регистрация /  вход

Экономические взгляды Тюрго (стр. 1 из 3)

Содержание

Введение. 2

I. Школа физиократов. 3

II. Анн Роббер Жак Тюрго. Экономические взгляды. Вклад в развитие идей физиократизма. 8

III. Заслуги школы физиократов. 11

Заключение. 13

Список литературы.. 15

Введение

Для того, чтобы понять процесс становления современных экономических теорий, невозможно обойти вниманием школу физиократов. Школа физиократов - специфическое течение в рамках классической политической экономии. Изучение идей этой школы достаточно важно, так как, по выражению Карла Маркса физиократы “в пределах буржуазного кругозора дали анализ капиталу” и стали “настоящими отцами современной политической экономии”. Цит. по: Всемирная история экономической мысли. Т.1.М., 1988.К. Маркс дал исчерпывающий анализ физиократической системе и определил ее место в истории политической экономии. Он указал на заслуги физиократов по вопросу о «чистом продукте», в анализе капитала и его производства. Присущие капитализму законы физиократы трактовали как естественные и вечные законы общественного производства. Он вскрыл классовую природу физиократических воззрений, показав, что учение физиократов является первой систематической концепцией капиталистического производства.

Цель работы: изучить экономические взгляды А. Тюрго, представителя школы физиократов.

Задачи:

1) дать общую характеристику школы физиократов;

2) изложить известные сведения из биографии и экономические взгляды А. Тюрго;

3) определить вклад А. Тюрго в развитие идей физиократизма;

4) сделать вывод о существе идей физиократов и их вкладе в развитие экономической науки.

I. Школа физиократов

Классическую политэкономию во Франции после П. Буагильбера представляла школа физиократов. Физиократизм (от греч. «физис» - природа, «кратос» - сила, буквально означает власть природы) - это экономическая мысль начального этапа развития системы свободного предпринимательства. Представители физиократизма исходили из определяющей роли в экономике земли, сельскохозяйственного производства.

Учение сложилось в условиях кризиса феодальной системы. Школа физиократов была основана в середине XVIII в. Франсуа Кенэ (1964-1767). В неё входила группа ученых экономистов - А. Тюрго, В. Мирабо, Д. Немур, Г. Летрон, М. Ривьер и др. В этот период в Англии уже начался промышленный переворот, а во Франции укрепилось мануфактурное производство. Заканчивалась эпоха первоначального накопления капитала, и торговая эксплуатация аграрных стран теряла свою значимость в качестве источника богатства. Первоисточником доходов становилось товарное производство. В связи с этим потребовался пересмотр экономической программы и теории меркантелизма.

Физиократы высказывались за необходимость перехода к аграрным отношениям. Которые основывались бы на свободном механизме хозяйствования, на принципах свободы ценообразования в стране и вывоза за границу сельскохозяйственной продукции. По их мнению, это могло помочь вывести сельское хозяйство из тупика. Расцвет физиократизма был кратковременным. Однако за два десятилетия сложилась школа которая создала значительную экономическую литературу и приобрела влияние и за пределами Франции.

Исходным в концепции физиократов было учение о «естественном порядке». Оно означало признание объективной реальности окружающего мира. Физиократы опирались на идею «естественного права» для определения существующих норм поведения человека. Они признавали экономические и политические законы в качестве естественных (не зависящих от людей и политической власти) и трактовали их как вечные.

Школа физиократов выступала с критикой монетаризма. Отвергла положения о том, что единственной формой богатства является золото, а его источником - внешняя торговля. Физиократы отводили деньгам роль посредника в обращении. Источник богатства видели в производстве. Заслуга физиократов состоит в том, что они перенесли исследование о происхождении прибавочного продукта в сферу производства и тем самым заложили основу для анализа капиталистического производства. Одними из первых дали анализ капитала.

Однако сферу производства ограничивали только сельским хозяйством. И единственно производительным трудом считали труд земледельцев, промышленность объявлялась непроизводительной отраслью хозяйства. Центральное место в учении физиократов занимала проблема «чистого продукта» и его производства. Формой чистого продукта считалась рента. Производство «чистого продукта» толковалось ими противоречиво. С одной стороны, он представлялся как результат естественного роста, свойственного земледелию, следовательно, как дар природы. С другой стороны «чистый продукт» выступает как результат земледельческого труда, избыток над заработной платой.

Почему Кенэ и физиократы обнаружили прибавочную стоимость только в земледелии? Потому, что там процесс ее производства и присвоения наиболее нагляден, очевиден. Его несравненно труднее разглядеть в промышленности, так как рабочий в единицу времени создает большую стоимость, чем стоит его собственное содержание, но рабочий производит совсем не те товары, которые потребляет. Чтобы разглядеть тут прибавочную стоимость, надо знать, как привести гайки и винты, хлеб и вино к какому-то общему знаменателю, то есть иметь понятие о стоимости товаров. А такого понятия Кенэ не имел, оно его просто не интересовало. Прибавочная стоимость в земледелии кажется даром природы, а не плодом неоплаченного человеческого труда. Она непосредственно существует в натуральной форме прибавочного продукта, особенно в хлебе.

Посмотрим, какие практические выводы вытекали из учения Кенэ. Естественно, что первой рекомендацией Кенэ было всемерное поощрение земледелия в форме крупного фермерского хозяйства. Но далее следовали по меньшей мере две рекомендации, которые выглядели в то время не так безобидно. Кенэ считал, что налогами надо облагать только чистый продукт, как единственный подлинный экономический “излишек”. Любые другие налоги обременяют хозяйство. Что же получалось? Феодалы должны были платить все налоги, тогда как они не платили никаких. Поскольку промышленность и торговля находятся “на содержании” у земледелия, надо чтобы это содержание обходилось возможно дешевле. А это будет при том условии, если отменить или хотя бы ослабить все ограничения и стеснения для производства и торговли.

Ф. Кенэ собирался обложить чистый продукт единым налогом, в основном он обращался к просвещенному интересу власть имущих, обещая им рост доходности земель и укрепление земельной аристократии.

По этой причине школа физиократов в первые годы имела немалый успех. Ей покровительствовали герцоги и маркизы, иностранные монархи проявляли к ней интерес. И в то же время ее высоко ценили философы-просветители, в частности Дидро. Физиократам сначала удалось привлечь симпатии как наиболее мыслящих представителей аристократии, так и растущей буржуазии. С начала 60-х годов кроме версальского “антресольного клуба”, куда допускались только избранные, открылся своего рода публичный центр физиократии в доме маркиза Мирабо в Париже. Здесь ученики Кенэ (сам он нечасто бывал у Мирабо) занимались пропагандой и популяризацией идей мэтра, вербовали новых сторонников. В ядро секты физиократов входили молодой Дюпон де Немур, Лемерсье де ла Ривьер и еще несколько человек, лично близких к Кенэ. Вокруг ядра группировались менее близкие к Кенэ члены секты, разного рода сочувствующие и попутчики. Особое место занимал Тюрго, отчасти примыкавший к физиократам, но слишком крупный и самостоятельный мыслитель, чтобы быть только рупором мэтра. То, что Тюрго не смог втиснуться в прокрустово ложе, срубленное плотником с версальских антресолей, заставляет нас с иной стороны посмотреть на школу физиократов и ее главу.

Конечно, единство и взаимопомощь учеников Кенэ, их безусловная преданность учителю не могут не вызвать уважения. Но это же постепенно становилось слабостью школы. Вся ее деятельность сводилась к изложению и повторению мыслей и даже фраз Кенэ. Его идеи все более застывали в виде жестких догм на вторниках Мирабо, свежая мысль и дискуссия все более вытеснялись как бы ритуальными обрядами. Физиократическая теория превращалась в своего рода религию, особняк Мирабо - в ее храм, а вторники - в богослужения.

Секта в смысле группы единомышленников превращалась в секту в том отрицательном смысле, какой мы вкладываем в это слово теперь: в группу слепых приверженцев жестких догм, отгораживающих их от всех инакомыслящих. Дюпон, ведавший печатными органами физиократов, “редактировал” все, что попадало в его руки, в физиократическом духе. Самое смешное, что он считал себя большим физиократом, чем сам Кенэ, и уклонялся от публикации переданных ему ранних работ последнего (когда Кенэ писал их, он был, по мнению Дюпона, еще недостаточно физиократом).

Такому развитию дел способствовали некоторые черты характера самого Кенэ. Д.И. Розенберг в своей “Истории политической экономии” замечает: “В отличие от Вильяма Петти, с которым Кенэ делит честь именоваться творцом политической экономии, Кенэ был человеком непоколебимых принципов, но с большой наклонностью к догматизму и доктринерству”. С годами такая наклонность увеличивалась, да и поклонение секты этому способствовало.

Считая истины новой науки “очевидными”, Кенэ становился нетерпим к другим мнениям, а секта во много раз усиливала эту нетерпимость. Кенэ был убежден в универсальной применимости своего учения независимо от условий места и времени. Его скромность ни на йоту не уменьшилась. Он вовсе не принижал своих учеников, но они принижали себя сами. Когда Кенэ умер в декабре 1774 года, физиократы не могли никем его заменить. К тому же они уже переживали упадок. Правление Тюрго в 1774 - 1776 годах оживило их надежды и деятельность, но тем сильнее был удар, нанесенный его отставкой. К тому же 1776 год - это год выхода в свет “Богатства народов” Адамма Смита. Французские экономисты следующего поколения - Сисмонди, Сэй и др. - больше опирались на Смита, чем на физиократов. В 1815 году Дюпон, уже глубокий старик, в письме попрекал Сэя тем, что он, вскормленный на молоке Кенэ, “бьет свою кормилицу”. Сэй отвечал, что после молока Кенэ он съел немало хлеба и мяса, то есть изучил Смита и других новых экономистов. В конечном счете Сэй отказался и от главных прогрессивных элементов учения Смита.