регистрация / вход

Судебная система 1917-22 гг.

ПЛАН. Введение ….. . ….2. Реформация судебной системы. . . . …4. Уголовное право. …9. Изменения в госаппарате в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции. .16.

ПЛАН.

1. Введение……………………………..……………….…………….2.

2. Реформация судебной системы. .……………….…….………4.

3. Уголовное право. …………………………………………………9.

4. Изменения в госаппарате в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции. ………………………….16.

5. Период НЭПа. .………………………………………………….. 20.

6. Заключение.……………………………………………………… 22.

7. Приложение….……………………………………………………23.

8. Использованная литература…………………………………...25.

1. ВВЕДЕНИЕ.

Новый этап в развитии государства и права России связан с Октябрьской революцией. 25 октября 1917 года в 10 утра Военно-революционный комитет при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов в обращении «К гражданам России» провозгласил: «Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Военно-революционного комитета, стоящего во главе Петроградского пролетариата и гарнизона… Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян». Так началась история советского государства и права.

Победа пролетарской революции в России привела к установлению диктатуры пролетариата. К. Маркс и Ф. Энгельс считали парламентарную республику лучшей формой диктатуры пролетариата при переходе к социализму. В.И. Ленин на основе изучения опыта Парижской коммуны, революций 1905-1907гг. и Февральской революции 1917г. в России сделал вывод, что для России лучшей формой диктатуры пролетариата будет не парламентарная республика, а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов. В России диктатура пролетариата и была установлена в форме республики Советов.

Революция в России победила под руководством Российской социал-демократической партии (большевиков), которая стала правящей партией в стране. Она определяла стратегические направления развития государства и права.

Создание советского государства и права проходило в сложной внутренней и внешней обстановке. В мире шла первая империалистическая война. Со всей остротой встала перед новым государством проблема выхода из войны. 3 марта 1918г. был подписан Россией с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией грабительский Брестский мирный договор.

Внутри страны резко обострилась классовая борьба, приняв самую ожесточенную форму – форму гражданской войны. Уже в конце октября 1917г. новой власти пришлось отражать наступление на Петроград войск Керенского-Краснова, а в самом Петрограде - ликвидировать выступление юнкеров. В 1918-1920гг. новому государству пришлось отражать нападение как внутренних противников Советской власти, так и войск Англии, Франции, Японии, США, Польши, чехословацкого корпуса. Положение порой складывалось критическое для советского государства. Так, к осени 1918г. внутренние и внешние противоборствующие против Советской власти войска захватили три четверти территории страны, отрезав ее от важнейших экономических районов. На освобождаемых от Советской власти территориях они создавали свои государственные структуры: Временное правительство Северной области, Сибирское правительство, Правительство Юга России и др.

В годы гражданской войны и иностранной военной интервенции советское государство проводило политику, получившую название политики «военного коммунизма». Его основу составляли продовольственная разверстка, монополия государства на торговлю хлебом, национализация не только крупной, но даже средней и мелкой промышленности, всеобщая трудовая повинность.

2. РЕФОРМАЦИЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ.

Особенности слома прежней судебной системы и создание нового суда состояли в том, что население в ряде мест страны, не дожидаясь директив сверху, само приступило к ликвидации старых судов и созданию новых. Эти суды носили разные названия: народный суд, пролетарский суд, революционный суд, суд общественной совести и т.д. Обобщая опыт судебного правительства, решая задачу укрепления советского судебного аппарата, его унификации, укрепления правопорядка в государстве, СНК принимает декрет «О суде», названный впоследствии декретом о суде № 1. Он был опубликован 24 ноября 1917г. Первоначальный проект декрета был составлен в НКЮ при активном участии П.И. Стучки. Бытующее в трудах по истории советского суда мнение, что левые эсеры тормозили принятие декрета о суде, должно быть отвергнуто, как не соответствующее действительности. Проект декрета затем подвергся изменениям в процессе его обсуждения в СНК. Этим декретом упразднялись прежние суды: окружные, судебные палаты, правительствующий сенат, военные, морские, коммерческие. Приостанавливалась деятельность мировых судей. Ликвидировались адвокатура, прокурорский надзор, институт судебных следователей.

Создавалась новая судебная система: местные суды, которые действовали в составе постоянного судьи и двух очередных заседателей. Им были подсудны гражданские дела с ценой иска до 3000 руб. и уголовные – с наказанием не свыше 2 лет лишения свободы. Для защиты революции, борьбы с контрреволюцией учреждались рабочие и крестьянские революционные трибуналы в составе одного председателя и шести очередных заседателей. Новые суды создавались и действовали на следующих принципах: во-первых, выборность судов, во-вторых, участие населения в отправлении правосудия в качестве заседателей. Местные судьи должны были избираться на основании прямых демократических выборов населением, а до их назначения - местными Советами. Эти же Советы составляли списки очередных заседателей и определяли очередь их явки на сессию. Революционные трибуналы должны были избираться губернскими или городскими Советами. В местные судьи могли быть избраны прежние мировые судьи. Как же предполагалось организовать предварительное следствие и защиту и обвинение на суде по данному декрету? Он возложил временно предварительное следствие на местных судей, нарушив тем самым демократический принцип – отделение следствия от суда. Для производства следствия по делам, подсудным революционным трибуналом, Советы создавали следственные комиссии. В качестве обвинителей и защитников по уголовным делам, причем со стадии предварительного следствия, а по гражданским делам – поверенными, допускались «все неопороченные граждане обоего пола». Местные суды решали дела именем Российской Республики и руководствовались в своих решениях и приговорах законами свергнутых правительств в случаях, если они не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию. Отмененными признавались все законы, противоречащие декретам ЦИК и СНК, а также программам - минимум партии РСДРП и партии СР. Революционные трибуналы в своих приговорах на прежнее законодательство не ссылались.

Советское государство, местные советские и партийные органы были обеспокоены прежде всего созданием революционных трибуналов. За короткий срок были изданы нормативные акты, регулировавшие организацию трибуналов, процессуальный порядок их деятельности, подсудность, а также организацию и деятельность следственных комиссий. Следует отметить, что подобных актов в отношении общих судов за это время не было издано. Первым актом о трибуналах было «Руководство для устройства революционных трибуналов», подготовленное НКЮ и опубликованное в «Известиях ЦИК и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» 28 ноября 1917г.

19 декабря 1917г. появилась инструкция НКЮ революционным трибуналам, подписанная тогдашним наркомом юстиции левым эсером И.З. Штейнбергом. В обоих этих актах в качестве меры наказаний, применяемых трибуналами, смертная казнь отсутствовала. С декабря 1917г. и до весны 1918г. действовали революционные трибуналы печати в составе трех судей без заседателей.

7 марта 1918 г. появился декрет «О суде» (№ 2), вводивший окружные народные суды для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда. Созданы они были не везде и работали плохо. Решения по гражданским делам окружные суды выносили в составе трех постоянных членов суда и четырех народных заседателей, приговоры же по уголовным делам – в составе 12 заседателей и председательствующего постоянного члена суда. Предполагалось создание Кассационного суда. В судах всех инстанций допускалось судоговорение на местных языках. Предварительное расследование по делам, превышающим подсудность местного суда, производили следственные комиссии из трех человек, избираемых Советами. При Советах создавалась коллегия правозаступников, осуществлявших как общественное обвинение, так и защиту.

В мае 1918 г. был создан при ВЦИК Революционный трибунал для разбирательства дел, имевших общегосударственное значение. В июне 1918 г. учреждается Кассационный отдел при ВЦИК, рассматривавший кассационные жалобы и протесты на приговоры революционных трибуналов, исправляя их ошибки и обеспечивая единую уголовную политику трибуналов РСФСР. С созданием местных судов трибуналы в соответствии с декретом СНК «О революционных трибуналах» от 4 мая 1918 г. разгружались от многих уголовных дел и должны были сосредоточить свое внимание на борьбе с контрреволюционными преступлениями. Резко сокращалась сеть трибуналов. Они сохранялись лишь в крупных центрах: в столицах, губернских городах, крупных узловых станциях и промышленных центрах. При каждом трибунале учреждалась коллегия обвинителей в составе не менее трех лиц, избиравшихся Советами.

Начиная с декрета «О суде» №1 в стране были созданы и действовали две системы судов: система общих судов и система революционных трибуналов, на общих принципиальных основах. Их отличала лишь подсудность.

Следует отметить весьма характерную закономерность в строительстве судебных органов в первые месяцы Советской власти. Процесс строительства революционных трибуналов опережал процесс создания местных судов. За период с ноября 1917 г. по май 1918 г. вся территория РСФСР покрылась сетью трибуналов. Там, где была Советская власть, они были созданы почти во всех областных и губернских городах, почти во всех уездах и даже в ряде волостей и поселков РСФСР.

Вторая закономерность определялась первой. В результате того, что трибуналы были созданы на большей части территории республики раньше местных судов, им пришлось рассматривать дела не только своей подсудности, но и все уголовные и подчас даже гражданские дела. В результате все трибуналы нарушали нормы декрета «О суде» № 1 о подсудности трибуналов и местных судов.

Закономерностью процесса создания новых судебных органов на местах являлось широкое местное правотворчество. Оно объяснялось необычной творческой активностью населения, вовлеченного в общественную деятельность революцией, не имевшего опыта государственной деятельности, а также несвоевременным поступлением нормативных актов из центра, в ряде случаев их неполнотой, отсутствием четкого размежевания компетенции центральных и местных органов РСФСР и т.д. Лишь в Конституции РСФСР 1918 г. этот вопрос получил определенное разрешение. Статья 49 Конституции отнесла к ведению Всероссийского съезда Советов и ВЦИК вопросы судоустройства и судопроизводства. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что решающую роль в процессе создания новых судебных органов на местах играли общереспубликанские нормативные акты.

3. УГОЛОВНОЕ ПРАВО.

Первое время новая власть издавала отдельные нормативные акты, имевшие отношение к уголовному праву. К апрелю 1918 г. было принято 17 специальных уголовно-правовых декретов и 15 актов об отдельных преступлениях, к концу июля 1918 г. их было соответственно 40 и 69. Большое внимание государство уделяло борьбе с контрреволюционными преступлениями.

Первым специальным нормативным актом нового государства в области уголовного права было постановление II Всероссийского съезда Советов «Об отмене смертной казни», опубликованное 28 октября 1917 г., согласно которому «восстановленная Керенским смертная казнь на фронте отменялась». Судебные органы до 16 июня 1918 г. смертную казнь как меру наказания не применяли.

28 ноября 1917 г. было опубликовано подготовленное НКЮ «Руководство для устройства революционных трибуналов», где впервые был дан примерный перечень наказаний, применяемых трибуналами: денежный штраф, общественное порицание, лишение общественного доверия, принудительные общественные работы, лишение свободы, высылка за границу. Инструкция НКЮ революционным трибуналам от 19 декабря 1917 г. конкретизировала положение Декрета о суде № 1 о подсудности революционных трибуналов, согласно которому им подлежали дела о лицах, организующих восстания против власти рабоче-крестьянского правительства, активное противодействие правительству, неподчинение ему, призыв других к противодействию или неподчинение ему, саботаж, прекращение и сокращение выпуска предметов массового потребления, скупку, сокрытие, порчу, уничтожение предметов массового потребления и или другие способы вызвать их недостаток на рынке или повышение цен на них; нарушение декретов, приказов, обязательных постановлений и других опубликованных распоряжений органов правительства, если в них предусмотрено предание за нарушение их суду революционного трибунала; злоупотребление властью. Это была первая попытка дать нормы Особенной части уголовного права в отношении дел, подсудных трибуналам. Инструкция давала перечень мер наказания, применяемых революционными трибуналами: денежный штраф, лишение свободы, удаление из столиц, отдельных местностей или пределов Российской Республики, объявление общественного порицания, объявление виновного врагом народа, лишение виновного всех или некоторых политических прав, секвестр или конфискация(частичная или общая) имущества, присуждение к обязательным общественным работам.

Созданные в соответствии с постановлением НКЮ от 18 декабря 1917 г. и декретом СНК от 28 января 1918 г. революционные трибуналы печати применяли следующие наказания: денежный штраф, выражение общественного порицания, о котором привлеченное произведение печати доводит до всеобщего сведения способами, указанными трибуналом, помещение на видном месте или же специальное издание опровержения ложных сведений, временная или навсегда приостановка издания или изъятие его из обращения, конфискация в общенародную собственность типографий или имущества издания печати, если они принадлежали привлеченным к суду, лишение свободы, удаление из пределов столиц, отдельных местностей и пределов Российской Республики, лишение виновного всех или некоторых политических прав.

В связи с обострением обстановки в стране 16 июня 1918 г. было опубликовано постановление НКЮ, наделившее революционные трибуналы правом применения высшей меры наказания.

6 октября 1918 г. был опубликован документ, подготовленный Кассационным отделом при ВЦИК, при котором впервые в советском уголовном праве проведена систематизация норм Особенной части в отношении преступлений, отнесенных к подсудности революционных трибуналов. Проведена была не только систематизация этих норм, но и сделана попытка сформулировать составы преступлений, отнесенных законодательством к компетенции трибуналов. К подсудности революционных трибуналов, прежде всего, относились дела по обвинению к контрреволюционной деятельности. В инструкции раскрывалось содержание контрреволюционной деятельности. К ней относились: организация контрреволюционных выступлений против рабоче-крестьянского правительства, участие непосредственно в них или в подготовительной к ним стадии, участие во всевозможных контрреволюционных заговорах и организациях, ставящих своей целью свержение советского правительства, участие непосредственно в выступлениях, даже если преступник не состоял членом каких-либо организаций, готовивших эти выступления. Признавались контрреволюционными всякие выступления независимо от повода, по которым они возникали, против Советов, их исполкомов или отдельных советских учреждений: продовольственных, административных или иных, если они сопровождались разгромами или иными насильственными действиями или хотя бы угрозами таковых по отношению к деятельности или деятелям этих органов. Если же они сопровождались набатным звоном, то виновные наказывались как прямые участники, причем покушение рассматривалось как оконченное преступление. Раскрывалось содержание таких составов преступлений, как саботаж, дискредитирование власти, подлог и неправомерное использование советских документов, шпионаж, хулиганство, преступления по должности. К суду трибунала могли привлекаться провокаторы, охранники, осведомители, царские сановники или иные деятели старого режима, прошлая деятельность которых, хотя бы и до установления Советской власти, признавалась вредной для революции или была против нее прямо направлена. Однако это осуществлялось всякий раз по специальным постановлениям местных Советов, их исполкомов или «особо на то уполномоченных органов».

В 1919 г. НКЮ подготовил важный документ по общей части уголовного права, обобщивший законодательство, а также судебную практику общих судов и революционных трибуналов. 12 декабря 1919 г. «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» были изданы в качестве постановления НКЮ. Это была по существу, первая попытка систематизации норм общей части уголовного права. «Руководящие начала…» включали введение и восемь разделов: об уголовном праве, об уголовном правосудии, о преступлении и наказании, о стадиях осуществления преступления, о соучастии, о видах наказания, об условном осуждении, о пространстве действий уголовного права. Во введении дана оценка классовой сущности буржуазного права, которое, как и буржуазный государственный аппарат, подлежало слому. Пролетариат «должен выработать правила обуздания своих классовых врагов». Определялась задача уголовного права – это борьба «с нарушителями складывающихся новых условий общежития в переходный период диктатуры пролетариата». Давалось определение права вообще и уголовного права в частности. Четко прослеживается классовый подход. Уголовное право имело своим содержанием, говорилось в документе, правовые нормы, которыми система общественных отношений данного классового общества охраняется от нарушения (преступления) посредством репрессий (наказания).

Задача советского уголовного права – посредством репрессий охранять систему общественных отношений, соответствующую интересам трудящихся масс, «организовавшихся в господствующий класс в переходный от капитализма к коммунизму период диктатуры пролетариата». Содержалось важное положение о том, что советское правосудие осуществляется народными судами и революционными трибуналами. Преступление определялось как нарушение общественных отношений, охраняемых уголовным правом. Наказание определялось как мера принудительного воздействия, посредством которой власть обеспечивает сохранение данного порядка общественных отношений от нарушителей последнего (преступников). Задача наказания раскрывалась как охрана общественного порядка от совершившего преступление или покушавшегося на совершение такового и от будущих возможных преступлений как данного лица, так и других лиц, т.е. как задача общего предупреждения. При определении меры наказания суд должен был оценивать степень и характер опасности для общества как самого преступника, так и совершенного им деяния. Перечислялись обстоятельства, которые должны были учитываться судом для определения меры наказания. Например, для революционных трибуналов важны были следующие обстоятельства: совершено ли преступление лицом, принадлежащим к имущему классу, с целью восстановления, сохранения или приобретения какой-либо привилегии, связанной с правом собственности, или неимущим в состоянии голода и нужды; совершено ли деяние в интересах восстановления власти угнетающего класса или в личных интересах совершающего деяние.

Уголовная ответственность наступала с 14 лет. Содержалось положение о необходимой обороне, субъективной стороне состава преступления. Не подлежали суду и наказанию лица, совершившие деяние в состоянии душевной болезни. В специальном разделе давались примерные виды наказаний: внушение, выражение общественного порицания, принуждение к действию, не представляющему физического лишения (например, пройти известный курс обучения), объявление под бойкотом, исключение из объединения на время или навсегда; восстановление, а при возможности его возмещение причиненного ущерба, отрешение от должности, воспрещение занимать ту или иную должность или исполнять ту или иную работу, конфискация всего или части имущества, лишение политических прав, объявление врагом революции или народа, принудительные работы без помещения в места лишения свободы, лишение свободы на определенный или на неопределенный срок до наступления известного события, объявление вне закона, расстрел, сочетание вышеназванных видов наказания. Расстрел являлся исключительной мерой наказания. В примечании было указано, что народные суды не применяют смертной казни. Следовательно, из судебных органов ее могли применять лишь революционные трибуналы. Необходимо отметить, что это был примерный перечень видов наказания, а трибуналы не лишались своего, ничем не ограниченного права в применении меры наказания.

Предусматривалось условное осуждение к совершившим преступление впервые и притом при исключительно тяжелом стечении обстоятельств его жизни, когда опасность осужденного для общежития не требует его изоляции.

Уголовное право РСФСР действовало на всем пространстве республик в отношении как ее граждан, так и иностранцев, совершивших на ее территории преступления, а также в отношении граждан РСФСР и иностранцев, совершивших преступления на территории другого государства, но уклонившихся от суда и наказания в месте совершения преступления и находящихся в пределах РСФСР.

4. ИЗМЕНЕНИЯ В ГОСАППАРАТЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ.

В 1918 – 1920 гг. шел процесс поисков, приспособления революционных трибуналов к чрезвычайной обстановке иностранной военной интервенции и гражданской войны, новых организационных форм и новых форм процессуальной деятельности. Они стали превращаться из специальных судебных органов в чрезвычайные специальные судебные органы.

16 июня 1918 г. было опубликовано постановление НКЮ, наделившее революционные трибуналы правом применения высшей меры наказания – расстрела. Постановление ВЦИК «О правах ВЧК и ревтрибуналов» от 17 февраля 1919г. и «Положение о революционных трибуналах» от 12 апреля 1919г. также предоставили трибуналам ничем не ограниченное право в определении меры репрессии. Трибуналы, таким образом, были наделены в определенной степени правом создавать нормы, касавшиеся мер наказания. Тогда и появились приговоры трибуналов с такими мерами наказания, как «условный расстрел», «лишение свободы до окончания гражданской войны», «лишение свободы до победы мировой революции» и т.д. «Положение о революционных трибуналах» от 18 марта 1920 г. также наделило трибуналы ничем не ограниченным правом в определении мер репрессии, однако в пределах действовавших декретов. В результате успехов в борьбе с внешней и внутренней контрреволюциями по инициативе Ф. Э. Дзержинского ВЦИК и СНК 17 января 1920 г. приняли постановление «Об отмене смертной казни». Отменялось ее применение органами ВЧК, революционными трибуналами, кроме военных. Однако в мае 1920 г. в связи с наступлением белополяков она вновь вводилась в 23 губерниях, объявленных на военном положении.

В целях решительного пресечения преступлений и быстроты решения дел трибуналы реорганизовывались. Во-первых, ликвидировался институт народных заседателей в трибуналах. Они теперь состояли лишь из судей. Во-вторых, резко сократился состав трибуналов: с семи до трех человек, избираемых местными советами и исполкомами. Трибуналы действовали в составе председателя и двух членов. В-третьих, в соответствии с «Положением о революционных трибуналах» от 18 марта 1920 г. революционные трибуналы избирались в составе председателя и двух членов, в том числе один член был из состава местной коллегии ЧК. С одной стороны, это способствовало усилению организационной связи двух специальных органов государства по борьбе с контрреволюцией, их оперативности, выработке единой линии в пресечении контрреволюционных сил. С другой стороны, это не могло не сказаться отрицательно на объективном рассмотрении дел в трибуналах, расследованных органами ЧК. К тому же нарушался демократический принцип отделения суда от следствия и отделения суда от администрации.

Процессуальный прядок деятельности трибуналов также приспосабливался к чрезвычайным условиям жизни страны. Он должен был обеспечить быстроту и решительность в пресечении преступлений. От трибунала зависело допущение к участию в деле обвинения и защиты, но если допускался обвинитель, трибунал обязан был допустить или назначить защитника. Трибуналу было предоставлено право вызывать или не вызывать тех или иных свидетелей, допущение дополнительных свидетелей, приобщение к делу новых документов. Он был вправе прекратить допрос и не допрашивать остальных свидетелей, если признавал дело обстоятельства, для проверки которых вызывались свидетели, достаточно выясненными. Направление дела на доследование могло иметь место только в случае признания трибуналом такой неполноты следствия, которая не могла быть восполнена на заседании трибунала. Трибунал был в праве постановить о недопущении прений сторон после окончания судебного следствия, если признавал дело в достаточной степени выясненным судебным следствием. Как видим, революционные трибуналы наделялись чрезвычайными правами по ведению процесса. Однако это было право, а не обязанность трибунала. В обычных условиях процесс в трибуналах проходил на общих принципах судебного процесса, характерного для всей судебной системы. Чрезвычайные процессуальные нормы способствовали оперативности в деятельности трибуналов. В месте с тем следует подчеркнуть, что эти чрезвычайные нормы процесса существенно ущемляли интересы сторон в процессе, и прежде всего интересы подсудимого. Они не создавали необходимых условий для всестороннего и глубокого рассмотрения дел революционными трибуналами.

Заседания трибунала были публично и в присутствии обвиняемого. Приговор общего местного революционного трибунала мог быть обжалован в кассационном порядке в Кассационный трибунал при ВЦИК.

Таким образом, по своим полномочиям, организации, формам процессуальной деятельности революционные трибуналы превратились в чрезвычайные специальные судебные органы.

Кроме системы общих (гражданских, территориальных – так иногда именуют общие революционные трибуналы в юридической литературе) революционных трибуналов, в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции были созданы и действовали две новые системы революционных трибуналов: революционные военные трибуналы и революционные военные железнодорожные трибуналы.

Становление системы военных революционных трибуналов проходило сложно. Против создания революционных трибуналов в вооруженных силах был не только НКЮ, как утверждают некоторые исследователи, но и СНК. Революционные военные трибуналы в войсках стали создаваться по инициативе местных военных властей. В юридической литературе по-разному датируют время создания первых военных революционных трибуналов. Исходя из опубликованных архивных источников, можно сказать, что с июля 1918 г. стали создаваться по приказам Революционных военных советов (РВС) революционные военные трибуналы. Некоторые авторы отмечают, что, с формальной точки зрения, создание революционных военных трибуналов противоречило декрету СНК от 4 мая 1918 г., запрещавшему создание армейских трибуналов. Это положение можно усилить. Возникновение революционных военных трибуналов противоречило также ст. 49 Конституции РСФСР. Таким образом, появление военных трибуналов не «формально», а по существу было нарушением законности. В начале создавались армейские и фронтовые трибуналы. В конце 1918 г. начали появляться отделы армейских трибуналов при дивизиях и бригадах. По приказу РВСР от 14 октября 1918 г. для руководства революционными военными трибуналами (РВТ) был создан Революционный военный трибунал республики (РВТР). С января 1920 г. стали создаваться РВТ в тылу. Созданная сеть РВТ войск внутренней охраны (ВОХР) подчинялась Главному РВТ ВОХР. Общее руководство РВТ ВОХР через Главный РВТ осуществлял РВТР. С апреля 1920 г. стали создаваться РВТ округов. В военно-морских силах существовали РВТ флотов и флотилий. В партизанских районах Восточной Сибири действовали военные революционные трибуналы на основании нормативных актов, принятых на съездах партизанских армий.


5. ПЕРИОД НЭПА.

Происходила перестройка судебных органов в целях унификации судебной практики, выработки единой карательной политики необходимо было реорганизовать три почти самостоятельные системы революционных трибуналов. Эту задачу призван был решить декрет ВЦИК от 23 июня 1921 г. «Об объединении всех революционных трибуналов республики». В качестве единого кассационного органа и органа надзора для всех действовавших на территории РСФСР трибуналов , а также судебного учреждения для дел особой важности создавался единый Верховный трибунал при ВЦИК. Главный революционный военный железнодорожный трибунал, Революционный военный трибунал республики и состоявший при ВЦИК Верховный революционный трибунал объединялись. Их функции и аппарат передавались единому Верховному трибуналу. Единый Верховный трибунал при ВЦИК учреждался в составе: а) пленума или объединенного заседания председателей коллегии верховного трибунала, члена-докладчика и председателя ВЧК; б) коллегий Верховного трибунала: судебной, кассационной, военной и военно-транспортной; в) областных отделений. Вхождение представителя ВЧК в состав пленума Верховного трибунала являлось нарушением демократического принципа отделения суда от административных органов.

В связи с изменившимися условиями в стране серьезной перестройке подверглись местные революционные трибуналы всех трех систем: общие, военные и железнодорожные. В соответствии с уже упомянутым декретом ВЦИК от 23 июня 1921 г. упразднялись все революционные железнодорожные трибуналы, за исключением одного на каждую железную дорогу и водный район, почти все военные трибуналы. При всех губернских трибуналах создавались отделения по военным и крупным должностным преступлениям. Функции и аппараты объединяющихся трибуналов передавались в губернские трибуналы. В результате проведенной реорганизации местных революционных трибуналов в основном действовали система общих революционных трибуналов и отдельные военные и железнодорожные трибуналы. Однако военные отделения трибуналов не выполняли должным образом своей задачи по пресечению воинских преступлений. Вскоре в Верховный трибунал и Реввоенсовет республик стали поступать от местного военного командования и политорганов доклады, телеграммы с настойчивым ходатайством о восстановлении военных трибуналов, ибо военные отделения губернских трибуналов не связаны с армией, не знают ее быта, несвоевременно рассматривают дела о воинских преступлениях. Вскоре военные трибуналы стали восстанавливаться, и процесс этот шел довольно быстро.


6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Упрочение Советской власти, разгром основных сил контрреволюции, стабилизация положения страны на международной арене, успешное осуществление НЭПа – все это привело к необходимости судебной реформы. 31 октября 1922 г. ВЦИК принял «Положение о судоустройстве РСФСР», вводившееся в действие на всей территории РСФСР с 1 января 1923 г. Согласно этому акту упразднялись общие революционные трибуналы, сокращалось количество военно-транспортных трибуналов и временно сохранялись военные трибуналы. Однако военные трибуналы выдержали проверку временем и с соответствующими изменениями действовали длительное время, укрепляя наши вооруженные силы (В связи с изменениями и дополнениями Конституции РСФСР 21 апреля 1992 г. военные трибуналы были переименованы в военные суды).


7. ПРИЛОЖЕНИЕ.

ЗАДАЧА № 1.

Воин Химаку, перебрав в корчме сикеры, устроил драку с заевшими торговцами. Надавав им оплеух, он выскочил на улицу, где был остановлен декумом. Приняв его за одного из тех, с кем он только что подрался Химаку сбил с ног декума и бросился бежать. Задержанный городской стражей, он предстал перед судом.

Согласно закону царя Хамурапи № 202, если человек ударит по щеке большего по положению, чем он сам, то должно в собрании ударить его 60 раз плетью из воловей кожи.

Войну Хомаку грозит наказание в 60 ударов воловей плетью.

ЗАДАЧА № 2.

В начале июля 1794 г. в Комитет общественной безопасности поступил донос от «доброго патриота» на то, что бывший священник Мерсье неуважительно отзывался о членах Конвента.

Согласно Декрета о Революционном трибунале от 10 июня 1794 г. статья № 6 гласит: врагами народа признаются лица, призывающие к восстановлению королевской власти или же пытавшиеся унизить и распустить Конвент.

Статья № 7.

Наказанием, установленным за все преступления, подлежащие ведению Революционного Трибунала, является смерть.

Статья № 8.

Уликами, достаточными для осуждения врагов народа, могут служить всевозможные доказательства – моральные, вещественные, устные и письменные, естественно вызывающие уверенность всякого справедливого и просвещенного ума.

Согласно этим статьям Мерсье скорее всего признают виновным в унижении Конвента, а следовательно ему грозит смертная казнь.


8. ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА.

1. Титов Ю. П. – История государства и права

2. Чистяков О. И. - История отечественного государства и права

3. Исаев И. А. - История государства и права

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий