регистрация / вход

Проведение в Башкирии буржуазных реформ 2-ой половины 19 века

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТ ИНСТИТУТ ПРАВА Контрольная работа по курсу “ История государства и права Республики Башкортостан”

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТ

ИНСТИТУТ ПРАВА

Контрольная работа по курсу

“История государства и права Республики Башкортостан”

Проведение в Башкирии буржуазных реформ 2-ой половины 19 века.

1 курс заочного отделения (экстернат)

Проверил: преподаватель Искужин Т.С.

УФА, 2000

Проведение в Башкирии буржуазных реформ 2-ой половины 19 века.

ПЛАН

1. Общая характеристика реформ 2-ой половины 19 века.

2. Положение “О башкирах” от 14.05.1863 года. Указ “О передаче башкир из военного в гражданское ведомство” от 2.07.1865 г.

3. Проведение земской реформы в Башкирии в 1864 г. и ее особенности.

4. Особенности проведения судебной реформы 1864 г. в крае.

5. Проведение контрреформ 1894 – 1900 годы.

1. Общая характеристика реформ 2-ой половины 19 века.

В первой половине 19 века сформировались социально-политические предпосылки для преобразований в России. Крепостное право сдерживало развитие рынка и крестьянского предпринимательства. Помещичьи хозяйства включались в рыночный оборот; те, кто не мог приспособиться к новым экономическим условиям, теряли свои земли, попадавшие в заклад. Под угрозой революционной ситуации в России царское правительство вынуждено было предпринять определенные шаги, получившие название буржуазных реформ.

19 февраля 1861 года император Александр II утвердил ряд законодательных актов по конкретным положениям крестьянской реформы. Были приняты центральные и местные положения, в которых регламентировались порядок и условия освобождения крестьян и передачи им земельных наделов. Их главными идеями были: крестьяне получали личную свободу, и до заключения выкупной сделки с помещиком земля переходила в их личное пользование.

Получив личную свободу, крестьяне в интересах исправного платежа повинностей наделялись землей в личное пользование. Основой этой сделки стало добровольное соглашение крестьянина и землевладельца, при его отсутствии – наделение землей осуществлялось на основе местных положений.

Пользуясь помещичьей землей на условиях постоянного владения, крестьяне платили ему оброк и несли барщину. При желании они могли выкупить свою усадьбу, полевые угодья могли быть выкуплены только по согласию с помещиком.

Наделение землей осуществлялось по добровольному соглашению помещика и крестьянина: первый не мог давать земельный надел меньше нижней нормы, установленной местным положением, второй не мог требовать надела больше максимальной нормы, предусмотренной в том же положении.

Душевой надел состоял из усадьбы и пахотной земли, пастбищ и пустошей. Землей наделялись только лица мужского пола.

Собственность на землю сохранялась помещиком вплоть до совершения выкупной сделки, крестьяне на этот период являлись только пользователями и “временнообязанными”. В этот переходный период крестьяне освобождались от личной зависимости, для них отменяли натуральные налоги, снижались норма барщины и денежного оброка.

Статьи Общего положения подчеркивали, что крестьянин получает право приобретать в собственность недвижимые и движимые имущества (а также отчуждать и распоряжаться ими) на общих основаниях и на основе гражданских узаконений.

Также в это время в России шла реформа местного самоуправления. Дореформенная система местного самоуправления отражала преимущественно интересы дворянско-помещичьего класса. Преобладавшие в ее деятельности принципы бюрократизма и централизма не учитывали реальных нужд местного населения, промышленности и торгового оборота. Картина усугублялась нерасчлененностью административных, судебных и хозяйственных правомочий, возлагавшихся на местную администрацию. Проведение крестьянской реформы требовало неотложной перестройки системы местного самоуправления. В ходе этой реформы правительство стремилось создать необходимые условия для сохранения власти в руках дворян-помещиков, и все дискуссии вращались вокруг этой проблемы.

1 января 1864 года было утверждено Положение о губернских и уездных земских учреждениях. На них возлагалось: заведование капиталами, имуществами и деньгами земства; содержание земских зданий и путей сообщения; меры по обеспечению “народного продовольствия”, мероприятия по благотворительности, взаимное земское страхование имущества; попечение о развитии местной торговли и промышленности; санитарные меры, участие в хозяйственных отношениях в области здравоохранения и образования.

Законом предусматривалось создание трех избирательных курий:

- курия уездных землевладельцев, состоявшая преимущественно из дворян-помещиков, для участия в которой требовался высокий имущественный ценз. Уездные землевладельцы с меньшим цензом участвовали в выборах через уполномоченных;

- городская курия, участники которой должны были располагать купеческим свидетельством либо предприятием определенного размера;

- сельская курия, в которой не был установлен имущественный ценз, но введена система трехступенчатых выборов: крестьяне, собравшиеся на волостной сход, посылали своих выборщиков на собрание, которое избирало земских гласных.

Аппарат земств состоял из распорядительных органов – губернских и уездных земских собраний и исполнительных органов – уездных губернских земских управ (в структуру последних входили постоянные канцелярии, разделяющиеся на отделы). Свои хозяйственные задачи земства решали на средства, собираемые с населения в виде специального налога.

Во главе собраний управ стояли выборные председатели, которые кроме того. Что руководили деятельностью земских учреждений, председательствовали от их имени в местных правительственных учреждениях (присутствиях по крестьянским делам). Председателями земских собраний были предводители дворянства.

Земское собрание и земская управа (исполнительный орган, состоявший из председателя и двух членов) избирались на три года. Губернское земское собрание избиралось членами уездных собраний. Председатель уездной управы утверждался в должности губернатором, председатель губернской управы – министром внутренних дел.

Наряду с земской реформой шла реформа и городская. 16 июля 1870 года было утверждено Городское положение, закреплявшее систему органов городского общественного управления: городское избирательное собрание и городскую Думу с городской управой – исполнительным органом. Думу и управление возглавляло одно лицо – городская голова, утверждаемый в своей должности губернатором или министром внутренних дел.

Все городские избиратели в соответствии с имущественным (податным) цензом делились на три группы, каждая из которых избирала треть гласных в городскую Думу. В выборах участвовали лица, достигшие 25-летнего возраста, владеющие недвижимостью, промышленными или торговыми предприятиями, занимающиеся кустарными промыслами или мелкой торговлей, представляющие любое сословие.

Дума и управа выбирались на четыре года, половина управы должна была обновляться каждые два года. Городской голова мог приостановить решение управы. Разногласия Думы и управы решал губернатор.

В компетенцию городской Думы входили вопросы: о назначении выборных должностных лиц, установлении городских сборов, сложении недоимок, установлении правил о заведовании городским имуществом, о приобретении городской недвижимости, о займах. В пользу города Дума могла устанавливать следующие сборы: с недвижимости (оценочный сбор), с документов на право торговли и промышленности, трактиров, постоялых дворов и съестных лавок, извозного промысла, частных лошадей и экипажей, квартир и жилых помещений, собак, аукционов.[1]

Одновременно с крестьянской реформой, земской и городской реформами во 2-й половине 19 века в России создались предпосылки для проведения судебной, полицейской и военной реформ.

Структуру досудебной системы составляли разнообразные исторически сложившиеся органы, делавшие ее сложной и запутанной. Существовали суды для дворян, горожан, крестьян, специальные коммерческие, совестные, межевые и иные суды. Судебные функции исполняли и административные органы – губернские правления, органы полиции и др. Рассмотрение дел во всех судебных инстанциях происходило при закрытых дверях. На деятельность суда сильное давление оказывали различные административные органы, ведение следствия и исполнение приговора предоставлялись органам полиции, которые, кроме того, что принимали на себя и судебные функции по “маловажным” делам. Делопроизводство могло тянуться годами. В судебном процессе господствовали инквизиторское начало и теория формальных доказательств.

В ноябре 1864 года были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы: Учреждения судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Создавались две судебные системы: местные и общие суды. К местным относились волостные суды, мировые судьи и съезды мировых судей, к общим – окружные суды, учреждаемые для нескольких уездов; судебные (по гражданским и уголовным делам) палаты, распространявшие свою деятельность на несколько губерний или областей; кассационные (по гражданским и уголовным делам) департаменты Сената. Власть этих судов распространялась на все сферы, кроме тех, где действовала юрисдикция духовных, военных, коммерческих, крестьянских и инородческих судов.

Новые принципы гражданского процесса закреплял Устав гражданского судопроизводства 1864 года. Иск подавался мировому судье в письменной или устной форме, ответчик вызывался в суд повесткой. В судебном разбирательстве стороны обменивались словесными показаниями, могли быть представлены письменные и вещественные доказательства. Стороны имели право привлекать в процесс адвокатов. Заключение по результатам судебного состязания делал прокурор. Суд выносил решение, оформленное в виде резолюции. Допускались кассационный или апелляционный пересмотр дела. После истечения сроков, установленных для пересмотра, истцу выдавался исполнительный лист, председатель суда назначал судебного пристава, приводившего в исполнение решение о взыскании. Уголовный процесс регламентировался Уставом уголовного судопроизводства и разделялся на стадии: предварительное расследование (дознание и предварительное следствие) и собственно сам судебный процесс (судебное следствие, прения сторон, заключение председателя суда, вердикт с участием присяжных заседателей).

В основу преобразований судебной реформы 1864 года был положен принцип разделения властей: судебная власть отделялась от законодательной, исполнительной, административной. В законе отмечалось равенство всех перед законом.

В 1862 году городская и уездная полиция были объединены в единую полицейскую систему со сложной “иерархической лестницей”, начавшуюся с урядника и пристава и на уездном уровне возглавлявшуюся исправником. По этой реформе органы полицейского надзора сконцентрировали в своих руках всю реальную репрессивную власть в Центре и на местах.

Реформы затронули и сферу тюремную, где были отменены телесные наказания для женщин, дополнительные телесные наказания, клеймение, ограничивалось применение розг. В армии отменялись шпицрутены, а в 1885 году и применение розг.

В системе внутренних дел основную роль стали играть департаменты полиции и общих дел, главные управлен6ия по делам печати и тюремный и земской отделы.

В 1865 году “Временные правила о печати” значительно смягчали цензуру.

1 января 1874 года был утвержден “Устав о воинской повинности”, вводившийся для всего мужского населения. Лица, достигшие 21 года призывались на службу по жребию. Не попавшие в постоянные войска зачислялись в ополчение. Общий срок службы в сухопутных войсках устанавливался 15 лет (из них действительная служба составляла 6 лет и служба в запасе – 9 лет). Во флоте соответственно 7 лет и 3 года. В каждом военном округе учреждался военно-окружной суд.

Перечисленные реформы 2-ой половины 19 века естественно коснулись и Башкирию. Но в Башкирии в этих реформах были свои отличия.

2. Положение “О башкирах” от 14.05.1863 года. Указ “О передаче башкир из военного в гражданское ведомство” от 2.07.1865 г.

В 19 веке “территория Башкирии входила в Оренбургскую, Пермскую, Вятскую и Саратовскую губернии. В Оренбургской губернии – это Бугульминский, Мензелинский, Бирский, Троицкий, Уфимский, Белебеевский, Стерлитамакский, Оренбургский, Бузулукский, Бугуруслановский, Челябинский и Верхнеуральский уезды; в Пермской – Осинский, Пермский, Красноуфимский, Екатеринбургский и Шадринский уезды; в Вятской – Елабужский и Сарапульский уезды; в Саратовской – Вольский , Хволынский и Хотинский уезды”[2] .

С 1798 года башкиры были превращены в военно-казачье сословье. Башкортостан разделен на 11 башкирских и 5 мишарских кантонов. Одновременно было образовано 5 кантонов оренбургских и 2 кантона уральских казаков. При переводе башкир в военно-казачье сословие были умело использованы особенности их жизни и быта. Царское правительство отмечала большую склонность башкир к военнолй службе и умело этим пользовалась. Кантонная система не оставалась неизменной. Происходило объединение башкир и мишарей в рамках одного войска. Но неизменным оставалось, что башкиры относились к военно-казачьему сословью. Эта кантонная система просуществовала до 1865 года и наложила свои отпечатки на проведение реформ 2-ой половины 19 века в Башкирии.

После присоединения казахских земель к России в 40 – 50-х годах 19 века Башкирия утратила свое окраинное положение, превратившись в одну из внутренних областей. Тем самым отпала необходимость широкого привлечения башкир к пограничной службе. Поэтому правительство решило постепенно и по частям перевести их в податное сословие. В 1848 году башкиро-мишарское войско было разделено на две части: первая с населением в 200 тысяч душ была обложена вместо военной службы денежным сбором, вторая, состоящая из 101 тысячи душ, продолжала нести военную службу. Военная служба касалась только четырех прилинейных башкирских кантонов. Дальнейший шаг по пути обращения башкир в податное сословие был сделан в 1855 году, когда к войску были присоединены тептяри и бобыли. Башкирское войско было распределено по-новому на кантоны, которых теперь стало 28.

После отмены крепостного права царское правительство России приступило к обсуждению вопроса об упразднении кантонной системы управления у башкир, мишарей, тептярей, и переводе их в гражданское сословие. 14 мая 1863 года Александр II утвердил “Положение о башкирах”, в котором говорилось: “Инородцы, известные под названием башкир, мещеряков, тептярей и бобылей, имеющие общее наименование Башкирского войска, получают гражданское устройство, как свободные обыватели, на основаниях в сем Положении определенных”[3] . Перевод в гражданское сословие коснулся башкир и их военных припущенников, проживающих в Оренбургской, Пермской, Самарской и Вятской губерниях. Положение 14 мая 1863 года предоставляло башкирам и припущенникам все права, которые были определены реформой 1961 года для крестьян: входить в договорные отношения, приобретать в собственность движимое и недвижимое имущество, открывать и содержать торговые заведения, заниматься ремеслами, переходить в другие сословия, отлучаться из мест жительства и т.д. Создавалось сельское и волостное правление, сходное с крестьянским “самоуправлением” русского населения.

Согласно положения от 14 мая, кантонная система управления была сохранена с некоторыми изменениями. Это было необходимо для постепенного слияния башкир и припущенников с прочим крестьянским населением губернии. Число кантонов постепенно сокращалось с 28 до 11. Их границы приблизились к уездному делению. Функции кантонных начальников теперь ограничивались правами и обязанностями мировых посредников. После реализации Положения о башкирах кантонное управление подлежало окончательному упразднению.

Положение от 14 мая не внесло в жизнь башкир и припущенников особых изменений. Оно узаконило перевод местного населения из военного в гражданское состояние, который последовательно осуществлялся правительством в предреформенные десятилетия. За башкирами и припущенниками “неслужащих” кантонов были закреплены денежные повинности взамен военной службы, а также земские, мирские и прочие платежи, которые они вносили наравне с другими податными сословиями. Население же служащих кантонов продолжало нести прежнюю военную службу. Закон был встречен населением губернии с одобрением, однако возникли опасения, связанные с преобразованиями, которые могут последовать непосредственно за его введением.

Вскоре после введения закона начали распространяться слухи о том, что правительство собирается лишить башкир их вотчинной земли и наделить их как бывших крепостных, причислить башкир и их припущенников в государственные крестьяне, брать с них ректрут и крестить мусульман. Такие же слухи ходили и в русских селениях. В некоторых местах священники начали призывать местное население принять христианство, угрожая в противном случае обращением в государственных крестьян и насильственным выселением из Башкирии. Жители некоторых деревень Белебеевского и Бугурусланского уездов начали готовиться к переселению на реку Ишим в Сибирь с целью причисления их в тамошнее казачество.

Перевод в гражданское состояние вызвал большое опасение вотчинников и припущенников за их земли и свободу. Упразднение военно-казачьего сословия, обложения населения денежными повинностями взамен службы рассматривались как превращение в государственных крестьян. Особенное недовольство башкир и припущенников вызвало обложение повинностями уволенных в отставку и тех, кто раньше не платил их (старики, дети, больные и т.д.). Глухое недовольство чувствовалось и среди бывших кантонных начальников. Недовольно было и местное духовенство, значение которого резко упало из-за отстранения его от решения бытовых и мелких судебных дел.

Лишение военно-феодальной верхушки прежней власти не означало ликвидации эксплуататорской прослойки среди башкир и припущенников. При создании сельского и волостного управления бывшие начальники вновь заняли господствующее положение. Как и прежде рядовое население было отдано на произвол и разграбление власть имущих лиц. Новые должностные лица были замечены во взяточничестве и других злоупотреблениях.

Не удовлетворяло и состояние делопроизводств в башкирских и татарских волостях. В России деловая переписка должна была вестись на русском языке. Она же велась на тюркском наречии из-за непонимания многими старшинами русского. Нередко в помощь русским писарям принимались свои – башкирские. Также, мало было русских школ.

Несмотря на большие трудности в реализации Положения от 14 мая 1863 года, правительство считало итоги его претворения в жизнь удовлетворительными и возбудило вопрос об окончательной передаче башкир и припущенников в гражданское ведомство.

Таким образом, Положение о башкирах от 14 мая 1863 года стало началом отмены кантонной системы управления на территории края и явилось составной частью крестьянской реформы 1861 года.

2 июля 1865 года был принят закон “О передаче управления башкирами из военного в гражданское ведомство”, согласно которому окончательно упразднялось кантонное управление. В конце 1865 года и начале 1866 башкиры и припущенники перешли в заведывание общих губернских и уездных присутствий по крестьянским делам и мировых посредников. Были освобождены от натуральной службы и обложены денежными повинностями жители “служащих” (Оренбургского и Верхнеуральского) кантонов. Прекратило свою деятельность общее управление башкирами.

В законах 1863 и 1865 года остались вне поля зрения вопросы землеустройства вотчинников и припущенников. Наделение местного населения землей правительство связывало с последующей экспроприацией башкирских угодий. Отчуждение вотчинных земель должно было укрепить дворянское землевладение в крае.

3. Проведение земской реформы в Башкирии в 1864 г.

и ее особенности.

Отмена крепостного права в Башкирии вызвала необходимость других преобразований, в том числе и в области местного самоуправления. Уфимское дворянство уже 19 декабря 1863 года на губернском собрании постановило ходатайствовать перед правительством о скорейшем открытии земских учреждений на территории края. Но сама земская реформа 1864 года протекала на территории края со своими особенностями. Вернее вообще никаких изменений в крае не было несмотря на обширную переписку губернских начальников с правительством. В этой переписке были просьбы как можно быстрей открыть земства на территории Башкирии. По их мнению, земства должны были освободить администрацию от обременительных для нее хозяйственных дел.

Но лишь через 10 лет 14 мая 1874 года Государственный Совет России постановил: “Высочайшее утвержденное 1-го января 1864 года положение о земских учреждениях распространить на Уфимскую губернию”[4] . А проведение земской реформы на территории Оренбургского края откладывалось еще на неопределенное время.

В Уфимской губернии земские учреждения были введены 25 февраля 1875 года. Они состояли из распорядительных органов – губернских и уездных земских собраний и исполнительных – уездных и губернских земских управ. Согласно “Положению от 1 января 1864 года”, выборы в них проводились на трех избирательных куриях: землевладельцев (земельный ценз в Уфимской губернии устанавливался от 200 до 350 десятин), городских избирателей (лица, имеющие купеческие свидетельства, промышленные и торговые предприятия с годовым оборотом не менее 6 тыс. руб.), и сельского общества. Выбор в земства от сельского общества был многоступенчатым. Сначала сельский сход выдвигал представителей на волостной сход, а те, в свою очередь, избирали установленное число земских гласных. Такая многоступенчатая система позволяла проводить в земства наиболее зажиточных и угодных администрации крестьян.

Компетенция земств Уфимской губернии ограничивалась хозяйственными вопросами местного значения: строительство и содержание в исправном состоянии мостовых, дорог, мостов, переправ, земских школ, больниц, приютов и т.д. На обязанности земств лежала также этапно-арестанская повинность на внутренних дорогах губернии, поставка подвод для разъездов гражданских и полицейских должностных лиц. Такое широкое трактование функций земства объясняется тем, что правительство стремилось переложить ряд обязанностей с администрации на органы местного самоуправления.

Для ведения хозяйственных дел и содержания собственных учреждений земствам предоставлялись права по назначению, раскладке, сбору и расходованию местных налогов -– земских сборов. Ими облагались документы, дающие право на торговлю, городская недвижимость, леса, земли. Наиболее значительной в губернском земском сборе была доля с земель и лесов. В 1880 году она составляла 82,5 %, а в 1890 году – 65,5 % от общей суммы земских налогов.

Земствам предоставлялись права по расходованию собранных ими налогов. Расходы подразделялись на обязательные, которые вносились в ежегодные земские сметы, и необязательные – внесение которых в сметы зависело от усмотрения земских собраний. Из обязательных расходов самыми значительными были расходы по дорожной провинности. Из необязательных – расходы на образование, здравоохранение.

Многие сельские школы в губернии были обязаны своим существованием земству. Из 746 начальных школ, действовавших на территории края в конце 19 веке 25 % принадлежало министерству просвещения, 42 % - земству, 33 % - церковному ведомству.

Земства выделяли деньги и на строительство больниц и лечебниц, обслуживающий их персонал. Из 48 больниц, действовавших в губернии в то время, 22 принадлежали земству.

Также земство способствовало расширению путей сообщения в крае, строительству мостов, дамб.

4. Особенности проведения судебной реформы 1864 г. в крае.

В Центральной России судебная реформа началась в 1864 году. Но она растянулась на длительный период.

После очень длительной переписки между администрацией края и правительством последовал указ Александра II Сенату, предписывающий “во второй половине 1887 г. приступить к Введению мировых судебных установлений отдельно от общих в губерниях Уфимской, Оренбургской и Астраханской”[5] . В соответствии с ним территория Уфимской губернии делилась на 6 мировых округов. Каждый округ состоял из нескольких мировых судебных участков: Оренбургский, Уфимский, Бирский, Златоустовский, Белебеевский – из 6-ти, Стерлитамакский – из 4-х, Мензелинский – из 5-ти. В некоторых участках кроме участкового, почетного мировых судей были также добавочные.

Выборы мировых судей в Уфимской губернии проводились на уездных земских собраниях, после чего они утверждались в должности Сенатом. Подсудности мировых судей подлежали малозначительные гражданские и уголовные дела. Судебные расследования проводились 2 раза в неделю.

Апелляционной инстанцией по пересмотру приговоров участковых судей был съезд мирового округа. В Уфимской губернии он впервые открылся 28 января 1879 года. На четырех съездах Уфимского мирового округа, состоявших в апреле – сентябре 1879 года по жалобам участковых судей было рассмотрено 85 дел. Из них 32 дела было решено в пользу обвиняемых, 7 отложено, 46 приговоров – без изменений. Таким образом, приговоры мировых судей не всегда являлись окончательными.

Образование института мировых судей являлось лишь частичной реализацией судебной реформы. Поэтому общественность Башкирии в 80-х годах обратилась к правительству с просьбой ускорить процесс ее завершения. Указ “О введении судебной реформы в полном объеме в Уфимской и Оренбургской губерниях” появился 9 марта 1892 года. Он упразднил Уфимскую и Оренбургские палаты уголовного и гражданского суда, а вместо них ввел три окружных суда в Оренбурге, Уфе и Троицке, являющиеся судами первой инстанции по уголовным и гражданским судам, превышавшим подсудность мировых судей. Окружные суды Башкирии состояли из председателя, его товарища, членов суда, двух секретарей, их помощников и судебных приставов. Дела подсудимых в окружных судах решались без присяжных заседателей, институт которых в Башкирии был введен только в 1898 году. Присяжными могли быть лица, владеющие недвижимым имуществом, оцененным от 500 до 2000 руб., или годовым доходом от 400 до 1000 руб., земельным наделом не менее 100 десятин, а также купцы 1 и 2 гильдий.

Еще одной особенностью проведения судебной реформы в Башкирии стала непоследовательность правительства. Она заключалась в том, что в крае была введена Судебная палата. Применительно к Уфимской губернии ее роль исполняла Казанская судебная палата, а к Оренбургской – Саратовская палата. В каждой из них вводилась должность товарища прокурора по башкирским делам.

Также особенностью реформы стало сохранение волостных судов для башкир. Состав суда избирался ежегодно на волостном сходе в количестве 4 – 15 очередных судей. В его компетенцию входило разбирательство споров и тяжб между башкирами, принадлежащими в одной волости, с ценой иска до 100 руб. Волостной суд мог приговаривать виновных к общественным работам до 6 дней, денежному штрафу до 3 руб., телесному наказанию до 20 ударов. Выбор наказания предоставлялся на усмотрение самого суда. Приговоры волостного суда считались окончательными и не подлежали обжалованию.

Судебная реформа начала проводиться в Башкирии гораздо позже, чем в Центральной России. Ее реализация затянулась на многие годы, и в процессе ее были допущены серьезные отступления от общих положений судебных уставов. Введение судопроизводства на руссом языке затрудняло возможность нерусских народов края отстаивать свои интересы. Их отношение усугублялось тем, что по отношению к ним сохранялось телесное наказание.

Однако при всех своих отступлениях от буржуазных принципов судебная реформа была значительным шагом вперед. Она ввела такие судебные учреждения и порядки, которые ограничивали произвол, и обеспечивали минимум законности, необходимый для буржуазного развития края.

5. Проведение контрреформ 80 – 90-е годы 19 века.

В 1880-е годы 19 века правительство России резко ограничило проведение буржуазных реформ. Либеральный период в развитии российской государственности заканчивался. Началась эпоха контрреформ. Так после покушения на императора Александра II, который был сторонником реформ, усилилось правительственное наступление на судебную систему, порожденную реформой. В 1881 году было принято специальное “Положение о мерах к ограждению государственного порядка и общественного спокойствия”, которое узаконило уже ранее применявшиеся на практике расхождения с положениями реформ. Так из судов стали изыматься наиболее важные дела по государственным преступлениям и передаваться на рассмотрение Особого присутствия Сената России с участием сословных представителей. В 1874 г. из ведения общих судов изъяты дела о “противозаконных сообществах” и участии в них. Согласно положению 1881 года министру внутренних дел и генерал-губернатору предоставлялось право передавать ряд дел на рассмотрение военных судов для решения по законам военного времени. Военные суды рассматривали дела в кратчайшие сроки с минимальными гарантиями прав обвиняемых, приговаривая к самым суровым наказаниям. А с 1887 года суду предоставлялось право закрывать двери заседаний, объявляя слушающиеся дела “деликатным”, “конфиденциальным” или “секретным”.

В 1889 году вступило в действие Положение о земских участковых начальниках, разрушившее раздельность судебной и административной властей. В уездах вместо мировых судей вводился институт земских начальников, наделенных широкими административно-судебными правами в отношения крестьянского населения. Они осуществляли надзор над сельскими и волостными органами самоуправления, руководили полицией, надзирали за деятельностью волостных судов. Так в отчете Уфимского Губернатора Логвинова Николая Христофоровича о деятельности учреждений, образованных по закону 12.07.1889 (за 1895 – 1896 гг.) говорится, что “Белебеевский уездный предводитель дворянства сообщает, что земские начальники оправдали себя, их деятельность успешна. “Теперь уже все отрасли сельского быта затронуты ими…Сейчас волостные и сельские должностные лица находятся под неусыпным контролем земского начальника и сразу же за упущения по службе наказываются и изгоняются из службы…”[6] . В качестве ценза для волостного начальника устанавливались: высшее образование или занятие в течение нескольких лет должности мирового посредника, мирового судьи, высокий имущественный ценз и звание потомственного дворянина. Сословный принцип подбора кадров проявился здесь со всей откровенностью.

Также о контрреформах царского правительства, направленных на дальнейшее усиление позиции дворянства, говорит и сопоставление данных по годам о составе гласных в уездных земских собраниях. Так в 1891 году из 179 уездных земских гласных представителей первого избирательного собрания 100 человек или 55,8 % , второго 21 или 11,7%, третьего 58 человек или 32,4% (сравнительно к 1890 г. см. на стр. 19 данной работы). Таким образом наблюдается значительное увеличение в уездном земском собрании представительства от дворян и буржуазии и заметное сокращение представительства от сельских обществ.

Состав гласных в земских учреждениях Уфимской губернии определялся не только социальной контрреформой, но и национальной политикой правительства. Их 38 гласных первого Уфимского губернского собрания был лишь один представитель коренной национальности – башкир Ш.С.Байтеряков. О закономерности такого положения свидетельствует и тот факт, что из 6 уездных земских управ за 1875 – 1914 года лишь дважды во главе Белебеевской и один раз Златоустовской находились представители коренной национальности.

Параллельно с земскими начальниками в уезде действовали уездные окружные суды, члены которых рассматривали дела, изъятые у мировых судей, но не перешедшие к земским начальникам. В городах вместо мировых судей появились городские судьи, назначаемые министром юстиции. Второй инстанцией для этих судов стал уездный съезд, состоящий из члена уездного окружного судов, одного-двух городских судей и нескольких земских начальников. Съезд возглавлял предводитель уездного дворянства. Таким образом, большинство мест в этих органах складывалось за государственными должностными лицами.

Земства Уфимской губернии с самого начала были поставлены под контроль губернатора. Он мог исключить из числа гласных неугодную ему кандидатуру и признать недействительными постановления земских собраний. Земства не имели исполнительной власти. Даже для взыскания недоимок по земским сборам они были вынуждены обращаться за помощью к губернатору и полиции.

Административное вмешательство в судопроизводство повлекло за собой отход от одного из важнейших принципов судебной реформы – гласности суда. Напомним, что в 1887 году провозглашено право суда рассматривать дела при закрытых дверях, а в 1891 году резко сузилась гласность гражданского судопроизводства.

Таким образом, проведя 60 – 80-х годах 19 века буржуазные реформы на территории всей России и Башкирии в частности, царское правительство нанесло в 80 – 90-х годах удар почти по всем вновь возникшим институтам.

Список использованной литературы

1. И.А.Исаев. История государства и права Росии. М. Юристъ, 1998г. сс267 – 283.

2. Маликов М.К. Проблемы реализации суверенитета РБ. Изд-е Башкирск. Ун-та. 1999. Т 1, с. 24.

3. Ф.А. Ишкулов. Т.С. Искужин. История государства и права Башкортостана. –Уфа: Китап, 1996г.

4. под ред. И.Г.Акманова. История Башкортостана часть1 с древнейших времен до 1917 г.: Башк. Ун-т, Уфа,1991 г.


[1] И.А.Исаев. История государства и права Росии. М. Юристъ, 1998г. сс267 – 283.

[2] Маликов М.К. Проблемы реализации суверенитета РБ. Изд-е Башкирск. Ун-та. 1999. Т 1, с. 24.

[3] Ф.А. Ишкулов. Т.С. Искужин. История государства и права Башкортостана. –Уфа: Китап, 1996г.

[4] под ред. И.Г.Акманова. История Башкортостана часть1 с древнейших времен до 1917 г.: Башк.Ун-т,Уфа,1991г.,с.252

[5] См. там же. С.257.

[6] Ф.А. Ишкулов. Т.С. Искужин. История государства и права Башкортостана. –Уфа: Китап, 1996г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий