регистрация / вход

Анализ правосубъектности граждан в гражданском праве России

Категории "человек", "личность" и гражданская правосубъектность. Гражданская правосубъектность, его сущность, значение, содержание и элементы. Неотчуждаемость правоспособности и невозможность ее ограничения. Юридическая природа дееспособности граждан.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ГРАЖДАНЕ (ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА) И ИХ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ

1.1 Категории «человек», «личность» и гражданская правосубъектность

1.2 Гражданин как субъект гражданского права

1.3 Гражданская правосубъектность: сущность, значение, содержание и элементы

ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ГРАЖДАН (ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ)

2.1 Правоспособность и субъективные права гражданина

2.2 Содержание правоспособности граждан и его пределы

2.3 Неотчуждаемость правоспособности и невозможность ее ограничения

ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЕСПОСОБНОСТИ ГРАЖДАН (ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ)

3.1 Юридическая природа и содержание дееспособности граждан

3.2 Разновидности дееспособности

3.3 Признание гражданина недееспособным. Ограничение дееспособности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы: институт отраслевой (гражданской) правосубъектности является одним из основных институтов гражданского права, его важность и значение определяются уже тем, что глава 3 Гражданского кодекса РФ «Граждане (физические лица)» начинается именно с определения правоспособности как основной составляющей правосубъектности. Несмотря на кажущуюся легкость восприятия и достаточную законодательную проработку, сама категория «правосубъектность», ее понятие, характеристика, содержание и особенно ее составляющие не совсем точно и однозначно определены в науке гражданского права, что оказывает негативное воздействие на юридическую практику.

Как показывает правовой анализ современных цивилистических воззрений, данный вопрос остается «на повестке дня» и поныне. Большинство авторов рассматривают правосубъектность как абстрактную, обобщенную возможность правообладания, возможность быть носителем субъективных гражданских прав и обязанностей[1] . Приверженцы несколько иной позиции отождествляют ее с определенными субъективными правами конкретных лиц[2] .

«Понятие о лице не совпадает с понятием о человеке...» — так писал великий, цивилист Д.И. Мейер, а «слова «человек» и «физическое лицо» нужно признать синонимами»[3] . И конечно, он был прав, однако две эти вышеназванные категории лежат в разных плоскостях: первая — «человек» (социально-биологическое существо) относится к слою реальной действительности, действительности, порожденной природой, где он является единственным творителем и создателем второго слоя — слоя правового, где и находится так называемая удобомыслимая категория «лицо» (как порожденное законом имущество). Как писал Е.Н. Трубецкой: «Бридические отношения есть вообше идеальные отношения между лицами…это мыслимые отношения, а не физические; вот почему и субъектами правоотношений могут быть лица идеальные, мыслимые...»[4] (такие, как, например, юридические лица). Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что "только государство в лице своих законодательных органов определяет, на каком основании, при каких условиях и когда реальные субъекты из первого слоя попадают во второй и становятся «идеальными» — приобретают и осуществляют гражданские права, создают и исполняют гражданские обязанности, только государство наделяет этих лиц способностью иметь права и нести соответствующие обязанности. Для того чтобы стать полноправным субъектом гражданских правоотношений, каждое лицо должно обладать правосубъектностью. Таким образом, устанавливаемое и защищаемое государством, не зависящее от воли и волеизъявления, интереса и желания отдельных лиц юридически значимое качество, наличие которого необходимо и достаточно для возможности вступления в гражданские правоотношения в качестве самостоятельного субъекта права, и носит название гражданская правосубъектность.

Ю.К. Толстой говорит о правосубъектности как о «признаваемой в равной мере за всеми лицами максимально полной, суммарно выраженной возможности правообладания, абстрактный характер которой проявляется в ее обобщающей характеристике»[5] . Несколько по-иному определяет гражданскую правосубъектность В.В. Меркулов — как «общественно-экономическое свойство лица, обусловленное экономическим базисом и закрепленное в гражданско-правовых нормах, выражающее потенциальную способность лица быть участником определенных гражданских правоотношений».

Правосубъектность выступает предпосылкой для обладания субъективными правами, но дабы они возникли, необходимо и наличие соответствующего юридического факта, их порождающего (так, мы все можем быть авторами произведений науки, литературы, искусства, однако не все способны на их создание, т.к. не обладают соответствующим даром). Правосубъектность определяет, какими качествами должны обладать субъекты права для того, чтобы иметь права и нести обязанности. А непосредственно сам объем субъективных гражданских прав и обязанностей лица представляет собой его правовой статус — положение, занимаемое в правовом слое.

Активная самостоятельная деятельность субъектов в конкретных социально-экономических условиях возможна лишь при наличии у них всех необходимых элементов правосубъектности. Чаще всего, быть может, помня правило «Бритвы Оккама» («Сущности не следует приумножать сверх необходимости»), правосубъектность определяется как совокупность двух взаимосвязанных элементов: правоспособности и дееспособности, однако, как показывает практика, этого недостаточно.

Действительно, представление" о гражданской правосубъектности, как правило, связывается с наличием у лиц таких качеств, как правоспособность и дееспособность. В отдельных случаях, в качестве составляющих дееспособности, выделяют также деликтоспособность — способность гражданина нести самостоятельную гражданско-правовую ответственность за свои действия; трансдееспособность — способность гражданина своими действиями создавать права и обязанности для третьих лиц и нести ответственность за их действия; сделкоспособность — способность к заключению гражданско-правовых сделок и выполнению обязательств, возникающих из них.

Степень научной разработанности. Теоретические и практические выводы стали возможны в результате большого вклада в разработку проблемы правоспособности и дееспособности, сделанного представителями гражданско-правовой науки Н.Г. Александров, С.Н. Братусь, Н.В. Журавлев, Ю.Я. Вольдман, О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский, С.Ф. Кечекьян, О. А. Красавчиков, В.А. Кучинский, Н.И. Матузов, А.В. Мицкевич, Е.А. Флейшиц и другими.

Объект исследования общественные отношения в сфере определения правосубъектности физических лиц.

Предмет исследования нормы гражданского и смежного законодательства определяющиеправосубъектность физических лиц.

Цель исследования: полное и всестороннее изучение и анализ правосубъектности граждан в гражданском праве России. Для достижения поставленной цели представляется необходимым решение следующих задач:

- рассмотреть право субъективное, охарактеризовать субъектов права;

- изучить правоспособность граждан;

- проанализировать дееспособность граждан.

Методы исследования. Для исследования будут использоваться специальные способы (методы) научного исследования, например, такие, как исторический, формально-логический, сравнительно-правовой, системно-структурный.

Структура работы: введение, три главы, поделенные на параграфы, заключение, библиографический список.

ГЛАВА 1. ГРАЖДАНЕ (ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА) И ИХ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ

1.1 Категории «человек», «личность» и гражданская правосубъектность

Одним из важнейших понятий науки гражданского права и гражданского законодательства является понятие субъектов права, т.е. лиц, выступающих в качестве участников имущественных и личных неимущественных отношений, регулируемых этой отраслью права.

Понятие лица родовое. Оно относится ко всем субъектам гражданских прав. В ГК РФ подраздел второй раздела первого именуется "Лица" и включает три главы, одна из которых имеет название "Граждане (физические лица)" и посвящена индивидуальным субъектам гражданского права, а две другие посвящены юридическим лицам и участию Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством.

К числу субъектов гражданско-правовых отношений по нашему законодательству относятся в первую очередь люди - члены общества. Вместе с тем нередко говорят о гражданско-правовом положении личности, о правах человека и гражданина.

Употребление понятия "личность" для указанных целей было бы неточным, поскольку личность с точки зрения психологии и философии - такой субъект общественных отношений, который обладает определенным уровнем психического развития. Качества личности присущи психически здоровому человеку, достигшему определенного возраста, способному в силу интеллектуальных и духовных качеств быть участником общественных отношений, формировать свою позицию, отвечать за поступки. Следовательно, не каждого человека можно считать личностью. Понятие "личность" является более узким по сравнению с понятием "человек".

Как правильно подчеркивается в юридической литературе, личностью не рождаются, а ею становятся[6] .

Признание субъектами гражданского права только личностей означало бы непризнание субъектами людей, которые не обладают качеством личности (малолетние, душевнобольные). Подобное решение явно противоречило бы гражданскому законодательству, признающему субъектом гражданского права каждого человека независимо от его возраста и состояния здоровья.

Понятие "человек" в смысле субъекта права широко употребляется в различных международных документах и в законодательстве. Так, в ст. 6 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.[7] , записано, что "каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности".

Декларация прав и свобод человека и гражданина, провозглашенная в Российской Федерации, в ч. 1 ст. 5 предусматривает, что "каждый имеет право на приобретение и прекращение гражданства Российской Федерации". Человек в подобных случаях рассматривается как существо, соединяющее в себе биологические и социальные начала, ему присуща форма развития психики - сознание. Человек - общественное существо, он, как говорится в Преамбуле Всеобщей декларации прав человека, член "человеческой семьи".

Так, Решением Промышленного районного суда г. Самары установлен факт постоянного проживания К. на территории РФ.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Из материалов дела следует, что установление факта постоянного проживания на территории РФ К. необходимо для оформления гражданства Российской Федерации. К. в 1988 году прибыл со своей семьей из зоны землетрясения Армянской ССР, ему на основании распоряжения Куйбышевского горисполкома № 47 от 03.01.89 была выделена квартира, где он постоянно проживает по настоящее время. При обращении в паспортно-визовую службу ГУВД Самарской области ему было отказано в выдаче паспорта гражданина РФ, так как не установлен факт его постоянного проживания в Российской Федерации на 06.02.92.

Кроме того, в материалах дела имеется паспорт, выданный на имя К. в 1998 году, где указано, что он является гражданином Армении.

Судом не дана оценка тому обстоятельству, что документы, представленные заявителем, противоречат друг другу, часть этих документов не соответствует действующим стандартам.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[8] .

В теоретической литературе широкое распространение получила категория "правосубъектность". Гражданский кодекс и другие гражданские законы термин "правосубъектность" не употребляют.

Высказано мнение, что правосубъектность личности "представляет собой единство ее... правоспособности и дееспособности"[9] . Некоторые сторонники этого взгляда для характеристики правосубъектности употребляют даже понятие "праводееспособность"[10] .

Но при этом не учитывается, что гражданское право признает субъектами права (т.е. правосубъектными) всех граждан, всех людей, в том числе и недееспособных. Следовательно, в таких случаях нет единства правоспособности и дееспособности, но наличие свойств субъекта права (правосубъектности) бесспорно.

Наибольшее признание получила трактовка правосубъектности в работах С.Н. Братуся, по мнению, которого понятие "правосубъектность" совпадает по содержанию с понятием "правоспособность".

Для того чтобы быть субъектом большинства гражданских прав, считает С.Н. Братусь, достаточно обладать правоспособностью. Правоспособность и правосубъектность - равнозначные понятия[11] . Такой позиции придерживаются и многие другие авторы. Слабость изложенной позиции заключается в том, что она приводит к логическому умозаключению о ненужности категории "правосубъектность", ибо если она полностью совпадает с категорией "правоспособность", то ее употребление будет излишним.

Большие усилия для обоснования объективной необходимости категории "правосубъектность" приложил Я.Р. Веберс. Ценность этой категории он видит в том, что "правосубъектность выражает признание гражданина в качестве субъекта правоотношений вообще, а также квалификацию его в качестве субъекта или возможного субъекта конкретных субъективных прав и обязанностей"[12] .

Представляется, что категория "правосубъектность" нуждается в дальнейшем научном обосновании. Во всяком случае, нельзя согласиться с тем, что "лучше бы вообще не вводить категорию правосубъектности, поскольку это усложняет и без того сложные вопросы и ведет к новым излишним спорам и дискуссиям"[13] .

1.2 Гражданин как субъект гражданского права

Человек - субъект множества прав и обязанностей, в том числе и гражданских. Однако гражданское законодательство Российской Федерации для обозначения человека как субъекта гражданских прав и обязанностей употребляет другое понятие - "гражданин". Представляется, что это понятие характеризует человека не как "члена человеческой семьи", а как лицо, состоящее в определенной связи с государством. Следовательно, гражданин - понятие юридическое.

Гражданство определяет постоянную политико-правовую связь лица и государства, находящую выражение в их взаимных правах и обязанностях. Отсюда вытекает, что гражданское законодательство, употребляя понятие "граждане", имеет в виду граждан данного государства - Российской Федерации.

Но на территории государства всегда проживают люди, которые являются гражданами других государств, а также люди, не имеющие определенного гражданства - апатриды. Они подчиняются правопорядку, существующему в данном государстве, имеют определенные права и обязанности. Однако гражданами данного государства, например Российской Федерации, они не являются и, следовательно, не подпадают под понятие "граждане".

В международных соглашениях, а также в законодательстве многих стран понятие "граждане" не употребляется, а используется понятие "физические лица", которое имеет более широкое содержание, поскольку охватывает всех людей как участников гражданских и других правоотношений на территории данной страны (или стран). Например, в Германском гражданском уложении соответствующая глава в разделе "Лица" именуется "Физические лица". В названном законе употребляется понятие "человек", но не в значении "гражданин". Следовательно, Германское гражданское уложение имеет в виду человека вообще, физическое лицо. Понятие "физическое лицо" употребляется и в законодательстве многих других стран, причем понятие "граждане" при этом не употребляется. С этой точки зрения представляет интерес Гражданский кодекс Франции, который для обозначения субъекта права - человека использует понятия "француз" и "иностранец".

В законодательстве нашей страны люди как субъекты гражданского права долгое время именовались "граждане" (ст. 9-12 ГК РСФСР 1964 г.). В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г., использовалась формулировка "граждане" и в скобках "физические лица".

Эта формулировка используется и в ГК РФ 1994 г.[14] , в том числе в названии главы третьей.

Можно ли из приведенного положения ГК сделать вывод, что понятия "граждане" и "физические лица" однозначны? Представляется, что такой вывод был бы ошибочным, поскольку названные понятия, хотя близки по содержанию, но вместе с тем они, как было показано, существенно различаются. Употребляя понятие "граждане", закон имеет в виду людей, состоящих в гражданстве РФ. Но закон учитывает, что кроме граждан в пределах РФ находятся и люди, не являющиеся ее гражданами. Именно поэтому ГК употребляет также и понятие "физические лица", в числе которых не только граждане, но и другие лица - не граждане.

Представляется, что такое двойственное обозначение одного и того же явления объясняется желанием законодателя не отказываться от традиционного, привычного словоупотребления. Вместе с тем оно позволяет достаточно четко разграничивать при регулировании имущественных и личных неимущественных отношений рассматриваемые понятия: если в норме закона содержится понятие "граждане", то это должно означать, что речь идет только о гражданах РФ. Если же закон употребляет понятие "физические лица", то имеются в виду и граждане РФ, и иностранные граждане, и лица без гражданства. Нередко закон употребляет термин "лицо" без определения "физическое" (например, абз. 2 п. 1 ст. 66; п. 2 ст. 69; п. 1 ст. 1087 ГК и др.). Учитывая международный опыт, можно предположить, что в будущем и наше законодательство перейдет при обозначении индивидуальных субъектов права на единое словоупотребление - "физические лица".

Гражданин (физическое лицо) как участник гражданских правоотношений обладает рядом общественных и естественных признаков и свойств, которые определенным образом индивидуализируют его и влияют на его правовое положение. К таким признакам и свойствам следует отнести: имя, гражданство, возраст, семейное положение, пол.

Имя гражданина (физического лица). Каждый человек участвует в гражданских правоотношениях под определенным именем и лишь в сравнительно редких случаях (например, в авторских отношениях) - под псевдонимом (вымышленным именем) или анонимно (без имени). Имя является одним из средств индивидуализации гражданина как участника гражданских правоотношений[15] .

В широком смысле понятием "имя" у большинства народов России охватываются фамилия, собственно имя и отчество. Однако национальные обычаи некоторых народов России не знают такого понятия, как отчество, и в официальных личных документах оно не указывается. В начале 90-х гг. в средствах массовой информации России стал усиленно насаждаться принятый в западных странах обычай указывать только имя и фамилию физического лица. По имени и фамилии у нас стали называть и президента, и других государственных и общественных деятелей, и ученых, и других граждан.

Представляется, что подобное желание воспринять западный образец не соответствует российской традиции и вряд ли сможет укорениться в наших условиях, возможно, она останется лишь как некоторая "вольность", употребляемая в определенной среде,

В официальных же документах должно быть указано полное имя гражданина: фамилия, собственно имя и отчество (кроме случаев, когда национальные обычаи не знают понятия "отчество").

Наше гражданское законодательство до принятия ГК РФ 1994 г. не содержало норм, регламентирующих отношения, связанные с именем гражданина. Некоторые нормы содержались в Кодексе о браке и семье РСФСР, который, в частности, регламентировал отношения в связи с переменой имени, отчества и фамилии. В настоящее время закон (ст. 19 ГК) признает, что имя гражданина - это категория в первую очередь гражданского законодательства. Такое решение полностью соответствует объективным требованиям, определяющим сферу действия гражданского права. Согласно закону гражданин приобретает и осуществляет гражданские права и обязанности под своим именем. Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается (п. 4 ст. 19 ГК).

Право на имя - важнейшее неимущественное право гражданина (физического лица), личности. Выдающийся русский цивилист И.А.Покровский отмечал, что чем богаче внутреннее содержание личности, тем более она дорожит своим именем. "Всем известно, как дорожат своим именем старые аристократические фамилии; но то, что раньше было только достоянием аристократии, с течением времени делается общей тенденцией человека, вырастающего в сознании своего собственного достоинства"[16] . Это вполне применимо и к нашему времени.

Доброе имя как благо, принадлежащее гражданину, защищается в случаях и в порядке, предусмотренных ГК и другими законами, и относится к числу неотчуждаемых и непередаваемых другим способом благ (п. 1 ст. 150 ГК). В частности, предусматривается защита права на имя в случаях искажения либо использования имени гражданина способами или в форме, которые затрагивают его честь, достоинство или деловую репутацию (абз. 2 п. 5 ст. 19 ГК)[17] .

По достижении 16 лет гражданин вправе переменить свое имя (которое согласно п. 1 ст. 19 ГК включает собственно имя, фамилию и отчество) в установленном законом порядке. При этом он вправе требовать внесения за свой счет соответствующих изменений в документы, оформленные на его прежнее имя, или их замены (паспорт, свидетельство о рождении, свидетельство о браке, диплом и т.д.). Перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. Наряду с этим предусмотрено, что гражданин обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени, и несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени.

Некоторые случаи изменения фамилии граждан предусмотрены семейным законодательством. Например, регламентируется порядок изменения фамилии при вступлении в брак и при расторжении брака, изменение фамилии ребенка при расторжении брака между его родителями, а также изменение фамилии, имени и отчества детям, не достигшим 18 лет, при их усыновлении (ст. 32, 51, 58, 59, 134 Семейного кодекса РФ).

Сведения об имени (фамилия/имя, отчество), полученном гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния. Этот порядок предусматривается семейным законодательством.

Гражданство. Второе обстоятельство, которое необходимо учитывать при характеристике правового статуса гражданина (физического лица) как субъекта гражданского права, - это гражданство. Гражданство означает официальную принадлежность человека к народу определенной страны, вследствие чего он находится в сфере юрисдикции данного государства и под его защитой.

Гражданство - это устойчивая правовая связь человека с государством, для которой характерно наличие у них взаимных прав, обязанностей и ответственности.

Отношения, связанные с гражданством, регулируются Законом "О гражданстве в Российской Федерации"[18] . Названный Закон определяет основания и порядок приобретения и прекращения гражданства РФ, регламентирует гражданство детей и гражданство родителей, опекунов и попечителей, гражданство недееспособных лиц. Таким образом, Закон о гражданстве в Российской Федерации определяет, кто из лиц, находящихся на территории РФ, состоит в правовой связи с Российской Федерацией и пользуется ее защитой, в том числе определяет лиц, на которых распространяются нормы ГК и других правовых актов, когда они адресованы гражданам.

Значение гражданства при определении гражданско-правового статуса физического лица видно на примере норм, регламентирующих статус лиц, находящихся на территории Российской Федерации, но не относящихся к числу ее граждан.

Возраст. Третье обстоятельство, которому закон придает важное значение при определении статуса гражданина, - это возраст. Так, закон определяет возраст, с достижением которого наступает совершеннолетие, а также частичная дееспособность несовершеннолетних граждан (ст. 21, 26, 28 ГК). Возраст имеет определяющее значение при решении таких вопросов, как объявление несовершеннолетнего гражданина полностью дееспособным (эмансипация), при вступлении граждан в члены кооперативных организаций, при определении круга наследников, а также лиц, имеющих право на возмещение вреда, причиненного здоровью, и во многих других случаях.

Основным документом, подтверждающим возраст, является свидетельство о рождении гражданина, выданное на основании записи в книге регистрации рождений государственного органа записи актов гражданского состояния. Дата рождения указывается также в паспорте гражданина.

Семейное положение. Правовой статус гражданина как участника гражданских правоотношений нередко зависит от его семейного положения. Так, жилищное законодательство важное значение придает состоянию лица в браке, его родственным связям. Согласно ст. 53 Жилищного кодекса члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения[19] . Законом определены и жилищные права членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК). При этом к членам семьи нанимателя (а также собственника) жилого помещения относятся супруг нанимателя (и собственника), их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи при наличии определенных условий (совместное проживание, ведение общего хозяйства). Если лицо, проживающее в данном помещении, не относится к членам семьи нанимателя (или собственника), его правовой статус в сфере данных жилищных отношений будет иным по сравнению со статусом членов семьи.

Большой значение семейным связям придает и наследственное право. Так, при наследовании по закону наследниками первой очереди являются в равных долях дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти. Ко второй очереди относятся братья и сестры умершего, его дед и бабка как со стороны отца, так и со "стороны матери (ст. 154 Основ 1991 г., ст. 532 ГК РСФСР 1964 г.). Следовательно, правовое положение наследника лицо может приобрести лишь при наличии указанных семейно-правовых отношений с умершим.

Семейное положение гражданина влияет на его правовой статус и в ряде других случаев. Так, вред, возникший в связи со смертью кормильца, возмещается нетрудоспособным лицам, состоявшим на иждивении умершего или имевшим ко дню его смерти право на получение от него содержания (ст. 1088 ГК). К их числу относятся главным образом лица, с которыми умерший находился в семейных правоотношениях (родители, супруг, дети, братья, сестры и др.). Согласно ст. 1073 ГК за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны. И в данном случае на правовой статус указанных лиц влияет их семейно - правовая связь с несовершеннолетним.

Пол. Иногда для гражданско-правового положения человека определенное значение имеет пол. Например, ст. 41 Жилищного кодекса предусматривает, что при предоставлении жилых помещений по договору найма не допускается вселение в одну комнату лиц разного пола старше 9 лет, кроме супругов. Законом для мужчин и женщин установлен разный возраст, с достижением которого они считаются нетрудоспособными, что имеет важное значение при определении права на возмещение вреда, при определении круга наследников и в других случаях. Так, при возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, к числу нетрудоспособных, имеющих право на возмещение, относятся женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет (п. 2 ст. 1088 ГК). Аналогично решается вопрос об отнесении к числу наследников нетрудоспособных лиц - женщин и мужчин.

Состояние здоровья. К числу признаков, индивидуализирующих гражданина (физическое лицо) как участника гражданско-правовых отношений, относится также состояние его здоровья. В первую очередь закон учитывает психическое здоровье. Согласно п. 1 ст. 29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным. В этом случае гражданско-правовой статус такого гражданина существенно меняется: он не может лично совершать юридические действия и индивидуализируется как субъект гражданского права именно по этому признаку. Согласно п. 1 ст. 171 ГК сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна.

Законом учитывается также такое состояние здоровья гражданина, когда он в момент совершения сделки не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. В данном случае речь идет о дееспособном лице, но в момент совершения сделки его здоровье отклонилось по тем или иным причинам от нормы (в связи с нервным потрясением, физической травмой, сильным алкогольным опьянением и т.п.). Поэтому совершенная им сделка может быть признана судом недействительной (п. 1 ст. 177 ГК).

Для индивидуализации гражданина как субъекта гражданского права важное значение в некоторых случаях имеет такое состояние здоровья, которое выражается в снижении или утрате им трудоспособности. Если эти обстоятельства наступили вследствие причинения ему вреда другим лицом, то при возмещении вреда учитывается степень утраты потерпевшим трудоспособности. В случае стойкой утраты трудоспособности потерпевший может быть признан инвалидом и приобретает права, обусловленные этим статусом, например, право на возмещение вреда в случае потери кормильца (п. 2 ст. 1088 ГК).

Помимо рассмотренных, для индивидуализации физического лица как субъекта гражданского права могут иметь значение и другие качества и признаки, если для этого имеются основания, предусмотренные законом. Первостепенное значение имеют качества правоспособности и дееспособности.

1.3 Гражданская правосубъектность: сущность, значение, содержание и элементы

Общественные отношения, урегулированные нормами гражданского права, существуют между людьми. В отношения могут вступать как отдельные граждане, так и коллективные образования, обладающие предусмотренными законом признаками. К числу таких образований относятся организации, именуемые юридическими лицами, а также особые субъекты гражданского права — государства, национально-государственные и административно-территориальные образования. Наряду с термином «юридические лица» закон использует термин «физические лица», которым охватываются не только граждане России, но также иностранные граждане и лица без гражданства (апатриды). Гражданские правоотношения могут возникать между всеми субъектами гражданского права в любом их сочетании.

Исторически представления о правовом положении лица связывались с его принадлежностью к определенной социальной общности: роду, семье. Отдельный человек, в отрыве от родо - семейного образования, не рассматривался как носитель каких-либо прав. Благодаря развитию римского права появляется понятие persona, которое подавляющим большинством исследователей переводится и интерпретируется как понятие «субъект права», «лицо»[20] . Термин persona обозначал юридически значимый момент личности, задействованный в правоотношении.

Понятие правосубъектности, применяемое в современной теории права, определяет, какими качествами должны обладать субъекты права для того, чтобы иметь права и нести обязанности в соответствующей отрасли права. Представления о гражданской правосубъектности связываются с наличием у лиц таких качеств, как правоспособность и дееспособность. Имущественные отношения, регулируемые гражданским правом, сопровождают человека на протяжении всей его жизни: с момента рождения и до его смерти. Естественно, трудно представить новорожденного ребенка, например, заключающим договор, однако новорожденный ребенок уже может обладать определенным комплексом гражданских прав и обязанностей, например, наследовать завещанное ему имущество, стать собственником и т. п. Для правового регулирования экономического оборота необходимо придать отношениям достаточно устойчивый характер, чтобы они складывались бы из осознанных волевых действий сторон. Вместе с тем из отношений, регулируемых гражданским правом, не могут полностью выключаться граждане, не обладающие должным уровнем психического развития. Для решения этих задач в гражданском праве и появились такие категории, как правоспособность и дееспособность. Первая — правоспособность — означает способность иметь гражданские права и нести обязанности, вторая — дееспособность — означает способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права; создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Если правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами с момента рождения и до смерти, то дееспособность возникает, как правило, с момента достижения определенного возраста, а в полном объеме — с восемнадцати лет, т. е. совершеннолетия[21] .

Римское право не различало категорий правоспособности и дееспособности и оперировало единым понятием правоспособности (cdput). Встречающееся в работах исследователей — использование термина дееспособности применительно к периоду римского права обусловлено применением современного термина к сходным отношениям, существовавшим в римском праве. Правоспособным признавалось лицо, обладающее свободой (statuslibertatis), гражданством (statuscivitatis) и семейной самостоятельностью (statusfamiliae). Полностью правоспособными являлись только свободные, самостоятельные (не подвластные родительской власти) римские граждане. Гражданская честь, вероисповедание, пол, возраст, состояние здоровья, родство, местожительство и иные обстоятельства оказывали влияние на полноту правоспособности[22] .

Действительный отрыв правоспособности от дееспособности происходит в эпоху буржуазных революций. С целью устранения феодальных, сословных и иных различий между членами гражданского общества провозглашается принцип равной правоспособности[23] . Однако обойти необходимость лишь постепенного наделения субъекта возможностью совершения определенных действий невозможно, поэтому категория дееспособности получает самостоятельное значение и начинает существовать «в отрыве» от правоспособности. Гражданское законодательство стран континентальной правовой семьи содержит преимущественно сходные положения о правоспособности и дееспособности граждан. При этом законодательно правоспособность и дееспособность, как правило, помещены в разных разделах законодательного акта. Так, Французский гражданский кодекс (ФГК) открывается книгой «О лицах», в которой закреплены основные положения о правоспособности граждан, их месте жительства, безвестном отсутствии, опеке и попечительстве[24] . Положения же о гражданской дееспособности помещены в книгу 3, в которой говорится о различных способах приобретения права собственности (сделках). Сама же дееспособность рассматривается как условие действительности договоров (ст. 1123 ФГК)[25] . Аналогично размещены нормы и в Германском гражданском уложении (ГГУ), где понятием «дееспособность» открывается раздел «Сделки», а раздел «Лица» содержит только положения о правоспособности физических лиц. Судебная практика Великобритании и США различают «пассивную правовую способность» (passivecapacity), что по смыслу соответствует понятию правоспособности, и «активную правовую способность» (activecapacity), «способность к совершению правового акта» (capacityforperfomanceoflegalact), что означает дееспособность[26] .

Одно из основных достижений буржуазных революций — провозглашение принципа равной правоспособности. «Всякий француз пользуется гражданскими правами», — гласит ст. 8 ФГК. Установление равенства независимо от происхождения, сословного положения, национальности означало, что участие в гражданском обороте вправе принимать любые лица[27] . Однако акцент на принадлежности к определенному государству («всякий француз») не означает предоставления определенных преимуществ в гражданском обороте соответствующим лицам, а свидетельствует об определенных границах суверенитета государства, законы которого могут быть адресованы, прежде всего, собственным гражданам. Законодательства практически всех стран содержат положения о предоставлении иностранным гражданам и лицам, не имеющим гражданства, равной с гражданами соответствующего государства правоспособности. Несмотря на выраженную во ФГК наибольшую радикальность в устранении сословных и иных различий, многие страны длительное время сохраняли изъятия из принципа равной правоспособности для отдельных национальных и сословных групп. Показательна в этом отношении дореволюционная Россия, законодательство которой ограничивало правоспособность лиц в зависимости от подданства, национальности, вероисповедания и сословности. Наиболее существенно правоспособность ограничивала национальность. Так, специальные положения устанавливали особый правовой статус поляков и евреев. Для поляков основным ограничением правоспособности являлась недопустимость приобретать права на землю, а для евреев — ограничение права выбора местожительства[28] .

Современные страны Европы и Америки сохранили в целом положения, касающиеся правоспособности граждан, возникшие в XIX в. Сложнее обстоит дело с правосубъектностью в мусульманских странах. Вопросы личного статуса оказались наиболее зависимыми от влияния классического религиозного права. Личное и семейное право, которое содержало нормы ритуального и религиозного поведения, всегда считалось наиболее важным в шариате, хотя теоретически все отрасли мусульманского права одинаково связаны с религией ислама[29] . Попытки кодификации предписаний, относящихся к личному статусу, натыкались на запрещения религиозных догматов, даже в той части, которая касалась изложения уже применявшихся норм. Первой кодификацией мусульманского права, получившей силу закона, был иранский Гражданский кодекс (1927-1935 гг.), в дальнейшем подобные преобразования произошли в Сирии, Тунисе, Марокко, Иордании, Ираке, Южном Йемене[30] . Характерной чертой правоспособности в мусульманских странах является сохранение семейной зависимости: власти мужа над женой, отца над сыном и т. д.

Понятия правоспособности и дееспособности можно определить как социально-юридические качества. Социальные — поскольку эти качества связаны исключительно с человеческим индивидуумом, юридические — поскольку именно от обладания ими зависит, признается ли гражданин субъектом гражданско-правовых отношений или нет, и именно законом определяются объем и содержание этих категорий. Отрыв правоспособности от дееспособности может иметь место в отношении граждан, поскольку именно они обладают способностью взросления и постепенного приобретения определенных волевых и психических качеств. Юридические лица, государства, национально-государственные и административно-территориальные образования, обладают правоспособностью и дееспособностью в их неразрывном единстве.

В то же время гражданская правосубъектность не может быть охарактеризована отдельно в отношении граждан, юридических лиц и иных субъектов гражданского права. Это понятие должно охватывать всех субъектов гражданского права, а не наделять каждого из субъектов собственной правосубъектностью. Юридические лица, государства, национально-государственные и административно-территориальные образования обладают обеими возможностями в их неразрывном единстве, о гражданах, как видим, такого сказать нельзя. Может ли гражданин, обладающий только правоспособностью и не достигший возраста наступления дееспособности, быть полноценным субъектом гражданского права? Сам единолично — нет, однако отсутствие у него дееспособности может быть восполнено действиями его законных представителей — родителей, усыновителей, опекунов или попечителей. Таким образом, в качестве обобщающей категории гражданская правосубъектность означает единство право- и дееспособности.

В юридической литературе категории правосубъектности подчас придается не обобщающий, а индивидуализирующий характер, т. е. под правосубъектностью понимают не то, какими качествами должны обладать субъекты гражданского права в целом, а то, какое качество необходимо иметь отдельному субъекту для того, чтобы быть признаваемым законом участником гражданских отношений. В соответствии с последней позицией обладания одной лишь гражданской правоспособностью достаточно для признания недееспособного ребенка субъектом гражданского права, но при этом как бы выносится за скобки восполнение его недееспособности дееспособностью его законных представителей. Тождество гражданской правосубъектности с гражданской правоспособностью признает С. Н. Братусь[31] .

Обладания гражданской правосубъектностью для субъекта недостаточно, чтобы иметь конкретные субъективные гражданские права и нести обязанности. Правосубъектность выступает предпосылкой обладания субъективными правами, для возникновения которых необходим помимо этого юридический факт, влекущий на основе правосубъектности возникновение конкретного субъективного права. Наделенный правосубъектностью гражданин сам по себе еще не является обладателем тех или иных субъективных прав, законом за ним признается лишь абстрактная возможность их приобретения в результате каких-либо действий или событий — юридических фактов. Так, гражданин может потенциально быть собственником жилого дома, но для реализации этой возможности дом необходимо построить, купить, унаследовать или приобрести каким-либо иным способом. Лишь тогда абстрактная возможность правообладания воплотится в конкретном субъективном праве — праве собственности.

Правосубъектность носит абстрактный характер, т.е. это обобщенная возможность правообладания, которая не может быть представлена в виде набора или комплекса отдельных субъективных прав. Не следует представлять правосубъектность и как постоянно изменяющуюся, динамичную категорию, зависящую от объема конкретных прав и обязанностей, которыми наделен гражданин[32] . Гражданская правосубъектность — это признаваемая в равной мере за всеми лицами максимально полная, суммарно выраженная возможность правообладания, абстрактный характер которой как раз и проявляется в ее обобщающей характеристике. Чтобы охарактеризовать объем субъективных прав и обязанностей субъекта, а также его правовые возможности, правильнее говорить о правовом статусе.

Абстрактный характер правосубъектности не позволяет трактовать ее и как особое субъективное право — «право на право». Отличие в неизменяемости правосубъектности при ее реализации, в то время как реализация субъективных прав всегда сопровождается их модификацией, т. е. динамикой. Так, реализуя такой элемент правосубъектности, как возможность совершения сделок, указанная возможность не претерпевает никаких изменений, но в то же время происходит приобретение, изменение или утрата каких-либо прав и обязанностей субъекта, т. е. динамическое изменение комплекса субъективных прав лица[33] .

Определением Богатовского районного суда прекращено производство по делу по иску прокурора о лишении М. родительских прав в связи с его неподведомственностью Богатовскому суду.

Президиум Самарского областного суда определение отменил, указав следующее.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. В соответствии со ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Как следует из материалов дела, исковое заявление прокурора поступило в суд 16.05.03, то есть через пять дней после окончания срока временной регистрации и доказательств того, что после окончания этого срока ответчик выехал из с. Богатое, в материалах дела нет. Согласно же материалам дела М. проживает в с. Богатое постоянно, состоит в фактических брачных отношениях с Ф., с которой намерен зарегистрировать брак.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 29 ГПК РФ иск к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет постоянного места жительства в РФ, может быть предъявлен в суд по месту нахождения его имущества или по его последнему известному месту жительства в РФ.

Определение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[34] .

Местом жительства малолетних и недееспособных признается место жительства их законных представителей (п. 2 ст. 20 ГК).

Решением Советского районного суда г. Самары отказано в удовлетворении исковых требований П. о признании не приобретшим права пользования квартирой ее внуком Н.

Судебная коллегия по гражданским делам решение отменила, указав следующее.

Как следует из материалов гражданского дела, истица является нанимателем трехкомнатной квартиры по ул. Промышленности в г. Самаре. Она признает право на данную жилую площадь за своим сыном А., который зарегистрирован в этой квартире, но фактически со своей женой и сыном Н. 1995 г. рождения пользуются по договору поднайма другой квартирой.

Его жена зарегистрирована в квартире у своих родителей и является ее собственником. До 13.06.2001 в этой квартире был зарегистрирован и Н., который проживал в этой квартире с рождения. Затем он был зарегистрирован в спорной квартире. Фактически ребенок в квартиру не вселялся и не проживал в ней.

Между тем, в соответствии со ст. 20 ГК РФ, местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей - родителей.

Поскольку из материалов дела усматривается, что никто из родителей и сам ребенок в спорной квартире не проживает, то суд сделал ошибочный вывод о том, что спорная квартира является местом жительства несовершеннолетнего Н.

Решение суда отменено, постановлено новое решение, иск П. удовлетворен[35] .

бстрактный характер правосубъектности, с одной стороны, и установление ее законом, с другой, предполагают независимость правосубъектности от чьей-то воли и чьих-то действий. Ограничения правоспособности или дееспособности могут осуществляться только в случаях и порядке, установленных законом. Действия самих граждан, направленные на полный или частичный отказ от правосубъектности, и другие действия, ограничивающие правоспособность и дееспособность гражданина, ничтожны (ст. 22 ГК), т. е. юридически не имеют никакой силы. Как правило, ограничения правосубъектности связаны либо с заболеванием гражданина, в результате которого он не способен адекватно оценивать собственные действия, либо в качестве санкции за правонарушение. Например, за совершенное преступление гражданин лишается права на определенный срок заниматься предпринимательской деятельностью, что ограничивает один из элементов правоспособности гражданина. Ограничение дееспособности чаще связано с различными психическими заболеваниями. Так, если вследствие заболевания гражданин не может осознавать значение совершаемых им действий или руководить ими, то по решению суда он может быть признан недееспособным (ст. 29 ГК). Кроме того. Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г.[36] предусмотрена возможность ограничений осуществлять отдельные виды профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источниками повышенной опасности. Указанные ограничения устанавливаются врачебной комиссией на основании оценки состояния здоровья гражданина на срок не свыше 5 лет и могут быть обжалованы в суд (ст. 6 Закона).

Правосубъектность тесно связана с признаками, индивидуализирующими конкретного субъекта права. Индивидуализация субъектов может осуществляться различными признаками, тесно связанными с тем, идет ли речь о гражданах, юридических лицах или иных субъектах. Так, государство будут индивидуализировать территория, органы государственной власти и т. п., юридических лиц — фирменное наименование, место регистрации, товарный знак и т. д., а граждан — имя, место жительства и акты гражданского состояния.

ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ГРАЖДАН (ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ)

2.1 Правоспособность и субъективные права гражданина

Для уяснения понятия, видов и содержания гражданской правоспособности, правил ее регулирования непреходящее значение имеет изучение опыта мировой культуры по этому вопросу. Так, история гражданского права первых государств на земле не дает примеров острого звучания проблемы гражданской правоспособности. Очевидно, этому есть свои общеисторические и познавательные объяснения. Первые известные нам теории свобод личности возникли не на волне противостояния рабству, а на почве религиозной борьбы средневековья, в идеях протестантизма. Первые правовое идеи свобод высказаны, как это общепризнано сегодня, голландским юристом и философом Гуго Гроцием в XVI в. Надо отметить, что этот действительно век возрождения правовой культуры и свободомыслия прошел сквозь всю Европу, достиг рубежей Белой Руси, породил белорусского просветителя Франциска Скорину, Статут Великого княжества Литовского и другие реликвии нашей культуры. О возможности человека иметь гражданские права, т.е. о гражданской правоспособности, в то время стали говорить как о способности, дарованной человеку от его рождения, а не от воли государства и монарха. Отныне в правотворческой и правоприменительной практике возникла проблема разделения правомочий личности, с одной стороны, и компетенции государства и монархов по вмешательству и ограничению возможностей личности, с другой.

До этой поры было естественным считать, что монарх, иной сюзерен и господин как олицетворение публичной власти мог безгранично творить право и вмешиваться в частную жизнь. Но теория естественных прав и свобод личности приобрела своих последователей не только среди просветителей и философов. Она получила признание и у представителей публичной власти. В частности, она была законодательно закреплена в процессе революционных войн в США при принятии Декларации независимости в 1776 г., во Франции при принятии Декларации прав человека и гражданина в 1789 г. Потом эта теория стала подвергаться ревизии со стороны школ позитивного права и, в особенности со стороны исторической школы Савиньи.

К концу XIX в. человечество в рамках пандектного права выработало некоторые общемировые гражданско-правовые принципы регулирования прав и свобод личности. Но итог октябрьской революции 1917 г. в России привел к резкому размежеванию народов и правил регулирования правоспособности личности. Мрачный опыт второй мировой войны заставил человечество хотя бы формально обозначить общечеловеческий характер идеалов естественных прав и свобод. Человечество еще раз осознало остроту проблемы естественных, равных и неотъемлемых прав и свобод человека, недопустимость никаких форм насилия, угнетения и рабской зависимости. Эта идеология нашла материальное закрепление в рамках ООН во Всеобщей декларации прав человека 1948 г[37] . Но Берлинская стена вновь усугубила понимание идей всеобщности прав и свобод личность. При наивысшем расцвете свободомыслия в СССР, накануне его распада, 5 сентября 1991 г. идея естественных абсолютных свобод человека нашла правовое закрепление в Декларации прав человека в СССР. После этого новая волна национального самоопределения и обособленности вновь отбросила правовую мысль в странах СНГ назад, к добуржуазным истокам свобод. Финалом стали нормы ГК Беларуси и России, Модельного ГК СНГ, которые допускают двусмысленное толкование и позволяют считать, что личность приобретает права не своими действиями, а от государства, за исключением сферы договорной свободы.

В этом была своя логика. Обусловлена она тем, что цивилистическая наука последних десятилетий перестала анализировать проблемы естественно-правовых социальных и физиологических возможностей человека в приобретении гражданских прав. С конца 30-х гг. нынешнего столетия обсуждение гражданской правоспособности в СССР велось с позиций школы позитивного права, причем в ее крайнем проявлении этатического позитивизма (Вышинский, Крыленко). За гражданами такая теория и практика признавали лишь те права и свободы, которые прописаны в законе. Опыт психологической школы вправе был проигнорирован.

Сегодня ни идеи позитивизма, ни идеи индивидуализма не имеют исключительной и абсолютной притягательной силы и влияния. Идея абсолютной правоспособности личности не должна применяться ортодоксально. Она дополняется идеей единства естественных прав и обязанностей. Познание и правовое регулирование такого единства возможно на основе принципов относительного и комплексного правового регулирования. Принципы относительности оценок и комплексного гражданско-правового регулирования позволяют рассматривать естественно-правовую теорию в единстве с идеями О. Конта, Э. Дюркгейма, Л. Дюги о функциональных, т.е. естественных обязанностях личности в гражданских правоотношениях. Единство этих противоположных школ определяется единством гражданских прав и обязанностей как двух сторон одного явления.

Таким образом, современное гражданское право в сочетании с общепризнанными принципами - международного права определяют гражданскую правоспособность как возможность иметь в обществе любые гражданские права и обязанности естественным образом и без ограничений, если это не противоречит закону и принципам гражданского оборота.

Такая правоспособность является общей, так как более широких возможностей по приобретению прав и обязанностей в современном гражданском обороте не может быть у его субъектов любых видов и форм. Такой правоспособностью могут наделяться не только граждане, но и юридические лица, другие субъекты, если законом не предусматривается иного.

Из приведенного определения следует, что общая правоспособность это:

не абсолютная свобода относительно всех и каждого;

не только право, но и обязанность соблюдать закон и интересы других субъектов гражданского оборота, всего общества.

Следовательно, правоспособность означает способность быть субъектом этих прав и обязанностей, возможность иметь любое право или обязанность из предусмотренных или допускаемых законом. Ценность данной категории заключается в том, что только при наличии правоспособности возможно возникновение конкретных субъективных прав и обязанностей. Она - необходимая общая предпосылка их возникновения и тем самым их реализации.

Правоспособность признается за всеми гражданами страны. Она возникает в момент рождения человека и прекращается с его смертью. Следовательно, правоспособность неотделима от человека, он правоспособен в течение всей жизни независимо от возраста и состояния здоровья.

Однако отсюда нельзя делать вывод о том, будто правоспособность - естественное свойство человека, подобно зрению, слуху и т.п. Хотя правоспособность и возникает в момент рождения, она приобретается не от природы, а в силу закона, т.е. представляет собой общественно-юридическое свойство, определенную юридическую возможность. В истории были времена, когда большие группы людей в силу действовавших тогда законов были полностью или почти полностью лишены правоспособности (например, рабы при рабовладельческом строе).

В юридической литературе гражданская правоспособность часто рассматривается как определенное качество (или свойство), присущее гражданину[38] . Это качество, как вытекает из закона, заключается в способности иметь права и обязанности. Способность же означает не что иное, как юридическую возможность: лицо способно, т.е. может иметь права и обязанности. Поскольку такая возможность предусмотрена и обеспечивается законом, она представляет собой определенное субъективное право каждого конкретного лица. "Правоспособность, - писал С.Н. Братусь, - это право быть субъектом права и обязанностей"[39] .

Этому праву корреспондируют и соответствующие обязанности: все, кто вступает в какие-либо отношения с данным гражданином, не должны нарушать его правоспособность. Правоспособность пользуется правовой защитой, что характерно для всех субъективных прав.

Понимание правоспособности как определенного субъективного права получило убедительное обоснование нашей юридической литературе[40] . Важно отметить, что нормы о правоспособности поставлены в законе впереди норм, относящихся ко всем другим субъективным правам (ст. 17 ГК). Тем самым законодатель как бы подчеркивает ее особенное предназначение - находиться с любым из субъективных прав в неразрывной связи, поскольку без гражданской правоспособности никакие субъективные гражданские права невозможны.

Если правоспособность представляет собой субъективное право, то необходимо раскрыть его особенности и отграничить от других субъективных прав. От других субъективных прав правоспособность отличается в первую очередь - специфическим, самостоятельным содержанием, которое, как уже говорилось, заключается в способности (юридической возможности) иметь гражданские права и обязанности, предусмотренные законом.

Кроме того, гражданская правоспособность отличается от других субъективных прав назначением. Она призвана обеспечить каждому гражданину юридическую возможность приобретать конкретные гражданские права и обязанности, используя которые он может удовлетворять свои потребности, реализовать интересы. Третье отличие заключается в тесной связи правоспособности с личностью ее носителя, поскольку закон не допускает ее отчуждение или передачу другому — лицу: согласно п. 3 ст. 22 ГК сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны.

Итак, гражданская правоспособность - принадлежащее каждому гражданину и неотъемлемое от него право, содержание которого заключается в способности (возможности) иметь любые допускаемые законом гражданские права и обязанности.

Правоспособность как субъективное право нельзя смешивать с конкретными субъективными правами, возникшими в результате ее реализации. Быть правоспособным еще не означает фактически, реально иметь конкретные права и обязанности, которые предусмотрены или допускаются законом. Правоспособность, как отмечено в литературе, это лишь основа для правообладания, его предпосылка[41] . За каждым гражданином закон признает способность иметь множество имущественных и личных неимущественных прав, но конкретный гражданин никогда не может иметь весь их "набор", он имеет лишь часть этих прав. Так, каждый может иметь право авторства на изобретение, но далеко не все его имеют.

Приобретение конкретных субъективных прав и обладание ими означает реализацию правоспособности. При этом объем субъективных прав зависит от того, как работает и сколько зарабатывает гражданин, какие у него потребности и вкусы. Кто больше и лучше работает, кто обладает природными и воспитанными талантами и способностями и активно реализует их, кто умеет разумна использовать заработанное и приобретенное, тот имеет и больше материальных и иных благ, прав на результаты интеллектуального творчества и т.д. Это закономерность любого общества.

2.2 Содержание правоспособности граждан и его пределы

Содержание правоспособности граждан образует те имущественные и личные неимущественные права и обязанности, которыми гражданин согласно закону может обладать. Другими словами, содержание гражданской правоспособности составляют не сами права, а возможность их иметь.

Примерный перечень имущественных и личных неимущественных прав, которыми могут обладать российские граждане, дается в ст. 18 ГК, где предусматривается, что гражданин может:

иметь имущество на праве собственности;

наследовать и завещать имущество;

заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью;

Граждане как участники гражданских правоотношений создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами;

совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах;

избирать место жительства;

иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности;

иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Как видно, закон, определяя содержание правоспособности граждан, говорит только о правах, но прямо не упоминает об обязанностях. Между тем в п. 1 ст. 17 ГК указывается и на способность граждан "нести обязанности". В данном - случае законодатель уделяет внимание главному в содержании правоспособности - правам. Но косвенное указание на обязанности в законе присутствует. Например, говорится о праве граждан "участвовать в обязательствах". Обязательство трактуется законом как правовое отношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК). Как видно, право участвовать в обязательствах означает и приобретение обязанностей. С несением обязанностей связано и право иметь имущество в собственности. Например, ст. 210 ГК предусматривает, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, т.е. определенные обязанности. Таким образом, в содержание правоспособности, безусловно, входит и упомянутая в п. 1 ст. 17 ГК способность нести обязанности (исполнить обязательство, возместить причиненный вред и т.п.).

В ст. 18 ГК перечислены наиболее важные (с точки зрения законодателя) права, которые могут быть у гражданина. Такой подход продиктован желанием законодателя сделать данную норму наиболее ясной и доступной. Между тем в принципе было бы вполне достаточно записать в ГК, что гражданин может иметь любые гражданские права и обязанности, не запрещенные законом и не противоречащие общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Вместе с тем неправильно было бы утверждать, что по содержанию правоспособность граждан беспредельна. Для нее, как и для любого субъективного права, характерны некоторые пределы.

"всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы, как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления"[42] . Эти пределы отражены в положении о том, что гражданин может заниматься любой "не запрещенной законом деятельностью" и что обладание некоторыми правами может быть прямо запрещено.

Для характеристики гражданской правоспособности принципиальное значение имеет закрепленное законом равноправие граждан.

Равноправие граждан, предусмотренное конституционными нормами, означаем не что иное, как равенство правоспособностей граждан[43] . Это положение вытекает из п. 1 ст. 17 ГК, согласно которому правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами. Следовательно, согласно букве закона все граждане обладают равной по содержанию правоспособностью, никто не имеет никаких привилегий и преимуществ в способности обладать правами. Российские граждане признаются полностью равноправными независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств[44] .

Следует вместе с тем подчеркнуть, что не все рассмотренные элементы, характеризующие равенство гражданской правоспособности, могут реализовываться полностью, во всем объеме. Так, право гражданина "избирать место жительства", входящее в содержание правоспособности, нельзя понимать в том смысле, что каждый гражданин может поселиться в любом месте России, поскольку существуют территории, где действует особый режим (приграничная полоса, расположение воинской части и т.п.). Другой пример: содержание правоспособности включает право гражданина заниматься предпринимательской деятельностью. Однако по прямому указанию закона некоторыми видами деятельности гражданин заниматься не вправе. Например, граждане не вправе осуществлять страховую деятельность.

Правоспособность некоторых граждан может иметь специальный характер. Так, глава крестьянского (фермерского) хозяйства в сфере деятельности этого хозяйства может иметь права и обязанности, связанные с определенными законом целями создания хозяйства: производство сельскохозяйственной продукции, ее переработка и реализация. Однако как обычный гражданин глава крестьянского (фермерского) хозяйства обладает общей для всех граждан правоспособностью. Принцип равенства правоспособности в данном случае не нарушается.

Отклонение от принципа равенства правоспособности нельзя видеть в том, что некоторые граждане фактически или по прямому указанию закона не могут (не способны) обладать отдельными правами и обязанностями (несовершеннолетние, психически больные)[45] . Например, малолетний гражданин не может иметь такие элементы содержания правоспособности, как право "завещать имущество" или быть членом кооператива. В подобных случаях речь идет о невозможности обладать некоторыми правами, которая распространяется в одинаковой мере на всех граждан (например, на всех несовершеннолетних), и, следовательно, принцип равенства правоспособности не нарушается, не терпит исключений.

2.3 Неотчуждаемость правоспособности и невозможность ее ограничения

Гражданская правоспособность согласно закону возникает в момент рождения гражданина и прекращается смертью. Приведенная формулировка закона вызывает, тем не менее, вопросы. Необходимо, прежде всего, уяснить, возникают ли с рождением человека все элементы содержания правоспособности, предусмотренные законом, или только отдельные элементы.

Как было отмечено, принцип равенства правоспособности не означает полного совпадения ее объема у всех без исключения граждан. В частности, с рождением человек способен обладать не всеми гражданскими правами и обязанностями. Следовательно, во-первых, сам факт рождения не означает, что у новорожденного возникла гражданская правоспособность в полном объеме, некоторые ее элементы возникают лишь с достижением определенного возраста (право заниматься предпринимательской деятельностью, создавать юридические лица и др.)[46] .

Во-вторых, требуют толкования слова "в момент рождения", поскольку установление такого момента может иметь практическое значение (например, при решении вопроса о круге наследников). Момент рождения ребенка определяется в соответствии с данными медицинской науки. С точки зрения права не имеет значения, был ли ребенок жизнеспособным: сам факт появления его на свет означает, что у него возникла правоспособность, хотя бы он был живым всего несколько минут или даже секунд. Следует отметить, что закон в некоторых случаях охраняет права и интересы и не родившегося ребенка, т.е. будущего субъекта права. Так согласно ст. 1116 ГК РСФСР 1964 г. наследниками могут быть дети наследодателя, родившиеся после его смерти. Это, однако, не означает, что зачатый, но не родившийся ребенок признается правоспособным.

Правоспособность гражданина прекращается его смертью. Пока человек жив - он правоспособен, независимо от состояния здоровья. Факт смерти влечет безусловное прекращение правоспособности, т.е. прекращение существования гражданина как субъекта права. Этот факт влечет одновременно открытие наследства[47] .

Правоспособность признается за гражданином законом. При этом согласно закону гражданин не вправе отказаться от правоспособности или ограничить ее. Следовательно, для правоспособности характерна неотчуждаемость. Пункт 3 ст. 22 ГК устанавливает, что сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны. Гражданин вправе с соблюдением установленных законом требований распоряжаться субъективными правами (продать или подарить принадлежащую ему вещь и т.д.), но не может уменьшить свою правоспособность.

Однако допускается ограничение правоспособности в случаях и в порядке, установленных законом (ч. 1 ст. 22 ГК). Ограничение правоспособности возможно, в частности, в качестве наказания за совершенное преступление, причем гражданин к приговору суда может быть лишен не правоспособности в целом, а только способности иметь отдельные права - занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью. Ограничение правоспособности возможно и при отсутствии противоправных действий лица. Так, абз. 5 п. 4 ст. 66 ГК устанавливает, что законом может быть запрещено или ограничено участие отдельных категорий граждан в хозяйственных товариществах и обществах, за исключением открытых акционерных обществ. В частности, лицо может быть полным товарищем только в одном товариществе на вере (абз. 1 п. 3 ст. 82 ГК), т.е. его правоспособность в какой-то мере ограничена. Ограничение правоспособности в указанных случаях допускается при условии соблюдения установленных законом условий и порядка. Если это условие не соблюдается, акт государственного или иного органа, установивший соответствующее ограничение, признается недействительным (п. 2 ст. 22 ГК) в порядке, предусмотренном ст. 13 ГК.

Принудительное ограничение правоспособности нельзя смешивать с лишением гражданина отдельных субъективных прав. Так, конфискация имущества по приговору суда означает лишение гражданина права собственности на определенные вещи и ценности, но не связана с ограничением правоспособности.

Таким образом, проблемы понятия и теории общей гражданской правоспособности в специальной гражданско-правовой литературе не рассматриваются. Традиционно считается, что проблемы понятия и теории общей гражданской правоспособности являются предметом общей теории права, гражданская правоспособность рассматривается лишь по частям в теориях правоспособности физических или юридических лиц. Само понятие общая гражданская правоспособность обычно понимается не как родовое объединяющее понятие в первую очередь, а как правовая способность разных лиц иметь гражданские права и обязанности, выступать субъектами гражданских правоотношений.

ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЕСПОСОБНОСТИ ГРАЖДАН (ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ)

3.1 Юридическая природа и содержание дееспособности граждан

Гражданская дееспособность определяется в законе как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК).

Обладать дееспособностью - значит иметь способность лично совершать различные юридические действия: заключать договоры, выдавать доверенности и т.п., а также отвечать за причиненный имущественный вред (повреждение или уничтожение чужого имущества, повреждение здоровья и т.п.), за неисполнение договорных и иных обязанностей. Таким образом, дееспособность включает, прежде всего, способность к совершению сделок (сделкоспособность) и способность нести ответственность за неправомерные действия (деликтоспособность).

Но, кроме того, дееспособность включает способность гражданина своими действиями осуществлять имеющиеся у него гражданские права и исполнять обязанности. Такая способность впервые в нашем законодательстве предусмотрена в ГК РФ (п. 1 ст. 21). В данном случае законодатель принял во внимание предложение, которое было обосновано в трудах ученых-цивилистов, доказавших, что если за гражданином признается способность приобретать права создавать для себя обязанности, то за ним нельзя не признать способность своими действиями осуществлять права и исполнять обязанности[48] .

Ценность названной категории определяется тем, что дееспособность юридически обеспечивает активное участие личности в экономическом обороте, предпринимательской и иной деятельности, реализации своих имущественных прав, в первую очередь права собственности, а также личных неимущественных прав. При этом все другие участники оборота всегда могут рассчитывать на применение мер ответственности к дееспособному субъекту, нарушившему обязательства или причинившему имущественный вред при отсутствии договорных отношений. Следовательно, категория дееспособности граждан представляет большую ценность в силу того, что является юридическим средством выражения свободы личности в сфере имущественных и личных неимущественных отношений.

Дееспособность, как и правоспособность, по юридической природе - субъективное право гражданина[49] . Это право отличается от других субъективных прав своим содержанием: оно означает возможность определенного поведения для самого гражданина, обладающего дееспособностью, и вместе с тем этому праву соответствует обязанность всех окружающих гражданина лиц не допускать его нарушений.

Содержание дееспособности граждан как субъективного права включает следующие возможности, которые можно рассматривать как его составные части:

способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности;

способность самостоятельно осуществлять гражданские права и исполнять обязанности;

способность нести ответственность за гражданские правонарушения.

Можно также указать на возможность защиты данного субъективного права от нарушений[50] . Однако такая возможность характерна для любого субъективного права и не может идивидуализировать содержание дееспособности как субъективного права.

Содержание дееспособности граждан тесно связано с содержанием их правоспособности. Если содержание правоспособности составляют права и обязанности, которые физическое лицо может иметь, то содержание дееспособности характеризуется способностью лица эти права и обязанности приобретать и осуществлять собственными действиями. Поэтому можно сделать вывод, что дееспособность есть предоставленная гражданину законом возможность реализации своей правоспособности собственными действиями.

Обладать дееспособностью - значит иметь способность лично совершать юридические действия, совершать сделки и исполнять их, приобретать в собственность имущество и владеть, пользоваться и распоряжаться им, заниматься предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельностью, отвечать за уничтожение или повреждение чужого имущества, за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств и т.д[51] .

По ГК 1964 г. в содержание гражданской дееспособности включались возможность приобретать гражданские права (сделкоспособность) и возможность создавать для себя гражданские обязанности (деликтоспособность). В содержание дееспособности не включалась способность гражданина своими действиями осуществлять имеющиеся у него гражданские права и обязанности. Этот пробел восполнен в новом ГК РФ, т.к., признавая за гражданином возможность самостоятельно приобретать права, нельзя не признать за ним способности самостоятельно их осуществлять.

Ст. 21 ГК РФ связывает способность гражданина совершать разумные действия, сознавать значение своих действий и их последствий с достижением совершеннолетия. Из этого правила закон делает ряд исключений (ст. 26, 28 ГК РФ). Так, несовершеннолетний, достигший четырнадцатилетнего возраста, посредством своих действий может осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата интеллектуальной деятельности[52] .

Способность человека совершать разумные действия и осознавать их значение связана не только с достижением совершеннолетия, но с его психическим состоянием. Поэтому ГК РФ предусматривает возможность признания недееспособным совершеннолетнего гражданина, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 29 ГК РФ).[53]

По мнению А.А. Мохова, дееспособность является способом осуществления правоспособности граждан. Дееспособность обеспечивает участие гражданина в экономическом обороте, хозяйственной деятельности, реализации своих имущественных прав и в первую очередь права собственности, а также личных неимущественных прав. Вместе с тем она является средством защиты прав и интересов участников гражданского оборота, т.к. дееспособный гражданин, нарушивший имущественные и личные неимущественные права другого лица, будет нести гражданско-правовую ответственность перед ним[54] .

В юридической литературе в основном дискуссии идут в трех направлениях: 1) о правовой природе дееспособности; 2) об условиях (основаниях) дееспособности; 3) о содержании дееспособности.[55]

По вопросу о правовой природе дееспособности дискуссии в основном сводятся к двум направлениям: является ли дееспособность особым субъективным правом или же это свойство, предполагающее способность к совершению волевых актов.

Дееспособность с точки зрения ее правовой природы - свойство (качество), которое связано с умственными способностями и психическим состоянием человека. Дееспособность выражается в личном осуществлении правоспособности.

Обладать дееспособностью - значит иметь способность лично совершать различные юридические действия: заключать договоры, выдавать доверенности и т.п., а также отвечать за причиненный имущественный вред (повреждение или уничтожение чужого имущества, повреждение здоровья и т.п.), за неисполнение договорных и иных обязанностей[56] .

Таким образом, дееспособность включает, прежде всего, способность к совершению сделок (сделкоспособность) и способность нести ответственность за неправомерные действия (деликтоспособность)[57] .

Кроме того, дееспособность включает способность гражданина своими действиями осуществлять имеющиеся у него гражданские права и исполнять обязанности. Такая способность впервые в нашем законодательстве предусмотрена в ГК РФ (п. 1 ст. 21). В данном случае законодатель принял во внимание предложение, которое было обосновано в трудах ученых-цивилистов, доказавших, что если за гражданином признается способность приобретать права и создавать для себя обязанности, то за ним нельзя не признать способность своими действиями осуществлять права и исполнять обязанности[58] .

Ценность названной категории определяется тем, что дееспособность юридически обеспечивает активное участие личности в экономическом обороте, предпринимательской и иной деятельности, реализации своих имущественных прав, в первую очередь права собственности, а также личных неимущественных прав. При этом все другие участники оборота всегда могут рассчитывать на применение мер ответственности к дееспособному субъекту, нарушившему обязательства или причинившему имущественный вред при отсутствии договорных отношений[59] .

Дееспособность, как и правоспособность, по юридической природе - субъективное право гражданина[60] .

Содержание дееспособности граждан как субъективного права включает следующие возможности, которые можно рассматривать как его составные части: способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности; способность самостоятельно осуществлять гражданские права и исполнять обязанности; способность нести ответственность за гражданские правонарушения.

Так, суд, ссылаясь, в частности, на положения ст. 21 ГК РФ, указал, что наличие у граждан действующего паспорта необходимо для удостоверения личности, а также гражданства каждого из них. Периодическая замена паспорта с целью обновления фотографии при достижении гражданином определенного возраста необходима для идентификации личности владельца паспорта. При этом суд пояснил, что сам по себе факт замены паспорта в связи с истечением срока его действия на дееспособность гражданина не влияет[61] .

Дееспособность, как и правоспособность, нельзя рассматривать как естественное свойство человека, они предоставлены гражданам законом и являются юридическими категориями.

Однако в отличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой. Для того чтобы приобретать права и осуществлять их собственными действиями, принимать на себя и исполнять обязанности, необходимо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь определенный жизненный опыт. Эти качества существенно отличаются в зависимости от возраста, психофизиологических особенностей конкретной личности[62] .

Право как регулятор общественных отношений, с одной стороны, рассчитано на широко распространенные, типичные ситуации, складывающиеся в той или иной сфере человеческого бытия, с другой - не может не учитывать и возможных (в первую очередь - негативных) отклонений от нормальной "ткани правопорядка". Отмеченное в полной мере относится и к такой юридической категории, как "дееспособность".

В п. 1 ст. 21 ГК РФ законодатель, на наш взгляд, устанавливает презумпцию дееспособности физического лица (гражданина), достигшего установленного законом возраста. Иными словами, законодатель считает, что физическое лицо, достигшее, по общему правилу, восемнадцатилетнего возраста, может своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

В действующем законодательстве не определена минимальная сумма сделки, которую может совершить несовершеннолетний, что является существенным недостатком. Следует непосредственно в Гражданском кодексе РФ определить сумму привязав ее к минимальному размеру оплаты труда.

ГК РФ не содержит специального указания по поводу безвозмездных сделок несовершеннолетних, совершаемых в простой письменной форме и исполняемых не в момент их совершения. Так, договор безвозмездного пользования имуществом между гражданами на срок более одного года должен заключаться в простой письменной форме и может исполняться после его заключения. Видимо, следует прийти к выводу, что малолетний вправе совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, лишь тогда, когда они исполняются при совершении или являются реальными (считаются заключенными в момент передачи имущества).

3.2 Разновидности дееспособности

Вотличие от правоспособности, которая в равной мере признается за всеми гражданами, дееспособность граждан не может быть одинаковой. Для того чтобы приобретать права и осуществлять их собственными действиями, принимать на себя и исполнять - обязанности, надо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь жизненный опыт. Эти качества существенно различаются в зависимости от возраста граждан, их психического здоровья.

Учитывая указанные факторы, закон различает несколько разновидностей дееспособности:

1) полная дееспособность;

2) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет;

3) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет.

Предусматривается также признание гражданина недееспособным и ограничение дееспособности граждан по определенным законом основаниям.

Полная дееспособность - способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять любые допускаемые законом имущественные и личные, неимущественные права, принимать на себя и исполнять любые обязанности, т.е. реализовать принадлежащую ему правоспособность в полном объеме.

Такая дееспособность возникает с возрастом, причем границу этого возраста определяет закон. Согласно п. 1 ст. 21 ГК гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении 18-летнего возраста. Закон знает следующие изъятия из указанного правила.

Во-первых, лицо, вступившее в порядке исключения в брак до достижения 18 лет, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак (п. 2 ст. 21 ГК). Эта норма направлена на обеспечение равноправия супругов и содействует охране родительских прав и других прав лиц, вступающих в брак до достижения 18 лет[63] .

Во-вторых, несовершеннолетний, достигший 16 лет, согласно ст. 27 ГК может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителей занимается предпринимательской деятельностью и зарегистрирован в качестве предпринимателя.

Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным, именуемое эмансипацией, производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия - по решению суда.

Эмансипация существенно изменяет правовой статус несовершеннолетнего: в результате эмансипации он, как и все полностью дееспособные граждане, по своему усмотрению приобретает и осуществляет принадлежащие ему права, распоряжается доходами, полученными в результате трудовой и предпринимательской деятельности, совершает все необходимые юридические действия и сам отвечает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств и за причинение вреда. В условиях рыночной экономики институт эмансипации содействует обретению несовершеннолетними гражданами экономической самостоятельности, развитию их способностей и навыков участия в трудовой и предпринимательской деятельности[64] .

Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Предпринимательской признается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Предпринимательская деятельность без образования юридического лица предполагает участие гражданина в различных договорных отношениях, совершение им юридических действий, связанных с исполнением договорных и иных обязательств, с предъявлением претензий и исков и т.д. Все юридические действия гражданин-предприниматель совершает от своего имени на свой риск. В случаях, когда в предпринимательской деятельности участвуют лица, обладающие частичной дееспособностью, такие лица совершают юридические действия с согласия законных представителей - родителей, усыновителей, попечителя (абз. 1 п. 1 ст. 27 ГК).

При осуществлении предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве предпринимателем признается глава крестьянского (фермерского) хозяйства. Такое хозяйство может состоять из одного лица. Если в деятельности хозяйства участвуют трудоспособные члены его семьи, другие родственники и иные лица, то они предпринимателями не являются. В качестве предпринимателя выступает только глава крестьянского (фермерского) хозяйства.

Необходимым условием участия гражданина в предпринимательской деятельности является государственная регистрация его в качестве индивидуального предпринимателя или в качестве главы крестьянского (фермерского) хозяйства. Порядок регистрации определяется законом о регистрации юридических лиц. Если гражданин осуществляет предпринимательскую деятельность без государственной регистрации, то к сделкам, которые он совершает, суд может применить положения, установленные для предпринимателей. В частности, к нему применяются правила об ответственности предпринимателя без вины за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств (п. 3 ст. 401 ГК), о недопущении ограничения ответственности перед потребителем (п. 2 ст. 400 ГК) и другие нормы, регламентирующие предпринимательскую деятельность[65] .

Участие гражданина в имущественных отношениях нередко связано с риском оказаться без средств и без реальной надежды иметь их. Это влечет неспособность гражданина уплатить долги своим кредиторам, а также исполнить обязанности по уплате обязательных платежей. Такая ситуация квалифицируется как несостоятельность должника, которая при наличии предусмотренных законом условий может повлечь признание его банкротом.

Под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)[66] главой 10 предусмотрел следующие три случая банкротства гражданина:

1) банкротство гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем;

2) банкротство индивидуального предпринимателя;

3) банкротство крестьянского (фермерского) хозяйства.

Банкротство гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, до принятия Закона о банкротстве нашим законодательством не предусматривалось. Необходимость введения такого института продиктована развитием рыночных отношений. "В положении должника с непосильным бременем обязательств, - как весьма удачно отмечено в литературе, - может оказаться не только индивидуальный предприниматель, но и всякий гражданин, взявший займ у банка, купивший недвижимость или иной дорогостоящий товар в кредит и т.п.[67]

Признаком банкротства гражданина является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Однако для признания гражданина банкротом необходимо принять во внимание еще два обстоятельства: срок, в течение которого гражданин был неспособен исполнить свои обязательства, и сумму его обязательств. Согласно п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве должно быть установлено, что соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены гражданином в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и что сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества.

Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом. При этом дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что размер требования к должнику-гражданину составляет не менее ста минимальных размеров оплаты труда, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве.

Заявление о признании гражданина банкротом может быть подано в арбитражный суд самим гражданином-должником, кредитором, уполномоченными органами (п. 1 ст. 203 Закона о банкротстве).

Одновременно с принятием заявления о признании гражданина банкротом арбитражный суд налагает арест на его имущество. При этом учитывается, что в соответствии с гражданским процессуальным законодательством РФ на многие виды имущества граждан не может быть обращено взыскание.

На основании решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом осуществляется продажа его имущества, включенного в конкурсную массу. Денежные средства, вырученные от продажи имущества гражданина, а также имевшиеся в наличии, вносятся в депозит арбитражного суда и используются затем для покрытия расходов, связанных с рассмотрением дела о банкротстве и исполнением решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства. Требования кредиторов удовлетворяются в порядке очередности, предусмотренной п. 2 ст. 211 Закона о банкротстве.

Важнейшим последствием объявления гражданина банкротом является освобождение его от обязательств, в том числе и не погашенных в связи с недостатком средств, вырученных от продажи имущества гражданина. Согласно п. 1 ст. 212 Закона о банкротстве после расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, заявленных при осуществлении процедуры признания гражданина банкротом. В виде исключения сохраняют силу и могут быть предъявлены, и после окончания производства по делу о банкротстве гражданина требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, о взыскании алиментов и некоторые другие (п. 2 ст. 212 Закона о банкротстве).

Таким образом, гражданин, признанный банкротом, освобождается от бремени долгов. Он лишился имущества, которое было продано с целью их погашения, но зато приобрел душевное спокойствие и возможность начать новый этап в своей жизни.

Недаром институт банкротства гражданина рассматривается в развитых правовых системах как один из наиболее эффективных способов защиты граждан, попавших в тяжелое материальное положение волею обстоятельств. Этим целям призван служить и аналогичный институт российского законодательства[68] .

Рассмотренные положения о банкротстве гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, как вытекает из п. 2 ст. 152 Закона о банкротстве, имеют общее значение по отношению к двум другим случаям банкротства граждан - индивидуальных предпринимателей и крестьянского (фермерского) хозяйства. Наряду с этим законом предусмотрены некоторые особенности указанных видов банкротства граждан, учитывающие специфику соответствующих отношений.

Наиболее существенной особенностью банкротства индивидуального предпринимателя является то, что с момента принятия арбитражным судом решения о признании его банкротом и об открытии конкурсного производства утрачивает силу его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя, а также аннулируются выданные ему лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности. В течение одного года с момента признания его банкротом индивидуальный предприниматель не может быть зарегистрирован в этом качестве. Следовательно, его дееспособность в связи с банкротством в определенной мере оказывается ограниченной.

Законом предусмотрены особенности банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства. В данном случае речь идет о признании банкротом именно хозяйства, а не его главы - индивидуального предпринимателя. Однако если крестьянское (фермерское) хозяйство включает нескольких лиц (членов хозяйства), то заявление о признании этого хозяйства банкротом может быть подано в арбитражный суд его главой - индивидуальным предпринимателем при наличии письменного согласия всех членов крестьянского хозяйства (п. 1 ст. 218 Закона о банкротстве).

С учетом отношений собственности в крестьянском (фермерском) хозяйстве заявление его главы в арбитражный суд должно содержать подтвержденные документами сведения о составе и стоимости имущества, принадлежащего на праве собственности членам хозяйства, а также об источниках, за счет которых это имущество приобретено. Такие сведения необходимы, поскольку в случае признания хозяйства банкротом и открытия конкурсного производства имущество, принадлежащее на праве собственности членам хозяйства, в конкурсную массу не включается. Конкурсную массу хозяйства, признанного банкротом, образует имущество, находящееся в общей собственности его членов: насаждения, хозяйственные или иные постройки, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для крестьянского (фермерского) хозяйства на общие средства его членов (п. 1 ст. 221 Закона о банкротстве).

Некоторые особенности признания банкротом крестьянского (фермерского) хозяйства обусловлены тем, что оно осуществляет сельскохозяйственное производство, связанное с сезонностью работ и получения доходов и большой зависимостью от природных условий. Так, внешнее управление крестьянским (фермерским) хозяйством после признания его банкротом вводится на срок до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации выращенной (произведенной, произведенной и переработанной) сельскохозяйственной продукции.

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних. Такой дееспособностью наделены несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет и малолетние в возрасте от 6 до 14 лет. Неполная (частичная) дееспособность характеризуется тем, что за гражданином признается право приобретать и осуществлять своими действиями не любые, а только некоторые права и обязанности, прямо предусмотренные законом[69] .

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних характеризуется иногда как "ограниченная". Представляется, что ограничить можно то, что уже имеется у субъекта права. Если же закон признает за несовершеннолетним дееспособность не в полном объеме, то в этом нельзя усмотреть ограничения, ибо он большим объемом дееспособности до этого не обладал. Не случайно Основы, ГК РСФСР и действующий ГК РФ понятием "ограниченная дееспособность несовершеннолетних" не пользуются. В законе речь идет о том, что несовершеннолетним предоставляется какая-то часть от полной дееспособности. Правда, эта часть может быть при определенных условиях ограничена. Но в таком случае будет ограничено (уменьшено) то, что несовершеннолетний уже имел. Объем (содержание) неполной (частичной) дееспособности несовершеннолетних зависит от их возраста.

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет достаточно широк. Они могут приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности либо самостоятельно (в указанных законом случаях), либо с согласия родителей (усыновителей, попечителя).

С согласия родителей (усыновителей, попечителя) несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может совершать разнообразные сделки (продать или купить имущество, принять или сделать подарок, заключить договор займа и т.п.) и совершать иные юридические действия, в частности заниматься предпринимательской деятельностью (п. 1 ст. 27 ГК). Волю в такого рода сделках и иных действиях выражает сам несовершеннолетний. Согласие родителей, усыновителей или попечителя, как предусмотрено п. 1 ст. 26 ГК, должно быть выражено в письменной форме. Несоблюдение этого требования является основанием для признания сделки, совершенной несовершеннолетним, недействительной (ст. 175 ГК). Однако допускается последующее письменное одобрение сделки указанными выше лицами (родителями, усыновителями, попечителем)[70] .

Устанавливая, что несовершеннолетние могут совершать сделки с согласия родителей, закон не имеет в виду непременное согласие обоих родителей: достаточно согласия одного из них, поскольку российское семейное законодательство исходит из принципа полного равенства прав родителей по отношению к детям. То же надо сказать об усыновителях: требуется согласие не обоих усыновителей (если их двое), а одного из них.

Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, т.е. независимо от согласия родителей (усыновителей, попечителя), распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. Указанное право - наиболее существенное из входящих в объем частичной дееспособности лиц в возрасте от 14 до 18 лет. Поскольку несовершеннолетние согласно трудовому законодательству вправе вступать при определенных условиях в трудовые правоотношения, они должны иметь возможность распоряжаться вознаграждением, полученным за труд. То же касается стипендии и иных доходов (например, доходов от предпринимательской деятельности, гонораров за использование произведений и т.п.). По смыслу закона несовершеннолетний вправе распорядиться и накопленным им заработком (независимо от суммы), а также вещами, приобретенными на заработок. Путем толкования закона (п.п. 1 п. 2 ст. 26 ГК) можно сделать вывод, что несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может распоряжаться не только полученным заработком, стипендией или иными доходами, но и теми, на получение которых он имеет право, т.е. совершать сделки в кредит.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно осуществлять авторские и изобретательские права: заключать авторские договоры с целью использования созданных ими произведений, требовать выдачи патента на изобретение и т.д. Полученным гонораром или иным вознаграждением несовершеннолетний распоряжается самостоятельно.

Неполная (частичная) дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет выражается также в их праве самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. В данном случае имеются в виду сделки, совершаемые несовершеннолетними за счет средств родителей (усыновителей, попечителя или других лиц), но не за счет своего заработка, стипендии, иных доходов, ибо заработок, стипендию, иные доходы он может расходовать самостоятельно, совершая любые, а не только "мелкие бытовые" сделки. Под бытовыми понимаются сделки, направленные на удовлетворение обычных потребностей несовершеннолетнего приобретение продуктов питания, учебников, тетрадей, канцелярских принадлежностей, парфюмерных товаров, ремонт одежды или обуви и т.п. По характеру они должны соответствовать возрасту несовершеннолетнего. Устанавливая, что подобные сделки должны быть "мелкими", закон имеет в виду относительно небольшую стоимость приобретаемых несовершеннолетним вещей и иных затрат.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут самостоятельно вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться вкладами. Указанное право несовершеннолетних, как сказано в п. 2 ст. 26 ГК, осуществляется "в соответствии с законом". Что касается организаций Сберегательного банка, то в них несовершеннолетний вправе самостоятельно сделать вклад и в полной мере распоряжаться вкладом, если лично внес его на свое имя. Если же вклад внесен другим лицом на имя несовершеннолетнего, достигшего 14 лет, или перешел к нему по наследству, то он вправе распоряжаться им только с письменного согласия родителей (усыновителей, попечителя).

Для характеристики объема частичной дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет необходимо указать на их право с 16 лет быть членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах. Вступив в кооператив, несовершеннолетний приобретает все, в том числе имущественные, права и обязанности в этой организации и может самостоятельно их осуществлять[71] .

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет считаются деликтоспособными, т.е. сами отвечают за имущественный вред, причиненный их действиями. Однако если у несовершеннолетнего нет имущества или заработка, достаточного для возмещения вреда, вред в соответствующей части должен быть возмещен его родителями (усыновителями, попечителем), если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1073 ГК).

Особо следует остановиться на праве несовершеннолетних составлять завещания. Завещание представляет собой распоряжение (сделку) гражданина о своем имуществе на случай смерти. Согласно ст. 534 ГК РСФСР оставить по завещанию свое имущество наследникам может каждый гражданин. Более определенное указание содержится в ч. 1 ст. 57 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, согласно которой нотариус "удостоверяет завещания дееспособных граждан"[72] . Важно отметить, что закон не требует, чтобы завещатель обладал полной дееспособностью. Поэтому при решении вопроса о праве несовершеннолетних на распоряжение имуществом путем завещания следует руководствоваться общими положениями закона о дееспособности граждан в возрасте от 14 до 18 лет. Согласно п.п. 1 п. 2 ст. 26 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами. Следовательно, они вправе распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами путем завещания, которое представляет собой сделку по распоряжению имуществом на случай смерти.

Однако несовершеннолетние не могут завещать иное имущество, распоряжаться которым они могут только с согласия родителей, усыновителей, попечителя. Это связано не только с тем, что самостоятельно распоряжаться таким имуществом несовершеннолетние не вправе, но и с тем, что завещание - это сделка, имеющая строго личный характер, и поэтому по самой ее сути она не может совершаться с согласия или одобрения кого бы то ни было.

Вопрос о праве несовершеннолетних завещать имущество не получил единообразного решения в литературе. По мнению В.И.Серебровского, завещание как сделка, непосредственно связанная с личностью завещателя, может совершаться только лицами, полностью дееспособными[73] . Б.С.Антимонов и К.А.Граве допускают завещания несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, если завещание касается денежных средств, представляющих собой заработок несовершеннолетнего[74] .

Эта точка зрения больше соответствует и закону, и здравому смыслу. Если закон предусматривает право несовершеннолетних свободно распоряжаться своим заработком, "стипендией и иными доходами, то нет оснований лишать их права использовать один из способов распоряжения - путем завещания[75] . Представляется правильным мнение и тех авторов, которые считают, что несовершеннолетние могут завещать не только денежные средства, полученные ими в виде заработной платы, стипендии или иных доходов, но также и имущество, приобретенное на эти средства[76] . Как было отмечено, таким имуществом несовершеннолетние вправе распоряжаться свободно, без согласия родителей, усыновителей, попечителя.

Частичная дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет (малолетних). В литературе высказывалось мнение, что дети в возрасте до 14 лет полностью недееспособны[77] . Такой вывод пытались обосновать тем, что закон признает за детьми в возрасте до 14 лет весьма узкую сделкоспособность и вовсе не признает деликтоспособности.

В настоящее время согласно ст. 28 ГК за несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), сделки, за предусмотренными законом исключениями, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. В случае причинения вреда малолетним за этот вред отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Вред, причиненный малолетним, нуждающимся в опеке и находящимся в соответствующем воспитательном, лечебном или ином аналогичном учреждении, обязано возместить это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине. В случаях, предусмотренных законом, причиненный малолетним вред обязаны возместить учебные заведения, воспитательные, лечебные или иные учреждения, под надзором которых находился малолетний (ст. 1073 ГК). Таким образом, и по действующему закону малолетние не признаются деликтоспособными. Что касается способности совершать сделки, то она признается за ними лишь в прямо предусмотренных, исключительных случаях.

Несмотря на указанные обстоятельства, следует считать, что малолетние наделены определенной, хотя и незначительной дееспособностью. Эта идея была отчетливо выражена в ГК РСФСР 1964 г., в котором ст. 14 имела наименование "Дееспособность несовершеннолетних в возрасте до 15 лет". Действующий ГК РФ устанавливает, что определенные сделки малолетние могут самостоятельно совершать не с момента рождения (такой вывод вытекал из ст. 14 ГК РСФСР 1964 г.), а "по достижении 6 лет (п. 2 ст. 28 ГК). Следовательно, до достижения 6 лет дети не могут совершать никаких юридически значимых действий, т.е. признаются полностью недееспособными. Прямого указания на это в законе не содержится, но такой вывод вытекает из п. 2 ст. 28 ГК[78] .

Дееспособность детей в возрасте от 6 до 14 лет выражается, во-первых, в том, что они вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Эти сделки должны соответствовать возрасту ребенка (покупка незначительных сумм или передачу предметов, имеющих небольшую ценность. Естественно, что совершение указанных мелких бытовых сделок возможно, если ребенок способен сам выразить свое желание.

Во-вторых, дети в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации (п.п. 2 п. 2 ст. 28 ГК). В данном случае имеются в виду в первую очередь сделки дарения, в соответствии с которыми малолетний получает какую-то ценность (вещь, деньги) в дар, т.е. получает "безвозмездную выгоду". В законе прямо не указывается на предельную ценность подарка, передаваемого малолетнему, но по смыслу закона она не должна превышать разумную стоимость с учетом возраста одаряемого. Представляется, что в иных случаях дарение может быть совершено с согласия родителей, усыновителей, опекуна малолетнего.

Безвозмездное получение малолетним "выгоды" возможно и при получении им какой-либо вещи в безвозмездное пользование. Представляется, что с учетом возраста ребенка на данные отношения не могут распространяться все нормы, регулирующие безвозмездное пользование, например, правила о выполнении ссудополучателем капитального ремонта вещи, переданной ему в безвозмездное пользование (ст. 695 ГК).

В-третьих, малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения. В данном случае речь идет о весьма значительном расширении дееспособности малолетних в возрасте от 6 до 14 лет по сравнению с ранее действовавшим ГК РСФСР 1964 г. По смыслу п.п. 3 п. 2 ст. 28 ГК малолетнему могут быть предоставлены не только для определенной цели, но и для "свободного распоряжения" денежные средства или иное имущество любой ценности, причем закон не указывает, что свободно распоряжаться ими малолетний может только путем совершения мелких бытовых сделок. Следовательно, за ним признано право распоряжаться переданными ему средствами по своему усмотрению, "свободно", путем совершения любых сделок.

Практическое применение рассмотренных положений ГК покажет, насколько они целесообразны. Во всяком случае, разумно признать, что "свободное распоряжение" малолетнего будет, как правило, осуществляться с одобрения родителей, усыновителей, опекуна. На это косвенно указывает и норма, содержащаяся в п. 3 ст. 25 ГК, согласно которой имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Следовательно, законные представители малолетнего осуществляют контроль за тем, как исполняются принятые им на себя обязательства, и отвечают перед контрагентом малолетнего, если этот контроль был недостаточным, т.е. при наличии их вины. Таким образом, понятие "свободное распоряжение малолетнего" не означает, что он выражает при совершении сделки и при ее исполнении только свою ничем не ограниченную волю. Его воля формируется под влиянием и при одобрении его действий родителями, усыновителями, опекуном.

3.3 Признание гражданина недееспособным. Ограничение дееспособности

Сознание - фундаментальная научная категория, присущая в том числе и науке права. Однако правовое регулирование распространяется лишь на тех лиц, чья способность осознавать правовую значимость своего поведения адекватна требованиям закона. В связи с этим в теории права исторически выделялась группа специальных субъектов - лиц, страдающих психическими заболеваниями.

Закон об обращении с "умалишенными" был принят в начале XIX века во Франции, (душевнобольной приравнивался к страдающему физическими болезнями и объявлялся нуждающимся в защите общества). Освидетельствование психически неполноценных лиц в нашем государстве законодательно определилось с 1722 года, когда вышел известный указ Петра I "Об освидетельствовании дураков в Сенате". Но целью этого акта была не столько забота о социальной поддержке слабоумных, сколько государственная необходимость в борьбе с уклонением дворян от службы по причине выдуманного "слабоумия".

Правовое регулирование положения таких лиц признавалось необходимым как советским, так и современным законодательством.

В связи со сложностью определения указанной границы, на сегодняшний день наметилась тенденция определять психическое здоровье в широком смысле (Т.В. Сахнова, Б.Д. Карвасарский) через понимание ценности самого человека как феномена, ведь, как известно, многие гении имели психические отклонения.

В основе психических расстройств лежат нарушения биохимических процессов в организме человека, что проявляется в необычных переживаниях человека, его безмотивном поведении, несоответствующем обстоятельствам. Право объективно выражает процессы, происходящие в психике. Для сферы правового регулирования особо значимо установление факта влияния расстройства на свободу воли и волеизъявления.

Закон проявляет заботу в отношении тех, кто не может самостоятельно осуществлять свои права и выполнять обязанности. Одновременно защищаются права и интересы других лиц, которые могут быть нарушены неадекватным поведением душевнобольных.

В этих целях закрепляется возможность признания этих граждан недееспособными (грань между дееспособностью и недееспособностью проводится по юридическому критерию, включающему два признака: интеллектуальный (невозможность отдавать отчет в своих действиях) и волевой (невозможность руководить своими действиями)). Это понятие включает:

1) наличие у гражданина душевной болезни или слабоумия;

2) его неспособность понимать значение своих действий или руководить ими;

3) причинная связь между этими фактами.

В.А. Ойгензихт предлагает выделять и "неволеспособность" - неспособность лица сознательно избирать решение, регулировать свое поведение[79] . Л.Я. Данилова, развивая это положение, трактует понятие уже - неспособность субъекта осуществлять сознательно-волевую регуляцию своего поведения, направленного на возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений[80] . Также она предлагает ввести категорию "степени неволеспособности", что позволило бы более точно предусмотреть ограничения и запреты; юридическим выражением этого понятия являются частичная или полная недееспособность гражданина.

К формулировке критериев недееспособности законодательство пришло постепенно (до второй половины XIX века в психиатрических больницах ("док-гаузах") находились больные с тяжелыми формами болезней - недееспособность устанавливали в административном порядке. И только с появлением потребности в психиатрической помощи у людей с эпизодическими, неглубокими расстройствами возникла необходимость различать тяжесть болезни и с юридической точки зрения.

У истоков научного определения недееспособности стояли выдающиеся психиатры: В.П. Сербский, С.С. Корсаков, В. Кандинский.

ГК 1922 г. содержала 2 случая лишения дееспособности совершеннолетних: душевной болезни или слабоумия; расточительности (где фактически говорилось об ограничении дееспособности).

От недееспособности расточителей в РСФСР отказались в 1927 г. и признавали отсутствие дееспособности только у душевнобольных.

В СССР до кодификации 60-х гг. решение вопросов, связанных с недееспособностью душевнобольных лиц, не входило в компетенцию суда. Кодекс законов о браке, семье, опеке 1926 г. закреплял возможность освидетельствования в административном порядке.

Лишь ГК РСФСР 1964 г. устанавливал возможность признания гражданина недееспособным только судом на основании закона. Этот же закон содержал указание на обязательное проведение в таких случаях судебно-психиатрической экспертизы, обязательное участие в судебном заседании прокурора и представителя органа опеки и попечительства.

Недееспособность является особым правовым состоянием гражданина, которое возникает лишь в случае признания его судом недееспособным. Данное состояние не всегда соответствует фактическому психическому состоянию гражданина - его способности понимать значение своих действий и руководить ими, и это значительно осложняет вопрос о дееспособности в сфере совершения сделок[81] . Признание гражданина недееспособным имеет своим последствием полное отсутствие способности самостоятельно совершать сделки на протяжении всего времени нахождения гражданина в таком состоянии (все сделки от имени недееспособного совершает его опекун)[82] .

Совершеннолетние лица, которые в предусмотренном законом порядке не признаны недееспособными и не ограничены в дееспособности, должны считаться дееспособными в полном объеме. Однако психическое состояние таких дееспособных лиц не может быть иррелевантным с точки зрения гражданского права. Поэтому в законодательстве была предусмотрена возможность признания недействительной сделки, если в момент совершения ее гражданин не мог понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 56 ГК РСФСР 1964 г.). Если с точки зрения правовых последствий сделки такое состояние гражданина не вызывало особых затруднений, то с точки зрения теории правосубъектности данный вопрос являлся спорным.

ГК РСФСР 1922 г. (ст. 31) не разграничивал недействительность сделок, совершенных как лицом, "вообще лишенным дееспособности", так и лицом, "временно находящимся в таком состоянии, когда оно не может понимать значения своих действий". В юридической литературе Н.В. Рабинович в этой связи полагала, что речь идет о двух категориях недееспособных лиц.

В.А. Рясенцев различие между этими двумя случаями усматривал в том, что в первом из них речь шла о "недееспособных", а во втором - о "временно находящихся в состоянии невменяемости" лицах.

И.Б. Новицкий относил лиц, о которых шла речь в ст. 31 ГК РСФСР 1922 г., то к недееспособным, то к невменяемым. Разницу между ними он усматривал в том, что первые из них признаны невменяемыми или душевнобольными в установленном порядке, а вторые "не признаны вообще недееспособными, но совершили данную сделку в состоянии невменяемости"[83] .

Законодательство 1964 г., устанавливая, что недееспособными являются только граждане, признанные таковыми судом, четко разграничивало лиц недееспособных и лиц формально дееспособных, но не способных понимать значения своих действий в момент совершения сделки, разграничивалась и правовая квалификация совершаемых ими сделок. Сделки первых относились к абсолютно недействительным, вторых - по смыслу ст. 56 ГК 1964 г. - к оспоримым.

Однако сам по себе факт душевной болезни или слабоумия, хотя бы и очевидный для окружающих или даже подтвержденный справкой лечебного учреждения, еще не дает оснований считать гражданина недееспособным. Он может быть признан недееспособным только судом, причем с заявлением в суд согласно ст. 258 ГПК могут обратиться члены семьи гражданина, прокурор, орган опеки и попечительства, психиатрическое лечебное учреждение. Для рассмотрения такого дела требуется заключение о состоянии психики гражданина, выдаваемое судебно-психиатрической экспертизой по требованию суда; обязательным является участие прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Все это является важной гарантией личных прав и интересов гражданина, недопущения произвольного вторжения в его правовой статус. Гражданин считается недееспособным лишь после вынесения судом соответствующего решения. При этом на основании решения суда над ним устанавливается опека[84] .

В.А. Рясенцев квалифицировал его как состояние невменяемости. О.А. Красавчиков с целью отграничения его от недееспособности предлагал называть такое состояние "дееспособностью"[85] .

Поскольку дееспособность определяется как юридическое состояние, возникшее лишь на основании судебного признания гражданина недееспособным, то неправильно рассматривать такое состояние как недееспособность. Неправильно, т.к. одно и то же лицо одновременно не может быть дееспособным и недееспособным. Сложность данного вопроса состоит в том, что недееспособность означает признание гражданина недееспособным в судебном порядке (некое длящееся состояние).

Решение данного вопроса предложил Р.Я. Веберс посредством использования в гражданском праве категории невменяемости для обозначения юридического состояния (хотя и невменяемость не является наиболее удачным понятием для выражения этого состояния)[86] .

С переходом к судебной процедуре определения недееспособности с обязательным проведением судебно-психиатрической экспертизы потребовались более четкие критерии оценки реальных психических возможностей человека, что и привело к современному разделению интеллектуального и волевого критерия.

Процедура начинается с подачи заявления о признании конкретного гражданина недееспособным. Заявителями могут быть: члены семьи этого гражданина, в число которых входят супруг, дети, родители, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, независимо от совместного с ним проживания, органы опеки и попечительства, которыми являются органы местного самоуправления, психиатрические (психоневрологические) учреждения[87] . Прокурор и орган опеки и попечительства в силу своей компетенции должны принимать меры по защите интересов граждан, а потому, по мнению Л.Ю. Михеевой, должны во всех случаях при обнаружении факта психического расстройства гражданина подавать такое заявление в суд[88] . Члены семьи подавать такое заявление не обязаны. Заявление подается в суд по месту жительства данного гражданина, а если гражданин помещен в специальное учреждение, по месту нахождения этого учреждения (ст. 281 ГПК РФ). Содержание заявления должно включать: обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства. К заявлению нет необходимости прилагать заключения экспертов, поскольку судебно-психиатрическую экспертизу обязан назначить суд[89] . В тоже время заявитель может приложить справки из лечебных учреждений, подтверждающие психические заболевания, указать в заявлении свидетельские показания и др. Непредставление доказательств в стадии возбуждении дела не может служить основанием для оставления заявления без движения. Это обусловлено и тем, что по таким делам ряд важных доказательств может быть затребован только по запросу суда. Но в целях обеспечения своевременного и правильного разрешения заявления судья определяет доказательства, которые каждая сторона должна представить в обосновании своих утверждений, и предлагает, если это необходимо, представить дополнительные доказательства. По делам этой категории могут быть использованы любые средства доказывания - объяснения заявителей, самого заинтересованного лица и членов его семьи, показания свидетелей, письменные, вещественные доказательства. Заменить ими заключения экспертов-психиатров нельзя, но исследовать их наряду с этим заключением весьма желательно[90] . Суд должен проверить относимость и допустимость доказательств.

При рассмотрении обстоятельств дела суд обязан обеспечивать участие в рассмотрении самого гражданина, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Неявка прокурора в этом случае не является препятствием к разбирательству дела (п. 3 ст. 45 ГПК РФ). Гражданин вызывается в судебное заседание, если это возможно по состоянию его здоровья. В письме Верховного Суда РФ № 1015-5/общ от 25.03.1994 года «О порядке рассмотрения дел о признании недееспособными лиц, проживающих в психоневрологических интернатах и домах - интернатах для умственно отсталых детей» сказано, что в зависимости от конкретных обстоятельств дела суд вправе решить вопрос о рассмотрении дела непосредственно в месте нахождения гражданина (например, в психоневрологическом интернате)[91] .

В случае если суд убедится из имеющихся сведений в отсутствии оснований для признания гражданина недееспособным, он выносит решения об отказе в удовлетворении заявления; назначение судебно-психиатрической экспертизы в этом случае не обязательно. Обычно заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением данного заявления; однако если суд установит, что лицо, подавшее заявление действовало недобросовестно, в целях заведомо необоснованного лишения дееспособности гражданина, суд может с такого лица взыскивать все издержки, связанные с рассмотрением дела.

Граждане имеют право участвовать в экономическом обороте, предпринимательской и иной деятельности, реализации своих имущественных прав. Дееспособность, как и правоспособность, не рассматриваются как естественные свойства граждан, они предоставляются им законом и являются юридическими категориями. В связи с этим нельзя говорить о равенстве дееспособности людей; ее объем зависит от способности конкретного человека разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия свих действий. Обычно эти качества различаются в зависимости от возраста граждан и их психического здоровья.

Гражданская дееспособность возникает в полном объеме с 18 лет (или в случае эмансипации). До этого времени несовершеннолетний обладает лишь некоторыми правомочиями, но и они могут быть ограничены. Таким образом, в гражданском процессуальном законодательстве выделяется отдельная категория дел - об ограничении или о лишении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами[92] .

Гражданский кодекс определяет круг лиц, которые могут обратиться в суд с ходатайством об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами: к их числу отнесены родители, усыновители или попечители, а также орган опеки и попечительства (п. 3 ст. 281 ГПК РФ). Ни общественные организации, ни заинтересованные лица (как предусматривалось ГК 1964 г.) выступать с таким ходатайством не вправе. В заявлении должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о явно неразумном распоряжении своими доходами (ссылки на показания свидетелей; справки медицинского учреждения и т.д.).

Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления; однако если суд установит, что лицо действовало недобросовестно, он взыскивает с него все издержки.

В зависимости от обстоятельств суд может либо ограничить несовершеннолетнего в праве свободно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами, либо вовсе лишить его этого права. Выбор решения зависит от того, насколько прочны плохие склонности несовершеннолетнего и серьезны его ошибки в распоряжении своими доходами. Заработок полностью или частично должен выдаваться его законному представителю.

В ГК прямо не предусмотрена возможность ограничения дееспособности несовершеннолетнего на определенный срок. Представляется, что установить такой срок вправе суд в своем решении.

В зависимости от конкретных обстоятельств суд может либо ограничить несовершеннолетнего в праве свободно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами, либо вовсе лишить его этого права. Выбор решения зависит от того, насколько прочны плохие склонности несовершеннолетнего "серьезны его ошибки в распоряжении заработком, стипендией, иными доходами. На основании решения суда заработок, стипендия, иные доходы несовершеннолетнего полностью или частично должны выдаваться не ему, а его законным представителям - родителям, усыновителям, попечителю[93] .

Законом допускается ограничение (при наличии определенных условий) дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК). Эта норма относится только к гражданам, обладающим полной дееспособностью, поскольку граждане в возрасте от 14 до 18 лет при наличии достаточных оснований ограничиваются в дееспособности в порядке, рассмотренном выше. Вместе с тем следует признать, что норма ст. 30 ГК распространяется и на несовершеннолетних, который до достижения 18 лет приобрели полную дееспособность в связи с вступлением в брак (п. 2 ст. 21 ГК) или в порядке эмансипации (ст. 27 ГК). К таким гражданам должны применяться все правила, относящиеся к полностью дееспособным лицам, и не могут применяться нормы, определяющие правовой статус несовершеннолетних[94] .

Ограничение дееспособности совершеннолетнего гражданина является весьма существенным вторжением в его правовой статус и поэтому допускается законом при наличии серьезных оснований, которые должны быть установлены судом.

Во-первых, ограничение дееспособности предусмотрено ст. 30 ГК только для лиц, злоупотребляющих спиртными напитками либо наркотическими средствами. Иные злоупотребления и пороки (например, азартные игры, пари и т.п.) не могут повлечь ограничения дееспособности, если даже они являются причиной материальных затруднений семьи.

Во-вторых, основанием для ограничения дееспособности гражданина по ст. 30 ГК служит такое чрезмерное употребление спиртных напитков или наркотических веществ, которое влечет за собой значительные расходы средств на их приобретение, чем вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение.

Ограничение дееспособности гражданина в рассматриваемом случае выражается в том, что в соответствии с решением суда над ним устанавливается попечительство и совершать сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию или иные виды доходов и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Он вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки (п. 1 ст. 30 ГК)[95] .

При прекращении гражданином злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над ним попечительство. Если гражданин после отмены ограничения его дееспособности снова начнет злоупотреблять спиртными напитками или наркотическими средствами, суд по заявлению заинтересованных лиц может повторно ограничить его дееспособность.

ГК 1964 г. впервые установил возможность ограничения судом дееспособности гражданина, который вследствие злоупотребления алкоголем или наркотическими веществами ставил свою семью в тяжелое материальное положение (устанавливалось попечительство). Такие дела возбуждались по заявлению прокуроров; низкую активность в этой сфере профсоюзов и иных общественных организаций, органов опеки и попечительства, психиатрических лечебных учреждений отмечала С. Осмоловская[96] .

ГК РФ допускает ограничение (при наличии определенных условий) дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30). Данная норма распространяется и на несовершеннолетних, которые до достижения 18 лет приобрели полную дееспособность в связи с вступлением в брак (п. 2 ст. 21 ГК РФ) или в порядке эмансипации (ст. 27 ГК РФ).

Ограничение дееспособности гражданина является существенным вторжением в его правовой статус, допускается законом при наличии серьезных оснований, по решению суда.

1) возможно ограничение только лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами. Иные злоупотребления не могут повлечь ограничения дееспособности, если даже они являются причиной материальных затруднений семьи.

2) значительные расходы средств на приобретение спиртных напитков и наркотических средств, что вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. Одинокий гражданин не представляет в этом смысле для гражданского законодательства интереса, так как основной целью этой нормы является сохранение имущества семьи от растрат.

П. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 4 мая 1990 г. № 4: "наличие у других членов семьи заработка и иных доходов не является основанием для отказа в удовлетворении просьбы заявителя, если семья не получает от лица, необходимой материальной поддержки либо вынуждена содержать его полностью или частично".

Поведение лиц, злоупотребляющих спиртными напитками и (или) наркотическими веществами, отклоняется от общепринятой нормы, хотя признаков психического расстройства здесь не проявляется. В связи с этим задача суда - выяснить на основе судебно-психиатрической экспертизы состояние психического здоровья данного гражданина, чтобы определиться в выборе меры: признать гражданина недееспособным или ограничить его дееспособность. Ограничение дееспособности гражданина в рассматриваемом случае выражается в том, что в соответствии с решением суда над ним устанавливается попечительство, и совершать сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию или иные виды доходов и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Он вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки.

При прекращении гражданином злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над ним попечительство.

Законодательство некоторых стран одним из оснований ограничения или лишений дееспособности признает расточительность. Так, Германское гражданское уложение содержит норму, согласно которой тот, кто своей расточительностью ставит себя или свою семью в тяжелое материальное положение, может быть лишен дееспособности и ставится под опеку. Такая же мера предусмотрена, если указанные последствия наступают вследствие алкоголизма или наркомании (6 гл. 1 разд. 1). По Гражданскому кодексу Франции расточитель не лишается дееспособности, но может совершать сделки и иные юридические действия лишь с разрешения назначенного трибуналом советника (ст. 513).

Законодательство дореволюционной России основанием для ограничения дееспособности расточителей признавало "безмерную и разорительную роскошь, излишества, беспутство и мотовство". В литературе указывалось на трудность установления самого факта расточительности. Наиболее правильным критерием предлагалось считать "бесцельность трат, безотносительно к доходности"[97] . Гражданское законодательство советского периода не знало понятия "расточительность". Действующий ГК РФ о расточительности как основании для ограничения дееспособности также не упоминает, хотя аналогичные явления в жизни встречаются и влекут неблагоприятные последствия как для самого расточителя, так и для его семьи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что гражданско-правовой статус личности существенно менялся на протяжении веков и зависел от целого ряда обстоятельств: сословной и национальной принадлежности, возраста, пола, вероисповедания, рода занятий и др. Каждому из указанных факторов на различных этапах исторического развития национальное законодательство придавало разное значение, практически никогда не оставляя их без соответствующей правовой адаптации.

Правоспособность и дееспособность гражданина, являясь общими (основными) элементами гражданской правосубъектности, выступают в качестве необходимых предпосылок возникновения, изменения или прекращения всех гражданских правоотнощений с участием данного лица. Определить доминирующее положение какого-либо элемента не представляется возможным, так как каждый из них имеет собственное правовое предназначение, и их взаимосвязь и взаимообусловленность предопределяют особенности содержания гражданской правосубъектности конкретного гражданина.

Правовая природа каждого из элементов правосубъектности вызывает в современной науке немало дискуссионных вопросов.

Среди прав, составляющих содержание гражданской правоспособности, особое место занимает право на защиту. Его правовая природа настолько своеобразна, что оно не может быть сведено только к одному из правомочий в составе субьективного права. В зависимости от конкретной ситуации право на защиту может выступать и как самостоятельное субьективное право, и как абсолютное право участников гражданского оборота, и как элемент их правового статуса. Такая трактовка отражает уникальную природу права на защиту, без которого все другие субъективные права лишаются своей юридической силы и превращаются, тем самым, в декларацию, вернее - правовую фикцию.

Второй основной элемент правосубъектности - дееспособность представляет собой свойство (качество) субъекта, неразрывно связанное с его возрастом и состоянием психического здоровья и выражающееся в личном осуществлении гражданской правоспособности. Дееспособность, как и правоспособность, имеет сложный, двойственный характер, обусловленный сочетанием в ней интеллектуального и волевого факторов с доминирующей ролью интеллектуального звена, поскольку осуществление некоторых субъективных гражданских прав не обязательно связано с действиями, требующими от субъекта обладания разумной волей.

В отличие от правоспособности, признаваемой в равной мере за всеми физическими лицами, объем и содержание дееспособности значительно различаются в зависимости от ряда факторов, предусмотренных законом, в первую очередь - возраста и состояния психического здоровья гражданина, в соответствии с которыми нормы действующего законодательства выделяют полностью дееспособных; ограниченно дееспособных и недееспособных лиц. Особой спецификой отличается дееспособность несовершеннолетних: не будучи (по общему правилу) полной, она, во-первых, дифференцируется в зависимости от установленных законом возрастных границ на частичную и относительную дееспособность, и, во-вторых, носит динамичный характер, неоднократно расширяясь или трансформируясь в новое состояние под воздействием предусмотренных законом юридических фактов.

1. Момент рождения и момент смерти определяют начало и конец не только физиологической, но и правовой жизни каждого физического лица, его существования в качестве самостоятельного и полноправного субъекта права, все аспекты любой из множества проблем, связанных с рождением и смертью человека, нуждаются в самом тщательном анализе и всестороннем обсуждении. Полагаю, что на уровне закона должна быть закреплена обязанность медицинских работников поддерживать жизнедеятельность человеческого плода находящегося в утробе погибшей матери, с учетом времени внутриутробного развития и других медицинских показаний и согласия супруга.

2. Содержание правоспособности это не только права, но и обязанности поэтому статью 18 дополнить частью второй следующего содержания: «Граждане обязаны воздержаться от действий, нарушающих права и интересы других лиц; надлежащим образом исполнять принятые на себя обязательства; возмещать убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств; в порядке, предусмотренным законом, возмещать вред, причиненный жизни или здоровью граждан или имуществу юридических лиц; исполнять другие обязанности, предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором».

3. В действующем законодательстве не определена минимальная сумма сделки, которую может совершить несовершеннолетний, что является существенным недостатком. Следует непосредственно в Гражданском кодексе РФ определить сумму привязав ее к минимальному размеру оплаты труда.

4. ГК РФ не содержит специального указания по поводу безвозмездных сделок несовершеннолетних, совершаемых в простой письменной форме и исполняемых не в момент их совершения. Так, договор безвозмездного пользования имуществом между гражданами на срок более одного года должен заключаться в простой письменной форме и может исполняться после его заключения. Видимо, следует прийти к выводу, что малолетний вправе совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, лишь тогда, когда они исполняются при совершении или являются реальными (считаются заключенными в момент передачи имущества).

5.Ограничение дееспособности, предусмотренные законодательством, распространяются, во-первых, на несовершеннолетних, во-вторых, на лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами.

На наш взгляд, в эту категорию можно было бы включить и токсикоманов с расточителями. В статье 30 ГК РФ абзац 1 пункта 1 следует изложить в следующей редакции: «1. Гражданин, злоупотребляющий спиртными напитками или наркотическими и токсическими средствами, либо имеющий пристрастие к азартным играм, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство».

6. Представляется, что несовершеннолетний, достигший 14 лет, имеющий доходы, достаточные для приобретения имущества, должен быть наделен завещательной правоспособностью, так как в соответствии с п. 2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей (усыновителей, попечителя) совершать ряд сделок, в том числе распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами.

7. Необходимо отнести дела об эмансипации к исключительной подведомственности суда, а также того, что несовершеннолетний может инициировать процесс эмансипации без предварительного согласия своих родителей (усыновителей, попечителя). Соответственно, предлагается, вместо абзаца 2 п. 1 ст. 27 ГК РФ законодательно закрепить абзац следующего содержания: «Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению суда, при его личном участии в судебном заседании».

Все сказанное свидетельствует о том, что дальнейшее совершенствование законодательной регламентации всех элементов гражданской правосубъектности физических лиц имеет важнейшее значение как для благополучия российских граждан и иных физических лиц, проживающих на территории России, для наиболее полной реализации их интеллектуального, творческого, предпринимательского, духовно - нравственного, личностного потенциала во всех сферах гражданского оборота, в их частной жизни и в осуществляемых ими видах деятельности, так и для российского государства и общества в целом.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Всеобщая декларация прав человека. [Текст]: [Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г.] // Профсоюзы и экономика. – 1995. – № 4. – С. 67.

2. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 09.02.2009] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 27.02.2009] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

7. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 года, по состоянию на 03.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

8. О нотариате [Текст]: [Основы законодательства Российской Федерации утв. ВС РФ № 4462-1, от 11.02.1993 г., по состоянию на 30.12.2008] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 10. – Ст. 357.

9. О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [Федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

10. О гражданстве Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 62-ФЗ, принят 31.05.2002 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 22. – Ст. 2031.

11. О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании [Текст]: [Закон РФ № 3185-1, принят 02.07.1992 г., по состоянию на 27.02.2009] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 33. – Ст. 1913.

Научная и учебная литература

12. Агарков М.М. Обязательство по гражданскому праву. [Текст] – М., Статут. 2006. – 634 с.

13. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. [Текст] – М., Статут. 2006. – 964с.

14. Антимонов Б.С, Граве К.А. Советское наследственное право. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1955. – 432 с.

15. Баранов А.М. Законное представительство: проблемы теории и практики [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2008. – № 1. – С. 26.

16. Барщевский М.Ю. Наследственное право. [Текст] – М., Белые Альвы. 2004. – 534 с.

17. Бондаренко Э.Н. Правоспособность, дееспособность и юридические факты [Текст] // Журнал российского права. – 2009. – № 1. – С. 28.

18. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. [Текст] – М., Юридическая литература. 1985. – 534 с.

19. Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. [Текст] – Рига., Зинатне. 1976. – 498 с.

20. Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности [Текст] – М., Норма. 2008. – 568 с.

21. Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. [Текст] – М., Наука. 1978. – 498 с.

22. Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – 898 с.

23. Геллер М.В. История развития социального и правового статуса несовершеннолетних [Текст] // История государства и права. – 2009. – № 1. – С. 23.

24. Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. [Текст] / Под ред. Васильева Е.А. – М., Международные отношения. 1993. – 754 с.

25. Гражданское право. Часть первая: учебник [Текст] / Отв. ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. – М., Юристъ. 2008. – 798 с.

26. Гражданское право: в 4 Т. Том 1: Общая часть: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – 816 с.

27. Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Сергеев А.П., Толстой Ю.К. – М., Проспект. 2008. – 842 с.

28. Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы [Текст] / Под ред. Пучинского В.К., Кулагина М.И. – М., Юрайт. 2004. – 674 с.

29. Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. [Текст] – М., Статут. 2007. – 862 с.

30. Гринев С.В. Семейно-правовые аспекты реализации несовершеннолетним права самостоятельно распоряжаться своими доходами [Текст] // Современное право. – 2008. – № 12. – С. 26.

31. Груздев В.В. Лица в римском и русском праве [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 6. – С. 21.

32. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. [Текст] – М., Международные отношения. 1999. – 542 с.

33. Дарчиева Л.В. Возможно ли расширение оснований ограничения дееспособности граждан? [Текст] // Юридический мир. – 2009. – № 2. – С.23.

34. Дебольский Н.Н. Гражданская дееспособность по русскому праву до конца XVII века. [Текст] – М., Статут. 2003. – 738 с.

35. Дождев Д.В. Римское частное право. [Текст] – М., Статут. 2005. – 842 с.

36. Ефимов В.В. Догма римского права. Общая часть. [Текст] – М., Статут. 2006. – 706 с.

37. Жильцова Н., Голиченко М. К вопросу о понятии гражданского правоотношения [Текст] // Гражданское право. – 2009. – № 5. – С. 27.

38. Захарова О.Б. Лишение и ограничение дееспособности гражданина [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2009. – № 2. – С. 23.

39. Карелина С.А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – 542 с.

40. Клепикова М. Участие несовершеннолетних в гражданских правоотношениях [Текст] // Юридический мир. – 2009. – № 3. – С. 34.

41. Колесников О.П. Пределы субъективных гражданских прав [Текст] // Журнал российского права. – 2009. – № 2. – С. 18.

42. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. – 864 с.

43. Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. [Текст] – М., Юридическая литература. 1981. – 502 с.

44. Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. [Текст] – Саратов., Приволжское книжное издательство. 1966. – 586 с.

45. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2 [Текст] – М., Статут. 2003. – 816 с.

46. Михайлова И.А. Возникновение и прекращение правоспособности физических лиц: новые аспекты [Текст] // Российский судья. – 2009. – № 2. – С. 29.

47. Михайлова И.А. Имя гражданина: понятие, значение, правовая природа [Текст] // Гражданское право. – 2009. – № 2. – С. 61.

48. Михайлова И.А. Некоторые аспекты дееспособности несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет [Текст] // Нотариус. – 2009. – № 3. – С. 25.

49. Михайлова И.А. Соотношение гражданской правосубъектности со смежными правовыми категориями [Текст] // Гражданское право. – 2008. – № 1. – С. 17-18.

50. Михайлова И.А. Теоретические и практические проблемы признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления умершим [Текст] // Наследственное право. – 2009. – № 2. – С. 26.

51. Мозжухина З.И. Наследование по завещанию в СССР. [Текст] – М., Юридическая литература. 1955. – 576 с.

52. Мохов А.А., Колганова С.В. Правовые проблемы проверки нотариусом дееспособности гражданина [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 1. – С. 21.

53. Перепелкина Н.В. Частноправовые аспекты правового статуса несовершеннолетних [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2009. – № 3. – С. 25.

54. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2004. – 764 с.

55. Покровский И.А. Проблема расточительства [Текст] // Сборник статей по гражданскому и торговому праву памяти проф. Шершеневича Г.Ф. – М., Статут. 2006. – 698 с.

56. Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя [Текст] // Журнал российского права. – 2009. – № 1. – С. 23.

57. Раевич С.И. Гражданское право буржуазно-капиталистического мира в его историческом развитии. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1954. – 564 с.

58. Серебровский В.И. Очерки наследственного права. [Текст] – М., Статут. 2006. – 648 с.

59. Советское гражданское право. Субъекты гражданского права [Текст] / Под ред. Братуся С.Н. – М., Юридическая литература. 1975. – 564 с.

60. Сулейманова С.А. Проблема частичной правоспособности [Текст] // Нотариус. – 2009. – № 3. – С. 27.

61. Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан. Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – 498 с.

62. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. [Текст] – СПб., Юридический институт. 2008. – 986 с.

63. Фетисова О.В. Семейно-правовое положение недееспособных совершеннолетних граждан [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 11. – С. 21.

64. Чепига Т.Д. К вопросу о праве завещать [Текст] // Вестник МГУ. Серия "Право". – 1965. – № 2. – С. 48.

65. Чефранова Е.А., Певницкий С.Г. Субъекты гражданских правоотношений [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2008. – № 5. – С. 25.

66. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права [Текст] – М., Статут. 2005. – 768 с.

67. Шичанин А.В., Гривков О.Д. Некоторые аспекты российского законодательства о несостоятельности [Текст] // Адвокат. – 2009. – № 3. – С. 15.

68. Явич Л.С. Сущность права. [Текст] – Л., ЛГУ. 1985. – 560 с.

Материалы юридической практики

69. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 27.

70. О порядке рассмотрения дел о признании недееспособными лиц, проживающих в психоневрологических интернатах и домах - интернатах для умственно отсталых детей [Текст] [Письмо Письмо Верховного Суда РФ № 1015-5/общ, от 25.03.1994 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12. – С.17.

71. Определение Верховного Суда РФ от 03.10.2006 № КАС06-360// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2007.- № 2.- С.34.

72. Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда 0706/363 от 17.06.2004 года// Судебная практика Самарского областного суда.- №2.- С.9.

73. Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда № 0706/314 от 03.06.2004 года// Судебная практика Самарского областного суда.- № 2.- 2004.- С. 17.

74. Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам 08.08.2005 года// Судебная практика Самарского областного суда.- № 1.- 2005.- С. 11.


[1] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 498.

[2] Там же.

[3] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2 [Текст] – М., Статут. 2003. – С.408.

[4] Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. [Текст] – СПб., Юридический институт. 2008. – С.145.

[5] Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Сергеев А.П., Толстой Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 133.

[6] Советское гражданское право. Субъекты гражданского права [Текст] / Под ред. Братуся С.Н. – М., Юридическая литература. 1975. – С. 16; Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. [Текст] – М., Юридическая литература. 1981. – С. 81.

[7] Профсоюзы и экономика. – 1995. – № 4. – С. 67.

[8] Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда 0706/363 от 17.06.2004 года// Судебная практика Самарского областного суда.- №2.- С.9.

[9] Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. [Текст] – М., Наука. 1978. – С. 89.

[10] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 139.

[11] Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. [Текст] – М., Юридическая литература. 1985. – С. 6.

[12] Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. [Текст] – Рига., Зинатне. 1976. – С. 26.

[13] Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. [Текст] – Саратов., Приволжское книжное издательство, 1966. – С. 84.

[14] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 09.02.2009] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

[15] Михайлова И.А. Имя гражданина: понятие, значение, правовая природа [Текст] // Гражданское право. – 2009. – № 2. – С. 61.

[16] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 91.

[17] Гражданское право: в 4 Т. Том I: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С.178.

[18] О гражданстве Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 62-ФЗ, принят 31.05.2002 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 22. – Ст. 2031.

[19] Жилищный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 188-ФЗ, принят 29.12.2004 г., по состоянию на 23.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 14.

[20] Ефимов В.В. Догма римского права. Общая часть. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 44; Дождев Д.В. Римское частное право. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 252.

[21] Сулейманова С.А. Проблема частичной правоспособности [Текст] // Нотариус. – 2009. – № 3. – С. 27.

[22] Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. [Текст] – М., Статут. 2007. – С. 22-32.

[23] Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. [Текст] / Под ред. Васильева Е.А. – М., Международные отношения. 1993. – С. 63.

[24] Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы [Текст] / Под ред. Пучинского В.К., Кулагина М.И. – М., Юрайт. 2004. – С. 19.

[25] Там же. – С. 48.

[26] Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. [Текст] / Под ред. Васильева Е.А. – М., Международные отношения. 1993. – С. 63.

[27] Раевич С.И. Гражданское право буржуазно-капиталистического мира в его историческом развитии. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1954. – С. 9.

[28] Дебольский Н.Н. Гражданская дееспособность по русскому праву до конца XVII века. [Текст] – М., Статут. 2003. – С. 78-88.

[29] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. [Текст] – М., Международные отношения. 1999. – С. 323.

[30] Там же. - С. 327.

[31] Братусь С.Н. Указ. соч. – С. 6.

[32] Агарков М.М. Обязательство по гражданскому праву. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 70.

[33] Явич Л.С. Сущность права. [Текст] – Л., ЛГУ. 1985. – С. 60.

[34] Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда № 0706/314 от 03.06.2004 года// Судебная практика Самарского областного суда.- № 2.- 2004.- С. 17.

[35] Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам 08.08.2005 года// Судебная практика Самарского областного суда.- № 1.- 2005.- С. 11.

[36] О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании [Текст]: [Закон РФ № 3185-1, принят 02.07.1992 г., по состоянию на 27.02.2009] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 33. – Ст. 1913.

[37] Всеобщая декларация прав человека. [Текст]: [Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г.] // Профсоюзы и экономика. – 1995. – № 4. – С. 67.

[38] Груздев В.В. Лица в римском и русском праве [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 6. – С. 21.

[39] Братусь С.Н. Указ. соч. – С. 6.

[40] Михайлова И.А. Соотношение гражданской правосубъектности со смежными правовыми категориями [Текст] // Гражданское право. – 2008. – № 1. – С. 17-18, Бондаренко Э.Н. Правоспособность, дееспособность и юридические факты [Текст] // Журнал российского права. - 2009. – № 1. – С. 28.

[41] Гражданское право: в 4 Т. Том 1: Общая часть: учебник [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 116.

[42] Колесников О.П. Пределы субъективных гражданских прав [Текст] // Журнал российского права. – 2009. – № 2. – С. 18.

[43] Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности [Текст] – М., Норма. 2008. – С. 140.

[44] Жильцова Н., Голиченко М. К вопросу о понятии гражданского правоотношения [Текст] // Гражданское право. – 2009. – № 5. – С. 27.

[45] Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан. Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 55.

[46] Чефранова Е.А., Певницкий С.Г. Субъекты гражданских правоотношений [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2008. – № 5. – С. 25.

[47] Михайлова И.А. Теоретические и практические проблемы признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления умершим [Текст] // Наследственное право. – 2009. – № 2. – С. 26.

[48] Мохов А.А., Колганова С.В. Правовые проблемы проверки нотариусом дееспособности гражданина [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 1. – С. 21.

[49] Гражданское право. Часть первая: учебник [Текст] / Отв. ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. – М., Юристъ. 2008. – С.120.

[50] Михайлова И.А. Возникновение и прекращение правоспособности физических лиц: новые аспекты [Текст] // Российский судья. – 2009. – № 2. – С. 29.

[51] Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя [Текст] // Журнал российского права. – 2006. – № 1. – С. 21.

[52] Бондаренко Э.Н. Трудовая правоспособность, дееспособность и юридические факты [Текст]// Журнал российского права. – 2003. – № 1. – С. 21.

[53] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М. Юристъ. 2007. – С. 51.

[54] Мохов А.А. Презумпция дееспособности лица, достигшего установленного законом возраста, и ее применение в судебной практике [Текст]// Арбитражный и гражданский процесс. – 2004. – № 12. – С. 31.

[55] Вострокнутов А.Н. Проблемы осуществления гражданских прав [Текст]: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. – Ижевск., 2000. – С.12.

[56] Мохов А.А., Колганова С.В. Правовые проблемы проверки нотариусом дееспособности гражданина [Текст]// Нотариус. – 2007. – № 1. – С. 11.

[57] Звенигородская Н.Ф. Проблема дееспособности в характеристике субъектного состава брачного договора [Текст]// Бюллетень нотариальной практики. – 2007. – № 2. – С. 15.

[58] Грибанов В.П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав [Текст]. – М., Статут. 2003. – С. 11.

[59] Мохов А.А. Презумпция дееспособности лица, достигшего установленного законом возраста, и ее применение в судебной практике [Текст]// Арбитражный и гражданский процесс. – 2004. – № 12. – С. 31.

[60] Там же.

[61] Определение Верховного Суда РФ от 03.10.2006 № КАС06-360// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2007.- № 2.- С.34.

[62] Печников А.П., Кудряшов О.М. Дееспособность участников наследственных правоотношений [Текст]// Наследственное право. – 2006. – № 1. – С. 17.

[63] Перепелкина Н.В. Частноправовые аспекты правового статуса несовершеннолетних [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. – 2009. – № 3. – С. 25.

[64] Гринев С.В. Семейно-правовые аспекты реализации несовершеннолетним права самостоятельно распоряжаться своими доходами [Текст] // Современное право. – 2008. – № 12. – С. 26.

[65] Пятков Д.В. Формирование правосубъектности предпринимателя [Текст] // Журнал российского права. – 2009. – № 1. – С. 23.

[66] О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [Федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[67] Карелина С.А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 95.

[68] Шичанин А.В., Гривков О.Д. Некоторые аспекты российского законодательства о несостоятельности [Текст] // Адвокат. – 2009. – № 3. – С. 15.

[69] Михайлова И.А. Некоторые аспекты дееспособности несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет [Текст] // Нотариус. – 2009. – № 3. – С. 25.

[70] Баранов А.М. Законное представительство: проблемы теории и практики [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2008. – № 1. – С. 26.

[71] Клепикова М. Участие несовершеннолетних в гражданских правоотношениях [Текст] // Юридический мир. – 2009. – № 3. – С. 34.

[72] О нотариате [Текст]: [Основы законодательства Российской Федерации утв. ВС РФ № 4462-1, от 11.02.1993 г., по состоянию на 30.12.2008] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 10. – Ст. 357.

[73] Серебровский В.И. Очерки наследственного права. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 98-99.

[74] Антимонов Б.С, Граве К.А. Советское наследственное право. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1955. – С. 148-149.

[75] Барщевский М.Ю. Наследственное право. [Текст] – М., Белые Альвы. 2004. – С. 66.

[76] Мозжухина З.И. Наследование по завещанию в СССР. [Текст] – М., Юридическая литература. 1955. – С. 24; Чепига Т.Д. К вопросу о праве завещать [Текст] // Вестник МГУ. Серия "Право". – 1965. – № 2. – С. 48.

[77] Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – С. 87.

[78] Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. – С. 68.

[79] Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление [Текст]. – Душанбе. 1983. – С. 25.

[80] Данилова Л.Я. Гражданская правосубъектность лиц, страдающих психическими расстройствами [Текст]// Юридический мир. - 2000. - № 3. – С. 21.

[81] Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве [Текст]. – Рига. 1976. - С. 159.

[82] Усталова А.В. Невменяемость и недееспособность: соотношение понятий [Текст] // Нотариус. – 2005. – № 4. – С. 16.

[83] Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве [Текст]. – Рига. 1976. - С. 159.

[84] Фетисова О.В. Семейно-правовое положение недееспособных совершеннолетних граждан [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 11. – С. 21.

[85] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве [Текст]. - М. Юридическая литература. 1958. – С. 87.

[86] Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве [Текст]. – Рига. 1976. – С. 163.

[87] Законодательство Российской Федерации в области психиатрии. Комментарий к закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ГК РФ и УК РФ (в части касающейся лиц с психическими расстройствами) (постатейный) [Текст]/ Под ред. Дмитриевой Т.Б. издание второе, исправленное и дополненное – М. Спарк. 2002. – С. 14.

[88] Михеева Л.Ю. Опека и попечительство [Текст]. - М. Норма. 2002. – С. 172.

[89] Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации [Текст] / Под ред. Крашенинникова П.В. издание второе, исправленное и дополненное. – М. Статут. 2005. – С. 145.

[90] Захарова О.Б. Лишение и ограничение дееспособности гражданина [Текст]// Арбитражный и гражданский процесс. – 2005. – № 4. – С. 13.

[91] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12. – С.17.

[92] Гражданский процесс: Учебник [Текст]/ Под ред. Яркова В.В. издание 5-е, переработанное и дополненное. – М. Волтерс Клувер. 2004. – С. 255.

[93] Захарова О.Б. Лишение и ограничение дееспособности гражданина [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. – 2009. – № 2. – С. 23.

[94] Геллер М.В. История развития социального и правового статуса несовершеннолетних [Текст] // История государства и права. – 2009. – № 1. – С. 23.

[95] Дарчиева Л.В. Возможно ли расширение оснований ограничения дееспособности граждан? [Текст] // Юридический мир. – 2009. – № 2. – С. 23.

[96] Лилуашвили Т.А. Экспертиза в советском гражданском процессе [Текст]. – Тбилиси. 1967. – С. 52.

[97] Покровский И.А. Проблема расточительства [Текст] // Сборник статей по гражданскому и торговому праву памяти проф. Шершеневича Г.Ф. – М., Статут. 2006. – С. 127-136.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий