регистрация / вход

Административная ответственность за действия с наркотиками

Понятие наркотиков и их воздействие на организм. Критерии классификации наркотиков на легальные и нелегальные, виды действий с ними. Правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и в области противодействия их обороту.

Введение

Незаконное распространение и потребление наркотиков является сегодня опаснейшей угрозой жизни, здоровью людей и будущих поколений во всем мире. Правонарушения, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, лидируют в криминальных сводках по многим параметрам – темпы роста, масштабы, прибыльность незаконного бизнеса и т.д. В Федеральной целевой программе «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2002–2004 годы»[1] констатируется, что в стране постоянно происходит увеличение количества лиц, потребляющих наркотики без назначения врача. По экспертным оценкам, в России уже насчитывается до 5 млн. потребителей наркотиков[2] , а латентность данных правонарушений оценивается как 5–10 кратная. Незаконный оборот наркотиков влечет за собой целый комплекс проблем медицинского, социального, правового, экономического, психологического характера. Деградация личности потребителя наркотиков в совокупности с широким охватом всех слоев общества и стремительным ростом делает наркоправонарушения без преувеличения национальным бедствием. Специалисты давно прогнозируют – если ситуация не изменится, общество разделится на две равные половины – здоровую и больную наркоманией. И первой придется обслуживать вторую. Именно этим обстоятельством обусловлена актуальность выбранной темы курсовой работы.

Объектом исследования является институт административной ответственности за правонарушения, посягающие на здоровье населения.

Предметом исследования выступают нормы правовых актов Российской Федерации, устанавливающие административную ответственность за незаконные приобретение, хранение либо потребление наркотических средств, а также практика их применения.

Цель работы заключается в анализе норм российского права, устанавливающих основы административно-правового оборота наркотических средств.

1. Для достижения данной цели требуется решить ряд задач: дать определение наркотических средств и действий с ними; дать разграничение преступления и административного правонарушения в сфере незаконного оборота наркотиков; выявить недостатки правовых актов РФ, определяющих порядок приобретения, хранения, потребления наркотических средств, а также устанавливающих административную ответственность за нарушение данного порядка.

Информационной базой исследования являются нормативные и правовые акты Российской Федерации, а также учебники по административному праву, статьи в прессе и др.


1. Наркотические средства и действия с ними

1.1 Определение наркотических средств

Важнейшим нормативно-правовым актом, устанавливающим основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств, является Закон РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах», во исполнение которого действует множество подзаконных правовых актов. Согласно Закону, наркотическими или психотропными признаются средства (вещества), включенные в соответствующий Перечень, утверждаемый Постановлением Правительства РФ.

В повседневной жизни «наркотиками» обычно именуются психоактивные вещества.

Психоактивное вещество – это любое вещество, которое может изменять у человека его восприятие, настроение, способность к познанию, поведение и двигательные функции.

Наркоманией называется болезнь, вызванная систематическим употреблением наркотических средств, проявляющаяся психической и физической зависимостью. При этом под психической зависимостью понимается неодолимое влечение человека к наркотику без серьезных нарушений в работе его организма, а физической зависимостью считается состояние, когда организм нуждается в постоянной дозе для нормальной жизнедеятельности из-за того, что наркотик встраивается в обменные процессы организма. А если человек не получает своевременно дозу, то возникает абстиненция («ломка») – очень тяжелое состояние, проявляющееся в виде: психического возбуждения, лихорадочного озноба, судорог, усиленного потоотделения, рвоты, поноса, различных страхов и тревожности.

Понятие «наркотические средства» закреплено в Законе Российской Федерации от 08.01.98 №3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Наркотики (психоактивные вещества) принято разделять на «легальные и нелегальные».

К легальным относятся вещества, не запрещенные законом к употреблению, хранению и распространению. Продажа этих веществ приносит значительный доход, и их употребление исторически обусловлено. Это не значит, что они не оказывают вредного воздействия на психику и организм человека, большинство легальных наркотиков чрезвычайно вредны.

К легальным наркотикам относятся: Ряд лекарственных средств, которые применяются лишь в период болезни, при строгом соблюдении правил применения и контролем врача; Никотин – вызывает психологическую и физиологическую зависимость, способствует развитию рака легких, заболеваний дыхательных путей и болезней сердца.

Алкоголь – вызывает психологическую и физиологическую зависимость, изменяет сознание человека, приводит к распаду психики и слабоумию.

Пиво также является алкоголем и вызывает такие же последствия.

Также незапрещенными, но используемые подростками для получения эйфории при вдыхании является ряд летучих жидкостей, применяемых в быту для хозяйственных нужд: клеи, растворители, аэрозоли, бензин, керосин.

К нелегальным наркотикам относится целый список веществ, утвержденный правительством страны, употребление, распространение и хранение которых является противозаконным. К этой группе относятся: Производные конопли – марихуана, гашиш, анаша и т.д.

Опиоиды (наркотики, изготовленные из мака или действующие сходным с ним образом) – героин, морфий, опий и т.д.

Стимуляторы – экстази, кокаин, эфедрин, эфедрой, винт, первитин и т.д.

Галлюциногены – ЛСД, некоторые грибы и т.д.

Снотворно-седативные (успокоительные) средства.

1.2 Виды действий с наркотическими средствами

Выводы социологов свидетельствуют о неуклонном росте немедицинского потребления наркотических средств и наркоправонарушений в России, что уже официально расценивается как угроза здоровью нации и безопасности государства. По экспертным расчетам, на территории страны проживает не менее 20 млн. человек, хотя бы раз в жизни допустивших немедицинский прием наркотических средств[3] . По данным УБНОН МВД России, механизмы распространения наркотиков действуют уже во всех субъектах РФ. Стабильный рост немедицинского потребления наркотиков отмечается в Челябинской, Тюменской области, Екатеринбурге, Ханты-Мансийском автономном округе[4] .

В зависимости от применяемых государством мер контроля, наркотические средства вносятся в Список I, Список II или Список III. Отпуск физическим лицам наркотических средств, внесенных в Списки II и III, производится только в аптечных организациях и учреждениях здравоохранения, имеющих соответствующую лицензию и только по рецепту на специальном бланке. Запрещен оборот наркотических средств, внесенных в Список I, а также отпуск наркотических средств, внесенных в Список II по рецепту, выписанному более пяти дней назад. Правом отпуска наркотических средств физическим лицам обладают только заведующий аптечной организацией, его заместитель, заведующий отделом, провизор и фармацевт. Физическим лицам разрешается перевозить наркотические средства, полученные в медицинских целях только при наличии документа, выданного аптечной организацией и подтверждающего законность их получения. Именно иной порядок приобретения физическими лицами наркотических средств, иные основания для хранения и потребления ими наркотических средств должны признаваться незаконным приобретением, хранением или потреблением наркотических средств и, соответственно, образовывать состав правонарушений, ответственность за которые предусмотрена статьями 6.8. и 6.9. КоАП РФ.

Под незаконным сбытом наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ следует понимать любые способы их распространения (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы, введение инъекций другому лицу и т.п.) Об умысле на сбыт могут свидетельствовать как наличие соответствующей договоренности с потребителями, так и другие обстоятельства дела; значительный объем наркотических средств, приобретение лицом, самим их не употребляющим и т.п. При этом квалификация действий виновного не имеет значения, предназначались ли приобретенные или похищенные им наркотические средства для реализации на территории Российской Федерации либо других государств.Под изготовлением следует понимать действия, в результате которых были получены готовые к потреблению наркотические средства, а также их переработку и рафинирование (очистку от посторонних примесей) без соответствующего на то разрешения в целях повышения концентрации наркотика и его наркотического эффекта.Приобретением наркотических средств надлежит считать покупку, полученные в обмен на другие товары и вещи, взаймы или в дар, в уплату долга, присвоение найденного, сбор дикорастущей конопли и мака или их частей, а также остатков неохраняемых посевов наркотических растений после завершения их уборки и т.п.Под хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с нахождением наркотических средств во владении виновного (при себе, в помещении, в тайнике и других местах). Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности.Под перевозкой следует понимать любые умышленные действия по перемещению наркотических средств, сильнодействующих или ядовитых веществ независимо от способа транспортировки и места хранения незаконно перемещаемых средств или веществ.Не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотических средств в небольших размерах, предназначенные для личного потребления.Под пересылкой следует понимать незаконное перемещение наркотических средств, сильнодействующих или ядовитых веществ в виде почтовых, багажных отправлений либо иным способом, когда транспортировка этих средств и веществ осуществляется без участия отправителя.Кроме того, под посевом запрещенных к возделыванию наркотикосодержащих культур (опийного мака, индийской, южной маньчжурской, южной чуйской, южной архонской, южной краснодарской конопли и др.) понимается посев семян или высадка рассады без надлежащего разрешения на любых земельных участках, в том числе на пустующих землях. Преступление признается оконченным с момента посева независимо от его площади и от последующего всхода либо произрастания растений.Под выращиванием запрещенных к возделыванию наркотикосодержащих культур понимается уход (культивация, полив и т.п.) за посевами и всходами с целью доведения их до стадии созревания.Под склонением к потреблению наркотических средств следует понимать любые умышленные действия, направленные на возбуждение у других лиц желания к их потреблению (уговоры, предложения, дачу совета и т.п.), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и т.п. с целью приема наркотических средств лицом, на которое оказывается воздействие.

2. Опыт России в борьбе с наркотиками

2.1 Становление практики борьбы с наркотическими средствами

Изначально Российское государство не рассматривало НСПВ в качестве самостоятельного предмета правонарушений, не регулировало их оборот и не устанавливало ответственность за незаконные действия с ними. Лишь значительно позднее, с ростом масштабов незаконного распространения и потребления наркотиков, а также интеграцией в международное сообщество, были определены правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и в области противодействия их незаконному обороту.

Так, в Древней Руси (VIII в. – середина XV в.) потребление зелья (под которым понимались и психоактивные вещества) осуществлялось преимущественно в обрядовых и лечебных целях. Упорядочение распространения зелья и привлечение к ответственности за его незаконный оборот осуществлялись сначала языческими жрецами (волхвами и ведунами), а затем – православными священнослужителями (Устав «О десятинах, судах и людях церковных»).

В XV–XVII в.в. нормы об ответственности за нарушение порядка обращения с зельем подверглись дальнейшей систематизации и были выделены в отдельную главу сводов великорусских законов (Судебники 1497 г. и 1550 г., Стоглав 1551 г.). Функции контроля за оборотом зелья от Церкви были переданы светской монаршеской власти (Соборное Уложение 1649 г.).

Во времена Российской империи (середина XVII в. – начало XX в.) были предприняты первые (порой – противоречивые и непоследовательные) попытки по упорядочиванию оборота наркотиков, постепенному развитию и систематизации антинаркотического законодательства (Устав Благочиния 1782 г., Устав «О наказаниях, налагаемых мировыми судьями» 1864 г., Указ «О мерах борьбы с опиумокурением» 1915 г.). Контроль над оборотом наркотиков осуществляли МВД и Церковь, специализированных органов в этой сфере еще не было.

Лишь в Советском государстве (1917 г. – 1991 г.) была сформирована и активно развивалась наступательная государственная антинаркотическая политика. Произошла подробная регламентация мер борьбы с незаконным оборотом наркотиков, дифференциация наркотиков и ответственности за отдельные действия с ними, продолжена унификация и кодификация союзных и республиканских административно- и уголовно-правовых норм антинаркотического законодательства (постановления СНК от 31.07.1918 г. «О борьбе со спекуляцией кокаином»; от 06.11.1924 г. «О мерах регулирования торговли наркотическими веществами»; ЦИК и СНК СССР от 23.05.1928 г. «О мерах регулирования торговли наркотическими веществами»; от 27.11.1934 г. «О запрещении посевов опийного мака и индийской конопли»; Президиума ВС СССР от 27.01.1965 г. «Об усилении борьбы с незаконным изготовлением и распространением наркотических средств»; СМ СССР от 02.04.1974 г. «О мерах по дальнейшему усилению борьбы с распространением наркомании»). Указом Президиума ВС СССР от 25.04.1974 г. «Об усилении борьбы с наркоманией» впервые была установлена административная ответственность за потребление наркотических средств без назначения врача. Акцент в борьбе с незаконным оборотом наркотиков уже в этот период был сделан на уголовно-правовых мерах борьбы, характерной чертой являлось использование административной преюдиции (УК РСФСР 1922 г., 1926 г., 1960 г., КоАП РСФСР 1984 г.). Указ Президиума ВС РСФСР от 29.06.1987 г. впервые установил возможность освобождения от административной ответственности в случае добровольной сдачи наркотического средства или добровольного обращения в медицинское учреждение в связи с его потреблением. Законом РСФСР от 05.12.1991 г. была устранена ответственность за потребление наркотических средств без назначения врача. В этот период произошло становление специальных органов, противодействующих незаконному обороту наркотиков. Они существовали в системе ВЧК, Госплана, СНК, а в дальнейшем борьба с незаконным оборотом наркотиков стала основной задачей МВД: службы по борьбе с хищениями, а затем – уголовного розыска. По мере присоединения России к антинаркотическим международным актам (Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 г., Конвенции о психотропных веществах 1971 г., Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств 1988 г.), национальным законодательством расширялся и детализировался круг наркоправонарушений.

В постсоветское время (после 1992 года) неуклонный рост незаконного распространения и потребления НСПВ был официально признан представляющим угрозу здоровью нации и безопасности страны. Были изданы основополагающие акты, по-новому определившие правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и противодействия их незаконному обороту, установившие административную и уголовную ответственность за весь спектр незаконных деяний с наркотиками (Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в РФ, федеральные целевые программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту»; УК РФ 1996 г. и др.).

Закон РФ от 08.01.1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» определил правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и в области противодействия их незаконному обороту. КоАП РФ от 30.12.2001 г. установил ответственность за незаконное приобретение либо хранение без цели сбыта наркотических средств, а также оборот их аналогов; за немедицинское потребление наркотических средств. Указом Президента РФ от 24.09.2002 г. в целях совершенствования государственного управления в области противодействия незаконному обороту наркотических средств был создан Государственный комитет по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ при МВД РФ.

В России установлен в целом соответствующий международным актам механизм контроля над оборотом наркотических средств. Так, Конвенция о психотропных веществах и Единая Конвенция о наркотических средствах предусматривают, что наркотические средства подлежат мерам контроля в зависимости от Списка, в который они включены (Список I, II, III или IV). По инициативе Стороны конвенции или Всемирной организации здравоохранения, органами ООН в списки могут вноситься изменения. Оборот наркотических средств должен контролироваться Сторонами, в т.ч. посредством лицензирования. Стороны обязаны не разрешать приобретение и хранение НСПВ, иначе как на законном основании, по предъявлению медицинских рецептов.

Согласно п. «м» ст. 71 Конституции РФ, к ведению России отнесено только производство и порядок использования наркотических средств. Иные действия с наркотическими средствами, а также оборот психотропных веществ находятся в ведении субъектов Российской Федерации.

2.2 Система органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ

Недавно произошло коренное реформирование органов, призванных переломить критическую ситуацию с незаконным оборотом наркотических средств в стране.

Указом Президента РФ от 11.03.2003 г. Государственный комитет по противодействию незаконному обороту НСПВ при МВД РФ преобразован в Государственный комитет РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Именно Госнаркоконтроль России и его территориальные органы оставляют систему органов по контролю за оборотом наркотических средств, им переданы функции МВД России по предупреждению и пресечению наркопреступлений, а также материально-техническая база упраздненных органов налоговой полиции. При этом задачи борьбы с незаконным оборотом НСПВ осталась и у иных правоохранительных органов (ФСБ России, МВД России и др.). Специфика Госнаркоконтроля России в том, что его основными задачами являются координация деятельности иных структур государственной власти в области контроля за оборотом НСПВ, а также противодействие преступным сообществам в сфере незаконного оборота НСПВ. Указом Президента РФ от 05.06.2003 г. утверждено Положение о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом НСПВ, где определен порядок прохождения данного вида государственной службы. Указом определены права, обязанности, специальные звания сотрудников органов госнаркоконтроля, ограничения в приеме на службу и при ее прохождении, а также условия прохождения службы.

Указом Президента РФ от 06.06.2003 г. к функциям Госнаркоконтроля России отнесены обеспечение исполнения законодательства о НСПВ; подготовка предложений по совершенствованию государственной политики в этой области; осуществление профилактической деятельности по предупреждению незаконного потребления НСПВ, а также их незаконного оборота; оперативно-розыскная деятельность; производство дознания и предварительного следствия; производство по делам об административных правонарушениях; осуществление контроля деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в области оборота НСПВ; контроль за обращением лекарственных НСПВ и т.д. Возглавляет Госнаркоконтроль России председатель в ранге федерального министра, который назначается на должность и освобождается от нее Президентом РФ.

Уже активно налаживается взаимодействие Госнаркоконтроля России с другими государственными структурами и, прежде всего, с ФСБ России, ГТК России, МВД России, заключаются соответствующие межведомственные соглашения. Кроме центрального аппарата Госнаркоконтроля России, имеются и его территориальные органы (главные управления по федеральным округам, региональные управления, управления по субъектам РФ, областные и районные отделы). Завершается комплектование органов госнаркоконтроля, большинство сотрудников которых – из ФСНП России и ОБНОН МВД России.

3. Разграничение преступления и административного правонарушения в сфере незаконного оборота наркотиков

3.1 Сущность юридической ответственности за действия с наркотическими средствами

Употребление наркотических веществ без назначения врача еще не является уголовным преступлением. Но человек, занимающийся хранением, распространением наркотических веществ, склоняющий к употреблению других, а также злостно уклоняющийся от лечения по поводу зависимости от них, подлежит уголовной ответственности.

Так, согласно статье 230 УК РФ, склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет. При наличии отягчающих обстоятельств (например, угроза насилия или склонение несовершеннолетнего) то же деяние наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет, а при наступлении тяжких последствий – на срок от шести до двенадцати лет.

Согласно статье 232 УК РФ, организация или содержание притонов для употребления наркотических средств или психотропных веществ наказывается лишением свободы на срок до четырех лет. Те же деяния, совершенные организованной группой, наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Кроме того, уголовная ответственность распространяется на такие виды преступлений, как хищение и вымогательство наркотических средств (ст. 229 УК РФ), незаконное выращивание растений, содержащих наркотик (ст. 231 УК РФ), незаконная выдача или подделка рецептов на наркотические средства (с. 233 УК РФ).

В то же время Уголовный кодекса РФ даже для лиц, совершивших преступление, оставляет возможность избежать наказания: «Лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества или активно способствовавшее предотвращению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление».

Стоит сказать, кстати, что сегодня все еще мало работ, посвященных вопросам именно административной ответственности за правонарушения, связанные с незаконным приобретением, хранением, потреблением наркотических средств или психотропных веществ. В России традиционно акцент в борьбе с наркоправонарушениями делается на мерах уголовной ответственности, поэтому большинство исследований в этой сфере посвящено вопросам уголовной, а не административной ответственности.

Исследованию правовых, криминологических, социальных и медицинских аспектов незаконного оборота наркотических средств, а также их немедицинского потребления посвящены работы Бабаян Э.А., Богомоловой Т.А., Габиани А.А., Прохоровой М.Л., Романовой Л.И. Уголовно-правовые аспекты незаконного оборота наркотических средств и вопросы квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом НСПВ, рассматривали Метревели Д.Е., Миньковский Г.М., Мирошниченко Н.А., Музыка А.А., Мусаев А.Н., Наумов А.В., Побегайло Э.Ф., Рыжиченков В.И., Сбирунов П.Н., Сергеев А.Н., Целинский Б.П., Харьковский Е.Л. и др. Административно-правовые средства борьбы с наркоправонарушениями и наркоманией (преимущественно меры предупреждения и пресечения) исследовались Газизовым Д.А., Дугушкиным М.А., Жуйковым А.В., Канибер Ю.Н., Кириченко Б.П., Никулиным М.И. История распространения наркотиков и наркомании, а также развития антинаркотического законодательства изучалась Байковой В.Г., Горанским А.Н., Калачевым Б.Ф., Клименко Т.М. Международные акты и зарубежное законодательство, посвященные борьбе с незаконным оборотом НСПВ, анализируются в работах Антоняна Ю.М., Гасанова Э.Г., Князева В.В. и др.

Изучив некоторые работы этих авторов, становится ясно, что ответственность за хранение наркотического средства наступает в любом случае, разница только в том, какая – уголовная или административная. С марта 2004 года вступили в действие поправки к Кодексу об административных правонарушениях Российской Федерации. В соответствии со статьей 6.8 КоАП РФ «незаконное приобретение либо хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ, а также оборот их аналогов влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда». Уголовная ответственность наступает в том случае, если вы «храните» 10 средних разовых доз и более. В любом случае, мера ответственности определяется только судом.

Ранее согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.05.98 №9 вопрос об отнесении находящихся в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ к небольшому, крупному, особо крупному размеру должен был решаться судом в каждом конкретном случае исходя из их количества, свойств, степени воздействия на организм человека, других обстоятельств дела и с учетом рекомендаций, разработанных Постоянным комитетом по контролю наркотиков. Выводы о размере наркотических средств или психотропных веществ должны быть мотивированы в приговоре.
Следует отметить, что решение вопроса об отнесении находящихся в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ к небольшому, крупному, особо крупному размеру является решающим при разграничении ответственности, предусмотренной статьей 228 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 6.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

С 1 июля 2002 года введен в действие Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, статьей 6.8 которого устанавливается административная ответственность за незаконное приобретение либо хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ, но при этом не обозначаются предельные размеры количества соответствующих средств или веществ. Поскольку с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушенияхчасть первая статьи 228 Уголовного кодекса не была отменена и сохранила свою силу, нет оснований для вывода, что новым административным законом была устранена или смягчена ответственность за приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Следовательно, то обстоятельство, что наряду со статьей 6.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях сохраняет юридическую силу часть первая статьи 228 Уголовного кодекса, никоим образом не противоречит статье 54 Конституции Российской Федерации[5] . Но в то же время следует разграничивать уголовную и административную ответственность за действия с наркотическими средствами.

Анализируя ст. 6.8. КоАП РФ как нормативного основания административной ответственности за незаконные приобретение либо хранение НСПВ, замечаем следующее. В рамках данной статьи содержится несколько формальных составов правонарушений, непосредственным объектом которых являются здоровье человека, дополнительным – установленный порядок приобретения, хранения, перевозки, изготовления, переработки НСПВ или их аналогов. Предметом данных правонарушений являются: 1) наркотические средства в небольшом размере; 2) психотропные вещества в небольшом размере; 3) аналоги НСПВ в небольшом размере.

Объективная сторона правонарушений, предусмотренных ст. 6.8. КоАП РФ, выражается в совершении различных незаконных деяний в форме действия: 1) приобретения; 2) хранения; 3) перевозки; 4) изготовления; 5) переработки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в небольших размерах.

Субъектом правонарушения является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. С субъективной стороны правонарушение совершается только с прямым умыслом (обязательный признак – цель: отсутствие цели сбыта НСПВ или их аналогов). Специфика ст. 6.8. КоАП РФ заключается в ее отсылочном характере (для квалификации необходимо изучение актов, устанавливающих перечень НСПВ и порядок определения их размеров; регламентирующих порядок приобретения, хранения, перевозки, изготовления, переработки НСПВ или их аналогов; определяющих содержание используемых в статье понятий).

Согласно международным нормам, Примечанием к ст. 6.8. КоАП РФ предусмотрена возможность освобождения от административной ответственности лица, добровольно сдавшего приобретенные без цели сбыта НСПВ или их аналоги. Добровольной должна признаваться их выдача только при наличии реальной возможности у лица распорядиться ими иным способом, при отсутствии неизбежности обнаружения НСПВ уполномоченным лицом. Согласно Примечанию, при этом не имеет значения, совершало ли лицо какие-либо иные действия с НСПВ или их аналогами (хранение, перевозку, изготовление, переработку), кроме их приобретения.

Протоколы о правонарушениях, предусмотренных ст. 6.8. КоАП РФ, вправе составлять должностные лица органов внутренних дел (милиции) и органов по контролю за оборотом НСПВ.

Анализируя ст. 6.9. КоАП РФ как нормативного основания административной ответственности за немедицинское потребление НСПВ, отметим следующее.

Так, международные акты не содержат обязательного запрета немедицинского потребления НСПВ. Соответственно этот вопрос разрешен за рубежом: в одних странах немедицинское потребление НСПВ запрещено (Франция, Греция, Турция), в других отсутствует ответственность за употребление НСПВ вне общественных мест (Австрия, Голландия, Испания). Вопрос о целесообразности установления юридической (и какой именно – административной или уголовной) ответственности за данное правонарушение остается дискуссионным и в нашей стране.

Ст. 6.9. КоАП Российской Федерации непосредственным объектом правонарушения определяет здоровье человека, предметом – НСПВ. Объективная сторона правонарушения выражается в совершении деяния в форме действия: потребления НСПВ без назначения врача. Самостоятельной квалификации требует немедицинское потребление НСПВ без назначения врача в общественных местах совершеннолетними (ч. 2 ст. 20.20 КоАП РФ) и несовершеннолетними лицами (ст. 20.22. КоАП РФ).

Субъектом правонарушения является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. С субъективной стороны правонарушение совершается только с прямым умыслом. Состав правонарушения формальный, а норма отсылочная: при квалификации необходимо изучение правовых актов, устанавливающих перечень НСПВ и установленный порядок их потребления; закрепляющих содержание используемых в статье понятий. Согласно ст. 44 Закона РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах», лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии наркотического опьянения либо потребило НСПВ без назначения врача, может быть направлено на медицинское освидетельствование в специально уполномоченное учреждение здравоохранения. В настоящее время для доказательства факта потребления НСПВ признается достаточным и преимущественно используется на практике медицинское освидетельствование, результат которого оформляется протоколом. Правоведы[6] полагают, в данном случае обязательно проведение наркологической экспертизы. Санкция статьи 6.9. КоАП РФ предусматривает, что потребление НСПВ без назначения врача влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда или административного ареста на срок до пятнадцати суток. Согласно международным нормам, Примечание к ст. 6.9. КоАП РФ предусматривает два основания освобождения лица от административной ответственности, несмотря на наличие в его действиях состава рассматриваемого правонарушения: при добровольном обращении лица в лечебно-профилактическое учреждение для лечения в связи с потреблением НСПВ без назначения врача или при согласии лица, признанного больным наркоманией, быть направленным на медицинское и социальное восстановление в лечебно-профилактическом учреждении.

Протоколы о правонарушениях, предусмотренных ст. 6.9. КоАП РФ, вправе составлять должностные лица органов внутренних дел (милиции) и органов по контролю за оборотом НСПВ. Дела данной категории рассматриваются только мировыми судьями.

3.2. Противоречия в современном наркозаконодательстве

Как известно, крайне неудачная редакция статьи 228 УК РФ, по которой возбуждались сотни тысяч дел ежегодно, стала камнем преткновения для успешной борьбы с разгулом наркотизма в нашей стране. В конечном счете, под давлением общественного мнения, научных публикаций и предложений работников правоохранительных органов, федеральным законом РФ №162 от 8 декабря 2003 г.[7] были существенно изменены нормы уголовного и административного законодательства – в частности, бывшая статья 228 УК РФ разделена на три статьи – 228,228–1,228–2, а в статью 68 КоАП РФ введен арест на срок до 15 суток. Однако ввод в действие новых статей УК был отсрочен сначала до 12 марта, а потом – до 12 мая 2004 г. ввиду неопределенности появившегося в тексте базового термина – «средняя разовая доза» наркотического средства, психотропного вещества или их аналога[8] , который должно было определить Правительство РФ по рекомендации Постоянного комитета по контролю наркотиков и Министерства здравоохранения РФ.

Появление постановления Правительства РФ №231 от 6 мая 2004 г. «Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ_ для целей статей 228,228–1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации» породило, к сожалению, новые проблемы и, по мнению некоторых правоведов, сразу же может поставить вопрос о его пересмотре. Размеры средних разовых доз наркотиков, утвержденные им, явно завышены, что надо считать переходом из одной крайности в другую. Как известно, ранее они были занижены, порой до полной бессмыслицы, когда одна тысячная или даже миллионная доля грамма ЛСД-25 или героина считалась «крупным размером» и влекла уголовную ответственность за любое незаконное действие с нею. Сейчас административная ответственность по статьям 6.8 КоАП РФ в новой редакции (незаконные приобретение, перевозка, изготовление, хранение, переработка без цели сбыта наркотиков или психотропных веществ, или оборот их аналогов в размере, не являющемся крупным) и 6.9 КоАП РФ (потребление наркотиков или психотропных веществ без назначения врача, если оно имело место не на улицах, стадионах, скверах, парках, в транспортных средствах общего пользования или в других общественных местах) вытеснит уголовную ответственность по ч. 1 ст. 228 УК РФ во многих случаях, и далеко не всегда это оправданно с позиций справедливости и общественной опасности содеянного. Если по относительно «слабым» наркотикам увеличение крупного размера еще можно понять (например, по гашишу этот размер в 1996 г. был необъяснимо снижен в 50 раз, хотя содержание в конопле тетрагидроканнабинола не меняется по прихоти законодателя), то по наркотикам опийной группы, наиболее распространенным и опасным нашей стране, такое увеличение невозможно ни одобрить, ни даже понять. Крупный размер высушенной маковой соломы составляет сейчас 100 граммов – это в тысячу раз больше прежнего (целый солдатский котелок!), а героина, на который «подсело» сейчас большинство потребителей в России – стал больше в сотню тысяч раз!… С точки зрения известных российских правоведов (Н.Ф. Кузнецова, И.Я. Козаченко, С.Ф. Милюков, Г.Н. Борзенков, Н.А. Лопашенко), сомнительна идея проведения водораздела между административным правонарушением и преступлением, которое наказуемо лишением свободы на срок до 3 лет, именно по 10 средним разовым дозам наркотика. Академик Э.А. Бабаян и его сотрудники из ПККН рассчитали, что для получения эйфории человек с массой тела 70 кг должен употребить 0,004 грамма героина[9] . Почему же тогда средняя разовая доза равна 0,1 грамма, т.е. в 25 раз выше? Можно еще согласиться с тем, что на практике мало кто из потребителей вводит себе за один прием тысячные доли грамма – обычно в ход идет т.н. «малый чек», то есть упаковка героина в полиэтиленовом пакетике весом в 0,06 грамма – в крупных городах она является наиболее ходовой, так сказать, «единицей расчета». Вот и надо было признать крупным размером количество героина где-нибудь в районе 0,1 грамма. Зачем же давать возможность человеку хранить и перевозить еще 9 таких доз – для снятия «ломки» в экстренной ситуации это слишком уж много (хватило бы и одной дозы), зато есть соблазн поделиться излишком наркотика с приятелями, т.е. совершить сбыт! Причем цель сбыта на практике доказать очень трудно (разве что поймать с поличным при передаче, сделать аудио- и видеозапись самого процесса сбыта). Сам же факт обнаружения при обыске доз наркотика любой наркоман оправдает «личными потребностями, связанными с застарелой болезнью», «тяжелой ломкой» и еще чем угодно – и опровергнуть это весьма сложно. Но ведь если ты болен – иди лечись, административное воздействие тебя к этому подтолкнет, в том-то и заключается его смысл.

Известно, что проблема разграничения административного правонарушения (проступка) и преступления в теоретическом плане представляет большую сложность и до конца еще не разработана (особенно в условиях динамичного обновления законодательного массива соответствующих отраслей права).

Сейчас упомянутыми правоведами выдвигается научная концепция, согласно которой признак общественной опасности присущ только уголовно-наказуемому деянию, т.е. преступлению (ст. 14 ч. 1 действующего УК РФ). Административному же правонарушению (или, по устоявшейся ранее в науке терминологии – проступку) общественная опасность не присуща, для него более характерна общественная вредность (в статье 2.2 КоАП РФ 2001 г. употребляется термин «вредные последствия», а в статье 2.7 говорится о «причинении вреда охраняемым законом интересам»). Бесконтрольное нахождение в обороте наркотика в количестве одной разовой дозы причиняет вред интересам охраны здоровья населения, а если количество наркотика превышает эту дозу – такое деяние обладает признаком общественной опасности.

Вызывает интерес, что в выявлении административных проступков, предусмотренных статьями 6.8 и 6.9 КоАП, главную роль играют служба охраны общественного порядка и патрульно-постовая служба милиции (по данным федерального Информационного центра УВД, от них намного отстают подразделения УВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков). Нарушения, предусмотренные частью 2 ст. 20.20 КоАП (потребление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без назначения врача), чаще всего выявляются сотрудниками инспекций по делам несовершеннолетних и вневедомственной охраны, а нарушения, предусмотренные ст. 20.22 КоАП – инспекциями по делам несовершеннолетних и (в небольшом количестве) участковыми уполномоченными.

С недавних пор появилась административная практика и у вновь созданного в августе 2003 г. специального органа – Государственного Комитета РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Госнаркоконтроля). Сотрудники регионального управления ГНК по Тюменской области отмечают объективные сложности применения административной ответственности за незаконный оборот наркотиков[10] . Так, за 4 месяца 2004 года ими направлялись в суд 7 дел по ст. 6.8 КоАП Российской Федерации (незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов) , и практически по всем мировые судьи приняли решение оштрафовать виновных на 1000 рублей. Но и этих денег государство взыскать не может, поскольку оштрафованные – это люди небогатые, подчас они вообще не имеют жилья и имущества. Арест почти не применяется из-за отсутствия в РУ ГНК даже комнаты для содержания арестованных (кстати, и в органах МВД он не дает желаемого эффекта, виновные рассматривают его лишь как возможность пожить за государственный счет с бесплатным кормлением и ночлегом). Примерно та же картина и со статьей 6.9 КоАП РФ (потребление наркотиков без назначения врача) – работниками РУ Госнаркоконтроля было направлено в суд 18 дел, хотя число потребителей наркозелья только в Тюмени исчисляется тысячами. Ситуация осложняется еще и тем, что принудительное освидетельствование по поводу потребления наркотика предусмотрено законом только в случаях, когда это связано с выполнением нарушителем профессиональных обязанностей – например, водителей маршрутных такси освидетельствуют перед выездом на линию. Результатов анализов приходится ждать подолгу – нет современных методик экспресс-контроля, и срок вынесения заключения по освидетельствованию затягивается до 10 дней. Лишь благодаря личным связям работники ГНК получают заключения от экспертов в двухдневный срок, как и положено по закону. Эффективность административно-правовых мер поэтому невысока. Значит, нужно федеральным законом внести изменения в статьи 6.8 и 6.9 КоАП РФ и предусмотреть в них исправительные работы на срок от 1 до 2 месяцев. Это актуально еще и потому, что скоро административная юрисдикция здесь «потеснит» уголовную из-за непродуманного повышения крупного размера наркотиков, уже упоминавшегося выше и ставшего притчей во языцех.

Интересен и очень сложен вопрос о разграничении двух деяний, редко регистрируемых в статистике (но часто совершаемых в реальной жизни) – преступления, предусмотренного ст. 230 УК РФ (склонение к потреблению наркотиков) и проступка, предусмотренного ст. 6.13 КоАП РФ (пропаганда либо незаконная реклама наркотиков). И особенно стали заметны эти сложности с появлением в декабре 2003 г. примечания к статье 230 УК.

Так, например, в г. Иркутске в феврале 2004 года региональное управление ГНК через телевидение и другие СМИ публично пригрозило возбудить уголовное дело против сотрудников областного отделения Российского Красного Креста[11] , которые бесплатно меняли наркоманам использованные одноразовые шприцы на новые, и делали это без согласования с РУ ГНК – хотя разрешение вышестоящих органов ГНК, как выяснилось позднее, на эту процедуру имелось. Сейчас инцидент исчерпан, поскольку никакой пропаганды наркотиков не было – медики не рекомендовали никому из новичков колоться героином. Напротив, они стремились уберечь уже больных людей от дополнительной беды – заражения ВИЧ-инфекцией, весьма распространенной в среде наркоманов, или от заражения гепатитом «С». Но даже если будут случаи откровенной рекламы или пропаганды наркотиков, то подобные деяния правильнее считать административным проступком. И только лишь при наличии преступного последствия, т.е. факта потребления наркотика хотя бы одним новым человеком, причинной связи и умышленной вины содеянное надо признавать преступлением и квалифицировать по ч. 1 ст. 230 УК РФ. Именно в последствии – а не в самих по себе душещипательных разговорах на тему получения удовольствия от наркотика – и состоит ядро общественной опасности склонения к потреблению наркотиков (так считают опрошенные по специальной анкете 250 сотрудников правоохранительных органов – судьи, адвокаты, оперуполномоченные, прокуроры, следователи[12] ). Если один человек уговаривает другого уколоться опиумом или героином – это вредно для общества, но пока еще не опасно. Только когда наркотизация населения под влиянием поведения виновного увеличилась реально еще хотя бы на одного человека, содеянное должно подпадать под уголовно-правовую норму с довольно жесткой санкцией до 5 лет лишения свободы, как это имеет место в ч. 1 ст. 230 УК РФ. Если же информация о рецептах самодельного приготовления наркотика, способах потребления, местах продажи появляется на телевидении, в печатных изданиях или даже в Интернете – это справедливее было бы признать административным правонарушением, пока никто из «новичков» под воздействием данной конкретной информации не укололся героином либо не закурил сигарету с марихуаной. В принципе возможно и признание содеянного покушением на склонение с квалификацией по ч. 1 ст. 230 и ч. 3 ст. 30 УК РФ.

В связи с изложенным надо констатировать, что к сожалению, в п. 18 проекта нового постановления Пленума повторяется старый, умозрительный подход, а в п. 20 вообще отождествляются преступление и административное правонарушение – там предлагается считать склонением действия лица по пропаганде сведений о местах приобретения наркотиков. Получается, что объективная сторона преступления практически идентична объективной стороне правонарушения, предусмотренного статьей 6.13 КоАП РФ (другие элементы состава тоже совпадают), и привлечение к уголовной ответственности зависит от мнения следователя, а не от закона, чего в правовом государстве быть не должно.

Все сказанное выше свидетельствует о серьезных недостатках закона и подзаконных нормативных актов в части борьбы с наркотизмом. Изменения в УК РФ в декабре 2003 года и новое постановление Правительства РФ пока не только не решают проблему борьбы с распространением наркомании – скорее даже наоборот.

Заключение Борьбе с незаконным оборотом наркотических средств посвящено множество международных и отечественных актов, что вызывает сложность их толкования и применения. Исторически законодательство России в этой сфере развивалось непоследовательно.

В последнее время принят ряд правовых актов, по-новому регулирующих оборот наркотических средств и устанавливающих ответственность за его нарушение (Уголовный кодекс РФ, Закон РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах», Кодекс РФ об административных правонарушениях). Недавно была создана система органов по контролю за оборотом наркотических средств. Поэтому исследование проблем административной ответственности за незаконные приобретение, хранение либо потребление НСПВ сейчас особенно актуально.

Основной вывод, который я могу сделать по результатам исследования современного законодательства о наркотических средствах, состоит в том, что с установлением административной ответственности за немедицинское потребление наркотических средств любые незаконные действия с ними влекут юридическую ответственность. За незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств или их аналогов в небольшом размере без цели сбыта, за незаконное потребление наркотических средств установлена административная ответственность (ст. 6.8, 6.9. КоАП РФ). Иные незаконные действия с наркотическими средствами влекут уголовную ответственность. Различие между смежными составами проступков и преступлений проводится по размерам количеств изъятых из незаконного оборота НСПВ. Тем самым основной акцент в борьбе с незаконным оборотом НСПВ сделан на уголовно-правовых мерах борьбы, поскольку сфера действия административных норм сегодня искусственно ограничена.

Выбранная тема исследования находится на стыке публичных и частных интересов. А в условиях перехода от тотального государственного контроля над всеми сферами жизни к гражданскому обществу, чрезвычайно сложно определить пределы вторжения государства в частную жизнь граждан и решить, должно ли государство запрещать своим гражданам приобретение или хранение наркотиков для личного потребления, а также само их потребление. Неоднозначность ответа на этот вопрос подтверждается продолжающимися спорами ученых, а также тем, что наряду с проходящими на Западе референдумами о легализации оборота наркотиков, в России произошло запрещение их немедицинского потребления.

Сегодня нормы, устанавливающие административную ответственность за незаконные приобретение, хранение, потребление наркотических средств, фактически бездействуют. Так, если в 1999 году число осужденных за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств составило 115 100 человек, то за незаконное приобретение и хранение их в небольших размерах судами за тот же период было наложено административное взыскание всего на 4 486 правонарушителей[13] . Хотя объем и характер непреступных проявлений в реальной жизни современного общества объективно значительно шире, чем криминальных, и в общем объеме всех регистрируемых правонарушений административные проступки составляют девять десятых и лишь одна десятая часть приходится на преступные проявления. В связи с бездействием норм КоАП РФ сформировалось мнение о крайней неэффективности мер административной ответственности в борьбе с наркоправонарушениями, их недооценка не позволяет полноценно бороться с незаконным оборотом НСПВ. Анализ причин такого бездействия, их устранение чрезвычайно важно и необходимо именно сейчас. Поэтому задачи данной работы, решенные в ходе исследования, послужили более полному пониманию темы ответственности за действия с наркотическими средствами.


Список использованной литературы

1. КодексРоссийской Федерации об административных правонарушениях. – М.: Гарант, 2005 Конституция Российской Федерации. – М.: Республика, 2003 Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года.

2. Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах». Документ с изменениями, внесенными: Федеральным законом от 25 июля 2002 года №116-ФЗ (Российская газета, №138–139, 30.07.2002); Федеральным законом от 10 января 2003 года №15-ФЗ (Российская газета, №5, 15.01.2003); Федеральным законом от 30 июня 2003 года №86-ФЗ (Российская газета, №126, 01.07.2003) (вступил в силу с 1 июля 2003 года); Федеральным законом от 1 декабря 2004 года №146-ФЗ (Российская газета, №271, 07.12.2004).

3. Бабаян Э.А., Гаевский А., Бардин Е.В. Правовые аспекты оборота наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров: В 2-х ч. Ч. 1. – М., 2002. С. 30.

4. Бутакова А. Шприц для заблудшей овечки. // Вост.-Сиб. правда. 2004. 21 февраля.

5. Веренинова Т.Ю., Калачев Б.Ф., Целинский Б.П. Изучение региональных характеристик незаконного распространения наркотиков в РФ // Теоретические и правовые основы борьбы с незаконным оборотом наркотиков. М.: ВНИИ МВД России. 1999. С. 54.

6. Дьяченко А., Цымбал Е. Совершенствование законодательства о предупреждении злоупотреблений психоактивными веществами // Уголовное право. 2000. №1. С. 100.

7. Комиссаров В.С. Ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ по Уголовному кодексу РФ // Законодательство. 1998. №10–11. С. 60–67 Кошкина Е.А. Оценка распространенности наркоманий и токсикоманий в динамике на федеральном и региональном уровнях // Наркомания: ситуация, тенденции и проблемы /Под общей ред. Поздняковой М.Е./. М.: Институт социологии РАН. 1999. С. 8–9 Крюков А.А. Некоторые вопросы применения ст. 228 УК РФ в следственной и судебной практике // Сибирский юридический вестник. 1999. №4. С. 25 Кравцов Р.В., Крюков А.А., Кузнецов В.И. Рекомендации Всероссийского эксперт-семинара «Наркомания и общество: пути решения проблемы» // Сибирский юридический вестник. 2001. №3. С. 62–69 Кузнецов В., Крюков А. Не надо прибедняться // Вост.-Сиб. Правда. 2000. 25 марта Кузнецов В.И. Такой УК – подарок наркодельцам // Номер Один. 1996. 9 декабря Кузнецов В.И. Уголовное право России. Особенная часть: Учебно-методический комплекс. Иркутск, 2003. С. 163–179 Кухарук В.В. Ответственность за незаконный оборот аналогов наркотических средств или психотропных веществ. // Уголовное право. 2003. №4. С. 42.

8. Назарук М.В. Ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ // Российская юстиция. 2003. №5.

9. Наумов А. Ответственность за незаконный оборот наркотиков (вопросы правотворчества и правоприменения) // Российская юстиция. 2000. №7. С. 28–30 Поветкин И. Ответственность за незаконный оборот наркотических средств // Законность. 1999. №1. С. 32 Прохорова М.Л. Наркотизм. СПб, 2002. С. 272–282 Романова Л.И. Наркотики: преступление и ответственность. Владивосток, 2000. С. 116–120 Сбирунов П.Н., Шабанов Г.Х. Ответственность за незаконный оборот наркотиков. Пути совершенствования действующего законодательства. // Следователь. 1998. №1. С. 33–34 Середа Г.В., Середа И.М. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ: уголовно-правовой и криминологический аспекты (по материалам Восточной Сибири): Учеб. пособие. Иркутск, 2001. С. 90–96 Травин А. Борьба без купюр. // Сибирский юридический вестник. 6 июня 2004 г.

10. Черноусов Е., Целинский Б. Доза допустимого. // Домашний адвокат. 2001. №3. С. 8.

11. Яковлева О. «Средняя доза» белой смерти. // Аргументы и факты. 2004. №19. С. 10.


[1] Утверждена постановлением Правительства РФ от 23 января 2002 г. № 44 // Собрание законодательства РФ. 2002. № 4. Ст.335.

[2] Дьяченко А., Цымбал Е. Совершенствование законодательства о предупреждении злоупотреблений психоактивными веществами //Уголовное право. 2000. № 1. С.100.

[3] Веренинова Т.Ю., Калачев Б.Ф., Целинский Б.П. Изучение региональных характеристик незаконного распространения наркотиков в РФ //Теоретические и правовые основы борьбы с незаконным оборотом наркотиков. М.: ВНИИ МВД России. 1999. С.54.

[4] Кошкина Е.А. Оценка распространенности наркоманий и токсикоманий в динамике на федеральном и региональном уровнях // Наркомания: ситуация, тенденции и проблемы /Под общей ред. Поздняковой М.Е./. М.: Институт социологии РАН. 1999. С.8-9

[5] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июня 2003 года N 217-О

[6] Назарук М.В. Ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ // Российская юстиция. 2003. № 5.

[7] Российская газета. 2003. 14 декабря.

[8] Яковлева О. «Средняя доза» белой смерти. // Аргументы и факты. 2004. № 19. С.10.

[9] Бабаян Э. А., Гаевский А., Бардин Е. В. Правовые аспекты оборота наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров: В 2-х ч. Ч. 1. - М.,2002. С. 30.

[10] Травин А. Борьба без купюр. //Сибирский юридический вестник. 6 июня 2004 г.

[11] Бутакова А. Шприц для заблудшей овечки. // Вост.-Сиб. правда. 2004. 21 февраля.

[12] Кухарук В. В. Ответственность за незаконный оборот аналогов наркотических средств или психотропных веществ. // Уголовное право. 2003. № 4. С. 42.

[13] Черноусов Е., Целинский Б. Доза допустимого. // Домашний адвокат. 2001. № 3. С.8.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий