Апелляционное и кассационное производство в уголовном процессе

Соотношении понятий "вышестоящий суд" (ст. 50 Конституции РФ) и "вышестоящая судебная инстанция". Право человека в праве на обжалование (пересмотр) уголовного дела. Право человека в вопросе о субъектном составе апелляционной инстанцией.

При сопоставительном анализе норм международного права в области уголовного судопроизводства, уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и практики его применения возникает ряд вопросов, связанных с апелляционным и кассационным производством. Рассмотрим некоторые из них.

1. Конституция Российской Федерации, постановления (определения) Конституционного Суда РФ, нормы международных актов по вопросу об органе (его структурном подразделении), полномочном осуществлять апелляционный (кассационный) пересмотр.

Протокол N 7 (ст. 2) к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Европейская конвенция о защите прав человека) указывает, что "каждый осужденный судом за совершение уголовного преступления имеет право на то, чтобы его осуждение или приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией". Право на обжалование и пересмотр приговора закреплено также п. 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. Вслед за международными актами Конституция РФ (ст. 50) закрепила практически аналогичное правило, указав на право осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, т.е. Уголовно-процессуальным кодексом РФ (далее - УПК РФ). УПК РФ оговаривает возможность обжалования и пересмотра как не вступивших в законную силу приговоров (в апелляционном и кассационном порядке), так и вступивших в законную силу судебных актов (в порядке надзора и ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств).

Прежде всего рассмотрим вопрос о соотношении понятий "вышестоящий суд" (ст. 50 Конституции РФ) и "вышестоящая судебная инстанция" (ст. 2 Протокола N 7 к Европейской конвенции о правах человека). Одно ли и то же предусмотрено указанными нормативными актами? На первый взгляд, да. Статьей 325 УПК РСФСР 1960 г. (в первоначальной ее редакции) из предмета кассационного обжалования и опротестования, а соответственно и пересмотра исключались приговоры (равно как и иные акты), постановленные по первой инстанции Верховным Судом РСФСР. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 6 июля 1998 г. N 21-П признал данную статью в приведенной части противоречащей Конституции РФ. В обоснование своей позиции Конституционный Суд РФ указал на нормы ч. 3 ст. 50 Конституции РФ, а также на право каждого, кто осужден за какое-либо преступление, на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону, что закреплено в п. 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах . Кроме того, по мнению Конституционного Суда РФ, право на пересмотр приговоров по смыслу ч. 3 ст. 50 Конституции РФ носит абсолютный характер, и федеральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким-либо иным обстоятельствам.

Рассмотрим данный вопрос более подробно. Согласно п. 48 ст. 5 УПК РФ под судом понимается любой суд общей юрисдикции, рассматривающий уголовное дело по существу и выносящий решения, предусмотренные настоящим Кодексом. Согласно Федеральному конституционному закону от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (далее - Закон о судебной системе) суды в Российской Федерации подразделяются на два вида - суды федеральные (Верховный Суд РФ, Верховные суды республик, краевые, областные, городские, окружные, районные и военные суды) и суды субъектов Федерации. Таким образом, суд - это орган государственной власти, осуществляющий одно из ее проявлений - власть судебную.

Как же следует трактовать понятие "судебная инстанция"? В научной и учебной литературе данное понятие раскрывается следующим образом: это суд (или его структурное подразделение), выполняющий (или выполняющее) конкретную судебную функцию, связанную с разрешением судебных дел (принятие решения по существу дела, проверка законности, обоснованности и справедливости решения, вступившего или не вступившего в законную силу). Уголовно-процессуальный кодекс РФ, дав указанное выше определение суда как органа судебной власти, одновременно в п. 2 и 14 ст. 5 раскрывает понятия "апелляционная инстанция" и "кассационная инстанция": это "суд", рассматривающий по апелляционным (кассационным) жалобам и представлениям не вступившие в законную силу судебные акты. Вместе с тем обращение к ст. 19 - 21 Закона о судебной системе РФ, а также ст. 31 УПК РФ позволяет сделать вывод, что в рамках одного суда общей юрисдикции (как органа государственной власти), будь то районный (городской) суд, суд уровня субъекта Федерации либо Верховный Суд РФ, действует не одна, а, как правило, не менее двух судебных инстанций и, таким образом, пересмотр приговора не всегда осуществляется именно вышестоящим судом. Представляется, что отождествление таких понятий, как суд и судебная инстанция, применимо в судах общей юрисдикции лишь к мировым судьям (которые вправе рассматривать дела только по первой инстанции). Вообще суд как отдельная судебная инстанция действует только в системе арбитражных судов РФ (за исключением Высшего Арбитражного Суда РФ, который вправе рассматривать определенные категории дел по первой инстанции).

Вместе с тем, учитывая приведенные выше определения таких понятий, как "суд" и "судебная инстанция", представляется, что формально ст. 325 УПК РСФСР не противоречила ч. 3 ст. 50 Конституции РФ, поскольку вышестоящего суда для Верховного Суда РФ в России не было и нет . Данный факт подтверждается не только ст. 19 Закона о судебной системе Российской Федерации, но и внесением соответствующих изменений в УПК РСФСР. Таким образом, на практике сложилась ситуация, когда Верховный Суд РФ (представляется, вопреки Конституции РФ) "проверяет" себя сам. Однако следует признать, что Конституционный Суд РФ, рассматривая вопрос о праве на обжалование и пересмотр приговора, постановленного по первой инстанции Верховным Судом РФ, вполне справедливо и обоснованно указал на ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, которая (как указывалось) допускает пересмотр осуждения и преступления вышестоящей судебной инстанцией, а также на ст. 46 Конституции РФ, гарантирующую каждому судебную защиту его прав и свобод, в рамках осуществления которой возможно обжалование в суд решений и действий (или бездействия) любых государственных органов и должностных лиц.

Международный пакт о гражданских и политических правах не содержит указаний о возможности исключения определенных категорий уголовных дел (приговоров) из сферы пересмотра вышестоящей судебной инстанцией. Возможность подобных исключений предусмотрена ч. 2 ст. 2 Протокола N 7 Европейской конвенции о правах человека: "...из этого права могут делаться исключения в отношении незначительных правонарушений, определенных законом, или когда соответствующее лицо было судимо уже в первой инстанции судом высокого уровня или было осуждено после рассмотрения апелляции против его оправдания".

Таким образом, введение законодателем ограничения в праве обжалования и пересмотра актов Верховного Суда РФ, равно как и признание Конституционным Судом РФ подобного ограничения не противоречащим международному законодательству и Конституции РФ, можно было бы оправдать не только формальным толкованием ст. 50 Конституции РФ, но и ссылкой на ч. 2 ст. 2 Протокола N 7 к Европейской конвенции о правах человека. Вместе с тем решение Конституционного Суда РФ представляется полностью отвечающим принципу приоритета прав и свобод человека и гражданина, закрепленному ст. 2 Конституции РФ.

2. Уголовно-процессуальное законодательство РФ и международные акты о вопросах возможного лишения права на обжалование (пересмотр) уголовного дела и (или) приговора судом второй инстанции.

Согласно ч. 2 ст. 2 Протокола N 7 Европейской конвенции о правах человека в праве на обжалование (пересмотр) уголовного дела и (или) приговора национальным законодательством могут быть сделаны некоторые исключения. Одно из них касается "незначительных правонарушений". Какова позиция УПК РФ по данному вопросу?

УПК РФ закрепил право на обжалование и пересмотр не вступившего в законную силу приговора в порядке апелляции и кассации. Причем апелляционный пересмотр допускается только в отношении приговоров и постановлений мировых судей; в отношении приговоров и иных судебных актов, постановленных другими судами, допускается обжалование и пересмотр только в кассационном порядке. Действующий УПК РФ устанавливает двухступенчатую возможность обжалования и пересмотра в апелляционном, а затем кассационном порядке приговоров, постановленных по первой инстанции мировыми судьями. К подсудности последних в соответствии со ст. 31 УПК РФ отнесены преступления, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением определенных категорий уголовных дел. Если следовать ст. 15 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ), все это - преступления небольшой тяжести, а также небольшая доля преступлений средней тяжести. Таким образом, по логике ч. 2 ст. 2 Протокола N 7 Европейской конвенции о защите прав человека, в отношении части дел, подсудных мировым судьям, можно было вообще не предусматривать право на обжалование и пересмотр уголовного дела, тем более в двух инстанциях.

Посмотрим, как решается вопрос о пересмотре судебных актов мирового судьи в Гражданском процессуальном кодексе РФ (далее - ГПК РФ). Согласно гл. 39 ГПК РФ апелляционное обжалование возможно применительно к решениям и определениям мировых судей. Глава 40 допускает производство в суде кассационной инстанции в отношении решений всех судов Российской Федерации, принятых по первой инстанции, за исключением решений мировых судей (ст. 336). Таким образом, в гражданском процессе решение (определение) мирового судьи, не вступившее в законную силу, может быть обжаловано и пересмотрено лишь один раз - в апелляционной инстанции, каковой, так же как и в уголовном процессе, выступает единолично судья районного суда (ст. 7 ГПК РФ).

Необходимо ли было вводить двухступенчатый пересмотр приговоров мирового судьи в уголовном процессе или достаточно, как в ГПК РФ, предусмотреть обжалование и пересмотр лишь в апелляционном порядке (единолично районным судьей)? Согласно ст. 367 УПК РФ в апелляционном порядке возможна ситуация, когда оправданный мировым судьей будет признан виновным судьей апелляционной инстанции, и наоборот. Таким образом, допусти законодатель в современном уголовном процессе пересмотр приговора или постановление мирового судьи единолично районным судом и вступление в законную силу решения суда второй инстанции, в одном уголовном деле могло бы оказалось два совершенно противоречащих друг другу судебных акта, последний из которых (не обязательно законный и обоснованный) вступил бы в законную силу. В связи с этим решение о возможности пересмотра приговора, постановленного в апелляционной инстанции, в кассационном порядке коллегией судей представляется правильным. Если законодатель установит рассмотрение жалоб и представления на приговор мировых судов в апелляционном порядке коллегиально, то, представляется, не будет надобности в пересмотре решения апелляционного суда в кассационном порядке.

Заслуживающим внимания представляется и предусмотренная ч. 2 ст. 2 Протокола N 7 к Европейской конвенции о защите прав человека возможность лишения права на обжалование и пересмотр, в случае если лицо "было осуждено после рассмотрения апелляции против его оправдания". Данная проблема наиболее остро может встать именно применительно к стадии апелляционного производства. Связано это с тем, что кассационная инстанция ни при каких обстоятельствах сама не может усилить наказание подсудимому, а равно признать его виновным, если первой (апелляционной) инстанцией он был оправдан, или в случае признания подсудимого виновным в первой инстанции изменить квалификацию на более тяжкую. Установив незаконность, необоснованность или несправедливость обжалованного приговора, кассационная инстанция вправе его отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение судом первой (апелляционной) инстанции, где обвинение может состояться только при наличии предусмотренных УПК РФ условий.

Совершенно иное положение складывается в апелляционной инстанции. Согласно п. 2 ч. 3 ст. 367, ст. 370 УПК РФ при апелляционном рассмотрении уголовного дела допускается отмена оправдательного приговора первой инстанции и постановление обвинительного приговора апелляционной инстанцией только по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей на необоснованность оправдания подсудимого. В таком случае вполне может сложиться ситуация, когда останется сомнение: решение какой инстанции (первой или апелляционной) все же является законным, обоснованным и справедливым, поскольку, очевидно, не могут быть таковыми два взаимоисключающих друг друга судебных акта. Видимо, о "торжестве" правосудия в данном случае можно говорить с определенной долей условности, поскольку нет гарантии того, что именно обвинительный приговор апелляционной инстанции является законным, обоснованным и справедливым. Законодатель должен предоставлять дополнительные гарантии, в том числе в виде прав на кассационный пересмотр приговора, именно в ситуациях, когда после первоначального оправдания подсудимый был осужден судом второй инстанции. Аналогичным образом следует действовать в случае отказа от возможности обжалования и пересмотра обвинительного приговора в кассационном порядке, когда дело вновь было рассмотрено по первой или апелляционной инстанции после его отмены и направления на новое судебное рассмотрение кассационной инстанцией. Кроме того, более логичным видится решение о возможности исключения кассационного пересмотра в противоположной ситуации: когда подсудимый был оправдан апелляционной инстанцией взамен обвинительного приговора суда первой инстанции.

3. Конституция РФ, уголовно-процессуальное законодательство РФ и практика Европейского суда по правам человека в вопросе о субъектном составе при рассмотрении уголовного дела апелляционной инстанцией.

Речь пойдет о ч. 3 ст. 364 УПК РФ, определяющей круг лиц, участие которых в заседании апелляционной инстанции признается обязательным. Согласно указанной статье в судебном заседании обязательно участие государственного обвинителя, частного обвинителя, подавшего жалобу, подсудимого или осужденного, который подал жалобу или в защиту интересов которого поданы жалоба или представление (за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 247 настоящего Кодекса), защитника (в случаях, указанных в ст. 51 настоящего Кодекса). При этом п. 6 ст. 5 УПК РФ определяет государственного обвинителя как поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры, а по поручению прокурора и в случаях, когда предварительное расследование произведено в форме дознания, также дознавателя либо следователя. Таким образом, участие лица, поддерживающего от имени государства обвинение, признается законодателем обязательным в любом случае. А вот участие подсудимого - только в случае, если им или в защиту его интересов поданы жалоба или представление прокурора. Участие защитника основывается на ст. 51 УПК РФ, одним из пунктов которой предусмотрено, что это участие обязательно, если подозреваемый (обвиняемый) не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 настоящего Кодекса. Означает ли это, что, если подсудимый в письменной форме отказался от помощи защитника, апелляционная инстанция не будет рассматривать дело до момента его явки или же рассмотрит и в его отсутствие?

С одной стороны, ст. 365 УПК РФ устанавливает: производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном гл. 35 - 39 настоящего Кодекса (с некоторыми изъятиями). То есть на стадии уголовного процесса также действует правило ст. 248 УПК РФ о том, что при неявке защитника и невозможности его замены судебное разбирательство откладывается. Замена защитника производится в соответствии с ч. 3 ст. 50 настоящего Кодекса. Правда, УПК РФ не раскрывает ситуации, когда невозможно заменить защитника. Однако ст. 50 УПК РФ предусматривает возможность замены защитника: "В случае неявки приглашенного защитника в течение пяти суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника". Поскольку участие защитника обязательно в стадии апелляционного производства, федеральный районный судья, пересматривающий уголовное дело, должен сначала отложить разбирательство. В случае же очередной неявки защитника другой защитник может быть назначен судом. Участие защитника в уголовном деле рассматривается как гарантия прав и законных интересов подсудимого, поскольку защитник в уголовном процессе - как правило, адвокат, имеющий высшее юридическое образование и способный в соответствии со ст. 48 Конституции РФ оказать подсудимому квалифицированную юридическую помощь. Проблема реального обеспечения квалифицированной юридической помощью не раз становилась и предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека. Так, в литературе указывается, что "в качестве критерия для предоставления бесплатной юридической помощи Суд принимает во внимание не только отсутствие средств для оплаты услуг адвоката, но и юридическую сложность дела". Формально действующий УПК РФ полностью соответствует позиции Европейского суда по правам человека, поскольку случаи предоставления помощи адвоката у нас не ограничены отсутствием финансовым возможностей у подсудимого. Однако реальность такова, что защитник по назначению обычно не заинтересован выполнять возложенное на него ответственное дело защиты лица, обвиняемого в совершении преступления.

Привлекает внимание в связи с этим решение Европейского суда по правам человека по делу Артико против Италии от 30 апреля 1980 г. В указанном решении Суд отметил: "Конвенция призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а их практическое и эффективное осуществление; это особенно справедливо в отношении права на защиту, которое занимает видное место в демократическом обществе. В п. "с" ч. 3 ст. 6 говорится о помощи, а не о назначении защитника. Само назначение еще не обеспечивает эффективную помощь, так как назначенный адвокат может умереть, серьезно заболеть, в течение длительного времени быть лишен возможности действовать или уклониться от выполнения своих обязанностей. Власти, если они уведомлены о возникшем положении, должны либо его заменить, либо заставить выполнять свои обязанности. Суд отметил, что в соответствии с п. "с" ч. 3 ст. 6 вмешательство компетентных национальных органов требуется только в том случае, если бесплатно назначенный защитник проявил явную неспособность обеспечить эффективную помощь, или им стало об этом известно каким-либо иным образом. В качестве примера приведем дело, ставшее предметом рассмотрения Военной коллегии Верховного Суда РФ. В совершении преступления, предусмотренного ст. 105 Уголовного кодекса РФ, были признаны виновными А. и Х. Несовершеннолетним Х. была принесена кассационная жалоба на приговор Дальневосточного окружного военного суда. Данный приговор был отменен Военной коллегией Верховного Суда РФ. В Определении суд указал в том числе следующее: "Военная коллегия находит также, что при рассмотрении дела в судебном заседании фактически было нарушено право Х. на защиту. Х. категорически отрицал свою вину в лишении жизни М., приводил доводы в свою защиту. Между тем участвовавший в судебном заседании в качестве защитника адвокат Н. не только не отстаивал позицию подзащитного, но и в судебных прениях просил признать Х. виновным по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Такая позиция защитника противоречит закону. Согласно п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат не вправе заявлять о доказанности вины подзащитного, если тот ее отрицает. Данное обстоятельство является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора. Подобное поведение адвокатов является нарушением и ст. 7 Закона об адвокатуре, которая в числе прочих обязанностей адвоката указывает и на честное, разумное и добросовестное отстаивание прав и законных интересов доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. Заявление адвоката о возможности признания его подзащитного (тем более несовершеннолетнего) виновным пусть в другом, но все же преступлении, при том, что сам подзащитный своей вины вообще не признавал, никак не соотносится с вышеприведенными нормами федерального законодательства. Более того, это нарушение ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на квалифицированную юридическую помощь . Таким образом, закрепленных в УПК РФ и Законе об адвокатуре положений о назначении или (при определенных обстоятельствах) замене защитника, о добросовестном выполнении защитником возложенных на него обязанностей оказывается недостаточно, поскольку зачастую назначенный адвокат не спешит реально выполнять роль защитника за деньги, которое государство ему выплачивает. Адвокатам же, разделяющим мнение, аналогичное приведенному выше, можно посоветовать обратить внимание на мнение Европейского суда по правам человека, высказанное им в решении по делу Пакелли (Pakelli) против Федеративной Республики Германии от 25 апреля 1983 г.: "Суд хотел бы указать, как это уже было сделано делегатом Комиссии, что в делах о правах человека адвокат, оказывая помощь тому, кто не в состоянии сразу ему заплатить, действует во всеобщем интересе".

В соответствии с позицией Европейского суда по права человека в случае если апелляционный суд занимается рассмотрением исключительно правовых аспектов, присутствие обвиняемого не является необходимостью. Однако ситуация меняется, если апелляционный суд будет также рассматривать факты дела. При принятии решения о праве обвиняемого присутствовать при рассмотрении апелляции Суд будет учитывать степень риска для заявителя и то, насколько апелляционный суд нуждается в присутствии обвиняемого в целях установления фактов. А что может быть поставлено на карту для человека, против интересов которого поданы жалобы других участников процесса и (или) внесено представление прокурора? Его будущее, возможность ухудшения положения по сравнению с приговором (постановлением) мирового судьи. Нам могут возразить, что ч. 3 ст. 364 УПК РФ формально не противоречит решению Европейского суда по правам человека, более того, не препятствует присутствию подсудимого в заседании апелляционной инстанции. Это действительно так. Вместе с тем в свете приведенного высказывания Европейского суда по правам человека представляется более правильным закрепить для апелляционной инстанции правило, аналогичное ст. 247 УПК РФ о том, что судебное разбирательство уголовного дела проводится ПРИ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ УЧАСТИИ ПОДСУДИМОГО (выделено мной. - О.К.), за исключением случая, когда он обвиняется в преступлении небольшой или средней тяжести и ходатайствует о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие, либо изменить редакцию ч. 3 ст. 364 УПК РФ, изложив ее следующим образом: "...подсудимого или осужденного, который подал жалобу или против интересов которого поданы жалоба или представление".

Таким образом, если подвести некоторые итоги, можно сказать следующее.

Попытки российского законодателя следовать стандартам, предусмотренным международными актами, есть шаг на встречу реализации закрепленных в Конституции РФ положений о приоритете прав и свобод человека и гражданина, стремлению гарантировать их реализацию.

Как указывалось выше, ст. 2 Протокола N 7 к Европейской конвенции о защите прав человека предусматривает возможность пересмотра как самого факта осуждения, т.е. фактической стороны уголовного дела, так и приговора, т.е. итогового акта правосудия. Представляется, что в указанной части действующий УПК РФ в полной мере соответствует положениям Протокола N 7, так как содержит процедуру обжалования и пересмотра как самого уголовного дела (в апелляционном порядке), так и приговора (в порядке кассации).

Положительным моментом можно назвать возможность обжалования и пересмотра вышестоящей судебной инстанцией приговоров (иных судебных актов), постановленных по первой инстанции Верховным Судом РФ.

Вместе с тем в действующем российском уголовно-процессуальном законодательстве, а также правоприменительной практике есть положения, которые подлежат пересмотру, переоценке, приведению в соответствие с принятыми на себя Россией международными обязательствами.

Так, следует признать обязательным участие в заседании апелляционной инстанции подсудимого (за исключением определенных уголовно-процессуальным законодательством случаев) и его защитника (особенно если сам подсудимый участвовать в заседании не намерен и против его интересов принесены жалоба и (или) представление прокурора). Данный тезис основан на том, что Европейский суд по правам человека признает, что когда должностное лицо прокуратуры рекомендует принять к рассмотрению или отклонить апелляцию обвиняемого, то тем самым оно объективно становиться его союзником или противником.

Также представляется необходимым пересмотреть вопрос о составе апелляционной инстанции.

Литература

1. "АДВОКАТ В КАССАЦИОННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ" (Н.А. Колоколов)
("ЭЖ-Юрист", 2005, N 38)

2. "АНАЛИЗ ОШИБОК, ДОПУЩЕННЫХ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ И СУДОМ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ, ВЫЯВЛЕННЫХ В ПОРЯДКЕ СУДЕБНОГО НАДЗОРА" (В.Б. Быкова) ("Мировой судья", 2006, N 1)

3. "ВОЗВРАЩЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ЖАЛОБЫ" (М. Разинкова) ("ЭЖ-Юрист", 2006, N 14)

4. "ВОПРОС О ПОЛНОМОЧИЯХ СУДА АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ"

(В.Ю. Брянский) ("Российский судья", 2006, N 3)

5. "ЗАЩИТА В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ПРАВ НЕ ПРИВЛЕЧЕННОГО К УЧАСТИЮ В ДЕЛЕ ЛИЦА, ИНТЕРЕСЫ КОТОРОГО ЗАТРОНУТЫ ВЫНЕСЕННЫМ СУДЕБНЫМ РЕШЕНИЕМ СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ" (Л.Ф. Лесницкая) (Комментарий судебной практики. Вып. 11 / Под ред. К.Б. Ярошенко. Юридическая литература, 2005)

6. "О ВОЗМОЖНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЯ НОВЫХ ДОВОДОВ, ПОМИМО УКАЗАННЫХ В КАССАЦИОННОЙ ЖАЛОБЕ ИЛИ ПРЕДСТАВЛЕНИИ"

(М.Л. Поздняков) (Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2006)

7. "О ПОЛНОЙ И НЕПОЛНОЙ АПЕЛЛЯЦИИ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ"
(М.Ш. Пацация) ("Законодательство и экономика", 2005, N 12)

8. "О ПРИНЦИПАХ ТОЛКОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СОГЛАШЕНИЙ ВТО ТРЕТЕЙСКОЙ ГРУППОЙ И АПЕЛЛЯЦИОННЫМ ОРГАНОМ"
(Т.В. Вахания) ("Международное публичное и частное право", 2006, N 1)

9. "ОБ АПЕЛЛЯЦИОННОМ И КАССАЦИОННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ" (О.В. Кряжевских) ("Адвокат", 2005, N 12)

10. "ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ"
(А.И. Щукин) ("Арбитражный и гражданский процесс", 2005, N 8)

11. "ПРОБЛЕМЫ КАССАЦИОННОГО КОНТРОЛЯ ПРАВИЛЬНОСТИ СУДЕБНЫХ АКТОВ" (Д.В. Замышляев) ("Арбитражный и гражданский процесс", 2005, N 10)

12. "СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРОИЗВОДСТВА В СУДЕ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ПО АПК И ГПК РФ" (Н.И. Маняк) ("Арбитражный и гражданский процесс", 2005, N 9)