасность, нежели аналогичные деяния, совершаемые отдельными индивидами. В первом случае в преступную деятельность одновременно вовлекается несколько ( иногда значительное число ) лиц, что вносит определённую специфику в механизм и иные состовляющие криминальной деятельности, а главное, влечет за собой, как правило, наступление более тяжких последствий. И это вполне закономерно.

Любая пеступная группа как одна из разновидностей малых социальных групп людей не является простым (механическим) сложением некоего числа индивидов, совместно совершающих преступления. Каждая преступная группа, с точки зрения психологии и социологической теории “ малых групп “, объединяя на основе совместного осуществления общественно опасной деятельности нескольких человек с явным стремлением к достижению преступной цели, с той или иной степенью организованности, фактически превращается в единый субъект криминальной деятельности. В таком коллективном субъекте преступления появляются новые, не свойственные отдельному преступному индивиду свойства, цели, возможности и пр.

В преступном действии, совершаемой группой лиц, происходит объединение индивидуальных способностей, общих и специальных знаний, умений, профессиональных навыков, особенно преступных, и др. Весьма существенно, что со временем происходит разделение преступного труда, с учетом состава группы это разделение может быть и профессиональным.

В этой связи нельзя не согласится с мнением о том, что даже в простейшем виде групповое действие нельзя рассматривать как простое механическое сложение действий отдельных субъектов. Соответственно, независимо от особенностей отдельных видов групповых преступлений (кража, грабежи, разбойные нападения, мошенничество, угоны автомобилей и др.) членами таких групп ( вусловиях разделения преступного труда ) используется более продуманные, подготовленные и опасные способы совершения и сокрытия совметных преступных акций, коллективно выбирается или готовится соответствующая благоприятная для преступной деятельности обстановка. Вследствии чего создаются условия оптимального достижения конечных криминальных целей, часто недоступных одному индивиду. Особенно тщательно продумываются, совершаются и скрываются групповые преступления в сфере экономики.

Как уже было отмечено в правовой теории, преступления, совершаемые группой преступников всегда считались видом преступности, отличающиеся повышенной общественной опасностью. Учитывая их опасность, лица, совершившие преступление в группе, всегда наказывались строже. В действующем Уголовном кодексе РФ также зафиксирована повышенная общественная опасность групповых преступлений и дано понятие преступной группы как объединения двух и более лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления.* Конечно это определение не раскрывает всех криминально–психологических особенностей преступных групп, являющихся предметом криминологического изучения, но позволяет в целях правильной уголовно–правовой квалификации отделить их от организованных преступных групп.

Традиционные преступные группы, встречающиеся в современной

следственной практике, бывают различных видов. Наиболее простые груп–

пы могут создаваться ситуативно под влиянием каких–то эмоциональных факторов в результате совместного времяпрепровождения. Договорённость между её членами о совместном совершении преступления может состояться непосредственно перед его совершением. В таких группах

__________________

*Уголовный кодекс РФ. статья 35. часть 2. Москва. 1997. С. 176.

обычно отсутствует длящаяся общая преступная цель. Указанная цель чаще бывает кратковременной. У группы, как правило, нет четких функциональных структур и разделения ролевых функций, не выделен лидер. Решения принимаются коллективно, а преступление совершается сообща. Такие преступные образования, за редким исключением, малоустойчивы и после совершения одного или нескольких преступлений распадаются. Особенно характерны такие группы для объединений несовершеннолетних, весьма редко совершающих преступления в одиночку. Это, как справедливо отмечено, своего рода извращенная тяга к социальности социально не зрелых людей.

Более структурно и организационно сложна преступная группа, возникающая на фоне конкретной ситуации или по предварительному сговору о совместном совершении преступлений ( особенно среди групп, успешно занимающихся преступной деятельностью и длительное время остающихся неразоблаченными. ) Иногда такие преступные группы в криминалистической литературе называют преступными группами типа “компании”. Эти группы имеют относительно стабильный состав. В ней может не быть лидера, но есть руководящее ядро из наиболее криминально или социально авторитетных и активных членов. В своей деятельности её члены руководствуются ярко выраженной сугубо криминальной идеей и чаще всего опираются на традиционные, уголовно–­­профессиональные навыки, взгляды убеждения и специфические общекриминальные способы и методы достижения преступной цели. Вышеуказанное обычно исключает наличие у таких групп коррумпированных связей, взаимодействия с органами и функционерами власти. И если такая связь возникает, то как справедливо отмечается, она сурово осуждается членами таких групп в силу уголовных традиций или же опасений разоблачения характера своей деятельности. Однако в практике встречаются отдельные исключения из этих правил, что тем не менее не может быть признано для традиционной групповой преступности. Указанные группы не очень устойчивы, у них чаще всего небывает долгосрочных планов преступной деятельности. Такие группы обычно складываются из числа зрелых лиц. И лишь иногда в них состоят подростки.

Среди традиционных преступных групп наиболее сложной является организованная преступная группа, в которой четко определены ролевые функции её членов, их строгая соподчиненность. Эти группы устойчивы, имеют лидера. В них существует четко выраженная общность криминальных целей и определённые нормы поведения членов в общении между собой. К таким группам можно отнести бандитские, мошеннические, воровские группы, группы вымогателей, контробандистов и лиц, совершивших другие виды корыстно–насильственных преступлений.

Несмотря на свой более высокий уровень организованности, эти группы, как правило, не имеют коррумпированных связей с органами власти. Такие группы, как и члены группы предыдущего вида, во многом опираются на свои уголовно–профессиональные навыки, знания и криминальные идеи. Естественным устремлением такой группы является латентность, в силу чего её руководство и члены не претендуют на властные функции в государственных органах, лидерство в экономике и обществе. Если же ими и устанавливаются коррумпированные связи, то в основном лишь в право–охранительных органах.

В традиционной общеуголовной групповой преступности, изначально

существовавшей в советской стране, имелись организованные её виды. В части этой преступности имелись элементы организованности. Однако отождествление этой части с организованной преступностью в современ –ном её понимании является определенным упрощением. Оценивая органи –

зованные формы групповой преступности, можно говорить лишь о нали –чии в них ряда элементов, свойственных организованной преступности как

социальному явлению.

Как социально–правовое явление организованная преступность в лю –

бой стране является результатом достаточно длительного развития объек–

тивных процессов, и прежде всего в экономике, социальной сфере и идео–

логии. Следовательно, организованная преступность – это социально–эконо–мическое явление. При этом её возникновение, было связано с развитием групповой преступности, её определённой трансформации, что также впол–не закономерно, ибо групповая преступность тогда приобретает характер организованности, когда появляются признаки экономической деятельности, то есть планомерного извлечения прибыли на основе присвоения прибавочной стоимости.

Как уже отмечалось, корыстный, стяжательский мотив “в чистом ви–де“ является наиболее характерной чертой организованной преступной дея–

тельности, особенно на начальных этапах становления и развития органи–зованного преступного формирования. Позднее, после обретения достаточ–ных материальных средств и денежных ресурсов, достижения организаци–

онной устойчивости, могут возникат и другие цели и мотивы преступной деятельности. Например, проведённое изучение уголовных дел показывает, что после значительного материального обогощения некоторые организо–ванные преступные группы через налаженные коррумпированные связи во властных и исполнительных органах пытались косвенно проникнуть в “ ко–

ридоры власти”, а затем старались протолкнуть своих членов на соответст–

вующие должности в ключевые хозяйственные органы.

Стремление лидеров организованной преступности к власти довольно ярко проявилось в ходе выборов депутатов Государственной Думы в 1993 году. Наблюдателями отмечались многочисленные случаи спаивания и под–

купа избирателей, выплат им задержанной государством заработной платы из средств частных коммерческих структур и другим путём. В провинци–альных городах России все чаще наблюдаются случаи воздействия прес–тупных группировок на местную администрацию, на руководителей мест–ного производства с целью проникновения в указанные структуры.

Одновременное стремление организованной преступной группы к обо–

гащению, получению устойчивой прибыли, и к власти ( возможностям ис–пользования власти для обогощения и обеспечения безопасности) являются

наиболее типичными мотивами современной организованной преступности,

построеной на хищениях, должностных и хозяйственных преступлениях.

Особенно часто такая совокупность мотивов организованной преступности встречается при организованной преступной деятельности, построеной на должностных присвоениях имущества в особо крупных размерах, контра–

Банде, взяточничестве. Примером могут служить выборы идейного вдохно–вителя и руководителя финансовой компании “ МММ “ депутатом Государственной Думы.

Между тем такие мотивы встречаются и в организованной преступ–

ной деятельности иного характера. Например, многие организованные прес–

тупные группы, занимающиеся наркобизнесом, сбытом валюты и худо –жественных ценностей быстро осознают необходимость прикрытия этой криминальной деятельности со стороны представителей власти и в конце концов обретают его за огромные денежные суммы. Впоследствии приоб–ретение значительного влияния на властные ( управленческие, правоохрани–тельные ) структуры и манипуляция этими возможностями в нужных для организованных преступных групп направлениях, становится едва ли не наиболее важной для неё целью, ибо это позволяет не только получать огромные незаконные прибыли, но и сохранить группу от быстрого разоблачения, а преступно нажитое от конфискации.

Соответственно поставленным целям выбираются регионы и среда (экономико–финансовая, торгово–хозяйственная, внешнеэкономическая, политическая и др. ) деятельности преступного формирования, а также предмет, способ и обстановка преступного посягательства. Наличие организованного преступного сообщества, в отличии от других видов преступности является тем непременным условием, при котором организованная преступность только и может существовать и развиваться. Этот фактор является одной из главных характерных черт исследуемой преступности.

Структура таких преступных объединений, расспределение функцио –нальных обязанностей их членов, тип управления в них определяется стоя–щими перед преступным сообществом задачами. Подробно этот элемент, типологические черты членов организованных преступных групп, а также предмет, способы и обстановка совершения ими преступлений будут рас–смотрены при анализе криминалистической характеристики организованной преступной деятельности.

Обстановка, в которой происходит формирование организованных преступных групп и осуществляется её криминальная деятельность тем или

иным способом, зависит от многих факторов, в частности от времени, мес–

та осуществления сложившихся условий социально–экономической и поли–

тической деятельности.

Классифицировать организованную преступную деятельность по сфе–рам проявления, как показывает практика и научные данные, можно сле –дующим образом: а) организованная преступная деятельность, реализую –щаяся в сфере экономики; б) в сфере управления; в) в социальной сфере. Эта классификация, на наш взгляд, признана сыграть положительную роль в формировании методик раскрытия и расследования организованной прес–тупной деятельности, структуры правоохранительных органов, призванных бороться с этим явлением.

Принимая за основание классификации организованной преступной деятельности особенности организованной преступной группы, можно вы –

делить следующие преступные формирования: а) построенные на профес –

сиональной основе и без таковой; б) с использованием должностных воз –можностей членов организованной преступной группы и без таких воз –

можностей; в) имеющие кррумпированные и иные облегчающие организо –

ванную преступную деятельность связи и не имеющие их.

Говоря о структуре организованной преступной деятельности, не сто–

ит ограничиваться выделением вышеуказанных типов её элементов. В этой

деятельности можно обозначить и другие элементы, определяющие её уго–ловно–правовую направленность, а главное – основной способ достижения преступных целей.

Базовым ( стержневым ) элементом организованной преступной дея–тельности является элемент, включающий в себя преступные деяния, кото–рые служат главным средством достижения преступных целей, намеченных организованной группой. Соответственно эти деяния можно назвать базо –

выми, или стержневыми, в преступной деятельности каждой организован –ной преступной группы. К ним обычно относятся наиболее допустимые, относительно безопасные для данного формирования деяния, приносящие ему наибольшую материальную и иную выгоду в определенный период времени их совершения на определенном территориальном пространстве. Как правило, это только корыстная или корыстно–насильственная деятельность, обеспечивающая получение организованными преступными группами максимальных доходов, сверхдоходов и являющаяся постоянным преступным бизнесом.

Вместе с тем, в организованной преступной деятельности можно вы–лить и вспомогательные элементы, включающие в себя другие уголовно – наказуемые деяния, которые связаны с подготовкой к осуществлению ба –зовой преступной деятельности и обеспечение сокрытия её результатов. Такие деяния, соответственно, можно назвать вспомогательными для дан –

ной организованной преступной деятельности. Они, как и базовые, также являются хорошо продуманными и спланированными. К их числу можно отнести преступления, направленные на обеспечение преступной группы оружием, транспортом, необходимыми техническими средствами, докумен –тами, а так же имеющие своей целью уничтожение компрометирующих документов и предметов, устранения основных свидетелей.

Из выше написанного представляется возможным определить органи–

зованную преступную деятельность следующим образом.

Организованная преступная деятельность – это совокупностьпре –ступлений, совершаемых на криминально–профессиональной основе в виде постоянного промысла в целях криминального обогащения лицами, объе–динившимися в устойчивые, высокоорганизованные, законспирированные, достаточно защищенные от быстрого разоблачения преступные формирования, действующие самостоятельно или в составе еще более сложной структуры на региональном, межрегиональном или межгосударственном уровнях.

С высоким развитием организованной преступности стала развиваться коррупция для отмывания “ грязных“ денег и развитием уголовного терроризма.

Распространенность коррупции в российском обществе периода

реформ стала важным фактором, определяющим сознание населения. Оп –

рос, проведенный Всероссийским центром изучения общественного мнения в начале 1994 года, дал следующие результаты:

на вопрос о коррумпированности нынешних российских властей по сравнению с советским руководством брежневских времён (менее коррум –пированны, так же или более ), – только 4 % опрошенных ответили, что власти стали менее коррумпированны, 34 % – “ взятки берут так же часто, как и ранее “, а 47 % – “это делается чаще “, остальные 15 % не смогли ответить на вопрос ( всего опрошены 1600 горожан );

второй вопрос исследования – “ сталкивались ли вы или ваши знако –мые в течение последних трех лет с фактами вымогательства в государст–венных учреждениях ? “ Только 16 % опрошенных ответили, что сами ста–новились жертвами вымогательства, у 30 % в такую ситуацию попадали

близкие, большинство же ( 54 % ) сказали, что ни они сами, ни их близкие с фактами вымогательства не сталкивались.*

_______________

*Голицын С.В. Коррупция в органах власти // Вестник МВД РФ. 1997. № 4. с. 19.


3. Виды преступлений совершаемых участниками органи–

зованной преступной деятельности

Одним из основных видов преступлений совершаемых участниками организованной преступности является наркобизнес. Повышается уровень наркотизации населения. За десятилетие 1985 –1994 гг. число лиц злоупот–ребляющих наркотиками, возросло более чем в два раза. Социологические исследования показывают, что свыше 10 % населения знакомы с наркоти –ческими средствами и психотропными веществами, а около полутора мил–лионов российских граждан систематически допускают их немедицинское потребление. Растет связанная с наркотиками преступность. Количество ежегодно выявляемых преступлений по сравнению с 1985 годом увеличи –лось в 4,5 раза и в 1994 году превысило 74 тысячи, а объемы изымаемых из незаконного оборота наркотических средств за тот период возросли в 20 раз. Если в 1985 году было изъято всего около четырёх тонн, то в ис–

текшем году у преступников конфисковано более 80 тонн наркотиков. В целом же размах незаконного оборота, учитывая его глубокую латентность,

гораздо выше. По оценкам экспертов, в 1994 году он превысил два трил –лиона рублей.

Стремительно нарастает проблема контрабанды наркотических средств.

Если в 1991 году доля нелегально ввозимых наркотических средств состав– ляла 15 – 20 %, то в 1994 году их удельный вес составил почти половину из общего объёма изъятых из незаконного оборота наркотиков. Таким об –разом, следует констатировать, что масштабы этого явления в России при–нимают всё более угрожающий характер и при отсутствии адекватных эф–

фективных мер могут привести к тому, что распространение наркотиков превратится в реальную угрозу государственной политической системе, здо–ровью и благополучию россиян. Более половины разоблаченных преступных групп ( 370 ) были представлены двумя соисполнителями, 341 группа имела в своём составе трёх и более участников, в 179 группах наблюдалось

разграничение обязанностей между исполнителями, которое свойственно организованным преступным формированиям.*

Так же по данным Главного управления по организованной преступ–ности почти половина из организованных преступных групп к началу 1995 года была оснащена огнестрельным оружием. Предположительно на его приобретение в 1993 году преступниками израсходовано 15 миллиардов рублей, в 1994 году – 22 миллиарда. В 1994 году зарегистрировано 16780 преступлений, совершаемых с использованием огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. По состоянию на 1 января 1995 г. числилось утраченными 22525 единиц огнестрельного оружия и боевой техники. Более половины из них похищены с заводов–изготовителей и мест хранения. В результате реализации принятой в июле 1993 г. Межведомственной федеральной программы совершенствования деятельности правоохранитель–ных органов и Минобороны по предупреждению, раскрытию хищений ог– нестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и преступлений совершенных с применением взрывчатых устройств ( на 1993 – 1995 гг. ), – только в 1994 г. изъято 6549 едениц огнестрельного оружия, в том числе: 3005 пистолетов, 404 револьвера, 1134 автомата, 31 пулемёт, 550 карабинов и винтовок, 1293 малокалиберных винтовок, 33 гранаты, 162 ракеты,

1364 кг. взрывчатых веществ, 825 детонаторов, 1560 штук взрывчатых устройств и 604 тысю патронов.**

В источниках массовой информации за 1993–1994 гг. появилось мно–жество публикаций об “ утечке “ ядерных материалов из России. По дан –ным управления ФСК России по контрразведывательному обеспечению

стратегических объектов ( Московские новости. №14. 30.10–08.11 ), ядерных

___________________

*Сбирунов П. М., Целинский Б. П. Наркомания – социальная опасность. // Вестник МВД РФ. 1997. №6. с.71.

**Куликов В.С. Оружие – под контроль // Вестник МВД РФ. 1996. №6. с. 61,69.

материалов, имеющих “ черный рынок “, не существует. Органы безопас –

ности за 1993–1994 гг. отработали 26–27 дел по этому направлению, МВД–порядка 100. Скандалы (и у нас, и за рубежом) разгораются по поводу расщепляющих материалов вообще, куда входит изотопная продукция для медицины, строительства и так далее.

А в 1994 –1995 гг. ежедневно на территории Российской Федерации совершалось около 400 преступлений, связанных с незаконным завладени –ем автомототранспортом. Раскрываемость их невысока и составила в 1994 году: по кражам – 21 %, угонам – 57,1 %, разбойным нападениям – 43,8 %, грабежам – 21,9 %. Прослеживается устойчивая тенденция перегона похи –щенного транспорта для сбыта или использования в личных целях в стра–ны ближнего и дальнего зарубежья.*

Организованные преступные нападения на грузы, приобретают харак–тер весьма серьёзной угрозы национальной безопасности. Удельный вес ре–гистрируемых краж грузов в 90–х гг. в общей структуре преступности на российском транспорте превысил 52%. За 1989–1995 гг. количество регист–

рируемых краж грузов увеличилось более чем в 2 раза. Около 50 хищений в крупных и особо крупных размерах приходится на хищения грузов экс –портно–импортного значения. Преступные действия расхитителей носят всё более организованный характер, отличаются квалифицированным распреде–лением ролей, поиском устойчивых каналов сбыта,

осведомлённостью об особенностях переработки и охраны грузов, установлением связей между работниками транспорта, клиентуры и эксцентричных организаций.

Проституция в России приобретает всё более организованный харак –тер. Несмотря на то, что проституция – деяние не уголовно–наказуемое, эта категория, с одной стороны, является элементом преступной среды, с дру–___________________

*Баяхчев В.П. Кража автотранспорта совершенная организованной группой // Вестник МВД РФ. 1997. № 5. с. 25.

гой – нередко включена непосредственно в преступные организации разного вида для выполнения функций: ублажения крупных дельцов; лидеров прес– тупного мира; получения крупных валютных сумм с иностранных граждан; внедрения в противоборствующие группы; компрометации должностных лиц для последующего включения их в коррумпированные структуры.

Так же в российской прессе в 1992–1995 гг. опубликовано множество статей по проблемам незаконной торговли органами человеческого тела, зародышами, об убийствах для трансплантации.

В сфере экономики, по данным службы безопасности Центробанка в 1994 году выявлено и пресечено более 300 попыток незаконного получения денежных средств с применением компьютеров. Полный ущерб от данного вида преступлений с учетом возможных хищений в коммерческих банках, на рынках ценных бумаг и фондовых биржах оценить практически невоз –

можно. В 1991 г. произошло хищение 125,5 тыс. американских долларов во Внешэкономбанке; в сентябре 1993 г. была осуществлена попытка ” элект–

ронного мошенничества “ на сумму более 68 млрд. рублей в Центральном банке России.*

___________________

* Алексеев А.Х., Демидов Ю.Н. Борьба с новыми видами преступлений в сфере экономики // Вестник МВД РФ. 1997. № 6. с.55.

ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАТИВНЫХ АППАРАТОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В БОРЬБЕ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ

1. Оперативно–розыскная деятельность органов внутренних дел в борьбе с организованной преступностью

Сложная структура преступных формирований, разделение функций между членами преступных сообществ, активные действия по защите своей среды, стремление проникнуть в государственные, в том числе правоохра –нительные учреждения, весьма заметные тенденции в политизации органи–зованной преступности, масштабы её проявлений – всё это выдвинуло про–блему новых подходов к организации и тактике оперативно–розыскной дея-тельности. Многие привычные формы работы и тактика оперативных аппа–ратов оказались непригодными для борьбы с организованной преступнос –тью, и в этой связи необходим анализ положения, сложившегося в опера–тивно–розыскной деятельности, в частности в органах внутренних дел, ко–торые выполняют основной объём работы в борьбе с организованной прес–тупностью, что позволит найти рациональные подходы к организационно–тактическим решениям.

1. В советский период структура оперативных аппаратов милиции, её техническая и тактическая вооружённость складывалась по влияниям идео–логических факторов. Они были ориентированы на борьбу с отдельными проявлениями преступности на фоне ” последовательного её сокращения “.

2. Традиционно в деятельности оперативных аппаратов милици су –

ществовал приоритет местных, локальных интересов. Мало заботы прояв –лялось о получении информации, полезной для других аппаратов и служб. Часто происходило искусственное ограничение, даже игнорирование пото –

ков информации, казалось бы ценной, но не работающей на сиюминутную отдачу. Такую “попутную“ информацию получали неохотно, не знали, куда её девать. Например, по данным региональных исследований, до 80% все–го объёма информации, полученной сотрудниками аппаратов БХСС, не направлялось аппаратам, для которых она представляла интерес, то есть ненаходило своих адресатов.

Нефиксируемой же информации, представляющей интерес для других оперативных аппаратов и служб, оставалось еще больше в памяти неглас –ных сотрудников и оперативных работников: о связях между лицами, кото-рые могут быть отнесены к категории явно криминально–активных; о при-бытии и контактах иногородних дельцов, посредников, спекулянтов, прес –тупников–гастролёров; о появлении на “ черном рынке “ ценных предметов искусства. В ходе научных исследований была установлена информационная разобщенность даже среди подразделений одной службы, на территории одного крупного города. Даже факты явно преступной деятельности, не имеющие в данный момент значения для решения “ своих “ задач, остава –лись без внимания. Это и есть проявление вредного для борьбы с органи–зованной преступностью местничества.

3. Крайне редко практиковалось обобщение данных о преступной сре–

де, получаемых в ИВС, СИЗО, НТК – ВТК. Однако именно в местах кон –центрации преступников существовал своеобразный механизм “ производст–ва “ уникальной по содержанию и насыщенности латентными фактами ин–формации. Здесь практически не было заранее определённых систем обмена сведениями, если не считать локальные программы сбора сведений по кон– кретным уголовным делам и делам оперативной разработки, которые вели оперативные работники ИТУ, и программы, содержащиеся в ориентировках и конкретных заданиях оперативных аппаратов милиции.

Чаще всего обмен сведениями между задержанными, арестованными и осужденными возникал стихийно, в силу психологических потребностей межличностного общения. Тематика же общения задана самой судьбой этих людей, их жизненным и преступным опытом. Из весьма ценного, насыщен–ного фактами информационного потока имеется реальная возможность от–фильтровывать сведения, характеризующие многие стороны организованной преступности, причем те, которые не попадают в следственные и судебные протоколы. Но за многие годы, практически до конца 80–х годов, не уда–лось создать такого аппарата, который анализировал бы и в региональном, и в межрегиональном масштабах расстановку преступных сил, связи между преступными группами и их лидерами, особенности отношений в этой сре-де, знание которых имеет большое значение для организации и тактики ОРД.

4. “ Кадровая работа “ преступных сообществ практически оператив–ными аппаратами не фиксировалась и не анализировалась. И этому есть только одно объяснение: бесперспективность этой работы. По уголовным законам преследуются только подстрекательство и вовлечение в преступ –ную деятельность несовершеннолетних. На практике и тот и другой зако – ны действуют в “ усеченном “ варианте, то есть при наличии других соста–вов преступлений, других видов соучастия. В чистом виде подстрекательст-во ( без иного соучастия ) осталось лишь научной категорией теории уго –ловного права. Лидеры же организованной преступности, которые форми–руют её идеологию и кадры, не сходят до банального подстрекательства и иного соучастия в преступлениях. Их деятельность не укладывается и в эти

“ усеченные “ практикой составы преступлений, то есть в привычные моде–ли общественно опасных деяний. Оперативные работники, не видя смысла

в получении и фиксации информации о “ кадровой “ работе, о других фор

мах прикосновенности к организованной преступности, эту информацию фактически теряли.

5. Не способствовала борьбе с организованной преступностью ставшая традицией практика “сворачивания“ оперативно–розыскных мероприятий после раскрытия хотя бы одного эпизода преступной деятельности и изобли–чения хотя бы одного виновного. Система показателей подталкивала к такой поспешности, поскольку “минимально“ раскрытые преступления снимались с учета нераскрытых. Забота проявлялась не об инициативном поиске латентных преступлений, в том числе совершенных организованными группами, а, в лучшем случае, о расследовании причастности изобличенных обвиняемых к совершению других зарегистрированных преступлений. Это было продиктовано целями улучшения показателей раскрываемости преступлений в районе, городе, области, республике.

Поскольку оперативного интереса к латентной преступности кроме аппаратов БХСС другие оперативные службы практически не проявляли,

без оперативного реагирования оставалось огромное количество преступле–ний, что объективно создавало условия для самовоспроизводства преступ –ности и формирования преступных групп и организаций. Без реагирования оставались многие оперативные материалы.

Но к 1989 году, когда достаточно четко проявились особенности орга–низованной преступности, вертикальные и горизонтальные связи её струк–тур, система её “активной обороны “, основанная на коррупции в государст–венном аппарате и террористических методах подчинения, лавинообразом вторжении в экономику, стала очевидной необходимость создания специа –лизированной службе для борьбы с организованной преступностью, и она была образована в виде 6–го управления МВД СССР, по инициативе которого в 1990 г. в 12 регионах страны созданы межрегиональные подраз

деления. В МВД РСФСР было создано самостоятельное 6–е управление, в управлениях внутренних дел – оперативно – розыскные бюро, разработана Концепция МВД РСФСР по борьбе с организованной преступностью. В соответствии с этой концепцией определены задачи оперативно–розыскных бюро:

проведение разведывательно–поисковых мероприятий, направленных на добывание, сбор и анализ сведений об организованных преступных сооб –ществах, негласное проникновение в их структуры, выработка мер противо-действия;

борьба с устойчивыми преступными сообществами и их коррумпиро–ванными связями;

направление информации в аппараты уголовного розыска, борьбы с преступлениями в сфере экономики, оперативные подразделения по ипра–вительным делам, совместное проведение крупномасштабных операций по разоблачению преступных структур;

информирование соответствующих органов власти и управления о состоянии и тенденциях организованной преступности.

В феврале 1992 г. в МВД России образованно Главное управление по организованной преступности ( ГУОП ). Структура этого специализиро –ванного главка построена так, что обеспечивает руководство разведыватель-ной деятельностью, взаимодействие с другими оперативными службами МВД России и с соответствующими службами других государств, центра –лизованную обработку оперативной информации, в том числе поступающей из других служб криминальной милиции, аналитико–исследовательскую ра–боту, необходимую для констатации признаков организованной преступной деятельности, осуществление линейных функций на разных направлениях,

непосредственное руководство межрегиональным управлением и подразде–

лениями, действующими в наиболее криминогенных регионах России. На –чальнику ГУОП даны полномочия, необходимые для концентрации сил при возникновении сложных ситуаций, требующих одновременного прове –дения оперативно–розыскных и следственных действий на нескольких нап–равлениях.

Основными задачами ГУОП являются:

выявление и разработка непосредственно, а также совместно с опера–тивными подразделениями Министерства устойчивых организованных преступных сообществ, в том числе с межреспубликанскими и международными связями. Обеспечение в этих целях взаимодействия и комплексного использования сил и средств всех служб и подразделений органов внутренних дел;

борьба с бандитизмом, квалифицированным вымогательством, коррупцией, преступными группами смешанной общеуголовной и экономической направленности, организованными видами преступного предпринимательства;

оперативная проверка лидеров преступной среды, имеющих межреги–ональные и межгосударственные связи;

оказание помощи органам внутренних дел республики, а также осу –ществление координации деятельности подразделений, ведущих борьбу с организованной преступностью. На ГУОП, его региональные управления и подразделения в МВД, УВД возложена также ответственность за обеспече–ние единой стратегии органов внутренних дел по разоблачению коррумпи–рованных лиц. Основным направлением их деятельности в этой сфере оп –ределено пресечение коррупции в системе государственной службы. Часть сотрудников ГУОП и региональных управлений по организованной прес –тупности, подразделений МВД, ГУВД, УВД специализируется на изобличе–

нии преступных групп, связанных с коррумпированными работниками ор–

ганов внутренних дел. Этим сотрудникам предоставлено право истребовать ии знакомиться с любыми документами, предусмотренными делопроизводством системы МВД России, а также получать по ним объяснения.

При жёсткой федеральной подчинённости РУОП Министерству внут–ренних дел Российской Федерации управления и отделы по борьбе с орга–низованной преступностью в республиках, краях и областях одновременно войдут в состав МВД, УВД субъектов Федерации на правах структурных подразделений криминальной милиции. Объём компетенции РУОП по ру –ководству ими будет определён специальным нормативным актом МВД России.

Подразделения по организованной преступности должны обеспечивать выявление и пресечение деятельности организованных преступных групп, банд преступных сообществ, в том числе сформированных по этническому признаку, имеющих межрегиональные и международные связи, установление их коррумпированных связей в системе органов власти и управления, борьбы с квалифицированным вымогательством.

Подразделения уголовного розыска в первую очередь будут ориенти–рованы на раскрытие тяжких преступлений, связанных с посягательством на жизнь и здоровье граждан, преступлений против собственности, выявле–ние каналов и пресечение криминального оборота оружия и взрывчатых веществ, розыск лиц, подозреваемых в совершении тяжких преступлений, скрывшихся от следствия и суда.

Усилия подразделений по атомическим преступлениям предпологает –ся сосредоточить на преодолении преступной экспансии в наиболее крими-ногенных жизненно важных для экономики страны сферах, разработке и осуществлении комплексных мер по усилению борьбы с взяточничеством,

банковскими и финансовыми мошенничествами, легализацией преступных доходов, фальшивомонетничеством, незаконными операциями с валютными ценностями и другими финансово–хозяйственными преступлениями. Подразделениям по борьбе с незаконным оборотом наркотиков предстоит активизировать работу по выявлению и пресечению каналов и источников поступления в Россию наркотиков из–за рубежа, ликвидации межрегиональных и межгосударственных преступных групп, занимающихся наркобизнесом.


2. Взаимодействие оперативных аппаратов органов

внутренних дел с другими правоохранительными

органами в борьбе с организованной преступностью

В соответствии с Федеральным Законом “ Об оперативно–розыскной деятельности “ оперативно–розыскная деятельность по предупреждению и раскрытию преступлений, совершенных организованными преступными группами, бандами, преступными организациями и сообществами осуществляется оперативными подразделениями органов внутренних дел Российской Федерации, органов Федеральной службы безопасности, органов пограничной службы Российской Федерации, Федеральных органов налоговой полиции, таможенных органов Российской Федерации.

Сложившаяся практика свидетельствует о том, что координация взаи–модействия субъектов оперативно–розыскной деятельности, ведущих борьбу с организованной преступностью, осуществляется подразделениями по борь-бе с организованной преступностью Министерства внутренних дел Россий–ской Федерации. Эта ситуация нашла закрепление в проекте Федерального закона “ О борьбе с организованной преступностью “.

Взаимодействие с органами Федеральной службы безопасности ( ФСБ )

В соответствии со ст. 10 (Борьба с преступностью) Федерального за–кона “ Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Феде –рации “ (от 3 апреля 1995 г.) органы ФСБ осуществляют оперативно–розыскные мероприятия по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотиков, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законом к их ведению, а также по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации.

В результате специализации и расширения функций МВД и ФСБ сложилась ситуация, когда наблюдается совпадение компетенций оператив–но-розыскных служб МВД и ФСБ, которые, руководствуясь единым Феде–ральным законом “ Об оперативно–розыскной деятельности “, применяют традиционные для этих органов средства, методы, тактику и используют специфические оперативные возможности в борьбе с организованной прес–тупностью.

Совместная деятельность органов внутренних дел и органов ФСБ по выработке стратегии борьбы с организованной преступностью.

Такое взаимодействие строится на основе информационно–аналити –ческой работы, которая является составным элементом управленческой деятельности МВД, ФСБ и органов, входящих в эти системы. Оба ведомства обеспечивают Президента России, высшие органы законодательной и испол- нительной власти Российской Федерации информацией о состоянии и тен–денциях организованной преступности, об угрозах безопасности государства и о чрезвычайных ситуациях, которые могут повлечь тяжкие социально–по-литические, экономические, военные, экологические последствия.

Рабочие встречи сотрудников МВД и ФСБ, имеющие целью повыше –ние оперативности взаимного информирования, реагирования на организо –ваннуюпреступную деятельность.

Обмен опытом борьбы с организованной преступностью.

Организация и проведение совместных комплексных операций по

борьбе с организованной преступностью и коррупцией.*

Взаимодействие с органами налоговой полиции

Законом Российской Федерации “ о федеральных органах налоговой

___________________

*Закон “Об органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации” // Российская газета. 1995. 20 апреля.


полиции “ на данные органы возложено решение следующих задач:

выявление, предупреждение и пресечение налоговых преступлений и правонарушений, о выявленных при этом других экономических преступле–ниях органы налоговой полиции обязаны проинформировать соответствую–щие правоохранительные органы;

обеспечение безопасности деятельности государственных налоговых инспекций, защиты их сотрудников от противоправных посягательств при

исполнении служебных обязанностей.

Организация взаимодействия между органами внутренних дел и орга–нами налоговой полиции Российской Федерации предусматривает создание постоянно действующих координационных рабочих групп из представите–лей заинтересованных главков и управлений МВД и ФСНП России, а также подразделений органов внутренних дел и органов налоговой полиции на местах для выработки и реализации согласованных действий по выявле–нию, предупреждению, пресечению налоговых преступлений, а также пра –вонарушений и преступлений в сфере экономики и потребительского рын–ка, проведение совместных оперативно–розыскных и профилактических ме–роприятий с целью выявления незаконных операций, осуществляемых кре –дитнофинансовыми и иными учреждениями, предприятиями, организация–ми, в том числе занимающиеся торгово–закупочной деятельеностью.

Руководителям федеральных органов налоговой полиции целесообраз–

но: ежеквартально информировать органы внутренних дел о криминогенной обстановке по налоговым преступлениям, о конкретных фактах подготовки или совершения преступлений в сфере экономики и потребительского рын–ка, ставших известными в процессе осуществления оперативно–розыскной деятельности.*

___________________

*Закон Российской Федерации “о федеральных органах налоговой полиции” // Сборник нормативных документов. Москва. “Юридическая литература”. 1994.


Взаимодействие с органами пограничной службы

Федеральная пограничная служба взаимодействует с иными субъекта–ми в борьбе с организованной преступностью на основе Положения о

ФПС, утвержденного Указом Президента Российской Федерации № 2316 от 30 декабря 1993 г. Важно отметить, что подразделения имеют возможность получать оперативно–розыскную информацию не только на территории Российской Федерации, но и за её пределами при охране государственных границ других стран. Это обстоятельство особенно важно учитывать в борьбе с наркобизнесом, незаконным оборотом оружия, радиоактивных и иных особо опасных веществ.*

Взаимодействие с таможенными органами

Взаимодействие с таможенными органами строится, прежде всего, ис–ходя из положений Таможенного кодекса Российской Федерации. В соот –ветствии со ст. 224 и 226 ТК РФ таможенные органы Российской Федера–ции осуществляют оперативно–розыскную деятельность в целях:

выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое законодательством Российской Феде–

рации преступлением, производство дознания по которому отнесено к ком–петенции таможенных органов Российской Федерации ( в соответствии со ст. 22 ТК РФ ) таможенные органы Российской Федерации являются орга –нами дознания по делам о контрабанде, об уклонении от уплаты таможен–ных платежей, о незаконных валютных операциях и иных деяниях с ва –лютными ценностями, касающимися таможенного дела, а также по делам об иных преступлениях, производство дознания по которым отнесено к компе–тенции таможенных органов Российской Федерации, при запросах междуна-родных таможенных организаций, таможенных и иных компетентных орга –нов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации по таможенным вопросам.

____________________

*Указ Президента Российской Федерации “О Федеральной пограничной службе”. № 2316. //Ведомости. 1994. № 1.

ГЛАВА 3. ЭЛЕМЕНТЫ ОПЕРАТИВНО – РОЗЫСКНОЙ ТАКТИКИ В

БОРЬБЕ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ

1. Общие элементы оперативно–розыскной тактики

в борьбе с организованной преступностью

Тактика – основная категория оперативно–розыскной деятельности, поскольку именно тактика определяет набор видов оперативно–розыскных мероприятий, их содержание и последовательность, место, время, интенсивность поведения.

В сложной структуре тактики постоянно происходит сочетание мыс –лительных процессов ( оценка исходной информации, предвидение развития ситуаций, принятие решений, оценка возможности их реализации ) и конк –ретных действий оперативных работников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим ОРД, иных лиц, включенных в реализацию так–тических решений.

Тактика борьбы с организованной преступностью использует много –летний опыт оперативных аппаратов, их успешных операций, стратегичес –ких и тактических просчетов, сохраняет все традиционные элементы, учи –тывает комплекс факторов, обусловливающих устойчивость, живучесть, приспособленность и видоизменения организованной преступности.

Оперативно-розыскная тактика по своему содержанию предполагает:

мышление оперативного работника, включающее оценку оперативно–тактической ситуации, собственных сил, средств и возможностей, сил и качеств противоборствующей стороны – преступной среды;

выбор образа действия, линии поведения, самого оперативного работ –ника, либо по его заданию (поручению ) лиц, оказывающих содействие;

сами действия, их последовательность, линию проведения, корректиру-

емые в зависимости от развития ситуаций ( получение подкреплений или наоборот ).

При таком содержании оперативно–розыскной тактики определение её

понятие требует включения всех указанных элементов и может быть сформулировано так:

оперативно–розыскная тактика– категория ОРД отражающая мышле–

ние оперативного работника, включающее оценку ситуации, своих сил, средств и возможностей, сил и качеств противоборствующей стороны и предопределяющее образ действия и линию поведения, избираемые для дос-

тижения целей предупреждения и раскрытия преступлений и розыскной работы.

Как уже было отмечено, тактику борьбы с организованной преступ –ностью в значительной мере определяют, с одной стороны, маскировка её системы ( структур, их состав, лидеров, финансовых операций, планов, взаимоотношений с государственными органами, повседневной жизни членов преступных объединений ) с другой – так называемая “активная оборона”, то есть совокупность действий, направленных на дестабилизацию правоохра–нительной системы.

Существует несколько уровней противоборства в зависимости от мас–штабов деятельности преступных формирований.

Индивидуальный. Он, основываясь на преступном опыте участников ОПФ, во многом воспринял “школы” преступных корпораций. Сюда, например, входят: проверки окружения, смена адресов, укрытие оружия, денег и ценностей, добытых преступным путём, в “надёжных” местах, отделение этих улик от своей личности.

Групповой. Он базируется на общих групповых интересах. На этом уровне проявляются две главные заботы: первая – обеспечение достижения преступных целей любыми средствами, которые не приведут к провалу участников групповой преступной деятельности; вторая – продление существования, выживания и даже процветания группы, преступного объединения. В этих целях активно используется разведка в отношении конкурирующих преступных организаций, а также контрразведка в отношении деятельности правоохранительных органов: с вовлечением их сотрудников в преступную деятельность, проникновение в негласный аппарат, выявление агентуры в своей среде, компрометация вышедших на след преступников оперативных работников и успешно ведущих расследование следователей и прокуроров.

Корпоративный. Этот уровень характерен для сложных структур ор –ганизованной преступности, рассчитан на их устойчивость, в связи с чем проявляется главная забота о покровителях, о продвижении их к рычагам власти и о захвате представителями преступной корпорации определённых позиций в государственном аппарате. Главный инструмент маскировки на этом уровне, подкуп. Но отмечено и активное использование политической демалогии, исторических подтасовок, националистической идеологии, моло–дёжных течений, ошибок и злоупотреблений местной и центральной влас –ти. На этом уровне практикуются искусно отработанные методы маскиров –

ки, которые не вписываются даже в откровенно циничные нормы преступ–ной среды. Практикуется, например, такой приём, направленный на обеспечение безопасности системы: “сдают” правоохранительным органам часть преступной организации для того, чтобы не была изобличена вся структура.

Например, входе оперативной проверки одной из преступных органи–заций, осуществлённой сотрудниками МУРа в конце 80-х годов, было уста–новлено, что некоторые московские “воры в законе” – рецидивисты с совре–

менной культурной “окраской” – оказались связаны с сотрудниками алмаа–тинского зоопарка; “специалистами” Мосгорисполком, срочно, за сутки офор-мляющими им заграничные паспорта и выезд в Болгарию; со столичным меценатом–кооператором; с проворовавшимся тверским зверосовхозом; с артистами, выступающими в Болгарии под эгидой софийского филиала московского театра “Союз”; с итальянской мафией, допустившей к порнобизнесу на гастроли в Италию “звезд стриптиза”, а точнее, валютных проституток из России; наконец, с американскими спецслужбами, позволившим этим проституткам промышлять на военных базах США расположенных в Италии.

Широкие возможности для совершенствования организации и тактике оперативно–розыскной деятельности заложены в Федеральном законе “Об оперативно–розыскной деятельности”. В соответствии с этим законом в до–полнение к ранее определенному Закону Российской Федерации “Об опе–ративно–розыскной деятельности в Российской Федерации” перечнем опе –ративно–розыскных мероприятий ( опрос граждан, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, на блюдение, контроль почто–вых отправлений, подслушивание телефонных и иных переговоров и т.д. ) дополнительно введены следующие оперативно–розыскные мероприятия: оперативное внедрение; контролируемая поставка; оперативный эксперимент; проверочная закупка.

Закон предпологает, что процесс и результаты проведения указании оперативно–розыскных мероприятий отражаются в делах оперативного уче-та для последующей оценки и использования в уголовном судопроизводст-ве.

Оперативное внедрение предпологает внедрение штатных сотрудни–ков специализированных подразделений по борьбе с организованной прес–

тупностью либо лиц, содействующих этим органам в осуществлении опе –ративно–розыскных мероприятий, в организованные группы, банды, преступные организации и сообщества.

Контролируемая поставка предпологает поставку, покупку, продажу, перемещение денег, ценных бумаг, предметов, находящихся в легальном и

нелегальном обороте. Могут проводить иные контролируемые операции с предметами, являющимися орудием или средством совершения преступле–ния, либо предметами, добытыми преступным путём, либо предметами, опе–рация с которыми образует состав преступления.

Проверочная закупка – оперативно–розыскное мероприятие, широко применяемое в деятельности подразделений по борьбе с экономическими преступлениями.

Оперативный эксперимент предпологает создание или воспроизведе–ние условий для проявления преступных намерений лиц, обоснованно по –дозреваемых в принадлежности к организованной группе, банде, преступной организации и сообществу, а также для обнаружения возможных объектов их преступных посягательств в целях своевременного выявления, предуп –реждения, пресечения, раскрытия преступлений либо снижения обществен –ной опасности и возможного вреда. При этом в соответствии со ст. 8 Фе –дерального закона “Об оперативно–розыскной деятельности” проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предуп–реждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.*

___________________

*Закон “ Об оперативно–розыскной деятельности в Российской Федерации “. // Российская газета. 1992. 29 апреля.

2. Оперативно–розыскное прогнозирование в борьбе с организованной преступностью

По мере того как оперативно–розыскная деятельность получает право-

вую и теоретическую базу, её функции становятся все более многогранны–ми, появляются возможности углубленного исследования явлений, составляющих её предмет. Одна из таких возможностей реализуется в прогнозировании. Прогностической оценкой охватываются явления, комплексы явлений, факторы, предопределяющие выбор оперативно–розыскной тактики в решении задач борьбы с организованной преступностью.

Возможность предвидения заложена в самой природе человеческих понятий, которые складываются даже в процессе стихийно–эмпирического познания. Прогнозу как средству управления социальными процессами и регулятору тактических решений в сфере оперативно–розыскной деятельности присущи те же функции, что и прогнозу вообще. К такого рода функциям обычно относят:

1) выявление характера изменения определенной ситуации в условиях, когда на неё действуют стихийно складывающиеся влияния;

2) анализ изменения ситуация условиях, когда на неё оказывается оп-ределённое действие и когда известны цели и средства его осу –ществления;

3) определение характера ситуации, из которой необходимо исходить для достижения поставленной цели;

4) выявление изменения частных целей и средств при достижении главной цели. В качестве самостоятельных можно выделить следу–ющие виды оперативно–розыскного прогнозирования:

а) прогнозирование вероятного поведения членов ОПФ после совершения преступлений, что необходимо для выбора тактических приёмов их обна–ружения и задержания;

б) прогнозирование вероятной ситуации, которая может сложиться в пе –риод оперативной проверки, чем определяется выбор и расстановка новых сил, подбор средств и избрание тактики оперативной проверки;

в) прогнозирование вероятного поведения негласных сотрудников в опре-деленных условиях при выполнении заданий оперативных работников, что необходимо для их специальной подготовки, обучения и информационно–тактического обеспечения их деятельности;

г) прогнозирование поведения неформальных групп с антиобщественной напрравленностью – для необходимости определения форм и методов про–филактического вмешательства ( в целях предотвращения их перерастания в ОНО );

д) прогнозирование индивудуального преступного поведения, осуществляе- мое в тех же целях, что и прогнозирование поведения неформальных групп.

Все эти виды прогнозирования – не что иное, как получение инфор –мациио явлениях, которые не существуют в момент, когда делается прогноз.

Происходит устранение неопределенности, причем это устранение качест –венно отличается от подобного процесса, характерного для познания прош–лого и настоящего. И прошлое, и настоящее имеют свойство отражаться в познании людей в виде материальных следов или идеальных моделей, в ко-

торых многие элементы непосредственно воспринимается человеком. Буду–ющее же не может быть воспринято по законам отражения и передачей отражаемой информации. Оно представляется как мысленная логическая модель вероятного развития какого–либо процесса или возникновения какого–либо явления.

В оперативно–розыскном прогнозировании можно выделить несколько типов предвидения.

1.Предвидение наступления каких–либо событий на основе простой повторяемости тех или иных явлений. Оно базируется на установлении связей между наблюдаемыми явлениями. Например, с наступлением рабочего дня ежедневно на определённом объекте появляются те или иные лица, и есть возможность визуально наблюдать и фиксировать их контакты. Прогноз предполагает повторение той же ситуации и в день проведения необходимых оперативно–розыскных действий.

2.Предвидение по аналогии: если в аналогичной ситуации, как правило, человек действует определенным образом, то следует ожидать таких же действий и в данной ситуации. Предвидение по аналогии позволяет определять место и время вероятного появления преступников; оно используется для оперативного прикрытия объектов с целью выявления карманных воров, мошенников, спекулянтов, грабителей.

Применяется предвидение по аналогии для установления оперативного наблюдения и принятия оперативно–профилактических мер к лицам, отбывшим уголовное наказание, получившим отсрочку исполнения наказания, условно осужденным.

На предвидении по аналогии основаны нормы соответствующих ве –домственных нормативных документов, в которых содержится перечень ка-тегорий лиц, подлежащих постановке на оперативно–розыскной (оперативно-профилактический) учет. Этот перечень охватывает тех, кто в аналогичных ситуациях ( например, после отбытия наказания, оказавшись в организованной преступной группе или приобщившись к потреблению наркотических средств и пр.) сохраняет или приобретает криминальную активность.

3. Предвидение на основе специфики объекта. Аналогия далеко не всегда обеспечивает верный прогноз, а следовательно, и верное тактическое решение. Объясняется это индивидуальными особенностями людей, которые даже а аналогичных условиях “заставляют” их поразному вести себя. Нап-ример, не все ранее судимые, даже за тяжкие преступления, вновь соверша–ют преступления; далеко не все, кто временно не работает, попадают в сре-ду преступников; не все безнадзорные подростки совершают кражи.

Все типы оперативно–розыскного прогнозирования благоприятно ска–зываются на качестве ОРД во всех её формах.

Во–первых, повышается темп оперативно–розыскных мероприятий, поскольку тактическое прогнозирование заставляет принимать решения и действовать.

Во–вторых, оно способствует стремлению к пополнению информации, а в результате повышают активность оперативно–розыскной деятельности.

Реализация данной закономерности происходит по следующей схеме:

построение прогноза связано с оценкой имеющихся исходных дан –ных, характеризующих общую ситуацию и ОПФ;

обнаруживаются недостающие знания, что препятствует достаточно точным и даже альтернативным тактическим прогнозам;

возникает потребность в дополнительной информации;

определяется содержание и объём недостающих знаний;

намечаются оперативно–розыскные мероприятия по получению допол-нительной информации;

подбираются силы, средства, избираются методы получения такой ин –формации;

организуются мероприятия, которые и обеспечивают динамичность оперативного поиска и проверки.

Таким образом, будучи важнейшим элементом оперативно–розыскной тактики, сам процесс прогностического мышления стимулирует поиск новых фактов, углубление в изучение соответствующих лиц или среды, способствует совершенствованию познавательной деятельности оперативных работников уже тем, что требует сбора дополнительной информации, без которой “видение”, а точнее предвидение оказывается неясным.

В данном случае действует правило обратной связи: чтобы действо –вать рационально, необходимо предвидеть ситуацию; чтобы достичь такого

предвидения, необходимо собрать как можно больше информации. Так сти-

мулируется фактор тактической активности – важнейшее условие эффективности оперативно–розыскной деятельности.

В–третьих, благодаря оперативно–розыскному прогнозированию ис–пользуются многие резервы для пополнения информации. Такие резервы имеются фактически в любой ситуации. Это оперативные контакты в среде ОПФ; проверки по оперативно–розыскному учету соседних органов внутренних дел и в регионах, где проверяемый мог ранее проживать, имеет родственников и связи; негласная оперативная проверка связей проверяемого.

В–четвёртых, получение оперативно–розыскных прогнозов существен-но повышает качество тактических решений, в частности за счет более пол-ной осведомлённости, достигаемой в ходе прогнозирования. При этом дейст-вует основная закономерность тактики: чем выше осведомленность, тем эф–фективнее оперативно–розыскные мероприятия. Таким образом, оперативно–тактическое прогнозирование призвано оптимизировать оперативно–розыскные мероприятия, то есть сделать их максимально результативными, законспирированными, экономичными по затрате сил и времени.

Оперативно–тактический прогноз сплошь и рядом при его высокой точности непосредственно “диктует” тактическое решение, обеспечивая достижение цели оперативно–розыскного мероприятия, обнаружения преступников, оружия, похищенных предметов в конкретных местах, “высчитанных” с помощью прогнозирования.

В–пятых, оперативно–розыскное прогнозирование гарантирует от оши-

бок в работе с негласными сотрудниками при использовании средств опе –ративной техники и методов оперативно–розыскной деятельности. Эти гарантии обусловлены тем, что оператвный работник, принимая тактические решения, должен оценивать свои личные возможности, свою сумму качеств, свойственных агентам, предвидеть условия, в которой они будут действовать, предвидеть возможные помехи реализации методов, которые он намерен применить. Это могут быть внешние и внутренние субъективные факторы, которые в теории оперативно–розыскной деятельности применительно к оперативной проверке отнесены к категории ”возмущающихся воздействий ”.

Прогнозирование таких например, “воздействий”, как проверка негласных сотрудников членами ОПГ, вероятность двурушничества негласного сотрудника, а также возможность нежелательной для него встречи в среде преступников обеспечивает отбор негласных сотрудников для выполнения заданий, их подготовку, отработку заданий, линий поведения и тактики выхода из сложных ситуаций, наконец, организацию мер подстраховки оперативных работников и негласных сотрудников, выполняющих наиболее сложные задания.


3. Оперативно–аналитический поиск в борьбе с организованной преступностью

В борьбе с организованной преступностью оперативно–аналитический поиск имеет специфические свойства, которые проявились в практике спе –циализированных оперативных аппаратов.

Специфичны исходная информация, оценки ситуаций её получения: сочетание оперативного поиска с аналитическим, сопряжение различных сфер знаний (экономических, правовых, политических, психологических, исторических, этнических, технических и др.).

Специфика заключается и в том, что в ходе оперативной проверки в

большинстве случаев складывается сложнейшие ситуации: с одной стороны, необходима переработка огромного массива разноплановой информации, с другой – вынужденная экстренность оперативно–розыскных и следственных мероприятий с целью недопущения тяжких последствий. Они не могут быть поставлены в один ряд с мероприятиями, осуществляемыми в борьбе с общеуголовными преступными группами.

И ещё одно весьма существенное обстоятельство: оперативная провер-ка может быть формально завершена, члены ОПГ привлечены к уголовной ответственности, но оперативный интерес к структурам организованной преступности сохраняется, как и сохраняют своё значение добытые разработкой материалы. С них может быть начат и очередной этап оперативно–аналитического поиска.*

При сохранении и совершенствовании всех оперативно–тактических возможностей традиционных подразделений милиции в получении любой информации из любых источников о проявлениях организованной преступ–___________________

* Организованная преступность / Под. ред. Долговой А.И., Дьякова С.В. – М.:” Юридическая литература”, 1989. с. 352.


ности специализированная служба ориентирована на глубокую разведку сре-ды, в которой действуют и общаются участники организованной преступной деятельности, на изучение явлений и фактов, которые её составляют или о

ней свидетельствуют. Политический поиск – новое для теории оперативно–розыскной деятельности понятие. С аналитического поиска началось функ–ционирование многих подразделений по борьбе с организованной преступ–ностью.

Анализ материалов уголовных и оперативных дел позволил устано –вить признаки существования “центров“,контролирующих и направляющих преступную деятельность мошенников, рэкетиров, молодежных хулиганствующих группировок. Сразу появились и объекты оперативного изучения, и цели поиска к ним оперативных подходов. Кстати, из материалов, сосредоточенных в делах оперативного учета, в отказных материалах, из данных информационного центра складывалась довольно четкая картина криминально активных группировок и дислокации негласного агента имеющей к ним реальные подходы. Первые же задержания и аресты позволили получать дополнительные данные, уточнять масштабы организованной преступности.

Аналитический поиск ведется непрерывно. При его осуществлении есть необходимость так называемой “независимой” оценки всех старых и вновь возникающих материалов о чьей либо преступной деятельности. Ана-лизируются факты, события, отношения, связи, соотношения различных преступных действий. “Независимой”– потому, что этот анализ не связан с уже состоявшейся квалификацией преступных действий с определением круга обвиняемых, он не может повлиять на исход следствия и на судебные решения, поскольку он (анализ) не продуцирует доказательств. Но такой анализ позволяет найти признаки организованной преступности, пределы её локали-зации (параметры) и определить направления и содержание оперативно–розыскных мер, необходимых для пресечения этой деятельности и путём при-нятия оперативно–профилактических мер, путём обеспечения применения уголовного закона.

Анализу подлежат группы уголовных дел и соответствующие опера–тивные материалы, сопровождавшие следствие по ним. В материалах уголов-ных дел среди допрошенных свидетелей, потерпевших, владельцев квартир и других помещений, где производились обыски, среди сотрудников мили–ции,которые не реагировали на сигналы, направляли ранее имевшихся мате-риалы о преступной деятельности в отказные производства, на решения общественности или для принятия мер административной ответственности, могут оказаться объекты аналитического поиска – лица, осведомленные об организованной преступной деятельности, или её соучастники. Обнаружение таких объектов зависит от внимательного сопоставления обстоятельств событий, данных о личности свидетелей, потерпевших, соответствующих сотрудников милиции.

Разновидностью аналитического поиска является экономический ана –лиз деятельности фирм, банков, предприятий. Он “высвечивает” оборотные средства преступных организаций, их отчислений на оперативно–розыскные мероприятия организованной преступности и поддержание жизнидеятельнос-ти, неуязвимости её структур.

Экономический анализ представляет исходные данные о новых лицах,

каким-либо образом связанных с преступными структурами, обеспечивает уяснение “технологии” функционирования преступных формирований и поступления материальных и денежных средств. Такая осведомленность необходима для документирования действий лиц, вовлеченных в организованную преступную деятельность.

Оперативный и аналитический поиск в борьбе с организованной пре-ступностью ведется непрерывно с использованием всех тактических воз –можностейспециализированных оперативных аппаратов. Цель оперативного и аналитического поиска – получение из любых источников информации о признаках организованной преступной деятельностью. Оперативный поиск проводится:

в криминально активной и иной криминогенной среде в связи с опе-ративным прикрытием территории и объектов, привлекающих внимание преступных групп, банд, преступных организаций и сообществ;

в ходе специализированных тактических операций (по борьбе с прес–тупностью гастролеров, распространением наркотических средств, хищениями на железодорожном транспрте, по пресечению организованной преступной деятельности различных этнических группировок и т.п.).

Оперативный поиск сочетается с аналитическим:

первичные данные, получаемые в ходе оперативного поиска, сопостов-ляются с материалами, поступающими в результате аналитического поиска;

по результатам аналитического поиска проводят тактические опера –

ции и отдельные оперативно–поисковые мероприятия в целях обнаружения преступников и пресечения их преступной деятельности.

Задачи оперативного и аналитического поиска вытекают из смысла Федерального закона “Об оперативно–розыскной деятельности” для обеспечения оперативно–розыскных действий.

Оперативный поиск всегда ведется в условиях неопределенности: нет точных данных, кто попадет в поле зрения, когда и что произойдет. Есть лишь прогноз вероятности представляющих интерес событий, основанный на оценке оперативной обстановки и результатов аналитического поиска, что и предопределяет обозначение объектов и среды, где могут быть достигнуты цели оперативного поиска. Прогноз же, в свою очередь, базируется на оперативно–тактической оценке среды (отдельные этнические группы, рецидивисты, активные члены ОПГ, представители групп “непрофессионалов”, проходящие по делам о контрабанде, незаконных валютных операциях, сбыте наркотических средств, предметов старины и искусства и т.д.). В ходе оперативного поиска в поле зрения оперативных аппаратов попадают лица, характеризующиеся той или иной степенью криминальной активности или осведомленности о ней.

Оперативный и аналитический поиск обеспечивают информацией и “стратегическую разведку”, и “выход” на проявления организованной прес –тупности в ходе оперативной проверки по локальным преступлениям. И в том, и в другом случае получением информации достигают единых целей:

“опознание” (диагностика, констатация) функционирования преступных организаций;

изучение их структур внутренних и внешних связей;

оценка масштабов организованной преступной деятельности, что пре–допределяет включение в оперативно–розыскные мероприятия оперативных служб разных уровней;

оперативно–тактическое и криминалистическое изучение конкретных преступных проявлений для документирования действий преступников и подготовки информации для доказывания;

оперативно–тактическое изучение конкретных ситуаций, складываю– щихся в ходе оперативного поиска, оперативной профилактики и операти–вных проверок. Это изучение обеспечивает осведомленность о противо – борствующей стороне и влияет на тактические решения.

Заключение

Организованная преступность – сложное антисоциальное явление, не имеющее государственных границ. Многие десятилетия она “сопровождает” экономическое и культурное развитие большинства стран мира, стимулируя такие пороки человеческого общества, как коррупция, вымогательство, насилие, наркомания, проституция.

Развитие причин организованной преступности в Российской Федера–ции повторило путь большинства стран: разложение бюрократических структур государства, нарушение принципов социальной справедливости, девальвация нравственных ценностей, выход из примитивного состояния “безналоговой” теневой экономики.

Возрастающие масштабы организованной преступности представляют реальную угрозу безопасности государства и общества, так как она усиливает свои позиции через монополизацию многих видов противоправной деятельности, используя отсутствие надежных механизмов защиты нарождающихся рыночных отношений, активно внедряется в новые экономические структуры, стремится сохранить господствующее положение в распределительной сфере, заблокировать процесс реформ. В ряде мест преступных формирования, пользуясь безнаказанностью, а подчас и попустительством правоохранительных органов, действуют всё более нагло и вызывающе, превращая обширные территории в свои вотчины. Они контролируют такие доходные виды противоправной деятельности, как наркобизнес, проституция, азартные иргы, нелегальная торговля оружием, спекуляция, вымогательство и др. Примитивные преступления уступают место крупномасштабным преступным акциям, глубокому проникновению через коррумпированные связи в экономику и финансовую систему, попыткам оказывать прямое влияние на политику государства в этой сфере.

Биржи, торговые и валютные аукционы, рынок жилья, коммерческие банки, совместные предприятия и иные экономические структуры преступ–ники пытаются использовать как для отмывания “грязных” денег, так и для использования самой рыночной экономики в своих корыстных интересах.

Преступные формирования, распологающие крупными суммами денег, завоевывают сильные позиции на внутреннем рынке, осуществляют противозаконные крупномасштабные преступные операции по вывозу из страны сырья, товаров и других средств. Противоправный бизнес стремится приобретать либо иметь контрольный пакет акций различного рода предприятий и организаций, создавать собственные производства (банковские и всякого рода посреднические организации), внедрятся во внешнеэкономические структуры и таким образом выходить на формирование преступных между-народных организаций.

Организованная преступность становится одним из основных факторов политической и социально–экономической нестабильности в Российской Федерации. На это неоднократно обращалось внимание в обращениях и выступлениях Президента Российской Федерации, руководителей Правительства и Парламента России, в документах руководящих государственных органов.

Организованная преступность породила новую криминальную ситуа–цию, которая требует для её разрешения неотложных законодательных, организационно–управленческих мер, значительных материальных ресурсов на оснащение правоохранительных органов и обучение сотрудников методам борьбы с организованной преступной деятельностью. Одной из причин сложившейся ныне в сфере борьбы с организованной преступностью ситуации является недостаточно научная проработка проблем, отсутствие ясных представлений о стратегии и идеологии этой борьбы, а также правовой, криминологической, криминалистической и оперативно–розыскной концепции и соответствующих научных рекомендаций по выявлению, раскрытию, расследованию и предупреждению организованной преступной деятельности. Теоретическому познанию организованной преступности как социально–правового явления в нашем обществе предшествовала оперативно–розыскная, следственная и судебная практика.

На протяжении многих лет в юридической теории наблюдалось стрем-

лениеобосновать официальные политические доктрины, и это сдерживало

объективный анализ действительности, а в итоге негативно сказывалось и на оценке фактической расстановки сил в борьбе с прступностью, и на тео-

ретической разработке организационно–тактических форм борьбы с прес –тупностью, адекватных такой расстановке.

Проблема организованной преступности не только не исследовалась, но и не ставилась. В этом и состояло одно из противоречий общества: в его структурах уже функционировала теневая экономика, определённые эше-

лоны государственной и партийной власти были поражены коррупцией, внутри страны и зарубежом дйствовали многие связи, порожденные иерар–хией преступных отношений, но интересы официальных политических докт-

рин не позволяли все это квалифицировать как организованная преступ –ность и, соответственно, разрабатывать эффективные меры борьбы с ней.

Свою преддипломную практику я проходил именно в отделе по борь-

бе с организованной преступной деятельностью и заглянул из внутри на работу этого отдела. Для достижения больших результатов в раскрытии и расследовании преступлений, сотрудникам этого отдела нехватает техничес–ких средств, теоретической базы, все оперативно–розыскное мероприятия разрабатываются с помощью опыта, который поучили при работе в других отделах (уголовный розыск, ОБХСС и др.). Но работа на этом не останав–ливается. По данным МВД России сотрудниками отдела по борьбе с орга–

низованной преступной деятельностью нашли и возместили государству ущерб на сумму, которой бы хватило на выплату заработной платы всем сотрудникам этого отдела, на сто лет в перёд. Отдел по борьбе с органи –зованной преступной деятельностью при Острогожском РОВД существует всего семь лет, но за это время были обезврежены преступные группы занимающиеся наркобизнесом, незаконнымм оборотом оружия и взрывча–тых веществ.

На мой взгляд бороться с организованной преступностью можно, при соответствующей помощи государства. И тогда преступникам не по–могут никакие высшие эшелоны государственной власти.


Список использованной литературы
Нормативный материал

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосо–ванием 12 декабря 1993. –М., 1993. с. 61.

2. О милиции: Закон Верховного Совета РСФСР от 18 апреля 1991.// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. –1991. №16. с. 503.

3. Об операративно–розыскной деятельности в Российской Федерации: закон Российской Федерации от 28 апреля 1992 // Российская газе–та 1992. 14 мая.

4. Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Фе –дерации: закон Российской Федерации от 3 апреля 1995. // Российс-кая газета 1995. 20 апреля.

5. О Государственной налоговой службе: закон РСФСР от 21 марта 1991., с изменениями и дополнениями, внесённые законами Российс-кой Федерации от 24 июня 1992., от 2 июля 1992., и от 25 февраля 1993. // Сборник нормативных документов. –М. ”Юридическая лите– ратура”. 1994.

6. О Федеральных органах налоговой полиции: закон Российской Фе–дерации от 24 июня 1993. //Сборник нормативных документов. –М. “Юридическая литература”. 1994.

7. О службе в таможенных органах: закон Российской Федерации от 21 июля 1997. // Собрание законодательства Р.Ф. 1997. № 30. 5847–5870.

8.Положение о Федеральной пограничной службе утвержденное Ука-зом Президента Российской Федерации. №3216 от 30 декабря 1993. // Ведомости 1994. №1.

9. Уголовный кодекс Российской Федерации. от 1 января 1997. М. 1996.

10. Уголовно–процессуальный кодексРоссийской Федерации. М. 1993. с. 224.

Специальная литература

11.Алексеев А.Х. Борьба с новыми видами преступлений в сфере эко-номики. //Вестник МВД РФ. 1997. № 6. с. 55.

12. Баяхчев В. Г. Кража автотранспорта совершенная организованной группой. //Вестник МВД РФ. 1997. № 5. с. 25.

13. Борьба с экономической преступностью. // Вестник МВД РФ. 1995. № 3. с. 51.

14. Борьба с экономической преступностью. // Вестник МВД РФ. 1995. № 4,5. с.114.

15. Взаимодействие с пограничниками. // Вестник МВД РФ. 1996. № 5. с. 99.

16. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за органи–зацию преступного сообщества. // Коментарий. М. Учебно–консульта –ционный центр. “Юр. информация”. 1997. с. 32.

17. Голицын С.В. Коррупция в органах власти. // Вестник МВД РФ. 1997. № 4. с. 19.

18. Голицын С.В. Коррупция в ОВД. // Вестник МВД РФ. 1997. № 4. с. 19.

19. Голицын С.В. Коррупция. //Вестник МВД РФ. 1996. № 4,5. с. 55.

20. Дамидов Ю.Н.,Алексеев А.Х. О борьбе с новыми видами преступ –лений в сфере экономики. //Вестник МВД РФ. 1997. № 6. с. 55.

21. Данилов В.А. Наркомания. // Вестник МВД РФ. 1996. № 2. с. 65.

22. Изучение организованной преступности: Российско–американский диалог. //Сборник статей. М.: Олимп. 1997. с. 317

23. Ларьин Ф.Г. Взяточничество среди сотрудников ОВД. //Вестник МВД РФ. 1997. № 5. с. 34.

24. Машин В.П. Организованная преступность. Финансовые стороны. //Вестник МВД РФ. 1996. № 3,4. с. 78.

25. Организованная преступность. // М. 1996. с. 352.

26. Организованная преступность. //Под. ред. Долговой А.И. –М.: Юри–дическая литература. 1989. с. 352.

27. Организованная преступность – 4. // Под. ред. Долговой А.И. –М.:

Криминологическая Ассоциация. 1998. с. 280.

28. Овчинский В.С. Основы борьбы с организованой преступностью. // М. 1996.

29. Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. /Сборник научных трудов.// Под. ред. Грибанова В.П. ВНИИ МВД Рос –сии. 1995.

30. Смирнов Г.Г. Организованная преступность и меры по её преду–преждению. // Учебное пособие. Екатеринбург. ЕВШ МВД РФ. 1995. с. 32.

31. Сбирунов П.Н., Целинский Б.П. Наркомания – опасность социальная. //Вестник МВД РФ. 1997. с. 71.

32. семёнов Э.Н. Оружие под контроль. //Вестник МВД РФ. 1996. № 6. с. 61, 69.

33. Ярочкин В.Н. Организованная преступность. Откуда исходит угроза. // М. 1995.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий