регистрация / вход

Правовое государство в России

Содержание Введение Глава I - Идеи правового государства в России 4 Глава II. Взаимосвязь государства и права как фактор становления и саморазвития правового государства. 13

Содержание

Введение.............................................................................................................. 2

Глава I - Идеи правового государства в России................................................ 4

Глава II. Взаимосвязь государства и права как фактор становления и саморазвития правового государства................................................................................. 13

Глава III. Угроза правовому государству и конституционным основам демократии в России............................................................................................................ 20

Заключение........................................................................................................ 25

Библиографический список.............................................................................. 26

Введение

Сложилось так, что вопросы, связанные с правовым государством, всегда вызывают глубокий интерес. Они актуальны в современных условиях, на них замыкаются непростые отношения, которые лежат в самом явлении государства - в его расколе на большие основные части, противоречий, развиваемых каждой из них, в огромных возможностях каждой из этих частей оказывать постоянное воздействие не только друг на друга, но и на властные структуры. Ситуация длительных и сложных преобразований несомненно вызывает интерес. По существу, создание любой общетеоретической концепции изучения правового государства не может обойтись без предварительного сравнительного изучения сопоставления и анализа имеющегося опыта. С практической точки зрения изучение явления правового государства может показать путь, формы, методы, которые целесообразно использовать в сложившейся ситуации при создании правового государства в России.

Существуя в рамках огромного исторического времени, правовое государство не было, конечно, застывшим. Оно изменялось и развивалось, отражая процессы, происходившие в этих социальных структурах. Этот подход, в частности, предполагает глубокое переосмысление наших принципиальных позиций по отношению к правовому государству, его влияния в сфере прав и свобод человека. В течение длительного времени данная область деятельности была ареной ожесточенной и бесплодной политической и идеологической конфронтации. В ходе противоборства часто забывались сами цели - благородные и высокие цели правового государства.

Тема работы, в частности, касается фундаментальных, основополагающих представлений о государстве и праве, законности и конституции, правотворчестве и правоприменении, правомерном поведении и о жизни общества в политической системе. Тут были рассмотрены вопросы, касающиеся функций, выполняемых правовым государством в жизни общества и его реальной ролью по отношению к государству. В этом контексте необходимо определить, меняются ли функции и роль правового государства применительно к разным типам общества или остаются неизменными.

Следует также отметить что государство и право не только зависимы друг от друга, но в то же время и сохраняют определенную самостоятельность. Означает ли это, что такая взаимосвязь и взаимозависимость относится лишь к определенному типу государства и не имеет общего фундаментального характера? Нет, не означает. Независимо от типа, формы или просто преходящих обстоятельства по отношению к государству и обществу право всегда выступает прежде всего как регулятор. Отчасти оно регулирует в обществе экономические, политические и иные отношения.

В этом заключается одна из его функций и назначений. Устанавливая конкретные право и обязанности сторон (граждан, должностных лиц), право вносит определенный порядок в общество и государство, создает юридические предпосылки для его активности и эффективности. Это своеобразная форма контроля, которые весьма разносторонни - от изучения лиц уполномоченных государством до рассмотрении дел о нарушении прав.

Но плачевным является и тот факт, что на практике общество знакомо с ролью и функциями права лишь понаслышке, по этому, возвращаясь к вышесказанному, хотелось отметить, что право по отношению к любому обществу, к различным сторонам его жизни, а так же к государствам, выполняет разнообразные роли.

Кроме того, цель данной работы - изучить лишь одну из составляющих, коим является правовое государство - это его становление и развитие в России. Современная Российская действительность, со всей присущей ей консервативностью и довольно постоянной по своему характеру, указывает на необходимость скорейшего радикального пересмотра ряда ранее сложившихся подходов к рассмотрению правового государства и проблем, связанных с ним. Это с одной стороны. А с другой - безотлагательного исследования новых явлений и процессов, появляющихся в общественной жизни за последние годы.

Степень изученности данной проблемы весьма низка. Так автору пришлось столкнуться с нехваткой материала. Данный вопрос очень скудно свешен как у отечественных, так и у зарубежных ученых. Например, безотлагательного рассмотрения требуют проблемы легитимности государственной власти и ее преемственности и ряд других вопросов. В основном необходимая информация была почерпнута из правовой периодики.

Тем не менее, нельзя не отметить работу: Соколов А.Н. Правовое государство. Идея, теория, практика. Курск, 1994 , в которой освещены многие из поставленных вопросов, отличающуюся как значительным количеством практического материала, так и высокой убедительностью теоретического анализа.


Глава I - Идеи правового государства в России

За последние годы проблемы правового государства выдвинулись на первый план теоретических разработок в отечественной юридической науке. Как известно, советская правовая доктрина долгое время отвергала идею правового государства, считая ее выражением немарксистских взглядов. Ситуация коренным образом изменилась в период перестройки. Многие юристы обратились тогда к теоретическому осмыслению вопроса и построению модели правового государства применительно к условиям России. В связи с этим заметно возрос интерес к проблемам формирования и развития концепции правового государства в истории политической мысли, их состояния в западной политологии.

Следует сказать, что с конца XIX в. популярность идей правового государства значительно возросла. Тому способствовало несколько взаимосвязанных между собой причин. Утверждение отношений, свойственных зрелому капитализму, сопровождалось углублением общих противоречий и резкой поляризацией социально-политических позиций, особенно по поводу того, какими путями и способами эти противоречия могут быть разрешены. Первая половина XX в. прошла под знаком явного преобладания конфронтационной идеологии. В 30-е годы подавляющая часть Европы была окрашена в коричневые тона фашистских диктатур, а в нашей стране установился не менее одиозный сталинский режим. Как реакция на эти процессы в общественном сознании возрос интерес к проблемам прав человека, демократии и гуманизма. Идеи правового государства наполняются общедемократическим содержанием, направленным против авторитаризма и тоталитаризма. В нашей стране и других странах бывшего социального лагеря борьба с авторитаризмом затянулась на более длительные сроки. Первыми за утверждение общепризнанных прав человека здесь выступили различные группы правозащитников; к настоящему времени эти идеи нашли отражение в программных документах многих политических партий и законодательных актах.

Рассматривая современное состояние идей правового государства, следует избегать преувеличения их роли и степени распространения. В настоящее время правовое государство выступает идеалом, своего рода лозунгом, конституционным принципом и не получает своего полного воплощения в какой-либо стране. Реальная политическая практика государств, провозгласивших себя правовыми, нередко расходится с нормами конституции.

Существовали государства, в которых каждый шаг граждан, каждое их действие попадало или могло попасть под надзор чиновников. Наше советское государство, особенно в сталинский период, было именно таким. Там гражданин должен был, если велено, требовать смерти ни в чем не повинных людей, вступать в различные общества, отдавать часть зарплаты взаймы, и так далее. И уж ни в коем случае открыто не осуждать действие власти, партии. Известно немало примеров, когда подобную полицейскую роль государства с успехом заменяла церковь, либо феодал. Словом, человек как личность до конца XVII - XVIII веков, почти нигде, за отдельными исключениями, не обладал свободой, защищенной законом, а произвол властей или других сил был огромен.

В XVIII-XIX веках постепенно формировалось то, что называется гражданским обществом, в некоторых странах Европы и США. В настоящий момент суть этого понятия можно описать так: Государство не регулирует всю жизнь общества с помощью приказов чиновников, а только строго обусловленную законом сферу.

Соотношение между правовым обществом и государством во многом напоминает связь последнего с экономикой. И это не случайно. Ведь среди прочих, право беспрепятственно заниматься хозяйственной деятельностью, заключать любые не запрещенные сделки. В гражданском обществе, власть несет ответственность перед избирателями и налогоплательщиками, которые имеют возможность влиять на нее через средства массовой информации, организации, путем различных акций. В этом обществе огромную роль играют самодеятельные объединения граждан. Например, организации потребителей не надеются только на государственных чиновников. Следовательно, чем больше проблем могут разрешить сами граждане, их коллективы, организации и тому подобное - тем меньше забот у государства. И неслучайно в подобном обществе колоссальную роль играет суд. Это, конечно, государственная организация. Именно через суд граждане и организации разрешают многочисленные споры между собой и даже оспаривают действия должностных лиц. В прежние времена в СССР люди заваливали миллионами жалоб ЦК КПСС и другие властные органы, поскольку очень много вопросов решалось только злой или доброй волей чиновников. В правовом государстве с гражданским обществом это немыслимо. В России уже немало сделано для перехода от государства, необъятного в своих полномочиях и обязанностях, тоталитарного к гражданскому обществу (свобода выезда и въезда, слова и мнения). Но с другой стороны, люди и организации все еще ждут, что их проблемы за них решит власть.

Практика формирования правовой государственности всюду имеет свои особенности. Можно, однако, выделить и общие черты, определяемые тем, что граждане стран, в которых достигнуты успехи в строительстве правового общества, стремились к свободе, подлинному праву, обеспечению своих прав и свобод, приоритету права над государством.

Формирование правового государства в той или иной мере сопряжено с наличием необходимых для этого условий. Среди них важное значение имеет достаточно высокий уровень развития экономики, культуры, нравственности, духовного потенциала общества.

Правовое государство - политическое оформление гражданского общества, сферы общественной жизни, где действуют развитые демократические институты, имеют место самоуправление, инициатива и активность граждан и их организаций. Эта сфера ограждена законами от произвольной регламентации ее со стороны властных органов. В таком государстве соблюдаются права и свободы человека и общества; право приоритетно по отношению к государству; признается и соблюдается независимость суда как защитника гражданина в его отношениях с государством. Население характеризуется определенной способностью к саморегулированию, готовностью подчиняться общим правилам и интересам [2, с.10]. Гражданское общество представляет собой общество равноправных людей, свободно проявляющих свою индивидуальность и творческую инициативу [3, с.34].

В правовом государстве реализуется принцип разделения властей. Советская юридическая наука исходила из марксистского тезиса о механизме государственной власти как "работающей корпорации" - и законодательствующей, и исполняющей законы одновременно. Власть рассматривалась в плане разделения труда по ее осуществлению, характеризовалась в структурно-функциональном "ключе". Отрицалась сама целесообразность исследования законодательной, исполнительной и судебной властей по отдельности.

Правовая государственность невозможна без разделения властей, ибо именно эта, изобретенная цивилизованным человечеством, система сдержек и противовесов позволяет обществу защищать себя от попыток узурпации власти, от злоупотреблений.

В Конституции Российской Федерации (ст.10) закреплен принцип, согласно которому государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Каждая из этих ветвей представлена соответствующими органами, действующими самостоятельно.

Законодательная осуществляется Федеральным Собранием, другими аналогичными государственными органами. Они избираются непосредственно народом и иным путем формироваться не могут. Решения законодательной власти обязательны к исполнению соответствующими субъектами права.

Большой объем работы в сфере управления государственными делами возложен на исполнительные органы. Они должны действовать строго в пределах компетенции, определяемой Конституцией и другими законами, в целях организации исполнения актов законодательной власти и других нормативных правовых актов.

О последовательном проведении в жизнь принципа разделения властей можно говорить лишь в том случае, если наряду с законодательной и исполнительной достаточно активно себя проявляет и пользуется независимостью судебная власть.

Конституция Российской Федерации признает самостоятельность и право органов судебной власти действовать независимо от других. В систему ее федеральных органов включаются: Конституционный Суд, Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд, иные федеральные суды. Судебные органы и судьи действуют на основе закона.

По мере продвижения России по пути демократических реформ и преобразований принцип разделения властей в стране все более наполняется реальным содержанием. Так, в становлении судебной власти большую роль предстоит сыграть Закону о судебной системе Российской Федерации [4].

Пробивает себе дорогу в отечественной юридической науке и практике отвечающий реалиям правовой государственности подход к характеристике права как системы, воплощающей в себе общепринятые принципы и демократические ценности [5 с.89]. Это - взгляд, пришедший на смену господствовавшей в советской юридической науке концепции права как нормативно-классового явления. Все более осознается необходимость разграничения права и закона.

В России пройдены важные шаги по пути ее превращения в правовое государство. Существующая, хотя и не совершенная, концепция ведет к разделению властей, возможности обжаловать неправомерные действия, декларированные фундаментальные права. Но все же основы конституционного строя России дают возможность полагать, что упоминание о "пройденных шагах" не голословно. Так следует рассмотреть главу I конституции, в которой излагаются основы конституционного строя России (6 статей). Наиболее значимые, собственно основополагающие положения из этих статей следующие:

1. Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (статья 1).

2. Человек, его права и свободы, являются высшей ценностью (статья 2).

3. Единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (статья 3).

4. Государственная власть в России разделяется на законодательную, исполнительную, и судебную, органы, которых самостоятельны (статья 10).

5. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют: президент РФ, федеральное собрание (совет федерации и государственная дума), правительство РФ, суды РФ (статья 11).

6. Конституция РФ имеет высшую силу, прямое действие и применяется на всей территории России. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской федерации, не должны противоречить конституции РФ (статья 15).

Но для того, чтобы государство стало правовым, мало только законов. Для этого требуется так же: действенное их применение, чтобы не возникало ситуации, когда законы пишут не для всех, когда можно уйти от наказания. Нужны реформы суда и особенно системы исполнения судебных решений, без чего все превращается в пустой звук.

Сегодня судебная система в Российской Федерации - единая система всех судов, осуществляющих судебную власть путем отправления правосудия, имеющие общие задачи, организованных и действующих на единых демократических принципах. Судебная система установленная конституцией Российской Федерацией (глава 7) и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается (статья 118 Конституции РФ).

В судебную систему входят:

1. Конституционных суд Российской Федерации;

2. Суды общей компетенции, осуществляющие судопроизводство по уголовным, гражданским, административным и иным делам, относящимся к их подсудности, во главе системы которых стоят Верховный суд Российской Федерации;

3. Арбитражные суды, осуществляющие разрешение экономических споров и иных подсудных дел.

В целом судебная система строится в соответствии с национально-государственным устройством и административно-территориальным делением страны. Суд как государственный орган судебной власти осуществляет ее от имени государства, а исполнение судебных актов обеспечивается силой государства.

Следующим, не менее важным шагом к правовому государству будет становление парламентаризма в России. Конечно, само явление парламентаризма, тем более у нас в стране, весьма объемно и спорно.

В тоталитарных государствах народное представительство всегда фиктивно, поскольку парламент через принимаемые им законы только оформляет решение руководства правящей партии. Таким было это представительство и в советской России. Таким образом, Россия не являлась государством парламентаризма и только с началом перестройки и реформ началось возрождение - поначалу громоздких - парламентских учреждений.

Но вернемся в наше время. Правовая основа Российской государственности к началу 1992 года представляет собой "лоскутное одеяло", скрепленное из законов СССР и законов Российской Федерации в составе Союза. Самое главное - противоречивой оставались конституционная база государственной власти. Такая противоречивость имела понятную причину. Шел процесс эволюционного, а не радикального перехода России на общепринятые принципы построения государства, общества и взаимоотношений между ними. Отсюда - переплетение принципиально разных регуляторов общественных отношений.

В одном государственном организме сосуществовали и противостояли друг другу два начала. Новое - президентская власть, федерализм, принцип разделения и взаимного ограничения властей, ответственность власть перед обществом. И старое - со строгой монопольной и иерархией системы Советов. Несмотря на это были, однако, и важные достижения в законодательном оформлении новой российской государственностью. В 1991 году было принято Декларация прав и свобод человека и гражданина, которое явилось основополагающим документом для дальнейшей законодательной работы по обеспечению прав человека. Началась судебная реформа, значительными вехами которой стали учреждения Конституционного Суда, арбитражных судов и суда присяжных.

Это были важные шаги по созданию правовой основы преобразований. Они снимали многие запреты, утверждали новые принципы. Тем не менее, они не обеспечивали четкого о комплексного регулирования. Предусматривались новые возможности и права, но не предусматривались механизмы их реализации, гарантии и ответственности.

Оказалось, что за короткий срок просто невозможно создать стройную правовую систему, обеспеченную, с одной стороны, качественными и не противоречащими друг другу нормативными актами, а с другой - эффективными правоохранительными институтами.

Еще одна проблема, мешающая становлению парламентаризма, но остающаяся актуальной и по сей день - уровень правосознания людей. Поколения формировались в условиях господства партийно-государственного произвола, отсутствие политической и личной свободы. Правовой нигилизм, не понимание универсальной ценности права, к сожалению, свойственны и большинству граждан, и многим представителям власти. Представление о способах защиты собственных интересах, которые поколениями складывались в головах людей - это наиболее устойчивое наследие. Глубоко въелось привычка апеллировать при решении своих проблем, в первую очередь, не к закону, не к суду, а к партийной власти.

Кризис и развал партии-государства обрушил и прежнюю систему управления - номенклатуру. Новая же система управления - через право - не вырастает в одночасье, поскольку зависит от только от законодательства, но и от уровня правового сознания. Выборы в декабре 1993 года и принятие Конституции заложили правовую основу новой российской государственности. Началось ее освоение. За два года принято большое число важнейших законов в сфере экономики, регулирования институтов гражданского общества. Стало формироваться новая политическая культура: был подписан Договор об общественном согласии, обретен опыт разделения парламентской - правительственного кризиса. Дважды избран парламент России, на профессиональной основе занявшийся законотворчеством.

Тем не менее, представляется, что становление парламентаризма в России находится в стадии развития. На наших глазах парламент не в состоянии противопоставить свою волю попыткам переворотов. Эта проблема остается весьма объемной, спорной и актуальной.

Глава II. Взаимосвязь государства и права как фактор становления и саморазвития правового государства.

В Конституции Российской Федерации сказано, что в России “есть демократическое федеративное правовое государство”, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Здесь же подчеркивается гуманистическая направленность закона, ибо права и свободы человека “определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием” [1, с. 4].

Безусловно, реализация этих конституционных основ, соблюдение прав и свобод человека явились бы серьезной подвижкой в установлении гражданского общества и правового государства. Однако в действительности существует разрыв между положениями Конституции и реалиями правовой практики, т.е. различие между “должным” и “сущим”. В литературе отмечаются различные причины этого: незрелость нашего общества (т.е. неподготовленность общества к функционированию в условиях перехода к рынку); тенденция к коммерциализации законодательства и перевод законодательной защиты прав человека на второй план; эрозия власти, ее неспособность предотвратить разрушительные процессы в обществе; гипертрофия “указного законодательства” и др. [2]. Наша цель - рассмотреть проблемы формирования правовой системы и правового государства не только с точки зрения фактологической, но и теоретико-методологической.
Россия в 1991 г. стояла перед выбором: или модель общественного развития, в основе которой лежит реформирование социалистической системы с сохранением накопленного социального и исторического опыта, или модель развитых капиталистических стран, в которой, конечно же, должна была учитываться российская специфика. Однако российские политические лидеры выбрали иную модель социального развития - либеральное государство и соответствующая ему правовая система и правовые институты. Этот аспект в нашей литературе слабо изучен, но именно он позволяет вскрыть основную генетическую связь между тем, что прописано в Конституции, и тем, что получилось в жизни. Рассмотрим данный аспект более подробно.
Известно, что классическая форма либеральной модели правового государства - государство эпохи Просвещения - бесспорно, в свое время оно было прогрессивно, ибо с его помощью была разрушена феодально-абсолютистская государственность. Эпоха Просвещения выдвинула целую плеяду мыслителей, каждый из которых внес выдающийся вклад в новое видение правового государства и теории права в целом, среди них Монтескье, Вольтер, Юм, Локк, Руссо, Кант, Гельвеций, Гольбах, Радищев и др. Они не только подвергли сокрушительной критике феодально-абсолютистскую модель государства и права, но и разработали модель правового государства, в которой человек и его формальная свобода приобрели приоритетное значение и место. Ими была поистине совершена интеллектуальная и правовая революция. Новое философско-правовое видение базировалось на идеях естественного права, народного суверенитета, общественного договора, разделения власти на исполнительную, законодательную, судебную, на строгом разграничении прав между государством и индивидом. Все это так, но история распорядилась иначе. Уже в XIX в. правовое государство столкнулось с кризисными процессами. Кризис правосознания эпохи Просвещения показал, что признанная и воспетая модель государства и права с точки зрения исторической перспективы несостоятельна. В конце XIX - начале XX вв. этот кризис стал настолько глубоким, что возник вопрос о правомерности правового государства вообще. Иначе говоря, встал вопрос о правомерности самого фундамента теории правового государства. Весьма показательны для нашего времени причины, вызвавшие этот кризис, которые коренились в недрах самой модели государства и его отношении к личности. Модель правового государства эпохи Просвещения базировалась на идеях жесткой противоположности между государством и естественным правом. Главным признаком этой модели было невмешательство государства в экономические свободы и иные естественные права человека. В результате государство и закон были отстранены от регуляции экономических и социальных отношений и выполняли роль лишь “ночного сторожа”. Основной формой функционирования государства явились идеи индивидуализма и индивидуальной свободы. Все это привело к отчуждению свободы от равенства, что послужило оправданием подавления слабых более сильными конкурентами. Оказалось, что свободная игра рыночных сил, не ограниченных равенством, не может обеспечить социальную гармонию и справедливость.

Думается, что нет необходимости доказывать, что в своей основе именно такая обстановка сложилась в сегодняшней России. Государство самоустранилось от своих функций: регуляции экономических процессов и социальной защиты человека. Эти обстоятельства, как и во время кризиса правосознания прошлого века, вызвали (и не могли не вызвать) сомнения в самой идее построения правового государства и его институтов.

Весьма актуальным звучит вывод, сделанный в свое время П.И.Новгородцевым по поводу кризиса правовой модели либерализма: возникший кризис в области идей правового государства “может означать одно из двух: или полное крушение каких-либо прежних понятий, или их готовящееся преобразование. В том и другом случае кризис обозначает период сомнений и неопределенности, которые должны смениться или безнадежной утратой старых верований, или напряженностью новых исканий и нового творчества” [3, с. 18].

Напряженность новых исканий и нового творчества - вот что сегодня требуется от политиков, ученых, юристов, политологов, философов. Однако осуществление таких поисков блокируется рядом причин. Неразработанность стратегии реформирования общества, а, следовательно, и стратегия построения правового государства приводит к тому, что теоретический, концептуальный подход подменяется эмпиризмом; прагматизм мышления действия приобретает приоритетное значение. В результате остаются невостребованными теоретические знания, в должной мере не используется методологический арсенал научного анализа и конструирования социальных и правовых институтов, не получает развития научная основа изменения и построения новой правовой системы. “С грустью и болью,” - замечает по этому поводу Д.А.Керимов, - “наблюдаю, как практически разрушается у нас теория закона, созданная сообществом выдающихся отечественных и зарубежных юристов”[4, с. 46]. Словом, вместо развития интереса к теории и методологии права прослеживается тенденция к забвению этих отраслей знания.
Итак, мы подошли к центральному пункту нашего анализа - исследованию проблем, разрешение которых может позволить преодолеть кризисные явления в правовом сознании и вывести нас на реальную, а не декларативную модель построения правового государства. Реальный процесс построения такой модели государственности связан с преодолением дефектов ее либеральной модели.. Какие же принципиально новые свойства и черты предполагает новое видение правового государства? Прежде всего это новое видение соотношения, способа связи между государством и личностью, естественным и позитивным правом . Роль и значение такого соотношения и взаимосвязи состоит в снятии жесткого разграничения свободы и равенства, которое, как мы показали, стало одной из причин кризиса правосознания. Между свободой конкуренции и равенством устанавливается не внешняя, а внутренняя связь и взаимообусловленность, благодаря которой создаются условия для устранения социального неравенства, восстанавливается справедливость как важнейшее свойство права. При таком подходе правовое государство рассматривает социальную и экономическую функцию не как чуждые и внешние для него сферы деятельности, а как необходимые условия для своего развития и функционирования . Реализация этих функций государства позволяет разрешать острые проблемы, вызванные социальным неравенством, ущемлением естественных прав и свобод человека.
В данном случае правовое государство в границах своей сущности одновременно полагает себя в виде силы принуждения и в виде необходимых условий для защиты и развития естественных прав и свобод индивида. Словом, правовое государство в качестве содержания своего действия предполагает естественно-правовые ценности, а в качестве способа их реализации - традиционно присущую ему силу принуждения. Так, в Конституции страны провозглашается правовое государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Достаточно ли этого конституционного акта для формирования правового государства? Нет. Для создания правового государства одновременно с законом необходимо формирование системы условий и предпосылок, обеспечивающих защиту прав и свобод человека. Если государство не реализует эту обязательную для него функцию, то, как следствие, нарушаются права и свободы (право на труд, отдых, образование, развитие национальных культур и др.). В данной ситуации говорить о правовом государстве не приходится. В лучшем случае мы имеем дело с государством формальной свободы. Что же касается права, то оно имеет диалектический характер. Право, для того чтобы осуществить свои принципы - равноправие, справедливость, всеобщность и другие, должно сначала предстать в своем отчужденном виде, т.е. в виде закона , правовой нормы; в то же время сам факт такого отчуждения является всего лишь средством, формой реального существования и развития как естественного права. Здесь в роли права выступает правовой закон, который воплотил в себе бессознательный, естественный закон свободы человека. Эта ступень правового государства и свойственного ей права предполагает реализацию идеи подчинения политических решений основополагающим правовым актам, прежде всего Конституции государства. Ибо, если происходит возвышение политики над правом, то право автоматически превращается в инструмент политической борьбы и политических амбиций. В результате и идея правового государства теряет основу и способ существования.

Изменение способа взаимосвязи между государством и правом вовсе не означает возвращения к исходным позициям, когда правовыми считаются лишь те нормы, которые изданы или санкционированы государством и когда ставится знак тождества между законом и правом. Здесь неприменима и теория самообязывания государства. Обе стороны взаимодействия - государство и естественное право, хотя и имеют тенденцию к обособлению, не могут друг без друга существовать, так как они внутренне связаны правовыми ценностями.. Этот факт имеет чрезвычайно важное значение: он позволяет понять, почему в рамках единой правовой системы взаимодействия государство и право все же остаются в известном смысле противоположностями, почему внутренняя напряженность между ними при определенных обстоятельствах может перерасти в борьбу.

Известно, что необходимым условием функционирования правового государства является разделение властей. Однако новое видение правового государства предполагает не только сам факт разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, но и определение качественных характеристик этого разделения. Если на этапе правового государства эпохи Просвещения сам акт разделения властей был достаточным условием для создания системы “сдержек и противовесов”, которая противостояла деспотизму и тоталитаризму феодально-абсолютистской государственности, то с точки зрения анализируемой содержательной формы правового государства этого недостаточно. Исторический опыт и современная действительность убедительно доказывают, что сам факт разделения властей не может предотвратить опасности превращения государства в авторитарное, утрачивающее признаки правового государства. Факт разделения властей — необходимое, но еще не достаточное условие для функционирования правового государства, это всего лишь предпосылка, ограждающая от чрезмерного возвышения какой-либо из ветвей власти (особенно неоправданно усиление исполнительной власти).

Какова же природа качественной основы, которая позволяет создать прочную правовую систему взаимодействия ветвей власти? Этот подход предполагает внутреннюю согласованность относительно независимых друг от друга ветвей власти. В качестве стержневого момента согласованности должны выступать системообразующие факторы и ценности : соблюдение и защита прав и свобод человека; содержательное определение права, т.е. определение, включающее в себя общие для всех ветвей власти требования и обязательства, — приверженность естественному правопониманию; строжайшее соблюдение правовой политики; создание правотворческой практики, которая базируется не на произвольном формировании законов, а на основе объективных закономерностей развития правовых ценностей; установление сфер правоприменения , которое исключает декларативность законов и видит смысл права в его действии, механизме практической реализации правовых норм и установок. Системообразующие факторы и требования детерминируют характер и способ действия каждой ветви власти, любая из которых - законодательная, исполнительная, судебная (можно добавить информационную) — становится составляющей правового государства лишь в силу ее двойственного характера. А это означает, что, скажем, исполнительная власть должна одновременно выполнять присущую ей специфическую функцию и вместе с тем должна содержать в себе качественные характеристики, необходимые для функционирования правового государства. Ибо ее действие в качестве специфической исполнительной, законодательной или судебной является всего лишь средством, которое правовое государство использует в целях своего развития и “воспроизводства”.
Итак, гарантия предотвращения смешения властей или возвышения одной из ветвей власти за счет других появляется лишь в том случае, когда основу ее деятельности составляет процесс формирования и развития системообразующих правовых ценностей, а не собственные амбиции и специфические для нее предметы ведения и полномочия. Данный подход к разделению властей позволяет создать достаточно надежный базис для эффективного решения и такой прагматической задачи, как отбор профессионалов для государственного аппарата.

Глава III. Угроза правовому государству и конституционным основам демократии в России

20-21 января 2001 г. в Москве прошел Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту прав человека, первый съезд правозащитников России, участие в котором приняли 500 делегатов из Москвы и 79 регионов России и более 1000 гостей - бывших политзаключенных, известных диссидентов, видных политических деятелей, представителей интеллигенции.

Причиной созыва съезда его организаторы назвали так - весьма острая обеспокоенность развитием политической ситуации в стране. Инициаторы съезда назвали его «чрезвычайным».

Самое активное участие в работе съезда принял известный правозащитник С.А. Ковалев. Ниже приведем основные тезисы его выступлений на съезде. Эти выступления могут показаться слишком резкими по форме, но представляется, что все сказанное С.А. Ковалевым должно быть обязательно услышано широкой общественностью. Причиной тому – непререкаемый авторитет известного правозащитника, его высокая нравственная позиция, гражданское мужество и патриотизм.

Кто-то считает чрезвычайной - необычной, катастрофической - саму политическую эволюцию России, отмечает С.А Ковалев. Иные находят, что трагические события, напротив, естественны и неизбежны в стране, уходящей из клуба сверхдержав в "третий мир". Кто бы ни оказался прав, грозящие нам очевидные опасности вполне оправдывают чрезвычайность съезда. В чем же эти опасности?

Несомненно, что в России - пока в рамках существующего конституционного строя - устанавливается новый политический режим, генетически связанный с предшествующим, но не тождественный ему. Существует мнение, что нынешняя власть органически враждебна либеральным ценностям современной демократии, в том числе приоритету прав и свобод личности по сравнению с верховенством государства. Alma mater нынешней кремлевской команды находится по месту прежней службы ее ключевых фигур, службы, которой не стесняются, - ею гордятся. Оттуда заимствованы фундаментальные принципы внедряемой ими идеологии: державность (государство - сверхцель, которой служат все общество и каждый гражданин); порядок , то бишь " управляемая демократия"; ответственность , важный элемент которой "информационная безопасность" - в просторечии контроль над прессой; патриотизм, состоящий в поисках внешних врагов и "пятой колонны".

Под стать принципам методы их воплощения на практике. Они столь же печально нам памятны. Отступление к советской, "командно-административной" системе планируется и начинается тихими техническими приемами. Парламент вновь послушен, его верхняя палата превращена в назначаемую; центризбирком, судебная власть, прокуратура все более политизируются и становятся управляемыми. В этих условиях законодательная активность Кремля нарастает быстро и неуклонно. Законопроект «О Конституционном собрании» конструирует фактически назначаемую учредительную власть, а значит и Конституцию на заказ. То же угодное власти направление отражено во многих нормах законопроектов Трудового и Административного Кодексов, ГПК и УПК, "Об административных судах" и т.д. Понятно, чего следует ожидать в правоприменительной практике. Новые законы и, главное, неписаные навыки их исполнения станут нормой поведения полицейского государства во всех его проявлениях.

Но и за эти полтора года властью (под аккомпанемент деклараций о диктатуре закона) уже сделан ряд шагов, приведших к серьезным и массовым нарушениям прав человека. Беглое перечисление лишь некоторых таково.

Это: вторая чеченская война, опасная не только сама по себе, но и для будущего России, поскольку к власти на волне антитеррористической истерии пришли силы, получившие поддержку большинства населения.

Это: настойчивые и небезуспешные попытки установить контроль за СМИ и частным бизнесом, над гражданским обществом в целом, вплоть до уголовного преследования тех, кто разоблачает нарушения в таких сферах, как экология, открытость информации, произвол правоохранительных органов.

Это: ликвидация Госкомприроды и Федеральной миграционной службы, угроза самостоятельности Госатомнадзора - относительно автономных и "худо-бедно" взаимодействовавших с НПО госструктур, которые были призваны защищать права граждан от действий ведомств, в первую очередь силовых.

Это: растущая "независимость" от соблюдения законности и прав личности в органах МВД, прокуратуры, ФСБ, которые не приемлют над собой никаких форм независимого гражданского контроля.

Это: внешнеполитический курс администрации Президента, фактически означающий сближение с недемократическими режимами, которые попирают права личности и политические свободы, отвергают основные приоритеты открытого общества.

Однако еще важнее для России, отмечает С.А. Ковалев, не выявление угроз правовому государству, а то, как нам противостоять этим угрозам. Поэтому главное - это вопрос не о том, что должна делать власть, а о том, что должны делать мы. Самое необходимое: правозащитное сообщество обязано гораздо активней, чем прежде, реагировать на политический процесс. Политика — не наше дело? Право вне политики и выше нее? Разумеется, но лишь до тех пор, пока политика не угрожает основам права и демократии, пока она согласна с приматом права и не пытается превратить право в обслуживающий ее аппарат. Если такая угроза возникает, правозащитное сообщество вынуждено «политизироваться».

Какие формы может принять эта «политизация»? Ничего необычного, но все же они не вполне традиционны, по крайней мере, для последних лет.

Первая требует серьезной экспертной работы: должен быть организован систематический мониторинг событий в политическом секторе (в частности, голосований в Думе), затрагивающих права человека, регулярно производиться их анализ и оценка, после чего нужно распространять выводы и рекомендации лидеров правозащитного движения как можно шире.

Другой вид "политической работы" - ненасильственное гражданское сопротивление в разных его формах: сбор подписей под петициями, пикеты, манифестации, бойкоты, иски в суды о смещении с должности и привлечении к ответственности высших должностных лиц. Сегодня они редки и малочисленны, их влияние обычно ограничивается отдельными социальными группами или разовыми грубыми нарушениями прав человека. Когда недостаточно обычных способов правозащитной работы или они не соединяются в совместный заслон "пиночетовщине", надо не только дискутировать и осваивать информационные технологии, а готовиться к тому, чтобы организовывать инициативные группы и комитеты гражданского сопротивления и "выходить на улицы", не давая поводов к обвинениям в нарушении закона.

Однако нельзя превращаться в политиканствующих обывателей, нельзя пренебрегать и «рутинной работой правозащитника». В ней есть много сложностей, особенно во взаимодействии с властью. Ясно одно: эта работа не может быть свернута только потому, что правозащитное движение является, в некотором роде, гражданской (не-политической в узком смысле слова) оппозицией существующему режиму.

Из этого следует два связанных друг с другом вывода. О "политизации" уже говорилось. Другой - в том, что правозащитные организации - небольшая, хотя и заметная часть третьего сектора и активно действующих структур гражданского общества в целом. Они являются мощными средствами в противодействии авторитарным тенденциям власти.

Очевидно, что общество большей частью готово к усилению авторитаризма. По мнению С.А. Ковалева, эта готовность означает "выстраивание" в патриотические ряды поддержки Президента; общество само подталкивает власть к тому, чтобы та указывала "как надо" - без обратной связи с гражданами и без оглядки на инакомыслие. Именно поэтому так важно, показывать делом, что правозащитная оппозиция отстаивает не только политические свободы, но и права каждого, включая те, что не соблюдаются повседневно. И демонстрировать, как властная вертикаль на всех этажах улавливает и "обогащает" широко распространяющиеся флюиды новой старой национальной идеи.

В заключение С.А. Ковалев отметил: несмотря на название «чрезвычайный», в складывающейся ситуации не следует впадать в истерику. Легче всего соревноваться в криках, обличениях и хлестких эпитетах по адресу властей, благо это пока еще практически безопасно для обличающих и, главное, не требует никакой систематической работы в дальнейшем. Вот тогда точно можно будет сказать, что идея построения правового государства в России потерпела крах.

Заключение

Подведем своеобразный итог всему сказанному.

Правовое государство, его становление есть суть системы общественных отношений, формирующихся на основе обще гуманистических и естественно-правовых начал и функционирующих в соответствии с общепризнанными принципами и нормами внутригосударственного права.

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что правовое государство, и его становление - явление общечеловеческое и оно едино по своей изначальной сущности как мера свободы воли и поведения человека. Это один из важнейших факторов, который способствует становлению правопорядка в государстве и сотрудничеству людей с ним, принадлежащих к различным социально-политическим, религиозным, идеологическим системам. Правовой механизм играет существенную роль в установлении взаимодействия правопорядка отдельного государства. Он создает необходимые условия для взаимного влияния, выработки интеграционных тенденций на принципах справедливости и равноправия. Отмеченные качества правового государства как такового позволяют взаимодействовать нормам внутригосударственного права в деле формирования правопорядка. Поэтому Россия должна еще более консолидировать свои усилия в деле построения и становления правового государства и справедливого правопорядка.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации. М.: Новая школа, 1995.

2. Соколов А.Н. Правовое государство. Идея, теория, практика. Курск: Изд-во Курского гос. технического университета, 1994.

3. Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М.: Юрист, 1994.

4. Лейст О.Э., Мачин И.Ф. Гражданское общество и современное государство // Вестник Московского университета. Право. 1995. N 4.

5. О судебной системе Российской Федерации. Федеральный конституционный закон // Российская газета. 1997. 6 января.

6. Мартышин О.В. Несколько тезисов о перспективах правового государства в России // Государство и право. 1996. N 5.

7. Матузов Н.И., Малько А.В. Правовое стимулирование в условиях становления рыночных отношений // Государство и право. 1995. N 4.

8. Сергей Ковалев. Угроза правовому государству и конституционным основам демократии в России (Тезисы доклада на Всероссийском чрезвычайном съезде в защиту прав человека). http://www.dumasps.ru/article/397247.html

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий