Понятие и признаки государства

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ , УПРАВЛЕНИЯ И ПОЛИТОЛОГИИ КУРСОВАЯ РАБОТА Студента группы Ю-12Д

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ , УПРАВЛЕНИЯ И ПОЛИТОЛОГИИ

КУРСОВАЯ РАБОТА

Студента группы Ю-12Д

Юрова Алексея Васильевича

По курсу :

«ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА»

На тему :

«ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ГОСУДАРСТВА»

Консультант:

доктор юридических наук

Губанов Андрей Васильевич

г. Москва

15.04.1999г.

Содержание

I. Введение

II. Понятие и признаки

1. Что такое государство?

2. Этапы развития государства

3. Признаки и функции

III. Проблемы российской государственности

1. Президентская или парламентская система?

2. Зависимость против независимости

3. Форма и содержание

IV. Заключение

V. Литература
I. Введение

Любое государство создается самим народом для того, чтобы возложить на него функцию организации самозащиты. Выбор формы правления, политического режима происходит взависимости каких-либо особенностей; географических, климатических, исторических условий.

Государство представляет собой совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне.

Кризис политической власти в России заставил многих пересмотреть свои взгляды на демократическое государство. СССР существовал за счет жесткой идеологии, тоталитарного режима. Когда же Горбачев попытался привнести демократические принципы (реально), советская система рухнула. Попытка построить западную демократию привела к тому, что мы имеем сегодня. На фоне всего этого важно разобратся хотя в понятии самого государства и выяснить наличие государственных перспектив у России.

II. Понятие и признаки

1. Что такое государство?

Государство - основной институт политической системы общества, организующий, направлябщий и контролирубщий совместнуб деятельность и отношения людей, общественных групп, классов и ассоциаций. Государство представляет собой центральный институт власти в обществе и концентрированное осуществление этой власть политики. Поэтому три явления — государство, власть и политика отождествляются. Теория государства охватывает три группы генетических и функциональных проблем, связанных с триединой основой происхождения, формирования и существования государства : 1) общественной, 2) классовой и 3) политико-правовой и организационно-структурной основой гос. деятельности, “государственным формализмом” (Гегель).

В зависимости от акцента на одной из этих основ сложились три различных подхода к исследованию государства: 1. политико-философский или политико-научный, идущий от античной традиции, при котором государство рассматривается как средство решения “общих дел” (Республика) и регулирования отношений правителей (власти) и народа (общества), а также как средство, обеспечивающее политическую жизнь самого народа и человека (Аристотель); 2. классовый как порождение разделения общества на классы и орудие классовой борьбы, согласно марксистской традиции: “Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы” (В. И. Ленин) и определению Ф. Энгельсом государства как “... государства самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи государства становится также политически господствующим классом и приобретает таким образом новые средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса”; 3. правовой или организационно-структурный — как источник права и закона, организующее жизнь общества и деятельность самого государства и его структур в системе политических и общественных отношений.

Таким образом, выделяются три ряда политических отношений, которые охватывает государство, и три его основные функции: организационная, управляющая, преследующая общие цели — сохранения и жизнедеятельности, достижения общего блага, единства, установления порядка, регулирования взаимоотношений государства и народа, нации, этноса; специфическая функция господства и подавления, государство выступает не только как средство борьбы и усмирения, но и как источник конфликтов в отношениях между классами и государством; функция “юридического государства” — создавать правовую систему и управлять ею, регулировать работу государственного аппарата и отношения государства и общества со всеми присущими ему общественными отношениями (социальными, экономическими, правовыми и др.)

2. Этапы развития государства

История государства — сложный и многообразный процесс, опосредованный многими историческими, региональными особенностями каждой эпохи, спецификой локальных цивилизаций (греко-римской, древневосточных, средневековых эпох на Востоке и на Западе), общественно-экономических формаций и другими факторами. Тем не менее возможна обобщенная генетическая и историческая схема эволюции государства, состоящий из нескольких основных этапов.

I этап. На ранней стадии становления государства сохраняются остатки первобытной (военной) демократии, чередуются ( в античной Европе) республиканские и монархические, деспотические режимы и формы правления. В неполно сформированном обществе резко дифференцируются не классовые структуры, а существуют членения на свободных и несвободных, т. е. на свободных граждан — членов общества, которые делятся в свою очередь на классы (родовая знать, свободные ремесленники, крестьяне, торговцы, воины, представители мира искусства — скульпторы, художники, поэты) с очевидным делением на правящую верхушку общества и подчиненные низы (в Риме деление на патрициев и плебеев) и рабов, а также различные категории полусвободных. Это еще не сложившееся общество поскольку экономическая деятельность (основное производство, часть торговли и ремесел) была уделом несвободных, не входивших в общество, не имевших ни гражданских, ни политических прав. Две функции государства четко различаются — устройство общих дел в сообществе свободных и господство- подавление по отношению к порабощенным. Вождизм, унаследованный от первобытных форм власти, закрепляется в монархических и имперских формах, переходящих и в следующий этап развития государства.

II этап. Средние века и начало Нового времени (XVI в.). Сохраняется сильная деспотическая, монархическая власть с преобладающими отношениями господства и владения: страна и поданные (народ) — собственность монарха (“государевы люди”). Разрушенные, но еще сохраняющиеся по типу отношений кровно-родственные связи порождают власть сеньореального вида, связывающую сеньора и его вассалов. Сильная деспотическая власть и государство отождествляются, доминирует абсолютистская, монархическая форма правления. На Востоке и на Западе сохраняются формы неэкономического принуждения. Государство доминирует в обществе, как и дисциплина страха. Начиная с XIII в. в Европе и на основе ее истории на протяжении последних трех столетий этого периода постепенно формируются предпосылки и основы государства Нового времени. Ведущим процессом развития государства стала концентрация власти на расширяющейся социальной и экономической базе, вплоть до заполнения всего пространства политических отношений. Этот процесс опирался на овладение государством властью принадлежащей ему территории (устранение полицентризма власти, феодальной разобщенности провинций, объединение земель) вместе с централизацией и концентрацией власти и её прогрессирующей деперсонализацией, т. е. замену отношений личной вассальной преданности монарху и, в целом, отношений вассалитета организованным государственным аппаратом управления, в котором ведущую роль играли не отношения личной зависимости, а служебные отношения и функции, т. е. политическая организация власти. Более ранняя инициатива церкви — организовать политическое единство Запада и отдельных стран на религиозной основе после длительной борьбы светской и церковной власти была преодолена государственным строительством на экономической и социально-политической основе. Отсюда и возникает государственно- территориальная пространственная организация общества с институциональной, а не личной дисциплиной.

III этап. В то время, как на Востоке закреплялись монархические и имперские формы государства, стабилизировались архаические общественные структуры со значительной долей личной (рабской или крепостной) зависимости, неэкономическим принуждением, военно-феодальными политическими структурами власти и на значительных пространствах и у многих народов еще не существовало никаких развитых форм государственности, в Европе завершался процесс образования наций, формирования общенационального рынка, языковой и культурной консолидации большинства стран. XVII в. стал периодом подготовки гражданского общества со сформированными социальными и классовыми структурами, сложившимися товарно-денежными отношениями, изживавшимися остатками неэкономического принуждения. Среди многих исторических изменений этого процесса — формирование личности нового типа, выход из хаоса феодальных усобиц и межгосударственных войн — одно из основных — образование равной государству, уравновешивающей его власть, стороны политических отношений — общества суверенного народа, которое высвобождается из-под гнета государства и способно стать равным ему партнером, участником политического прогресса и вступать в договорные (конституционные) отношений с центральной властью.

Начавшаяся за много столетий до того борьба за права и свободы человека, равенство и равноправие общества получила новый импульс, ускоривший формирование общества и государства. Активизируется идея гражданского развития общества и преобразования власти государства: абсолютизма как одной из его форм правом, разумом, превращая его в правовое государство. Полного развития гражданские отношения достигли много позже. Но становление государства Нового времени гражданская, культурная, экономическая консолидация и унификация общества оставались господствующей, но не единственной тенденцией, как и создание унитарного (единообразного) государства. Не менее древней традицией было создание многонациональных империй из главенствующего, центрального государства — метрополии и нескольких или многих присоединенных, присоединившихся или завоеванных стран или народов, не успевших построить собственную государственность либо утративших её. Имперские образования нестойки, хотя могут просуществовать достаточно долго (Римская, Византийская, Российская империи). Причины их распада многообразны (внешние завоевания, внутреннее социальное разложение), но в этих процессах неизменно обнаруживается тенденция к образованию национального государства, т. е. к выделению из имперского целого (союза, конгломерата, колониальной структуры). Самостоятельное государство наиболее пригодно для развития этнической общности, консолидирующейся в нацию. Эта закономерность особенно отчетливо сказалась в XX в. — Эпохе общемировой интенсификации общественного, экономического и национального развития, разрушившего последние империи.

Если имперское государство — отвергнутая историей альтернатива унитарному государству, то федеративное или конфедеративное устройство государства оказалось жизнеспособным и отвечающим требованиям общественного, политического, экономического и культурного развития. Федеративное государство — наилучший выход их конфликта между унитарностью, господством центра и подчинением окраины, неравномерностью процессов развития и стремлением к национально-государственному обособлению частей уже сложившегося государства. Федерация в этом смысле — это реализация свободы и взаимодействия одновременно. Она становится прообразом следующей стадии общественного и политического развития — интеграции государства — экономической, политической, культурной, союза социально однородных и равноправных государств, объединения нового, неимперского типа, такого, как европейская интеграция.

IV (современный) этап эволюции государства отмечен расширением федеративных и конфедеративных процессов, борьбой за и против таких объединений и появлением условий для новой, современной государственности и первых интеграций. Эти условия включают: углубление демократического процесса, создание основ гражданского общества и правового государства, нового, динамического типа социального и экономического развития на новой материальной основе; формирование динамических, способных на быстрые и адекватные ответные реакции на изменение условий и окружения механизмов стабилизации государства, восстановление равновесия сил и порядка в обществе; стабильность государства благодаря равновесию власти и общества, возможность политического единства государства.

3. Признаки и функции

Государство всех времен и типов характеризуется рядом устойчивых, общеисторических признаков и функций. К ним относятся: обязательное формирование правящих сил на той или иной социальной и классовой основе; наличие характерной политической организации — политической системы, структур центральной и периферийной власти и отношений между ними; обязательное расширение государственной территории в связи с осуществлением его внешнеполитических функций; ряд обязательств перед страной и народом: поддерживать внутренний мир и порядок, защищать подвластную территорию, регулировать классовые, социальные, национальные, экономические отношения, преследовать цели общего блага; ряд монопольных прав: монополия неэкономического принуждения, исключительное право издавать обязательные для всех законы, исключительное право эмиссии денежных знаков, право определять и взымать налоги и сборы, выпускать займы и т. д.

III. Проблемы российской

государственности

1. ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ИЛИ

ПАРЛАМЕНТСКАЯ СИСТЕМА?

Одна из наиболее живо дискутируемых проблем - сравнительные достоинства и недостатки президентских и парламентских систем с точки зрения перспектив демократического развития .

Значение этого аспекта трудно переоценить. В выборе институтов нет ничего более важного, чем форма правления: президентская, полупрезидентская, парламентская или какая-то гибридная. Выбор политических институтов особенно важен в период перехода к демократии.

Принципиально важны различия между главами исполнительной власти в соответствующих системах: президентами и премьер-министрами. Президенты, сочетающие церемониальный блеск главы государства и реальную административную власть, превращаются в полусакральные фигуры, в отличие от даже весьма популярных премьеров. Для полноты картины добавим, что президент обычно - верховный главнокомандующий и порой лидер правящей партии ( партийной коалиции).

Есть и другие точки зрения, особенно когда речь идет о новых демократиях. В частности, отмечают, что в «третьем мире» выживаемость парламентских демократий немногим выше, чем президентских.

В отношении бывших социалистических стран полемика идет в ином русле. Говорят о малопродуктивности жёсткого противопоставления президентских и парламентских систем, необходимость более тонкого и дифференцированного подхода к сложным политическим процессам в постсоциалистическом мире, отдавая должное вкладу восточноевропейских президентов в укрепление демократических основ новой власти. С одобрением отмечают, что в последние годы предметом анализа и обсуждения стали и промежуточные формы - полупрезидентские республики и парламентские режимы с сильной исполнительной властью ( типа аденауэровской «канцлердемократии»). Это особенно важно для понимания происходящего в бывшем социалистическом лагере. Ведь постсоветские и постюгославские государства выбрали - пусть формально - полупрезидентские режимы, а страны Центральной Европы - парламентские системы, во многом похожие на немецкую.

Тем не менее многие признают, что, хотя формальные различия в конституционном устройстве постсоциалистических государств, возможно, не столь велики, в реальной жизни они движутся в разных направлениях. В то время как в Центральной Европе все попытки президентов увеличить свою власть жестко блокируются правительствами и парламентами, в бывших Советском Союзе и Югославии президенты уверенно поднимаю оппонентов. Вероятно, существует невидимая грань, за которой объём президентских полномочий становиться губительным для зарождающихся демократий.

Всё же большинство исследователей скептически оценивают демократический потенциал президентских систем. Они констатируют, что после второй мировой войны в демократическом мире нормой был парламентаризм. Однако в 80-е и 90-е гг. Новые демократии в Латинской Америке, Азии, Восточной Европе и бывшем Советском Союзе, за редкими исключениями, выбирают президентскую республику. Специалисты ставят под сомнение разумность этого выбора, приводя следующие доказательства.

Между 1973 и 1989 гг. в 77 из 168 государств хотя бы в течении одного года существовали демократические режимы. Если исключить из их числа 24 старые демократии, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития, то остаётся 53 страны. 28 из них были парламентскими республиками, 25 - президентскими. На протяжении рассматриваемого периода (1973-1989 гг.) демократиями в течении десяти лет подряд оставались 17 из 28 парламентских республик (67%) и только 5 из 25 президентских (20%).Другими словами, уровень выживаемости парламентских демократий был в 3 раза выше, чем президентских.

Та же тенденция проявляется в 93 государствах, получивших независимость между 1945 и 1979 гг. В 80-е гг. только 15 из них можно было классифицировать как устойчиво демократические. Все они входили в число 41 государства, которые в момент обретения независимости избрали парламентскую форму правления. Среди 52 стран, которые выбрали другие формы организации (36 - президентские республики, 3 - полупрезидентские республики, 13 - монархии), ни одна не достигла стадии устойчивой демократии.

Конечно эти цифры не надо абсолютизировать. В частности, на корректность сравнений влияют следующие обстоятельства. Если оставить в стороне постсоциалистический мир, то президентские системы чаще других выбирают латиноамериканские и африканские государства с их тяжелым грузом нерешенных проблем, оставшихся от прошлого. Парламентской системе отдают предпочтение в Европе и бывших британских колониях (среди них много островных мини-государств с населением более полумиллиона человек), где, как правило, существуют более благоприятные условия для утверждения демократических институтов.

2. ЗАВИСИМОСТЬ ПРОТИВ НЕЗАВИСИМОСТИ.

Эти важные поправки существенно корректируют, но не перечеркивают сравнения, которые остаются не в пользу президентских республик. Столь разные судьбы политологи объясняют большей открытостью, гибкостью, профессионализмом парламентских систем: правительство, опирающееся на политическое большинство; большая управляемость в условиях многопартийности4 для глав правительств - возможность и необходимость действовать строго в конституционных рамках; длительные политические карьеры, позволяющие накопить опыт и наладить отношения. Рассмотрим эти важнейшие отличия двух систем подробнее.

Опора на большинство в парламенте развязывает правительству руки, избавляет его от необходимости искать сомнительные, обходные пути. Эта обычная практика в парламентских республиках для президентских режимов часто остаётся недосягаемой мечтой. Возьмем страны «третьего мира», где хотя бы существовало демократическое правление в период 1973-1987 гг. В парламентских демократиях правительства опирались на поддержку большинства законодателей 38% пребывания у власти, в президентских - 48%. Другими словами, большую часть времени президентские кабинеты были правительствами меньшинства, не имеющими поддержки парламента.

В парламентских системах многопартийность осложняет, но не отравляет жизнь. Даже небольшие партии, входящие в правящую коалицию, представлены в правительстве и заинтересованы в его выживании. Вкушая плоды власти, они не склонны раскачивать лодку. Так, с 1945 по 1987 г. в индустриально развитых демократиях парламентского типа 111 из 345 были правительствами меньшинства со среднем сроком жизни 14 месяцев. Тем не менее ничего страшного не произошло, политические системы справились с повышенной нагрузкой без особого труда.

В президентских системах стимулы для межпартийного сотрудничества гораздо слабее. В отличии от коалиционного правительства президентство неделимо. Президент может пригласить членов других партий в свой кабинет, но на индивидуальной основе, не как участников коалиции. Поэтому логика борьбы за власть быстро выталкивает парламентариев, порой включая оставшихся за бортом администрации депутатов от правящей партии в ряда оппозиции. Происходит взаимоблокировка, парализующая власть.

Суть парламентаризма - взаимозависимость исполнительной и законодательной власти. Премьер и его (её) правительство не могут выжить без хотя бы пассивной поддержки парламентского большинства. Скованные одной цепью - исполнительная власть в праве распустить парламент, а парламент в праве выразить недоверие правительству, - они застрахованы от патовых ситуаций.

Суть президентской системы - независимость ветвей власти друг от друга. Президент и парламент избирается народом со своими самостоятельными мандатами на фиксированный срок. Если они сойдутся в клинче, как нередко бывает, из него почти невозможно выйти законным путем. Не имеющий парламентского большинства президент испытывает сильный соблазн править при помощи декретов в обход парламента. В свою очередь парламенту, чтобы убрать политически изолированного или действующего в разрез с Конституцией президента, надо прибегнуть к сложной политико-судебной процедуре (импичменту), успешно осуществление которой требует мобилизации всех властных ресурсов.

Поэтому в президентских системах велик риск прогрессирующей эскалации кризиса: социально-экономического - в политический, конституционного - в кризис власти. Поэтому в поисках выхода конфликтующие стороны, лишенные законных средств, часто апеллируют к армии. Поэтому неизменным спутником президентских режимов являются военные перевороты.

Парламентские системы создают более благоприятные условия для профессиональной политической карьеры. Президентские министры приходят и уходят и обычно не возвращаются. Если взять все министерские назначения в Западной Европе, Соединенных штатах и Латинской Америке с 1950 по 1980 г., то процент «долгожителей», не единожды занимавших министерский пост, в парламентских демократиях почти в три раза выше, чем в президентских. Парадоксально, но факт: в парламентских кабинетам люди почти каждый раз задерживаются почти в два раза дольше, чем в президентских.

Объяснение простое. Часто не имеющие парламентского большинства президенты вынуждены менять своих министров как перчатки, чтобы умаслить законодателей и заручится их поддержкой по наиболее важным для себя вопросам. На протяжении президентства такие ситуации возникают снова и снова, и всякий раз приходиться приносить кого-то в жертву.

В парламентских системах сами министры являются важным фактором стабильности. Представляя свои партии в коалиционных кабинетах, они скрепляют политическое большинство. Для их ухода из правительства нужны очень серьёзные основания (личные причины, внутрипартийная борьба, переход партии в оппозицию).

Правда, и у президентских систем есть свои преимущества. Эксперты обращают наше внимание на такие их характеристики, как прямой избрание главы исполнительной власти всем населением страны, более широкие возможности волеизлияния граждан, открываемые сочетанием президентских и парламентских выборов, раскрепощённость законодателей, не несущих прямой ответственности за действия правительства.

3. Форма и содержание

Изъяны президентских режимов заставляют искать спасительные рецепты. Некоторые предлагают начать оздортвление систем с сокращения числа парламентских партий путем изменения избирательного законодательства. При этом они считают необходимым не терять чувство реальности, поскольку искусственное насаждение двухпартийной системы может принести только вред. Действительно, партии являются живыми образованиями, продуктом исторического творчества и плохо поддаются одминистративному воздействию.

Сравнивая различные политические системы, кое-кто отдает предпочтение полупрезидентской. С практичечкой точки зрения проблема заключается в ограниченности опыта успешного функчионирования полупрездентских систем (Франция и Финляндия). Еще более радикальным решением явлется движение от президентства к парламетаризму. Его шансы на успех тоже во многом определяются состоянием партийной системы. Чем сильнее и дисциплинированнее политические партии, тем лгче перейти к парламентской системе.

Несмотря на все противопоказания, многие постсоциалистические страны выбрали президентскую форму правления. Вряд ли это можно объяснить лишь незнанием прецедентов. В сторону президентства постсоциалистический мир разворачивали мощные силы. Кдюч к пониманис их природы дает анализ степени преемственности на уровне элит. Чем она выше, чем прочнее позиции старой номенвлатуры в новой системе влати, ткм вероятнее выбор президентской модели политического устройства.

Симпатии к президентству или парламентаризму определяются логикоя борьбы за властные ресурсф. Представители старых элит, поднаторевшие в коридорах власти, предпочитабт президентство, потому сто так легче держать все под контролем, не поднуская чужаков. Новые люди, поднявшиеся на антикоммунистической волне, выбирают парламентскую систему, поскольку она им открывает более широкие возможности доступа к власти. В итоге, кто и на чем делает акцент, определяет перспективы демократии.

Многочисленные неконсолидированные демократии, существующие в современном мире, являют собой пеструю картину. В половине неконсолидированных демократий политичечкие и гражданские права в основном сводятся к более или меннее свободным выборам. Все остальное — ваасть закона, права собственности, разделение властей, свобода слова, собраний, вероисповедания — не гарантировано. Это т. н.”нелиберальные демократии”. На основании исторического опыта Запада можно утвержрать, что конституционный либерализм заложил прочные основы современной демократии, но “нелиберальные демократии” не создают предпосылок для утверждения гражданских прав и свобод.

Российская “суперпрезидентская” республика скорее относится к “нелиберальным демократиям”. Специалисты определяют ее как “делегированную”, т. е. внешне похожую на современную представительную демократию, но по сути далекую от нее. Она соответствует минимальным формальным критериям демократического устройствва, но по своей политической практике больше напоминает авторитаризм.

Разработанная не латиноамериканском материале концепция “делегированной демократии” сфокусирована на фигуре законно избранного президента, высоко вознесшегося над партиями, парламентом, судом, другими политическими институтами. Он — воплощение нации и правит по своему усмотрению. Фактически он не подотчетен некому, поскольку существующие институты слишком слабы, стобы уравновешивать и контролировать президентскую власть. Ближайшими родственниками таких режимов являются цезаризм, каудилизм, бонапартизм, что говорит само за себя.

IV. Заключение

Государство возникает из предгосударственных форм власти вождя племени или союза племен, шамана, жреца вместе с образованием общества, т. е. упорядоченной свокупности далее вместе с общественным разделением труда, появлением частной собственности, социальной дифференциацией членов общества и образованием классов, а следовательно, вместе с отношениями имущественного, социального и функционального неравенства и возникновением политики, организующей и регулирующей общественные отношения и ее новой институциональной формы — власти с органами управления и контроля.

Таким образом, государство — результат и фактор общественного развития, одновременного формирования политической и социальной организации общества. В условиях особой опасности народ, как правило, выбирает тоталитарный тип государства.

Важно отметить, что основными функциями государства являются — охранительная и управленческо-обеспечительная.

Менее чем за десятилетие Россия сполна познала все прелести “сильного” президентства отечественного образца. Даже если абстрагироваться от личности Бориса Ельцина, остается фундаментальная проблема неконтролируемой, нестабильной и неэффективной власти. В условиях системного кризиса общества она представляет собой постоянный источник повышенной опасности.

Политологи полагают, что российская демократия вращается в порочном кругу. Она порождается слабостью демократических ценностей, норм, институтов и консервирует это состояние. Даже президенты мало что могут измения, ибо они всесильны и бессильны одновременно.

Следует отметить: для каждой нации, народа есть свои губительные формы государственности. Особенности государственности или становления каких-либо форм государства следует искать в итории того или иного народа, в его менталитете.

V. Литература

Лекции Губанова Андрея Васильевича

1. «Основы государства и права» под ред. О. Е. Кутафина

Юрист 1996г.

2. А. И. Демидов, А. А. Федосеев

«Основы политологии» М. 1995г.

3.«Политология на российском фоне» - Учебное пособие , РАУ; Москва , Изд . «Луч» , 1993 г .

4 . «Политология» - под. ред. Д . С . Клементьева; Москва , Изд . «Знание» , 1997 г .

5. Лазарев В.В. «Общая теория права и государства» Москва 1996г.

6. Хропанюк В.Н. «Теория государства и права» Москва 1996г.

7. Лившиц Р.З. «Современная теория права» Москва 1996г.

8. Марченко М.Н. «Теория государства и права» Москва 1996г.