регистрация / вход

Реформы и контрреформы 60-90 годов 19 века в России

Институт Международного Права и Экономики им. А.С. Грибоедова Курсовая работа студента 1 курса юридического факультета Серова Артема Реформы и контрреформы 60-90 годов 19 века в России

Курсовая работа

студента 1 курса

юридического факультета

Серова Артема

Реформы и контрреформы 60-90 годов 19 века в России


Введение.............................................................................................................................................................................................. 3

Отмена крепостного права......................................................................................................................................................... 5

Судебная реформа (1864 г.)....................................................................................................................................................... 10

Военная реформа.......................................................................................................................................................................... 13

Реформа полиции и тюремной системы............................................................................................................................ 15

Экономическая реформа (1862-1868 гг.)............................................................................................................................. 19

Реформа системы просвещения и цензуры...................................................................................................................... 21

Усиление политической реакции.......................................................................................................................................... 22

Контрреформы................................................................................................................................................................................ 22

Карательная политика царизма............................................................................................................................................ 25

Заключение...................................................................................................................................................................................... 27

Список использованной литературы:................................................................................................................................. 28

Введение

По окончании Крымской войны обнаружились многие внутренние недостатки Российского государства.

Недовольство народа росло; становилось очевидным, что дальше так жить нельзя. В. И. Ленин охарактеризовал это время (1859—1861 гг.) как период революционной ситуации в России.

«Низы» не хотят жить по-старому. Крестьянство все актив­нее поднималось на борьбу за свое освобождение. Оно боро­лось за полное уничтожение крепостного права, за волю и зем­лю. Уже в ходе Крымской войны наблюдался значительный подъем крестьянского движения. Так, призыв правительством части населения в государственное ополчение крестьяне расценили, как возможность получить волю за «царскую службу». В некоторых губерниях крестьяне прекращали работу на поме­щиков и шли в города, требуя записать их в ополчение.

Правительству пришлось силой усмирять крестьян, подняв­шихся на защиту родины. Не спадала эта волна, и после вой­ны. Тысячи крестьян устремились на юг, в Крым, «за волей», так как распространился слух, что там желающим раздают землю и освобождают от крепостной неволи.

Значительно усиливается крестьянское движение к концу 50-х — началу 60-х годов. Если в первой четверти XIX в. на каждый год в среднем приходилось около 11 крестьянских волнений, во второй четверти — около 24, то в 1855—1860 гг.— около 80. В борьбе участвовали крестьяне Белоруссии, Украи­ны и других регионов России.

В 1857 г. в Западной Грузии вспыхнуло крупное крестьян­ское восстание, подавленное войсками. И хотя крестьянское движение было стихийным и раздробленным, оно грозило перерасти в большую крестьянскую войну.

«Верхи» не могут управлять по-старому. Большинство по­мещиков было против освобождения крестьян, так как это означало конец безусловного господства дворянского класса. Но наиболее дальновидные представители этого класса пони­мали необходимость реформ. Военное поражение царизма подорвало его авторитет даже среди господствующего клас­са — помещиков. Передовая часть их, так называемые либера­лы, начали, открыто критиковать отсталость России, засилье и злоупотребления чиновников. Особенно пугала их угроза революции. Чтобы предотвратить ее, сохранить господствующее положение помещиков в стране, они предлагали пойти на не­которые преобразования. Они высказывались за отмену кре­постного права сверху. Освобождение крестьян, по их замыс­лу, должно произойти таким образом, чтобы меньше всего по­страдали помещики, а крестьяне за свое личное освобождение должны были заплатить большой выкуп. После такого «осво­бождения» крестьяне оставались бы в полной экономической зависимости от помещика.

Даже среди консерваторов и крепостников появилось не­довольство правительством. Все это свидетельствовало о кри­зисе «верхов».

Ход экономического развития требовал отменить крепост­ное право — без этого невозможно было дальнейшее развитие страны.

В этих условиях царское правительство было вынуждено приступить к подготовке отмены крепостного права — важней­шей реформы того времени.

И, несмотря на то, что вступивший в 1855 г. после смерти Николая I на царский престол его старший сын Александр II (1855—1881) был таким же реакционером, как и его отец, он уже не мог править страной только с помощью тюрем, палки и муштры. Нужно было искать новые, более гибкие методы управления и пойти на крупные социальные преобразования.

Нужны были перемены, и страна с нетерпением ожидала их. Тогда император произнес слова, ставшие на долгое время лозунгом России: "Да утверждается и совершенствуется ея внутреннее благоустройство; правда и милость да царствует в судах ея; да развивается повсюду и с новой силой стремление к просвещению и всякой полезной деятельности..."

На первом месте, конечно же, была идея освобождения крепостных. В своей речи перед представителями московского дворянства Александр II сказал: «лучше отменить его сверху, чем ждать, когда оно само будет отменено снизу». Другого выхода не было, так как крестьяне с каждым годом все сильнее выражали недовольство существующей системой. Расширялась барщинская форма эксплуатации крестьянина, что и вызывало кризисные ситуации. В первую очередь начала снижаться производительность труда крепостных, так как помещики хотели производить больше продукции и этим подрывали силы крестьянского хозяйства. Наиболее дальновидные помещики осознавали, что подневольный труд намного уступает по производительности наемному (Например, об этом писал крупный помещик А.И.Кошелев в своей статье «Охота пуще неволи» в 1847 году). Но наем работников требовал немалых затрат от помещика в то время, когда крепостной труд был даровым. Многие помещики пытались вводить новые системы ведения хозяйства, применять новейшую технику, закупать улучшенные сорта породистый скот и т.д. К сожалению, такие меры приводили их к разорению и, соответственно, к усилению эксплуатации крестьян. Росли задолженности помещичьих имений перед кредитными учреждениями. Дальнейшее развитие хозяйства на крепостной системе было невозможным. К тому же оно, просуществовав в России значительно дольше, чем в европейских странах приняло очень жесткие формы.

Однако существует и другая точка зрения относительно этой реформы, согласно которой к середине XIX века крепостное хозяйство еще далеко не исчерпало своих возможностей и выступления против правительства были очень слабы. Ни экономическая, ни социальная катастрофы России не грозили, но, сохраняя крепостное право, она могла выбыть из числа великих держав.

Крестьянская реформа повлекла за собой преобразование всех сторон государственной и общественной жизни. Был предусмотрен ряд мер по перестройке местного управления, судебной системы, образования и, позднее, армии. Это были действительно крупные изменения, сравнимые разве что только с реформами Петра I.

Отмена крепостного права

Подготовка крестьянской реформы началась в 1857 году. Сначала с этой целью был создан Секретный комитет по крестьянскому делу, однако уже осенью того же года пришлось приоткрыть завесу секретности, и Секретный комитет был преобразован в Главный комитет по крестьянским делам. Одновременно были созданы Редакционные комиссии и губернские комитеты. Все эти учреждения состояли исключительно из дворян. В них не были допущены даже представители буржуазии, не говоря уже о крестьянах.

Подъем крестьянского движения заставил правительство ускорить подготовку реформы и отвергнуть попытки реакционных крепостнических кругов отпустить крестьян "на волю" без земли, и хотя бы затормозить реформу. Однако ряд предложений, исходящих от этих кругов, был учтен правительством на заключительном этапе подготовки реформы. Выступая на заседании Государственного совета при обсуждении проекта реформы, император подчеркнул, что «все, что можно было сделать для защиты интересов дворянства, было сделано».

19 февраля 1861 г. манифест "Общее положение о крестьян вышедших из крепостной зависимости" и другие акты о крестьянской реформе (всего 17 актов) были подписаны царем.

Законы от 19 февраля 1861 г. разрешили четыре вопроса:

1) о личном освобождении крестьян;

2) о земельных наделах и повинностях освобожденных крестьян;

3) о выкупе крестьянами своих земельных наделов;

4) об организации крестьянского управления.

Рассмотрим каждый из этих вопросов. С момента опубликования Манифеста об освобождении крестьян прекращалось право помещика распоряжаться личностью крестьянина: продавать, покупать, дарить как вещь, насильно женить и выдавать замуж, переселять с места на место, отдавать в услужение и в работы, произвольно по своему усмотрению наказывать. Крестьяне получили личные и имущественные права, в том числе на самостоятельное, без разрешения помещика, вступление в брак; заключение договоров и обязательств с частными лицами и казной; свободное занятие торговлей и промышленностью; ведение своих судебных дел; участие в работе органов общественного самоуправления; поступление на службу, на учебу; приобретение движимой и недвижимой собственности; наследование имущества и т. д.

Закон установил 2-летний срок для составления уставных грамот, в которых определялись взаимоотношения помещиков и крестьян.

Характерно, что уставные грамоты составлялись помещиками, а их соответствие закону удостоверяли мировые посредники. Мировые посредники по идее должны были улаживать конфликты между помещиками и крестьянами, но ведь они сами назначались Сенатом по представлению губернаторов из числа местных дворян-помещиков. Кстати, уставная грамота лишь зачитывалась крестьянам на сельском сходе, подписи крестьян под этой грамотой были необязательны.

В течение этих 2 лет крестьяне обязаны были отбывать прочие повинности (барщину, оброк) в пользу помещиков, за которыми сохранялось право вотчинной полиции и попечительства. Право продажи крестьян, отдачи их в услужение или в исправительные заведения, переселение крестьян, распоряжения их брачной судьбой отменялись немедленно. С составлением уставной грамоты крестьяне получали земельные наделы, но впредь до заключения выкупной сделки считались «временнообязанными». Это означало, что вся земля еще считалась собственностью помещика, за пользование ею крестьяне несли повинности (барщину и оброк). И лишь с заключением выкупной сделки и выплатой первого взноса за землю крестьяне приобретали статус крестьян-собственников и получали все права свободных сельских обывателей. Но и тогда сохранялись пережитки их феодальной неполноправности. Они оставались податным сословием, т. е. были обязаны нести рекрутскую повинность, платили подушную подать (налог), могли быть подвергнуты телесным наказаниям (от чего были освобождены привилегированные сословия-дворяне и духовенство, а также почетные граждане - буржуазия, интеллигенция).

Как уже говорилось, крестьяне при освобождении наделялись землей - приусадебным участком и полевым наделом (за исключением дворовых, т. е. состоявших в штате дворовых слуг помещика), причем наделялись в обязательном порядке и даже не могли от той земли отказаться или передать в течение 9 лет после закона о реформе. Установление такого порядка объяснялось полицейскими соображениями. Правительство стремилось избежать нежелательного скопления в городах лишенных земли, работы и средств к существованию бывших крестьян, способных на массовые беспорядки и восстания.

Что же касается размеров полевых земельных наделов, передаваемых крестьянам, и размеров и порядка их выкупа у помещиков, то все это в законе определялось с учетом исключительно интересов помещиков.

Губернии великорусские, левобережной и южной Украины, восточной Белоруссии, в которых в первую очередь проводилась реформа, делились на 3 полосы в зависимости от качества земли: нечерноземную, черноземную и степную. В каждой полосе были установлены свои нормы наделения крестьян землей. Эти нормы были, как правило, меньше того количества земли, которым крестьяне фактически пользовались до реформы. Мелкопоместным помещикам, владевшим небольшим количеством земли, предоставлено было право выделять крестьянам наделы меньше установленной нормы. Наконец, крестьяне по соглашению с помещиками могли получить так называемый "даровой" надел (без выкупа) размером 0,25 низшей нормы. Поэтому в ходе реформы у крестьян часть земли была отрезана. Всего было отрезано свыше 5 млн. га земли, что составляло в среднем около 20% крестьянских земель в некоторых губерниях потери крестьян доходили до 40% той земли, которой они пользовались до реформы.

Размеры выкупных платежей определялись не стоимостью земли, а размерами дореформенных крестьянских феодальных повинностей (оброка). Исчислялся капитал, который при ежегодном обороте приносил бы в виде 6% сумму прежнего годового оброка. Размер капитала и составлял выкупную сумму. Таким образом, размер выкупного платежа был гораздо выше стоимости земли, он включал фактически и стоимость личности крестьян. Характерно, что вся надельная земля по тогдашней рыночной цене стоила 544 млн. рублей, крестьяне же должны были за нее заплатить 867 млн. рублей.

20-25% выкупной суммы крестьяне выплачивали наличными деньгами, а 75-80% помещики получали от государства, которое в свою очередь взыскивало эти деньги с крестьян в рассрочку в течение 49 лет в форме выкупных платежей (выкупной платеж составлял 6% ссуды).

Всего за 40 лет с лишним крестьяне вместе с процентами выплатили государству около 2 млрд. рублей, т. е. вчетверо больше того, что стоила переданная им земля.

На основной части территории страны (Великороссии, большей части нынешней Украины и Белоруссии) сохранялась общинная форма землепользования. Община являлась собственником земли, так как она (а не каждый отдельный крестьянин) выкупала землю, и внутри общины эта земля периодически перераспределялась между крестьянскими дворами. Община платила налоги и повинности, распределяла их между своими членами. Все члены общины в отношении выплаты налогов, повинностей и, выкупных платежей были связаны круговой порукой и за неплательщиков платили исправные плательщики. Но община в свою очередь могла неплательщика наказать вплоть до публичной порки по решению сельского схода или принудительно отдать на заработки. Сохранение общинной собственности на землю, связывая инициативу предприимчивости крестьян, серьезно тормозило экономическое развитие деревни.

Но вместе с тем община создавала для крестьянина определенную социальную защищенность от внезапного разорения по случаю болезни, смерти кормильца и т. д. Этим и объяснялась в значительной мере устойчивость русской общины.

Органами крестьянского самоуправления в сельских обществах, объединявших крестьян-домохозяев в селах, являлись сельские сходы, избиравшие сельских старост и других должностных лиц. Сходы решали вопросы порядка пользования землей, увольнения из общины и приема в нее, взыскания недоимок. Сельские общества объединялись в более крупные единицы - волости с населением от 300 до 2000 человек. Выборные должностные лица общин и волостей - сельские старосты (в период временнообязанного состояния являлись фактическими помощниками помещика), волостные старшины, волостные судьи обеспечивали исправную выплату налогов и выполняли мелкие полицейские функции. Их, деятельность контролировали мировые посредники. Так на место сеньориальной власти отдельных помещиков была поставлена власть представителей дворянства - мировых посредников. Общее руководство деятельностью мировых посредников осуществляли губернские по крестьянским делам под председательством губернаторов.

В тех регионах, где до реформы не было общинного землепользования (бывшее Царство Польское, Западный край, Прибалтика, Север, Сибирь и т. д.), устанавливался подворно-участковый порядок наследственного землевладения. Он давал возможность крестьянину более свободно распоряжаться землей, хотя отчуждать ее можно было лишь с согласия сельского схода и лишь по истечении 9 лет с момента объявления реформы.

Таковы были условия освобождения от крепостного права помещичьих крестьян, которые составляли до 2/3 общей массы крестьянства. Однако были и другие категории крестьянства:

- удельные (т. е. принадлежавшие царской фамилии и управлявшиеся Департаментом уделов);

- государственные крестьяне;

- крепостные рабочие.

Удельные и государственные крестьяне получили практически всю землю, которой они пользовались до реформы, на более легких условиях, чем помещичьи крестьяне. Крепостные рабочие (главным образом на уральских заводах) получали усадьбы, но полевой надел лишь в том случае, если он у них был до рефор­мы.

Реформа местного самоуправления

Требования реформ государственного аппарата, в частности местного управления, судебной системы, полицейских органов, органы цензуры, были высказаны либеральными слоями дворянства еще во время подготовки крестьянской реформы. После введения крестьянской реформы правительство убедилось, что этих реформ не избежать, и начало их подготовку.

Одной из наиболее крупных реформ явилось учреждение местного самоуправления.

Земская реформа

1 января 1864 г. император Александр II утвердил «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». В соответствии с этим положением в каждой губернии и в каждом уезде избирались губернские и уездные земские собрания. Эти собрания в свою очередь избирали исполнительно-распорядительные органы - уездные и губернские земские управы. Земские собрания и управы избирались сроком на три года. Губернское земское собрание избиралось членами уездных собраний. Председатель уездной управы утверждался в должности губернатором, председатель губернской управы – министром внутренних дел

Выборы были бессословные, но от участия в них отстранялись женщины, учащиеся, народные учителя, «находящиеся в услужении у частных лиц» (в эту категорию наряду со слугами входили также рабочие и служащие частных промышленных предприятий), и т.д., а также армия и полиция, поскольку они считались вне политики.

Населением избирались лишь члены уездных земских собраний, причем избиратели делились на три избирательные курии: уездных землевладельцев, городских избирателей и выборных от сельских общин. Если для избирателей первых двух курий, имевших высокий имущественный ценз, выборы были прямыми, то для крестьян, избиравших по третьей курии, выборы были многостепенными.

Губернские земские собрания избирались депутатами (они назывались "гласными") уездных земских собраний. Избирательная система составлялась с таким расчетом, чтобы обеспечить фактическое преобладание в органах земского самоуправления дворянства, хотя формально органы эти были всесословные.

Городская реформа

По образцу земских учреждений в 1870 г. были созданы сословные органы городского самоуправления. В соответствии с "Городовым положением" 16 июня 1870 г. в городах избирались сроком на 4 года городские Думы, которые в свою очередь создавали исполнительно-распорядительные органы - городские управы во главе с городским головой.

Правом участвовать в выборах в городские Думы пользовались лишь плательщики городских налогов. Все участвовавшие в выборах, разделялись на три избирательных собрания: в состав первого включались наиболее крупные налогоплательщики, платившие в общей сложности 1/3 всех городских налогов; во втором собрании участвовали менее крупные налогоплательщики, платившие вторую треть налогов; в третьем собрании все остальные мелкие налогоплательщики, платившие оставшуюся треть общей суммы налогов. Такая система выборов давала преимущества в городских думах крупной буржуазии и крупному дворянству, владевшему городскими домами-усадьбами. Так, в Москве две первые курии, избиравшие 2/3 членов городской думы, составляли всего лишь 13 % всех избирателей. При этом нужно учитывать, что число избирателей было невелико. Оно, например, в Петербурге и Москве не превышало в то время 20-21 тыс. человек, т. е. 5% взрослого населения этих городов. Учитывая, что как в земских, так и в городских учреждениях ведущая роль предназначалась дворянству, органы местного самоуправления не создавались в тех местностях, где дворянства не было, как, например, в Сибири, или же оно было нерусским по национальности (Польша, Литва, Правобережная Украина, западные районы Белоруссии, Кавказ). Да и в русских губерниях создание земских учреждений растянулось на многие десятилетия и было завершено лишь после революции 1905-1907 гг.

В компетенцию городской Думы входили вопросы: о назначении выборных должностных лиц, установлении городских сборов, сложении недоимок, установления правил о заведовании городским имуществом, о приобретении городской недвижимости, о займах.

Надзор за деятельностью городских дум и управ осуществляло губернское по городским делам присутствие, состоявшее из чиновников, под председательством губернатора. Присутствие принимало жалобы на действия органов городского самоуправления и контролировало их хозяйственную деятельность.

Расходы Думы складывались из расходов по управлению, на общественные здания и помещения, городские займы, на учебные и благотворительные заведения, содержание воинских частей, полиции и тюрем. Смету расходов и доходов контролировал губернатор.

Губернаторам было предоставлено право приостанавливать действие постановлений органов самоуправления, отказывать в утверждении в должности любого чиновника местных учреждений (в том числе и в органах самоуправления), закрывать собрания разных частных клубов, обществ и артелей. Характерная деталь: постановления органов самоуправления в жизнь должна была проводить полиция, но она им не подчинялась, а выполняла лишь приказы губернатора. Следовательно, выполнение решения органа местного самоуправления напрямую зависело от губернатора.

Но в целом создание новых органов самоуправления способствовало становлению общественно-политической и культурной жизни, помогало торгово-промышленному развитию русских городов.

Судебная реформа (1864 г.)

Структуру дореформенной судебной системы составляли разнообразные исторически сложившиеся органы, делавшие ее сложной и запутанной.

Старый дореформенный суд особо противоречил потребностям буржуазного развития страны. Во-первых, суд находился в полной зависимости от администрации, которая вмешивалась в решения судебных дел, носил сугубо сословный характер (для каждого сословия были свои судебные органы). Следствие проводилось полицией, гласности судебного процесса не существовало, равно и состязательности. В судах царили неописуемая волокита (дела тянулись многие годы), взяточничество и дикий произвол. Все это вызывало всеобщее недовольство существовавшей судебной системой.

Подготовка судебной реформы началась еще в 1861 г. В ней участвовал ряд известных юристов (С. И. Зарудный, Д. А. Ровинский, и др.). 20 ноября 1864 г. после рассмотрения в Государственном совете царь утвердил судебные уставы. Всего было введено в действие четыре акта:

1) Учреждения судебных установлений;

2) Устав уголовного судопроизводства;

3) Устав гражданского судопроизводства;

4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Сам порядок судопроизводства был перестроен на основе следующих принципов равенства всех перед законом и судом, отделения суда от администрации и осуществления правосудия только судом, создания всесословного суда, состязательности, несменяемости судей и следователей, гласности, устности, непосредственности, права обвиняемого на защиту, прокурорского надзора, выборности (мировых судей и присяжных заседателей). Введена оценка доказательств по внутреннему судейскому убеждению вместо системы формальных доказательств.

Судебные уставы предусматривали создание бессословных судебных учреждений двух типов - общих судов и мировых судов.

Мировые суды учреждались для рассмотрения мелких уголовных и гражданских дел. Дела решались мировыми судьями единолично в порядке упрощенного судопроизводства. Мировые судьи, а их было несколько в каждом уезде и городе, избирались уездными земскими собраниями из лиц, имевших высшее или средне образование, высокий имущественный ценз, который несколько снижался только для отставных офицеров.

Приговор или решение мирового судьи можно было обжаловать в уездный съезд мировых судей (в апелляционном порядке), и, наконец, в кассационном порядке в Сенат.

Система общих судов состояла из окружных судов и судебных палат. Первой инстанцией системы общих судов был окружной суд. Их было учреждено 70. Обычно судебный округ совпадал с территорией губернии. Именно в окружном суде рассматривалась основная масса судебных дел, как уголовных, так и гражданских

Те уголовные дела, по которым подсудимым грозили наказания, связанные с лишением или ограничением гражданских прав, рассматривались с участием присяжных заседателей. Заседание окружного суда с участием присяжных заседателей происходили следующим образом - судебным заседанием руководил председатель коллегии коронных судей (судебных чиновников). Он же по окончании судоговорения делал заключение и ставил вопрос перед присяжными. Присяжные, удалившись в совещательную комнату, выносили вердикт - виновен или невиновен подсудимый, если виновен, то заслуживает ли снисхождения. Иными словами вопрос о виновности присяжные решали самостоятельно, независимо от коронных судей. Затем коронные судьи уже без участия присяжных определяли меру наказания и выносили приговор. Приговоры суда, вынесенные с участием присяжных заседателей, не подлежали апелляции, а могли быть обжалованы лишь в Сенат в кассационном порядке по признаку формального нарушения процессуального закона.

Имущественный ценз, необходимый для включения в состав присяжных, был сравнительно высок. В присяжные допускались крестьяне, занимавшие должности в крестьянском самоуправлении - сельские старосты, волостные старшины и т. д. Но присяжные не избирались, а назначались. Порядок подбора присяжных был такой: специальные комиссии в уездах под председательством уездных предводителей дворянства составляли списки лиц, могущих быть присяжными. Эти списки передавались председателям окружных судов, а те уже составляли списки присяжных: годовые, месячные и на конкретные заседания. Следовательно, решающую роль в подборе присяжных играли предводители дворянства и председатели судов, то есть представители сословия дворян.

Второй инстанцией по всем уголовным и гражданским делам (за исключением уголовных дел, решаемых с участием присяжных) выступали судебные палаты. Их было всего 14, каждая из них направляла деятельность 8-10 окружных судов. Вместе с тем судебная палата рассматривала в качестве первой инстанции дела по обвинению в преступлениях государственных, должностных и некоторых иных. Эти дела судебная палата рассматривала с участием сословных представителей: губернского и одного из уездных предводителей дворянства, городского головы губернского города и одного из волостных старшин по жребию. Сословные представители заседали в одной коллегии с коронными судьями (чиновниками), что фактически сводило к нулю роль этих представителей.

Высшей судебной инстанцией стал Сенат, в котором были созданы кассационные департаменты. Кроме того, при Сенате 1872 г. было учреждено Особое присутствие Сената для рассмотрения особо важных политических дел. Наконец, дела высших должностных лиц и особо важные дела могли рассматриваться в Верховном уголовном суде, состав которого по каждому конкретному делу назначался императором.

Предварительное следствие было изъято из полиции и передано вновь учрежденному институту судебных следователей, действовавших под общим надзором прокуратуры, но не входивших в ее состав, а причисленных к окружным судам и пользовавшихся правом несменяемости.

Реорганизовывалась прокуратура. Ее главной задачей стало поддержание государственного обвинения в суде, надзор за деятельностью судебных следователей, полиции, судов и мест заключения. Особое внимание уделялось подбору судебных и прокурорских кадров. Для назначения членом суда, судебным следователем или на прокурорскую должность надо было иметь высшее юридическое образование, стаж работы в правоохранительных органах не менее 5 лет и отличаться "благопристойным поведением". Выпускники юридических факультетов университетов обычно стажировались при судах не менее 5 лет в качестве кандидатов на судебные должности. Одновременно учреждалась адвокатура. Адвокаты делились на две категории: присяжных поверенных выступавших защитниками в судах всех видов, и частных поверенных, имевших право выступать лишь в мировых судах по разрешению суда и по доверенности одной из сторон (этот институт был учрежден в 1874 г. в связи с нехваткой присяжных поверенных).

Присяжные поверенные должны были иметь высшее юридическое образование и стаж работы в качестве помощника присяжного поверенного не менее 5 лет, после чего обязаны были сдать экзамен на право самостоятельного ведения дел.

Судебная реформа была наиболее последовательной буржуазной реформой по сравнению с другими. Но и она сохраняла серьезные пережитки феодальных порядков. Отделение суда от администрации было непоследовательным: Сенат, высший судебный орган страны, одновременно был и административным учреждением. Местные суды фактически контролировались губернаторами

Принцип несменяемости судей и судебных следователей правительство также обходило. Например, широко практиковалось назначение исполняющих обязанности судебных следователей, которых годами не утверждали в должности, поскольку в этом случае на них не распространялся принцип несменяемости. Бессословные по принципам организации мировые и общие суды фактически почти полностью состояли из дворян, так как высшее образование и необходимый имущественный ценз в те времена имели преимущественно дворяне.

Сохранены были и чисто сословные суды - духовные, которые кроме дел духовенства, рассматривали и некоторые дела светских (например, бракоразводные дела), крестьянские волостные суды, разбиравшие мелкие тяжбы между крестьянами.

Со второй половины 60-х годов правительство начинает наступление на новые судебные уставы, стремясь ликвидировать тип несменяемости судей и ограничить компетенцию суда присяжных. В 1866 г. из окружных судов в судебные палаты передаются дела о преступлениях в печати, в 1878 г. - дела о неповиновения властям, оскорблении властей, насильственных действиях в отношении должностных лиц. Присяжные отстранялись от решения этих категорий дел. Следствие по политическим делам передается жандармским управлениям. Это наступление приводит к тому, что в 1889 г. институт мировых судей на большей части территории страны был упразднен и заменен институтом земских участковых начальников.

Военная реформа

Крымская война показала коренные пороки феодальной организации вооруженных сил, оказавшихся неспособными в военном столкновении с буржуазными государствами обеспечить оборону страны. Так, хотя Россия по численности населения превосходила Францию и Англию, вместе взятые, у России не оказалось обученных резервов, и в ходе войны русскую армию нечем было пополнять. Это объяснялось тем, что русская армия комплектовалась на основе рекрутского набора из податных сословий (крестьян и мещан). Солдаты служили по 25 лет, то есть практически пожизнен­но. Поэтому армия, как в мирное, так и в военное время имела фактически одну и ту же численность. Военно-обученного резерва для развертывания армии во время войны и восполнения боевых потерь практически не было.

Офицерский корпус комплектовался из дворян, то есть назначения на командные должности производились не за заслуги и знания, а по принципу сословной принадлежности по протекции. Отсюда крайне слабая общая и боевая подготовка командного состава, особенно высшего.

Запутанная, хаотическая система военного управления, устаревшее вооружение (как следствие отсталости промышленности), крайне слабая маневренность войск, вынужденных передвигаться к месту боевых действий пешим порядком, подчас тысячи километров из-за неразвитости сети железных дорог - все это дополняло общую неприглядную картину состояния армии. Необходимость военной реформы была ясна даже самодержавному правительству. Ее подготовка началась с 1862 г., когда военным министром был назначен генерал (в будущем фельдмаршал) Д. А. Милютин, либерально настроенный профессор Военной академии. Новый Устав о воинской повинности был введен в действие с 1 января 1874г.

Существо военной реформы заключалось прежде всего, в изменении системы комплектования армии и флота. Вместо набора рекрутов из числа податных сословий была введена всеобщая бессословная воинская повинность. Сроки действительной службы были установлены следующие: в армии 6 лет и 9 лет в запасе; во флоте - 7 лет и 3 года в запасе. Таким образом, новая система комплектования давала возможность создать резерв военнообученных вооруженных сил во время войны. Однако этот резерв был сравнительно небольшим из-за слишком длительных сроков действительной службы (6 и 7 лет). Армия не в состоянии была принять всех, подлежавших ежегодному призыву. Поэтому призывники тянули жребий. Тот, кому досталось по жребию, зачислялся на действительную службу, а остальные - в ополчение II разряда, которое практически на службу не созывалось.

Слишком длительные сроки действительной службы в армии сокращали число военнообученного резерва, отрицательно сказывались на обороноспособности страны. Но армия предназначалась царским правительством не только для обороны страны, но рассматривалась и как мощное орудие внутренней политики, вооруженная опора государственной власти. Для подавления крестьянских бунтов нужен был вымуштрованный солдат, покорно выполняющий любой приказ офицеров.

Как уже говорилось выше, Крымская война показала слабую подготовку офицеров. В ходе войны обнаружилась острая нехватка офицерских кадров, особенно младших офицеров, из-за потерь в боях и отсутствия подготовленных резервов. Поэтому важной задачей реформы явилось укрепление и обновление офицерских кадров, создание резерва офицеров на случай войны. Была создана широкая сеть военных училищ. В мирное время в офицеры, как правило, производились лица, окончившие военные училища и сдавшие соответствующие государственные экзамены. Для подготовки офицерского резерва на случай войны был учрежден институт "вольноопределяющихся". Лица с высшим образованием призывались на действительную службу на 6 месяцев, а со средним - на 1,5 года, затем держали экзамен на офицерский чин и увольнялись в запас младшими офицерами.

Реформа открыла дорогу в офицерский корпус разночинной интеллигенции, но только на должности младших офицеров. Генералы и старшие офицеры по-прежнему были в основном родовитыми дворянами.

Реорганизован был аппарат военного управления, все отрасли которого стали подчиняться военному министру (а по флоту морскому министру). Тогда как ранее во главе ряда отраслей военного управления (командующий гвардией, артиллерией, и т. д.) стояли великие князья, которые как члены императорской фамилии имели право непосредственного доклада царю, подчинялись министру и действовали бесконтрольно. Территория страны была разделена на 15 военных округов, во главе которых были поставлены командующие войсками военных округов. Таким образом, была создана стройная, единообразная система военного управления.

Проведена была военно-судебная реформа и отменены в армии телесные наказания. Однако избиение солдат офицерами продолжалось, по-прежнему между привилегированным офицерским составом и бесправной солдатской массой сохранялась пропасть, отделявшая "барина" от "мужика".

Важной составной частью военной реформы явилось перевооружение армии современным по тем временам оружием и строительство парового броненосного флота. Введены были новые военные уставы и перестроено обучение войск.

Реформа полиции и тюремной системы

Падение крепостного права, революционная ситуация в стране вынудили правительство постепенно реформировать полицейский аппарат. Поскольку до отмены крепостного права крестьяне находились под властью помещиков, то необходимости в большом полицейском аппарате в уездах не было. Поэтому сильный полицейский аппарат был только в городах, в уездах имелись лишь капитан-исправник, несколько заседателей нижнего земского суда и 2-3 становых пристава в каждом уезде и десяток стражников. После крестьянской реформы положение изменилось, крестьяне освободились от вотчинной власти помещиков, отсюда для правительства возникла потребность в значительном увеличении численности местной полиции. С целью усиления полиции были проведены следующие реформации:

1. В 1862 г. уездная и городская полиция уездных городов объединена и в каждом уезде создано единое полицейское управление во главе с исправником, который стал назначаться правительством вместо существовавших ранее выборов его дворянским собранием.

2. Расширен низовой аппарат полиции: в 1878 г. учреждены должности участковых урядников и полицейский резерв в уездах - отряды сельской стражи. В каждом уезде было до 30-40 урядников. Кроме того, нужно учитывать, что полиции обязаны были оказывать помощь в сельской местности представители крестьянского самоуправления (волостные старшины, сельские старосты, десятские и т. д.), в городах - дворники.

3. Изменились принципы комплектования полиции. Если до военной реформы, когда нижние чины в армии служили 25 лет, она комплектовалась солдатами и унтер-офицерами старших возрастов, годными для службы в полевых войсках, то после военной реформы 1874 г. был введен принцип вольного найма по контракту, значительно увеличено жалованье, введены пенсии и иные льготы служащим полиции.

4. Полиция была освобождена от несвойственных ей функций: хозяйственные дела (после земской и городской реформ) перешли к органам местного самоуправления; предварительное следствие (после судебной реформы) передано судебным следователям.

5. В крупных городах вместо прежних управ благочиния созданы полицейские управления во главе с полицмейстерами, а в столицах (Петербурге и Москве) - обер-полицмейстерами (или градоначальниками). Города делились на части (районы) во главе с частными приставами, а те в свою очередь на участки и околотки с участковыми и околоточными надзирателями.

Вся губернская полиция подчинялась губернатору и генерал-губернатору. Вершину полицейской пирамиды завершал министр внутренних дел. Ему же подчинялись включенные в 1880 г. в единую полицейскую систему губернские жандармские управления.

Увеличивался аппарат и политической полиции. В 1867 г. было принято новое Положение о корпусе жандармов, по которому вместо жандармских округов, включавших в свой состав несколько губерний, были созданы жандармские управления в каждой губернии, а в шести губерниях Северо-западного края и Царстве Польском создавались также и уездные жандармские управления. В отдаленных регионах страны сохранились жандарм-округа (Варшавский, Кавказский и Сибирский). Окружные управления объединяли деятельность губернских и уездных жандармских управлений, входивших в эти округа. В крупнейших городах и морских портах были расквартированы жандармские дивизионы и команды. В связи с массовым строительством железных дорог, для охраны железных дорог учреждались железнодорожные жандармские управления. Однако в целом численность корпуса жандармов была сравнительно невелика: она не превышала 6 тысяч человек.

Причиной этой реформы послужило усиление революционного движения в 60-70 гг. XIX в., главной фигурой которого стал революционер-разночинец, в отличие от 20-х годов, когда революционное движение было преимущественно движением дворянских революционеров, численность их была сравнительно невелика, подавляющее большинство составляли офицеры. Поэтому и жандармерия в то время была немногочисленна, имела чисто военную организацию и нацеливалась главным образом на наблюдение за офицерским корпусом и столичным дворянством. Отсюда необходимость в создании разветвленной сети территориальных (губернских) жандармских органов для наблюдения за широкими слоями либеральной интеллигенции и студенчества

Начальники губернских жандармских управлений получили звания инспекторов губернской полиции. Таким образом, общая полиция с ее разветвленным аппаратом ставилась под контроль жандармов.

В 1880 г. завершилось создание единой системы полицейских органов в стране. Ведь до этого времени такой единой системы не было. Политическая полиция (жандармерия) подчинялась III отделению царской канцелярии, а общая полиция находилась в ведении Министерства внутренних дел, а практически подчинялась на местах губернаторам.

После взрыва в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г ., организованного С. Халтуриным, учреждается чрезвычайная «Верховная распорядительная комиссия по охране государственного порядка и общественного спокойствия», начальник которой - граф М. Т. Лорис-Меликов наделялся по существу диктаторскими полномочиями. Ей были подчинены Третье отделение и Корпус жандармов. В задачи комиссии входило: объединение деятельности всех репрессивных органов в борьбе с революционным движением, рассмотрение ряда политических дел, ускорение судебного разбирательства и использование мер административного воздействия. К августу 1880 г. комиссия, выполнив свои первоначальные задания, упраздняется. Однако опыт объединения в одном органе руководства всеми видами полиции, накопленный комиссией, был положен в основу реорганизации Министерства внутренних дел, проведенной 6 августа 1880 г.

Суть ее сводилась к объединению в ведение МВД полити­ческой и общей полиции. Непосредственно всеми видами полиции стал управлять департамент полиции. III Отделение упразднялось, общее руководство корпусом жандармов было возложено на министра внутренних дел, получившего одновременно звание шефа жандармов (им стал М. Т. Лорис-Меликов). Командиром корпуса стал заместитель министра внутренних дел - заведующий государственной полицией, он же курировал и департамент полиции.

14 августа 1881 г. издано Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия, которым предусматривалась возможность объявления состояния чрезвычайной усиленной охраны как в империи в целом, так и в отдельных ее частях, что вело к значительному расширению прав полиции. В соответствии с этим Положением был создан орган внесудебной репрессии – Особое совещание при МВД, которое получило право ссылки в административном порядке в отдаленные районы империи сроком до 5 лет.

Корпус жандармов, хотя и был реорганизован (созданы территориальные органы - губернские управления), однако сохранил свою военную организацию. Жандармы по-прежнему были недостаточно приспособлены к ведению политического сыска в среде разночинной интеллигенции. Жандармы использовались главным образом для проведения арестов, дознаний и ведения следствия по делам о государственных преступлениях. Учитывая эти обстоятельства, в 1880 г. в Петербурге при градоначальнике и в Москве при обер-полицмейстере были учреждены специализированные органы политического сыска - отделения по охране государственного порядка и общественной безопасности, сокращенно их стали называть охранными отделениями. Они имели своей задачей борьбу с революционными подпольными организациями при помощи секретной агентуры. Деятельность этих отделений выходила далеко за рамки столичных губерний. Так, созданный при Московском охранном отделении "летучий отряд филеров", преследовал революционеров на большей части территории империи.

В 1883 г. по докладу министра внутренних дел графа Д. Толстого было утверждено Положение об устройстве секретной полиции в империи, в котором предусматривалась возможное создание сети охранных отделений по всей стране. Правда, фактически такая сеть была создана позже, лишь в начале XX века. Руководил работой охранных отделений и территориальных жандармских управлений департамент полиции МВД, в составе которого было создано специальное секретное делопроизводство, преобразованное в 1898 г. в Особый отдел. По военной линии жандармские управления по-прежнему подчинялись штабу корпуса жандармов. На жандармские управления были возложены и функции военной контрразведки. Для наблюдения за политической эмиграцией и борьбы с противниками царского правительства за рубежом в составе департамента полиции была образована заграничная служба политического сыска, главная ставка которой находилась в Париже при российском посольстве во Франции. Эта служба активно сотрудничала с полициями других европейских государств. Характерно, что жандармские управления и охранные отделения в губерниях были независимыми не только друг от друга, но и от губернаторов, хотя и обязаны были сотрудничать с ними. Такой порядок хотя и порождал соперничество жандармских управлений и охранных отделений, но и обеспечивал для центра возможность получения более объективной информации о положении в губерниях из разных источников. Кроме того, жандармские управления и охранные отделения "приглядывали" друг за другом и за губернской администрацией.

Таким образом, управление политической полицией бы строго централизовано. Общая полиция по-прежнему всецело была подчинена губернаторам и лишь через них министерству внутренних дел.

Бурное развитие капитализма, резкое увеличение численности городского населения способствовали росту уголовной преступности. Это вынудило царизм предпринять определенные организационные меры. В частности, еще в 1866 г. при петербургском градоначальстве было создано сыскное отделение как специализированный орган уголовного розыска. Но оно влачило жалкое существование. Даже оклады его сотрудников были значительно ниже, чем в других службах полиции. Лишь в 1887 г. были увеличены штаты отделения и повышены оклады. Начиная с 80-х годов XIX века, сыскные отделения создаются и в других крупных город Москве, Киеве, Варшаве, Риге, Одессе и т. д. Но единой системы органов уголовного розыска так и не было. Она возникла лишь в начале XX века. В связи с развитием промышленности и транспорта возникли фабричная, горная, речная полиция.

Одновременно с реформированием полиции была проведена тюремная реформа. До реформы в России отсутствовало централизованное управление местами заключения. Строго соблюдасля принцип сословности в режиме отбывания наказания. Для каждого сословия существовали свои особые места лишения свободы, принадлежащие различным ведомствам. Суть реформы состояла в создании единой общегосударственной тюремной системы. Для руководства ею в 1879 г. было образовано Главное тюремное управление первоначально в составе МВД, а с 1895 г. передано в состав министерства юстиции. Различные смирительные и рабочие дома, арестантские роты, долговые тюрьмы и т. д. были ликвидированы. Вместо сословных тюремных учреждений были созданы тюрьмы трех основных типов:

1) крупные тюрьмы (так называемые "централы"), такие как Александровский централ около Иркутска и др., подчиненные непосредственно Главному тюремному управлению; ему же были переданы Петропавловская и Шлиссельбургская крепости, ранее бывшие в ведении III Отделения;

2) тюрьмы общего типа, подчиненные губернским тюремным инспекциям;

3) каторжные тюрьмы.

Практиковалось также заселение отбывшими свой срок каторжниками отдаленных местностей (Сахалина, Якутии и т. д.).

Изменилось положение заключенных, стал активно использоваться их труд, была создана система медицинского обслуживания.

Хотя и медленно, но смягчался режим заключения. В 1863 г. отменено клеймение каторжников, телесные наказания женщин-заключенных, ограничивалось применение розг. В армии отменялись шпицрутены, но сохранялись розги. В 1871 г. были отменены шпицрутены для ссыльных, в 1885 г. - розги, хотя по некоторым источникам розги в местах лишения свободы применялись вплоть до Февральской революции 1917 г.

Раздельно содержались политические и уголовные заключенные. Однако пережитки сословного подхода к заключенным все же сохранились. Устав о содержа­щихся под стражей 1890 г. устанавливал раздельное содержание высших и низших сословий, разрешая использовать на работах лишь крестьян и мещан.

Экономическая реформа (1862-1868 гг.)

Существенную роль в приспособлении российского государственного аппарата к условиям буржуазного развития сыграла финансовая реформа. Ее существо сводилось к трем основным элементам. Первый из них - это упорядочение государственных финансов. Дело в том, что до реформы каждое ведомство имело и бюджет, и свою кассу. Такой порядок не обеспечивал аккумуляцию средств в руках центральной власти, серьезно затруднял учет расходов и доходов. Контроль за расходованием средств практически отсутствовал, что способствовало казнокрадству и хозяйственности.

Первый элемент реформы - ликвидация финансовой самостоятельности министерств и ведомств и введение единого общегосударственного бюджета и единой общегосударственной кассы укрепляло твердый порядок в расходовании средств. Государственный бюджет теперь калькулировался Министерством финансов, а рассматривался и утверждался Государственным советом.

Важное значение имело установление гласности бюджета. С 1862 г. роспись государственных доходов и расходов стала публиковаться в печати. Все денежные средства государства теперь концентрировались на счетах государственного казначейства в Государственном банке, учрежденном в 1860 г. В 1864 г. был реорганизован государственный контроль, который стал проверять целесообразность расходов ведомств и ревизовать состояние финансов. С 1866 г. отчеты государственного контроля об исполнении бюджета стали публиковаться для всеобщего сведения.

Второй элемент реформы - отмена государственной кредитной монополии, что привело к созданию широкой сети коммерческих банков. Учреждение, помимо Госбанка, Крестьянского и Дворянского банков, также сети коммерческих банков отвечало потребностям капиталистического развития.

Третий элемент реформы - изменение налоговой системы. Один из главных источников доходов был "питейный сбор". Он давал до 40% доходной части бюджета. Государство обычно продавало с аукциона право продажи водки откупщикам, которые вносили всю сумму в бюджет, а потом торговали водкой по монопольной цене в свою пользу и наживали огромные деньги. Винные откупа вызывали наибольшую ненависть народа. С 1863 г. винные откупа были упразднены и введена свободная торговля водкой с уплатой акцизного сбора в казну. В дальнейшем (в конце XIX века) введена была вновь государственная монополия на водку, но с продажей ее в казенных лавках (без откупов). Упразднен также архаичный соляной налог. Подушная подать, которая бралась с мужских ревизских душ-крестьян и мещан (духовенство и дворянство были от нее освобождены), также была упразднена и заменена поземельным налогом для крестьян и землевладельцев и подоходным налогом для остальных налогоплательщиков. Таким образом, налоговая система также стала всесословной. Но основной доход все же давали не прямые, а косвенные налоги, которые ложились всей своей тяжестью на народные низы. Немалые средства извлекало государство и в виде натуральных повинностей (дорожной, гужевой и т. д.), распространявшихся также на крестьян.

Основные статьи расходов по государственному бюджету составляли затраты на содержание вооруженных сил (свыше 35% бюджета), государственного аппарата, в том числе полиции, царского двора, уплату процентов по государственным долгам. Характерно, что расходы по Министерству просвещения в 1866 г. составляли всего лишь 1,6% госбюджета,

Реформа системы просвещения и цензуры

В общем ряду реформ 60-80-х годов существенное место занимали школьные и университетские реформы, а также реформа цензуры. Развитие капитализма требовало отмены сословных ограничений для разночинной интеллигенции, наиболее зажиточной части крестьян и квалифицированных рабочих. Развивавшаяся промышленность нуждалась в массовой квалифицированной рабочей силе, что требовало решительного расширения начального образования. Все это и обусловило реформы системы просвещения. В 1863 г. был утвержден новый университетский устав, который ввел автономию университетов. Ректоры стали избираться Советами университетов, а деканы - Советами факультетов. Советы избирали на должности (по конкурсу) профессоров и преподавателей. Однако министру народного просвещения принадлежало право утверждения в должности избранных Советами лиц, а попечитель учебного округа осуществлял контроль за деятельностью университетов и имел право отменять решения их Советов. В 1869 г. были открыты высшие женские курсы университетского типа в Петербурге (высшие Бестужевские курсы), а затем в Москве, Киеве и Казани. Начали работать врачебные женские курсы.

В 1864 г. был утвержден новый устав гимназий и прогимназий (дававших неполное среднее образование), вводивший в средней школе всесословный принцип обучения, открыты были и женские гимназии. В том же 1864 г. утверждено "Положение о начальных народных учили­щах". Народные училища открывались как Министерством про­щения, так и земствами и частными лицами. Однако под контролем государственных чиновников, для чего в каждой губернии утверждались должности директора и инспекторов народных училищ. Программы обучения утверждались министерством и контролировались уездными и губернскими училищными советами. Либерализация идеологического контроля в системе образования была дополнена некоторой либерализацией цензуры. Новые сменные правила о цензуре, принятые 6 апреля 1865 г., от­няли предварительную цензуру на книги объемом более 10 печатных листов, хотя для массовой литературы (книг, брошюр менее 10 листов) предварительная цензура сохранялась. Периодическая печать (газеты, журналы) с разрешения министра внутренних дел освобождалась от предварительной цензуры, но за опубликование чего-либо преступного с точки зрения правительства авторы и издатели могли быть привлечены к судебной ответственности, а при обнаружении “вредного направления” подлежали административной ответственности (предостережению, штрафу).

Половинчатый характер цензурной реформы усугублялся тем, что цензура с 1863 г. была передана из Министерства народного просвещения в Министерство внутренних дел, в составе которого было создано Главное управление по делам печати.

Усиление политической реакции.

Период 80-х — начала 90-х гг. характеризуется наступлением царизма на прогрессивные ростки, которые появились в результате реформ предшествующих десяти­летий. Этот период отмечен серией реакционных преобразований, направленных на пересмотр сложившейся системы буржуазного за­конодательства, которые в советской историографии принято назы­вать контрреформами. Понятие контрреформ имеет широкий смысл и включает не только реакционные законы, направленные на воз­врат к дореформенным политическим порядкам. Под контрреформа­ми подразумевается весь политический курс правительства Алек­сандра III, которое повседневными административными действиями демонстрировало пренебрежение к вопросам самоуправления, соб­людению существовавшего законодательства, общественному мне­нию. В эти годы царизм действует не только наперекор потреб­ностям времени, но и во многом вопреки даже интересам дворян­ства, которые изменились в условиях пореформенного развития. В 80-х гг. особенно заметно выступают самодовлеющие черты са­модержавия, проявляется влияние бюрократических кругов. Если в предыдущий период наблюдалась внешняя готовность к реформам, даже когда их и не собирались осуществлять, то в период контр­реформ правительство упрямо повторяло о своей твердости, отказе от уступок даже тогда, когда оно их фактически совершало.

Еще в 70-х гг. в правительственных кругах и реакционной печа­ти получает распространение взгляд, что все беды, и, прежде всего революционное движение, происходит от реформ. В условиях пореформенного развития стали забываться впечатления от револю­ционного натиска середины века, сбитого отменой крепостного права и последующими реформами. На первый план выдвинулось общественное движение, питательной средой которого было недо­вольство реформами, точнее — недовольство их ограниченностью. Реакционные правительственные деятели делали из этого вывод, что лучший способ погасить политический канал — это ликвидировать общественный элемент в управлении страной и развернуть широкую карательную деятельность против революционеров. В обстановке спада революционной ситуации на рубеже 70—80-х гг. этот курс был обречен на провал далеко не сразу.

Контрреформы

Первым мероприятием по осуществлению нового курса стало принятие «Положения о мерах к ограждению государственного порядка и общественного спокойствия» (1881 г.)., возвратившее и закрепившее все ранее сделанные изъятия из общего судебного порядка.

В дополнение к нему в 1892 г. принимается закон о военном положении, регламентировавший полномочия военных властей в прифронтовой полосе в условиях войны. Этот закон предусматривал возможности объявления военного положения и в мирное время в случае массовых беспорядков. Власть в местностях, объявленных на военном положении, передавалась военному командованию, и на гражданских лиц распространялась юрисдикция военно-полевых судов. Чаще стали практиковаться изъятия из общего судебного порядка с передачей дел на рассмотрение специальных и чрезвычайных судов.

Следующим шагом явилось учреждение в 1889 г. института земских участковых начальников, разрушивший раздельность судебной и административной властей. Каждый уезд делился на участки, в которые назначались участковые земские начальники из местных потомственных дворян, имевшие в данном уезде земельные владения и высшее или среднее образование. Земский начальник сосредоточивал в своих руках жесткий контроль за крестьянскими общинами, административную и судебную власть. Мировые судьи были упразднены в уездах, где были назначены земские начальники. Это была попытка возродить сословные органы власти потомственного дворянства.

Параллельно с земскими начальниками в уезде действовали уездные окружные суды, члены которых рассматривали дела, изъятые у мировых судей, но не перешедшие к земским начальникам. В городах вместо мировых судей появились городские судьи, назначаемые министром юстиции.

Второй инстанцией для этих судов стал уездный съезд, состоявший из члена уездного окружного суда, одного-двух городских судей и нескольких земских начальников. Съезд возглавлял предводитель уездного дворянства.

Кассационной инстанцией для вновь возникшей системы судов стали губернские присутствия под руководством губернатора и в основном состоявшие из государственных чиновников. Кассационная деятельность в ходе такой реорганизации перестала быть исключительной компетенцией Сената. Кроме того, в 1885 г. наряду с кассационными департаментами Сената организовано специальное административное (Первое) присутствие, отобравшее у департаментов ряд дел кассационного производства.

Апелляционной инстанцией для волостного суда стали уездные съезды, кассационной – губернские присутствия, т.е. органы по своему существу административные.

В 1887 г. суду предоставлялось право закрывать двери заседаний, объявляя слушающееся дело «деликатным», «конфиденциальным» или «секретным».

Пересмотрены были Положения о земских и городских органах самоуправления. По закону 1890 г. изменения в земском самоуправлении сводились к следующему: на выборах в уездные земские собрания система курий сохранилась, но по первой курии теперь избирали не все землевладельцы, а только дворяне, то есть был применен сословный принцип, для них снижался имущественный ценз Одновременно с этим ценз значительно увеличился во второй (городской) курии. Соответственно изменялось число выборщиков от этих курий: от первой оно возрастало, от второй сокращалось. По отношению к крестьянской курии усиливался контроль администрации – земских начальников, губернатора. Крестьяне избирали лишь выборщиков, из числа которых губернаторы назначали депутатов земского собрания.

Резко был усилен правительственный контроль за земствами. Для этого в губерниях были созданы специальные учреждения - губернские по земским делам присутствия - из числа чиновников и всех уездных предводителей дворянства под председательством губернатора.

По закону 1892 г. был изменен порядок выборов и в городские думы. К выборам стали допускаться лишь владельцы недвижимой собственности в столицах стоимостью не ниже 3 тысяч рублей, в губернских городах - 1,5 тысячи рублей, в других городах - 1 тысячи рублей. В выборах теперь участвовали лишь дворяне, крупные буржуа и некоторая часть средней буржуазии. Число избирателей резко сократилось. Так, если в Москве было 20 тысяч избирателей, то после 1892 г. их осталось лишь 7 тысяч. Усилилось вмешательство губернаторов в городские дела.

Не менее решительно контрреформы проводились в системе образования. По уставу 1884 г. ликвидирована была университетская автономия. Должности ректоров, деканов, профессоров вновь стали замещаться не по выбору, а по назначению. Университеты были поставлены в полную зависимость от министра просвещения и попечителей учебных округов. В 1887 г. были изменены правила приема: за добропорядочный, с точки зрения правительства, "образ мысли" абитуриентов, должна была поручаться средняя школа. Одновременно в пять раз повысилась оплата за обучение. В том же 1887 г. последовал известный министерский циркуляр о "кухаркиных детях". Он закрывал доступ в гимназии детям кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и т. д. Все эти меры были направлены на возрождение сословности в образовании.

Решительный удар был нанесен по женскому высшему образованию. Прием на высшие женские курсы был прекращен. Он возобновился лишь в самом конце XIX века. Усилился контроль церкви за содержанием образования (в том числе и высшего)..

В 1882 г. были введены новые "Временные правила о печати", фактически восстанавливавшие предварительную цензуру для периодической печати. Усиливались административные меры против «строптивых» изданий: их душили штрафами и конфискациями тиражей. Для поощрения и "подкормки" проправительственных изданий в Главном управлении по делам печати был образован специальный фонд, прозванный "рептильным".

Школой, церковью, цензурой активно проводился в жизнь официальный лозунг: "Православие, самодержавие, народность", выдвинутый еще в царствование Николая I тогдашним министром просвещения графом Уваровым.

Карательная политика царизма

Основным методом в борьбе с революционным движением был неусыпный полицейский надзор, который возбуж­дал волну доносов, провокаций, арестов. Был увеличен штат От­дельного корпуса жандармов, созданы новые жандармские учреж­дения — отделения по охранению порядка и общественной безопас­ности (сокращенно—охранные отделения). Они не подчинялись местным жандармским органам и могли действовать совершенно самостоятельно. В их обязанности входило предупреждение стачек, борьба против уличных демонстраций, собраний, наблюдение за подозрительными лицами, учебными заведениями, обществами, клу­бами и т. д. Охранные отделения имели значительные штаты «охран­ной наружной службы» — секретных агентов и особо секретных сот­рудников — провокаторов. На создание этого аппарата тратились большие средства. Например, за арест известного народника М. Ф. Грачевского только одному жандарму было выплачено 15 тыс. руб., а жандармскому офицеру, арестовавшему народо­вольца С. А. Иванова, был пожалован орден и 3 тыс. руб. Охран­ные отделения имели сеть провокаторов внутри рабочего и револю­ционного движения. Широко известны наиболее крупные провока­ции — «дегаевщина» и «зубатовщина». Развитие политического сыс­ка привело к созданию в конце 1882 г. секретной полиции. Важным орудием царизма была специально созданная заграничная агенту­ра, которая следила за революционерами-эмигрантами, возбужда­ла против них общественное мнение европейских стран.

В обстановке реакции серьезной помехой в карательной деятель­ности были судебные уставы 1864 г. С вводом положения от 14 ав­густа 1881 г. в судопроизводстве по политическим делам была огра­ничена гласность. Однако правительство пошло еще дальше и с целью нейтрализации оппозиционного звучания политических дел указом от 12 февраля 1887 г. предоставило министру юстиции полное право закрывать двери заседаний любого суда. С прекращением публикации отчетов о политических процессах было покончено с пе­чатной гласностью. Из юрисдикции суда присяжных были изъяты все дела о насильственных действиях против должностных лиц. Фактически разрушив принцип несменяемости судей, царизм создал для себя более благоприятные возможности для оказания адми­нистративного давления на суды. Все эти меры не были чем-то но­вым в деятельности правительства, ибо они лишь узаконили прак­тику, которая вопреки закону применялась на политических процес­сах и раньше.

Жертвами реакции стали печать и школа. 27 августа 1882 г. были утверждены новые «Временные правила» о печати, которые усиливали репрессивные меры против печати. Администрация полу­чила законные санкции закрывать любой периодический орган, ли­шать издателей и редакторов прав продолжать свою деятельность, если она будет признана «вредной». На редакции возлагались обязанности своеобразных осведомителей — по требованию поли­цейских органов они должны были сообщать имена авторов статей, помещенных под псевдонимами. Опираясь на новое законодатель­ство, в 1884 г. власти обвинили редакцию демократического жур­нала «Отечественные записки» в поддержке связей с революционе­рами и запретили его издание. Были закрыты многие другие про­грессивные издания.

Идеологи реакции К. П. Победоносцев и М. Н. Катков одним из средств борьбы с революцией считали «натуральную земляную силу инерции», под которой подразумевалось развитие невежест­ва и предрассудков. Типичной для идеологов реакции была враж­дебность к интеллигенции и студенчеству. Неоднократно подчерки­валось, что революционное движение держится только поддержкой «учащегося пролетариата», поэтому своей важнейшей задачей пра­вительство считало насаждение в университетах «верноподданничес­ких настроений». 23 августа 1884 г. был введен новый универ­ситетский устав, в котором были проведены реакционные принци­пы управления учебными заведениями. Была фактически уничтожена автономия университетов. Ученые советы и факультеты были сильно скованы в своих действиях. Замещение вакантных должностей преподавателей, избранных советами, происходило после утверждения министром просвещения. Был уничтожен университетский суд. Силь­но возросла роль попечителя округа, который получал право созы­вать совет и присутствовать на его заседаниях, назначать деканов, наблюдать за преподаванием, т. е. фактически руководить всей жизнью университета. По указу 1887 г. Получение стипендии и пособий, назначен­ных правительством, зависело от весьма субъективных отзывов о студентах инспекторов. Наряду с этим в 1886 г. были ограничены льготы по призыву в армию для лиц, имеющих образование, и уве­личен минимальный срок военной службы до одного года. Прави­тельство не смогло в целом вернуть университеты к дореформенной эпохе. Урон был нанесен в другом: университетам были ограни­чены ассигнования. Темпы развития университетского образования и научных исследований снизились, что имело отрицательные послед­ствия для научного прогресса в масштабах всей страны.

Насаждая реакционные порядки, царизм прикрывал свои дейст­вия лозунгами народности. Велась фальшивая игра в «народного царя». Своим внешним видом сам Александр III подлаживался под облик простолюдина. За всем этим скрывалась подлинная сущ­ность самодержавия, стремившегося пресечь в народе любые воль­нолюбивые мысли. Публичному забвению предавались даже рефор­мы предшествующего царствования. По указанию Александра III было запрещено празднование 25-летия отмены крепостного права, а в печати не допускалось даже упоминание об этом событии. При­крываясь словами о защите русского народа, царизм придерживался откровенно националистического курса, культивировал шо­винистические настроения в мелкобуржуазной среде. Ряд нацио­нальных меньшинств подвергались насильственной христианизации. В условиях глубоких социальных и политических противоречий насаждение национальной розни и преследование демократической культуры приобретали характер карательных действий против ре­волюционного движения.

Заключение

Итак, вторая половина XIX века – время реформ и государственных преобразований, последствием которых явилось перерождение России феодальной в Россию буржуазную.

Изменилась вся общественная структура, в том числе и государство, и право, и социально-экономический строй. Конечно, рождение нового социально-экономического строя неизбежно должно было пройти длительный путь, и реформы второй половины XIX века лишь первый шаг на этом пути. Но зато шаг наиболее трудный и исторически значимый, поистине революционный. Поэтому вполне уместна его оценка многими исследователями как "революции сверху"', однако, по ряду причин незавершенной.

Историческое значение опыта реформ состоит также в том, что они позволили вывести страну из глубокого экономического и политического кризиса и дали мощный толчок капиталистическому развитию страны без каких-либо серьезных потрясений и социальных катаклизмов. Короче, без "революции снизу", с ее неизбежными громадными кровавыми жертвами и разрушениями

Реформы не были доведены до своего логического завершения. Они не увенчались конституционной реформой. Зарождение парламентаризма не состоялось. Соответственно не завершена была и «революция сверху». Этот провал попыток конституционной реформы, поворот к политике контрреформ не только оттолкнул от правительства либеральные слои общества, он содержал в зародыше тот фактор, который в сочетании с нерешенностью аграрной, социальной, национальной проблем привел Российское государство, в конечном счете, к революционным катаклизмам 1905-1907 годов и 1917 года.

Список использованной литературы :

1) “История гос-ва и права России” П.Ю. Титов

2) “Хрестоматия по истории гос-ва и права России” П.Ю. Титов

3) “История России” А.С. Орлов

4) “История гос-ва и права России IX – начала XX веков” В.А Рогов

5) “Курс истории России IX века” А.А. Корнилов

6) “Лекционный материал” Л.С. Яковлев

7) Периодическое издание “Отечественное гос-во и право”

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий