регистрация / вход

Анализ уголовного дела с точки зрения предмета теории доказывания

Порядок расследования уголовного дела по ст. 117 УКРФ (изнасилование). Цели, стоящие перед следователем. Его действия после возбуждения уголовного дела. Получение доказательств для установления события преступления. Дополнительное производство дела.

Уголовное дело № 03312 по обвинению Савихина А.Е. по ст. 117 ч.3 УК РСФСР (ст. 131 ч.2 п. «д» УК РФ).

Дело было возбуждено 18.07. на основании заявления потерпевшей Романовой Э.И. о том, что она была изнасилована своим знакомым Савихиным А.Е. в подвале по ул. Попова. Она указала, что Савихин ударил ее кулаком в живот и угрожал убийством, если она не совершит с ним половой акт. Кроме того, непосредственно до и после предполагаемого преступления с ними находился Макаренко А.А., который самого изнасилования не видел, т.к. в это время выходил из подвала. Романова Э.И. является несовершеннолетней (16 лет).

Цели, которые стоят перед следователем – установление обстоятельств ст. 73 УПК РФ.

1. Событие преступления. Необходимо установить, что: а) половое сношение было, б) было насилие, в) место, время события. Кроме того, для привлечения лица к ответственности по данной части статьи, необходимо установить, что Савихин знал о том, что Романова является несовершеннолетней.

2. Виновность Савихина.

3. Обстоятельства, характеризующие обвиняемого

И другие обстоятельства ст. 73 УПК.

Что делал следователь для установления каждого из обстоятельств?

После возбуждения уголовного дела следователь начинает снимать информацию со следов. Романова была допрошена и признана потерпевшей. На допросе Романова повторила то же, что указывала в заявлении, она пояснила, что поздно вечером встретила Макаренко и Савихина, которые предложили ей пойти в подвал. Она отказалась, но Савихин угрожал, что изобьет ее, и она подчинилась. Макаренко при этом молчал. Когда все трое спустились в подвал, Савихин приказал ей снять штаны, она отозвала в сторону Макаренко и попросила помочь ей уйти, в ответ на это он покинул подвал, сказав, что пойдет за братом. После того, как Макаренко ушел, Савихин ударил Романову в живот, заставил ее лечь и изнасиловал. Потом вернулся Макаренко.

Романова была направлена на судебно-медицинскую экспертизу, которая показала, что повреждений на теле не обнаружено, следов спермы не обнаружено, девственная плева не нарушена, но на ней обнаружен подтек, который мог возникнуть от воздействия тупого твердого предмета.

24.07. был задержан Савихин, который находился у себя дома, он был допрошен в качестве подозреваемого. Он показал, что изнасилования не совершал, а попугать Романову угрозами его попросил Макаренко, что он и сделал. Он пояснил, что предлагал вступить Романовой с ним в половую связь, но она отказалась, и он ее не трогал, а просто угрожал. Также он пояснил, что знал о том, что Романовой 16 лет.

Между подозреваемым и потерпевшей была проведена очная ставка, на которой каждый повторил свои показания.

В тот же день, 24.07. Савихин написал явку с повинной.

27.07. он был привлечен в качестве обвиняемого и допрошен в качестве обвиняемого. На допросе он показал, что изнасилования не совершал и повторил свои показания, данные ранее в качестве подозреваемого.

Следователь получил следующие доказательства для установления события преступления:

1. Показания, полученные при допросе Романовой

2. Показания, полученные при допросе Савихина

3. Показания, полученные на очной ставке между Романовой и Савихиным

4. Заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении Романовой

5. Показания Макаренко

Относимость: есть предположение об относимости, окончательно можно установить относимость только в конце процесса доказывания. Доказательства относимы.

Допустимость : требования о допустимости соблюдены. Доказательства имеют предусмотренную законом форму.

Достоверность : устанавливается в рамках дополнительного доказательственного производства. Показания в корне противоречивы. О дополнительном доказательственном производстве будет сказано ниже.

Достаточность: Уже на 2 этапе (переходе от информации к фактическим данным) следователь должен был обнаружить, что полученная информация (от свидетелей, из заключения экспертизы) не дает возможности получить фактические данные, и необходимо вернуться на предыдущий уровень для получения дополнительной информации. Таким образом, снятая со следов информация была недостаточна. На основе данных информационных блоков невозможно получить никаких фактических данных, т.к. все показания свидетелей, потерпевшей и самого обвиняемого содержат в себе противоречия. Эти противоречия не были устранены следователем, не проводилось никаких дополнительных следственных действий, кроме очной ставки, которая не имела никакой пользы, т.к. потерпевшая продолжала стоять на своем, а Савихин – на своем, причем и те, и те показания были достаточно логичны, внутренне непротиворечивы. Поскольку потерпевшая указывала, что сопротивлялась, то возможно было провести осмотр места происшествия для обнаружения каких-либо следов. Так же, сомнительным является то, что имелся человек – Макаренко – который непосредственно до и после предполагаемого преступления находился рядом с Савихиным и Романовой. Романова указала, что Савихин заставил ее раздеться, лечь на пол, а сам оголился ниже пояса и совершил с ней половой акт. Все это происходило во время отсутствия Макаренко. Когда Романова и Савихин услышали, что Макаренко возвращается, они быстро встали и оделись. Данные показания так же весьма сомнительны. Макаренко показал, что когда вернулся, ничего не заметил, т.е. Романова и Савихин выглядели так же, как выглядели, когда он уходил, были одеты. Необходимо было проверить, возможно ли за время спуска в подвал человека, встать, одеться и встретить этого человека в нормальном своем виде, т.е. провести следственный эксперимент. Поскольку не было осмотрено место происшествия, у следователя даже не было данных о том, какого размера этот подвал, как оборудован спуск в него и т.д. Эти данные могли бы помочь разобраться в вопросе о том, можно ли доверять показаниям Макаренко. Кроме того, Макаренко на допросе не были заданы вопросы о том, находился ли Савихин в состоянии алкогольного опьянения, в каком он вообще находился состоянии, и почему Макаренко, слыша, что Савихин угрожает Романовой, все же повел их в свой подвал, сам открыл дверь и пустил их туда, никак не пытался препятствовать угрозам. Иными словами, своими действиями он не только не попытался защитить Романову, но всячески способствовал тому, чтобы запугивать ее.

Обвиняемый Савихин и свидетель (подруга Романовой) показали, что Савихин знал о возрасте Романовой. Этот вопрос был задан и другим свидетелям, которые показали, что о возрасте Романовой Савихину было известно, кроме того он сам этого не отрицал.

Проведенная судебно-медицинская экспертиза дала вероятностный ответ о том, что подтек на девственной плеве мог быть образован тупым твердым предметов (а мог бы и не быть образован), к тому же не обнаружено ни следов насилия, ни следов спермы. Потерпевшая объяснила это тем, что половой акт был незакончен.

Обвиняемый вообще не был направлен на судебно-медицинскую экспертизу, т.е. не было проведено действие, которое могло указать на контактное взаимодействие Савихина с потерпевшей, притом, что проведение подобных экспертиз является очень важным при расследовании дел об изнасиловании. Было установлено, что у Романовой имеются следы возможного взаимодействия с твердым тупым предметом, о том, что какие-либо следы имеются у Савихина, не получено никаких данных.

Таким образом, мы имеем следующие фактические данные:

1. Макаренко, Романова и Савихин в определенное время действительно находились в указанном подвале, после чего вышли из него, а Макаренко выходил оттуда и возвращался.

2. Савихин знал, что Романовой 16 лет, и она несовершеннолетняя.

То обстоятельство, что полученные информационные доказательства не дают возможности сделать вывода о каких-либо иных фактических данных, кроме того, что потерпевшая и обвиняемый действительно находились в определенное время в указанном подвале, и обвиняемый знал о возрасте потерпевшей, а следовательно, не могут привести к выводу о том, что событие преступления было вообще, проблематично говорить об установлении виновности лица. На это могут указывать только показания потерпевшей и показания Макаренко, который говорил, что Савихин угрожал потерпевшей еще по пути к подвалу, высказывал предложения вступить в половую связь, однако сам Савихин ссылался на то, что «попугать» Романову попросил именно Макаренко. Данное противоречие так же не было устранено. Макаренко даже не был допрошен по данному вопросу. Также не ставился вопрос о возможных мотивах совершения деяния.

Для установления обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого были собраны следующие доказательства:

1. Показания матери Савихина, где она указывала, что ее сын состоит на учете в психдиспансере

2. Показания друга Савихина, который указал, что Савихин является спокойным, уравновешенным человеком и странностей за ним он не замечал.

3. Показания девушки Савихина, которая так же характеризовала его положительно.

4. Был сделан запрос на характеристику из коррекционной школы, в которой учился Савихин, в данной характеристике было указано, что Савихин характеризуется отрицательно. Однако встает вопрос о том, имеет ли подобная характеристика какое-либо значение. Из материалов уголовного дела следует, что Савихину на момент совершения преступления было 34 года, на время, когда он обучался в данной школе, не указывается. Однако думается, что школу он все же закончил значительно раньше, чем в 34 года.

В отношении Савихина была назначена амбулаторная психиатрическая экспертиза, которая не смогла дать ответа на вопрос о вменяемости, потом была назначена стационарная психиатрическая экспертиза, которая установила, что Савихин вменяем, несмотря на то, что состоит на учебе и имеет диагноз «олигофрения», а также уже был признан невменяемым ранее, при совершении аналогичного преступления.

Дополнительное производство:

Следователь составил постановление о заключении под стражу , мотивировав избрание такой меры пресечения тем, что Савихин может скрыться от следствия, и тяжестью совершенного преступления. При этом не было изучено отношение Савихина к конкретным благам и обстоятельствам, для того, чтобы избрать эффективную меру пресечения. Кроме того, не ясно, откуда взялись данные о том, что Савихин может скрыться. После возбуждения уголовного дела Савихина начали разыскивать только через 4 дня, и нашли в своей квартире, скрыться он не пытался и все это время находился у себя дома и вел привычный образ жизни.

Выяснение доброкачественности источников: необходимо устанавливать состояние лиц на момент совершения преступления. Потерпевшая указала, что Савихин находился в состоянии алкогольного опьянения, но больше никто этого не подтвердил. Было принято во внимание то, что показания Романовой можно считать полученными от доброкачественного источника, т.к. нет оснований ей не доверять, она характеризуется положительно. В то же время психиатрическая экспертиза установила, что Савихин способен адекватно воспринимать происходящее, реагировать, отвечать на вопросы, запоминать информацию, нет данных, что он находился в состоянии алкогольного опьянения или в ином состоянии, препятствующем восприятию, запоминанию, воспроизведению. Доброкачественность источников иной информации не проверялась вообще.

Не получив фактических данных, не установив обстоятельств ст. 73 УПК РФ, следователь составил обвинительное заключение, не устранив противоречий, которые имелись уже на 2 уровне, на уровне информационных доказательств. В обвинительном заключении были приведены показания всех указанных лиц и заключение экспертизы, исходя из которых делался вывод о том, что Савихин виновен.

В основу обвинительного заключения были положены противоречивые показания свидетелей, потерпевшей и обвиняемого, вероятностный вывод судебно-медицинской экспертизы и вывод судебной психиатрической экспертизы о вменяемости Савихина. Никаких других доказательств в деле не было.

Суд, несмотря на недостаточность доказательств, невыяснения вопроса об их достоверности указал, что «вина подсудимого полностью доказана материалами дела», а именно: показаниями на очной ставке Романовой, и заключением судебно-медицинской экспертизы. Руководствуясь «полной доказанностью», суд приговорил Савихина к шести годам лишения свободы в ИТК усиленного режима.

Таким образом, схема данного процесса доказывания выглядит так:

Факт.данное Факт.данное

↑ ↑

Инф-ия ↔ Инф-ия ↔ Инф-ия Инф-ия Инф-ия

↑ ↑ ↑ ↑ ↑

След След След След След След

Информация снята не со всех следов, не установлены связи между полученной информацией, самой этой информации недостаточно для получения необходимых фактических данных, двух полученных фактических данных недостаточно для установления ни одного из обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий