регистрация / вход

Банкротство юридического лица как способ его ликвидации

Изучение природы, целей, истории института несостоятельности. Признаки банкротства по современному российскому законодательству. Процедуры, применяемые в ходе рассмотрения дела в арбитражном суде. Общие процедуры банкротства, имеющие цель ликвидации.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА БАНРОТСТВА

1.1 История развития института несостоятельности (банкротства) в России

1.2 Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства)

ГЛАВА 2. ПРОЦЕДУРЫ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1 Общие процедуры банкротства имеющие цель ликвидации

2.2 Упрощенные процедуры банкротства

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Институт несостоятельности (банкротства) относительно новый для отечественной системы правового регулирования и практики предпринимательских отношений. Тема банкротства предприятий, организаций является очень актуальной в современных условиях, так как ввиду неустойчивости экономики, финансовых кризисов, завышения налогов и других негативных обстоятельств предприятиям и организациям становиться все труднее не только развиваться, но даже «удержаться на плаву».

В настоящее время число разорившихся предприятий, организаций постоянно растет. Вместе с увеличением числа предприятий (организаций) - банкротов растет количество неплатежей в бюджет, задолженностей по обязательствам перед другими организациями. Частыми стали правонарушения в области финансовой деятельности предприятий. Наиболее часто с заявлениями о признании должников банкротами обращаются налоговые органы. Данная ситуация складывается главным образом из-за того, что предприятия (организации), обязанные заявить о своей несостоятельности не делают этого, а кредиторы, в свою очередь, не могут получить информацию о платежеспособности данных предприятий (организаций).

С учетом значения института банкротства для современной российской экономики и перспектив ее развития каждому хозяйствующему субъекту, государственному или муниципальному служащему, да и всем гражданам, полезно и необходимо знать историю, теорию и практику банкротства.

Современные условия диктуют свои требования к развитию законодательства. И как показывает практика, за столь короткий промежуток истории становления демократического строя в нашей стране, созданная юридическая база института банкротства должна привлекать к себе всё более пристального внимания и детального изучения. С проблемой банкротства предприятий юристам приходится с каждым днем сталкиваться все чаще, а литературы, подробно освещающей данный вопрос, пока недостаточно.

Степень научной разработанности. Проблемами банкротства занималисьАндреев А.В., Баренбойм П.Д., Беркович Н.В., Белых В.С., Борисенкова Т.В., Васильев Е.А., Витрянский В.В., Голубев С.А., Гольмстен А.Х., Гузнов А.Г., Дорохина Е.Г., Дубинчин А.А., Егоров А.В., Карелина С.А., Керимов Д.А., Конев Ф.Ф., Крутиков Р.Н., Лордкипанидзе А.Г., Масевич М.Г., Моисеев С.В., Никитина О.А., Панов С.Я., Пахаруков А.А., Попондопуло В.Ф., Семеусов В.А., Степанов В.В., Телюкина М.В., Химичев В.А., Черных Л.С., Шатохина К.А., Шершеневич Г.Ф. и другие авторы.

Целью настоящего исследования является изучение природы, целей и истории института несостоятельности, основных положений правового регулирования несостоятельности, процедур, применяемых в ходе рассмотрения дела о несосотоятельности в арбитражном суде, практического применения правовых норм о несостоятельности. Кроме того, в настоящей работе хотелось бы выявить недостатки в правовом регулировании указанного института, присущие российскому праву.

Основные задачи :

· проследить эволюцию и современное состояние вопроса регулирования процедур банкротства;

· рассмотреть признаки банкротства по современному российскому законодательству;

· выявить недостатки современного законодательства о несостоятельности (банкротстве) и пути их разрешения;

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в связи с несостоятельность (банкротством) юридических лиц в современных условиях.

В зависимости от объекта находится предмет исследования , который составляют:

· нормы Гражданского кодекса РФ и федеральных законов,

· материалы судебной практики применительно к проблеме исследования.

Методы исследования . Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА БАНРОТСТВА

1.1 История развития института несостоятельности (банкротства) в России

Исторические корни института несостоятельности (банкротства) в России достаточно глубоки. Хотя само слово "банкротство" появилось в российском праве значительно позднее, положения, касающиеся несостоятельности, имеются уже в Русской правде (одном из первых русских законодательных актов, действовавшем в Древней Руси в XI - XII вв.).

Анализируя основные положения Русской правды, необходимо отметить, что при определении банкротства Русская правда не склоняется ни к одному из критериев несостоятельности (неоплатности или неплатежеспособности), а говорит лишь о невозможности погашения должником требований кредиторов.

Законодателем того времени выделяются два вида несостоятельности, а именно:

- несчастная (невиновная) несостоятельность, возникшая не по вине должника (имела место в случае наступления различного рода форс-мажорных обстоятельств: пожара, стихийного бедствия);

- злонамеренная (виновная) несостоятельность, которая могла наступить, к примеру, в случае легкомысленного поведения купца (растрата вверенных средств, потеря товара в результате пьянства и других предосудительных действий)[1] .

При этом как виновная, так и невиновная несостоятельность были видами коммерческой несостоятельности.

Интересен тот факт, что уже тогда появились "наметки" установления очередности удовлетворения требований кредиторов.

Анализируя ст. 55 Русской правды, А.Х. Гольмстен пришел к выводу о том, что требования князя удовлетворялись в первую очередь, затем удовлетворялись требования иностранных купцов и только после этого - требования соотечественников[2] .

Но в то время этот вопрос мог быть решен и по-другому. Так, по договору Смоленска с Ригой (1229 г.) иностранные купцы имели право первоочередного удовлетворения своих требований из конкурсной массы[3] .

Подход к несостоятельности, обозначенный в Русской правде, сохранился и в более позднем российском законодательстве. Так, в Вексельном уставе 1729 г. понятие несостоятельности связывалось с процедурой акцепта векселя. "Когда приниматель векселя по слухам в народе банкрутом учинился (т.е. в неисправу и убожество впал) и за тем от биржи или публичного места, где торговые люди сходятся, отлучается, то может подаватель чрез публичного нотариуса, а где оного нет, то в таможенном суде просить и взять от него добрых порук, хотя срок того векселя и не пришел; а ежели в поруках откажет, то надлежит за тем протестовать в недаче порук..."[4] .

После принятия Вексельного устава развитие института несостоятельности происходило путем появления прецедентов.

Так, в 1736 г. по делу одного должника оказалось, что в составе конкурсной массы имеются товары, сданные на комиссию иностранными купцами. При этом часть продукции находилась в нераспакованном после транспортировки виде. Решая данное дело, Коммерц-коллегия указала вернуть нераспакованные товары собственнику, а уже распакованные остались в составе конкурсной массы[5] .

Заслуживает внимания казус 1738 г. Товар был куплен несостоятельным должником и сопроводительные документы уже отправлены, но продавец настаивал на возвращении ему товара и предпринял меры по задержке товара, опасаясь неполучения оплаты. По решению Коммерц-коллегии, принимая во внимание ярмарочное время, товар выгрузили и распродали, а вырученные средства поступили в конкурсную массу для удовлетворения требований кредиторов[6] .

Важной вехой в развитии института несостоятельности стало принятие 19 декабря 1800 г. Банкротского устава. Это была первая попытка комплексного регулирования несостоятельности путем принятия единого кодифицированного акта.

Данный устав ввел множество новелл в институт банкротства. В Банкротском уставе виден переход законодателя к более современным понятиям критериев несостоятельности, отказ от категории неоплатности, свойственной Русской правде. Банкротом законодатель того времени признавал лицо, которое не могло сполна заплатить своих долгов[7] .

Под несостоятельностью понималось такое имущественное положение лица (физического или юридического), при котором последнее не в состоянии удовлетворить требования своих кредиторов. Оно явилось следствием или очевидной недостаточности имущества, или стечения таких обстоятельств временного расстройства дел, которые дают основание предполагать недостаточность у должника средств и невозможность полной расплаты с кредиторами.

В отличие от Русской правды Банкротский устав выделяет три вида несостоятельности:

- несостоятельность несчастная, которая может быть признана лишь при наличии непредвиденных обстоятельств, нисколько не зависящих от действий должника (пожар, наводнение и т.д.);

- несостоятельность неосторожная, происходившая от вины самого должника;

- несостоятельность злостная, иначе, злонамеренное банкротство (так, злостным банкротом мог быть признан в том числе должник, пришедший к такому положению в силу своей неопытности, но по открытии конкурсного производства предпринявший попытки к сокрытию части или всей конкурсной массы)[8] .

Важной новеллой в законодательстве о банкротстве явилось введение мер по обеспечению иска в отношении предполагаемого банкрота. Эти меры применялись как по отношению к личности самого должника, так и по отношению к его имуществу (арест имущества должника, выражающийся в опечатывании не только имущества должника, но и документации, связанной с его деятельностью).

После объявления о несостоятельности все имущество должника составляло конкурсную массу, за исключением имущества, сданного должнику на хранение, находящегося у должника по договору комиссии, относящегося к личным вещам и находящегося в залоге[9] .

В 1832 г. был принят новый Устав о несостоятельности. Однако он оказался менее удачным, чем Банкротский устав 1800 г. "По полноте постановлений, по ясности положений Банкротский устав (1800 г.) стоит выше Устава о несостоятельности 1832 г., особенно если принять во внимание позднейшее время издания последнего и существование такого образца, как французское Торговое уложение"[10] .

Так, новый устав установил сложную систему родов и разрядов долгов, в частности, преимущественное положение имели церкви и монастыри. Во вторую очередь удовлетворялись требования по оплате труда рабочих и лишь затем требования казны и конкурсных кредиторов.

В уставе 1832 г. не указаны также точные сроки начала и окончания конкурсного производства.

Вместе с тем данный устав ввел ряд новелл по сравнению с ранее действовавшим законодательством. В частности, одним из способов наиболее эффективного удовлетворения интересов кредиторов стало выделение из общего числа кредиторов так называемых кураторов, руководивших работой общего собрания, а также выполнявших некоторые функции по управлению имуществом должника. За кураторами закреплялось право на признание недействительными сделок должника и отказ от исполнения текущих договоров.

Дальнейшая эволюция законодательства о банкротстве характеризуется выходом в свет ряда указов Сената. Так, Указом Сената 1806 г. устанавливался запрет выбора кураторов из посторонних лиц, т.е. лиц, не являющихся кредиторами должника. Указом Сената 1809 г. закреплялось положение, согласно которому конкурсное производство прекращалось при наличии у должника одного кредитора, но требования кредитора при этом удовлетворялись в порядке, предусмотренном Указом.

В 1846 г. действие норм о торговой несостоятельности было распространено на дворянство.

В связи с проведением судебной реформы и появлением нескольких разновидностей судов возникла потребность в регламентации вопросов подсудности дел о несостоятельности. Данные вопросы нашли решение в Указе Сената 1868 г.

Следует заметить, что на данном этапе развивались и другие категории института банкротства. В частности, достаточно четко были определены критерии разграничения торговой и неторговой несостоятельности, вытекающие из оснований их возникновения. В решении Сената 1899 г. было указано, что для признания несостоятельности торговой необходимо, чтобы хотя бы один долг происходил из торговли.

Происхождение долга из торговли подразумевало осуществление должником предпринимательской деятельности. В дальнейшем Сенат сам истолковал данную формулировку: торговая несостоятельность вызвана сделкой по торговле, а не единичной сделкой, каковой является, к примеру, перепродажа[11] . Иными словами, в основу торговой несостоятельности должны были быть положены не единичные действия, а систематические действия, совершаемые должником.

Помимо этого был конкретизирован правовой статус конкурсного управляющего, а также полномочия суда при его назначении. При назначении присяжного попечителя суд не был связан кругом лиц, представленных кредиторами. Это положение закреплялось решением Сената 1876 г. N 119: "...суд останавливается в своем выборе на лице, указанном кредиторами, если оно представляется ему благонадежным: это же правило должно применяться и к случаям, когда прежний попечитель по просьбе должника или кредиторов будет оставлен в своей должности. Однако суд вправе его заменить по своему выбору и вопреки желанию кредиторов"[12] .

Законодательство о банкротстве рассматриваемого периода было трудно не только создавать, но и применять. По свидетельству известного российского цивилиста Г.Ф. Шершеневича, "многие статьи были построены настолько сложно, что затрудняли не только торговых лиц, но и опытных юристов"[13] .

Революция 1917 г. внесла коррективы в законотворческий процесс. Основные преобразования происходили в области государственного права. Тем не менее, даже в реформировании правоотношений, регулируемых государственным правом, находили отражение вопросы несостоятельности. Так, например, в Положении о выборах в Учредительное собрание (2 октября 1917 г.) указывалось, что "права участия в выборах лишаются: ...3) несостоятельные должники, признанные на основании вступивших в законную силу судебных определений банкротами злонамеренными, - до истечения трех лет по таковом признании"[14] .

Следующим этапом в развитии института несостоятельности (банкротства) было принятие в 1922 г. Гражданского кодекса РСФСР, в 1923 г. - Гражданского процессуального кодекса РСФСР (в 1927 г. в него были введены соответствующие главы, предназначенные для регулирования вопросов несостоятельности)[15] . Законодателем были детально регламентированы отдельные положения, в частности, касающиеся условий признания сделок недействительными, правил зачета взаимных требований, отказа управляющего от исполнения неисполненных договоров и т.д.[16] .

С 1930-х гг. в России правоотношения, связанные с несостоятельностью предприятий, практически не регулировались. Официальная доктрина не признавала институт банкротства, поскольку при плановой социалистической экономике, как утверждалось, нет места несостоятельности. Более того, в начале 1960-х гг. нормы о банкротстве вообще были исключены из законодательства СССР.

В законодательстве Российской Федерации институт банкротства получил правовое закрепление в 1992 г. в Законе РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий"[17] , а затем в ст. ст. 61 и 65 ГК РФ.

Между тем следует отметить, что с принятием первой части ГК РФ многие положения Закона о банкротстве 1992 г. устарели, что не могло, в свою очередь, не сказаться на правоприменительной практике: в 1993 - 1994 гг. федеральное законодательство о несостоятельности (банкротстве) широко не применялось. Так, достаточно сказать, что в 1994 г. во всех арбитражных судах России было рассмотрено около 100 дел о признании предприятий несостоятельными[18] .

Таким образом, главными причинами необходимости реформирования законодательства о банкротстве явилось отсутствие опыта его применения и нецелесообразность заимствования практики у иных, более развитых в экономическом и политическом плане стран без учета российской специфики. За шесть лет применения Закона о банкротстве 1992 г. в нашей стране выявился ряд объективных оснований, способствовавших принятию в 1998 г. нового Закона о банкротстве, учитывающего как опыт ведущих зарубежных стран, так и специфику российской действительности. В результате этого была создана российская правовая система регулирования несостоятельности (банкротства), не уступающая мировым аналогам. Вместе с тем следует заметить, что данный Закон не смог в полной мере обеспечить эффективную правовую защиту интересов субъектов гражданского оборота в области несостоятельности. Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"[19] был в большей степени направлен на защиту интересов кредиторов. В результате он из средства оздоровления экономики превратился в источник конфликтов, привел к разорению многих платежеспособных предприятий. Нередко кредиторы были заинтересованы не в осуществлении мер по финансовому оздоровлению предприятий, а в их банкротстве и овладении их имуществом[20] .

Эти и многие другие обстоятельства вызвали необходимость разработки и принятия нового Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" 2002 г[21] .

1.2 Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства)

Рассматривая понятие несостоятельности (банкротства) в действующем законодательстве России, следует признать, что, оно, с одной стороны, дано достаточно традиционно, а с другой - обладает определенной спецификой.

В настоящее время законодательство о несостоятельности является одной из наиболее дискуссионных областей права, поэтому анализ правового регулирования несостоятельности, изучение тенденций в данной области, а также основных категорий несостоятельности являются весьма актуальными.

В современном российском законодательстве понятие несостоятельности (банкротства) вводится положениями Закона о банкротстве 2002 г., где указывается, что несостоятельность (банкротство) есть признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст. 2)[22] .

В связи с рассматриваемой проблематикой принципиальным является вопрос о том, каковы критерии несостоятельности (банкротства)[23] .

Данный вопрос имеет свою историю. Так, в дореволюционном законодательстве России имелось только два варианта ответа на данный вопрос. В частности, по словам Г.Ф. Шершеневича, "для наличности несостоятельности, открывающей конкурсный процесс, можно признать одно из двух начал: недостаточность имущества, т.е. установленное превышение актива над пассивом, или платежную неспособность, т.е. предполагаемое превышение актива над пассивом. В первом случае мы имеем дело с несомненной невозможностью удовлетворить полностью каждого кредитора, во втором - с неискренностью в исполнении обязательств, внушающей вероятность невозможности удовлетворить полностью всех кредиторов. В первом случае перед нами установленный факт, во втором - предположение"[24] .

Следует заметить, что выдающийся цивилист отдавал предпочтение той системе банкротства, которая в основание несостоятельности ставила не недостаточность имущества, а неспособность должника к платежам.

Закон о банкротстве 1992 г. в качестве критерия несостоятельности использовал принцип неоплатности, в связи с чем под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Данное обстоятельство в значительной степени ущемляло интересы кредиторов, затягивало рассмотрение дел в арбитражных судах, а главное - лишало возможности и арбитражные суды, и кредиторов применять различные меры и процедуры банкротства к неплатежеспособным должникам, у которых сумма кредиторской задолженности формально не превышала стоимости принадлежащего им имущества[25] .

В юридической литературе в связи с использованием критерия неоплатности неоднократно высказывалось мнение, что он не отвечает целям и задачам института несостоятельности (банкротства). В частности, В.В. Витрянский по этому поводу отмечал, что использование критерия неоплатности "позволяет должнику водить за нос кредиторов, постоянно создавая ситуацию своей неплатежеспособности и одновременно расходуя денежные средства на собственные цели без учета интересов кредиторов"[26] .

Следует заметить, что в законодательстве некоторых зарубежных стран при определении признаков банкротства также используется принцип неоплатности. Однако применение такого критерия на практике приводит к тому, что кредиторам для возбуждения производства по делу о несостоятельности самим приходится заниматься предоставлением доказательств превышения обязательств должника над его активами. А получение такой информации по различным причинам может быть весьма затруднительным.

В свое время Г.Ф. Шершеневич, говоря о неприемлемости принципа неоплатности в качестве основания несостоятельности должника, утверждал, что в этом случае кредиторам крайне затруднительно собрать сведения об имуществе должника и его ценности и что недостаточность имущества скрывается во внутренних отношениях должника, неведомых кредиторам[27] .

Сравнивая сущность критериев неоплатности и неплатежеспособности, В.В. Витрянский приходит к выводу, что, "используя критерий неплатежеспособности, мы предполагаем, что должник, видимо, не имеет ликвидного имущества, чтобы расплатиться с кредиторами, поскольку иные причины неплатежеспособности исключаются действием принципа разумности и добросовестности участников имущественного оборота; если же мы применяем критерий неоплатности, то основанием для банкротства должника являются не предположения о причинах неплатежей, а фактическое состояние имущества должника, стоимость которого составляет сумму меньшую, чем величина кредиторской задолженности, - и пока это не будет доказано в суде, должник, не исполняющий своих обязательств, считается нормальным участником правоотношений, что разрушительно для имущественного оборота; вследствие этого возврат к критерию неоплатности должен быть вообще исключен из всяких рассуждений о реформировании отечественного законодательства о банкротстве"[28] .

В рамках каждого из критериев закрепляется соответствующая система признаков несостоятельности (банкротства).

Закон о банкротстве 2002 г. в качестве одного из признаков банкротства устанавливает минимальный размер задолженности субъекта, в отношении которого инициируется дело о несостоятельности. Так, дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику - юридическому лицу в совокупности составляют не менее 100 тыс. руб[29] .

Законодательное закрепление минимального размера требований кредиторов означает, что права кредиторов могут быть защищены лишь при наличии определенного минимума требований, при отсутствии которого данный механизм защиты прав кредиторов неприменим.

Вместе с тем из этого не следует, что в ходе осуществления процедур банкротства не могут быть защищены и учтены права тех кредиторов, размер требований которых является меньшим, чем установленный законом минимум, необходимый для признания субъекта банкротом.

Во-первых, данный минимум требований кредиторов может быть достигнут не только за счет учета прав отдельного кредитора, но и за счет совокупного требования кредиторов, размер требований каждого из которых существенно меньше установленной законом нормы.

Во-вторых, установленное Законом о банкротстве 2002 г. ограничение минимального размера требований касается только требования кредитора-заявителя, необходимого для инициации процедуры банкротства, тогда как после начала осуществления процедуры банкротства механизм банкротства может быть использован и для защиты прав иных кредиторов, требования которых менее установленного законодательством минимального размера.

Следует заметить, что законодательством предусматриваются исключения из общего правила, касающегося минимального размера требований кредиторов. Так, для ликвидируемого предприятия основанием для признания его несостоятельным (банкротом) служит недостаточность стоимости его имущества для удовлетворения требований кредиторов, а заявление о признании банкротом отсутствующего должника может быть подано независимо от размера его кредиторской задолженности[30] .

В правовой литературе высказывается точка зрения о наличии еще одного признака несостоятельности (банкротства), носящего не столько содержательный, сколько формальный характер, а именно: для того, чтобы неплатежеспособность трансформировалась в несостоятельность, необходимо официальное признание ее судом[31] .

В соответствии со ст. ст. 25 и 65 ГК РФ банкротство должника может быть осуществлено принудительно или добровольно. В ст. 65 ГК РФ содержится положение, согласно которому юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда, может совместно с кредиторами принять решение об объявлении о своем банкротстве и о добровольной ликвидации. Однако в соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. принятие такого решения возможно только при наличии признаков банкротства и отсутствии возражений кредиторов. Основанием для объявления руководителем должника о банкротстве и его добровольной ликвидации является соответствующее решение органа юридического лица, уполномоченного в соответствии с учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, а в отношении должника - унитарного предприятия - решение его органа, уполномоченного собственником его имущества.

Следует заметить, что при определении наличия признаков несостоятельности (банкротства) и объема прав требований каждого из кредиторов юридическое значение придается лишь денежным долговым обязательствам, т.е. принимается во внимание собственно задолженность за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги, суммы полученного и невозвращенного займа с причитающимися на него процентами, задолженность, возникшая вследствие неосновательного обогащения, а также вследствие причинения вреда имуществу кредиторов (ст. 4 Закона о банкротстве 2002 г.)[32] .

Денежное обязательство представляет собой разновидность гражданско-правового обязательства. Предметной особенностью денежного обязательства является уплата кредитору должником денежной суммы.

Основания возникновения денежных обязательств могут быть отнесены либо к договорным, либо к внедоговорным.

Наиболее распространенным основанием является договор, в силу которого обязанностям одной из сторон по передаче товаров, выполнению работ и оказанию услуг противостоит обязанность другой стороны по уплате определенной денежной суммы. Структурно таким образом выглядят практически все договоры, применяемые в гражданском обороте: купли-продажи, перевозки, подряда и т.д[33] .

При определении признаков банкротства не должна учитываться задолженность, возникшая по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом РФ (далее - ТК РФ), включая долги по заработной плате работникам должника.

Однако денежное обязательство может возникнуть и по иным (внедоговорным) основаниям, а именно вследствие неосновательного обогащения. Суть его заключается в том, что лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (ст. 1102 ГК РФ) вследствие причинения вреда (деликтные обязательства). Вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим его (ст. 1064 ГК РФ)[34] .

В размер денежных обязательств не включаются обязательства перед гражданами, в отношении которых должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского вознаграждения, а также обязательства перед учредителями (участниками) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия (например, обязанности по выплате дивидендов акционерам). По мнению ряда авторов, они носят внутренний характер и не могут конкурировать с так называемыми внешними обязательствами, т.е. обязательствами должника как участника имущественного оборота перед иными его участниками[35] .

Граждане, которым производится возмещение за причинение вреда, а также получатели авторского вознаграждения наряду с лицами, состоящими с должником в трудовых отношениях (требования которых, вытекающие из этих отношений, также не могут приниматься во внимание при определении наличия признаков банкротства), образуют в соответствии со ст. 64 ГК РФ и ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. первые две очереди кредиторов, находясь тем самым в привилегированном по сравнению с другими кредиторами положении.

Более того, Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает, что возбуждение арбитражным судом производства по делу о несостоятельности не приостанавливает действия исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате авторского вознаграждения, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, вступивших в законную силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (ст. 63). Кроме того, на эти требования не распространяется мораторий на удовлетворение требований кредиторов, который устанавливается при осуществлении внешнего управления (п. 5 ст. 95). Следует обратить внимание, что Закон о банкротстве 2002 г. не ограничивается гражданско-правовыми обязательствами должника, поскольку при определении наличия признаков несостоятельности во внимание принимаются и публично-правовые обязанности соответствующего лица, т.е. обязанности по уплате налоговых и иных обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды (налоги, сборы, страховые и иные взносы и платежи).

Размер обязательных платежей, принимаемых во внимание при определении наличия признаков банкротства должника, исчисляется без учета установленных законодательством штрафов (пени) и иных финансовых (экономических) санкций.

Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, как правило, определяется на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. Данное обстоятельство имеет принципиальное значение, например, для определения количества голосов кредиторов на собраниях кредиторов, которое признается пропорциональным сумме их требований к должнику.

Применительно к отдельным процедурам банкротства состав и размер денежных обязательств определяется не датой подачи заявления, а датой принятия арбитражным судом соответствующего решения или определения о введении той или иной процедуры. В частности, при введении конкурсного производства срок исполнения всех денежных обязательств должника, а также отсроченных обязательных платежей считается наступившим с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г.).

По общему правилу размер денежных обязательств по требованиям кредиторов считается установленным, если он подтвержден вступившим в силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований (к примеру, ответ на претензию, акт сверки расчетов и т.д.).

К числу установленных относятся также требования кредиторов, по которым должником не представлены возражения в определенный срок.

Таким образом, действующее законодательство расценивает как бесспорный факт установление размера денежного обязательства до обращения в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о банкротстве. Однако если должник по каким-либо причинам оспаривает требования кредиторов, то данное обстоятельство не является препятствием для обращения в арбитражный суд. В этом случае обоснованность требований, равно как и размер денежных обязательств и обязательных платежей, определяет сам арбитражный суд в порядке подготовки дела к судебному разбирательству.

Итак, анализ действующего российского законодательства о банкротстве позволяет выделить следующие признаки несостоятельности субъекта предпринимательской деятельности:

- наличие денежного обязательств должника долгового характера;

- неспособность гражданина или юридического лица удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения:

- наличие задолженности юридического лица - не менее 100 тыс. руб.;

- официальное признание несостоятельности арбитражным судом.

Для отдельных категорий должников Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает несколько иные признаки несостоятельности (банкротства). Так, в целях защиты, прежде всего публичных интересов законодатель увеличивает срок неисполнения обязательств должником - стратегическим предприятием и размер требований к такому должнику по сравнению с общими признаками несостоятельности. Стратегическое предприятие и организация считаются неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены в течение шести месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и сумма требований должна составлять не менее 500 тыс. руб. (ст. 190 Закона о банкротстве 2002 г.).

В соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" для возбуждения производства по делу о банкротстве кредитной организации необходимо, чтобы сумма требований к ней в совокупности составляла не менее 1000 минимальных размеров оплаты труда и эти требования не были исполнены в течение 14 дней со дня наступления даты их исполнения. Либо необходимо, чтобы после отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций стоимость ее имущества (активов) была недостаточна для исполнения обязательств перед кредиторами и уплаты обязательных платежей.

Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса"[36] устанавливает, что для инициирования дела о несостоятельности соответствующего субъекта требования к должнику должны в совокупности составлять не менее 50 тыс. минимальных размеров оплаты труда и указанные требования должны быть не погашены в течение шести месяцев. Кроме того, для указанных должников применяется критерий неоплатности, при котором размер общей кредиторской задолженности превышает балансовую стоимость принадлежащего должнику имущества.

Следует заметить, что с 1 июля 2009 г. вступит в силу § 6 гл. IX Закона о банкротстве 2002 г., нормы которого будут регламентировать несостоятельность любых субъектов естественных монополий. Данные положения закрепляют следующую систему признаков:

- размер задолженности - 500 тыс. руб.;

- срок неисполнения требований - шесть месяцев;

- подтверждение требования кредитора исполнительным документом;

- требования кредитора не удовлетворены в полном объеме путем обращения взыскания на имущество кредиторов первой и второй очередей в соответствии со ст. 59 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве"[37] , непосредственно не участвующее в производстве (валютные ценности, ценные бумаги, денежные средства на депозитных и иных счетах должника и т.д.).

В российском законодательстве термины "несостоятельность" и "банкротство" употребляются как синонимы. Это положение отражает российскую специфику и не полностью отвечает мировой практике, поскольку в законодательстве ряда других стран термин "банкротство" имеет более узкое значение, подразумевающее совершение должником уголовно наказуемого деяния, наносящего ущерб кредиторам. Термин же "несостоятельность" имеет более широкое значение и обозначает удостоверенную решением соответствующего судебного органа неспособность лица погасить свои долговые обязательства[38] . Так, в США лицо, в отношении которого возбуждены процедуры банкротства, во время производства считается несостоятельным, а после судебного решения может быть признано банкротом.

Из разницы в терминологии проистекает и разница в разграничении применимых механизмов защиты прав кредиторов. В зарубежной практике защита прав кредитора при наступлении любого случая, называющегося "банкротством", в значительной степени осуществляется с применением положений уголовного права, тогда как в российской практике, где понятие банкротства охватывает и случаи, когда нарушений уголовного закона нет, нормы уголовного права применимы лишь в отдельных случаях банкротства, предусмотренных положениями Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ).

Созвучное данным положениям российское дореволюционное законодательство под банкротством понимало "неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества. Банкротство, таким образом, является уголовной стороной того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью. Оно не представляется необходимым и постоянным спутником последней, но только случайным усложнением"[39] . "Банкротство слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) - понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) - понятие уголовно-правовое. Эта сложность состава банкротства чрезвычайно затемняет его юридическую природу"[40] .

В настоящее время данный вопрос имеет дискуссионный характер. С позиции законодателя понятия "несостоятельность" и "банкротство" - синонимы. Однако, по мнению некоторых ученых, такой подход законодателя к употреблению данных терминов не совсем удачен[41] .

В свое время М.И. Кулагин в отношении этой проблемы писал: "Институт несостоятельности нередко в экономической и юридической литературе смешивают с банкротством. В строгом юридическом значении банкротство есть лишь одно из возможных последствий, проявлений несостоятельности. Банкротство рассматривается как уголовно наказуемое деяние, в то время как несостоятельность считается институтом частного права"[42] .

С этой позицией нельзя не согласиться. Более того, рассмотрение понятий "несостоятельность" и "банкротство" как неоднозначных в действующем законодательстве не только будет выглядеть терминологически точнее, но и изменится сама суть правового регулирования последствий несостоятельности различного рода.

В правовой литературе высказывается точка зрения, что признаки несостоятельности (банкротства) следует классифицировать на внешние, необходимые для возбуждения производства по делу о несостоятельности, и сущностные, т.е. необходимые и достаточные для классификации несостоятельности должника[43] . М.В. Телюкина считает, что признаки, достаточные для инициирования банкротства, "должны применяться только на стадии возбуждения производства по делу о несостоятельности, а признаки банкротства - при решении вопроса об успешности окончания внешнего управления при признании должника банкротом"[44] . К числу последних она относит факт наличия задолженности (любой суммы) и срок ее исполнения (для граждан дополнительно - доказательства превышения суммы обязательств над стоимостью имущества должника).

Необходимо обратить внимание на тот факт, что Закон о банкротстве 2002 г. придерживается исключительно денежного характера обязательств, неисполнение которых может быть положено в основу объявления субъекта банкротом. При этом неденежные обязательства, по замыслу законодателя, во внимание не принимаются. На практике возникает вопрос: как быть с достаточно широким кругом обязательств, связанных с поставкой товаров, передачей вещей, выполнением работ, оказанием услуг? И как следствие, существует также проблема трансформации неденежного обязательства в денежное[45] .

Трансформация может быть произведена на основе положений ГК РФ о расторжении договора, последствий этого и возмещения убытков (ст. ст. 15, 393, 450, 453), на основе норм ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60), а также правил, предусмотренных ст. ст. 397 и 405 ГК РФ. Согласно ст. 397 ГК РФ "в случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность, хозяйственное ведение или в оперативное управление, либо передать вещь в пользование кредитору, либо выполнить для него определенную работу или оказать ему услугу кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами и потребовать от должника возмещения понесенных необходимых расходов и других убытков".

Более того, по мнению ряда авторов, можно привести и частные, предусмотренные законом для отдельных видов договорных обязательств случаи, когда возможна рассматриваемая трансформация обязательства[46] . Так, применительно к договору купли-продажи с условием о предварительной оплате товара ст. 487 ГК РФ закрепляет, что в случае когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. При этом денежное обязательство, трехмесячная просрочка исполнения которого приводит к образованию признаков банкротства, возникает у покупателя уже с момента сообщения требования о возврате суммы предоплаты у продавца.

Таким образом, данные положения свидетельствуют о том, что при определенных условиях кредиторы в неденежных обязательствах также имеют возможность инициировать процесс о несостоятельности (банкротстве) должника.

На фоне оживленных дискуссий в литературе возникла проблема определения наиболее разумного, отвечающего интересам как должника, так и кредиторов размера минимальной суммы требований к должнику.

Ряд авторов высказываются за увеличение минимального размера требований. В частности, П.Д. Баренбойм предлагает увеличить рассматриваемый минимум до 2 - 3 тыс. минимальных размеров оплаты труда[47] .

Е.А. Васильев ставит под сомнение необходимость законодательного закрепления минимального размера задолженности и указывает на то, что такое предложение уже высказывалось, к примеру, в юридической литературе Англии. Аргументом выступало то обстоятельство, что очень часто на практике минимальная задолженность, формально дающая право начать процесс, не отражает истинного размера и масштаба банкротства[48] .

Анализируя данную проблему, В.В. Витрянский отмечает, что при разработке Закона о банкротстве 1998 г. "установление величины долга и срока его неуплаты имело целью упорядочить рынок, повысить уровень договорной дисциплины, однако этим целям не суждено было реализоваться, так как это зависит от уровня имущественного оборота, а в условиях специфического российского рынка неисполнение должником своего обязательства в течение трех месяцев не воспринимается как нечто недопустимое, свидетельствующее о несостоятельности должника, - напротив, такое явление считается обычным... поэтому оптимальными внешними признаками несостоятельности, по-видимому, могли бы служить 6-месячная просрочка исполнения денежного обязательства или обязанности по уплате налогов и иных обязательных платежей, а также их сумма, составляющая тысячекратную величину установленного законом минимального размера оплаты труда"[49] .

В связи с рассматриваемым вопросом определенный интерес представляет тот факт, что, к примеру, по законодательству Китая обычными средствами проведения теста на несостоятельность является определение соответствия признакам, установленным законодательством, а именно: наличие невозможности выполнить обязательства должником на сумму не менее чем 5 тыс. юаней, существующей в течение трех недель.

Думается, закрепление в действующем законодательстве минимального размера задолженности в качестве необходимого условия инициирования дела о банкротстве является вполне обоснованным. Однако при этом следовало бы использовать так называемый дифференцированный подход, в соответствии с которым для субъектов предпринимательской деятельности в зависимости от их правового статуса и вида деятельности применялся бы разный размер задолженности.

Законодательное закрепление данного подхода было бы актуальным и для крупных предприятий, для которых неисполнение небольшого по размеру обязательства является скорее случайностью, нежели стабильной закономерностью, и для субъектов малого предпринимательства, для которых соответствующий размер задолженности выступал бы в качестве льготного условия осуществления предпринимательской деятельности.

Необходимо отметить, что Закон о банкротстве 2002 г. связывает несостоятельность с невозможностью удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.

По мнению ряда авторов[50] , такой признак банкротства, как неисполнение обязательства в полном объеме, значительно снижает возможность инициировать процедуры банкротства. Как отмечается, если должник уже в малой доле исполнил обязательства (даже с учетом порядка исполнения, предусмотренного ст. 319 ГК РФ), то возбуждение процедур банкротства - при наличии всех иных условий возбуждения дела - невозможно.

Однако в юридической литературе существует и иная точка зрения. В частности, А.А. Дубинчин отмечает, что термин "в полном объеме" не следует понимать в том смысле, что банкротом может быть признан только субъект, который вообще ничего не заплатил собственным кредиторам. Поэтому, если должник удовлетворил (или способен удовлетворить) требования кредиторов частично, это не свидетельствует о его способности удовлетворить их в полном объеме. Иначе говоря, словосочетание "в полном объеме" означает неспособность должника погасить весь объем долгов перед кредиторами[51] .

Цель института несостоятельности (банкротства) и правовые средства ее достижения являются, на наш взгляд, наименее изученным вопросом конкурсного права.

Следует отметить, что цель является важной структурной характеристикой института банкротства, поскольку в той или иной мере определяет все другие его категории и прежде всего систему применяемых к должнику правовых средств различного характера (экономического, организационного, информационного и т.д.).

По словам Д.А. Керимова, "прикладное значение цели как юридического понятия заключается в том, что она, по сути, объединяет основные элементы механизма правового регулирования в единую юридическую конструкцию - правовой режим"[52] .

Цель, помимо этого, может быть использована для анализа сущности несостоятельности как правового феномена в целом. Презюмируется, что процедуры банкротства целесообразно применять в том случае, если должник, используя собственные ресурсы, не в состоянии восстановить свою платежеспособность. На уровне исследования цель может служить критерием периодизации истории развития законодательства о банкротстве, а также критерием определения его направленности. Кроме того, в доктрине высказывается предложение, согласно которому цель предлагается рассматривать в качестве одного из критериев разграничения отраслей права. "Цель как критерий разграничения отраслей права, - отмечает В.В. Лаптев, - должна использоваться в неразрывном единстве с другими признаками отрасли права: предметом, методами, субъектами и принципами"[53] .

Цели и задачи несостоятельности представляют собой предмет исследования многих ученых. Вместе с тем существующие в доктрине подходы к определению данных понятий носят различный характер.

В русском языке под целью понимается "предмет стремления, то, что надо, желательно осуществить"[54] . В философской литературе цель принято рассматривать в качестве конституирующего признака всякой деятельности, ибо "ее существование придает ей смысл, сохраняет ее как вид"[55] .

В современной юридической литературе большое значение придается вопросам толкования соответствующих норм законодательства, касающихся цели института несостоятельности (банкротства). При этом чаще всего акцент делается не на целях всего института, а на выполняемых отдельными процедурами банкротства функциях. Так, по мнению М.В. Телюкиной, "в качестве первой цели, точнее, направленности конкурсного права следует назвать восстановительную цель. Прежде всего, конкурсное право должно предусматривать систему мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности должника путем предоставления ему особого льготного режима, направленного на реабилитацию его бизнеса. Вторая цель конкурсного права - ликвидация неплатежеспособных юридических лиц"[56] .

Данной точки зрения придерживаются и другие авторы, в частности Е. Торкановский[57] , И.В. Ершова[58] , В.А. Рахмилович[59] и др.

Вместе с тем следует заметить, что вряд ли ликвидация неплатежеспособного должника и восстановление его платежеспособности могут быть определены как единая цель института банкротства. Логичнее было бы рассматривать их в качестве задач отдельных процедур банкротства. Между тем цель должна быть единой, интегрирующей множество других задач, в том числе задач отдельных процедур банкротства.

Действующее законодательство о банкротстве исходит из необходимости определения целей отдельных процедур несостоятельности. В частности, цели процедуры наблюдения прямо предусмотрены ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.: обеспечение сохранности имущества должника; проведение анализа финансового состояния должника; проведение первого собрания кредиторов; составление реестра требований кредиторов. Если в результате процедуры наблюдения будет получена информация о возможности восстановления платежеспособности должника, арбитражный суд вводит процедуру финансового оздоровления или внешнего управления. Цель этих процедур едина - это восстановление платежеспособности должника. Иные цели определяются в ходе конкурсного производства: законодатель исходит из необходимости соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Во время проведения любой из процедур участники могут заключить мировое соглашение, которое по действующему законодательству признается самостоятельной процедурой несостоятельности (банкротства). Заключение мирового соглашения влечет прекращение судебного процесса признания должника банкротом, поэтому целью этого соглашения является прекращение вмешательства государства в отношения между кредиторами и должником.

Очевиден тот факт, что удовлетворение требований кредиторов несостоятельного должника может осуществляться как за счет распродажи его имущества, так и за счет восстановления его платежеспособности в результате проведения восстановительных процедур. Более того, в законодательстве эти способы тесно связаны между собой. Так, с одной стороны, закрепляется, что в рамках внешнего управления в качестве одного из способов восстановления платежеспособности должника может применяться продажа предприятия как единого имущественного комплекса (ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г.). С другой стороны, на стадии конкурсного производства может быть осуществлен переход к процедуре внешнего управления (ст. 146 Закона о банкротстве 2002 г.), когда приоритет в процессе несостоятельности (банкротства) все-таки отдается восстановительным мероприятиям.

Безусловно, восстановление платежеспособности должника является одной из составляющих цели конкурсного права. Однако считать это основной целью института несостоятельности (банкротства) невозможно хотя бы потому, что восстановление платежеспособности - это скорее не цель, а средство урегулирования спорной ситуации между должником и кредиторами.

В правовой доктрине существует также точка зрения, согласно которой основной целью института несостоятельности является достижение равновесия в соблюдении интересов кредиторов и должника в процессе производства по делу о несостоятельности[60] . Оппоненты данной позиции утверждают, что "когда говорят о достижении равновесия противоречивых интересов участников конкурсного процесса - провозглашают должное, не соответствующее сущему. Понятно, что в такой интерпретации цель правового регулирования никогда не будет реализована"[61] .

Институт несостоятельности (банкротства) в самом широком его понимании состоит во вмешательстве государства в отношения по уплате долгов для защиты прав и интересов должника и кредиторов. С этой точки зрения данный институт рассматривается как инструмент государства в обеспечении стабильности, сбалансированности прав и законных интересов участников хозяйственного оборота, в конечном итоге всего рынка в целом.

Симптоматично, что подобная концепция прослеживается и при сравнительном анализе целей различных законодательных моделей несостоятельности (банкротства). По мнению В.В. Степанова, все имеющиеся модели правового регулирования несостоятельности можно разделить на три группы в зависимости от того, "какие цели ставили перед законодателем разработчики". Главная цель немецкой системы правового регулирования состоит в "создании механизмов эффективного распределения максимизированных активов должника" среди его кредиторов. Английская система регулирования несостоятельности служит для "эффективного распределения активов и защиты кредитного обращения". Американская, французская, российская системы предполагают сочетание двух функций: справедливое распределение имущества должника среди кредиторов и выполнение макроэкономических задач[62] .

Более того, достаточно активно в современной зарубежной литературе многие авторы в качестве цели банкротства указывают на предоставление должнику возможности нового старта.

Речь идет о ситуации, когда неплатежеспособный должник, пройдя через процедуры банкротства, получает возможность начать свой бизнес с самого начала путем освобождения от бремени старых долгов.

Юридические лица, восстановив платежеспособность, продолжают свою деятельность, однако используя иные правовые средства и способы, нежели те, которые может предоставить новый старт. В случае же ликвидации должник полностью прекращает свое существование как субъект права, т.е. предпринимать попытку нового старта уже некому. Однако, поскольку применение положений о несостоятельности (банкротстве) физических лиц в российской правовой системе имеет свои особенности, объективных возможностей для достижения цели нового старта практически не существует.

Анализ положений законодательства и правовой литературы свидетельствует о неоднозначности подходов к определению целей и задач института несостоятельности (банкротства). Правоведами преимущественно указывается значение данного института с точки зрения отдельных процедур банкротства. Доказательством данного тезиса является тот факт, что цель института несостоятельности определяется через цели отдельных процедур банкротства. Однако "такой подход не соответствует действительной природе системного строения правового института несостоятельности как органически целостного образования и не способен раскрыть органической связи между отдельными процедурами банкротства полно и всесторонне"[63] .

В этой связи более обоснованным представляется рассмотрение цели несостоятельности с позиции системного подхода. Определение понятия цели как системообразующего признака института банкротства позволило некоторым авторам признать, что "цель института несостоятельности состоит в наиболее справедливом удовлетворении требований кредиторов несостоятельного должника путем применения организационно-имущественных ограничений как крайней меры защиты субъективного права"[64] . При этом акцент должен быть сделан не на равном и справедливом распределении имущества должника, а на необходимости справедливого удовлетворения требований кредиторов. Именно эта цель "вызывает необходимость появления данного института и является объективной предпосылкой его существования"[65] .

На наш взгляд, цель института несостоятельности (банкротства) следует рассматривать шире, если речь идет о некоем состоянии рынка, рыночных отношений как о результате функционирования системы.

С учетом этой позиции основной целью института несостоятельности должно стать не только справедливое удовлетворение требований кредиторов, но и создание эффективного механизма обеспечения стабильности и устойчивости рыночных отношений, устойчивого роста национальной экономики.

С этой точки зрения необходим такой механизм правового регулирования несостоятельности (банкротства), который позволил бы найти разумный баланс между созданием максимальных условий для сохранения действующих предприятий и гарантированностью прав кредиторов. На это должны быть направлены и законодательство о несостоятельности, и правоприменительная практика.

ГЛАВА 2. ПРОЦЕДУРЫ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1 Общие процедуры банкротства, имеющие цель ликвидации

Важную роль среди общих положений о банкротстве занимают его процедуры (так называемый процессуальный плюрализм).

Воздействие на должника на различных этапах процесса о несостоятельности осуществляется с помощью различных мер, прямо предусмотренных законом. Первоначально, на этапе возбуждения производства по делу, это обеспечительные меры (наложение арестов на имущество должника, отстранение его от управления, анализ и установление финансового положения должника и др.); при наличии возможности восстановления платежеспособности должника - это восстановительные меры (меры по перепрофилированию производства, продаже предприятия должника, меры, осуществляемые в рамках моратория на удовлетворение требований кредиторов, меры по признанию ряда сделок должника недействительными и т.д.) и, наконец, ликвидационные меры, применяемые на основании решения о признании должника несостоятельным (банкротом), направленные на выявление дебиторской задолженности должника, формирование конкурсной массы, ее реализации, а также меры по удовлетворению требований кредиторов в порядке очередности, предусмотренной законодательством[66] .

Таким образом, процедуры несостоятельности (банкротства) представляют собой предусмотренную законодательством совокупность мер в отношении должника, направленных на восстановление его платежеспособности или ликвидацию.

Конкурсное производство является конечной стадией в процессе несостоятельности (банкротства). В результате проведения конкурсного производства прекращается существование юридического лица или прекращается предпринимательская деятельность гражданина. Данная процедура в деле о признании должника банкротом не является новой для российского законодательства о несостоятельности. Еще Закон о банкротстве 1992 г. содержал положения, которые регулировали порядок принудительной ликвидации предприятия-должника по решению арбитражного суда. По мнению О.А. Никитиной, "конкурсное производство представляет собой специальную форму ликвидации, используемую в случаях признания должника несостоятельным (банкротом), цели которой состоят в соразмерном удовлетворении требований кредиторов, а также в охране интересов сторон от неправомерных действий в отношении друг друга"[67] . Стоит заметить, что подобная позиция отражена и в Законе о банкротстве 2002 г.

Эта процедура имеет целью за счет реализации имущества должника распределить полученные средства в определенной законом очередности. Одновременно конкурсное производство охраняет имущественные интересы участников процесса банкротства от неправомерных действий в отношении друг друга. Таким образом, конкурсное производство представляет собой процедуру, которая применяется к должнику, уже признанному банкротом, и направлена на соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

Основанием открытия конкурсного производства является признание должника банкротом по решению арбитражного суда. Переход к конкурсному производству возможен не только после внешнего управления (ситуация, при которой должник поступательно переходит из одной процедуры в другую и все-таки признается банкротом), но и после наблюдения либо финансового оздоровления[68] .

Срок конкурсного производства не может превышать один год, арбитражный суд вправе продлить этот срок еще на шесть месяцев (п. 2 ст. 124 Закона о банкротстве 2002 г.). При необходимости в исключительных случаях, например при возврате имущества и денежных средств должника, находящихся за границей, представляется логичным, что арбитражный суд вправе продлить срок конкурсного производства сверх 18 месяцев. Таким образом, Закон о банкротстве 2002 г. хотя и вводит определенные сроки проведения конкурсного производства, в то же время не фиксирует предельно допустимой продолжительности данной процедуры. Между тем это может привести к значительным проблемам на практике. В частности, прежде всего возникает вопрос о порядке действий в ситуации, когда срок конкурсного производства заканчивается, но, к примеру, не все денежные средства распределены между кредиторами. Из буквального толкования норм п. 2 ст. 124 Закона о банкротстве 2002 г. следует, что необходимо прекращать конкурсное производство и распределять оставшееся имущество в соответствии с нормами ст. 148 Закона о банкротстве 2002 г. Не внесло ясности и Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4. Пункт 16 данного Постановления определяет, что "по смыслу пункта 2 статьи 124 Закона о банкротстве по истечении установленного годичного срока конкурсное производство может быть продлено судом в исключительных случаях с целью завершения конкурсного производства по мотивированному ходатайству конкурсного управляющего". Заметим, что ранее в информационном письме Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. № 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" было указано, что продолжительность конкурсного производства определяется исходя из обстоятельств дела и с учетом соответствующих требований Закона о банкротстве 2002 г.

Как показывает судебно-арбитражная практика, чаще всего основанием продления срока конкурсного производства является принятие мер к поиску и возврату имущества должника. Показателен следующий пример.

Решением Арбитражного суда г. Москвы ООО "Спартак" было признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Позже срок конкурсного производства был продлен еще на шесть месяцев. Впоследствии в кассационной жалобе конкурсный управляющий ООО "Спартак" просил отменить судебные акты в части продления срока конкурсного производства, поскольку считал их необоснованными. Судебная коллегия не нашла оснований к их отмене.

Как видно из материалов дела, основаниями для продления срока конкурсного производства послужили два обстоятельства: арбитражным судом не был рассмотрен иск о признании сделки недействительной, кроме того, были проведены не все мероприятия, направленные на поиск и возврат недвижимого имущества. С этим выводом был согласен и суд кассационной инстанции[69] .

Во-первых, с открытием конкурсного производства наступает срок исполнения всех денежных обязательств и обязательных платежей[70] . Это означает, что кредиторы по денежным обязательствам, а также по отсроченным обязательным платежам, даже если срок исполнения указанных обязательств еще не наступил, вправе предъявить к должнику свои требования в срок не менее двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом.

Во-вторых, после открытия конкурсного производства прекращается начисление неустоек (штрафов, пени), процентов и иных финансовых (экономических) санкций по всем видам задолженности должника. По мнению отдельных авторов, это относится к кредитам банка, неоплаченным платежным требованиям, невыполненным обязательствам, т.е. ко всем случаям, когда кредиторы должника имели право при обычных условиях на получение указанных санкций[71] .

В-третьих, сведения о финансовом состоянии должника прекращают относиться к категории сведений, носящих конфиденциальный характер либо являющихся коммерческой тайной. Понятие коммерческой тайны и перечень сведений, ее составляющих, определены ст. 139 ГК РФ и положениями Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ "О коммерческой тайне"[72] .

Статья 139 ГК РФ содержит определение коммерческой тайны: это информация, имеющая реальную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам при отсутствии к ней свободного доступа на законном основании и принятии обладателем мер к охране ее конфиденциальности.

Подобная информация является охраноспособной с точки зрения гражданского права: открытие конкурсного производства на режим такой информации не влияет. В данном случае интерес представляют только сведения, касающиеся финансового состояния должника. Только они после открытия конкурсного производства перестают относиться к числу конфиденциальных.

В-четвертых, вводятся ограничения на совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника либо влекущих передачу его имущества в пользование третьим лицам.

В-пятых, при открытии конкурсного производства снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению имуществом должника. Например, меры по обеспечению требований кредиторов действуют до момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. В данной ситуации арбитражный суд и суд общей юрисдикции не вправе налагать новые аресты на имущество должника, а также вводить иные ограничения по распоряжению его имуществом.

В-шестых, с момента открытия конкурсного производства все требования к должнику могут быть предъявлены только в его рамках. Согласно п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г. в ходе конкурсного производства могут быть предъявлены все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований:

- о признании права собственности;

- о взыскании морального вреда;

- об истребовании имущества из чужого незаконного владения;

- о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности;

- по текущим обязательствам, указанным в п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г.

Следует заметить, что в соответствии с положениями Закона о банкротстве 1998 г. в рамках конкурсного процесса могли предъявляться любые требования к должнику (носящие как денежный, так и неденежный характер).

В-седьмых, открытие конкурсного производства влечет определенные правовые последствия для руководителя должника: с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства руководитель должника не вправе осуществлять какие-либо функции, отнесенные к ведению руководителя, если на стадии наблюдения и финансового оздоровления и в период внешнего управления отстранения руководителя должника от занимаемой должности произведено не было (п. 2 ст. 98 Закона о банкротстве 2002 г.). В связи с открытием конкурсного производства прекращаются и полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия.

Обращает на себя внимание тот факт, что прекращение полномочий собственника не означает прекращения права собственности, которое существует до появления нового собственника. С даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются также полномочия органов управления должника, за исключением тех органов, которые уполномочены принимать решения о заключении крупных сделок, а также о заключении соглашений об условиях предоставления денежных средств третьим лицом (третьими лицами) для исполнения обязательств должника.

Данные положения позволяют прийти к выводу о том, что, к примеру, в рамках внешнего управления можно говорить о деятельности (продолжающейся) органа управления должника, принимающего решение, скажем, о включении в план внешнего управления положения о замещении активов (в силу п. 2 ст. 115 Закона о банкротстве 2002 г.) или о компетенции органа управления в решении вопроса о продаже предприятия (на основании п. 2 ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г.).

Наконец, введение процедуры конкурсного производства влечет утверждение арбитражным судом конкурсного управляющего, а также обязательную публикацию сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Закон устанавливает, что опубликованию подлежат следующие сведения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства:

- наименование и иные реквизиты должника, признанного банкротом;

- наименование арбитражного суда, в производстве которого находится дело о банкротстве, и номер дела;

- дата принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;

- дата закрытия реестра требований кредиторов;

- адрес должника для заявления кредиторами своих требований к должнику;

- сведения о конкурсном управляющем и соответствующей СРО.

Данные сведения направляются конкурсным управляющим для опубликования не позднее 10 дней с даты его утверждения (ст. 128 Закона о банкротстве 2002 г.).

Мировое соглашение состоит в заключении должником и кредиторами на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве добровольного соглашения об улаживании имущественного спора на определенных ими условиях.

Заключение мирового соглашения, предусматривающего отсрочку или рассрочку исполнения обязательств, уступку прав требования должника, исполнение обязательств должника третьими лицами, скидку с долгов и т.п., является, безусловно, наиболее желательным для должника способом окончания дела о банкротстве[73] .

Анализ зарубежного законодательства позволяет утверждать, что процедуру мирового соглашения можно разделить на два основных типа: первое предусматривает договоренность между должником, кредиторами, а иногда и заинтересованными сторонами, направленную на восстановление платежеспособности должника. Второе предусматривает процедуру распределения средств от продажи имущества должника, отличную от применимой в конкурсном производстве.

Мировое соглашение первого типа в некоторых странах (в частности, в Англии) применяется крайне редко, поскольку восстановление платежеспособности не является основной целью мирового соглашения (существуют другие отработанные процедуры, такие как "Лондонский подход", направленные на спасение компаний до начала формальных процедур несостоятельности)[74] .

Другая задача мирового соглашения в процедурах несостоятельности (банкротства) - это продажа бизнеса и распределение полученных в ее результате средств.

Дело в том, что по законодательству ряда стран процедура, эквивалентная внешнему управлению, не предусматривает порядка выплат кредиторам. Внешний управляющий может продать бизнес, но задача погашения требований кредиторов возлагается на конкурсного управляющего в последующих ликвидационных процедурах. Поэтому, чтобы избежать необходимости начала конкурсного производства, в таких случаях часто используют эквивалент мирового соглашения[75] .

Одним из примеров, когда мировое соглашение может быть предпочтительнее конкурсного производства, является ситуация, когда должник находится в процедурах банкротства по законодательству сразу нескольких стран.

По своей юридической природе мировое соглашение является сделкой, с которой законодатель связывает определенные правовые последствия. Вместе с тем мировое соглашение является одним из способов прекращения производства по делу о банкротстве. В информационном письме Президиума ВАС РФ от 6 августа 1999 г. № 43 уточняется, что в определении об утверждении мирового соглашения в соответствии с п. 7 ст. 85 АПК РФ говорится о прекращении производства по делу.

Иногда мировое соглашение расценивают как "соглашение должника с конкурсными кредиторами о прекращении дела о банкротстве на основе взаимных уступок"[76] .

Заметим, что еще в начале XX столетия российские цивилисты высказывали точку зрения, согласно которой мировое соглашение имеет исключительно внепроцессуальное, гражданско-правовое значение[77] . Согласно данной позиции оно представляет собой гражданско-правовой договор, прекращающий существующее обязательство между сторонами, по поводу которого возник спор.

По Закону о банкротстве 2002 г. мировое соглашение может быть заключено на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве (п. 1 ст. 150).

Сторонами мирового соглашения являются должник, конкурсные кредиторы и уполномоченные органы.

Закон о банкротстве 2002 г., так же как и Закон о банкротстве 1998 г., допускает участие в мировом соглашении третьих лиц. Речь идет о лицах, принимающих на себя часть обязательств должника либо обеспечивающих исполнение этих обязательств. После вступления мирового соглашения в силу такие лица становятся стороной мирового соглашения как гражданско-правового договора.

2.2 Упрощенные процедуры банкротства

Банкротство ликвидируемого должника является разновидностью упрощенных процедур банкротства, применяемых помимо ликвидируемого к отсутствующему должнику, должнику, не способному покрыть судебные расходы по делу о банкротстве, бездеятельному должнику.

Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий"[78] не предусматривал упрощенных процедур банкротства. Эти нормы появились в Федеральном законе от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"[79] . Содержатся они и в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"[80] . Вместе с тем указанные нормы не конструируют новых процедур банкротства. Они лишь предусматривают особенности применения и порядка осуществления уже установленной и регламентированной процедуры - конкурсного производства, закрепленной в предшествующих главах Законов о несостоятельности 1998 г. и 2002 г.

В связи с этим возникает вопрос о содержании понятия "процедура" и соотношении терминов "процедуры банкротства" (применительно к наблюдению, внешнему управлению, финансовому оздоровлению, конкурсному производству, мировому соглашению) и "упрощенные процедуры банкротства". Но в условиях отсутствия легального определения и дискуссионности данного вопроса его освещение в рамках настоящей статьи нецелесообразно. Поэтому процедуру банкротства мы будем трактовать как совокупность предусмотренных законодательством о несостоятельности юридических и фактических действий, направленных на достижение конкретного определенного законом результата с конечной целью удовлетворения требований кредиторов.

Упрощенная процедура банкротства как установленный законодательством особый сокращенный порядок применения специальных мер к должнику, имеющему признаки банкротства, характеризуется относительной оперативностью проведения судебного разбирательства и осуществления процедур банкротства (фактически используется только одна процедура банкротства - конкурсное производство). Поскольку упрощенная процедура банкротства реализуется в условиях особой хозяйственной ситуации, складывающейся в отношении должника, то она приводит и к некоторой предопределенности[81] решения суда (т.к. сразу открывается конкурсное производство с последующей ликвидацией должника). Ведь субъект, подпадающий под упрощенную процедуру банкротства, уже фактически не осуществляет деятельность, приносящую прибыль (доход). Поэтому в интересах гражданского оборота как можно скорее от такого субъекта избавиться, что, собственно, и решает законодательство о несостоятельности[82] .

Юридическое лицо может быть ликвидировано:

- в общем порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации, если его имущества достаточно для удовлетворения требований всех кредиторов;

- в порядке, предусмотренном Законом о несостоятельности (банкротстве), если его имущества не достаточно для удовлетворения требований всех кредиторов.

Следует отметить, что нормы о банкротстве ликвидируемого должника могут быть применены только по отношению к юридическим лицам[83] , и лишь к тем категориям, к которым применимы нормы законодательства о банкротстве. Так, Закон о несостоятельности 1998 г. распространял свое действие на все юридические лица, являющиеся коммерческими организациями (за исключением казенных предприятий), на некоммерческие организации, действующие в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда.

Сфера применения Закона о несостоятельности 2002 г. более широка, поскольку действие указанного Закона распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций.

Если юридические лица не могут выступать в качестве должников в конкурсном процессе, то законодательство в таких случаях должно предусматривать иные механизмы, направленные на удовлетворение требований кредиторов. Так, в соответствии с п. 6 ст. 63 ГК РФ при недостаточности у ликвидируемого казенного предприятия имущества, а у ликвидируемого учреждения - денежных средств для удовлетворения требований кредиторов последние вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника имущества этого предприятия или учреждения. В соответствии с п. 3 ст. 7 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"[84] учредители (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации или муниципальные образования) несут субсидиарную ответственность по обязательствам казенных предприятий при недостаточности их имущества.

Но в некоторых случаях мы сталкиваемся с явными недоработками. Так, политическая партия является общественным объединением (Пункт 1 ст. 3 Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ "О политических партиях")[85] , по обязательствам которого его участники (члены) не отвечают (п. 2 ст. 117 ГК РФ). В самом Законе о политических партиях наличествуют нормы, регулирующие ликвидацию этого юридического лица в обычном порядке, - при достаточности имущества для удовлетворения требований всех кредиторов. Ликвидация политической партии в условиях недостаточности имущества для удовлетворения требований всех ее кредиторов Законом специально не регламентируется. А наличие запретительной нормы Закона о несостоятельности 2002 г. приводит нас к неутешительному выводу: либо Закон презюмирует, что долговые обязательства политических партий никогда не превысят имеющееся имущество (это утверждение не может являться аксиомой), либо политическую партию, обладающую всеми признаками несостоятельности, нельзя будет ликвидировать по этой причине, и соответственно кредиторы будут защищены в меньшей степени, чем обычно. Ситуация, аналогичная политическим партиям, складывается и в отношении религиозных организаций.

По общему же правилу, если стоимость имущества должника - юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, такое юридическое лицо ликвидируется в порядке, предусмотренном:

- если заявление о признании должника банкротом подано в период с 01.03.1998 по 02.12.2002 - параграфом 1 главы Х "Особенности банкротства ликвидируемого должника" Закона о несостоятельности 1998 г.;

- если заявление о признании должника банкротом подано после 02.12.2002 - параграфом 1 главы ХI "Особенности банкротства ликвидируемого должника" Закона о несостоятельности 2002 г.

Причины, по которым должник - юридическое лицо ликвидируется, значения не имеют. Они могут быть и не связаны с недостаточностью имущества для удовлетворения требований всех. Важно другое. Если в процессе ликвидации выясняется, что должник не в состоянии погасить требования кредиторов, то ликвидация должна продолжаться в соответствии с нормами Закона о несостоятельности.

Упрощение процедуры банкротства ликвидируемого должника касается в первую очередь признаков банкротства. В качестве обязательного признака банкротства выступает установление факта недостаточности стоимости имущества ликвидируемого юридического лица для удовлетворения требований кредиторов на фоне уже принятого решения о ликвидации. Это может быть известно как исполнительным органам управления, так и ликвидационной комиссии должника.

При достаточности для удовлетворения требований кредиторов стоимости имущества должника - юридического лица, принявшего решение о ликвидации, его ликвидация по решению арбитражного суда в порядке, предусмотренном Законом о несостоятельности, исключается[86] .

В случае установления в ходе ликвидации юридического лица недостаточности имущества для удовлетворения требований кредиторов (п. 4 ст. 61 ГК РФ) правом[87] на обращение в суд с заявлением о признании юридического лица банкротом обладают только указанные в Законе лица: ликвидационная комиссия, собственник имущества должника - унитарного предприятия, учредитель (участник) должника или руководитель должника (п. п. 2, 3 ст. 174 Закона о несостоятельности 1998 г., п. п. 2, 3 ст. 224 Закона о несостоятельности 2002 г.).

При обнаружении того, что стоимость имущества должника - юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана (обязан) обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Если же ликвидационная комиссия не создана, но решение о ликвидации уже принято, то заявление о признании должника банкротом должно быть подано в арбитражный суд собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителем (участником) должника или руководителем должника.

Руководитель должника, ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением должника не позднее одного месяца с момента обнаружения недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов. Заявление подается тем лицом, которое имеет право подписи на момент направления его в арбитражный суд. Неисполнение этой обязанности влечет субсидиарную ответственность лиц, обязанных его подписывать, по обязательствам, возникшим после истечения указанного срока.

Недостаточность (или достаточность) имущества должника для полного удовлетворения требований всех кредиторов может быть достоверно установлена при составлении промежуточного ликвидационного баланса, содержащего сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне предъявленных кредиторами требований и результатах их рассмотрения. При наличии достоверной информации об имущественном положении должника вывод о достаточности имущества может быть сделан и ранее составления промежуточного ликвидационного баланса.

Федеральная налоговая служба в лице Инспекции Федеральной налоговой службы России по Промышленному району г. Самары обратилась с заявлением в Арбитражный суд Самарской области о признании Закрытого акционерного общества "Научно-производственное объединение "Кристалл", г. Самара, несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре банкротства отсутствующего должника.

Как видно из материалов дела, согласно учетным данным налогоплательщика Закрытым акционерным обществом "Научно-производственное объединение "Кристалл" за первый квартал 2002 г. представлена нулевая отчетность, сведения об осуществлении деятельности в 2002 г. не представлены.

Отчетность 2004, 2005 гг. в Инспекцию Федеральной налоговой службы России по Промышленному району не представлена. Последняя налоговая и бухгалтерская отчетность была представлена 21.07.2003. Согласно сведениям о движении денежных средств на расчетных счетах ответчика, представленных Открытым акционерным обществом "Башпромбанк", г. Уфа, КБ "Транснациональный банк", г. Самара, Федеральным депозитным банком, г. Москва, должник не осуществляет операции по банковским счетам: по счету 40702810000710000093, открытому в Открытом акционерном обществе "Башпромбанк", - с 01.10.2004, а по расчетным счетам в Транснациональном банке и Федеральном депозитном Банке - с момента их открытия.

Суммарная просроченная (свыше трех месяцев) кредиторская задолженность без учета пеней и штрафов по состоянию на 18.10.2005 составляет 66559273 руб. 63 коп.

В соответствии со ст. 227 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в случае, если гражданин-должник или руководитель должника - юридического лица, фактически прекратившего свою деятельность, отсутствует или установить место их нахождения не представляется возможным, заявление о признании отсутствующего должника банкротом может быть подано конкурсным кредитором, уполномоченным органом, независимо от размера кредиторской задолженности.

Статья 230 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает, что предусмотренные параграфом 2 гл. XI указанного Федерального закона положения применяются также в случае, если имущество должника - юридического лица заведомо не позволяет покрыть судебные расходы в связи с делом о банкротстве или если в течение последних двенадцати месяцев с даты подачи заявления о признании должника банкротом не проводились операции по банковским счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника.

В соответствии со ст. 21.1 Закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" от 08.08.2001 N 129-ФЗ (в редакции Федерального закона от 02.07.2005 N 83-ФЗ) "юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее - недействующее юридическое лицо). Такое юридическое лицо может быть исключено из Единого государственного реестра юридических лиц в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом", то есть по решению регистрирующего органа.

Согласно п. 3 Информационного письма Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 17.01.2006 N 100 при поступлении заявления о принудительной ликвидации или о признании банкротом юридического лица, отвечающего признакам недействующего юридического лица согласно п. 1 ст. 21.1 Закона о регистрации, данное заявление возвращается арбитражным судом заявителю применительно к п. 1 ч. 1 ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, за исключением случаев, когда решение об исключении недействующего юридического лица из реестра не принято ввиду поступления возражений на основании п. 4 ст. 21.1 Закона о регистрации или признано недействительным в судебном порядке. Если указанные обстоятельства выясняются в процессе производства по делу о ликвидации (банкротстве) юридического лица, производство по делу подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По смыслу п. 4 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ решение об исключении недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц не принимается в случае, если имеются заявления (возражения) кредиторов или иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением юридического лица из реестра.

При таких обстоятельствах производство по делу прекращено неправомерно[88] .

Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд приводит к наступлению в качестве специальной меры субсидиарной ответственности:

- по обязательствам должника, возникшим после истечения срока для направления заявления должника (п. 1 ст. 9 Закона о несостоятельности 1998 г., п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности 2002 г.);

- по неудовлетворенным требованиям кредиторов по денежным обязательствам и уплате обязательных платежей должника (п. 2 ст. 176 Закона о несостоятельности 1998 г., п. 2 ст. 226 Закона о несостоятельности 2002 г.).

К этой ответственности будут привлекаться лица, на которые законодательством о несостоятельности возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления (п. 1 ст. 9 Закона о несостоятельности 1998 г., п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности 2002 г.). В качестве таковых выступают собственник имущества должника - унитарного предприятия, учредители (участники) должника, руководитель должника, председатель и члены ликвидационной комиссии (ликвидатор).

В соответствии с п. 3 ст. 62 ГК РФ к ликвидационной комиссии полномочия по управлению делами юридического лица переходят с момента ее назначения. Следовательно, с момента назначения ликвидационной комиссии на ее председателя и членов возлагаются обязанности по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом, а до ее назначения - на руководителя должника.

В отличие от Закона о несостоятельности 1998 г. в Законе о несостоятельности 2002 г. в качестве общей санкции за нарушение его норм предусмотрено возмещение убытков. Подобная ответственность возлагается на руководителя должника или учредителя (участника) должника, собственника имущества должника - унитарного предприятия, членов органов управления должника, членов ликвидационной комиссии (ликвидатора). Возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности. Соответственно ее применение будет основано на общих положениях гражданского права.

Ранее существовала возможность дисквалифицировать руководителя должника и членов ликвидационной комиссии (ликвидатора) в случае неисполнения обязанности по обращению в суд (п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве 1998 г.). Законом о несостоятельности 2002 г. подобная санкция не предусмотрена.

Для обращения в суд с заявлением о банкротстве ликвидируемого должника важным условием является наличие решения о добровольной ликвидации юридического лица. От наличия или отсутствия решения о добровольной ликвидации юридического лица зависит, в частности, возможность рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должника по заявлению его кредитора[89] .

В случае если дело о банкротстве возбуждено на основании поданного до создания ликвидационной комиссии (назначения ликвидатора) заявления собственника имущества должника - унитарного предприятия, учредителя (участника) должника или руководителя должника, рассмотрение дела о банкротстве осуществляется без учета особенностей, предусмотренных Законом для банкротства ликвидируемого должника (п. 3 ст. 225 Закона о несостоятельности 2002 г.).

Если же после принятия заявления о банкротстве ликвидируемого должника суд признал недействительным решение общего собрания о ликвидации организации, то производство по делу о банкротстве ликвидируемого должника должно быть прекращено. Перевод в этом случае конкурсного процесса в обычные рамки недопустим, даже при условии наличия всех признаков, требуемых для инициирования процесса по делу о банкротстве в обычном режиме.

Сложнее обстоит дело, если заявление о признании должника несостоятельным подает кредитор. Ведь зачастую кредитор, осознав, что его требования не будут удовлетворены, стремится к скорейшей ликвидации должника. В такой ситуации находятся, например, банки, которые формируют резерв на возможные потери по ссудам при нарушении сроков выплаты процентов по основному долгу и до момента погашения либо списания задолженности с баланса. Основанием же для списания задолженности ликвидируемого должника выступает решение суда[90] .

Закон не ограничивает ликвидационную комиссию временными рамками в части составления промежуточного ликвидационного баланса должника. И при определенной недобросовестности ее председателя и членов этот процесс может затянуться на неопределенное время. Доказав эту недобросовестность, банки могут потребовать возмещения упущенной выгоды (в виде неполученных процентов на те денежные средства, которые были использованы при формировании резерва). Но все же банкам выгоднее высвободить денежные средства из резерва, чем инициировать судебный процесс о возмещении неполученных доходов с неопределенной перспективой.

Нормы Закона РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий"[91] не ограничивали право кредитора обратиться в суд с заявлением о признании ликвидируемого должника банкротом, по получении которого суд возбуждал производство по делу[92] .

В настоящее время кредитор не может обратиться в суд с заявлением о признании ликвидируемого должника банкротом. Лишение кредитора подобного права объясняется спецификой хозяйственной ситуации (ликвидацией должника). Если принятие решения о ликвидации и создании ликвидационной комиссии имело место до обращения кредитора в арбитражный суд и возбуждения дела о банкротстве должника, то рассмотрение в арбитражном суде спора о признании должника банкротом в порядке, предусмотренном Законом о несостоятельности, по заявлению кредитора должника исключается в любом случае, поскольку причиной ликвидации юридического лица является не его банкротство, а иные основания. Так, решения арбитражных судов первой и второй инстанций, признавших банкротом ликвидируемого должника по заявлению кредитора, были отменены постановлением кассационной инстанции[93] .

В то же время если решением арбитражного суда по ранее рассмотренному делу коммерческая организация признана несостоятельной (банкротом), то иск о ее ликвидации в связи с осуществлением ею деятельности с неоднократными и грубыми нарушениями закона и иных правовых актов не подлежит рассмотрению[94] .

Признаком несостоятельности ликвидируемого должника является также просрочка исполнения денежных обязательств (обязанности по уплате обязательных платежей). Однако факты наличия просрочки в исполнении денежных обязательств (обязанностей по уплате обязательных платежей), превышения размера задолженности сверх законодательно определенных минимальных величин для решения вопроса о возбуждении производства по делу о банкротстве ликвидируемого должника значения не имеют.

Федеральная налоговая служба Российской Федерации (далее - ФНС) обратилась в Арбитражный суд Самарской области с заявлением (с учетом уточнения) о признании несостоятельным (банкротом) отсутствующего должника - Общества с ограниченной ответственностью "Прима-С" (далее - ООО "Прима-С") и открытии конкурсного производства по упрощенной процедуре банкротства.

Исковые требования мотивированы тем, что просроченная свыше трех месяцев кредиторская задолженность ООО "Прима-С" по уплате обязательных платежей на 01.06.2005 без учета штрафных санкций и пени составляет 925136,89 руб., что превышает установленную ст. 6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" сумму для возбуждения дела о банкротстве. Кроме того, Общество не представляет в налоговый орган отчетность более года, и установить его местонахождение невозможно, в связи с чем ООО "Прима-С" является отсутствующим должником.

В судебном заседании представители ООО "Прима-С" пояснили, что Общество не является отсутствующим должником, поскольку находится по указанному в учредительных документах адресу и ведет активную экономическую деятельность.

Как видно из материалов дела, ФНС Российской Федерации в лице Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России N 14 по Самарской области (далее - МРИ ФНС N 14) выявлена задолженность ООО "Прима-С" по налогам и сборам на 01.06.2005 в размере 925136,39 руб., в результате чего налоговым органом было вынесено решение от 28.10.2003 и Постановление от 30.10.2005 N 12 о взыскании налога (сборов), а также пени за счет имущества налогоплательщика-организации.

Решением от 29.07.2005 N 11553/81 в связи с неисполнением ООО "Прима-С" обязанности по предоставлению отчетности МРИ ФНС России N 14 по Самарской области были приостановлены все расходные операции по счетам должника, кроме платежей в бюджет и внебюджетные фонды в коммерческом банке "Самарский кредит".

Поскольку принимаемые Межрайонной инспекцией ФНС N 14 по Самарской области меры по взысканию недоимки, штрафов и пени не привели к погашению задолженности, налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о признании ООО "Прима-С" несостоятельным (банкротом) как отсутствующего должника.

Положения о банкротстве отсутствующего должника применяются также в случае, если имущество должника - юридического лица заведомо не позволяет покрыть судебные расходы в связи с делом о банкротстве или если в течение последних двенадцати месяцев до даты подачи заявления о признании должника банкротом не проводились операции по банковским счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника (ст. 230 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"). Аналогичная правовая позиция отражена в Постановлении Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 15.12.2004 N 29.

Лица, обладающие правом на подачу заявления о признании отсутствующего должника банкротом, обязаны приложить к названному заявлению документы, подтверждающие наличие обстоятельств, позволяющих отнести должника к отсутствующему, в частности документ органа связи о невозможности вручить должнику корреспонденцию, справку Налоговой инспекции о непредставлении отчетной документации налоговым органом, доказательства фактического прекращения должником своей деятельности.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о направлении налоговым органом корреспонденции в адрес директора Общества Скрицкого В.А., являющегося руководителем должника - юридического лица, сведения о котором содержатся в выписке из Единого государственного реестра юридических лиц. Следовательно, факт отсутствия единоличного органа управления Общества не может считаться доказанным.

ООО "Прима-С" представлены документы, свидетельствующие об отсутствии операций по счетам должника в банках (решение № 11533/81 от 29.07.2005, сведения о счетах Общества, справка "Промавтобанка" от 03.11.2005 № 04/1815).

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для решения вопроса об обоснованности введения процедуры конкурсного производства в порядке упрощенного производства, однако не были исследованы судом, что является основанием для отмены судебного акта и направления дела на новое рассмотрение[95] .

В этих условиях критерий неоплатности, который применительно к ликвидируемому должнику присутствует, является не столько критерием банкротства, сколько критерием необходимости обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве ликвидируемого должника[96] .

Упрощение процедур банкротства ликвидируемого должника выражается в отказе от использования процедур наблюдения, внешнего управления и финансового оздоровления, даже если есть основания полагать возможность восстановления платежеспособности. Арбитражный суд сразу принимает решение о признании ликвидируемого должника банкротом и об открытии конкурсного производства и утверждает конкурсного управляющего.

Таким образом, Законы о несостоятельности 1998 г. и 2002 г. занимают продолжниковскую позицию, обеспечивая интересы учредителей юридического лица - скорейшую ликвидацию должника в условиях неудовлетворения требований кредиторов. Возможность по ходатайству собрания кредиторов (в их интересах) ввести внешнее управление имуществом ликвидируемого должника в настоящее время отсутствует[97] .

Нарушение требования об обращении в суд при обнаружении недостаточности имущества ликвидируемого должника для удовлетворения требований всех кредиторов недопустимо, поскольку может явиться основанием для отказа во внесении в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица.

К отсутствующим должникам законодатель относит юридических лиц, которые фактически прекратили свою деятельность, не находятся по адресу, указанному в учредительных документах, и установить их местонахождение не представляется возможным.

Помимо этого положения, касающиеся упрощенных процедур банкротства, применяются в том случае, когда имущество должника - юридического лица заведомо не позволяет покрыть судебные расходы по делу о банкротстве или когда в течение последних 12 месяцев не проводились операции по счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника (ст. 230 Закона о банкротстве 2002 г.) <*>.

Заявление о признании отсутствующего должника банкротом может быть подано в арбитражный суд конкурсным кредитором, уполномоченным органом независимо от размера кредиторской задолженности.

Следует обратить внимание, что заявление о признании отсутствующего должника банкротом может быть подано уполномоченным органом только при наличии средств, необходимых для финансирования процедур банкротства (п. 2 ст. 227 Закона о банкротстве 2002 г.). Порядок и условия финансирования процедур банкротства, включая размер вознаграждения конкурсного управляющего, определяются Правительством РФ (Постановление Правительства РФ от 21 октября 2004 г. № 573 "О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующего должника"[98] ).

Вместе с тем при отсутствии финансирования процедур банкротства заявления о признании отсутствующего должника банкротом судом возвращаются; дела о признании банкротом таких должников, возбужденные до вступления в силу Закона о банкротстве 2002 г., по которым не принято решение, подлежат прекращению производством[99] .

Лица, обладающие правом на подачу заявления, должны приложить к нему документы, подтверждающие отсутствие должника, в частности документ органов связи о невозможности вручить корреспонденцию, справку органов внутренних дел об отсутствии гражданина по месту жительства и об объявлении его в розыск, акты судебных приставов о невозможности взыскания в связи с отсутствием органов юридического лица или гражданина и имущества и т.д.

Особенностью рассмотрения дела о банкротстве в отношении отсутствующего должника является то обстоятельство, что закон предусматривает для разбирательства сокращенный срок (месячный), поскольку в отношении данного должника не применяются ни наблюдение, ни финансовое оздоровление, ни внешнее управление.

Конкурсный управляющий осуществляет опубликование сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства в отношении отсутствующего должника. Одновременно он письменно уведомляет о банкротстве отсутствующего должника всех известных ему кредиторов. Данные кредиторы в месячный срок со дня получения уведомления могут предъявить свои требования.

Если в ходе конкурсного производства обнаружено имущество должника, конкурсный управляющий вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством о прекращении упрощенной процедуры банкротства и переходе к общим процедурам банкротства, предусмотренным Законом о банкротстве 2002 г.

После продажи обнаруженного имущества вырученная сумма идет на покрытие судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения конкурсному управляющему, после чего требования кредиторов удовлетворяются в порядке очередности, предусмотренной Законом о банкротстве 2002 г.

По завершении расчетов с кредиторами конкурсный управляющий представляет в арбитражный суд свой отчет для утверждения и вынесения определения о завершении конкурсного производства.

Заявление о признании отсутствующего должника банкротом может быть подано конкурсным кредитором, уполномоченным органом независимо от размера кредиторской задолженности (ст. 227).

Общие положения Закона о банкротстве 2002 г. о праве кредитора на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом имеют определенное значение и в деле о банкротстве отсутствующего должника. Право кредитора на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом обусловлено наличием у него материально-правового притязания к должнику. Закон о банкротстве в качестве кредиторов должника (для целей возбуждения дела о банкротстве) рассматривает только кредиторов по денежным обязательствам и по обязательным платежам. При этом не всякий кредитор по денежному обязательству обладает правом на подачу заявления о признании должника банкротом. Таким правом обладают лица, признаваемые в соответствии с Законом о банкротстве 2002 г. конкурсными кредиторами.

К конкурсным кредиторам относятся кредиторы по денежным обязательствам, за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате вознаграждения по авторским договорам, а также учредителей (участников) должника - юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия (ст. 2).

Таким образом, в рассматриваемом вопросе важно наличие денежного обязательства и характер правоотношения, из которого оно вытекает. Право кредитора на подачу заявления о признании должника банкротом обусловлено не только наличием денежного обязательства или требования по обязательным платежам. Денежное требование (требование по обязательным платежам) должно иметь соответствующий размер, состав и срок неисполнения его должником. Эти показатели определяют признаки банкротства должника в общих процедурах банкротства.

Таким образом, кредитор имеет право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии денежного обязательства (требования по обязательным платежам) и при наличии признаков банкротства должника. Это общее правило.

Правовое положение кредитора в гражданско-правовом обязательстве предполагает наличие у него требования к должнику. В деле о банкротстве отсутствующего должника оно может быть в размере меньшем, чем это предусмотрено ст. 5 Закона о банкротстве 2002 г. При отсутствии к должнику какого бы то ни было требования участник гражданского правоотношения не имеет субъективного права на обращение в суд (ст. 4 АПК РФ).

Поэтому в деле о банкротстве отсутствующего должника при разрешении спора по заявлению кредитора по гражданско-правовому обязательству важным является только наличие у него к должнику денежного требования. Состав денежного требования, период его неисполнения не имеют никакого значения при определении признаков банкротства отсутствующего должника.

Также представляется правильным, что кредиторы третьей очереди с требованием о взыскании неустойки или убытков имеют право обратиться в суд с заявлением о признании отсутствующего должника банкротом.

Наличие у кредитора денежного требования к должнику дает ему субъективное право на обращение в суд, однако размер и состав требования не определяют признаки банкротства отсутствующего должника. Эти показатели имеют значение при реализации права голоса на собрании кредиторов и при установлении очередности удовлетворения требования кредитора[100] .

Как показывает судебно-арбитражная практика, суды не связывают возможность признания отсутствующего должника банкротом с наличием задолженности по обязательным платежам[101] . Наличие задолженности по обязательным платежам не только не является признаком банкротства отсутствующего должника, но и не определяет правовой интерес уполномоченного органа на обращение в суд.

Такой позиции придерживается Президиум ВАС РФ, определяя круг доказательств, необходимых для установления признаков банкротства отсутствующего должника, к числу которых не относятся доказательства в подтверждение долга по обязательным платежам. Данный вывод следует из п. 10 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 г. № 50[102] .

На этом основании можно говорить о том, что право уполномоченного органа на обращение в суд с заявлением о признании отсутствующего должника банкротом никак не зависит от наличия у него материально-правового требования к должнику.

Прямой нормы права о ведении реестра кредиторов в деле о банкротстве отсутствующего должника нет. Вместе с тем положения о праве кредиторов заявлять свои требования конкурсному управляющему и возможность осуществления расчетов с ними в порядке очередности, предусмотренной ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г., предполагают ведение реестра требований кредиторов и в указанной процедуре банкротства.

Поэтому после завершения расчетов с кредиторами конкурсный управляющий обязан представить в арбитражный суд вместе с отчетом о результатах проведения конкурсного производства и реестр требований кредиторов.

На практике арбитражные управляющие не придают существенного значения реестру требований кредиторов по делам о банкротстве отсутствующего должника. Зачастую они не прикладывают к отчету о результатах проведения конкурсного производства реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований, объясняя это тем, что удовлетворение требований кредиторов не производилось ввиду отсутствия имущества должника.

С такой позицией арбитражных управляющих согласиться нельзя, поскольку в конкурсном производстве считаются погашенными требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, а также не признанные конкурсным управляющим, если кредитор не обращался в арбитражный суд либо такие требования признаны арбитражным судом необоснованными (п. 9 ст. 142).

При неудовлетворении требований кредиторов из-за отсутствия имущества должника особенность отражения в реестре размера погашенных требований будет заключаться в том, что размер погашенных требований будет соответствовать размеру установленных требований кредиторов.

О банкротстве отсутствующего должника конкурсный управляющий письменно уведомляет всех известных ему кредиторов, которые в месячный срок со дня получения уведомления могут предъявить свои требования конкурсному управляющему (п. 2 ст. 228). Общая норма, содержащаяся в п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве 2002 г., предусматривает срок на предъявление кредиторами своего требования не меньше, чем два месяца с даты публикации сообщения о признании должника банкротом. То есть, в деле о банкротстве отсутствующего должника предусмотрен сокращенный срок на предъявление требований кредиторов, по истечении которого реестр требований кредиторов может быть закрыт.

Информированность кредиторов о ходе дела о банкротстве имеет большое значение для кредиторов при защите их прав и интересов. Спорным является вопрос о том, обязательна ли публикация информации о признании отсутствующего должника банкротом и открытие в его отношении конкурсного производства. На этот счет заслуживает внимание позиция А.В. Егорова, который считает публикацию сообщения необходимой, так как она дает известную гарантию кредиторам в том, что у них будет какое-то время для предъявления претензий, прежде чем произойдет окончательная ликвидация должника[103] .

Эта позиция созвучна с разъяснениями ВАС РФ, содержащимися в п. 65 Постановления Пленума № 29 от 15 декабря 2004 г., согласно которым специальными правилами о банкротстве отсутствующего должника не исключается необходимость опубликования сведений о признании отсутствующего должника банкротом.

Не менее важным является разъяснение ВАС РФ о том, что, поскольку специальный месячный срок на предъявление требований установлен в п. 2 ст. 228 Закона о банкротстве 2002 г. только для кредиторов, получивших уведомление конкурсного управляющего, требования кредиторов, не получивших указанное уведомление, могут быть заявлены в арбитражный суд вплоть до закрытия реестра требований кредиторов в срок, установленный абз. 3 п. 1 ст. 142 указанного Закона. Правило п. 4 ст. 142 рассматриваемого Закона распространяется на случаи пропуска любого из названных сроков. Требования таких кредиторов включаются в реестр на основании определения арбитражного суда[104] .

При рассмотрении дел о банкротстве отсутствующего должника, как правило, судом не вводится процедура наблюдения. Это связано прежде всего с тем, что в делах о банкротстве отсутствующего должника в большинстве случаев руководитель и иные органы управления должника отсутствуют и установить их местонахождение не представляется возможным. Имущества нет, или его заведомо недостаточно для покрытия судебных расходов. При таких обстоятельствах вводить процедуру наблюдения нецелесообразно. Она не достигнет основных целей: обеспечения сохранности имущества должника и ограничения полномочий руководителя и иных органов управления должника, а главным образом сохранности активов должника[105] .

При наличии проверенных признаков отсутствующего должника суд применяет только одну процедуру банкротства - конкурсное производство.

Срок для принятия решения о признании отсутствующего должника банкротом и об открытии конкурсного производства составляет не семь месяцев, как это предусмотрено для общих процедур банкротства, а месяц с момента принятия арбитражным судом к производству заявления о признании отсутствующего должника банкротом (п. 1 ст. 228).

При решении вопроса об открытии конкурсного производства суд самостоятелен и не связан с мнением кредиторов, как это имеет место при выборе процедуры банкротства по окончании наблюдения (ст. 75).

При рассмотрении дел о банкротстве отсутствующего должника - гражданина (предпринимателя) у суда возникали вопросы по исполнению решения о признании должника банкротом: руководствоваться ли в этом вопросе ст. 209 Закона о банкротстве 2002 г. и направлять решение суда о признании должника банкротом и исполнительный лист судебному приставу-исполнителю для осуществления продажи имущества должника, или же эти функции должен выполнять конкурсный управляющий?

Вполне обоснованно в подобной ситуации следует придерживаться той точки зрения, что норма п. 2 ст. 228 рассматриваемого Закона о банкротстве, устанавливающая обязанности конкурсного управляющего, является специальной и по отношению к ст. 209, рассматривающей судебного пристава-исполнителя как лицо, осуществляющее исполнение решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом. Поэтому рассматриваемую упрощенную процедуру банкротства в отношении граждан должен проводить арбитражный управляющий.

В своей деятельности арбитражный управляющий ограничен волей кредиторов, подконтролен им и должен действовать добросовестно и разумно, с учетом интересов должника и его кредиторов. В делах о банкротстве отсутствующего должника у конкурсного управляющего может быть особое правовое положение.

Поскольку возбуждение дела о банкротстве отсутствующего должника не связано с наличием, размером и составом кредиторской задолженности, то при обращении в суд с заявлением уполномоченного органа при отсутствии долга по обязательным платежам нередко возникает ситуация, при которой конкурсный управляющий не выявит требований кредиторов по гражданско-правовым обязательствам.

В этом случае в деле о банкротстве отсутствующего должника нет кредиторов в материально-правовом значении. Уполномоченный орган в такой ситуации можно рассматривать в качестве кредитора только в процессуальном смысле.

В делах о банкротстве отсутствующего должника, где нет кредиторов с определенным размером требования, то есть с материально-правовым интересом, отсутствует цель конкурсного производства - соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

В этом случае конкурсный управляющий по существу будет выполнять функции ликвидатора, что более свойственно делам о ликвидации.

Заслуживает внимания содержание нормы п. 2 ст. 228 Закона о банкротстве 2002 г. Помимо того, что указанная норма права предусматривает сокращенный срок на предъявление кредиторами своего требования, она, в отличие от п. 1 ст. 142 рассматриваемого Закона, не содержит отсылочных положений к нормам, определяющим порядок установления требований кредиторов.

Поскольку разногласия кредиторов и конкурсного управляющего по размеру и составу денежного требования неизбежны, суд при их рассмотрении должен руководствоваться общими нормами права, содержащимися в ст. 100 данного Закона.

По ходатайству конкурсного управляющего при обнаружении им имущества отсутствующего должника арбитражный суд может вынести определение о прекращении упрощенной процедуры банкротства и переходе к общим процедурам банкротства, предусмотренным Законом о банкротстве 2002 г. (п. 3 ст. 228).

В отличие от упрощенной процедуры банкротства общие процедуры предоставляют кредиторам право на подачу заявления о принятии мер по обеспечению своего требования, выбора процедур банкротства, двухмесячный срок на предъявление своего требования в процедуре конкурсного производства и т.д.

Поэтому при наличии или обнаружении имущества отсутствующего должника представляется правильным всегда применять общие процедуры банкротства, в условиях проведения которых права кредиторов будут наиболее обеспечены.

В заключение хотелось бы отметить, что рассматриваемая упрощенная процедура банкротства может быть оправдана только в том случае, если ее применение не ведет к ущемлению прав кредиторов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В российском законодательстве термины "несостоятельность" и "банкротство" употребляются как синонимы. Это положение отражает российскую специфику и не полностью отвечает мировой практике, поскольку в законодательстве ряда других стран термин "банкротство" имеет более узкое значение, подразумевающее совершение должником уголовно наказуемого деяния, наносящего ущерб кредиторам. Термин же "несостоятельность" имеет более широкое значение и обозначает удостоверенную решением соответствующего судебного органа неспособность лица погасить свои долговые обязательства.

1. Необходимо отметить, что Закон о банкротстве 2002 г. связывает несостоятельность с невозможностью удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.

Такой признак банкротства, как неисполнение обязательства в полном объеме, значительно снижает возможность инициировать процедуры банкротства. Как отмечается, если должник уже в малой доле исполнил обязательства (даже с учетом порядка исполнения, предусмотренного ст. 319 ГК РФ), то возбуждение процедур банкротства - при наличии всех иных условий возбуждения дела - невозможно.

2. От имени кредиторов решение о заключении мирового соглашения принимается собранием кредиторов. При этом решение считается принятым при наличии простого большинства кредиторов, проголосовавших за заключение мирового соглашения, и согласии всех кредиторов по обеспеченным залогом обязательствам. При этом на собрании кредиторов конкурсный кредитор или уполномоченный орган обладают числом голосов, пропорциональным размеру их требований к общей сумме требований по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов.

Следует признать, что такой порядок не защищает в полной мере интересы всех кредиторов. Зачастую на практике судьбу мирового соглашения определяет единственный кредитор, обладающий большим количеством требований.

В правовой литературе в связи с этим высказывается мнение о том, что решение о заключении мирового соглашения от имени конкурсных кредиторов должно принимать собрание кредиторов большинством голосов от общего числа выявленных к моменту проведения собрания кредиторов независимо от их присутствия на собрании, т.е. каждый кредитор при голосовании должен иметь один голос.

3. При упрошенной процедуре банкротства нередко допускаются нарушения прав кредиторов, необходимо устранить коллизии между нормами федеральных законов.

Во-первых, необходимо внести изменения в ст. 61 ГК РФ, допускающие ликвидацию юридического лица, прекратившего свою деятельность, по решению регистрирующего органа без обращения в суд по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Законом о регистрации. Таким образом, будет устранена упомянутая выше коллизия, при которой юридическое лицо может быть прекращено без осуществления реорганизации или ликвидации.

4. Далее, в Законе о регистрации следует вместо исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ предусмотреть процедуру его ликвидации в административном порядке.

При этом основания для начала процедуры такой ликвидации следует оставить аналогичными основаниям принятия решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, т.е. непредставление налоговой отчетности и отсутствие операций по банковским счетам в течение 12 месяцев до принятия решения о начале процедуры ликвидации.

5 .Представляется, что в Закон о регистрации необходимо внести положение, согласно которому кредиторы и иные лица, чьи права и законные интересы были нарушены в результате ликвидации юридического лица, могут взыскать убытки с лица, исполнявшего обязанности единоличного исполнительного органа ликвидированного юридического лица.

6. Лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа, обязано в силу требований закона представлять в регистрирующий орган данные об изменениях как местонахождения самого юридического лица, так и своих паспортных данных о месте жительства. В силу этого в случае направления регистрирующим органом уведомления по указанным адресам такое лицо должно считаться уведомленным надлежащим образом. Именно поэтому при неисполнении им обязанности по уведомлению кредиторов о проводимой регистрирующим органом ликвидации и уведомлению регистрирующего органа о наличии кредиторов с такого лица могут быть взысканы убытки, причиненные кредиторам ликвидацией юридического лица.

В заключение хотелось бы отметить, что существующая на сегодняшний день процедура административного исключения недействующих лиц из ЕГРЮЛ видится чрезмерно упрощенной и не содержащей комплексного подхода к решению данной задачи. Представляется, что законодательное решение процедуры внесудебной ликвидации юридических лиц требует значительно более детального урегулирования. При этом согласованные изменения должны быть внесены не только в гражданское, но и в налоговое законодательство.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 27.07.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ (в ред. от 02.02.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (в ред. от 03.06.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 38-ФЗ (в ред. от 27.12.2005 г.)// Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. – М., Юрлитиздат. 1941. – 246 с.

7. Федеральный закон РФ от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 18.07.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

8. Федеральный закон РФ от 24 июня 1999 г. № 122-ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса» (в ред. от 18.07.2005 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 26. – Ст. 3179.

9. Федеральный закон РФ от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (в ред. от 27.12.2005 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3591.

10. Федеральный закон РФ от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (в ред. от 08.12.2003 г.) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 48. - Ст. 4746.

11. Федеральный закон РФ от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (в ред. от 02.02.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 32. – Ст. 3283.

12. Федеральный закон РФ от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. от 12.07.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 29. - Ст. 2950.

13. Постановление Правительства РФ от 21 октября 2004 г. № 573 «О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующего должника» // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 44. – Ст. 4347.

14. Федеральный закон РФ от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (с изм. от 01.10.2002 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 2. – Ст. 222.

15. Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 1. – Ст. 6.

16. Инструкция Центрального банка РФ от 30 июня 1997 г. № 62а "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" (в ред. от 18.08.2003 г.) // Банковский бюллетень. – 1998. – № 7. – С. 18.

Специальная и учебная литература

17. Андреев А.В. Условия объявления должника банкротам и проблема их дифференциации // Юрист. – 2006. – № 7. – С. 16.

18. Анохин В. Предупреждение банкротства и восстановление платежеспособности несостоятельного должника // Хозяйство и право. – 2006. – № 1. – С. 13.

19. Баренбойм П.Д. Правовые основы банкротства. Учеб. пособие. – М., Норма. 1995. – 426 с.

20. Беркович Н.В. Реформа законодательства о банкротстве: итоги, проблемы, решения// Безопасность бизнеса. – 2005. – № 1. – С. 11-12.

21. Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). – М., БЕК 2001. – 462 с.

22. Борисенкова Т.В. Реализация права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом: сочетание частных и публичных интересов // Адвокатская практика. – 2005. – № 5. – С. 11.

23. Борисенкова Т.В. Три российских законно о банкротстве: баланс частных и публичных интересов // Арбитражный и гражданский процесс. – 2005. – № 9. – С. 22.

24. Васильев Е.А. Правовое регулирование конкурсного производства в капиталистических странах. Учеб. пособие. – М., Юридическая литература. 1989. – 326 с.

25. Витрянский В.В. Банкротство: ожидания и реальность // Экономика и жизнь. – 1994. – № 49. – С. 22.

26. Витрянский В.В. Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве) // Хозяйство и право. – 1998. – № 3. – С. 39.

27. Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 11. – С. 92-93.

28. Говорин В. «Круглый стол» по проблемам несостоятельности (банкротства) // Предпринимательское право. – 2006. – № 3. – С. 24.

29. Голубев С.А., Гузнов А.Г., Козлачков А.А. Правовое регулирование мер по предотвращению банкротства кредитных организаций // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 4. – С. 83.

30. Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. – М., Статут. 2002. – 562 с.

31. Гражданское право России. Общая часть. Учебник / Под общ. ред. Садикова О.Н. – М., Норма. 2001. – 768 с.

32. Гузнов А.Г. Банкротство банков: в чем отличия от обычной процедуры банкротства? // Юрист. – 1998. – № 9. – С. 2.

33. Дорохина Е.Г. Государственное регулирование в сфере банкротства // Право и экономика. – 2006. – № 2. – С. 29-30.

34. Дубинчин А.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) юридического лица: Дис... канд. юрид. наук. – Екатеринбург., 1999. – 210с.

35. Евстратов А., Медведев М. О «политическом» аспекте банкнотной процедуры // Бизнес-адвокат. – 2006. – № 16. – С. 23.

36. Егоров А.В. Некоторые проблемы опубликования сведений, связанных с банкротством (на примере отсутствующего должника) // Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 8. – С. 77-78.

37. Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учебно-практическое пособие. – М., Волтерс Клувер. 2006. – 218 с.

38. Керимов Д.А. Философские проблемы права. – М., Юридическая литература. 1972. – 564 с.

39. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/ Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2005. – 678 с.

40. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. Витрянского В.В. – М., Статут. 2003. – 114 с.

41. Конев Ф.Ф. Некоторые аспекты законодательства о банкротстве // Российский судья. – 2005. – № 9. – С. 15.

42. Крутиков Р.Н. К вопросу о понятии и признаках несостоятельности // Юрист. – 2005. – № 6. – С. 11.

43. Кулагин М.И. Избранные труды. – М., Статут. 1997. – 342 с.

44. Лордкипанидзе А.Г. Гарантии платежеспособности по законодательству Англии и Франции // Законодательство зарубежных стран. Вып. 162. – М., Юрлитиздат. 1979. – 318 с.

45. Масевич М.Г., Орловский Ю.П., Павлодский Е.А. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве). – М., Юстицинформ. 1998. – 148 с.

46. Моисеев С.В. Мировое соглашение в арбитражном судопроизводстве // Российская юстиция. – 1999. – № 10. – С. 12.

47. Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. Витрянского В.В. – М., Статут. 2003. – 314 с.

48. Никитина О.А. О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований кредиторов при ликвидации должника // Хозяйство и право. – 1996. – № 6. – С. 92.

49. Никифоров А.А. Деятельность, поведение, творчество // Деятельность: Теория, методология, проблемы. – М., Юрлитиздат. 1990. – 342 с.

50. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. – М., Слово. 2003. – 978 с.

51. Панов С.Я. Организационно-правовые аспекты проведения собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов ликвидируемых кредитных организаций // Банковское право. – 2006. – № 1. – С. 15.

52. Пахаруков А.А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц: (Вопросы теории и практики): Дис... канд. юрид. наук. – Иркутск., 2003. – 234 с.

53. Плешанова О. Хорошо контролируемое банкротство // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 36. – С. 4.

54. Попондопуло В.Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). – М., Проспект. 2001. – 348 с.

55. Предпринимательское (хозяйственное) право. Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Олейник О.М. Т. 1. – М., Волтерс Клувер. 1999. – 726 с.

56. Прудникова Т., Голубев В. Банкротство: общие положения наблюдения, управления, конкурса // Закон. – 1998. – № 6. – С. 14.

57. Российское законодательство X-XX вв. / Под ред. Чистякова О.И. – М., Юридическая литература. 1984. – 624 с.

58. Семеусов В.А., Пахаруков А.А. Институт несостоятельности (банкротства) юридических лиц в российском праве. Учеб. пособие. – Иркутск. ИГЭА. 2000. – 326 с.

59. Снытков И. Применение законодательства о несостоятельности (банкротстве) // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 29. – С. 11.

60. Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. – М., Норма. 1999. – 456 с.

61. Телюкина М.В. Основы конкурсного права. – М., Статут. 2004. – 426 с.

62. Телюкина М.В. Признаки несостоятельности (банкротства) отдельных категорий должников // Юридический мир. – 1999. – № 12. – С. 18.

63. Телюкина М.В. Соотношение понятий "несостоятельность" и "банкротство" в дореволюционном и современном праве // Юрист. – 1997. – № 12. – С. 42.

64. Торкановский Е. Антикризисное управление // Хозяйство и право. – 2000. – № 1. – С. 6.

65. Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Постатейный комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций". – М., Дело. 1999. – 98 с.

66. Трайнин А. Несостоятельность и банкротство. – М., Статут. 2001. – 346 с.

67. Химичев В.А. Защита прав кредиторов при банкротстве. – М., Волтерс Клувер. 2005. – 178 с.

68. Химичев В.А. Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве). – М., Волтерс Клувер. 2006. – 214 с.

69. Хозяйственное право. Учебник / Отв. ред. Лаптев В.В. – М., Проспект. 2003. – 568 с.

70. Черных Л.С. Актуальные проблемы дифференциации условий для объявления юридического лица банкротом // Адвокатская практика. – 2005. – № 3. – С. 22.

71. Шатохина К.А. Банкротство предприятий // Безопасность бизнеса. – 2006. – № 1. – С. 14.

72. Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. – М., Статут. 2003. – 456 с.

73. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. – М., Статут. 2000. – 324 с.

74. Шершеневич. Г.Ф. Курс торгового права. Торговый процесс. Конкурсный процесс: В 4 т. Т. 4. 4-е изд. (по изд.1912 г.) – М., Статут. 2004. – 678 с.

75. Шершеневич Г.Ф. Морское, конкурсное и вексельное право. // Избранные труды. – М. Статут. 2005. – 764 с.

76. Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности. Исследование. // Избранные труды. – М. Статут. 2003. – 698 с.

77. Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: Традиции и перспективы // Российская юстиция. – 1998. – № 10. – С. 39.

78. Эбзеев Б.Б. Гражданский оборот: понятие и юридическая природа // Государство и право. – 1999. – № 2. – С. 35.

Материалы юридической практики

79. Информационное письмо ВАС РФ от 25 апреля 1995 г. № С1-7/ОП-237 «Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. – 1995. – № 7. – С. 26.

80. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (в настоящее время фактически не применяется в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г.) // Вестник ВАС РФ. 2001. N 9.

81. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 января 2000 г. № 50 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)» // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 3. – С. 11.

82. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 августа 2003 г. N 74 "Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" // Вестник ВАС РФ. 2003. N 10.

83. Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" (с изменениями и дополнениями) // Вестник ВАС РФ. 1998. N 11 (с послед. изм.).

84. Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 6. – С. 21.

85. Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. 2005. N 3.

86. Постановление Президиума ВАС РФ от 30 января 2002 г. по делу № 9111/01 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 5. – С. 32.

87. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 7542/97 // Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 10. – С. 27.

88. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 апреля 2004 г. № А55-3823/02-5 // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 7. – С.28.

89. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2001 г. № КГ-А40/5672-01 // Судебная практика к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". – С. 655 - 656.

90. Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 2001 г. № А56-29610/00 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 24.

91. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 августа 2002 г. № А42-3823/02-5 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 10. – С. 22.

92. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 мая 2002 г. № Ф04/1684-415/А27-2002 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 9. – С. 32.

93. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 мая 2002 г. № Ф04/1684-415/А27-2002 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 8. – С. 25.

94. Постановление ФАС Поволжского округ по делу №А55-31440/05-24 от 13 июня 2006 года//Вестник ВАС РФ.-2006.- № 8.- С.45.

95. Постановление ФАС Поволжского округа по делу № А55-24465/05-18 от 20 июня 2006 года// Вестник ВАС РФ.-2006.- №8.-С.67.


[1] Российское законодательство X-XX вв. / Под ред. Чистякова О.И. – М., Юридическая литература. 1984. – С.68.

[2] Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. – М., Статут. 2002. – С. 2-3.

[3] Там же.

[4] Российское законодательство X - XX вв. - С. 432.

[5] Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. – М., Статут. 2003. – С. 75.

[6] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. – С. 76.

[7] Шершеневич. Г.Ф. Курс торгового права. Торговый процесс. Конкурсный процесс: В 4 т. Т. 4. 4-е изд. (по изд.1912 г.) – М., Статут. 2004. – С. 18.

[8] Шершеневич Г.Ф. Морское, конкурсное и вексельное право. // Избранные труды. – М. Статут. 2005. – С. 83.

[9] Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право. – М. Статут. 2003. – С. 117.

[10] Там же. - С. 69.

[11] Российское законодательство X - XX вв. - С. 137.

[12] Российское законодательство X - XX вв. - С. 138.

[13] Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности. Исследование. // Избранные труды. – М. Статут. 2003. – С.44.

[14] Российское законодательство X - XX вв. - С. 138.

[15] Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. – М., Юрлитиздат. 1941.

[16] Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. – М., Норма. 1999. – С. 40.

[17] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 1. – Ст. 6.

[18] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). – М., БЕК 2001. – С. 2.

[19] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 2. – Ст. 222.

[20] Евстратов А., Медведев М. О «политическом» аспекте банкнотной процедуры // Бизнес-адвокат. – 2006. – № 16. – С. 23; Борисенкова Т.В. Три российских законно о банкротстве: баланс частных и публичных интересов // Арбитражный и гражданский процесс. – 2005. – № 9. – С. 22.

[21] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[22] Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. – М., Статут. 2000. – С. 88.

[23] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный)/ Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2005. – С. 244.

[24] Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. - С. 88.

[25] Панов С.Я. Организационно-правовые аспекты проведения собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов ликвидируемых кредитных организаций // Банковское право. – 2006. – № 1. – С. 15.

[26] Витрянский В.В. Банкротство: ожидания и реальность // Экономика и жизнь. – 1994. – № 49. – С. 22.

[27] Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. - С. 89.

[28] Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 11. – С. 92-93.

[29] Крутиков Р.Н. К вопросу о понятии и признаках несостоятельности // Юрист. – 2005. – № 6. – С. 11.

[30] Черных Л.С. Актуальные проблемы дифференциации условий для объявления юридического лица банкротом // Адвокатская практика. – 2005. – № 3. – С. 22.

[31] Химичев В.А. Защита прав кредиторов при банкротстве. – М., Волтерс Клувер. 2005. – С. 55;Химичев В.А. Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве). – М., Волтерс Клувер. 2006. – С. 24.

[32] Андреев А.В. Условия объявления должника банкротам и проблема их дифференциации // Юрист. – 2006. – № 7. – С. 16.

[33] Дорохина Е.Г. Государственное регулирование в сфере банкротства // Право и экономика. – 2006. – № 2. – С. 29-30.

[34] Плешанова О. Хорошо контролируемое банкротство // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 36. – С. 4.

[35] Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. Витрянского В.В. – М., Статут. 2003. – С. 44.

[36] Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 26. – Ст. 3179.

[37] Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3591.

[38] Васильев Е.А. Правовое регулирование конкурсного производства в капиталистических странах. Учеб. пособие. – М., Юридическая литература. 1989. – С. 67; Лордкипанидзе А.Г. Гарантии платежеспособности по законодательству Англии и Франции // Законодательство зарубежных стран. Вып. 162. – М., Юрлитиздат. 1979. – С. 32.

[39] Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. - С. 473.

[40] Трайнин А. Несостоятельность и банкротство. – М., Статут. 2001. – С. 27.

[41] Телюкина М.В. Соотношение понятий "несостоятельность" и "банкротство" в дореволюционном и современном праве // Юрист. – 1997. – № 12. – С. 42; Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: Традиции и перспективы // Российская юстиция. – 1998. – № 10. – С. 39.

[42] Кулагин М.И. Избранные труды. – М., Статут. 1997. – С. 172.

[43] Попондопуло В.Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). – М., Проспект. 2001. – С. 15.

[44] Телюкина М.В. Основы конкурсного права. – М., Статут. 2004. – С. 101.

[45] Витрянский В.В. Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве) // Хозяйство и право. – 1998. – № 3. – С. 39; Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. - С. 30 - 31.

[46] Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Указ. соч. - С. 31.

[47] Баренбойм П.Д. Правовые основы банкротства. Учеб. пособие. – М., Норма. 1995. – С. 25.

[48] Васильев Е.А. Указ. соч. - С. 44.

[49] Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве. - С. 93.

[50] Гузнов А.Г. Банкротство банков: в чем отличия от обычной процедуры банкротства? // Юрист. – 1998. – № 9. – С. 2; Голубев С.А., Гузнов А.Г., Козлачков А.А. Правовое регулирование мер по предотвращению банкротства кредитных организаций // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 4. – С. 83.

[51] Дубинчин А.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) юридического лица: Дис... канд. юрид. наук. – Екатеринбург., 1999. – С. 22-23.

[52] Керимов Д.А. Философские проблемы права. – М., Юридическая литература. 1972. – С. 381.

[53] Хозяйственное право. Учебник / Отв. ред. Лаптев В.В. – М., Проспект. 2003. – С. 23.

[54] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. – М., Слово. 2003. – С. 873.

[55] Никифоров А.А. Деятельность, поведение, творчество // Деятельность: Теория, методология, проблемы. – М., Юрлитиздат. 1990. – С. 61-62.

[56] Телюкина М.В. Основы конкурсного права. - С. 68 - 69.

[57] Торкановский Е. Антикризисное управление // Хозяйство и право. – 2000. – № 1. – С. 6.

[58] Предпринимательское (хозяйственное) право. Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Олейник О.М. Т. 1. – М., Волтерс Клувер. 1999. – С. 370-371.

[59] Гражданское право России. Общая часть. Учебник / Под общ. ред. Садикова О.Н. – М., Норма. 2001. – С. 156.

[60] Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Постатейный комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций". – М., Дело. 1999. – С. 2.

[61] Пахаруков А.А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц: (Вопросы теории и практики): Дис... канд. юрид. наук. – Иркутск., 2003. – С. 89.

[62] Степанов В.В. Указ. соч. – С. 22-26.

[63] Пахаруков А.А. Указ. соч. – С. 92.

[64] Пахаруков А.А. Указ. соч. – С. 93.

[65] Семеусов В.А., Пахаруков А.А. Институт несостоятельности (банкротства) юридических лиц в российском праве. Учеб. пособие. – Иркутск. ИГЭА. 2000. – С. 28.

[66] Анохин В. Предупреждение банкротства и восстановление платежеспособности несостоятельного должника // Хозяйство и право. – 2006. – № 1. – С. 13.

[67] Никитина О.А. О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований кредиторов при ликвидации должника // Хозяйство и право. – 1996. – № 6. – С. 92.

[68] Говорин В. «Круглый стол» по проблемам несостоятельности (банкротства) // Предпринимательское право. – 2006. – № 3. – С. 24.

[69] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2001 г. № КГ-А40/5672-01 // Судебная практика к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)". – С. 655-656.

[70] Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. Витрянского В.В. – М., Статут. 2003. – С. 264.

[71] Прудникова Т., Голубев В. Банкротство: общие положения наблюдения, управления, конкурса // Закон. – 1998. – № 6. – С. 14.

[72] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 32. – Ст. 3283.

[73] Борисенкова Т.В. Реализация права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом: сочетание частных и публичных интересов // Адвокатская практика. – 2005. – № 5. – С. 11.

[74] Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учебно-практическое пособие. – М., Волтерс Клувер. 2006. – С. 55.

[75] Шатохина К.А. Банкротство предприятий // Безопасность бизнеса. – 2006. – № 1. – С. 14.

[76] Масевич М.Г., Орловский Ю.П., Павлодский Е.А. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве). – М., Юстицинформ. 1998. – С. 112.

[77] Моисеев С.В. Мировое соглашение в арбитражном судопроизводстве // Российская юстиция. – 1999. – № 10. – С. 12.

[78] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 1. – Ст. 6.

[79] Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 2. – Ст. 222.

[80] Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[81] 11. Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). – М., БЕК 2001. – С. 190.

[82] Эбзеев Б.Б. Гражданский оборот: понятие и юридическая природа // Государство и право. – 1999. – № 2. – С.35.

[83] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 января 2000 г. № 50 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)» // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 3. – С. 11.

[84] Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 48. - Ст. 4746.

[85] Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 29. - Ст. 2950.

[86] Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 2001 г. № А56-29610/00 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 24; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 мая 2002 г. № Ф04/1684-415/А27-2002 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 9. – С. 32.

[87] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 7542/97 // Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 10. – С. 27; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 мая 2002 г. № Ф04/1684-415/А27-2002 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 8. – С. 25; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 августа 2002 г. № А42-3823/02-5 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 10. – С. 22.

[88] Постановление ФАС Поволжского округ по делу №А55-31440/05-24 от 13 июня 2006 года//Вестник ВАС РФ.-2006.- № 8.- С.45.

[89] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 декабря 2001 года № А56-29610/00 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 24.

[90] Пункты 3.1, 4.4.2 Инструкции Центрального банка РФ от 30 июня 1997 г. № 62а "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" (с последующими изменениями и дополнениями) // Банковский бюллетень. – 1998. – № 7. – С. 18.

[91] Ведомости СНД и ВС РФ. - 1993. - № 1. - Ст. 6.

[92] Пункт 4 приложения к письму ВАС РФ от 25.04.1995 № С1-7/ОП-237 «Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. – 1995. – № 7. – С. 26.

[93] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 апреля 2004 г. № А55-3823/02-5 // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 7. – С. 28.

[94] Пункт 14 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 января 2000 г. № 50 «Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)» // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 3. – С. 11.

[95] Постановление ФАС Поволжского округа по делу № А55-24465/05-18 от 20 июня 2006 года// Вестник ВАС РФ.-2006.- №8.-С.67.

[96] Телюкина М.В. Признаки несостоятельности (банкротства) отдельных категорий должников // Юридический мир. – 1999. – № 12. – С. 18.

[97] Там же.

[98] Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 44. – Ст. 4347.

[99] П. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 6. – С. 21.

[100] Конев Ф.Ф. Некоторые аспекты законодательства о банкротстве // Российский судья. – 2005. – № 9. – С. 15.

[101] Постановление Президиума ВАС РФ от 30 января 2002 г. по делу № 9111/01 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 5. – С. 32.

[102] Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 3. – С. 11

[103] Егоров А.В. Некоторые проблемы опубликования сведений, связанных с банкротством (на примере отсутствующего должника) // Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 8. – С. 77-78.

[104] Снытков И. Применение законодательства о несостоятельности (банкротстве) // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 29. – С. 11.

[105] Беркович Н.В. Реформа законодательства о банкротстве: итоги, проблемы, решения// Безопасность бизнеса. – 2005. – № 1. – С. 11-12.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий